<<Назад
   
"Дом Павшего"

   Когда Грише Павшему было пять лет, приключилось с ним несчастье. Его отец, егерь Поликарп Павший, взял сыночка в лес, на охоту. Мама плакала, кричала: "Не пущу!", но Поликарп был мужиком суровым, мамашу отпихнул, да ещё матерком добавил.
   А охотились они на медведя.
   Лес был дремучий, еловый - в таком заблудишься и вовек не выйдешь.
   Гриша Павший заблудился. Пока его папаша и другой егерь, оба пьяные, ругались - мальчик побежал по снежку, да так ему в зимнем лесу интересно стало, что он решил походить- побродить...
   Шёл-бежал, в еловые стволы снежками пулял, а потом метель началась. Часок пошумела, отхлынула; тут Гришка глядь, а следов-то его и нет. Начал мальчик кричать - никакого ему ответа. Понял, что заблудился. Заплакал.
   Вот грохнул выстрел - Гриша на этот звук побежал. Опять грохнуло, на этот раз вроде с противоположной стороны. Обманчиво лесное эхо - меж стволов мечется, а где его источник - разве что леший разберёт.
   Подступила ночь. Гриша все слёзы, какие были, выплакал; а от крика - голос сорвал. Прислонился к еле, стоит, дрожит. Жутко ему...
   И вот среди деревьев появилось что-то тёмное, к Павшему бежит.
   - Папа? - неуверенно спросил мальчик.
   - РЫ-ы-ы-ы! - ответил громила.
   Тут Гриша стал на ель карабкаться. На самую верхнюю ветвь забрался, да и сидит там, трясётся, рыдает.
   Время бесконечным стало. Еле-еле ночь подступила. Звёзды высыпали, - хоть и яркие, а толка от них мало; новолуние, а оттого, внизу черным-черно. И там, в черноте великан ходит, рычит, ель Гришину трясёт.
   Плачет мальчик:
   - Дядя Миша, не трясите ель, отпустите меня!..
   Но не слушается его мишка, ель трясёт, да рычит.
   А потом грянули выстрелы; сполохами огненными ночь разорвали. Тут Гриша Павший и сорвался, сверху на медведя умирающего грохнулся, и потерял сознание...
   Отправили мальчика в больницу, и там выяснилось, что у него сотрясение мозга. Врач сказал: "Жить будет, но тяжёлая психологическая травма может проявиться в самых неожиданных обстоятельствах, когда угодно".
   Как выяснилось, врач оказался прав.
   
   * * *
   
   До тридцати одного года Григорий Павший ни разу не вспомнил о том "лесном" случае. Его мать развелась, и, вместе с сыном, переехала из глухой таёжной глубинки в Москву. Григорий окончил институт; устроился на престижную, высокооплачиваемую работу; переселился в отдельную, двухкомнатную квартиру. Жил богато; тут тебе и компьютер, и стереоцентр, и телевизор; и книг полный шкаф. Вот только не женился Григорий; говорил, что ещё не время, что не встретил ещё единственную...
   Единственную звали Алисой Медведевой. У неё были невыносимо чёрные, густейшие волосы; ясные очи, фигурка, ну и... в общем, все прочие прелести Единственной.
   Встретились они на тридцать первом Дне Рождении Григория Павшего. Её привёл один Гришин приятель. Алиса пролепетала смущённым, бархатистым голосочком:
   - Мой подарок очень скромный. Но всё же примите - это от всего сердца.
   И она протянула Григорию нечто прямоугольное, обернутое в шуршащую фольгу. Павший развернул, и обнаружил картину. Рамка у картины являла собой снежный орнамент, а сама картина - зимний, еловый лес, над которым сияли ярчайшие звёзды.
   - Прелесть какая! - взвизгнула какая-то, подвернувшаяся девица. - Гриша, куда повесишь- то?
   А у Григория дрожали руки. Он едва не выронил картину, и воскликнул:
   - Это божественно! Это! РЫ-ы- ы!!!
   Он не мог найти нужных слов; и поэтому всё тянул и тянул это бесконечное, звериное: "РЫ-ы-ы-ы!!!". Его трясли за плечи, а он всё рычал: "РЫ-ы-ы-ы!!!"
   - Прямо как медведь! - нервно ухмыльнулся его приятель.
   Григория Павшего пришлось облить холодной водой, и только тогда он, вроде бы успокоился. Однако, до самого окончания этого омрачённого, напряжённого праздника он всё смотрел и смотрел на зимний пейзаж...
   
   * * *
   
   В ту ночь Григорию приснился удивительный сон.
   Вроде бы встаёт он с кровати, и подлетает к "зимней" картине, которую уже успел повесить на стене.
   Картина оживает... От неё веет холодом; а на снежных подушках мерцают загадочные, серебряные узоры дальних звезд. Вот ветер дует; колышет волосы, позёмкой по плотному снежному полотну ведёт. Серебристые блёстки плещут на его тело, тают, текут.
   Григорию холодно, он дрожит, но в то же время, жаждет попасть в этот лес. Он рычит, он грызёт раму, силился протиснуться туда, в вожделённое место. Но только голову удаётся пропихнуть. Закапывается головой в снег, и тут слышит голос:
   - Обнови свой дом. Купи фотообои с зимним лесом, все стены ими заклей, и тогда не надо будет никуда пропихиваться. Лес тебя окружит, и станешь ты его частицей. А сейчас возвращайся...
   
   * * *
   
   На следующий день Григорий подобрал подходящие обои, и, когда их расклеивал, позвонила ему Алиса Медведева.
   Задыхающимся, чувственным голосом, девушка попросила о встрече. Григорий согласился. Встретились в парке. Алиса призналась, что полюбила Григория с первого взгляда. Григорий ответил тем же.
   - Тогда, что же мы? Пойдём к тебе...- взмолилась девушка. - Я хочу тебя. Понимаешь?
   Павший кивнул, но тут вспомнил, что дома у него ещё не доклеенные обои, представил, какая волшебная ночь в зимнем лесу его поджидает, а поэтому зло зарычал на Алису:
   - РЫ-ы-ы-ы-ы!
   Девушка побледнела, и вдруг, рыдая, стала целовать его щёки, нос, лоб и лысый затылок. Она стонала:
   - Вот такого я тебя и люблю! Зверь!
   Когда Павший немного успокоился, он смог сказать:
   - Сегодня я занят. Очень! Но ты не думай, что я тебе не доверяю. Вот тебе ключи от моей квартиры. Приходи, когда посчитаешь нужным...
   Ну, они ещё пощебетали любовно, и расстались. Павший со всех ног бросился к себе домой - ему не терпелось завершить работу.
   
   * * *
   
   Всё - работа была выполнена.
   Павший заклеил не только стены, но и входную дверь, и окна, и пол, и потолок, и мебель. Даже свою кровать он обтянул серебрящимся снежным полотном.
   Со всех сторон его окружала зима, и не осознавал Григорий, что в квартире практически невозможно дышать от испарений клея. Голова его закружилась; сладостно и легко ему стало; ноги подогнулись и пал он на снежное полотно.
   
   * * *
   
   Пал и тут же поднялся. Как он и ожидал - со всех сторон зимний, еловый лес; а над головой перемигиваются яркие звезды. Тишина, покой, благодать... Дотрагиваясь до елей, временами лепя снежки, кидаясь ими, побрёл. Шёл очень долго, но совсем не чувствовал усталости; даже и совсем напротив - с каждым шагом всё легче ему становилось.
   А потом он издал долгий протяжный вопль:
   - РЫ-ы-ы-ы!!!!
   Хотел насладиться эхом, да тут одна из елей начала рваться; и выступало из этой ели нечто жуткое.
   Хотел Павший сказать: "Сгинь!", но вырвалось лишь: "РЫ-ы-ы-ы!!!!".
   А ель уже окончательно разорвалась, и выступившая громада тоже заявила: "РЫ-ы-ы-ы-ы!!!!" да тут и прыгнула на Григория. Едва он успел извернуться; ну а дальше - изгибаясь, меж сугробов ныряя, побежал.
   Долго метался, из стороны в сторону прыгал, а чёрная махина всё от него не отставала. Рычала, ухватить пыталась.
   И, наконец, увидел Павший свою кровать - она прямо меж сугробов стояла, и снега на неё намело.
   "Вот моё спасенье" - подумал Григорий, и под одеяло нырнул.
   Однако, чудовище и там его преследовало. Стало одеяло вверх подымать; но Григорий вновь извернулся, да ещё и одеяло к себе выдернул. А дальше, - одеяло на чудище накинул, сбил его, да сам сверху стал прыгать.
   Долго-долго прыгал, а как успокоился, - приподнял одеяло, глянул, а там Алисочка Медведева со свернутой шеей лежит.
   Совсем обезумил Григорий. Бросился в глубь лесную. В ель врезался, а ель-то и прорвалась, за ней окно оказалось. Ослеп от ярчайшего майского солнца бедный Гриша; окно вышиб, да и вниз полетел.
   И так как падал он с девятого этажа - это падение было самым последним в жизни Григория Павшего. Он разбился и умер.
   Такая вот история.

КОНЕЦ.
14.11.01