<<Назад
   
"Гусеница и Бабочка"

    Сеня был гусеницей. Он жил на маленькой лесной полянке. И вздымалась над полянкой высокая и стройная берёза. Под корнями берёзы была маленькая норка. Должно быть, когда-то её вырыла мышка, а потом убежала куда-то и забыла.
    Но Сеня был настолько маленьким, что эта норка казалась ему настоящей пещерой. И ещё Сеня верил, что эта пещера являет собой проход в два совершенно разных мира. Один мир был светлым дневным миром, а другой - миром тёмной ночи.
    А почему он так думал, я вам сейчас объясню. Представьте: днём Сеня любовался солнечным светом, кушал очередной листик, которым одаривала его щедрая берёза, и думал: "Здесь очень хорошо, но и в ночном мире есть свои прелести. Так что пора ползти туда".
   И он полз в пещеру. А в пещере была зала. И, как только вползал в эту залу Сеня, так и засыпал. И спал до самой ночи. Но сна он совсем не замечал, а думалось ему, будто он всё ползёт и ползёт по пещере.
   Просыпался Сеня уже ночью. Выползал наружу, на ту же самую полянку, под роскошными берёзовыми сводами. Но ему казалось, что это уже совсем иной мир. А когда до зари оставалось совсем немного, Сеня чувствовал, что пора ему возвращаться в мир солнца.
   И он полз обратно в пещеру, и вновь засыпал в зале, а потом выползал в солнечный, дневной мир.
   Помимо прочих радостей, в солнечном мире была у Сени самая главная радость. Он любовался на прекрасную, алокрылую бабочку, которая порхала среди цветов. Таким дивным был её воздушный танец, что, любуясь на неё, Сеня забывал обо всём.
   И разве только о том он помнил, что ему нельзя показываться на глаза бабочке. Дело в том, что Сеня однажды видел своё отражение в капельке росы, и показался себе на редкость уродливым.
   Он думал: "Если бабочка хотя бы раз увидит такое страшилище, как я, так никогда больше не будет танцевать здесь. Так что, лучше уж я буду оставаться незамеченным".
   Бабочка танцевала и танцевала. Казалось, что она совсем не знает, что такое усталость. А Сене становилось печально и даже обидно до слёз. Он думал: "Ах, почему же я такой некрасивый? Если бы моё тело было бы грациозным и тонким, и если бы у меня были красивые крылья, то я, наверное, даже решился подлететь к ней, и пригласить её на танец. А так мне остаётся только сидеть в сторонке, и наблюдать..."
   И, роняя крошечные слёзы, уползал он в ночной мир, где придавался меланхолическим чувствам.
   Но однажды, когда Сеня выглянул из туннеля в ночной мир, то обнаружил, что снаружи бушует холодный ливень. Маленькому Сене каждая капля казалась пушечным ядром, и он поспешил обратно в пещеру, размышляя:
   "Как жаль, но сегодня, мне не посидеть на моей любимой травинке, и не полюбоваться на звёзды. Но, надеюсь, когда я вернусь в мир света, то там всё будет прежним"...
   Он дополз до пещеры и заснул. Проспал Сеня до самого утра, но даже и не заметил этого. Вскоре он выполз в дневной мир.
   Как нетрудно догадаться, в дневном мире тоже кое-что изменилось. Ведь, на самом то деле, и ночной и дневной миры были одним и тем же миром.
   Там было туманно и очень холодно. Так холодно, что Сеня сжался, и подумал: "Отсижусь-ка я у себя, а наружу вылезу только тогда, когда потеплеет..."
   И он действительно собрался ползти обратно, когда вспомнил про бабочку: "А как же она? Вдруг она сейчас замерзает?.. Хотя у такой красавицы должен быть королевский дворец. Там она и отдыхает в тепле и уюте... Но - нет! Я всё же должен удостовериться, что ей сейчас хорошо, что она не замерзает".
   И Сеня пополз среди трав и цветов, высматривая бабочку. Это было всего лишь прохладное утро. Должно быть, первое утро, когда к лету прикоснулась осень, но привыкшему к теплу Сене было также холодно, как легко одетому человеку в студёную зимнюю пору.
   А потом Сеня увидел свою ненаглядную бабочку. Она укрылась под листом мать-и-мачехи, но всё равно её дивные крылья намокли, и она едва могла ими пошевелить. Несчастная совсем замёрзла.
   Сеня очень стыдился своего уродства, но всё же он понимал, что должен помочь ей. Поэтому он подполз к бабочке, и прошептал робким, тихим голосом:
   - Я вижу, что Вы очень замёрзли. И поэтому я осмелился Вам предложить: не изволите ли проследовать в мою пещеру. Там достаточно тепло, и там вы укроетесь от ненастья...
   - Ах, благодарю Вас! - молвила бабочка. - Вы как раз вовремя: ещё немного, и я бы совсем окоченела...
   Так как крылья бабочки намокли, она не могла летать, а просто пошла за Сеней. Он провёл её в пещерку, и там бабочка сказала:
   - Я очень устала...
   И заснула. Заснул и Сеня...
   А проснулся Сеня уже глубокой ночью. И он услышал жалобный стон бабочки:
   - Всё-таки я очень застудилась... Мне очень плохо... Мне просто необходимо глотнуть воды...
   Желание прекрасной бабочки было для Сени законом. Он знал, что воду можно добыть снаружи, а поэтому он шепнул:
   - Я скоро вернусь, и принесу воду.
   И пополз в ночной мир.
   В эту ночь дождя не было, зато холод ещё усилился. Но что холод - ведь Сеня готов был претерпеть любые муки, лишь бы помочь прекрасной бабочке. И вот он увидел капельку воды и устремился к ней.
   Половины этой капельки было достаточно, чтобы наполнить кувшинчик, который прихватил с собой Сеня.
   Но, пока Сеня добрался до пещеры, он совсем закоченел. У него ещё хватило сил напоить бабочку, а потом он почувствовал, что каменеет.
   "Ну, вот и всё. Пришёл мне конец. Но и умирать не страшно, и не жалко. Ведь мне довелось послужить Красоте, а о большем такой уродец, как я и мечтать не смеет".
   И из последних сил прошептал он:
   - Летай и танцуй в небе вечно, милая бабочка...
   Но следующим утром Сеня был разбужен бабочкой. И он чувствовал себя так хорошо, как никогда прежде.
   Конечно, он был очень рад, что по-прежнему жив, но потом вспомнил о своём уродстве, и очень засмущался. Он сказал:
   - Зачем Вы смотрите на меня своими прекрасными очами, принцесса? Танцуйте, радуйтесь жизни, и созерцайте достойную Вас красоту, но только не меня.
   - Я и сейчас созерцаю красоту, - ответила бабочка.
   - Красоту? - переспросил Сеня.
   - Да, ты очень красив.
   - Зачем Вы насмехаетесь надо мной? Ведь я не сделал Вам ничего дурного, - от обиды на глаза Сени навернулись слёзы.
   Тут бабочка обняла его своими благоуханными крыльями, и зашептала:
   - Пойдём скорее наружу, и ты сам всё увидишь!
   И она первая побежала по туннелю. Ну, а Сеня, чувствуя необычайную лёгкость, устремился следом за ней.
   А снаружи уже сияло солнце. И в капельке росы увидел Сеня своё отраженье. Этой ночью он превратился в бабочку, и теперь был таким же красивым, как и алокрылая бабочка. Только его крылья были золотистыми, словно солнечный свет.
   Он взмахнул крыльями, и взмыл вверх, и танцевал среди ароматов цветов, вместе со своей подругой. Они танцевали и танцевали. Они не чувствовали усталости, они вообще забыли, что такое усталость.
   И жили они счастливо до самой осени.
   

КОНЕЦ.
21.03.03