<<Назад
   
"Savatage: Poets&madman"
(Примечание: в печати был представлен сокращённый вариант. Здесь - полная версия)

    Глава 1
    "Начало"

   
    Основатель группы Savatage Джонатан Николас Олива родился в Нью-Йорском районе Бронкс, 22 июля 1960 года. Он был одним из четырёх детей Олива (помимо него: Энн, Тони и Кристофер). Уже в очень раннем возрасте он стал интересоваться музыкой. Сам Джон рассказывает о себе следующее:
    "Мой отец зарабатывал игрой на пианино, и у нас дома всегда присутствовал этот музыкальный инструмент, именно с него я и начал... Тогда мне было лет 11 или 12. Мне натерпелось как можно скорее и как можно больше узнать о музыке. А помимо пианино в нашем доме можно было найти и гитары. Таким образом моё музыкальное образование происходило не совсем упорядочено: ухватывал кусочек знания тут, кусочек знания там - так и шло. Помню первый бас: зелёный, растрескавшийся, с чёрными, нейлоновыми струнами. Возможно, - это был худший бас во всём этом проклятом мире, однако ж, тогда он внушал мне благоговение. Струны выступали дюймов на семь над ладами, но всё же это был бас, и я начал на нём наяривать. Тогда он вмещал для меня всё..."
    Вскоре семья Олива переехала в солнечную Калифорнию, и это было время, когда тинэйджер Джон серьёзно стал задумываться о музыке...
    В течении четырёх лет семья Олива оставалась в Калифорнии, а затем перебралась во Флоридский городок Дюнедин. И именно в этом городке Джон, вместе со своим братом Криссом, впервые отыграли перед публикой.
    Вот что Джон об этом вспоминает:
    "Мы исполнили все песни Kiss, которые тогда только можно было исполнить. Всего - 20 композиций, а проще сказать: все песни с первых трёх Киссовских альбомов. Также мы исполнили две песни Black Sabbath "Iron Man" и "War Pigs;", две песни Deep Purple: "Smoke On The Water" (ох, конечно же... все играли эту вещь) и "Space Truckin';" а также исполнили "Beer Drinkers and Hell Raisers" из репертуара ZZ Top. Я помню, что меня шарахнуло током, когда я, держа в руках гитару, прикоснулся к микрофону (должно быть, нечто подобное чувствует преступник на электрическом стуле). Помню, что, несмотря на это - настроение было отменное. Крисс на том выступлении играл на басу, я же - на гитаре. В общем-то, такой расклад ролей и был в нашей команде. Но Крисс старательно обучался игре на гитаре, и у него это начало получаться лучше, чем у меня. И, в конце концов, мы поменялись ролями: я взял в руки бас, а Крисс - гитару"
    В 1977 году Джо закончил школу. Пришло время устраиваться на работу. В местной музыкальной газетёнке он нашёл объявление о группе, которой как раз требовался гитарист. Что же - он созвонился с ребятами, и они договорились о сотрудничестве. У этой группы, которая называлась Metropolis, был чрезвычайно напряжённый концертный граффик. Выступали в ночное время, по 5 раз в неделю, но и деньги зарабатывали ого-го! - 400$ в неделю, что, согласитесь, вовсе неплохо для 18-летних рок-музыкантов.
    В Metropolis-e Джон потел за двоих. Ведь, помимо гитары, ему пришлось ещё и клавишами заведывать. Ну, ничего - парень молодой, энергии много, и на двоих хватало... Играли главным образом ковера таких групп, как Bad Company, Kiss и Alice Cooper. В 1978, Metropolis, отправились в студию, где записали диск. Правда - это была не полноценная пластинка, а всего лишь тенейджерская попытка самореализоваться. Всего-то увековечили две песни - по одной на каждую сторону. Композиции назывались "Take Off With The Crowd" и "Let's Get Rowdy,", и были они первым опытом работа Джона в студии. Альбомчик продавался на концертах, которые проводились в разных уголках Флориды. Тогда на эту 45-пятку практически не обратили внимания; сегодня же она - раритет, который практически невозможно достать.
    Выступали ребята в барах, и все это научило Джона свободно вести себя перед публикой, быть раскованным. Но в конце 1978 года Metropolis приказал долго жить, что Джон прокомментировал: "Я устал быть всего- лишь предметом из бара"
    В это время Джон и его брат Крисс поняли, что они хотят играть что-то своё. И в короткое время Джон и Крисс избрали пути своего развития. Теперь Крисс был поглощён своим собственным проектом, который назывался Tower; ну а Джон отдавал силы группе Alien, основателем которой сам и являлся. Джон работал с большой самоотдачей, - ведь ему довелось сочинять и исполнять собственную музыку. У группы Tower дела пошли не так весело: участники предпочитали разные пути в музыкальном развитии. Крисс незамедлительно порвал с этой командочкой, и перешёл в группу к своему брату.
    Решили поменять название, и выбрали - Avatar. В состав входили пять человек, верховодили которыми Джон (барабаны и вокал), и Крисс (гитары). Джон вспоминает, что "группа многим надрала задницы", по той причине, что у них было лучшее во всей Флориде оборудование. Крисс и Джон стали зарабатывать всё больше внимание на местной музыкальной сцене. И это послужило причиной зависти остальных трёх участников группы, к талантливым братьям. В рядах произошёл раскол, после чего Крисс и Джон остались без группы. Они устроились на постоянную работу в местечке, которое называлось "The Pit". К счастью, у этого заведения была репетиционная база, где братья могли репетировать старые и сочинять новые песни. И именно во время этих репетиций в состав вновь нарождающейся группы был включен Стив Вахольц (Steve Wacholz). Вахольц к то времени был хорошо знаком с братьями Олива, ведь первая их встреча произошла ещё в 1977 году. Когда-то он видел Крисса во время выступления в какой-то школе. Вскоре после этого, он пришёл на репетицию группы Джона Alien. После этой репетиции, Вахольц сказал, что он хотел бы стать участником группы, которая очень впечатлила его во время школьного выступления. Стив попросил прослушать Джона его игру на барабанах, тот согласился и, хотя Стив сделал ошибку, играя "'Rock and Roll' - всё же он начал репетировать с Alien. Текучесть кадров в той команде была очень высокая: одни приходили, другие уходили, Стив же всё время крутился поблизости, и, когда представлялась возможность, играл на их шоу. Ну, а когда он услышал, что Джон и Крисс формируют новую версию Avatar, Стив незамедлительно присоединился к ним.
    Джон, в который в то время и пел, и играл на басу, понял, что бас весьма ограничивает его во время выступлений (а фронтмену всегда нелегко). Результатом этого стало то, что Avatar занялись поисками басиста. И через некоторое время был найден Кейт Коллинс (Keith Collins), который до этого играл в команде Solar. Он дал своё согласие на игру с братьями Олива, и вступил в ряды Avatar в 1981 году. Позже, в то же году, местная радиостанция WYNF, объявила, что разыскивает молодые, талантливые группы, у которых ещё нет ни одного альбома. Обещалось, что лучшие группы будут включены в состав LP, который выпускала эта радиостанция. Сотни групп послали свои записи, и сотни поджидало разочарование, потому что не их вещи, но композиции Avatar открывали этот круглый винильный кусок, и ни с одной, а сразу с двух сторон. Side A - начиналась Avatar-овской композиций "Rock Me", а B - "Midas Love". Группа была приглашена на радиостанцию, где они в прямом эфире отыграли живой концерт; затем последовало несколько спонсированных WYBF шоу.
   
   
   
    Глава 2
    "Сирены и Темницы"

   
    В это время Джон начал изменять подход к своему творчеству. Тип лирики "мальчик-хочет- девочку", который был продемонстрирован на альбоме WYNF стал мутировать в пересказы странных видений и кошмаров. И по этой же причине начала изменяться и музыка.
    И в это же время они связались с Дэном Джонсоном (Dan Johnson) из Par Records. Общими усилиями они записали и выпустили первую (и последнюю) сорокопятку под вывеской Avatar. Сорокопятка получила название "City Beneath The Surface" и ныне является исключительной коллекционной ценностью.
    "Город под поверхностью" никогда не переиздавался, и, если уж очень постараться, то его можно отыскать у музыкальных торговцев, но они запрашивают за это до $200. Помимо этого была выпущены пиратские версии, которые отличаются от оригинала коробкой правильной, четырёхугольной формы. У упаковок же Par Records верхние края закруглены. Помимо того 1000 экземпляров EP-шки были отпечатаны на жёлтом виниле. Сейчас его практически невозможно отыскать.
    Состав у группы был следующий: Jon Oliva - вокал, Criss Oliva - гитара, Keith Collins - бас и Steve Wacholz - барабаны.
    Практически сразу вслед за этим, окрылённый успехом Дэн Джонсон выделил своим подопечным 3000 зелёных, с которым и вернулись в студию, работать над полнометражным альбомом. Рекорд-сессия заняла всего лишь два дня, в течении которых было записано 15 песен, в последствии выпущенных на двух разных альбомах. В ночь перед тем, как первые "Sirens" (именно так назвали первый LP), должны были вылететь из-под прессов завода грампластинок, Оливы получили звонок от Джонсона.
    Джон вспоминает ту ночь: "Мы изменили своё имя за одну ночь до того, как запись должна была быть напечатана. Дэн позвонил... Я думаю, было часов 11 ночи. Я, моя жена, Крисс и его жена сидели вокруг стола на кухне и играли в карты. И именно тогда позвонил этот парень и сказал:
    "Послушайте, у вас проблема. В Европе уже есть группа, которая называется Avatar, и, если вы выпустите альбом, они возбудят судебный иск. Вы должны изменить название, и должны сделать это незамедлительно, потому что завтра уже начинается производство".
    "Что же. Великолепно. Мы по прежнему оставались на кухне. Написали Avatar на большом куске бумаги... и Крисс сказал, "поставим большое S (как у Kiss), в начале Avatar", и у нас получилось SAVATAR. Я произнёс: "Звучит, будто большой и плохой динозавр", и мы продолжили наши искания. Уж не помню, кто точно: то ли моя жена, то ли жена Крисса, сказала: "Уберите R, а вместо него поставьте GE, так получится SAVATAGE". И я подумал - это клёво. SAVA - похоже на savage ("дикий", "свирепый"), ну а "TAGE" - звучит довольно мистически. С того мгновенья мы - Savatage".
    LP Sirens была представлена под вывеской Savatage. Эта пластинка была выпущена несколькими фирмами: Par, Combat, Relativity Records & Metal Blade/Spybad. На обложке первой партии этого альбома, был нарисован корабль, и старые женщины, смотрящие на него. Однако ж эта обложка музыкантов не удовлетворяла, и вскоре она была заменена на теперь хорошо известную: "бездомный ребёнок" - предназначенную для переиздания на Combat.
   
   
    Описание Sirens
   
    Начиная с этого, первого релиза под именем Savatage, и до Dead Winter Dead группе вполне подойдёт ярлычок прогрессив металла. И музыка очень артистичная, техничная, в общем - всем, чем славиться прогрессивный метал здесь вполне хватает...
   
   
    I. Sirens
    (3:40)
   
    Медленный, хорошо продуманный гитарный рифф Крисса Оливы вводит в мир музыки Savatage именно здесь. Идея, конечно же, базируется на Греческой и Римской мифологии, в которой сирены - магические существа, своим пением завлекающие моряков, а затем - их поедающие. Медленный рифф быстро переходит в нечто трэшеобразное, из чего вырывается лирика. Кстати, лирическая часть композиции впечатляет своей лаконичностью: ведь последняя минута и семь секунд из этой, продолжающейся три с половиной минуты песни - это гитарное оутро Крисса Оливы. И единственное, что извергает из себя Джон - это "аааа", что, вкупе с сыроватым звуком Крисса, звучит весьма сурово. Одно интересное замечание: в самом начале композиции ударные звучат подобно звону колоколов, что, вообще-то не типично для стиля heavy-metal. Это - та музыкальная изобретательность, которая делает музыку Savatage запоминающейся, и не дала группе затухнуть, как бывает с большинством групп. Олива всегда прорабатывает новые идеи, и делает что-нибудь новое (так, например, со времен Gutter Ballet в их музыку вводится пианино)
   
   
    II. Holocaust
    (4:36)
   
    Гитарные риффы, как и всегда хороши, но партии барабанов выделяют эту композицию из всего остального альбома. Музыка Savatage всегда отличалась отменным гитарным драйвом, но на песнях подобной этой, да ещё "Ghost In The Ruins" с альбома Streets, барабанщик и басист показывают, что они могут занять лидирующее место. Композиция открывается пробежкам по барабанным тарелками, которые задают темп и настроение всей песне. Крисс вступает одновременно с басом, следом появляется Джон. Песни подобные этой показывают, что братья Олива интересовались death metal, но не потому, что восхищались тёмной стороной жизни, а потому, что пытались предостеречь от зла. В стилистике death metal звучат песни об аде и Сатане ("The Dungeons Are Calling"), ведьмах ("White Witch", "By The Grace of the Witch"), демонах ("The Unholy"), войне ("Of Rage And War", "Chance"), и, как в этой песне - ядерном холокосте...
    Песня обрывается неожиданно: мы слышим ядерный взрыв, который незамедлительно переходит в следующую композицию.
   
   
    III. I Believe
    (5:28)
   
    Джон Олива всегда имел особый дар писать о мистическом, неведомом, и о вещах, о которых вы не услышите в иных музыкальных стилях. Основывается эта песня на двух вещах. Первое: на вере в то, что и в иных мирах возможна жизнь; и, второе - согласуется с посланием заложенным в предыдущую песню. Вещь начинается с того, что Джон напевает, что "есть жизнь вне этого места", но необходимо найти её. Причиной тому было состояние тогдашних вещей (это был 1984 год); в случае описанном в прежней песне, выжившие должны были бы искать путь к бегству из этого мира, потому что здесь всё было бы заражено радиацией. И это их решение: искать мир, где можно было бы выжить. Ни эту песню, ни "Holocaust" нельзя назвать оптимистичными... Поскольку death metal в интерпретации Savatage повествует об аде исходящим из человеческого сознания, в литературном плане они близки к такому автору, как Эдгар Алан По.
   
   
    IV. Rage
    (2:40)
   
    Эта вещь весьма напоминает "Washed Out" с альбома Power Of The Night. Спид-трэшевый тип звука, идентичный с "Washed Out" стартует с интро и далее - продолжается в течении всей песни. Но эти песни, в отличии от всего прочего материала весьма коротенькие. В лирическом плане - это весьма резкая вещь, и название хорошо к ней подходит. Это песня о ярости, которая занимает большую часть жизни...
   
   
    V. On The Run
    (3:33)
   
    У этой песни хороший ритм - такая мысль первой приходит к слушателю, когда он начинает знакомиться с ней. Эффект эха, приложенный к голосу Джона делает "On The Run" уникальной на этом альбоме, но в остальном - ничего примечательного.
   
   
    VI. Twisted Little Sister
    (3:39)
   
    Эта песня напоминает "She's In Love" с альбома Gutter Ballet. Текст далёк от романтики, зато к мазохизму - очень даже близок. Открывающий гитарный рифф завораживает слушателя...
   
   
    VII. Living For The Night
    (3:20)
   
    Раскатистые удары барабана напомнят фэнам Savatage вещь "By The Grace Of The Witch" с альбома The Dungeons Are Calling... Также эта вещь наводит на ассоциации с Kiss'овским "Rock And Roll All Night" и Neil Diamond'овским "Thank The Lord For The Night Time". По стилистики это heavy metal. Если присовокупить к ней "All That I Bleed" и "Miles Away" с альбома Edge Of Thorns, становится ясно, что Джон Олива предпочитает дню ночь.
   
   
    VIII. Scream Murder
    (3:51)
   
    Главным образом эта песня основывается на ритме. В начале Крисс Олива скачет по струнам, и напоминает это ритм с вещи Queensryche's "I Don't Believe In Love," (записанной спустя четыре года...), эта скачка заканчивается длинной нотой, когда вступает Steve Wacholz со своим басом.
   
   
    IX. Out On The Streets
    (5:12)
   
    Это - единственная баллада, которую можно найти на альбоме Sirens. И это - одна из наилучших баллад Savatage. Что делает баллады Savatage такими сильными и запоминающимися, почему их любят столь многие люди? Очевидно, что не только за высокий профессионализм музыкантов, но и за нечто гораздо более глубокое...
    Крисс Олива выбирает чистый, безупречный ритм, басист Кейт Коллинз словно бы плывёт со своими тоническими нотами, которые гармонично вписываются в аккорды Крисса. Wacholz придаёт песне больший объём, и затухает во время припевов. А Джон Олива рассказывает старую историю о потерянной любви. После того, как Джон сказал, что многие вещи со Streets базируются на его собственной жизни, можно прочувствовать, что и в эту вещь он вложил многое из своей души, и что это очень личная вещь. Соло Криса Олива в этой вещи - подобно драгоценности сияет, и очень на всём этом альбоме выделяется.
    Эта песня была перезаписана для альбома Fight For The Rock, но из двух версий, эта, первая - несомненно лучшая; к тому же для версии с Fight For The Rock ими были порезаны стихи...
   
   
    X. Lady In Disguise
    (4:36)
   
    Эта песня имеет мистическую основу, которая прекрасно поддерживается музыка. Действительно цепляют в этой песни мелодии и риффы исполненные Криссом; ну а лирика надолго останется в головах слушателей. Здесь рассказывается о ком-то, встретившим некую женщину вскружившую ему голову: "Я встретил тебя сегодня, наши пути, наши чувства пересеклись" - и различными метафорами передаётся мистическая природа этой встречи. И всё ещё раз доказывает, что у Джона Оливы - прекрасно развитое воображение. Эта песня также была перезаписана для Fight For The Rock, однако ж, и в лирическом и в музыкальном варианте, оригинал с Sirens предпочтительнее.
   
   
    XI. The Message
    (3:39)
   
    Что действительно в этой вещи примечательно, так это мелодия...
   
    Заключение:
   
    Можно сказать, что первый винильный блин Savatage не вышел комом. В последствии идеи, заложенные на этом альбоме, были развиты на альбомах Edge of Thorns и Streets...
   
   
    * * *
   
   
    Альбом получил очень хорошие рецензии по всему миру, и, помимо иных концертов, Savatage отыграли на разогреве у команды Zebra, которая была подписана на Atlantic Records. На этом концерте присутствовал некий Роберт Земски (Robert Zemsky), который, послушав выступление Savatage, предложил им познакомиться со своим другом из Atlantic Джейсоном Фломом (Jason Flom). Флом сказал Savatage, что хотел бы поглядеть на их выступление в живую, и отправился в Нью-Йорк, дабы лицезреть там группу. Приехал, увидел, и был поражён: в течении всего шоу не мог оторвать взгляда от сцены. Он немедленно выделил деньги из закромов родного Atlantiс, выписал продюсера Рика Деррингера (Rick Derringer), в Morrisound Studios. Par согласился расторгнуть контракт с Savatage. Но прежде, дабы окончательно рассчитаться с фирмой Par-a, Savatage выпустили у них EP The Dungeons Are Calling, разбор которого Вы можете лицезреть ниже:
   
   
    Описание The Dungeons Are Calling
   
    1983 году был весьма значимым для metal-a. Metallica выпустила Kill`em All - классику трэша. Iron Maiden недавно поменяли вокалиста, и один за другим выпустили 2 альбома ставших классикой метала. Новая Волна Британского Хеви металла делала всё новые и новые большие шаги. Старались не отставать и Savatage. Вскоре после выпуска Sirens, они выпустили EP "The Dungeons Are Calling", который в 90-годах был переиздан фирмой Metal Blade на CD, с двумя бонус-треками. Быть может, в лирическом плане эта работа не достигает уровня Gutter Ballet, Streets, и иных грядущих альбомов, но всё же - завораживает своей интенсивностью. Пожалуй, The Dungeons Are Calling - это самый тяжёлый альбом Savatage.
   
   
    I. The Dungeons Are Calling
    (4:53)
   
    Эта песня начинается с превосходного вступления, где можно слышать звуки капающей воды, на которую паутиной ложится акустическая гитара Крисса Оливы, и синтезаторы, сделанные на старинный манер. Также присутствует мягкий вокал Джона Оливы. Затем песня разрывается брутальным 3-х нотным рифом с болезненными аккордами, из которых прорывается вокал...
   
   
    II. By The Grace Of The Witch
    (3:13)
   
    Медленное, зловещее интро вводит в главную часть песни. Клавишные на этой медленной жаровне отсутствуют. Этот альбом, больше, чем какой-либо иная работа Savatage наполнен фэнтези/апокалиптической лирикой. А данная композиция вырисовывает заполненную светом факелов пещеру, в которой присутствует молодая ведьма-красотка, соблазняющая слушателя.
   
   
    III. Visions
    (3:01)
   
    Эта песня не заставит слушателя долго ждать. Она начинается супер-скоростным, тяжёлым риффом. Джон Олива в основном описывает ад, и то, как плохие люди становятся слугами Дьявола. Кроме того, что это хорошая песня, сказать нечего.
   
    IV. Midas Knight
    (4:21)
   
    Фэнтези лирика. Доктор Killdrums показывающий, на что он способен со своими барабанами и тарелками, а также Джон Олива весьма мило вопящий...
   
   
    V. City Beneath The Surface
    (5:49)
   
    Когда Savatage ещё назывались Avatar, их EP-шка City Beneath the Surface привлекла к ним повышенное внимание. Так что неудивительно, что эта песня попала на EP "Dungeons". Песня очень симметричная, начинается она со вступления на синтезаторе, и продолжается тяжёлым, Black Sabbath-овским риффом. Затем песня перескакивает на быстрый, основный рифф. Соло звучит очень приятно. В конце песня возвращается к медленному риффу, и к синтезаторам, которые затухают вместе с песней. Песня весьма агрессивна, и несёт прямо-таки маниакальную энергию. Лирика вновь повествует о жизни в аду...
   
   
    VI. Fighting For Your Love
    (3:20)
   
    Эта песнь была переделана в "Crying For Your Love" с альбома Fight For the Rock. На этот альбом она была включена, как бонус. Версия с Fight For the Rock звучит лучше.
   
   
    VII. Sirens
    (Live)
    (3:21)
   
    Второй бонус - это концертная версия Sirens, записанная в Германии. Во время этой песни Джон выпивает, однако ж - это не мешает ему представлять прекрасное шоу. Джон издает отменные вопли. Лучшая часть - это конец, когда Джон начинает пронзительно кричать: "Hello, Deutschland! You ARE METAL! You ARE METAL!"
    Классика.
   
    Заключение:
   
    "The Dungeons Are Calling" - классическая работа, показывающая Savatage в их самой тяжёлой ипостаси.
   
   
   
   
    Глава 3
    "Воины от Рока"

   
    В конце 1983 года, люди из Atlantic Records прослушали плёнки, которые группа записала вместе с Деррингером, и удовлётворённые услышанным, подпислали с Savatage окончательный конракт. В ноябре 1984 года группа отправилась в Bearsville Studios, где они записывают альбом Power Of The Night, продюсером коего выступил Макс Норман (Max Norman).
    Этот Макс Норман в то время был очень известным продюссером. На его счету классические работы Ozzy Osbourne "Blizzard Of Ozz" - альбом 1980 года, и "Diary Of a Madman." - альбом 1981. В последствии Макс продюсировал легендарный альбом Megadeth "Countdown To Extinction." (1992 год).
    На обложке поместили металлический кулак, пробивающийся сквозь стекло. Это отражало лирику с первого трека: "Подними кулак металического ребёнка". Художник, который нарисовал обложку, также делал спецэффекты для сериала "Пятница 13-ое"
    Первые партии альбома печатались без всяких лишних предупреждений, однако затем разные пуританские общины (коих в Америке куда больше, чем талантливых людей), обеспокоились сексуальными метафорами в таких песнях как "Hard For Love" и "Skull Session.", и настояли на том, чтобы на обложках был допечатан кружок "Parental Advisory".
    Запись прошла довольно гладко, и разве что Джону и Криссу, пришлось немного побренчать на басу, - исправить ошибки, допущенные Кейтом Коллинзом.
    Что же касается лирики "Power Of The Night" то здесь Джон рассказывает следующее: "Эта сила, которая приходит с небес. Она не злая и не хорошая. Она просто входит в твою душу в определённое время твоей жизни. И в это время ты начинаешь понимать своё предназначение. И ты должен быть в согласии с этим. Здесь нет негодяев. Здесь нет героев. Здесь есть только ты и сила. И ты можешь использовать эту силу во благо или во зло. Этот выбор можешь сделать только ты один. Если ты выберёшь правильный путь, то всё у тебя получится. Если ошибешься, - всё пойдет наперекосяк. Та сила, о которой я говорю - это сила ночи".
    Весьма странно, но многие фэны Savatage имеют вполне строгую ассоциацию с каждым из их альбомов. К примеру, "The Dungeons Are Calling" - это "тяжелый" альбом; "Hall of the Mountain King" - это "навороченный" альбом; "Fight For the Rock" - "коммерческий", "Dead Winter Dead" - "оркестровый", ну и так далее.
    В таком случае "Power Of The Night" - это "добротный" альбом, и вещи с него очень горячо воспринимаются фэнами на концертах.
    В году Savatage отправляется в "Mounsters Of The Universe" тур, во время которого группу постигают первые перемены в составе. В связи с музыкальными разногласиями из группы уходит бассист Кейт Коллинз, и на его место принимают Джонни Ли Мидлтона (Johnny Lee Middleton), который, также как и остальные музыканты родом был из Флориды.
    Ныне Кейт Коллинз работает механиком, а также подрабатывает в магазине "SPIKE", что во Флоридском городе St.Peterburg (да, да, есть такой городок в Америке!), где редактирует статьи местных журналистов. И до нынешнего дня он является "хорошим другом группы".
    Что касается Джонни Ли Мидлетона, так музыканты отыскали его в группе Lefty, и он присоединился к Savatage, когда группа отправилась в Лондон, дабы записать там следующий альбом, получивший громкое название Fight for the Rock.
    Этот альбом записывался в конце 85-ого, и начале 86-го, годов, в Triden Studios, что при аббатстве святой Анны. Все они (Джонни, Стив, Крисс и Джон, а также их жёны, сын Джона Николас, и гитарные техники), бывали в Лондоне на выходных и жили вместе на знаменитой Бейкер Стрит.
    Как рассказывает Джон, менеджеры постоянно присутствовали на записи этого альбома, и активно вмешивались в созидательный процесс. Вообще большую часть материала Джон первоначально написал для исполнения с другими музыкантов с Atlantic, (такими как Jon Waite и иными поп- рокерами). Однако менеджеры настояли, чтобы эти вещи записывалось не как сольный альбом Джона, а под именем Savatage...
    Джон никогда не выражал радости по поводу того, как был смикширован этот альбом, но всё же, надо признать, им была создана неплохая музыка.
    Помимо прочего, на альбоме - два ковера. Джон по этому поводу сказал:
    "Мне всегда нравилась 'Day After Day,' и я действительно рад, что мы записали её. А 'Wishing Well'- это идея нашего менеджера, и его любимая песня..."
    "Day After Day", - композиция группы Badfinger. В своей версии Savatage использовали то самое пианино, на котором эта песня исполнялась в оригинале музыкантами Badfinger. Что касается "Wishing Well", то - это песня Bad Company, а к тому же - любимая вещь президента Atlantic. Так что выбор, кажется, вполне понятный.
    Если посмотреть на фотографии музыкантов того времени, то на них можно увидеть глэмовый грим. Надо сказать, глэм в сенредине 80-х был несказанно популярным, и ребята решили поэксперементировать не только со звуком, но и со своим визуальным образом.
    Теперь сами музыканты называют этот альбом худшим из записанных ими, и к сведению, начиная с 1989 года, не играют на своих концертах ни одной песни с Fight For The Rock. Единственное исключение было сделано в 1992 года, когда при открытии концертного шоу к Streets, была исполнена песня "The Edge Of Midnight".
    Да и во время тура "Fight For The Rock" они исполняли только две песни с альбома: "Hyde" и "The Edge of Midnight", далее же следовал набор из старых, проверенных боевиков.
    Можно процитировать слова Джона Олива из интеревью данного им в 1994 году: "Я никогда не был доволен этим альбомом. (пауза). Мы никогда не были довольны этим альбомом".
   
   
   
    Глава 4
    "Зал Подземного Короля и Прочие Гитарные Балеты"

   
    После тура в поддержку альбома Fight For The Rock, на некоторых концертах которого, кстати, Savatage довелось разогревать таких именитых музыкантов, как Kiss, Metallica, Motorhead и Ted Nugent, случилась историческая встреча музыкантов Savatage с продюссером/писателем Полом О`Нилом, успешное сотрудничество с которым продолжается и до нынешнего времени.
    Пол О`Нил прежде работал над классическими концертными альбомами Aerosmith. Музыкальное видение О`Нила полностью совпадало с видением музыкантов, и он вступил в работу не только как продюсер, но и как соавтор в сочинении песен.
    Пол О`Нил поомог группе в записи следующего альбома. Именно Пол подкинул идею обработать композицию классического композитора Грига "Hall Of The Mountain King".
    Поначалу Джон заявил, что они обойдутся без этого, однако ж, когда они начали работать, и попробовали эту вещь отыграть, то результат получился таким клёвым, что композицию записали...
    Вступая в эпоху Hall of the Mountain King, группа рискнула опробовать себя и в мире музыкального видео, - были сняты видеоклипы к песням "24 Hours Ago", и "Hall Of The Mountain King". У группы был хороший бюджет, поэтому и клипы получились что надо. Особенно выделяется "Hall Of The Mountain King", во время съемок которого ребята отправились в настоящую пещеру.
    Стоит отметить также, что на песне "Strange Wings", можно слышать голос Рэя Гиллиана (Ray Gillen), который являлся певцом группы Badlands (группа примечательна хотя бы тем, что в её составе наяривал бывший гитарист группы Ozzy Osbourn-а, Джек Э Ли (Jake E Lee)). После этого Рэй Гиллан, непродолжительное время пел в составе Black Sabbath (во время их "Seventh Star"- тура), и работал на саундтреке Phenomenon II, вместе с Glen Hughes. Умер Рэй трагически - от СПИДА, в 1993 году.
    Но вернёмся в 1987 год. Альбом "Hall Of The Mountain King" был выпущен и имел просто потрясающий успех. У группы появились многочисленные новые поклонники, которые покупали не только этот диск, но и ранние работы коллектива.
   
   
    Описание Hall Of The Mountain King.
   
    I. 24 Hours Ago
    (4:54)
   
    Песня начинается стремительными барабанными изворотами, которые извергает из своей установки разбушевавшейся Doc Killdrums. Это соединяется с тёмным звуком, который порождает гитара. Потом песня переходит к более традиционному, роковому ритму, но затем стремительно возвращается назад. Крисс Олива постепенно как бы распаляется, и его гитара извергает скоростные темы. Всё это окрашено своеобразной импульсной кодой басиста Johnny Lee Middleton's, что задаёт всей песне, да и всему альбому довольно мрачный тон. Эта песня наглядно показывает, что ребята в это время слушали много музыки Rush. Что касается текстовой части, то эта песня рисует картину ночного мрака, машину, в которой едет по заброшенной дорог, некто, тщетно ищущий хоть кого-то.
    Очень хорошая песня, для полного постижения которой потребуется несколько прослушиваний.
   
   
    II. Beyond The Doors Of The Dark
    (5:08)
   
    Тёмные чувства, которыми наполнен Hall of the Mountain King, продолжаются в этой песне. Вначале - навевающее ужас вступление, наполненное клавишными пассажами, которые, подобно густому туману наползают и обволакивают. Песня разгоняется на полную скорость, когда Джон переменяет свой голос с нижних реестров, на неистовый скрежет. Он вырисовывает хаотическую, кошмарную картину. Ещё одна прекрасная, посвящённая ночи композиция (спасибо партиям бэк-вокала (или же это, всё-таки клавиши?)).
   
   
    III. Legions
    (4:50)
   
    Открывающая партия баса, далее проследует через всё тело этой песни. "Legions" напомнила мне вещь Van`Halen`s "Mean Street". Эта песня - превосходная рок-вещичка, и в плане лирики близка к старому материалу Savatage, например из Power of the Night.
   
   
   
    IV. Strange Wings
    (3:45)
   
    Эта песня начинается с превосходного риффа - своеобразной реминисценции из Judas Prist`овских "The Night Comes Down" и "Bloodstone", и взрывается на полную катушку сольными выходами, которые поддерживаются мощными рифами. Припевы особенно чётко вырисовываются, благодаря призрачным гитарным пассажам, и безупречным, сложным барабанным выходам. Бэк-вокал соединяется с открывающим риффом, и порождает хор, который, кажется, вопит: "Сделай меня радио хитом! Сейчас же, чёрт подери!". Несмотря на попс-потенциал, который отсюда можно было бы извлечь "Strange Ways" - действительно очень сильная вещь.
   
   
    V. Prelude To Madness
    (3:13)
   
    Savatage сделали ковер на композицию классического композитора Грига "Hall of the Mountain King". Классика Грига обратилась в классику металла. Песня наполнена гитарными соляками Криса, и клавишными пассажами Bob Kinkel и Jon Oliva's, которые постоянно набирают скорость. Композиция достигает кульминационного момента, и, вместе с раскатом грома перерастает в...
   
   
    VI. Hall Of The Mountain King
    (5:32)
   
    Одна из наиболее известных песен Savatage: дикие открывающие риффы возносят вверх. В лирическом плане песня повествует о человеке, застрявшем в горе, но наибольшее значение здесь играет всё-таки музыка, текст же служит единственно как дополнительный компонент. Особенно выдающаяся здесь центральная часть, которая одаряет прямо- таки маниакальным напряжением. Заканчивается песня приятным на слух, медленно затухающим и надолго запоминающимся гитарным рифом.
   
   
    VII. The Price You Pay
    (3:51)
   
    Эта песня показывает, что Jon Oliva's вдохновлен Alice Cooper. Невероятные, стоящие выше всякой критики риффы, и наилучшая на данном альбоме лирика. Эта песня является первой ласточкой, предвестницей того серьёзного направления, которое будет развито на альбомах Gutter Ballet и Streets. Jon Oliva впервые использует здесь необычные метафоры. Эта ещё одна песня, из которой получился бы великолепный сингл.
   
   
    VIII. White Witch
    (3:21)
   
    Этот номер исполнен в спид металлическом ключе. Здесь рассказывается об пристрастию к кокаину, и особенно об этой проблеме в музыкальном бизнесе. Это действительно очень быстрая вещь, и показывает заложенную в группу энергию.
   
   
    IX. Last Dawn
    (1:07)
   
    Это феерический инструментал, который служит вступлением к следующей песне...
   
   
    X. Devastation
    (3:48)
   
    Последняя песнь на альбоме, и самая депрессивная на нём. Тяжёлый рифф, своим глуховатым звучаним напоминает Black Sabbath. Джон Олива декламирует о глупости человечества, а хор вопиёт: "Полное Опустошение!"
    Эта песня является эффектным си-квелом к "Holocaust" с "Sirens".
   
   
    * * *
   
    После успеха "Hall Of The Mountain King", Savatage вновь отправились в турне, на этот раз в компании Dio и Megadeth. Надо сказать, что если сейчас Дэйв Мастейн (если кто ещё не знает - это лидер Megadeth), ведёт себя как примерный семьянин, не курит, алкоголя не употребляет, и заверяет, что его любимый напиток - это кофе, то в те деньки, он был заядлым алкоголиком, да и наркотиками баловался. Во времия тура Джон и Дэйв познакомились, и знакомство это ни к чему хорошему не привело. Судите сами: в одну ночь Дэйв и Джон накачались выпивкой до такого состояния, что сползли под стол и продолжили возлияния зелёного змея уже на полу. Их вытащили оттуда бледных, едва живых, пришлось вызывать доктора, который констатировал алкогольное отравление. Но ребята оклеймались, тур продолжался... попойки тоже... В другую ночь Джон забрался на стул, перепрыгнул на абажур, который висел на потолке, и стал раскачиваться на нём. Дэйв стал протестовать, что, мол, так они без света останутся. Джон продолжал раскачиваться. Тогда Дэйв выдернул телефон, и метнул его в Джона. Джон спрыгнул, схватил Дэйва, стал трясти его, Дэйв начал вопить, и... Savatage просто не в состоянии были играть на следующую ночь. Всё выходило из под контроля. Джон вспоминает: "Выпивка и наркотики постоянно нас окружали. Я был совершенно неуправляемым, бешеным. И именно поэтому тур был прерван раньше времени, - меня послали в наркологическую клинику". После лечения в клинике пришло время записывать новый альбом, который известен теперь под заглавием "Gutter Ballet".
   
   
    * * *
   
    Многие песни к этому альбому Джон придумал, в то время, когда проходил курс лечения. В том числе "Thorazine Shuffle" и "Mentally Yours". Впрочем, основа "Mentally Yours" была заложена в 1985 году. Эта песня исполнялась во время тура "Power Of The Night" и нызвалась она тогда "No More Saturday Nights".
    У альбома было два рабочих названия : "Hounds of Zaroff" и "Temptation
    Revelation". А ныне известное "Gutter Ballet" было придумано в последний день записи. Дело было так: Менеджер группы Джон Голдватер (Jon Goldwater), дал Джону несколько билетов на "The Phantom of the Opera". Вдохновлённый Джон вернулся домой в 3 часа после полночи, уселся за пианино и сочинил "Gutter Bullet". Он рассказывал, что первая часть, которая исполняется на пианино, представляет восход солнца - тишина, мир, благодать. Но вот надвигается день, город пробуждается и превращается в один большой сумасшедший дом - это выражает и музыка. Впрочем, о музыке см. ниже. Пока же небезынтересно отметить, что от рекорд-сессии Gutter Ballet, осталось довольно много нереализванных треков. Например, две версии "Thorazine Shuffle". В одной версии некоторые изменения коснулись музыки и лирики; в другой - полностью переделана лирика. А ещё "The Unholy" с переделанной лирикой. Помимо того - было записано целых семь треков. Долгие годы они пролежали на полке, но недавно некоторые из них появились на переиздании первых альбомов группы. Названия этих треков: "Pray to the Lord" or "Before I Hang", "Target", "Livin' On The Edge Of Time", "Metalhead" и "Rap". Ещё один трек "You'll Never Know" исполнялся несколько раз на концертах, но ни на одном из существующих бутлегов не увековечен...
   
   
    Описание Gutter Ballet
   
    Gutter Ballet был выпущен в 1989 году, и он стал выражением того, что группа Savatage отошла от традиционного heavy-metal стилистики, и перешла в категорию "art-rock". И хотя на этой записи они ещё демонстрируют свои металлические корни, новая сторона группы здесь также присутствует. Это результат введения в музыку пианино Джона Оливы, которое открывает новые измерения. Этот диск очень разнообразный, и показывает талант группы в разных областях и направлениях. Здесь присутствуют и по-настоящему тяжёлые композиции, предназначенные для хэдбенгеров, и величественные гимны, и мягкие, почти средневековые инструментальные ходы. Далее описание всех треков этого альбома:
   
   
    I. Of Rage And War
    (4:46)
   
    Эта композиция - по настоящему тяжёлая, открывающая этот альбом нота. Басовый риф сокрушает, подобно удару грома; и дополняет его убийственная гитарная линия. Отлично звучащий голос Джона стремительно вступает следом, и его лирика бичует войны, вопрошая: "Кто их (террористические группы и.т.д.) научает?". В одном из наиболее жёстких и запоминающихся припевов группы, лирика требует повсеместного разоружения, и говорит о том, что мир может стать прекрасным местом, ежели только исчезнут те, кому выгодны войны. Это мощный, ударный трек, который надолго засядет в головах слушателей.
   
   
    II. Gutter Ballet
    (6:21)
   
    Мягкие звуки пианино Джона открывают эту композицию. Но скорость набирает обороты, и вступают гитары, которые вдыхают сюда невероятный, сокрушительный эффект. Пианино замещается иным рифом. Затем двойной гитарный перебор разбивается изумительным рифом, который поддерживается пианино. Здесь есть прекрасное соло: нота за нотой, и каждая нота - подарок от Криса. Кажется, что здесь использован целый оркестр. И в то же время - это рок-гимн, предназначенный для исполнения на концертах, с хором фэнов, кулаки которых поднят. Этот трек - эмоциональная электростанция, и являются обязательным элементом для тех, кто желает понять, как группа к своему нынешнему звучанию.
   
   
    III. Temptation Revelation
    (3:07)
   
    Этот инструментал начинается мягко, звучит пианино; затем быстро вступают мелодичная музыка Крисса. И они создают почти оркестровый эффект. Музыка стремительно развивается. Оркестровое ощущение, и подобная яркой молнии игра Крисса - такое остаётся от этого трека ощущение.
   
   
    IV. When The Crowds Are Gone
    (5:47)
   
    Предвосхищённый предыдущим инструменталом, этот трек открывается мрачными оттенками. Джон играет на пианино, и поёт о прошлом, наполненном упущенными возможностями. Мощный звук двух гитар вступает вместе с первым припевом, и создаёт изумительный эффект. Песня продолжается величественными мелодиями, и прекрасной лирикой, наполненной драматическим воображением. Это заводной, а местами медленный трек, заклёпанный соло, следующим за замечательным голосом Джона.
   
   
    V. Silk And Steel
    (2:56)
   
    Этот инструментал - подлинное евангелие способной Крисса. Так как слушатель уже вполне ознакомился со звучанием его акустики, здесь он представляет то, на что способна акустики. И здесь он создаёт мягкую, мелодичную, нежную, стилизованную под средневековье композицию. Этот один из тех треков, который могли бы породить такие акустические исполнители, как, например Acoustic Alchemy.
   
    VI. She's In Love
    (3:51)
   
    Название может ввести в заблуждение; на самом деле - это тяжёлая песнь, о вещах самых отдалённых от любви вещах. Начинается песня с трэшевых риффов, и вокала Джона, который, как и всегда, звучит отменно. Всё это продолжается быстрыми стихами, вместе с завывающими (вокал и гитары) хорами, и обжигающим соло. Острый контраст меж треками 2 и 5, несёт то, что мне действительно нравится в этой записи: слушабельность. В музыкальном плане - это самая тяжёлая вещь на альбоме; но в плане лирики, несколько следующих треков - ещё более тяжёлые.
   
   
    VII. Hounds
    (6:11)
   
    Этот трек начинается с тёмного, леденящий риффа, приятного вокала, который незамедлительно взрывается в бьющую, тяжёлую классику, с великолепными стихами, отменной работой барабанщика-молотобойца, и чудесным голосом поверх всего этого. Леденящий рифф возвращается после первого припева, и затем только, чтобы заместиться стремительным, бьющим в голову соло. Затем вновь возвращается открывающий рифф, но теперь он звучит тяжелее. К концу своему эта песня становится по трэшевому тяжелой, и завершается ещё одним скоростным соляком. Смиренный рифф приходит в самом конце и затухает.
   
   
    VIII. The Unholy
    (4:38)
   
    Этот трек открывается электрической гитарой, к которой нет никакого аккомпонимента, но далее - взрывается в ещё одну тяжёлую композицию. Всё появляется в течении композиции: стихи, гитары, вокальные линии и прекрасный звук. Этот трек наполнен неистовством, хорошо подходящим для хэдбенгером, но также и лирика в нём - выдающаяся.
   
   
    IX. Mentally Yours
    (5:15)
   
    Вступление на пианино. Затем - тяжелые рифмы. Лирика, возможно лучшая на альбоме, об упущенных возможностях, безумии, неправильно проведённой жизни.
   
   
    X. Summer's Rain
    (4:31)
   
    Весьма приятный трек, который можно назвать "пауэр балладой", мягко звучащие гитары открывают его.
   
   
    XI. Thorazine Shuffle
    (4:42)
   
    Этот мрачный трек начинается с гитары, в аккомпанементе со смехом, на заднем плане. Но вот вступают тяжёлые риффы... Звук здесь весьма агрессивный, но на заднем плане звучат почти Грегорианские песнопения. Лирика здесь весьма тёмная, но громовые барабаны и вопли, которые извергаются гитарами, делают эту вещь весьма приятной на слух.
   
   
   
    Глава 5
    "Улицы ведущие На Край, и смерть..."

   
    После успеха Gutter Ballet, группа начала задумываться о чём-то новом, что могло бы поднять их на новую высоту.
    Как-то раз Крисс гостил дома у Пола О`Нила, и там, в пыльном ящике нашёл историю, написанную Полом ещё в 1979 году. Эта концептуальная история и легла в основу следующего полнометражного альбома Savatage, который назвали Streets-A Rock Opera.
    Если вкратце, то это - концептуальная история рокера DT Jesus`a, некогда популярного, но потом забытого, потерявшего всё, вновь вернувшее прежнее, а потом опять почти всё потерявшего. Одним словом: история взлётов и падений в человеческом существовании.
    Всего было написано 26 треков. Музыканты хотели сделать двойной альбом, но люди из Atlantic воспротивились, и в итоге в альбом вошли только 16. Остальные треки, с переписанной лирикой, и частично изменённой лирикой вошли на такие альбомы как Edge Of Thorns и Handful Of Rain.
    На альбоме Streets есть песня "Believe", которую многие фэны, а также и сами музыканты Savatage называют лучшей из написанных ими...
   
   
    Ревью к Streets-A Rock Opera
   
   
    В 1991 году был выпущен наисильнейший из созданных на ту пору альбомов Savatage. Назвали его Streets-A Rock Opera. Вместе с выпуском этого альбома наши герои выставили себя как наиболее значимую силу в современном heavy-metal. Начиная с этой точки, Savatage окончательно определились в своей стилистике. Вспомним, как они изменялись от альбома к альбому. Вначале - это метал ориентированный на очень тяжёлые риффы (Sirens и The Dungeons Are Calling). Затем - заигрывания с power-metal (Power of the Night). За этим последовал период традиционного хард- рока (Fight For the Rock), и скрежещущий, мрачный метал (Hall of the Mountain King). На Gutter Ballet, Savatage экспериментировали с более эклектичной, арт- роковой формой метала, (особенно это заметно в композициях (Gutter Ballet и When Crowds Are Gone). Дальнейшие их работы представляют собой развитие тем, предвосхищённых на Streets...
   
   
   
    I. Streets
    (6:50)
   
    Эта песня начинается детским хором, который напевает тему из "Волшебной флейты" Моцарта, затем - вступают зловещие басовые переборы, которые, своим прикосновеньем, как бы искажают невинность детей. Когда композиция разворачивается в полную силу, показывается зловещее нутро города, и особенно сильно то место, где дети выпрашивают деньги, чтобы прокормиться.
   
   
    II. Jesus Saves
    (5:13)
   
    Риффы пришедшие из эпохи "Dungeons" наполняют эту песню от её начала и до конца. Лирика повествует о восходе и падении D.T. Иисуса - рок-звезды в довольно лаконичной манере. Клавишные придают этой песне довольно- таки странный музыкальный аромат.
   
   
    III. Tonight He Grins Again
    (3:28)
   
    Очень тёмная, суровая песня, которая забирает слушателя вместе с D.T. на улицы , и даёт слушателю прочувствовать одиночество и боль. Очень хорошая атмосфера...
   
    Ну, и так далее - всего 16 композиций, положенных в одну концептуальную историю...
   
   
   
    * * *
   
    Streets, - чрезвычайно успешный альбом. Недаром его называли вершиной музыкальной карьеры Savatage, однако, в конце Street-s тура группу осталяет Джон Олива, который чрезвычайно увлекается двумя новыми проектами: сольной группой Doctor Butcher. А также - "Romanov" - театральной постановкой, повествующей о последних дней царской семьи Романовых в революционной России. Ребята потратили на сочинение этого спектакля множество времени и сил, предложили его во многие места, однако везде ответ был один - отказ. Так этот проект и остался в ящике...
    Однако Джон оставался важной составляющей частью Savatage и значительная часть следующего альбома Edge Of Thorns была записана с его участием. Также именно он отыскал и представил нового вокалиста Zak-а Stevens-а. Впрочем, об этом следующее интервью:
   
    Об уходе Джона Оливы:
   
    Вот что сказал по этому поводу Крисс Олива:
    "Джон оставил потому, что он просто- напросто весь выгорел изнутри. Он стал
    уставать от турне. Я давно предполагал, что это произойдёт. Уже после турне к альбому "Gutter Bullet" я говорил с ним на эту тему. Но раскол произошёл только сейчас. Хотя Джон участвовал в написании материала к новому альбому Savatage "Edge Of Thorns". У него сольный проект Dr.Butcher, который задуман как студийный состав и, я думаю, он доволен создавшейся ситуацией".
    А Джон Олива высказался иначе:
    "Я долгое время работал с Savatage. И мне просто захотелось сделать что-нибудь другое, по-настоящему тяжёлое. Я разочаровался в музыкальном направлении, в котором двигались Savatage".
    Говорят, ты устал от постоянных турне.
    "Я бы так не сказал. Просто в Savatage гастроли стали слишком монотонными. Я обязательно появлюсь на сцене с новым проектом Dr.Butcher".
    Ну, а Savatage пришлось срочно решать проблему с вокалистом:
    "Это была серьёзная проблема. Мы получали тонны плёнок от людей, которые хотели попробоваться на место Джона. Но большинство из них старались копировать его манеру исполнения. Нам же нужен был вокалист, способный дать группе что-нибудь своё, оригинальное. Поэтому со Стивенсоном нам действительно повезло. Он умеет петь и умеет сочинять потрясающие мелодии".
    Рассказывает сам Стивенс.
    "Я вырос в Северной Каролине и стал петь и играть на ударных с десяти лет. Потом переехал в Калифорнию, где переиграл в нескольких местных составах. Savatage всегда были моими кумирами. Четыре года назад я познакомился с Дэном, гитарным техником Savatage, и он помог мне взять у ребят автографы. Вскоре после этого я переехал в Бостон, чтобы работать в группе Wicked Witch, где под конец я был просто вокалистом. У меня был и концертный и студийный опыт. В сентябре 1992 года Джон позвонил, попросил прислать фото и демо. Так я стал вокалистом Savatage".
    Группа собралась во Флориде, где быстро переработала имеющийся материал под вокал Стивенса и за десять недель записала "Edge Of Thorns". Джон Олива играл на альбоме на пианино, а в начале песни "Skraggy`s Tomb" можно услышать, как он открывает бутылку виски "Wild Turkey".
   
   
    * * *
   
   
    Состав, который работал над "Edge Of Thorns" был следующий: Zak Stevens - вокал, Criss Oliva - гитара, Jon Oliva -клавиши (только в студии), Johnny Lee Middleton - басс, Steve Wacholz - барабаны (только в студии), Andy James - барабаны (только в туре), Wes Garren - ритм гитара и клавиши (только в туре)
    Впрочем, участие студийного барабанщика, было скорее чисто символическим, при записи музыканты использовали засэмплированные электронные ударные. Ну а композициях He Carves His Stone и Degrees of Sanity, по тарелках и бочкам поколотил сам Джон Олива.
    Ещё один любопытный факт: в начале композиции Degrees Of Sanity, Крисс играет на индийском струнном инструменте Ситаре, что придаёт звучанию особый колорит.
    Ну, а на обложке была изображена Dawn Oliva - жена Крисса Оливы. Её изобразил Gary Smith, который уже рисовал обложки для Hall Of The Mountain King, Gutter Bullet и заднюю сторону обложки для Streets. Ну а среди деревьев отображён лик Джона Оливы. Обложка как бы представляет хорошее (женщина), противостоящее злу (лицо в деревьях). В 1993 году Крисс Олива сказал по этому поводу: "Девушка окружена страхом и невинностью. Лицо в деревьях - это зло. Это о добре и зле. Песни на СD также отражают это".
    Например песня 'Skraggy's Tomb' - об алкоголизме, об пресмыкательстве перед бутылкой. 'He Carves His Stone' - об эпитафии, которую вырезают на твоём надгробии. 'Damien', который сбил на улице бедного мальчугана, взял его в свой лимузин, и, глядя по сторонам, увидел ещё много таких, несчастных. 'Conversation Piece' - о парне, который влюблен в девушку, которая много хуже его, и задаёт вопрос: "Не бывает ли так, что слишком поздно, спасать кого-то?"
    Отсняли качественный клип к заглавной песне. Клип этот часто крутили по MTV. Публика отправилась в очередное турне. Проходили успешные концерты, все радовались, и вдруг трагедия...
   
    * * *
   
    17 Октября 1993 года Крисс Олива вместе со своей женой Доун, возвращался с концерта Savatage, который проходил поблизости от Zephyr Hills, во Флориде, к северу от Тампы. Ехали они на своей Мазде 1982 года, и не подозревали, что навстречу им несется на грузовике пьяный Гарт МакНами (Garth McNamee), ранее семь раз судимый за вождение в нетрезвом виде. На этот раз его алкоголизм привёл к самым трагическим последствиям. Произошло столкновение, и Крисс Олива, один из основателей Savatage и со-автор многих их классических песен погиб. Его жена Доун получила многочисленные травмы, но выжила. И по сей день она хранит трагические воспоминания той ночи, и по сей день не излечилась полностью.
    Суд приговорил Гарта МакНами к 5-ти летнему заключению, но никому от этого легче не стало...
    Своеобразным завещание Крисса звучат строки из песни "Believe", что с альбома Streets: "Я буду здесь/Я никогда не уйду/Всё, о чём я Вас прошу - это верить".
    В 1994 году группа Overkill на своём альбоме W.F.O. посвятила Криссу инструментал "R.I.P. (Undone)". Продолжительность 1:45, и эта вещь почти полностью акустическая. Rob Cannavino (гитара Overkill) отыграл здесь на акустике, а в заключительной части Merritt Gant (гитара Overkill), исполнил партию на электричестве. Вокалист Overkill Bobby "Blitz" Ellsworth сказал: "Это композиция Rob-а Cannavino. Этот маленький инструментал - посвящение нашему другу, который погиб в дорожной катастрофе во Флориде, Криссу Оливе из Savatage. Во время тура по Европе мы очень подружились, и нам было очень горько его потерять".
    Также группа Vicious Rumours посвятили Криссу композицию "Thunder & Rain" со своего альбома Word Of Mouth. По трагической случайности Carl Alberts из Vicious Rumours тоже погиб в дорожной аварии. Случилось это 29 апреля 1995 года.
   
    * * *
   
    Талантливый гитарист Крисс Олива погиб, но жизнь продолжалась, вот и группа Savatage продолжила свой творческий путь. На место покойного Крисса был принят Alex Skolnick, известный своим учатием в группе Testament.
    В студию на этот раз отправляются только трое музыкантов. Это вокалист Зак Стивенс, гитарист Алекс Школьник, и... Джон Олива!, который хоть и вернулся в группу, хоть и выступал на концертах (правда, уже только в качестве клавишника и ритм-гитариста), в официальном составе Savatage значиться не желал. В студии же Джоном была проделана воистине титаническая работа. Он исполнил некоторые гитарные партии, а также полностью партии баса, клавишных и барабанов.
    Что же касается песен, то...
    'Handful of Rain' - повествует о том, что, когда Вы находитесь в аду - отчаянии, одиночестве, и ищете хоть что-то себе в утешение (пригорошню дождя). Песня вдохновлена конкретным Нью-Йорским баром "Old City Bar", и в последствии музыканты ещё вернуться к нему на первом альбоме проекта Trans-Siberian Orchestra. Также - это песня против алкоголизма. Песня "Chance", основана на реальных фактах из времён Второй Мировой Войны, в духе "Списка Шиндлера". Здесь рассказывается о Литовском дипломате, который используя своё место в правительстве, смог дать визы на выезд тысячам евреев, и тем спас их от уничтожения в лагерях. Ему был дан шанс сделать благое дело, и он этим шансом воспользовался. 'Watching You Fall' - о войне в Боснии. Зак Стивенс по этому сказал: "Мы смотрим это по ТВ, но не задумываемся об этом". 'Symmetry' - адресована самоубийцам, которые встречаютс среди музыкантов. 'Alone You Breathe' - одна из самых задушевных композий Savatage - она посвящена Криссу Оливе.
    Вслед за выпуском альбома, группа отправилась в мировой тур, кульминация которого наступила 13 Ноября 1994 в Токио. Там был записан концертный CD, а также видео, названное Japan Live '94. На композиции "Gutter Ballet" Джон Олива поёт дуэтом с Заком.
   
   
   
    Глава 6
    "Эпоха Рок-Опер"

   
    В 1995 году Джон Олива официально вернулся в Savatage, но только в качестве клавишника и бэк-вокалиста во время некоторых концертных выступлений.
    И 1995 год стал для Savatage возвращением в эпоху рок-опер (столь удачно начатую на альбоме "Streets"), и годом выпуска нашумевшего альбома "Dead Winter Dead", повествующем об войне в Боснии (помните вещь 'Watching You Fall' с "Handful Of Rain"?)
   
    Итак Dead Winter Dead. Романтичная и печальная история, рассказанная нам музыкантами Savatage:
   
    * * *
   
    Dead Winter Dead
    Смерть Мёртвой Зимы.
   
    В Боснийской столице Сараево, есть городской сквер, окружённой строеньями, возведёнными в средние века. В центре того сквере есть прекрасный каменный фонтан, а на углу возвышается тысячелетняя церковь, с горгульей, вырезанной на часовне. И эта горгулья, в течении всего минувшего тысячелетья, пыталась постичь тайну человеческих эмоций, радости и печали. Но, несмотря на тысячелетие, проведённое в размышленьях, свойства человеческие по прежнему остаются полной тайной для нашего каменного друга. (Sarajevo)
    Наша история начинается в году 1990 году; Берлинская Стена была разрушена, коммунизм пал, и впервые со времён Римской Империи, Югославия почувствовала себя свободной нацией. Серджан Алешкович не может поверить в своё счастье, а он такой свежий и молодой на этот момент. Будущее, а также счастье окружающих его, представляются ему "лучшим из всех времён. (This Is The Time)
    Однако, когда Серджан празднует со своим земляком, он замечает, что в мозгах даже этого совсем молодого человека посеяны семена ненависти к людям соседствующей с ними расы. (I Am)
    Молодой и впечатлительный Серджан вступает вместе со своими друзьями в Отряд Сербской Милиции, и через некоторое время уже находится на холмах поблизости от Сараево. Холмы обстреливаются из пушек со стороны городок, ночь наполнена яркими всполохами. (Starlight)
    В это время в Сараево, Катерина Брасик, молодая Мусульманская девушка, покупает оружие у группы армейских торговцев, и затем присоединяется к своим товарищам, которые стреляют по холмам, которые окружают город. (Doesn't Matter Anyway)
    Прошли годы, и теперь конец Ноября 1994. Старый человек, который покинул Югославию много десятилетий, теперь возвращается в город своего рожденья, и находит его в руинах. Когда начался первый снегопад, он входит в городской сквер, смотрит на небеса, и просит, чтобы на землю Югославскую снизошли измененья. (This Isn't What We Meant)
    Когда старый человек заканчивает свою молитву, солнце начинает садиться и вместе с первыми вечерними сумерками, артиллерия открывает огонь, и заряды проносятся где-то над его головой. Но, вместо того, чтобы отправиться в бомбоубежище, для штатских, он забирается на груду щебня, возле фонтана, достаёт скрипку, и начинает играть Моцарта, в то время, как бомбы взрываются вокруг него. И начиная с этой ночи, он повторяет этот ритуал каждую ночь. И каждый вечер Серджан и Катерина слушают музыку Моцарта и Бетховена, которая, которая проносится меж взрывами, которые сотрясают эту землю людскую. (Mozart and Madness)
    В то время, как зима вступила в лучшую свою пору, и укрыла землю пушистым одеялом невинности, война вступила в свою зверскую и разрушительную стадию (Dead Winter Dead)
    В один из последних дней Декабря, Серджан, патрулировал в Сараево и шёл по школьному двору, где недавно взорвался заряд. И заряд этот унёс с собой тело ребёнка. И многое время спустя после того, как Серджан вернулся к своим окопом, а он всё не мог забыть лицо того ребёнка. И теперь он понимал, что не может быть частью всего этого, не может идти на поводу и политических лидеров, строить будущее на чужих телах. (One Child)
    При первой выдавшейся возможности он дезертировал. И 24 Декабря он сидел в укрытии, и слушал Рождественские гимны, которые доносились из старого патефона, и звуки эти смешивались с грохотом войны. Катерина, на другой стороне поля боя, слушала тоже самое. (Christmas Eve/Sarajevo 12/24)
    И вот закончился снегопад, и облака расступились, открывая прекрасное, наполненное звёздами небо, и незамедлительно вслед за тем раздались музыка скрипача.
    Сначала и Серджан и Катерина испугались, но затем почувствовали себя глупцами, и, каждый со своей стороны, начали путь через землю людскую к городскому скверу. Они ступили туда в один и тот же момент, и увидели друг друга. Поняв, что они пришли сюда по одной и той же причине, они не вступили в схватку, а вместо этого, медленно пошли к фонтану. И там они нашли мёртвого человека, который мёртвым лежал в снегу, его лицо было покрыто кровью, его скрипка лежала в стороне, раздробленная и разбитая. И тогда, к полной неожиданности, одинокие призрачные, невесомые капли стали падать с неба, которое вновь затянули облака. И смыли они кровь с щёк старого человека. Серджан поглядел вверх, но не увидел ничего, кроме каменной горгульи, которая сидела высоко, на церковной колокольне. И он понял, что именно в эту ночь, он уйдёт от этой войны, и никогда больше к ней не вернётся. Он повернулся к Мусульманской девушке, и спросил, пойдёт ли она с ним. Но теперь она увидела его Сербскую униформу. Отбросив прочь свои чувства, она заявила, что думает тоже, что и он. (Not What You See)
   
   
    * * *
   
    Выслушав немало хвалебных рецензий от критиков, Savatage отправились в мировое турне, в сопровождении Sinner. В 1996 году они выступили на пяти Европейских фестивалях, в купе с такими командами, как Tiamat, Rage, Nevermore, The Gathering, Crematory, Iced Earth и Lake Of Tears. Затем засели в студию, где к 1997 году наваяли новую рок- оперу, озаглавленную "Wake Of Magellan"
    Очередная выдающаяся работа. Что тут ещё сказать... Лучше приведу рецензию появившуюся на страницах отечественного Rock-City: "Savatage "Wake Of Megellan" (Edel) ***** (максимальный возможный балл). В результате девятимесячной работы (весьма символичный срок!) группа Savatage выпустила свой очередной альбом - супермелодичный, разнообразный мощный опус, очень четко сработанный и без видимого напряжения. Металлический оркестр под названием Savatage от альбома к альбому поднимается на вершину, причем каждый раз в новой ипостаси. Немного можно найти подобных групп, так развивающих свой несравненный стиль, открывая при этом то одну, то другую грань своего таланта. Музыканты вовсе не пытаются объять необъятное, ни одна из 13 песен не звучит ни секундой дольше, чем требуется, и мозаика "The Wake Of Magellan" идеально складывается из множества простых кусочков. Новый альбом - уже третья рок-опера Savatage, сделанная в традициях "Streets" с примесью "Handful Of Rain" и "Dead Winter Dead". Чего здесь только нет: и душевное пианино, и многоголосый вокал, и филигранная работа дуэта вокалистов. Да что говорить, покупайте альбом и слушайте, слушайте, слушайте... А.К."
    В США альбом был реализован только 1998 году и включал 3 дополнительных трека: акустические версии Somewhere In Time /Alone You Breath, Sleep и версию Streets outtake Stay с вокалом Джона.
   
   
    * * *
   
    "Путь Магеллана" базируется на двух случаях, произошедших в реальной жизни. Первый случился за год до того, как был выпущен этот альбом. Дело было так:
    24 Мая 1996 года, Тайваньское грузовое судно, под командованием Маэрска Дубаи, завершив длительное плавание, причалило в Канадском порту Халифах. И, помимо торгового груза, привезено было тяжкое зло. И зло это раскрылось, благодаря самоотверженным действиям Филиппинского грузчика Рудольфо Мигуэла, жизнь и собственность которого были подвергнуты большой опасности.
    Грузовое судно перевозило грузы из многих стран, и постоянно кружило вокруг земного шара. Некоторое время назад, среди вод Атлантики на торговом судне были найдены два безбилетника. В прежние времена была такая славная морская традиция: подобных людей брали в состав команды, и, до прибытия в порт, предоставляли им какую-нибудь незначительную работу, как, например, мытьё посуды.
    Однако, капитан Маэрск Дубаи, предпринял не то, что от него ждали эти несчастные. Действовал он холодно и бесчувственно: приказал бросить этих людей за борт. Те, никак не могли поверить, что эдакое происходит с ними. Потом, когда всё стало ясно, и развязка приблизилась, они, в последней, отчаянной попытке, чтобы избежать свою судьбу, пали на колени перед офицерами, которые должны были столкнуть их в океан, и молили сохранить их жизни. Но офицеры проигнорировали их мольбы, даже когда мальчишки показали им фотокарточки с их семьями. Мигуэль и некоторые иные грузчики, вступились за осуждённых ребят, но в ответ обрушилась ругань и угрозы капитана.
    Также как близок и грозен Бон на земле, так же близок и страшен Капитан на море, и грузчики не осмелились воспротивиться вооружённым офицерам. И спустя несколько минут, они стали свидетелями того, как обречённые люди были сброшены в бескрайние воды, и вскоре скрылись из обзора их судна.
    Позже, во время этого же плаванья, был найден третий "заяц". И его ожидала судьба первых двух: на следующее утро, он точно таким же образом был убит. Мигуэль ужаснулся, когда четвёртый "заяц", сам сдался ему. Тогда, Мигуэль, намериваясь спрятать его, потянул этого молодого человека в укромное место, в машинном отделении. Но тот человек, не понимающий, что с ним собираются сделать, вновь и вновь повторял на ломанном Английском, что он хочет сдаться. Но в конце концов Мигуэль знаками обозначил их капитана, и выразительно провёл ребром ладони по горлу. Незамедлительно постигнув, какая ему грозит опасность, человек последовал за своим благодетелем в укромное место. И там он скрывался до самого прибытия в Канаду, где Мигуэль передал его в сохранности властям. Также он рассказал всё, свидетелем чего ему довелось стать.
    Вторым фактором к созданию этого альбома, послужила Ирландская журналистка Вероника Гуэрин, которая погибла, сражаясь с наркобизнесом в своей стране.
   
    Далее, Вы можете ознакомиться с той романтической историей, которую, отталкиваясь от вышеприведённых фактов, предложили нам музыканты Savatage. Итак...
   
    The Wake of Magellan
    Путь Магеллана
   
    На смену весеннему дню медленно приходил вечер, и по пляжу маленького Испанского городка шёл старый моряк. Этот город был задуман за много-много лет до рождения моряка, и ещё бессчётные дни ему предстояло простоять под жарким южным солнцем. Имя у этого моряка было Гектор Дэл-Фуэго Магеллан, и он был прямым потомком известного исследователя Фердинанда Магеллана, первого человека, который совершил кругосветное плаванье в 1527 году. Он нёс старую подзорную трубу. Эта труба была семейным наследством, его старейшей и наиболее почитаемой собственностью, и в присутствии этой трубы Гектор чувствовал себя комфортно.
    Этот старый человек многие дни провёл в плаваньях по морю, но теперь все эти плаванья остались в прошлом. Также и все те, кого он знал в те дни, и кто были ему дороги, ушли из этой жизни. Свою жизнь он провёл вместе с морем. Он так и не завёл семьи, и теперь он испытывал по этому поводу глубочайшее раскаянье. Когда он гулял, он обычно разговаривал с океаном, и редкие загорающие провожали его усмешками, а, когда он удалялся, обсуждали его странное поведение.
    Спустя некоторое время он остановился рядом с дверью кафе, за которой он увидел пожилую женщину, сидевшую с маленьким бокалом вина. Так было каждый день, с тех пор, как он ушёл в отставку и вернулся в этот городок. Когда-то, много лет назад, он был знаком с нею, и тогда она была восхитительной красавицей. Потом она покинула маленький портовый город, дабы заняться актёрской карьерой, но на этом поприще она потерпела неудачу, и, также как и сам Гектор, вернулась на родину.
    В течении последнего года, он много раз искал в себе мужество, чтобы подойти к ней, но так и не решился. Каждый раз она выпивала бокал вина и удалялась, ну а он возобновлял своё путешествие. Когда она уходила, он начинал дискуссировать с океаном, обсуждал своё одиночество, и представляющуюся ему бессмысленность дальнейшей жизни. В своём разумении он представлял лишь холодную, одинокую смерть, в каком-нибудь неприветливом госпитале для престарелых, в окружении чужих ему людей. Он говорил океану, что отправится на маленьком плоту, который сам построил, в плавание по Атлантическому океану, и будет плыть до тех пор, пока он потонет. Таково было очарование моря, которое он столь долгое время любил. Но океан не поддерживал эту идею; отговаривая Гектора, он вздымался волнами, и их грохот звучал хорошим аргументом.
    Пройдя немного дальше по пляжу, Гектор увидел молодого человека, который спал под молом. Но когда океан послал волну нежного бриза, и она обволокла ступню этого парня, тот даже не пошевелился, и моряк понял, что этот человек мёртв. Его тело окружало несколько пакетов, на которых были слова: "Гильотина Блэкджэк", а на его теле были следы от уколов. Океан прошептал ему, что - это следы принятия героина, и парень умер от передоза. Моряк спросил, почему такой молодой человек, у которого, очевидно, всё в жизни было впереди, принял этот смертельный яд, и океан ответил, что - это был подарок на его восемнадцатый день рожденья от друзей. Старый человек поднял куртку парня, которая лежала рядом с ним, и укрыл ей тело.
    В это время океан подтолкнул в прибое, похоронный венок, и имя Вероники Гуэрин, написанное на золотой фольге всё ещё проступало среди листьев.
    Это имя ничего для Гектора не значило, но он спросил у океана, к чему этот венок, ведь он, кажется, никак не соответствует мёртвому. Океан пояснил, что этот венок принадлежал Ирландской репортерше, убитой в борьбе с магнатами от наркотиков, в её стране.
    После прочтения короткой молитвы над телом, Гектор Магеллан продолжил свой путь по берегу, и остановился у устья небольшой реки, которая впадала в океан. Глядя в свое прошлое, он видел, как изменился окружающий его мир, и он начал плакать, не замечая матери и маленького мальчика, которые прогуливались по пляжу и приближались к нему. Мальчик неотрывно смотрел на подзорную трубу, которая по- прежнему была с моряком, и он подошёл, намериваясь спросить: можно ли посмотреть в неё. Но, когда он увидел слёзы моряка, то, вместо этого вопроса, задал иной: почему старый человек плачет. Однако, прежде чем он услышал ответ, мать сказала ему, чтобы он оставил этого милого джентльмена в покое. Затем она взяла ребёнка за руку, и повела прочь с пляжа.
    Но, когда они шли по дюнам, ребёнок посмотрел назад, и увидел, что старый человек бросил подзорную трубу на землю, где возвышенность обрывалась вниз, и песок тут же засыпал её. Моряк даже и короткого взгляда не бросил вниз, но, взамен этого, он выволок из укрытия свой маленький плот, поднял якорь, и поплыл навстречу сумеркам. Он решил, что этот кораблик станет его гробом.
    Несколько часов спустя качка убаюкала его и в его снах, его великий предок вещал Гектору, чтобы он вернулся на землю. Он проснулся и обнаружил, что его окружает неистовый Атлантический шторм, и он поверил, что океан наконец-то исполнил его пожелание, но тут он уловил отголосок другого человеческого голоса. Незамедлительно полыхнула ярчайшая молния, осветила ночь, и на некотором расстоянии он увидел человека, который боролся с морем.
    Гектор незамедлительно взялся за дело, и, предпринимая неистовые манёвры, стал продвигать плот по направлению к этому человеку. Воды вздымались над бортами, но он продолжал бороться, и видел, что приближается к несчастному. Он просил Бога простить его за то, что он призывал смерть; и благодарил его за то, что сберёг его до этого мгновенья, когда он может спасти чужую жизнь. Но всё сильнее неистовствовал шторм, и человек пропадал с поверхности на всё более длительные периоды.
    И, когда казалось, что всё уже тщетно, ветер неожиданно изменил своё направление, и гигантская волна подтолкнула его прямо к тонущему. Это придало ему новых сил, и он затащил его на борт. Шторм поменял своё направление, и понёс его обратно, к земле. Пассажир рассказал Гектору, что он был "зайцем" на грузовом судне, и офицеры, обнаружив его, попросту выкинули несчастного за борт.
    Старый моряк ужаснулся, и сказал, что во дни Магеллана, когда жизнь ценилась, такое ни в коем случае не могло бы приключится. Также он сказал, что незамедлительно сообщит об этом преступлении в полицию, но "заяц" поведал ему, что ни в коем случае не надо информировать властьимущих, потому что он прибыл в страну незаконно. Гектор проникся его положением, и много часов спустя, в доках усадил его на судно, которое везло груз в Африку, и капитан был его знакомым.
    Его новая миссия была исполнена, и Гектор вернулся на пляж, с которого он отплыл. На песке он увидел свою подзорную трубу, которую кто-то починил и отрегулировал. Он подтолкнул плот в море, и то подхватило его, и понесло прочь. А Гектор поднял свою подзорную трубу, и пошёл назад к маленькому кафе, а океан мягко стирал следы за его спиной.
   
    * * *
   
   
    Далее Вашему вниманию будет представление описание концерта Savatage в Нидерландском городе Тилбурге, которое прошло 13 Ноября 1998 года:
   
    источник "Aardschok", Январь 1999 (Нидерланды)
    писал Рон Ван Хол
   
    Было бы неправильно: начинать описание концерта, без описания впечатлений от площадки. Очень приятно, что концерт проходил в новом Тилбургском концертном зале 013. Снаружи шёл дождь (что часто бывает в Нидерландах), и здание, на строительство которого угрохали не много ни мало 5 миллионов долларов, выступало из этого дождя и выглядело очень впечатляюще. И, попав внутрь, я понял, что все эти деньги до последнего цента были потрачены не напрасно. Старый Тилбурский концертный зал "The Noorderligt" был вовсе не таким большим как 013 (2200 "мест" в отличии от прежних 1200). Этот новый зал был спроектировал наподобие кинотеатра, но только без сидений, и, где бы вы ни находились - вид на сцену открывается отменный. По обе стороны зала имеются балконы, а также - хорошие воздушные кондиционеры, которые были особенно актуальны на такой вечеринке, как в этот вечер.
    Как мы услышали, звук был ОК, и я могу сказать, что 013 - это наилучшая из всех Датских концертных площадок. Группе Vengeance была оказана большая честь: первыми выступить в 013 (официальное открытие должно было произойти только через 2 дня). Перед тем как Vengeance начали выступление, их гитарист Jan Akkerman вручал в руки посетителей их новый сингл "crazy horses". Затем Goewie (вокалист) заявил: "Вы ненавидите хард рок? Тогда вы, должно быть никогда не слышали Vengeance!", и начался типичный для этой группы гиг. Goewie носился по сцене в обмундировании пилота, да ещё в тюрбане, когда исполнялась песня "Arabia". Спасибо за исполнения новых песен "Flight 19" и "Planet Zilch"... Позже, своей классической композицией "Rock and roll shower" и ковером Osmond "Crazy Horses" выступление Vengeance завершилось
   
    После очень долгого перерыва на сцене появились музыканты Savatage, и сыграли лучший из виденных мной в этом году концертов. В прошлом году, выступая в Noorderligt, по моему разумению они были очень хороши, но этой ночью Savatage выступили просто выше всяких похвал. 140 минут лучших песен Savatage, и в превосходном исполнении. Все складывалась к тому, чтобы этот гиг стал выдающимся событием: новый зал, великолепное световое шоу, вокальное взаимодействие между Джоном и Заком, прекрасные инструментальные аранжировки Al-а Pitrelli и Chris-а Caffery - своеобразные посвящения их другу и основателю группы Крису Оливе, а также - сольные выходы Джона Оливы с альбома "Streets" ("A little too far", "Heal my soul" и "Believe"). Также были исполнены песни "Edge of thorns", "Sirens", "Gutter ballet", и попурри почти из всех песен со "Streets". Сюрпризом стали "Strange wings" / "Dungeons are calling". Ну а на бис была исполнена "Hall Of The Mountain King" (в которой Zak Stevens с помощью вокальных эффектов издавал весьма необычные звуки)
    После того как Savatage исполнили ковер песни ZZ Top "Tush", концерт был завершён - музыканты покинули сцену... Но потом, под неистовые крики зала, вернулись, и далее 800 человек услышали великие хиты таких групп как Foreigner, Thin Lizzy и Queen. Прекрасное завершение этого праздничного вечера...
   
   
    Глава 7
    "Транс-Сибирский Оркестр"

   
   
    К альбому "Dead Winter Dead" был приурочен выпуск сингла"Christmas Eve/Sarajevo 12-24", который предназначался для радиостанций, и забрался на верхние строки их чартов. Отсюда стартует проект Trans-Siberian Orchestra.
    Этот проект возглавил Пол О`Нил и Джон Олива; также в его состав вошли и иные участники Savatage. Это: Al Pitrelli, Jeff Plate, Johnny Lee Middleton, Chris Caffery и Zak Stevens. TSO соединили свои усилия с Бродвейскими музыкантами и первый результат не заставил себя долго ждать. Дебютный альбом Транс-Сибирского Оркестра был выпущен в 1996 году, и в 1998 году получил статус золотого диска.
    На альбоме представлена концептуальная история, которую придумал Пол О`Нил. С этой увлекательной, волшебной историей Вы можете ознакомиться ниже:
   
   
    Christmas Eve & Other Stories.
    Канун Рождества и Иные Истории.
   
    Это канун Рождества и Властелин смотрит вниз, на всех Своих детей. Почти две тысячи лет минуло с того дня, когда родился Его сын. И вот Он обернулся к своему самому молодому ангелу, и сказал ему: "Отправляйся вниз к земле, и принеси назад одну вещь, которая наилучшим образом представит всё хорошее, что было сделано во имя моё в этот день".
    Ангел поклонился Властелину, расправил свои крылья, и отправился с небес в мир людей, по дороге обдумывая, как бы исполнить свою миссию. Так много славного было сделано во имя Сына Христова, войны временно приостановились, соборы были возведены, и великие романы были написаны. И что же могло в столь короткое время наилучшим образом представить всё это?
    Когда он парил над землей, то услышал звуки церковных колоколов под собой. Этот звук был столь прекрасен, что напомнил ему голос Бога.
    Взглянув вниз, он увидел маленькую церковь, колокола которой исполняли рождественский гимн, Безмолвная Ночь. Когда последняя нота умерла в отдалении, он услышал одинокий голос, который пел внутри церкви. К нему быстро присоединился и второй голос, обнимающий первый в восхитительной гармонии, и к ним присоединялись всё новые и новые голоса, до тех пор, пока хор голосов розой не распустился в ночи. Очарованный волшебством он весь обратился в слух. И Ангел слушал до тех пор, пока песня не была завершена. И, когда он возобновил свой полёт сквозь ночь, он был восхищён тем, что слышал подобные звуки повсюду, из огромных городов и из маленьких деревень. Он слышал мелодии больших оркестров и голоса солдат, одиноких на своём посту. И в любых местах, где он слышал эти песни, он находил в сердцах людских надежду. Он поймал песню, когда она летела через воздух, и удержал её в своей руке (ангелы способны на это), и подумал, что, быть может, эти песни и есть та единственная вещь, которая наилучшим образом представляет Рождество. Они выказывают в голосах людей величайшее счастье, даже, когда надежда их подтачивается глубочайшим отчаяньем.
    Однако, когда минуло первое очарованье, и он вновь задал себе вопрос, то ли это, что он ищет, его сердце подсказало ему, что эта музыка не выразит всего. Есть нечто большее. Что ж, он продолжил свой полёт сквозь ночь, и одновременно обратился с молитвой к отцу своему на небесному. И вновь взглянув вниз, он увидел человека, который молился за своего ребёнка, о котором давно ничего не слышал, и которого не было дома в это Рождество. Следуя за молитвой, полетел Ангел, и летел до тех пор, пока не достиг того ребёнка.
    Она стояла у стены, под тихом снегопадом, и выглядела очень маленькой в очень большом городе. Перед ней на противоположной стороне улицы, находился старый городской бар, и ребёнок не знал, что может найти там...
    Клиенты этого заведения изредка поглядывали поверх своей выпивки, и не обращали никакого внимания на эту девочку. Что же касается владельца этого бара, так в этот день он работал больше, чем в какие-либо иные дни. Он не верил ни во что, кроме своего бара и своей кассы. Он никогда не был женат, он никогда не виделся ни с кем, кроме своих клиентов. Он появлялся здесь, когда приходили первые из них, и уходил, когда уходили последние. Он никогда никому не давал кредитов, а виски за семьдесят пять центов частенько разбавлял водой. И весь мир ему представлялся застывшим, неизменным. И вот неожиданно дверь открылась, и в этот мир ступил маленький ребёнок. Владелец бара даже и не помнил, когда в последний раз в этот мир захаживал ребёнок. Ну, а когда он спросил у ребёнка, что он здесь делает, ребёнок ответил ему, что за этой дверью стоит девочка, и она не может найти своего дома. Взглянув в окно, он действительно увидел девочку, которая стояла на противоположной стороне улицы. Обернувшись назад, к ребёнку, он поинтересовался: "Что же из того?", и ребёнок ответил:
    "В эту ночь всех ночей, если кто-то пожелает быть дома, он уже находится там"
    Владелец бара вновь поглядел на маленькую девочку, которая была отраженьем того, что говорил ребёнок. После нескольких секунд раздумья, он медленно подошёл к кассе и вытащил оттуда значительную денежную сумму, в потом он вышел из бара и пошёл через улицу к ребёнку.
    Каждый, кто был тогда в баре, видел, как он разговаривал с девочкой. Спустя несколько мгновений он остановил такси, и сказал водителю: "Аэропорт Д.Ф.К.". Когда такси отъехало, он, высматривая первого ребёнка, огляделся по сторонам, однако ж тот пропал. И что было самым странным, так это то что, хотя его собственные следы, ведущие из бара, всё ещё отчётливо виднелись на снегу, - следы ребёнка пропали. Вернувшись же внутрь, он стал у всех расспрашивать, не видел ли кто, куда пропал ребёнок, однако ж также каждый в те мгновенья смотрели на такси, и не видели, куда пропал ребёнок. И тогда он сказал, что раз случилась такая удивительная вещь, то, дабы сохранить таинство этой ночи, никто за выпивку платить не должен. Той же ночью Ангел вернулся назад на небеса, и передал в длань Бога, пожелание одной души счастья для другой души. Небесный Владыка взглянул и улыбнулся.
    - Счастливого Рождества!
   
   
    * * *
    Понятно, что с такими текстами black-metal-a не поиграешь, и музыка TSO - светлая, романтическая, вся пронизанная классическими аранжировками, но всё же в основе своём - rock. И поэтому интересная для всех почитателей Savatage.
    Второй релиз TSO был подготовлен к Рождеству 1998 года, и назывался Christmass In Attic. Вновь концептуальная история, и вновь автор Пол О`Нил.
   
    * * *
   
    Christmass In Attic
    Вторая часть Рождественской Трилогии Пола О`Нила
    Музыка: Paul O'Neill, Robert Kinkel, и Jon Oliva
    Где-то во вселенной, между реальностью и мечтами, молодой Ангел восседал на звезде, и был он погружён в думы. Некоторое время назад Владыка дал Ангелу задание, сойти на землю, дабы одарить человека, а также - найти там такую вещь, которая наилучшим образом выражала бы всё человечество. Сначала Ангел подумал, что это будет просто, ведь Царство Божье наполнено неисчислимыми дарами, которые могли бы очаровать любого человека, но вот Господь ласково сказал, что частью его задания является и то, что та вещь, которую он должен представить, не должна быть из небесного мира. Также как и любой человек, взывающий к помощи, он должен прибыть на землю и уйти с земли единственно в обличии души своей. "Владыка" - молвил Ангел смиренным тоном. - "Ежели я не могу ничего взять с собою, если я не могу ничего принести, то, как же я поднесу подарок полезный для всего человечества?" Но Владыка только улыбнулся, и заявил, что действовать надо незамедлительно, и так скоро, как только возможно. И вот Ангел оказался перед настоящим лабиринтом проблем.
    Так сидел он, обдумывал, что же ему предпринять, и вдруг почувствовал Ангел, как к душе его прикоснулась молитва ребёнка. И это представилось довольно странным, ведь в эту ночь все дети давно уже спали, предчувствуя волшебство, которое должно было принести им следующее утро. А дело было так: раньше, ещё днём, старшие ребята сказали некой девочке, что Рождества не существует, что это - всего лишь выдумка, предназначенная для совсем маленьких детей, а никто из взрослых в неё не верит. И придумали всё это, чтобы только помочь всяким лавкам да магазинчикам избавиться от залежавшихся товаров. Когда же девочка запротестовала, и молвила, что её родители рассказывали ей про Рождество совсем иное, ребята засмеялись, и заявили, что её родители просто сговорились, а она им и поверила.
    И вот, когда наступила ночь, девочка почувствовала, что не может заснуть, а всё пытается понять, где же здесь истина. И тогда же тень от ребячьей идеи засела у неё в голове. И никто не мог разрешить эту мучительную дилемму, потому что она одна одинёшенька была дома. Правда была одна личность, которая всё-таки могла эту дилемму разрешить - рассказать всю истину об этой ночи. Прежде, когда все засыпали, появлялся этот гость (правда, происходило это очень редко), - надо было только спуститься вниз, и ожидать, когда он поднесёт свои дары. Однако ж теперь, когда девочка стала спускаться вниз по лестнице, вспомнила она, что в прошлом году её папа прочищал трубу в печи, и там обвалились кладка, так её и не вычистили, и, стало быть, таинственный гость не мог у них появиться.
    Одно мгновенье потратила она на раздумья, и вот придумала, что ей делать дальше: нашла она свечу, зажгла её, и начала подниматься вверх по лестнице, на чердак; оттуда она намеривалась созерцать ночь, которая возлежала на крыше их дома. И вот она поднялась туда, и, прежде чем усесться в ожидании чуда, прошептала небольшую молитву.
    А Ангел понимал, что времени на выполнение его миссии осталось совсем немного, но, как и все ангелы, он чувствовал зов любой, обращённой к нему души, и, спустя лишь мгновенье, после того, как девочка обратилась к нему, был уже рядом с нею. Когда Ангел оказался на чердаке этого старого Викторианского дома, он почувствовал бессчётные тени от прежних Рождественских праздников, которые заполняли эту комнату, и тут же он придумал, как можно помочь ребёнку вновь поверить. Обратив внимание, что эти Рождественские тени витали рядом со старым сундуком, Ангел ласково направил очи девочки в ту сторону. Проведя своими невесомыми пальцами сквозь её волосы, он прошептал ей, что это - приятная дорога в прошлые времена.
    И вот ребёнок обнаружил, что сундук наполнен бесчисленными вещами, которые содержали воспоминанья о былых Рождественских праздниках. Украшения, игрушки и старые граммофонные пластинки появлялись одна за другой, но больше всего её заинтересовала небольшая стопочка пожелтевших писем и Рождественских карточек, которые появились задолго до её рождения. Очарованная этим оконцем, которое приоткрылось к якобы позабытым душам, она уселась на невысокую пачку книг, и начала читать.
    Это были письма от разных людей, которые рассказывали разные истории о том, как Рождество прикоснулось к их жизням. Здесь были письма человека, жизнь которого ныне стала весьма горькой; но самое светлое, что ему довелось встретить, была леди, которая когда-то владела этим домом. Теперь эта женщина жила в соседнем доме, и к ней очень редко кто-нибудь заходил. Также здесь были статьи о нём, как об удачливом бизнесмене, и их фотографии, когда они были молодыми, счастливыми.
    Ну, а в следующую часть ночи, Ангел осторожно прошёлся рядом с ребёнком, и прошептал некое внушение в её сердце.
    Итак, девочка охваченная этим помыслом, спустилась вниз по лестнице, взяла телефонную книгу, и в ней нашла номер того человека, о котором говорилось в статье. Она позвонила ему, и, когда он поднял трубку, сказала, что некто будет ждать его на трамвайной остановке напротив её дома. Затем она быстро повесила трубку. Потом она позвонила леди, которая жила в соседнем доме, и сказала ей тоже самое. А затем девочка поднялась наверх, и там продолжила ожидание. Позже, той же ночью, она из чердачного окна увидела их, медленно, рука об руку, идущих по направлению к дому леди.
    После изучения ещё нескольких писем, в числе которых было письмо молодого человека, который нашёл спасение в Рождественском сновидение, она поняла, что нечто волшебное есть в этом дне. Её друзья были не правы, полагая, что взрослые верят в этот день меньше, чем дети.
    Чувствуя, что теперь всё разрешилась, а также и большую усталость, она поняла, что не может больше ждать. Но, когда она уже думала уйти, то заметила, что рядом с сундуком кто-то есть. Должно быть, он явился, когда она ходила по лестнице. Приняв предназначенный ей подарок, она направилась назад, в свою спальню, где сразу же заснула. Ангел заметил, что эта ночь уже близиться к концу, и очень мало времени осталось на то, чтобы завершить его миссию. Вернувшись в небесное королевство, он предстал перед Владыкой, и показал ему ребёнка, который безмятежно спал в своей кроватке, - ребёнка, который понял, что мир полон волшебства, и с помощью этого волшебства он может творить счастье. Ребёнка, который вновь поверил. Владыка улыбнулся Ангелу, и принял его в своё сердце.
   
    * * *
   
    Несмотря на то, что следующий релиз TSO появился аккурат к Рождеству 2000 год, на этот раз музыканты изменили Рождественской тематике, и представили увлекательную мистическую историю о последней ночи гениального композитора Бетховена, достойную пера самого Гёте:
   
   
    Beethoven`s Last Night
    Последняя Ночь Бетховена
    (автор: Пол О`Нил) Музыка: Paul O'Neill, Robert Kinkel, & Jon Oliva
    Поздней весенней ночью 1827 года в городе Вене разыгралась сильнейшая за всю историю этого города буря. Небо озаряли бессчётные молнии. В большой, разворошённой комнате, Людвин Фон Бетховен медленно садится за пианино, и заканчивает работу над своей Десятой Симфонией. Это финал его творчества, и он уверен, что это - величайшее из его творений.
    От тени прекрасного духа Веры, и её искажённого сына Сомнения, к Бетховену приходит знание, что - это его последняя ночь на Земле. Это предсказание сопровождается голосами бессчётных духов и призраков из его прошлого, и он чувствует, что их шёпот невыносим для него. Он просит их уйти, но Сомнение говорит ему, что духи эти существуют, пока существует жизнь Бетховена, и затухнут только вместе с ним. Вместе с ярчайшей вспышкой молнии, духи прорисовываются особенно чётко и приближаются.
    Вместе с ударами, означающими полночь, появляется Мефистофель и сообщает Бетховену, что он пришёл сюда затем, чтобы забрать душу композитора. Стоящий перед лицом вечного проклятья, Бетховен ужасается, и требует, чтобы ему было дано время для того, чтобы переделать Десятую симфонию.
    Мефистофель смотрит в манускрипт симфонии и тогда, наполненный неискренним великодушием, говорит композитору, что даст ему столько дополнительного времени, сколько он пожелает, если он сейчас же сообщит ему, какие он намеривается внести туда изменения. Властно звучит его голос и Бетховен вынужден сообщить, что он собирается заменить лишь одну ноту.
    Дьявол кивает, и тут же делает композитору иное предложение. Если Бетховен согласиться отдать ему всю сочиненную им музыку, и дозволит Мефистофелю вычеркнуть её из памяти людей, то он оставит душу Бетховена в покое. Бетховен пребывает в величайшем волнении. Страшит вечность проклятья и мучений, но он не может отказаться от своей музыки, от главного дела всей своей жизни. Он не может принят решения.
    Мефистофель, видя его смущение, говорит, что он покинет его на один час, а затем вернётся, дабы получить от композитора окончательный ответ. Когда дьявол уходит, Бетховен замечает, что стрелки часов движутся быстрее, нежели обычно.
    Находящийся под давлением этой дилеммы, Бетховен пытается вспомнить те наиболее значимые дела из своей жизни, которые привели его к проклятью. В гневе, он обращается к Вере, дабы она протянула к нему свою руку. И, призванная назад, она вещает, что сейчас он сейчас изменил ей. Вынужденный вновь увидеть свою жизнь, он находит, что в наиболее болезненные моменты этой жизни, он направлял своё вдохновение на создание своих лучших произведений. Также он осознаёт, что сам - часть своей музыки; музыка - это причина его существования, и он выбирает вечность страданий, но только бы созданное им не было бы разрушено. Он не может отказаться от своей музыки - музыки, которая принесёт счастье многим.
    Когда Мефистфоль возвращается, и получает ответ, то быстро меняет своё первоначальное предложение на иное. Если только Бетховен даст ему одну лишь Десятую Симфонию (и никто-никто не узнает, что об этой поте), он вернёт душу маэстро. Бетховен мучается больше прежнего, и, после беседы с духом Моцарта, вновь сообщает, что не может разрушить свою музыку.
    В последней отчаянной попытке добыть Десятую Симфонию, Мефистофель указывает за окно, и там виден ребёнок, спящий в сточной канаве. Он говорит, что такой старый человек как он, Мефистофель, знает жизнь этого ребёнка в мельчайших деталях, ведает, все ужасы и страдания, которые поджидают его в его коротком существовании. Если Бетховен отдаст ему своё последнее музыкальное произведение, тогда Мефистофель окружит этого ребёнка своим вниманием, полностью переделает себя, и уберёт всё зло и несчастья из жизни этого ребёнка.
    Бетховен отворачивается от этой маленькой девочки, и решается сказать своё последнее "нет". Но, прежде чем слова вырываются из его глотки, он понимает, что вновь смотрит в сторону ребёнка. Он отчаянно пытается заверить себя, что эта девочка ничего для него не значит. Ведь она же не под его ответственностью, и он всё равно не сможет спасти миллионов таких же как она. Эта одинокая жизнь, не может заменить то счастье, которое принесёт его симфония бесчисленным поколениям.
    Но, в конце концов, терзаемый тем, что не может донести лучшие свои творения до этого ребёнка, он садится на скамейку перед пианино, и говорит, что согласен на эту сделку.
    Мефистофель танцует в восторге, и извещает, что означенное на манускрипте никогда не будет сыгранно. Дух Сомненья, подкрадывается свыше и шепчет в ухо Людвигу: "Откуда тебе знать, что Мефистофель исполнит своё слово?". Бетховен поднимается, и повторяет этот вопрос вслух. Мефистофель отвечает, что Бетховен может составить документ со своими словами и условиями, на задней стороне страницы, вырванной из библии. Бетховен обращается за советом к Вере, которая всё ещё стоит за его спиной и оберегает его. Она кивает, и говорит, что для теней, договор написанный на святой бумаге неразрушим.
    Бетховен совсем изнурён, и никак не может решится запечатлеть слова, которые будут означать разрушение его любимой Десятой. Вера, видя эту дилемму, предлагает написать это согласие, водя его рукой по бумаги. И, когда он поворачивается к окну, Вера начинает писать.
    "Это соглашение производится в ночь, Марта 26, года 1827, меж ниже подписавшимся, в том, что музыка Десятой Симфонии, сочиненная Людвигом Фон Бетховеном, первым сыном Джона и Марии Фон Бетховен, рождённым в городе Бонне, с этого времени переходит в собственность Мефистофеля, Властелина Тьмы, и первого отпавшего от милости Божьей. Он имеет право унести всю любые напоминания о звуках этой музыки из памяти людской и на всю вечность. В обмен за разрушение этой музыки, Мефистофель и его приспешники должны уйти из жизни ребёнка, ныне спящего в канаве, которая видна из окна этой комнаты. Их воздействие будет отменно немедленно и на всю вечность.
   
    Людвиг Фон Бетховен Мефистофель
   
    Мефистофель читает бумагу, подписывается, и пододвигает её к Бетховену. Не глядя на документ, композитор также подписывается. Незамедлительно вслед за тем, Мефистофель бросается к пианино, хватает манускрипт с Десятой симфонией и подносит его к пламени свечи. Бумага поглощёна стеной пламени. Но когда пламя затихает, дьявол поражён тем, что манускрипт по- прежнему существует. Он вновь подносит его к огню, и вскоре находит, что манускрипт остаётся целым.
    Почувствовав, что он был проведён, он кричит, требует объяснения, но Бетховен выразительным голосом поясняет, что и он потрясёт не меньше дьявола. Когда Мефистофель вновь осматривает манускрипт, он слышит хихиканье из тьмы. И там он видит духа Сомненья, который не в силах скрыть своё торжество.
    "Над чем смеёшься ты, жалкий тролль?"
    "Родители композитора дали жизнь сыну, до рождения маэстро. Они назвали его Людвигом Фон Бетховеном, но он умер, не дожив до года. Человек, который сейчас пред тобою - это Людвиг Вон Бетховен, второй, рождённый Джоном и Марией. Ты приобрёл Десятую Симфонию Людвига Фон Бетховена, перворождённого Джоном и Марией".
    Мефистофель впирает полный ненависти взгляд на Веру, которая посмеивается над его чопорностью. Тогда он метает музыку обратно к Бетховену, и вопит от крушения своих планов и исчезает во взрыве дыма и пламени.
    Бетховен изумлён неожиданным исчезновением Мефистофеля, и задает вопрос: не вернётся ли он за его душой. На это Вера отвечает, что он никогда больше не будет пытаться завладеть его душою.
    "Но Мефистофель сказал..."
    "Он дьявол" - отвечает Вера. "Он лгал". И, вместе с этими словами, мир окружает его тело и обнимает его душу.
    Когда он вопрошает Веру, что будет дальше, она ему отвечает, что пришло время обрести ему покой, и этой ночью к нему снизойдёт новая мечта, которая будет его вратами к раю. Когда эти слова достигают его души, Бетховен ложится на кушетку рядом с пианино, и тут начинается новая мечта.
    Вместе с уходом его души, шторм затихает и недвижимость распространяется по комнате. Одна за другой затухают тени и призраки. Когда всё одевает покровом мира, дух Сомненья сквозь окно влетает обратно. Он пристально разглядывает комнату, и озорное восхищение расползается по его лицу. Стремительно пролетев к пианино, он берёт манускрипт с Десятой Симфонией, взбирается с ней на вершину книжного шкафа, и аккуратно проталкивает её за стену. Таким образом, она была спрятана, и мир не узнает о её существования, до того дня в будущем, когда она должна быть обнаружена, и обрести новую жизнь.
    * * *
   
    13 ноября 2001 года TSO выпустили видео "Ghost Of Christmas Eve", на котором можно лицезреть выступление Транс-Сибирского Оркестра на сцене. В состав видео вошли следующие треки: O' Come All Ye Faithfull/O Holy Night, Good King Joy, Hark! The Herald Angels Sing, Christmas Eve (Sarajevo 12/24), Christmas Canon, O Holy Night, Music Box Blues, Promises To Keep, This Christmas Day, First Snow. Всё это вещи с первых двух альбомов TSO. Что же касается материала с "Beethoven's Last Night", так он будет представлен только зимой 2003 года, когда TSO, выедет в одноимённый тур.
    Так или иначе TSO, пусть и талантливый, но сторонний проект, мы же возвращаемся к Savatage, которые, параллельно с TSO продолжали жить, давали концерты, готовили новый материал, который и был реализован в 2001 году, под заглавием "Poets And Madman".
   
   
   
    Глава 8
    "Поэты и Безумцы"

   
    После 3-х летнего перерыва группа Savatage возвращается с новым альбомом "Poets And Madman" (Поэты и Безумец).
    В составе произошли неожиданные изменения, которые кого-то порадовали, а кого-то огорчили. Ушёл Зак Стивинс, а вернулся Джон Олива (подробнее о причиных этого Вы прочтёте ниже). Студийный состав был означен следующий: Jon Oliva: клавиши, лидер-вокал, Сhris Caffery - гитары, Johnny Lee Middleton - басс, Jeff Plate - барабаны, Al Pitrelli - дополнительные гитары, Bob Kinkel - дополнительные клавиши, подпевки, John West - подпевки.
    Группа организовала небольшой промо-тур, во время которого остановилась и в Брюсселе. Нижеприведенное интервью поможет Вам разобраться, что к чему в лагере Savatage:
   
    * * *
    Ливень бушует над Брюсселем, и, хотя время уже послеполуденное, тёмные тучи плотно обложили Бельгийскую столицу и не собираются расходиться. Однако ж настроение у вокалиста Savatage Джона Оливы и бассиста этой же славной команды Johnny Lee Middleton было самое что ни самое солнечное. Когда мы вошли в отель, где остановились два участника Savatage, мы почти сразу же столкнулись с Johnny, который потреблял американский завтрак. После нескольких усусов он оставил попытки поглотить то, что поставляют жирные Бельгийские корабли, и отравился в комнату своего собрата по группе Джона. В дверях мы почувствовали приятный запах подгоревшей зелени, который исходил из комнаты. На столе, внутри лежал источник приятного запаха: очертания подгоревших пучков зелени. Джон пояснил: "Вчера я выпил много Бельгийского пива в местном баре..."
    Контраст меж Джоном и Джонни - поразительный. Бассист: стройный блондин, с нейтральной улыбкой. Фигура же Джона такая, словно он - борец сумо; он чрезвычайно улыбчивый, и ведёт весёлый монолог. В это время по телевизору показывали клип Limp Bizkit. Джон заметил: "Дома я просиживаю у телевизора по 8 часов" и добавил по ходу клипа "Быстрее! Быстрее! Быстрее!... Чёрт, да я же уже это видел. Сейчас я застрелюсь!"
    Ну, что ж, впервые за 10 лет Джон поёт на новом CD Savatage "Poets & Madman". Вот что он по этому поводу говорит:
    "После тура 'Streets" мой голос подсел и звучал совсем не так клёво, как в прежние дни , причиной было то, что в течении лет я использовал его не так, как следовало бы. Я пел на слишком высоких частотах, почти что вопил. А это не очень то хорошо для любого голоса. По этой причине я соскочил из того тура на 5 месяцев раньше, чем было запланировано его завершить. Долгое время я отдыхал. Новое желание петь я испытал во дни "Dead Winter Dead". Недавно Пол О`Нил намекнул, что я могу вернуться, и я тут же воспользовался этим предложением, почувствовал такое же вдохновение, как в первые дни Savatage. Когда я вернулся в Savatage, большинство песен для Poets & Madman были уже записаны, однако ж они были адаптированы под голос Зака, и пришлось их во многих местах переделать"
    Ну а как бы вы прокомментировали уход Зака?
    Джонни: "Он подстриг свои некогда длинные волосы, и устроился на постоянную работу в страховую компанию. Странные изменения, правда? Когда люди заводят детей, жизнь их изменяется самым коренным образом. Они требуют от человека очень большой ответственности. И я понимаю решение Зака. К сведению: Savatage планировали большой, интенсивный тур в следующем году, включающий такие места, в которых мы не были уже очень длительное время. Зак же не может надолго разлучаться со своей женой, и маленькой дочкой. Ему пришлось принять нелёгкое решение..."
    Джон: "Я очень понимаю мотивы, которые подтолкнули его к этому поступку, и я действительно восхищаюсь им. У меня самого есть сын, ему в этом году 18 исполняется. И вместе мы пережили множество прекрасных мгновений. Если не считать тех времён, когда мы ездим в тур - я домосед. (и именно поэтому не буду выступать в грядущем туре) Рано или поздно Зак должен появиться со своим собственным EP. Но сейчас я его потерял. Он был моим братом по группе".
    А почему Джон Вест не стал новым певцом?
    Джонни: Он хороший друг нашего гитариста Криса Каффери. Он ездил в турне по Европе вместе с ним. Их группа называлась American Rock Live"
    Джон: "Но мы столкнулись с деловыми проблемами. Джон Вест в то время был занят через чур многими делами, и не мог на все 100% сконцентрироваться на Savatage. Ну, а к новому вокалисту мы предъявляем очень высокие требования..."
    И что теперь?
    Джон "Как раз в это время Крисс и Пол О`Нил заняты поиском нового певца и нового гитариста, которые заменят Al Pitrelli и Зака. Сейчас у нас 4 основных кандидата на место вокалиста, и 6 гитаристов. Все 4 вокалиста имеют громкое имя, однако ж пока что мы не станем раскрывать, кто они... (смеется). Нет, нет - даже если вы падете на колени - нет. Но в последнюю неделю Февраля, мы обязательно сделаем свой выбор"
    Между "Wake Of Magellan" и "Poets And Madman" почти четырёхлетний промежуток. За это время Вы добились потрясающего успеха с Trans Siberian Orchestra, третий альбом которых "Beethoven's Last Night" был выпущен в самом конце 2000 года. Не соскучились ли музыканты Savatage будучи столь долго без своей основной группы?
    Джон: Нет. Все почему-то думают, что TSO отвлекает нас от Savatage. Вздор. Мы всегда делили время между этим проектом и Savatage так, как нам было угодно. TSO всегда занимал у нас только один сезон в году. С ним мы работали зимой, непосредственно перед и после Рождества. В TSO является нашим экспериментом. На альбоме "Dead Winter Dead" есть песня "Christmas Eve (Sarajevo 12/24)", которую мы также реализовали как сингл под именем Savatage. И, хотя песня предназначалась для радио, тамошние диджеи видя в заглавии имя нашей группы, так как у них уже сложился предрассудок: наша группа ассоциировалась со словом "шум". В следующем году мы вновь выпустили этот сингл, но уже под именем Trans Siberian Orchestra на обложке, и без фотографий группы. После того как диджеи послушали это, наш телефон раскалился от звонков, и все радиостанции начали крутить это. И БУУМ! TSO взлетает в воздух! Первый альбом был распродан тиражом в почти что миллион копий, ну а второй алтбом TSO был выпущен в 1998 и называется он "The Cristmass Attic".
    Наверное, благодаря TSO Вы, ребята, теперь миллионеры?
    Джонни: "Хотел бы я!"
    Джон: Да, конечно! (смеётся). И именно поэтому я вчера сидел в местном баре! Ну, а если серьёзно, то продюсирование TSO стоило больших денег. И на записи, и на выступлениях надо платить всем музыкантам. Или вот, к примеру, на наших выступлениях нам требуется выпускающая туман машина - прямо скажем, не дешёвая штука. По сравнению с Savatage, стоимость этого чрезвычайно высокая. В тур мы едем с тремя автобусами, и двумя грузовиками. Мы возим 25 человек, которые работают на сцене. И всем им надо платить"
   
    Как TSO был принято фэнами Savatage?
    Джон: "Меж этими проектами очень большая разница. Совершенно разные музыкальные стили"
    Джонни "На концертах TSO можно было видеть очень разнообразную публику: здесь были и 60- летние бабушками, сидящие рядом со своими 4-летними внучками, а рядом с ними - свирепые фэны Savatage"
    Джон: "Savatage не идёт дорогой многих групп, которые делают некоторые записи затем только, чтобы выжить. Все участники нашей группы могут прожить засчёт вещей, которые они делают вне Savatage. Если же мы захотим заработать побольше денег, так оставим Savatage и станем эксплуатировать идею TSO по максимуму. Однако ж мы не хотим этого. Никогда! Savatage даёт нам возможность выразиться как артистам и как творческим личностям и мы счастливы этим! Мы рады тем, что можем путешествовать по всему свету. Доход, который мы получаем с Savatage никогда не позволит нам купить себе Корветт. Или, как бы сказал Джонни: мы играем ради своего удовольствия. И это действительно так! Деньги не имеют значения. Когда в Октябре 2000 года мы начали работать над новым альбомом Savatage, и подключили наши гитара - я просто задрожал от счастья. Восхитетельно! Такое чувство, будто я записываю новые "Sirens"
    В Октябре 2000?.. Выходит "Poets And Madmen" были записаны в течении всего лишь 4 месяцев?!
    Джон: "Да, спасибо Полу О`Нилу, который взял на себя проработку всей лирику. Сначала мы не хотели записывать новый концептуальный альбом. "Dead Winter Dead" и "The Wake Of Magellan" отняли у нас много крови, пота и слёз. Но Пол предоставил нам новый концептуальный альбом. И слелал это очень качественно, когда вся музыка уже была написана"
    Кстати, о концептуальных CD. Правда ли, что "Streets" базируются на истории написанной Полом, когда ему было 16 лет, и всё это время пролежавшие в его доме нетронутой?
    Джон: Да, это действительно так. Пол нашёл её и переписал специально для "Streets". Он ввёл некоторые элементы из моей жизни, гад такой! А песня "Tonight he grins again" - наиболее подходит к биографии Джона Оливы. Пол великолепный рассказчик. Сам он читает очень много книг. И он участник группы, хотя и не числиться в составе"
    Он действительно никогда не выходил на сцену?
    Джон: "Да. Причина тому, что Пол очень застенчивый. Он предпочитает работать за экраном.
    А как насчёт "небольшой" проблемы с новым певцом и новым гитаристом....
    Джон (громко смеётся): Окей, здесь вы поймали! Но я не волнуюсь насчёт этого! Взгляните на историю Savatage. Сколько было изменений! Всё началось 20 лет назад, когда Avatar поменяли своё имя на Savatage. Подумайте - 20 лет! И я верю, что мы выпустим ещё 6 или 7 CD.
   
    * * *
   
    Вот как был анонсирован новый альбом Savatage:
   
    Одни из величайших в этом мире металлических воинов Savatage: выжили. За всю 20-летнюю историю они многое пережили: мучительную трагедию, изматывающие бесконечные изменения в составе, и сопротивление музыкальных трендов. За это время группа выпустила 12 альбомов, или даже 15, если считать с Trans-Siberian Orchestra (TSO) - группой, состоящей из участников Savatage. И вместе с Poets & Madman они открывают новую главу в своей истории.
    Это первая за последние три года запись Savatage. Здесь им удалось создать динамичный саунд, микстуру из мощи Black Sabbath и драматизма Queen. Хотя в последние годы группа экспериментировала с симфоническими рок операми, Poets&Madman представляет более гитарно ориентированный звук, показывающий талант Chris Caffery и Al Pitrelli. Однако ж Pitrelli перешёл в Megadeth, когда работа над альбомом была в самом разгаре. Также и Zachary Stevens оставил пост вокалиста. Впервые, со времён 1994 года Savatage стали квартетом, и впервые, со времён 1991 года, вокалистом вновь стал Джон Олива.
    А на самом деле Poets & Madman является триумфальным возвращением во времена "Mountain King".
    Продюсером вновь выступил Пол О`Нил, который уже долгое время сотрудничает с группой.
    Олива верит, что такая сильная работа как Poets & Madmen не была бы возможна без стороннего проекта TSO. Он говорит: "Этот проект как бы освежил Savatage". О`Нил же понимал, что основной его задачей является извлечение более тяжелого звука, нежели на работах TSO. И, надо сказать, с этой работой он превосходно справился.
    В конце-концов Savatage подписали контракт с Nuclear Blast America, обозначив тем самым окончание своего 15-летнего сотрудничества с Atlantic Records (однако ж TSO всё ещё остаются на том лейбле). Вот что Олива поведал по поводу Nuclear Blast: "Первая наша встреча с этими ребятами была прекрасна. Они наши фэны! Они знают все наши песни, лирику, рассказы и историю группу. И они только сказали нам, чтобы мы поскорее отправлялись в студию"
    Ими была создана 10 минутная композиция "Morphine Child", которая является центральной частью всего альбома, а также - самым длинным из всех записанных Savatage песен.
    Но эта песня лишь одна из 11 составляющих альбом глав, не считая "Shotgun Innocence" - бонус трека, на котором можно слышать гитарную работу Криса Олива. История рассказывает о... Впрочем, полный вариант этой истории представлен ниже, здесь же можно добавить слова Джона Оливы: "Пол - поэт, ну а я - безумец".
   
   
    * * *
   
    Ну, а ниже Вы можете ознакомиться с очередной увлекательной историей, лёгшей в основу Poets And Madmen:
   
   
    "Вещи, которые покинули мир взрослых, имеют склонность непреодолимо увлекать молодых. Это действительно в молодых силах, вновь и вновь вспоминать былые помыслы, книги, машины, музыку и даже строения, особенно старые готические строения. И вот как-то раз, поздней летней ночью три городских парня, проехав многие мили от того места, где они жили, они приехали к такому зданию. Они нашли это строение в журнальной статье, описывающей, что многие научные центры по изучению психики были закрыты в последнюю декаду, и их пациенты были привлечены к незначительным общественным делам. Статья сопровождалась бессчётными научными комментариями, касающихся направления современных психологических изыскиний, но то, что действительно привлекло внимание тинейджеров, так это фотография одного старого, покинутого института. И фактом было то, что он находился всего лишь в сорока милях от них. И вот субботним вечером, когда все иные дела были сделаны, трое из них забрались в старый Додж и поехали.
    Несмотря на то, что они знали, где это находится, отыскать строение было весьма проблематично. Сооружение было спрятано плющом и древесными кронами, и огорожено железной решёткой, которая скрывала также и целые акры земли. Внезапно водитель увидел силуэт башни на фоне ночного неба. Поставив машину на обочину дороги, они, один за другим, перебрались через ограду. Когда они приземлись на другой стороне, объект их исканий материлизовался пред их глазами. Построенный в начале ушедшего века, институт был исполнен в готической форме, также, впрочем, как и многие иные постройки из того периода. Он был сложен из массивных каменных блоков, а крыша его была выложена из чёрного сланца. Каждый из водосточных желобов венчался гримасничающим ликом гнома или же горгульи. Это привлекало своей мистической аурой; особенно, когда заблистало под ярким светом полной летней луны.
    Они пробрались в здание через разбитое подвальное окно. Дэрил пробался первым, так как он был старшим, и являлся в их компании лидером. За ним последовал самый молодой из троицы Томми, и, наконец, Джой, который, видя пред собой распахнутое окно, жаждал отступить. Вместе, трое обнажили ржавые груды медицинского оборудования, заполненные сором кабинеты и бессчётные груды бумаг. Обнаружив лестницу, они проследовали вверх, и там обнаружили только лишь две двери, которые были накрепко закрыты, но третья дверь под их напором закачалась, они её выломали и оказались в просторном помещении. Эта была огромная комната с потолком, украшенным чудесной росписью. А сквозь изразцовые окна ночь насылала свои тени. В это мгновенье трое почувствовали благоговение пред необъятной красотой здания, которое было пред ними. То, что этот научный центр располагался вдали от населённых пунктов, защитило его от вандализма, и сохранило его очарование.
    Трое подростков начали свой путь по балконным ярусом, когда Томми, который был их лидером, заметил в темноте нечто. Из-за того, что освещение там было чрезвычайно сумрачным, не представлялось возможности разглядеть это внимательнее. И вот Дэрил нащупал карманы куртки Леви, которая всегда была с ним. Он быстро достал нераспечатанную пачку сигарет Мальборо и бронзовую зажигалку Зиппо. Отложив куртку и Мальборо на стол, он поднял Зиппо, открыл её наконечник, и крутанул колёсико по кремнию. Тотчас же, полезное для них жёлтое пламя было вызвано к жизни, и высветило небольшой круг света.
    Идя в святовом пятне, в которое его теперь окружало, Томми, обнаружил упавшую бронзовую статую. После того, как им удалось перевернуть её лицом вверх, Томми смог прочитать, кто именно был запечатлён в бронзе. И, когда он прочёл надпись, что - это давно забытый благодетель этого госпиталя, он услышал некий звук, и причём - совсем от себя близко. Все трое обернулись, и увидели маленькую, погружённую в тени фигуру, которая схватила куртку Дэрила, и бросилось вниз в залу, а оттуда - проскочила в боковой коридор. Сначала они даже двинуться боялись, но затем внезапно возвестил: "Там были ключи от машины!". Вместе с Дэрилом, который бежал впереди, они начали преследование фигуры - бросились в залу. Там они повернули в тот коридор, в котором исчез незнакомец, и в конце этого коридора увидели закрывающуюся дверь. И, когда троица достигли той двери, то закрылась она. А потом они увидели фигуру человека, которого они преследовали: он сидел на подоконнике и глядел в ночь, единственная, незажённая сигарета была в его руке.
    Дверь была из стали, а окно - маленькое и зарешёченное. Они долго пытались выломить дверь, однако же ни дверь ни фигура в окне не сдвинулись ни на дюйм. Сложившаяся ситуация представлялась безнадёжной, когда Дэрил, глянув вниз, обнаружил, что его куртка, целая и невредимая, лежит у порога этой двери; ключи, так же как и пачка сигарет лежали сверху. И только новая пачка сигарет была распечатана, и одна сигарета пропала. Дэрил повернулся, и, светя своей зажигалкой Зипо над дверью, обнаружил, что одинокая фигура, так же как и прежде сидит за окном. А потом, впервые за всё время, пока троица была здесь, человек обернулся.
    Увидев зажигалку, он на мгновенье заколебался, а затем сбросил к ним свою сигарету.
    "Что он делает?" - спросил у Дэрила Джой.
    "Хочет зажечь" - ответил Дэрил, зажигая своим Зиппо сигарету
    "Кто ты? Мать Тереза?" - пробормотал Джой.
    "Во чёрт, как ты думаешь, кто он на самом деле?" - прерывисто прошептал Томми, кивая в сторону незнакомца.
    "Вероятно, один из безумцев, которого здесь позабыли" - предположил Джой.
    "Быть может, он был выпущен, а теперь просто вернулся" - выдвинул свою теорию Дэрил.
    Пробрабравшись вдоль стены, Дэрил обратил внимание, что справа от двери, находился прицеплённый к стене небольшой ящик, на котором значилось: "Медицинская Карта Пациента", а внутри ящика лежала объёмная брошюра. Направляясь обратно в залу, Томми проверял и иные подобные ящики, однако ж ни в одном из них никаких бумаг не было. И вот Дэрил открыл брошюру, и объявил:
    "Здесь сказано, что имя этого парня - Кевин Картер".
    "Почему ты думаешь, что это именно его дело?" - спросил Томми, читая через плечо Дэрила.
    "А здесь его изображения" - заявил Дэрил, извлекая фотографию.
    "Как он попал сюда?" - продолжал Томми.
    "Здесь сказано, что его разум был расколот" - ответил Дэрил, переворачивая страницы. "Также сказано, что он был знаменитым фотографом".
    "Ну, а я никогда о нём не слышал. Что он сделал?" - спросил Джой.
    "Ух ты! Глядите, здесь статья из журнала о нём. Здесь о разрушении какого-то Советского правительства в Африке. Глядите, здесь подчёркнуто! Это журнал "Таймс"!"
    Дэрил читает подписи под фотографиями. И там речь идёт не только о падении коммунитической диктатуры, которая контролировала некоторые Африканские регионы, но и криминальных группировках, которые разрослись, дабы заполнить возникший вакуум власти".
    "Господи! Смотрите, это кадры из войны в Судане!" - воскликнул Дэри. И все трое увидили фотографию сделанную Картером, когда он и группа журналистов в джипе прорвались через дорожный пост на Суданской дороге. На фотографии отчётливо видно было ружьё одного из повстацев, который стрелял в сторону человека, делавшего эту фотографию.
    "Ну, теперь понятно, как он заработал умственное расстройство. Кто же делает фотографии людей, которые в тебя стреляют?" - саркастически заметил Джой.
    Когда они продолжили читать, то узнали, что Картер получил приз, как лучший фотограф года.
    "И этот парень здесь?" - недоверчиво произнёс Джой. "Он должен наслаждаться жизнью в отеле Нью-Йорском отеле Ритц"
    "Подождите минутку! Я нашёл. Я нашёл". - запротестовал, перелистывавший страницы Дэрил. "Здесь сказано, что он пытался повеситься из-за некой девочки".
    "Он бросил свою карьеру из-за какой-то девчонки!" - недоверчивым тоном отозвался Джой.
    "Сказано, что он прибывал в крайне депрессивном состоянии, которое и подтолкнуло его к самоубийству" - отвечал Дэрил.
    "Пытался убить себя из-за какой-то тупой девки. Да он просто идиот!" - заржал Джой.
    "Ох Боже, она могла быть роскошной тёлкой" - филосовствовал Томми.
    "Глядите, здесь фотография этой девочки" - возвестил Дэрил.
    "Ммм, милая. Милая. Но, Господи, мир наполнен женщинами, которые хорошо выглядят" - задумчиво произнёс, разглядывающий картинку Томмию
    "Любой парень, которого какая-либо девица смогла довести до эдакого состояния, достоин того, чтобы сидеть взаперти!" - продекламировал Джой, разглядывая фотографию.
    В это вреям Дэрил продолжал читать материал, и вот возвестил:
    "Я не думаю, что эта девушка была его проблемой. Согласно этим записям, он разорвал с ней".
    И как раз в это мгновенье вторая фотография, которая прилипла к задней части фотографии с первой девушкой, упала на пол. Томми нагнулся и поднял её. И все они застыли в безмолвном ужасе, который нахлынул на них от этой фотографии. Дэрил изучил страницу, которая прилагалась к фотографии, и объяснил, что он там обнаружил. Это была та самая картинка, благодаря которой Кевин Картер выиграл премию. На фотографии была маленькая, четырёхлетняя девочка из Судана. Из-за войны, которая неистоствовала в её стране, девочка и её семья осталась без мужчины-кормильца. Её отец был убит солдатами правительства, которых не остановил тот факт, что он простым фермером. Также и всё их хозяйство было изничтожено. Оставшаяся семья находилась примерно в тридцати милях от ближайшего продовольственного пункта. И тогда, вместе со своей матерью и старшим братом, девочка начала свой тридцатимильный путь к пункту, где она могла бы получить пищу. И на этом пути её брат и мама умерли от голода, оставив ребёнка, который должен быть прорываться сквозь последнии мили в одиночестве. Когда она досстигла продовольственного пункта, и уже едва могла двигаться, она обнаружила, что вся пища уже пропала. Совершенно изнурённая и одинокая более, нежели кто-либо из нас, она упустилась на землю. И в это мгновенье перед ней опустился стервятник. Птица глядела на ребёнка, выжидая, когда тот умрёт. Кевин Картер, который в то время был фотографом Новостей Рейтер, сделал фотографию в то самое мгновенье. И сразу же вслед за тем ребёнок умер. Через несколько месяцев, о нём, уже получившим премию, сказал его друг: "Сидит под деревом, плачет и курит сигарету за сигаретой".
    Когда Томми и Джой выслушали его, Дэрил продолжил, поясняя отчёт доктора, который констатировал, что Картер, в отличии от своих многочисленных собратьев журналистов, не смог вырваться из того, что было с ним в Африке. А вот слова самого Кевина: "Постоянно преследуют воспоминия: образы убийств и трупы, невинных и злых; безумца, нажимающего на спусковой курок, и ранящий ребёнка" Диагноз состоял в том, что ядром проблемы Кевина было то, что он день за днём вбирал слишком много бед этого мира. Он не мог принять зла, но оно продолжалось, а он не имел сил, чтобы остановить его. Он стал алкоголиком, а потом перешёл на накотики - от лёгких, ко всё более и более тяжёлым. Этим он пытался умертвить свои чувства, но это не приносило ему никакого облегченья. После того, как очнулся от неудачной попытки самоубийства, друзья отвезли его в этот институт.
    "Как вы думаете, почему он всё ещё здесь?" - спросил Джой. Впервые за всю эту ночь в его голосе прозвучали жалостливые нотки.
    "Его друзья перевезли его в больницу, как только институт был закрыт. Все пациенты были переведены в ближайшие учреждения соответствующего направления" - сообщал им Дэрил. "Доктора настояли на том, что и он должен быть перевезён, и во время этой перевозки он исчез. На этом документ заканчивается".
    "Как вы думаете, что случилось?" - спросил Томми.
    "Я думаю, что он пытался вырваться отсюда в настоящий мир, но, из-за его чувств, ничего у него не получилось, и он вернулся сюда" - заключил Дэрил.
    "Быть может, рассказать о нём полиции?" - спросил Томми.
    "Что же мы скажем? Что мы вломились сюда и нашли его. Быть может, лучше всего просто оставить его здесь" - предложил Джой. Обычный для него сарказм, вновь прозвучал в его голосе.
    "Весело" - Томми повернулся к Дэрилу. "Мы можем сделать это анонимно"
    "Нет, я думаю, ему будет больно вне этого места. Мир вне этого места приносит ему лишь новые и новые страданья" - ответил Дэрил, осторожно укладывая брошюру, обратно в коробку".
    "И теперь надо убираться из этого места! Ну его ко всем чертям!" - воскликнул Джой.
    И Джой пошёл прочь из этой залы, а за ним Томми. Дэрил заколебался и тут решил просунуть под дверь несколько сигарет. Но потом, окликнув Джоя и Томми, и посовещавшись с ними, решил запихнуть туда целую пачку, а также и зажигалку Зиппо.
   
    Постскриптум.
   
    Год спустя эти трое узнали, что Кевин Картер совершил самоубийство. Дэрил решает вернуться в заброшенный госпиталь, который был последним местом, в котором они видели Кэвина живым. Он останавливается перед дверью, быстро произносит молитву, и как последний жест, кладёт новую упаковку перед дверью и уходит. Ещё один год спустя, Дэрил вновь возвращается в госпиталь и находит Мальборо на том же месте, где он их оставил, но упаковка распечатана, и только одна сигарета взята.
    С тех пор Дэрил возвращается туда каждый год. Он всегда видит здание покинутым, а Мальборо - на том же месте, где он оставил их прежде, но упаковка всегда раскрыта, и всегда одна единственная сигарета пропадает. Тогда Дэрил забирает старую пачку и кладёт новую, и этот ритуал продолжается и до нынешнего дня. По разумению Дэрила, Мистер Картер всё ещё жив, и он всё ещё может быть полезен для мира, в котором живёт шесть миллиардов человек, одним из которых всегда был Кевин Картер.
   
    * * *
   
    Остаётся добавить, что на вопрос, является ли Кевин Картер реальным человеком, музыканты ответили, что действительно был такой. И всё, что в этой истории говорится про него - правда. В остальном же история - плод авторской фантазии.
   
   
    * * *
   
    Вскоре состав Savatage был укумплектован, и в турне группа отправилась в следующем составе: Damond Jiniya - vocals, Jon Oliva - keys, vocals (на некоторых концертах), Chris Caffery - guitars, Jack Frost - guitars, Johnny Lee Middleton - bass, Jeff Plate - drums.
    О новом вокалисте Savatage известно следующее: Дамонд родился в Palm Springs, Калифорния., 16 Декабря 1974 года. Он воспитывался своей матерью, которая работала певицей и актрисой.. Также и его бабушка, и сестра были певицами/актрисами. В возрасте двух лет он вместе с матерью впервые вышел на сцену, и исполнил что-то из репертуара Чарльза Дикенса (не путать с Брюсом Дикенсоном!)
    Жизнь Дамонда проходила, как говорится - в дороге. В возрасте 9 лет он уже побывал в 48-ми штатах. Будучи подростком Дамонд увлекался жанрами панк, соул и метал. В числе его любимчиков были: Janis Joplin, Prince, Mr. Bungle, Black Sabbath, и Jane's Addiction. Также он много писал: завершил дюжину поэм, песен, новелл и два сценария для фильмов. Он организовал множество групп, с которыми ездил по Штатам, и открывал концерты тогда ещё безызвестных Mother Love Bone и Nirvana (это было в конце 80'х и начале 90'х).
    В последующие годы Дамонд работал и ездил в турне с группой Diet of Worms. Эта группа записала 2 студийных альбома. Помимо того Дамонд придумал осветительную систему Intelligent Lighting. Он побывал в Европе, Мексике, Канаде и Штатах, как музыкант и техник.
    Дамонд присоединился к Savatage в марте 2002 года, и впервые вышел на сцену 19 Апреля 2001, в Jaxx, Springfield, штат Вирджиния.
    Savatage отыграли на Dynamo Open Air, а затем на Graspop Festival, а в конце 2001 года они отправлились в тур в качестве хэдлайнеров (по традиции тур открылся в Tilburg 013)...

КОНЕЦ.