<<Назад
   
"Сны Мёртвых"

  Темно. Как же темно вокруг! Эта зима. Холодная. Бесконечная. Тёмная. Этот ветер неумолчный, неустанный в своём стремительном, колющем движении. Можно убежать от людей, от Замка, от суеты, но некуда не убежишь от одиночества.
   
   * * *
   
   Вот уже много лет шла, тянулась, выцеживала из живых жертвы война. Замок осаждали летучие города. Города были большие и малые: из сотни кварталов, и из пары убогих, хлипко сцепленных домишек. Замок был огромен; он воплощал в себе Империю; он был тёмен и холоден. Одинокий, высился он над заснеженными полями, над голыми лесами; один под тёмным небом. Тучи метали снежные вихри, ветер ледяной и Летучие Города.
   Города сбивали, и они крошились, падали на истерзанные поля, на Замок. Но часто Города всё же успевали метнуть пару зарядов - в Замке следовали взрывы. Кто-нибудь обязательно погибал...
   Марта, от имени которой было дано вступление к рассказу, медленно шла по чёрной галерее и плакала. Где-то совсем близко выл пронзительно ветер.
   Навстречу ей вышел худой человек, у которого было стёрто лицо. Он сказал:
   - Замок обречён.
   Марта покачнулась, и прошептала:
   - Значит так суждено.
   - Из туч выплыл город больший, чем все остальные. Он поглотит всех нас.
   - Это хорошо... - шептала Марта.
   - Замок исчезнет, но ты - нет.
   - Почему? Почему?! - стенала она. - Позвольте мне остаться с Вами, позвольте исчезнуть!
   - Нет. Ты должна существовать дальше.
   - Нет! Пожалуйста! Освободите меня! - возопила девушка.
   Она обернулась, побежала, но человек без лица сразу её догнал, схватил за руку, и поволок за собою.
   Марта извивалась, молила, чтобы её оставили, но всё тщетно.
   Вот обледенелые Ворота.
   Повинуясь быстрому движенью руки человека без лица, раскрылись створки. Он безжалостно толкнул Марту в спину, и, когда она вылетела наружу, приказал:
   - Беги!..
   И она побежала по истерзанному зимой, одиночеством и войной полю. Марта бежала и не могла остановиться. Ноги словно в тисках были сжаты, болели, а она всё бежала... и плакала... и плакала...
   Позади огромный Летучий Город рухнул на Замок, и раздавил его, но это уже ничего-ничего не значило. Кругом валились, сотрясали землю обломки былого. Марта хотела под один из этих обломков попасть, а они падали рядом - не на неё.
   Часто обломки принимали формы иссушенных людей. При падении они переламывались, но всё ещё стенали...
   А впереди её поджидал лес. Голые, обледенелые стволы. Ветер. Как же стонет этот ветер! Какое же низкое, гнетущее небо.
   Марта споткнулась об корни, и тут же примёрзла к одному из стволов. Зашептала:
   - Неужели это избавление? Только бы забыться! Только бы уйти отсюда! Пожалуйста! Пожалуйста!..
   
   * * *
   
   Фтора разбудила жена.
   Жена Фтора была грузной бабищей с тремя мускулистыми волосатыми руками (третья рука росла у неё из шеи, а первые две из живота). Она до крови прокусила ему нос; и, дыша смрадом, зарычала:
   - Опять вчера нажрался!
   - Не-ет, не-ет... - стенал, терзаемый похмельем Фтор.
   - На работу тебе пора! - орала она. - Вот я тебя...
   Она схватила Фтора за редкие волосы, и оттащила в ржавую ванную. Там сначала окатила его льдом, потом - ошпарила, и вновь поливала холодным, липким - это была вода из Канала, в ней шевелились паразиты.
   Затем она проволокла Фтора на кухню, и там запихала ему в рот мозг рыбы-мутанта. Когда Фтора стало рвать, она зашила ему рот толстой нитью; подвесила к потолку, и долго избивала сплетённой из волос мёртворождённых наследников плетью.
   Через несколько минут не осталось ничего кроме боли - так Фтор избавился от похмелья. Он надел свою грязную, остро-пахучую рабочую одежку, и направился на работу.
   ...Вот оно - место работы Фтора. Это был унылый подвал с грязными, истрескавшимися стенами. В одном месте в потолке был железный люк. Время от времени люк с грохотом, от которого хлестала из ушей кровь, раскрывался, и из него вываливались тела казнённых.
   Их казнили где-то в Верхнем Городе. Это были Повстанцы. Фтору было безразлично, против чего они восставали, он просто выполнял свою работу и получал жалование. Каждый месяц - тридцать серебряников, из которых двадцать пять отдавал жене, а оставшиеся пять пропивал.
   ...Они падали сверху. Эти изуродованные Повстанцы. Каждый день - в обязательном порядке. Каждый день их казнили, но появлялись всё новые. Перед казнью их подвергали пыткам. У многих были отрублены руки и ноги, выколоты глаза, выдран нос, разворочена грудная клетки. А они всё падали и падали - эти неразумные Повстанцы.
   Фтор сгружал тела на тележку, и отвозил их в дальнюю часть подвала, где сжигал их в печи. Он никогда не задавался вопросом, почему никто не усовершенствовал эту машину убийства - не поставил печь прямо под люком. Ведь тогда бы тела падали сразу в огонь, и сгорали бы, без его, Фторовой, помощи. Но он никогда не задавался таким вопросом. Он вообще старался не думать.
   Думать было больно.
   Но что же они - всё падают и падают, эти разорванные тела... Что им надо?!
   - Оставьте меня... - зашептал однажды Фтор. - Мне так больно... За что всё это?! Что же вы всё падаете и падаете?!..
   Но они всё падали, а он их сжигал.
   Потом рабочий день подходил к концу, и Фтор плёлся назад.
   Не было неба, а была бетонная плоть - днище Верхнего Города. Фтор захаживал в Бар, и там пил отвратительное и жгучее, но помогающее забыться. Его руки дрожали, на них была чужая кровь, и кусочки засохшей плоти. Рядом сидели падшие ангелы с обугленными ошмётками на месте крыльев.
   Пьяный Фтор спрашивал:
   - Зачем я здесь?
   Но падшие ангелы ничего не могли ответить, и иногда избивали Фтора. А потом он всё же доползал до дома.
   
   * * *
   
   Марта примёрзла к дереву, и веки её тоже смёрзлись - она не могла их раскрыть.
   - Кто я? - шептала она. - Кто эти города-повстанцы? Почему они падают с неба? Когда кончится зима?.. Только бы забыться... Только бы раствориться в забытьи... Я слышу шаги... Пожалуйста, оставьте меня... Что вам от меня надо?.. Шаги приближаются... Я так одинока... Оставьте меня... Мне холодно... Я сплю... Я чей-то сон... Всё ближе и ближе шаги... Весь лес наполнен шагами... Они уже рядом... Нет - оставьте меня....
   - Просыпайся, Фтор!
   - Не-е-е-е-ет!!!!
   - Опять нажрался, поднок?! Ну, получи, получи!!!
   - Не-е-е- еееет!!!!
   
   * * *
   
   Под тёмным светом проплывающих медуз-галактик. На холодном дне. Под покровом вечной реки - этот бесконечный сон.
   Эта мучительная жажда забвенья, и в тоже время - тоска от вековечного одиночества. И безмолвный, как рождение Вселенной шёпот:
   - ...как прекрасна жизнь... как сладостна и недоступна в этом сне... Тёмные города... Бесконечные зимы... Поиск Любви... Сны Мёртвых....
   Темно. Как же темно вокруг. Эта зима. Холодная. Бесконечная. Тёмная. Этот ветер неумолчный, неустанный в своём стремительном, колющем движении. Можно убежать от людей, от Замка, от суеты, но никуда не убежишь от одиночества.
   Вот уже много лет шла, тянулась, выцеживала из живых жертвы война.
   Сны Мёртвых.

КОНЕЦ.
19.12.01