<<Назад
   
"Сторожевая Башня"

   Старая запылённая квартира. С потолка свешиваются длинные и широкие паучьи вуали; одна из них упала на некую фигуру, которая восседает в кресле-качалке. Паутина плотная, тёмная и поэтому лица сидящего разглядеть невозможно. Все же из-за того, что одежда на нём истлевшая, можно предположить, что - это старик.
   Проходят минуты, ничего не меняется. Кажется, здесь всё давно уже мёртвое. Очень похоже, что - это склеп.
   И неожиданно пространство наполняет гром. Эффект поразительный - сразу ощущается биение жизни. Фигура стремительно подымается, срывает с себя паутину, и оказывается, что - это не старик, а молодой, стройный юноша.
   - Звонят в дверь. - поясняет он, проходит к двери, и раскрывает её.
   На пороге, на фоне затемнённой лестницы стоит стройная, красивая девушка в лёгком, светлых тонов платье.
   Лёгкая улыбка украшает её губы, в глазах - счастье. Она говорит очень мелодичным, невесомым голосом:
   - Я нашла то, что мы так долго искали.
   Юноша приближается к ней, и, почти касаясь её губ, шепчет:
   - Ты нашла выход из Города, да?
   - Да. - просто отвечает она.
   Юноша (засияв): - Что же тогда уходим
   Девушка (улыбаясь): - Уходим, чтобы улететь!
   Юноша: - Прощай, скучная квартира. Прощай, ворох пустых однообразных дней!
   И вот, взявшись за руки, они бегут вниз по лестнице.
   
   * * *
   
   Двое, Юноша и Девушка идут по широкой улице. Кругом дома, представляющие собой причудливый синтез классической изысканности и строгости модерновых линий. Двигаются только они...
   Юноша: - Мы одни в Городе!
   Девушка: - Конечно. Ведь мы - дети Города.
   Юноша: - Но ведь Город - это дух всего человечества.
   Девушка: - Это давняя трагедия, от бремени которой мы скоро избавимся.
   Юноша: - Давным-давно, сотни веков назад человечество хотело выйти из тел, и слиться в единый дух, но вместо духа получился этот Город. Это наказанье, это тяжесть, это замкнутость.
   Девушка: - Но я нашла выход. Нас ждёт бесконечное небо.
   Юноша: - Но ведь ты помнишь сказание о Сторожевой Башне, да?
   Девушка: - Она, якобы, выситься над Городом, и должна помешать нашему полёту, да? Нет, я не верю! Ну, вот мы, впрочем, и пришли...
   Если во время всего прошлого пути небо над их головами было перечёркнуто паутиной проводов, которые протягивались от одной крыши к другой, то теперь они достигают места резко выделяющегося из всей бескрайней массы города.
   Здесь в проводах образуется широкая прореха, и в прорехе этой - бескрайний и бездонный купол чистого, лазурного неба.
   Двое, держась за руки, поднимают головы.
   Юноша (восторженно, громко): - Какая лёгкость!
   Девушка (мечтательно, поэтично): - Я совсем не чувствую своего тела. Это похоже на сон.
   Юноша (смёется): - Сейчас мы полетим!
   Девушка (счастливо): - Да! И для этого не надо прилагать никаких усилий!
   Юноша (торжественно): - Все испытания остались позади!
   Девушка (звонко смеясь): - Никакая Сторожевая Башня нам не страшна! Прощай, Скучный Город!
   Юноша (просветлевший): - Прощай, Мёртвый Мир! Мы летим!
   Девушка (уже плачет от счастья): - Летим! Летим! Летим!..
   
   * * *
   
   Не прилагая никаких усилий, они вздымаются вверх, словно птицы вырываются из ненавистной клетки - выскальзывают в прореху.
   Стремительное движенье вверх. Под ними разрастается однообразная панорама города. Но они совсем не смотрят вниз. Только вверх да вверх. Сколько загадок таит это лазурное небо!
   Но вот из сияния выступают контуры массивного строения. Оно напоминает "сталинские" многоэтажки, которые возводили в Москве на рубеже 40-50 годов, канувшего в вечность XX столетья.
   Юноша (испуганно): - Это Сторожевая Башня!
   Девушка (сильно вцепившись ему в плечо): - От неё надо подальше. Давай облетим.
   Безбрежно небо, никто их не держит. Устремиться бы им прочь, вырваться от вязи форм прошлого. Ведь это их шанс... Но они жаждут познать эту Башню. Это их порожденье, их неволя. И они подлетают к Башне. Они сладострастно стонут и врываются во внутренние, безбрежные холлы.
   А внутри - бескрайние, высоченные стеллажи, заполненные толстыми, древними томами. Они срывают с полки толстенный том в форме эдемского яблока, садятся на диван, начинают его листать.
   Однако, ни бумага этот том слагает. Листы - это прослойки человеческой плоти. Плоть жаркая, живая, внутри чувствуется биение крови. Буквы же выжжены калёным железом.
   Девушка (читает): - "Надо обладать. Иметь вещи надо. Чем больше - тем лучше..."
   Юноша (читает): - "Много врагов. Надо быть на страже. Иные расы. Иные религии. Все враги! Будь бдительным!"
   Он оглядывается на девушку и вдруг обнаруживает, что у неё чёрная кожа, а на лбу калёным железом выжжено: "Я еврейка".
   Юноша рычит, и бросается на Девушку, сильно бьёт кулаками по её лицу. Девушка визжит, вырывает у Юноши глаз, и глотает его. Визжит:
   - А-а-а, шаман! А-а-а, колдун!
   Юноша (брызжет кровью, орёт): - Хайль! Зиг Хайль!
   Девушка вырывается, красится кровью юноши и устраивает стриптиз. Юноша корчится на полу, ананирует, потом находит несколько монеток и бросает ей голой девке. Она ловит монетки и засовывает их себе в анальное отверстие. Юноша орёт "Отдай!", бросается на девку, вытаскивает из её зада монетки, тщательно их вылизывает, ломая зубы, грызёт...
   
   * * *
   
   Девушка (рыдает): - Довольно! Прошу тебя! Хватит!
   Юноша (трясётся): - Что с нами было?!
   Девушка (истерично визжит): - Это Башня! Она всё! О- о-о!!!
   Юноша (хватает её за руку): - Бежим отсюда!
   Рука об руку выбегают они из Сторожевой Башни. Но уже нет бескрайнего лазурного неба. Окружает их мерзкое, гнилое болото. Наплывает, давит смрадный серый воздух. Видно метров на двадцать - не далее. Не может быть и речи, чтобы куда-то лететь.
   Они всё же делают несколько шагов по болоту, но увязают по колени, и с превеликим трудом выползают назад, на гранитный постамент Башни.
   И тогда эти двое понимают, что им уже не вырваться из Сторожевой Башни. И они возвращаются назад, чтобы поглощать образы своего прошлого, чтобы терзать друг друга, испытывать боль, задыхаться в смраду, и снова и снова кидаться в эту разрастающуюся болотную пучину.
   И рука об руку они возвращаются в свой Ад.

КОНЕЦ.
18.12.01