<<Назад
   
"Ночное"

    Над берегом широкой реки земля плавно поднималась, и оттуда видны были окрестные поля. На возвышении этом остановился на ночь табун лошадей.
    Лошади разлеглись среди тёплых трав, и уже мирно посапывали, а над их головами в черноте небесной тихо мерцали яркие, августовские звёзды.
    Жеребёнок Иля прислонился к тёплому боку своей мамы. И мама, и земля были мягкими и уютными. Но Иле не спалось, он смотрел на звёзды, и мечтал побольше узнать о мире и о жизни.
    И вот он потихонечку поднялся. Его мама зашевелилась, но Иля шепнул ей на ухо, и она успокоилась.
   Тогда Иля отошёл и огляделся. Оказывается, с полей поднялся туман.
    Но жеребёнку казалось, что это не туман, но плавное и мягкое, кисельно-серебристое море вплотную подступает к их табуну. Это море совсем не пугало. Даже напротив - оно звало.
    Иля осторожно потрогал копытцем туман. На ощупь туман показался таким же приятным, как дыхание мамы. И Иля полностью погрузился в туманное море.
    Туман очень медленно двигался, складывался в неясные образы, и иногда Иле казалось, что он всё-таки спит.
   А потом он услышал тихое журчание воды, и вспомнил, что табун остановился вблизи от широкой реки. Он сделал ещё несколько шагов, и тут его копытца попали в прохладную воду.
   Иле совсем не хотелось купаться, а поэтому он отпрыгнул назад.
   Некоторое время он стоял на берегу, в тумане и смотрел на ту незначительную часть реки, которая открывалась ему.
   И вдруг из тумана стало выплывать что-то большое и тёмное. Иля испугался и отступил подальше от берега. Но потом он понял, что это лодка, и успокоился. На борту лодки сидела лягушка.
   Лягушка сразу заметила Илю, и тихонько проквакала:
   - Здравствуй.
   - Здравствуй, - шёпотом ответил Иля.
   И нет ничего удивительного в том, что жеребёнок понял лягушку, а лягушка поняла жеребёнка. Ведь разные звери отлично друг друга понимают.
   - Куда ты плывёшь на этой большой лодке? - спросил Иля.
   - Наверное, туда, куда меня вынесет течение, - ответила лягушка. - Но, вообще-то, я бы хотела, чтобы эта лодка вернулась на своё прежнее место.
   - Почему же?
   - А потому что на дне этой лодки спит маленький мальчик...
   - А как же мальчик туда попал?
   - Вместе со своим старшим братом, и с его друзьями он отправился гулять в поля. Целый день они бегали, резвились, а вечером развели костёр неподалёку от реки. После ужина улеглись спать. Ну а самый маленький решил прогуляться к берегу. Он очень удивился и обрадовался, когда в кустах нашёл старую, рыбацкую лодку. Он забрался в эту лодку, улёгся на её дне, и созерцал звёзды. Ему казалось, что звёзды - это маленькие фонарики, которые развесил на ветвях кустарника добрый волшебник. Постепенно мягкое мерцание звёзд убаюкало мальчика, и он заснул. Чтобы устроиться поудобнее, он перевернулся на бок, и от этого лёгкого движения лодка качнулась, и отплыла от берега... И вот теперь мальчик спит, и не ведает, что течение уносит его всё дальше и дальше от близких ему людей.
   Иля выслушал лягушку, и сказал:
   - Я должен помочь этому мальчику.
   - Это очень хорошо, - кивнула лягушка. - Я сразу, как увидела тебя, так и поняла, что у тебя доброе сердце... Здесь, на дне лодки лежит верёвка. С её помощью можно потащить лодку против течения.
   На самом то деле Иле совсем не хотелось идти в эту тёмную, загадочную и пугающую воду. Мама не раз предупреждала его, чтобы он без её присмотра не купался. Ведь он был ещё совсем маленьким жеребёнком и не умел плавать.
   Но всё же ему очень жалко было мальчика. Ему вообще было очень жалко всех слабых и беззащитных. Он и сам был слабым и беззащитным.
   И вот Иля ступил в воду. Сделал несколько шажков и погрузился по самую грудь. Было очень страшно. Но вот уже и лодка. Лягушка перекинула Иле конец верёвки. Он зажал верёвку между недавно пробившимися зубами, и кое-как вытянул лодку к берегу.
   Затем жеребёнок осторожно заглянул в лодку. Там действительно спал мальчик. Ему было не больше пяти лет, и, судя по умиротворённому выражению его лица, ему снились очень приятные сны.
   Тогда Иля пошёл по воде, рядом с берегом, а лодку он тянул за собой. Было очень тяжело, но Иля не жаловался. Он только думал: "Как там мама?.. Только бы она не проснулась раньше времени. А то ведь будет волноваться за меня..."
    Он так глубоко задумался о своей маме, что ему даже показалось, что он видит мамины сны...
   И Иля не заметил, что дно уходит вниз. А когда заметил, то было уже поздно: Илины копытца заскользили. И он сразу по самые уши погрузился в воду.
   - Эй, как ты? - спросила лягушка.
   Но Иля не мог ничего ответить, потому что он помнил: во рту у него верёвка, и, если он разожмёт челюсти, то лодка с мальчиком уплывёт. И поэтому Иля молчал, но просто бил копытцами по воде.
   Мальчик в лодке вздохнул, и перевернулся на другой бок.
   Иля быстро устал. Он чувствовал, что лодка относит его на глубокое место. Там он должен был утонуть. А надо было только выпустить верёвку, и тогда бы он смог добраться до берега. Но маленький Иля поклялся себе, что не оставит мальчика. Ведь мальчик был таким беззащитным! А ещё Иле было очень-очень жалко свою маму. Но о себе он совсем не думал.
   И, когда ему показалось, что сил уже совсем не осталось, и что сейчас он пойдёт ко дну, и станет рыбкой, то налетел лёгкий ветерок, и... Туман сложился в образы белоснежных лошадей. И среди этих лошадей Иля узнал свою маму. Она стояла прямо перед ним, и смотрела на него своими тёплыми, большими очами.
   "Мамочка!" - не закричал, но подумал Иля, и рванулся к ней с невиданной для маленького жеребёнка силой. И ему удалось вырваться на берег. Лодку он по-прежнему тащил за собой.
   - Молодец, - похвалила его лягушка, но Иля ничего не мог ей ответить.
   И вот они достигли того места, где неподалёку от берега ещё можно было различить тлеющее кострище, и силуэты мальчишек, которые возле этого кострища спали.
   Иля вытащил лодку на берег, быстро попрощался с лягушкой и сквозь туман бросился к своей маме.
   Жеребёнок ничего не видел, но он чувствовал, где она: его мама. И он шептал:
   - Мамочка... мамочка...
   И вот начался подъём.
   Туман расступился, и перед Илей, на фоне неба предстала его мама.
   - Мамочка... - прошептал жеребёнок, и осторожно ткнулся носом в её бок.
   Он думал, что она будет ругать его, но мама сказала очень добрым, светлым голосом:
   - Сыночек мой...
   И тогда Иля понял, что он прощён.
   А потом они стояли и смотрели...
   С той возвышенности, на которой остановился табун, видны были окрестные поля и широкая река. Вскоре туман улёгся, а над горизонтом стало восходить огромное, но очень тихое сияние. То было предвестием нового дня, предвестием красавицы зари.
   Но всё же их ещё окружало ночное: тихое и спокойное, печальное и безмолвное, живое и любящее.
   

КОНЕЦ.
21.03.03