<<Назад Подробности о новинке вы можете прочитать на сайте ladakalinablog.ru или по ссылке: Калина 2 технические характеристики
   
"Тайна Гробовой Пещеры"

   Глава 1
   "Нежданная встреча"

   
    Антон и Мариша - брат и сестра. Антон двенадцатилетний мальчик, с круглым, веснушчатым лицом. Он был очень непоседливым, и учился ниже среднего. Впрочем, он отличался добродушным характером, и в будущем мечтал стать программистом.
   Мариша была на год его старше. В отличие от брата, все знали её как рассудительную, ответственную девочку. В школе она училась на одни пятёрки. Веснушек у неё не было, зато волосы от природы были огненного цвета. И этими длинными, пышными волосами она очень выделялась.
   Летом родители Антона и Мариши собрались в длительную командировку, а своих чад отправили в деревню к прабабушке. Деревня находилась в трёхстах километрах к юго-востоку от Москвы, и называлась Тёмная Глушь. Отец довёз их на машине до бабушкиного дома. Там выгрузил еду, книги и некоторые иные припасы. Поговорил с прабабушкой, сказал на прощанье, что вернётся через три недели, и уехал.
   Там Антон и Мариша оказались в деревне Тёмная Глушь.
   
   * * *
   
    Прабабушкин дом был большим и пустынным, так что и для Антона и для Мариши нашлось по отдельной комнате.
    Девяностолетняя прабабушка Наталья держалась молодцом, и через полчаса уже приготовила масляных блинов. И вот она пригласила своих гостей за стол.
   Антон уплетал за две щеки. Мариша тоже кушала с аппетитом, но не спешила.
    Вот Антон запил блины молоком, и спросил:
   - А почему ваша деревня так называется?
   Прабабушка Наталья вздохнула и молвила:
   - Ох, дитятко, так и в давние времена и ныне в округе нашей леса стоят тёмные, да нехоженые. Вот потому так и называют...
   Антон задал ещё один вопрос:
   - А почему почти все дома в вашей деревне либо заколоченные, либо и вовсе - развалившиеся?
   - Так люди в город переезжают, - опять вздохнула прабабушка Наталья. - Никто здесь жить не желает. Одни старики древние, такие, как я, остаются. Только в одном доме у околицы живут брат и сестра. Они ещё моложе вас.
   - Что же, без родителей живут? - спросила Мариша.
   - Без родителей. Сироты они. Но с хозяйством прекрасно справляются. А если у них в чём нужда появляется, так мы, старики деревенские, помогаем им. Но, на самом то деле, они чаще нам помогают. Они ребята хорошие, так что вы с ними обязательно подружитесь. Они окрестности хорошо знают, и в лес ходят. Но только не в еловую чащу...
   - А я по карте смотрел: в этих лесах должен быть вход в пещеру, - сказал, поедая очередной блин, Антон.
   Если до этого прабабушка улыбалась, то после слов Антона, она сразу помрачнела, и сказала суровым голосом:
   - А вот к пещере этой вам ни в коем случае нельзя приближаться.
   - Почему же? - живо спросил у неё Антон.
   - Много дурного про эту пещеру говорят, - молвила бабушка. - Прежде в этих местах люди пропадали. Вроде бы нашли какие-то улики, что надо их в пещере искать. Пошли туда люди вооружённые, да никто не вернулся.
   - Так это давно было! - заявил Антон.
   - Давно то давно, да и в наши дни обитает здесь лихо. Не так давно баба Анюта корову свою пасла, да задремала. Как проснулась: глядь, а корова её, Ромашка, уже до опушки леса елового дошла. Ну, Анюта её звать стала, а корова не слушает: у опушки пасётся. Тогда Анюта сама к ней пошла. Метров пятьдесят их разделяло, когда корова пропала. Вот представьте: стояла корова на опушке, а в следующее мгновенье не стало её, будто и не было никогда. Анюта глаза протёрла: нет коровы и всё тут. А деревья в лесу закачались, будто что-то тяжёлое на них надавливало.
   - Может, просто ветер дул? - предположил Антон.
   - Нет, в тот день ветра совсем не было. Да и какой, по-вашему, нужен ветер, чтобы деревья так гнулись?.. Ребятки, послушайте, что я вам скажу: по лесам этим нечисть бродит. В основном лесным зверьём питается, а к нам людям почти не наведывается. Тоже самое вам и Олег с Ольгой скажут...
   - Кто-кто? - переспросил Антон.
   - Ну, брат и сестра, сиротки.
   - А-а.
   - Так что вы можете мой сад исследовать, можете в нашем деревенском пруду купаться, а далеко ни в коем случае не отлучайтесь. А то я за вас волноваться буду, спать не смогу.
   - А я и не собираюсь никуда уходить, - заявила Мариша. - Я с собой из города много разных книг взяла, вот их и буду читать.
   - Ну, а я пойду в пруду купаться, - сказал Антон.
   Так они и сделали: Антон побежал купаться в деревенском пруду, а Мариша устроилась на скамеечке возле столика в бабушкином саду. Место было очень удобное: над головой благоухала старая яблоня, в её кроне чирикали воробышки, шелестели листья, а, кроме того - никаких звуков. Девушка так погрузилась в чтение, что совсем позабыла о ходе времени.
   Между тем прошло уже несколько часов. Прабабушка Наталья сладко дремала на печи, а Антон всё не возвращался.
   Он и не мог вернуться. Случилось страшное.
   
   * * *
   
   Антон вдоволь накупался в пруду, позагорал на солнышке, а потом соскучился. Он подумал: "Вот бы хорошо, чтобы пришли эти сироты Олег и Ольга. Я бы с ними подружился". Но на его беду Олег и Ольга в это время были заняты по хозяйству. А если бы они пришли тогда на пруд, и встретились там с Антоном, то многих бед удалось бы избежать.
   Но они всё не появлялись, и Антон поднялся, и пошёл прочь от пруда. Он думал: "Что мне теперь делать? Возвращаться в дом к прабабке Наталье? Не - там скучно. Пожалуй, поброжу по окрестностям. Может, найду что-нибудь интересное. Говорили в лес не ходить? Ладно, не пойду. Я этих мест не знаю, а без карты и без компаса и заплутать недолго. Ну а во всякую нечисть я, конечно, не верю: всё это сказки. Так что дойду до опушки. Поброжу там, может, грибов найду, а, может, и ещё чего- нибудь..."
   Так он рассуждал, и шёл через поле к лесу. Поле было ясным, солнечным, с изобилием сочных трав и ярких цветов. Резким контрастом полю был лес. Древние ели вздымались тёмной, колючей стеной. Это были настоящие исполины, простоявшие здесь долгие века. Под их ветвями даже и в этот час было сумрачно.
   Чем ближе к лесу подходил Антон, тем сильнее ему хотелось повернуть назад. Но он шёл вперёд уже из упрямства, чтобы доказать себе, что ничего не боится.
   А потом Антон почувствовал, что на него кто-то смотрит. Мальчик внимательно огляделся, но никого поблизости не увидел.
   Тогда он крикнул:
   - Эй, есть здесь кто-нибудь?!
   Из еловых ветвей взметнулась большая, тёмная птица, и полетела над деревьями, оглашая округу громкими, тревожными криками.
   - Фу ты, а я думал... - выдохнул мальчик, и тут увидел деревянный ботинок.
   Размером этот ботинок был как раз с его тело.
   - Странно, кому это понадобилось вытачивать такой здоровенный ботинок, и бросать его здесь? - вслух размышлял Антон.
   Он решил исследовать ботинок, и подошёл к нему вплотную. Тут почувствовал резкий, неприятный запах, который мог бы исходить от давно не мытых носок.
   Антон даже нос зажал. Тем не менее, он решил заглянуть в ботинок. Но ничего у него не получилось. Он лбом ударился об невидимую преграду.
   А потом что-то жёсткое и сильное сжало его тело, и подняло вверх.
   - А-а-а!!! - заорал мальчик, и попытался вырваться.
   И тут услышал грубый, словно бы из железной бочки идущий голос:
   - Не рыпайся. Теперь тебе никто не поможет...
   Антон огляделся, и понял, что находится в руке великана. У этого великана было уродливое, покрытое наростами лицо. А глаз у него был всего один, и тот: посреди лба.
   - Выпустите меня, пожалуйста! - взмолился Антон.
   - А об этом даже и не мечтай, - хмыкнул великан. - Посмотри лучше на солнце...
   Антон взглянул на Солнце. Оно, также как и остальной мир, было тусклым.
   - Мы под моим плащом-невидимкой, - пояснил великан. - Вот досада: мой ботинок стал видимым, открылся тебе. Так что пришлось тебя похитить...
   - Куда вы меня понесетё?
   - Конечно, в мою пещеру. В Гробовую Пещеру! Кстати, ты насмотрелся на Солнце?
   - Нет!
   - А зря. Ведь ты его больше никогда его не увидишь.
   После этого великан дунул на Антона, и мальчик погрузился во мрак.
   
   
   
   
   
   Глава 2
   "Сироты"

   
    Вечерело. Из-за плохого освещения Марише стало трудно читать. Она заложила в книгу закладку, потянулась, взглянула на часы, и молвила:
   - А время-то уже позднее. Да что же я тут сижу! Прабабушке Наташе надо помочь ужин готовить.
   И Мариша бросилась в дом. Но она опоздала: прабабушка уже приготовила ужин. Это было куриное жаркое; а в качестве добавки: аппетитный яблочный пирог. Также имелись соки: яблочный, вишнёвый, и ещё - квас. Прабабушка раскладывала кушанья на тарелки, и говорила:
   - А я как раз собиралась идти, вас к столу ждать. А Антоша где?
   - Антон? - переспросила Мариша.
   - Ну, да, - кивнула прабабушка. - Я то думала: вы вместе в саду сидели.
   - Ой, нет, - встревожилась Мариша. - Что же он так долго не возвращается?.. Эм-мм, наверное, он уже познакомился с этими сиротами Олегом и Ольгой, и у них сейчас. Я сбегаю, ладно?
   - Сбегай, сбегай, доченька. Только поскорее возвращайся.
   - Да вы не волнуйтесь. Ничего с ним не могло случиться. Он, может, и непоседливый, но каких-нибудь совсем глупых поступков всё же не станет совершать. Так что я скоро вместе с ним вернусь...
   И Мариша выскочила на улицу. А через полминуты она уже стояла у окраинного в этой деревеньке дома. Калитка оказалась незапертой. Девушка прошла через аккуратный садик, и постучала в дверь.
   И ей тут же открыли. На пороге стояли мальчик и девочка. Было им лет по девять. Одеты они были в простую крестьянскую одежду, правда, через чур старомодно. Мариша вспомнила, что так одевались крестьянские дети веке в девятнадцатом. Вообще же они были весьма симпатичными: развитыми физически. Видно было, что большую часть времени они проводили на свежем воздухе. А глаза у них были ярко-голубыми, и ясными, как родники.
   - Здравствуйте, вы, Олег и Оля? - спросила огневласая Мариша.
   - Да, это мы, - приветливо улыбнулась девочка.
   - А вы из города? - спросил мальчик.
   - Да, - кивнула Мариша.
   - Мы видели: сегодня машина приезжала. А здесь машины только раз в году появляются, - пояснила Ольга.
   - А Антон у вас? - поинтересовалась Мариша.
   - Нет. В первый раз о таком слышим, - покачала головой Ольга.
   - А он что, пропал? - заинтересовался Олег.
   - Да, вроде того, - произнесла Мариша. - Ума не приложу: куда этот мальчишка мог подеваться. Ведь говорили же ему: далеко не уходить, а иначе - прабабушка будет волноваться. Вы не подскажите, где его теперь можно искать?
   - А когда он пропал? - спросил Олег.
   - Днём ушёл, и с тех пор ничего о нём не слышно...
   Олег и Ольга переглянулись. Затем Олег сказал:
   - Кликну-ка нашего пса. Он поможет найти след твоего брата. Эй, Валет!
   И тут же появился чёрный пёс. Он был таким большим, что Мариша испугалась. Но Ольга сказала:
   - Не бойся: Валет добрый. А точнее: с добрыми, он добрый. А вот ко всякому злу он беспощаден...
   Валет быстро обнюхал Маришу, и приветливо замахал ей хвостом, при этом он ещё издавал какие- то ласковые, утробные звуки.
   Мариша спросила:
   - Наверное, нужна какая-нибудь вещь Антона, чтобы Валет узнал, на что ориентироваться?
   - Нет, - покачал головой Олег. - Валет у нас очень смышлёный. Сейчас ты сама увидишь. Эй, Валет!
   Чёрный пёс обернулся к своему хозяину. Его мохнатые уши встали торчком. А Олег, тщательно выговаривая каждое слово, произнёс:
   - Валет, ты должен найти след того мальчишки, который приехал сегодня в нашу деревню. Ты понял?
   И пёс кивнул головой.
   Ольга, увидев изумление Мариши, молвила:
   - Он у нас почти как человек, разве что разговаривать не умеет.
   - Ладно, пошли, - сказал Олег.
   Первым за калитку выскочил Валет. За ним следовали Олег, Ольга и Мариша. Валет выбежал на берег деревенского озерца. На пляже он, негромко гавкнул, и устремился в сторону.
   Ребята поспешили за псом. Олег пояснил Марише:
   - Унюхал он Антона. Теперь по его следу идёт...
   А Ольга вдруг изрекла мрачным тоном:
   - Ой, плохо дело: Валет к Еловому лесу бежит. Туда, стало быть, Антон ушёл.
   - Ничего это ещё не значит, - шикнул на сестру Олег. - Может, он до леса не дошёл, и повернул.
   - Мне бы этого очень хотелось, - сказала Ольга.
   Но, чем ближе они подбегали к лесу, тем меньше у них оставалось надежд на то, что Антон одумался, и повернул назад.
   И вдруг Валет остановился. Его шерсть встала дыбом, и пёс тихо, но всё равно очень грозно зарычал.
   Марише стало не по себе. Только теперь она почувствовала, что с её братом действительно случилось что-то страшное. И она обратилась к Олегу и Ольге:
   - Что учуял Валет?
   - Тише, - прошептал Олег.
   И они замерли. Замолчал и Валет. Мариша обратила внимание на то, какая же мёртвая тишина их окружает. В чёрном небе перемигивались звёзды, и Марише казалось, что она слышит их, похожие на колокольчики, голоса.
   А потом Мариша увидела, что уши у Олега и Ольги встали торчком - совсем как у зверей. И Мариша подумала, что, если бы эти сироты превратились в каких-нибудь зверей, то она бы не удивилась этому.
   Молчание затянулось, но вот, наконец, Олег и Ольга немного расслабились. И Олег сказал:
   - Сейчас Его нет поблизости.
   - Кого? Антона? - спросила Мариша.
   - И Антона тоже поблизости нет, - ответил Олег. - Но вообще-то я говорил о том, кто живёт в Гробовой пещере.
   - А кто там живёт? - спросила Мариша.
   - Великан, - ответила Ольга.
   - Какой ещё великан? - нахмурилась Мариша.
   - Тот великан, который был здесь днём, и который унёс твоего брата.
   - А вы уверены?
   - Валет, ты уверен, что великан унёс городского мальчишку? - спросил Олег.
   И пёс утвердительно закивал головой.
   - В таких вещах он никогда не ошибается, - печально вздохнула Ольга.
   - Что значит, унёс? - в глазах Мариши заблестели слёзы. - Скажите скорее: Антону что-нибудь грозит?
   - Конечно, грозит, - мрачным тоном изрёк Олег. - Он может лишиться не только жизни, но и души.
   - Да что вы такое говорите! - воскликнула Мариши, а слёзы покатились по её щекам.
   - Мы говорим горькую правду, - ещё раз печально вздохнула Ольга. - А теперь, Мариша, пойдём обратно в деревню.
   Но Мариша замотала головой:
   - Нет - я не могу вернуться без своего брата. Раз великан унёс его, то я должна пойти в эту пещеру, и спасти Антона.
   Олег молвил:
   - Это очень-очень опасно. Я бы даже сказал, что это до безнадёжности опасно.
   - Но мы понимаем тебя, - молвила Ольга.
   - И мы поможем тебе, - торжественно изрёк Олег.
   - Но всё же не дело идти в лес, на ночь глядя, и без всякой подготовки, - продолжала Ольга.
   - Так что мы выходим завтра, - сказал Олег.
   Мариша достала из кармана платок, вытерла слёзы, а потом молвила:
   - Вы, в общем, правильно говорите. Конечно, нужно подготовиться. Но, может, пока мы готовиться будем, великан убьёт моего брата?
   Последние слова она выговорила с большим трудом, и по её щекам вновь покатились слёзы.
   Олег ответил:
   - Нет. Насколько нам известно, великан не убивает своих пленников в течение трёх дней. Вот за эти три дня мы и должны сделать то, что никому прежде не удавалось: спасти пленника из Гробовой пещеры.
   - А теперь, наконец, пошли домой, - молвила Ольга, и первой зашагала в сторону деревни Тёмная Глушь.
   Мариша вздохнула, и пошла рядом с сиротами. И она спросила:
   - А кто он, этот великан?
   И вот что рассказал Олег:
   - Его зовут Гротаб. Он - последний из древнего племени великанов. Когда-то, ещё до Всемирного Потопа, эти великаны жили по всей Земле. Они отличались злобным нравом. Они всячески угнетали людей, и иногда даже питались ими. Правда, и люди тогдашние были немногим лучше великанов. Гротаб был пастухом. Он жил в Гробовой Пещере, и в его владении были огромные стада коров, коз и баранов. Когда начался потоп, Гротаб загнал всю свою живность в пещеру, а вход заложил обломком скалы. Долго продолжался потоп, но всё это время Гротаб сидел в Гробовой пещере и питался сырым мясом. Наконец, когда последняя корова была съедена, воды потопа спали. Гротаб выбрался из пещеры, и вскоре обнаружил, что все великаны погибли. Он посетил развалины одного великанского города. Там нашёл разные магические вещи, и перетащил их в свою пещеру... После этого наступила людская эпоха. Эта эпоха и до сих пор продолжается, а Гротаб по- прежнему обитает в своей пещере, и нет на него никакой управы. Он думает, что это люди виноваты в гибели великанов и его нынешнем одиночестве - за это он ненавидит людей. Прежде он часто нападал на поселения, топтал ни в чём неповинных граждан, ломал их дома. Так как он был скрыт под плащом-невидимкой, то всё списывали на Гнев Божий. И никто не знал, что это разбойничал Гротаб.
   - Но ведь он должен оставлять огромные следы, по которому его легко вычислить, - сказала Мариша.
   - Дело в том, что Гротаб воспользовался чудесной тканью, которую нашёл среди развалин великанского города, - пояснила Ольга. - Этой тканью он обил подошвы своих ботинок, так что теперь они не оставляют следов...
   - Понятно, - печально молвила Мариша.
   - Но в последнее время великан не так безобразничает, как прежде, - заявил Олег. - Он знает: что теперь никто не даст ему безнаказанно разрушить город или даже деревеньку наподобие нашей. Знает, что будет проведено самое тщательное расследование и, рано или поздно, люди выйдут на его пещеру. Поэтому нынче он довольствуется не человечиной, а мясом лесных зверей. Но всё же, насколько нам известно, время от времени он ещё крадёт детей. Ради этого он уходит далеко отсюда: ловит их вблизи крупных городов...
   - Вы сказали, что Антон может лишиться не только жизни, но и души, почему? - спросила Мариша.
   - Потому что Гротаб делает себе корону. В этой короне много кристаллов: а в каждом кристалле заключена детская душа. Он питается их невинными мечтами. С каждым похищенным ребёнком в его короне прибавляется кристалл, с появлением каждого кристалла его сила возрастает.
   - Но.. но откуда вам всё это известно?
   - А об этом мы расскажем тебе завтра, - сказал Олег.
   В это время они дошли до калитки дома прабабушки Наташи. Договорились, что завтра, в восемь часов утра встретятся на этом же самом месте, и расстались.
   
   
   
   
   
   Глава 3
   "Двойник"

   
    Мариша осторожно прикрыла калитку, и вошла в сад прабабушки Наташи. Но девушка не спешила возвращаться в дом. Она пыталась придумать, как бы так рассказать об исчезновении Антона, чтобы прабабушка не слишком разволновалась. Но ничего ей в голову не приходило.
    Пребывая в раздумьях, она прошла к той скамейке под старой яблоней, где днём читала книгу. И тут увидела, что на скамейке кто-то сидит.
   - Прабабушка, это Вы? - робко позвала Мариша.
   И тут раздался грубый, жестокий голос:
   - Какая я тебе пробабка?! Не узнала что ли?! Ну, так глаза протри!
   Мариша действительно не узнала. Она подумала, что это какой-то хулиган, и даже отступила на шаг. И тогда фигура поднялась из- за стола, сделала шаг навстречу Марише. Лунный свет попал на лицо, и девушка узнала...
   Это был Антон! Девушка радостно вскрикнула, и, раскрыв объятья бросилась к нему. Но Антон сморщился, и брезгливо оттолкнул её. Причём толчок был таким сильным, что Мариша отлетела метров на пять, и повалилась на землю. Антон уставился на неё и вдруг разразился злым смехом. А потом спросил:
   - Ну, как: понравилось летать?
   - Антон, да ты что? - прошептала, поднимаясь с земли, Мариша.
   От обиды в глазах девушки выступили слёзы. Она говорила с запинкой, едва сдерживаясь, чтобы не разрыдаться:
   - Как ты мог? Ведь я так волновалась за тебя...
   - Волновалась-волновалась, - передразнил её Антон, и скорчил плаксивую физиономию, а потом выкрикнул. - Волновалась, потому что ты дура!
   Мариша отдёрнулась, как от удара. Ведь никогда прежде Антон не разговаривал с ней таким тоном. И она спросила, вздрагивая от волнения:
   - Что... что он сделал с тобой?
   Антон опять сморщился, и лицо его стало таким отталкивающим, таким злым и чуждым, что Мариша впервые по-настоящему испугалась своего брата. И она пролепетала:
   - Я говорю про великана.
   - Чё?! Про какого ещё великана?!
   - Разве тебя не похищал великан?
   Антон некоторое время сверлил её злым, внимательным взглядом. А потом выразительно покрутил пальцем у виска, и выкрикнул:
   - Да ты совсем - того! Давно пора тебя в психушку отправить!
   Вслед затем Антон направился к прабабушкиному дому. Мариша пошла за ним. Возвращение Антона уже не радовало девушку. Она испытывала даже большее волнение и боль, чем прежде. Ведь этот новый Антон вовсе не был прежним Антоном. Она просто не узнавала своего брата. Она даже не могла его братом назвать...
   Когда Антон вошёл в дом, прабабушка очень обрадовалась, она хотела его обнять. Но мальчишка отстранился и крикнул:
   - А ну, не прикасайся ко мне, старая карга!
   Потом он прошёл в свою комнату, а к еде даже не прикоснулся. Прабабушка Наталья опустилась на лавку, закрыла лицо своими морщинистыми руками и заплакала. Марише и самой было очень тяжело, но она присела рядом, и как могла, утешила её. Она говорила, что Антон просто не в настроении, а зато завтра он обязательно попросит прощения.
   Прабабушка Наталья немного успокоилась, и отправилась спать на печь. Ну, а Мариша прошла к себе в комнату. Сильное волнение за брата разрывало сердце девушки, и она никак не могла заснуть.
   Она понимала, что великан сделал с Антоном что-то страшное, и, чтобы вернуть её прежнего брата, всё равно придётся идти в Гробовую пещеру.
   Довольно долго металась Мариша по своей комнатке, а потом приметила, что в одном месте, между слагающими стену брёвнами есть проём. Она знала, что за этой стеной как раз находится комната Антона. И вот она заглянула в проём...
   То, что она увидела, повергло Маришу в столь сильное смятение, что, если бы она не зажала свой рот ладонью, так непременно закричала бы.
   А увидела она вот что: её брат сидел за дубовым столом, и прочищал свой глаз. Причём глаз он вытащил из глазницы, и держал в ладони. Ну а во второй руке у него была тряпочка, которой он и выполнял эту операцию. Прочистив один глаз, он поставил его на место, в глазницу, и тут же вынул второй глаз, и его тоже прочистил.
   При этом он приговаривал самым злобным голосом, какой только можно представить:
   - У-у, попляшут же у меня эти деревенские дурачки! Устрою я им весёлую жизнь...
   Он закончил чистить второй глаз, установил его в глазницу, и достал изо рта челюсть.
   Маришины глаза расширились, и ей пришлось из всех сил зажимать свой рот, чтобы сдержать рвущийся вопль. А Антон продолжал говорить, но уже сильно шепелявым голосом:
   - А пошом на машише ф гошод поешу. Тамш такиш делш нашвошю! Хошяин будешш довошен!
   Мариша не в силах была больше смотреть и слушать. Она бесшумно отскочила от проёма, а потом зажалась в углу своей комнатки, и тихонько там заплакала. Она приговаривала:
   - Антон говорит: "хозяин будет доволен". Значит, теперь он служит великану Гротабу. А стал бы прежний Антон по собственной воле служить ему? Нет, конечно. Так что теперь не остаётся сомнений, что великан похитил его душу. Но... он ещё и тело Антона изменил. Теперь Антон - это уже не человек, а какой-то конструктор. Ах, как всё это страшно!.. Завтра тяжёлый день: будем спасать Антона. Но, прежде всего, надо выспаться. А как мне заснуть? Ведь я так волнуюсь...
   И хотя Мариша была уверена, что до самого утра ей так и не удастся сомкнуть глаз, сон всё-таки сморил её. И она спала до тех пор, пока петухи не разбудили её. Было без четверти восемь. До встречи с Олегом и Ольгой оставалась четверть часа.
   
   * * *
   
    Итак, наступило утро. Прежде всего, Мариша бросилась к проёму в стене, и убедилась, что Антон пока что на месте, в своей комнате. А затем она побежала к дому Олега и Ольги.
    Они уже собрали три мешка в дорогу, и стояли на пороге своего дома. Мариша подбежала к ним, и всё рассказала. Сироты переглянулись, немного пошептались, а потом Ольга обратилась к Марише:
   - Ты должна привести его в заброшенную кузницу. Вон она, видишь?
   Заброшенная кузница являла собой перекошенное, поросшее мхом, травами и цветами строение метрах в пятидесяти от дома сирот.
   - А мы возьмём его с собой, к великану? - спросила Мариша.
   - Нет, не возьмём, - ответил Олег.
   - Тогда что же?
   Олег сказал очень суровым тоном:
   - В кузнице нам предстоит одно очень неприятное дело. Но ты должна поклясться, что не будешь нам мешать.
   - Но... Антон... Что вы с ним сделаете?
   Оля молвила:
   - Прежде всего, ты должна понять, что тот, кто сейчас в доме твоей прабабушки вовсе не Антон. Это - его двойник. Это даже не человек.
   - Но... но...
   - Мариша, любыми правдами и неправдами приведи его в заброшенную кузницу. Это всё что сейчас от тебя требуется.
   - Хорошо. Я приведу его, - молвила Мариша, и бросилась к дому прабабушки.
   Она промчалась по улочке, распахнула калитку, и наткнулась на лже-Антона. Девушка вскрикнула, отшатнулась. Лже-Антон зло усмехнулся, и спросил:
   - Чего визжишь?
   Мариша воскликнула:
   - Он тебя зовёт!
   - Чаго-чаго?! - переспросил лже-Антон. - Кто это меня может звать?
   У девушки не было времени, чтобы придумать что-нибудь убедительное, и она выпалила первое, что пришло ей в голову:
   - Тебя зовёт хозяин!
   И она попала в яблочко. Лже-Антон был очень заинтересован. Но он тут же с подозрением уставился на Маришу, и спросил:
   - А ты откуда про хозяина знаешь?
   - Он... он говорит у меня в голове.
   - Во как! - ухмыльнулся лже-Антон. - Даже и не знал, что хозяин обладает такой силой. Хм-м, ну и куда же он меня зовёт?
   - Ты должен идти в заброшенную кузницу.
   - Зачем?
   - Там узнаешь.
   - Хорошо, я пойду в кузницу. Но учти: если ты меня обманываешь, я тебе голову откручу. И я не шучу. Мне нравится откручивать головы. Правда, пока никого кроме цыплят мне не попадалось...
   Мариша передёрнулась от отвращения. Лже-Антон хмыкнул, и быстрым шагом направился к заброшенной кузнице.
   С одной стороны девушке не хотелось идти за ним, а с другой - она ещё верила, что этот Антон всё-таки её брат, и что Олег и Ольга как-нибудь излечат его. И поэтому она всё-таки побежала за ним.
   
   * * *
   
   Лже-Антон вошёл в заброшенную кузницу. Он окинул своим пристальным, злым взглядом это затенённое, пустынное помещение, и крикнул:
   - Хозяин, ты где?!
   Но тут сзади раздался голос:
   - Твой хозяин не может поместиться в кузнице, дурень.
   Лже- Антон обернулся. Сзади стоял Олег. Правую руку сирота прятал за спиной. Лицо Лже-Антона исказилось от злобы, он выкрикнул:
   - Так это заговор! Ну, вы поплатитесь! И ты, и Маришка!
   - Нет - поплатишься ты и твой хозяин, - спокойно сказал Олег, и освободил из-за спины правую руку. В этой руке он держал горящий факел.
   Тогда Лже-Антон завизжал, и бросился к выбитому окну. Но на его пути лежала перевёрнутая наковальня, из-за которой выскочила Ольга. Девочка тоже держала горящий факел. Лже-Антон попытался увернуться, но Ольга метнула в него факел.
   Огонь только слегка лизнул его одежду, но Лже-Антон тут же вспыхнул. Он загорелся сразу весь, с ног и до головы. Он пылал ослепительно белым пламенем, и издавал пронзительные, нечеловеческие вопли, от которых закладывало в ушах.
   В это мгновенье в заброшенную кузницу вбежала Мариша. Увидев горящую фигуру, она закричала:
   - Что же вы стоите?! Тушите его!
   - Это не твой брат! - закричала Ольга.
   - Это двойник, выточенный из дерева великаном! - вторил ей Олег.
   Лже-Антон продолжал пылать. Он поднялся под потолок, и там взорвался, наполнив горницу горящими головешками. А под потолком появился чёрный ворон с опалёнными крыльями. Он громко каркнул, и выпорхнул через проём в крыше.
   - К своему хозяину жаловаться полетел, - сказал Олег.
   - И мы должны попасть туда как можно скорее, - молвила Ольга.
   - Да-да, конечно, - прошептала Мариша.
   
   
   
   
   
   Глава 4
   "Антон и Гротаб"

   
    Антон очнулся. Первое, что увидел мальчик, были высокие каменные своды, из которых исходило тусклое багровое свечение. Антон приподнялся, и понял, что находится на столе, который размерами больше походил на детскую игровую площадку.
    А потом над его головой раздался насмешливый голос:
   - А-а, очнулся! Ну, так, перво-наперво, узнай, что тебя здесь никто искать не станет.
   Мальчик поднял голову, и обнаружил, что над ним склонился похитивший его великан.
   - Да-да, никто искать не станет, - повторил Гротаб. - Дело в том, что я сделал твоего двойника, который уже вернулся к людям. Знаешь, у этого двойника нет ни души, ни совести. Он может зарезать твою прабабку или сестрёнку, или даже папочку с мамочкой...
   - Нет! - в ужасе выкрикнул Антон.
   - Поверь, что именно так всё и будет. И ведь все будут думать, что эти злодеяния совершил ты! Ха-ха!!
   От хохота Гротаба у Антона заложило в ушах. А когда великан отхохотался, Антон спросил у него:
   - Зачем вы это делаете?
   Тут лик Гротаба исказила ярость, и он стал таким ужасным, что Антон невольно сжался. И великан пророкотал:
   - Потому что я ненавижу вас, людей! Ненавижу так, что готов поглотить вас всех до последнего! Вы - причина моего одиночества!.. Но довольно. Ты знаешь, что тебя ждёт?
   - Нет.
   - Так знай, что я заключу твою душу в новый кристалл моей бесценной короны. Я буду высасывать из твоей души мечты, я буду питаться ими. Но я должен подготовиться к этой операции. Знай, что извлечение души - это чрезвычайно трудоёмкий процесс. А что ты можешь сделать, пока я буду готовиться к операции?
   - Что? - рассеянно повторил Антон.
   - Ты можешь попытаться сбежать. Дело это совершенно бессмысленное, потому что ещё никому не удавалось сбежать из Гробовой пещеры. Но, однако ж, мне совсем не хочется гоняться за тобой. Так что надо тебя обезопасить. Правильно я говорю?
   - Нет! Нет! - энергично замотал головой Антон.
   - Вот и я говорю, что правильно, - ухмыльнулся Гротаб. - Мог бы я тебя, конечно, связать, но ведь вы мальчишки, такие ловкие: всегда найдёте способ развязать узел, или перетереть верёвку. Так что я поступлю проще: я отрублю тебе ноги.
   Антоновы глаза расширились, и он возопил не своим голосом протяжное:
   - Не-е-ет!!
   Видно было, что великану нравилось наблюдать за чужими страданьями. Когда Антон откричался, Гротаб, продолжая усмехаться, заявил:
   - Ну, а теперь я пойду точить свой нож...
   - Подождите-подождите- подождите! - быстро залепетал Антон.
   - Чего?
   - Если вы мне отрубите ноги, то я умру от потери крови. А как только я умру, моя душа улетит, и вы останетесь с носом!
   - Вот я тебе покажу "с носом"! - рыкнул великан, и показал Антону свой кулачище.
   Но потом Гротаб опять усмехнулся, и пояснил:
   - Видишь ли: у меня есть особый, заговорённый нож. Когда я рублю им, то кровь в ранах сворачивается. И даже если рана будет очень тяжёлой, ты не умрёшь раньше угодного мне срока. Но, смею тебя заверить, от боли мой ножичек не избавляет, так что накричишься ты вдоволь! Ха- Ха!
   Гротаб обернулся, и только тут Антон понял, что видит только голову великана. Голова словно бы плыла в воздухе. Но вот великан споткнулся и проворчал:
   - А-а, забыл снять мантию- невидимку.
   И он скинул мантию. Оказывается, вместо нормальной одежды на нёго были натянуты неловко связанные меж собой звериные шкуры. Мантию он бросил на каменный стул, который находился рядом со столом. Но по звукам Антон понял, что великан немного промазал: большая часть невидимой мантии упала на пол, а часть осталась лежать на столе.
   Гротаб удалялся и приговаривал:
   - Тебе долго скучать не придётся. Я через минутку с ножичком вернусь...
   Антон бросился к краю стола, и нащупал край мантии. Запустил под неё руку. Рука исчезла, будто её отрубили. Сначала мальчик подумал спрятаться в мантии, но сразу отверг эту мысль. Ведь стоило великану посильнее мантию встряхнуть, и Антон выпал бы на пол.
   Тогда Антон решил использовать мантию в качестве горки: съехать по ней на пол. Но и эту идею отверг мальчик. Он понимал, что не успеет далеко убежать до тех пор, пока Гротаб вернётся в пещеру.
   А потом он увидел острую железку, которая затесалась в трещине стола, и спасительная идея ударила ему в голову. Он решил с помощью этой железки отрезать от мантии кусок, достаточный, чтобы укрыться под ним.
   Несмотря на то, что мантия истёрлась, немалых трудов стоило ему отрезать необходимый кусок. И, как только он это сделал, из прохода в дальней части пещеры появился великан. Он насвистывал какой-то дурашливый мотив, и крутил в руках нож, который не смог бы приподнять даже самый сильный человек.
   И пока Гротаб игрался с ножом, Антон укрылся под волшебной тканью. Таким образом, мальчик стал невидимым.
   Гротаб споткнулся об невидимую мантию, выругался, схватил её, скомкал, и бросил на стул. Затем великан склонился над столом. Он тщательно протёр глаза, а потом вновь уставился на стол.
   Антон забился в дальний угол стола, и старался не дышать. Так же он следил, чтобы его нога случайно не высунулась из-под ткани.
   Гротаб прорычал:
   - Негодный мальчишка, я знаю: ты где-то рядом! Если ты выйдешь прямо сейчас, то обещаю, что твоя смерть будет не слишком мучительной!
   Великан подождал минуту, а потом втянул ноздрями воздух. Звук был такой, будто горилла подула в оркестровую трубу.
   - Я чую тебя! - рявкнул Гротаб. - Ты где-то на столе... А-а! Я понял: ты отрезал от моей мантии кусок, и теперь прячешься под ней! Ну, ничего: не долго тебе осталось прятаться. Сейчас я тебя схвачу...
   И Гротаб начал методично ощупывать поверхность стола. Антон понимал, что очень скоро великан доберётся до него. Мальчик взглянул на исполинский нож, который Гротаб по-прежнему сжимал в своей ручище, и задрожал. Надо было немедленно что-то предпринять.
   И тогда Антон решил воспользоваться тканью, как парашютом. Он обхватил ей за края, и прыгнул. Спустя мгновенье, на том месте, где он был, промелькнула ручища великана.
   Антон едва сдержал вопль. Ведь он боялся высоты, а до пола было, по меньшей мере, пятнадцать метров. Гротаб глядел на него выпученными, яростными глазищами сверху, и не видел: Антон был скрыт под куполом.
   Правда, его "парашют" был далеко не лучшего качества, и мальчик весьма сильно ударился об пол. Но, к счастью, обошлось без переломов.
   Но получилось так, что при падении часть ноги Антона всё же высунулась из-под ткани. И Гротаб сразу её заметил. Он зарычал:
   - Попался! - и со стола прыгнул на то место, где был мальчик.
   Но Антон успел отскочить в сторону. Он побежал под столом, а кусок мантии опять скрывал его от глаз великана.
   И Антон бежал до тех пор, пока не выбежал из этой залы.
   Он попал в совершенно тёмное помещение. Там вжался в стену, и начал шептать:
   - Теперь надо как можно скорее найти выход из пещеры. А иначе мой двойник таких дел там наворотит...
   И тут он услышал несколько размеренных ударов, которые пришли из мрака.
   Антон позвал:
   - Эй, есть здесь кто- нибудь?..
   Но тут же осёкся, и уже про себя подумал: "Да что же это я делаю?! В этой темнотище только чудище может скрываться, а я его сам подзываю".
   И он начал напряжённо вслушиваться. Удары прекратились, зато раздался какой-то шорох. На лбу у Антона выступила испарина. Он пробормотал:
   - Надо от этой темени подальше держаться. Пойду-ка я обратно. Прокрадусь там по стеночке...
   Он обернулся к освещённому помещению, и увидел, что Гротаб как раз поднимается с пола. Великан побагровел от ярости и хрипел:
   - Ну, далеко ты всё равно не уйдёшь, негодник! И знай, что смерть твоя будет страшной! Да!
   После этого Гротаб направился как раз к тому тёмному помещению, на пороге которого стоял Антон. Причём мальчику показалось, что великан смотрит своими страшными глазищами прямо на него.
   Антон слабо ойкнул и бросился обратно в темень. Он отбежал на сотню шагов, и тут вновь услышал шорох. И на этот раз совсем близко.
   Сердце мальчика заколотилось быстро-быстро, и он, не помня себя, воскликнул:
   - Пожалуйста, не делайте мне ничего плохого!
   А про себя подумал: "Какие же я глупости говорю. И зачем говорю? Надо затаиться".
   И тут опять раздался шорох. Совсем уже близко. Антон вскрикнул, и бросился бежать. Только вот недолго он пробегал: нечто накинулось на него сзади и повалило на пол.
   Он опять хотел закричать, но тут понял, что рот его крепко-накрепко зажат.
   "Ну, вот я и попался" - подумал Антон.
   
   
   
   
   Глава 5
   "Еловый Лес"

   
    Мариша, Олег и Оля ступили в Еловый лес. И хотя день был ярким, солнечным: под кронами древних елей они сразу погрузились в полумрак. Под их ногами поскрипывала опавшая хвоя. А цвета, которые их окружали, были либо серыми, либо тёмно-серыми, либо коричневыми.
    Мариша говорила:
   - Я написала прабабушке Наташе, что нас вызвал в город папа. Я знаю: обманывать плохо, но я придумала эту записку затем только, чтобы избавить прабабушку от лишних волнений. Вот только не знаю: поверит она или нет...
   Ещё через полчаса заметно помрачневшая Мариша проговорила:
   - Какое это унылое, безжизненное место...
   - Это только кажется, что безжизненное. На самом деле здесь есть жизнь, - мрачным голосом изрёк Олег.
   - А точнее: кошмарное подобие жизни, - поправила его Оля, и тут же прошептала. - Вон, гляди...
   Мариша взглянула, куда указывала Оля и содрогнулась. Там, между ветвей провисала паутина. Несмотря на то, что ветра совсем не было, паутина шевелилась. А ещё около паутины плыла тёмно-синяя дымка. И Мариша поняла, что дымка эта складывается в страшный, клыкастый лик.
   - Пойдёмте скорее отсюда, - шикнул Олег.
   И ребята поспешили дальше.
   Так они и шли. Ничего не изменялось. Разве что окружающие их ели становились всё более древними и мрачными.
   Несколько раз Мариша сверялась с картой, которую она прихватила из дому. Наконец, она сказала:
   - Мы уже должны были дойти до Гробовой Пещеры.
   - Не смотри на карту - она врёт, - посоветовал ей Олег. - На самом деле до входа в пещеру в три раза дальше. И сегодня мы до неё не доберёмся. Придётся заночевать в лесу...
   - Прямо среди деревьев? - дрожащим голосом спросила Мариша.
   Ольга ответила:
   - Мы должны будем выйти к сторожке лесника. Там давно уже никто не живёт. Но её стены защитят нас от лесных духов.
   А Олег добавил:
   - Только мы должны поднажать, а иначе ночь застанет нас среди елей. Вот тогда плохо наше дело.
   Мариша привыкла к сидячему образу жизни, а поэтому ноги её очень устали и болели. Ведь она шла уже несколько часов! Но всё же она не роптала: быстро шагала вслед за сиротами.
   Было очень мрачно. Недвижимый, затхлый воздух давил, пригибал к земле. Мысли о злобных лесных духах, которые их окружали, не оставляли Маришу. И уже не раз она вздрагивала, чувствуя на своём затылке чьи-то недобрые, леденящие взгляды.
   Стараясь избавиться от панических мыслей, Мариша спросила у сирот:
   - А вы всегда в этой деревне жили?
   - Нет, - ответил Олег.
   - Прежде лес был нашим домом, - ответила Оля.
   - Лес?! - изумлённо переспросила Мариша. - Что - вот этот?
   - Нет, конечно, - вымолвил Олег. - Чтобы в тот лес, где мы прежде жили попасть, надо в другую сторону от деревни идти. Там в основном берёзы да дубы растут. Там светло, ясно. Там воздух лёгкий и ароматный.
   - Там так хорошо... - шепнула Оля.
   И лица сирот засияли от приятных воспоминаний.
   - Вы жили там с родителями? - робко спросила Мариша.
   - Наши настоящие родители погибли, - ответила Оля.
   - Ах, простите, - извинилась Мариша.
   - Это было очень давно, - сказал Олег. - Во время войны с французами.
   - Какой войны? - переспросила Мариша.
   - Войны с французами, - повторил Олег.
   - Войне 1812 года, - уточнила Оля.
   - Вы шутите? - выпалила Мариша.
   - А разве мы похожи на шутников? - поинтересовался Олег.
   - И разве такими вещами шутят? - вздохнула Оля.
   - Ах, простите... Но в это так трудно поверить. Ведь уже скоро двести лет, как та война закончилась. Люди так долго не живут, а вы... вы же дети!
   - Но, когда наши родители погибли, мы остались круглыми сиротами, и нас взял к себе леший, - рассказывал Олег.
   - Леший?
   - Да, леший, - кивнул Олег. - И всё это время мы жили у него в берёзовом лесу. Он многому нас научил, и мы очень ему благодарны. Каждый день он поил нас молодильным соком, и мы не старели. И мы остались такими же детьми, как и двести лет назад. А недавно леший сказал, что теперь пришла нам пора возвращаться к людям, и отпустил нас с миром. Вот мы и поселились в деревне Тёмная Глушь.
   - Наверное, вы очень хорошо знаете лес? - спросила Мариша.
   - О, мы его чувствуем, - кивнула Оля. - Но этот лес: старый и злой. Много в нём загадок, а то, что скрыто в его тёмных недрах даже и мы не ведаем. Но не бойся, Мариша, мы защитим тебя от лесных духов.
   - Спасибо, - робко шепнула Мариша.
   - Да не за что, - улыбнулась Оля, а Олег спросил:
   - Ты, Мариша, наверное, удивляешься, почему мы тебе это рассказываем, и даже не просим хранить тайну?
   Мариша пожала плечами. А Олег пояснил:
   - Даже если ты кому-нибудь об этом расскажешь, то тебе всё равно никто не поверит...
   
   * * *
   
    К сторожке лесника они вышли уже в сумерках. Сторожка перекосилась, и почти вросла в землю. Её стены обильно поросли мхом, а на крышу давила большая еловая ветвь.
    Дверь была открыта, но за дверью была непроглядная темень.
   Тогда Олег и Ольга достали из своих мешков два покрытых берёзовой корой шарика. Они прошептали что-то этим шарикам, и шарики засияли, полня воздух мягким, белым светом.
    Переступили порог. Внутри сторожки был хаос. Разбитая мебель, раздробленный скарб. И на всём этом лежал толстый слой пыли.
   - Наверное, здесь уже очень давно никого не было, - предположила Мариша.
   - Тише, - одними губами прошелестела Оля. - Они здесь...
   Маришины глаза округлились. Она выдохнула:
   - Кто?
   - Злые духи, - шепнул ей на ухо Олег. - Сейчас они скрываются в этих стенах. Они ждут, когда мы заснём, чтобы высосать из нас энергию. Но у них ничего не получится...
   Сироты достали из мешков деревянные банки и раскрыли их. В банках был порошок, который переливался всеми цветами радуги.
   Стены заскрипели, послышалось зловещее урчание.
   - Что, не нравится? - спросил Олег, и метнул горсть радужного порошка на стену.
   То же самое сделала и Оля. Порошок оседал очень медленно, а когда, наконец, дотронулся до стены, то раздался яростный вопль. И из стены вырвался жуткий призрак, похожий на гниющего мертвеца.
   Мариша закричала, но Оля молвила ей:
   - Не бойся: он ничего нам не сделает...
   И действительно: призрак вылетел из дому, и скрылся в черноте среди елей. Сироты обошли сторожку, и с помощью своего радужного порошка выгнали всех призраков, которые таились в стенах.
   Затем они достали другую коробочку, в ней был порошок, сияющий лунным светом. С помощью этого порошка они очертили круг, в центре которого была сторожка. Мариша сидела возле окна, и видела, как от порошка поднялось мягкое свеченье, которое куполом сомкнулось над крышей.
   Сироты вернулись в сторожку. Ольга сказала Марише:
   - Теперь нам никакие призраки не страшны. Спи спокойно.
   А Олег добавил:
   - Завтра мы доберёмся до Гробовой Пещеры.
   
   * * *
   
   - Мариша, просыпайся... Мариша, просыпайся... Мариша, просыпайся, - мягкий, но настойчивый голос вновь и вновь повторял эти слова прямо в голове у девочки.
   Она открыла глаза, и, прежде всего, увидела окно. Широкая еловая ветвь находилась между ней и лунным сиянием, которое исходило от чудесного порошка.
   Но Мариша хорошо помнила, что, когда она засыпала, эта ветвь была совершенно в другом месте. Девочка привстала. Голос в её голове прошептал: "Тише..."
   Девочка оглянулась, и спросила шёпотом:
   - Кто здесь?
   "Тише... тише..." - повторял голос в её голове: "Смотри, не разбуди сирот..."
   Мариша увидела, что Олег и Оля лежат в углу. Они укрылись двумя кусками мягкой, источающей едва приметный серебристый свет материи, и мирно дремали. Видно и им, воспитанникам лешего, необходим был отдых. Когда Мариша прошептала "Кто здесь?", Олег пробормотал что- то, и перевернулся на другой бок.
   "Подойди к окну..." - прошептал голос в Маришиной голове.
   Она поднялась на ноги, шагнула к окну. И тогда увидела, что за пределами очерченного сиротами круга стоит кто-то в капюшоне. Этот некто поднял руку, и помахал Марише. Голос в Маришиной голове прошептал: "Подойди ко мне..."
   Мариша оглянулась на сирот - те по-прежнему дремали.
   "Не бойся. Я не сделаю тебе ничего плохого. Поверь: я твой друг. Сейчас я проведу тебя к Антону. Но не буди сирот: они помешают нам..."
   Голос незнакомца был таким добрым, что трудно было ему не довериться. В то же время Марише казалось, что она ещё спит, так что она не совсем серьёзно воспринимала происходящее. А ещё ей очень хотелось спасти своего брата.
   И вот она бесшумно выпорхнула в окно. Бросилась к очерченному кругу, но в шаге от него всё-таки остановилась. Она пристально разглядывала возвышающуюся по ту сторону фигуру. Этот некто был закутан в тёмный плащ, а капюшон полностью скрывал его лицо. Он был трёхметрового роста - человек не мог быть таким высоким (но в тоже время и до великана ему было далеко).
   И вновь голос в голове: "...Не бойся... просто следуй за мной... и скоро ты увидишь своего Антона..."
   Неизвестный повернулся, и стремительно зашагал в сторону леса. Мариша перешагнула черту. И... ничего не произошло. Только неизвестный удалился уже на такое расстояние, что его едва было видно.
   - Подождите! - воскликнула Мариша, и бросилась за ним.
   "Поторапливайся..." - прозвучал голос в её голове.
   Неизвестный шёл так быстро, что Марише приходилось бежать. Она едва различала его чёрный силуэт, который мелькал впереди, среди не менее чёрных елей.
   Девочка совсем не видела корней, и часто об них спотыкалась. Ветви царапали её щёки, и, если бы она не держала перед лицом ладонь, то лишилась бы глаз.
   И, чем дальше она бежала, тем больше прояснялась её сознание. И вот она поняла, что совершила непростительную глупость. Надо было сразу будить Олега и Ольгу, и ни в коем случае не бежать за этим неизвестным.
   - Ну, какая же я дура! - в сердцах воскликнула девочка и остановилась.
   И тут же целая симфония таинственных и зловещий лесных шорохов нахлынула на неё. Поскрипывали ели, слышался чей-то мученический стон, под чьими-то ногами или лапами вздыхала опавшая хвоя.
   - Надо возвращаться к сторожке, - пролепетала Мариша, и обернулась.
   И тут увидела, что позади неё, среди деревьев появились чьи-то выпученные, источающие тусклый, матовый свет глазищи. Мариша вскрикнула, и зажала рот ладонью.
   И вновь зазвучал мягкий голос в её голове: "Чего же ты испугалась?.. Уже немного осталось, а Антон ждёт тебя"
   Выпученные зелёные глазищи приближались к Марише. И тогда девочка бросилась вслед за незнакомцем.
   Ещё минут пять пришлось ей пробираться среди стволов, а потом ели неожиданно расступились. Провожатый стоял на вершине каменной насыпи. Он говорил Марише: "Подойди сюда, и ты увидишь своего брата"...
   Мариша взбежала на насыпь, и, прежде всего, увидела укутанное туманом озеро. Причём туман этот излучал слабое белёсое сияние. Также туман изгибался вверх, образуя самые причудливые, медленно плывущие и изменяющиеся фигуры. А потом Мариша увидела деревянный мостик. Этот мостик начинался от берега, и вёл к островку, расположенному среди острова. На этом островке возвышался столб, а у столба Мариша заметила какую-то фигуру. Она пригляделась... Тот, кто был привязан к столбу, очень напоминал Антона. А потом Мариша услышала его крик:
   - Мариша, помоги мне!
   "Чего же ты медлишь?" - спросил голос в её голове.
   Мариша обернулась к провожатому. Тот стоял на прежнем месте, и даже не шевелился. Девочка уже собирался бежать по мосту к острову, как услышала крики сирот:
   - Нет! Мариша! Сто- ой!!
   А голос в её голове зазвучал резко, повелительно:
   "Чего же ты медлишь?! Неужели будешь слушать каких-то несмышлёных сирот"
   - Я знаю, что Антон в пещере, - произнесла Мариша. - Вы обманываете меня!
   Фигура в капюшоне вздрогнула, и вдруг начала разрастаться. Теперь голос в Маришиной голове уподобился урагану. "Ах ты, негодная девчонка! Ну, сейчас я раздавлю тебя!"
   И тут появились Олег и Ольга. Они выбежали из ельника, и они размахивали факелами. Причём факелы были не простыми: они источали яркий, золотистый свет. Брат и сестра хором вскричали:
   - Изыди, нечисть! - а потом добавили ещё несколько слов на древнем магическом языке.
   К тому времени существо в капюшоне выросло метров на десять. Оно тоже пророкотало что-то на магическом языке, и вытянуло к сиротам руки. И из рук этих посыпались ядовитые змеи.
   Тогда Олег и Ольга метнули свои золотистые факелы в монстра. Тот вспыхнул ослепительным факелом, завизжал, и вдруг исчез. Также и ядовитые гады расползлись, смрадной грязью стали.
   Сироты подбежали к Марише. Ольга спросила:
   - Ну, как ты?
   - Ничего... жива вроде... - пролепетала Мариша, а потом воскликнула. - Там Антон! Его надо спасать!
   Она обернулась, и увидела, что никакого озера нет. Зато было чёрное, топкое болото, над которым вытягивался почти полностью разрушенный мостик. По этому мостику совершенно невозможно было ни пройти, ни пробежать. Ну а в центре болота возвышался поросший мхом валун. На валуне была установлена железная, проржавшая от времени виселица. К виселице была подвешена клетка, а в клетке сидел скелет.
   Тогда Мариша сказала:
   - Спасибо. Если бы не вы: я бы уже попала в эту трясину...
   - Да не за что, - произнёс Олег.
   - Это мы виноваты. Слишком крепко заснули, не углядели за тобой, - извиняющимся тоном молвила Оля.
   - Ладно, пошли дальше. Мы забрали все наши вещи из сторожки, - сказал Олег.
   Оля добавила:
   - А поспать больше не удастся: ночь на исходе...
   Первые, робкие отсветы восходящего солнца уже видны были в небе над болотом.
   
   
   
   
   
   Глава 6
   "Пленники Гробовой Пещеры"

   
   - А-А-А!!! - кричал Антон, из всех сил пытаясь отбиться от того, кто прыгнул на него сзади и повалил на пол.
   Так как во мраке ничего не было видно, у Антона разыгралось воображение. Он думал, что на него напал отвратительнейший монстр: с клыками, с щупальцами, и, в добавок ко всему: с ядовитым жалом.
   Но кого же было изумление Антона, когда вместо злобного шипенья, урчанья, ворчанья и прочих звуков, которые подобают монстру, он услышал мальчишеский голос:
   - Да тише ты! Не рыпайся... А то ОН услышит...
   Антон был настолько изумлён, что переспросил:
   - А?
   - Ворона-кума, - передразнил его незнакомец. - Гротаб услышит.
   - Кто?
   - Ну, великан.
   - А ты кто?
   Но в это мгновенье из соседнего, освещённого помещения донёсся рокочущий голос Гротаба:
   - Слышу тебя! Ты в кладовке! Ну, берегись же...
   И стали приближаться тяжеленные шаги, от которых вздрагивал каменный пол.
   - Бежим, - скомандовал незнакомец.
   - Но...
   - Бежим! Не спорь...
   Незнакомец схватил Антона за руку, и потащил за собой. Пришлось бежать. Антон по-прежнему не видел ничего, кроме черноты, и он воскликнул:
   - Сейчас во что-нибудь врежемся...
   - Доверься мне. Я здесь всё знаю, - ответил незнакомец мальчишеским голосом.
   А потом кладовка наполнилась светом факела, который принёс Гротаб. Факел этот был размером с дерево. В багровых отсветах кладовка напоминала скорее застенок: с потолка свешивались цепи; зловещие механизмы с шипами стояли у стен.
   Антон ожидал, что увидит незнакомца, но ничего не увидел. И тогда он догадался и воскликнул:
   - У тебя тоже кусок мантии невидимки!
   И тут же зарычал великан:
   - Аррр! Я слышу твой мышиный писк! Ну - конец тебе!
   - Говорил же тебе... - шикнул незнакомец, и отдёрнул Антона в сторону.
   На то место, где они только что были, опустилась необъятная ступа Гротаба.
   Но вот увлекаемый незнакомцем Антон, пробежал под один из жутковатых механизмов. А там уже и до стены недалеко было. А в стене была трещина, в которую они и проскочили.
   Некоторое время ничего не было видно. Антон чувствовал, что он петляет по какому-то узкому ходу. А потом незнакомец сказал:
   - Ну, вот мы и пришли...
   Незнакомец скинул со стола ткань, и открыл склянку, в которой сидел зеленокрылый светляк. Антон увидел небольшую пещерку. У неровных каменных стен стоял кое-какой домашний скарб.
   - Ну, и где же ты? - спросил Антон.
   - Сейчас я сниму свою мантию. Но предупреждаю: ты будешь очень-очень удивлён.
   - Обещаю, что не удивлюсь, - молвил Антон.
   Незнакомец скинул мантию. И тогда Антон раскрыл рот, и держал его широко раскрытым, пока незнакомец не спросил:
   - Ну что - удивился?
   - Угу, - кивнул Антон, сглотнул и добавил. - Очень...
   Перед Антоном стоял седовласый старец. Его длинная, густая борода доставала до пола. Вязь глубоких морщин прорезала лик старца. А вот глаза у старца были озорными, мальчишескими. И голос у него был совсем как у мальчишки. Вместо одежды на этом старце-мальчишке было какое-то рваньё.
   - Как тебя... то есть - Вас... зовут? - спросил Антон.
   Старец усмехнулся, и ответил:
   - Вообще-то родители меня Никодимом нарекли, но ты можешь звать меня просто Ником.
   - Хорошо, Ник. А скажи: давно ты здесь?
   И вот что узнала из рассказа Ника Антон:
   
   * * *
   
   Ник не мог назвать дату своего рождения. Также не помнил он и того, сколько пробыл в Гробовой пещере. Но, судя по отдельным деталям из его детства: правил их волостью князь Михаил, а немногие грамотные писали на бересте - было это в средневековье.
   Жил Ник в деревне. В семье, помимо него, было двенадцать детей: семь сестёр и пять братьев. Все они много работали, а поэтому особо не бедствовали. Но пришла лихая година: из-за засухи не было урожая. А потом ещё одна лихая година: опять без урожая остались.
   Поначалу голод не казался таким уж страшным, а потом просто нечего стало есть. Родители последние крохи своим детям отдавали, и первыми умерли от голода. Дальше оставаться в вымершей деревне стало невозможно. И голодные, похожие на скелеты детишки пошли по дороге. Дело было в осеннюю распутицу, так что каждая верста давалась им с неимоверным трудом. Они сами не знали, куда бредут, но они ещё слабо-слабо надеялись, что где-нибудь найдут счастье или, по крайней мере, спасение.
   Но нашли они не счастье, а великана Гротаба. Точнее это он их нашёл. Скрывшись под своей мантией, он подкрался к ним, и накинул огромный мешок, в который уместились все двенадцать детишек.
   И он отнёс их в Гробовую пещеру...
   О том, что произошло в Пещере, Ник рассказал очень сумбурно. Судя по всему, и доныне - это одно из мрачнейших его воспоминаний.
   Но можно понять, что когда великан стал вынимать детишек из мешка, Нику удалось улизнуть. А Гротаб так был обрадован своему богатому улову, что даже не заметил исчезновения Ника.
   Но Нику так и не удалось спасти своих братьев и сестёр. И с тех пор их души стали пленниками кристаллов, вделанных в корону Гротаба.
   Немного оправившись от потрясения, Ник попытался сбежать из Гробовой пещеры. Он выбрал такое время, когда великан удалился по своим делам, бросился к выходу, и... наткнулся на незримую преграду. Эта преграда отпружинила его назад, и он, уподобившись ядру, пролетел к дальней стене. Только по счастливой случайности обошлось без переломов.
   Ещё ни раз, с помощью всевозможных ухищрений пытался Ник выбраться из главного входа, но каждый раз незримая преграда откидывала его назад.
   Тогда Ник стал искать другой выход из Гробовой пещеры.
   Оказывается, Гротаб обжил лишь незначительную часть пещеры. В дальней части обжитой пещеры начинался узкий, черный туннель. По этому туннелю и пошёл Ник.
   Ник взял с собой запас факелов и еды, а также - меловой камень. Этим камнем он отмечал свой путь. И только благодаря этим знакам, он нашёл выход обратно. Ведь он попал в настоящий лабиринт. Там он видел ядовитых слизней, а также - живые грибы, которые питались камнем, но не прочь были полакомиться и человечиной. И ещё он видел нечто бесформенное, но враждебное всему живому. По словам Ника, это "нечто" было даже хуже, чем Гротаб. Нику опять повезло: он смог убежать от того, от чего убежать было практически невозможно. И он вернулся в жилище Гротаба.
   В отличие от Антона, у Ника было преимущество: великан не знал о его существовании. Но всё равно, чтобы не прятаться постоянно в тёмных углах, Ник завладел куском волшебной мантии.
   Теперь он потихоньку отрезал от разделанных туш животных наиболее лакомые кусочки и уносил в ту маленькую тайную пещерку, которую присмотрел для себя. Там он жарил мясо, ел его и запивал родниковой водой, которая выбивалась из глубин земли.
   Но всё же оставалась главная проблема: как вырваться из ненавистной пещеры. Ник исследовал все закоулки обжитых Гротабом помещений, но не нашёл ничего, похожего на запасной выход. Однажды, пребывая в крайне подавленном состоянии, он сидел возле стены. И вдруг увидел слабенький, но такой желанный луч солнца.
   И оказалось, что в стене была узкая трещина, сквозь которую и проскользнул этот луч. И тогда Ник понял, что он должен пробить в этом месте ход, и выбраться наружу.
   Но внешние стены Гробовой пещеры составлены из очень-очень прочного гранита. Первый каменный топор, который сделал Ник, вскоре раскрошился. Тогда он проник в сокровищницу Гротаба, и добыл алмаз, величиной с детский локоть.
   Немало провозившись, Ник всё же сделал алмазный топор. И этим топором он начал прорубать стену. Работать приходилось только тогда, когда Гротаб отсутствовал, иначе великан мог бы услышать удары.
   Вначале Ник надеялся, что он управиться в несколько дней. Потом, думал, что за пару недель пробьётся. Но прошла пара месяцев, а за ней - и пара лет, а потом он и вовсе со счёта сбился. Он всё долбил и долбил камень, медленно углублялся в гранитную толщу, а выхода всё не было и не было.
   А потом Ник почувствовал, что он уже старик. И ему стало страшно: неужели все эти годы, проведённые в тяжком труде, были напрасны? Тогда он начал следить за Гротабом, и вскоре заметил то, что было ему нужно.
   Очень редко, раз в три месяца, великан доставал из тайника огромный сосуд. Он пил из него, а после этого приговаривал:
   - Ну, вот я опять омолодился...
   Однажды одна капля этой жидкости упала на пол, и Ник воспользовался этим. Он слизнул жидкость, и... Он не учёл, что волшебная жидкость была приготовлена для великанов. В результате Ник омолодился только внутренне: то есть у него и голос, и повадки, и разум, стали как у мальчишки. Тело его стало таким же ловким и сильным, как в молодости, но внешне он остался старцем.
   С тех пор (а минуло уже очень много времени), Ник ни разу не воспользовался жидкостью омоложения, но, похоже, что время было совсем не властно над ним.
   
   * * *
   
    Неожиданно Ник прервал свой рассказ. Он напрягся, стал вслушиваться.
   - Что? Великан? - спросил Антон.
   - Нет, великан сюда не протиснется.
   - Тогда кто же?
   - Не знаю...
   - Как не знаешь? - Антон почувствовал, как по телу его выступили мурашки.
   - Он был в этой пещере ещё до меня, - очень тихим и мрачным голосом ответил Ник.
   - Что?.. Кто?.. К-кто он? - почему-то Антону стало так страшно, что глаза его расширились.
   - Кем бы он ни был, но он тоже невидимый. И он - безумец. Быть может, и я бы тоже сошёл с ума, если бы у меня не появилась цель. Я пробивался к свету солнца, и этим жил день за днём, ночь за ночью. А он не нашёл этой трещины в скале, или нашёл, но побоялся начать работу. Быть может, он появился в пещере за тысячу лет до меня. Быть может, за две тысячи лет... Иногда я слышу его безумный смех. А один раз он ночью напал на меня, и попытался задушить. Его руки холодные, жёсткие и липкие. Я дал ему достойный отпор, и с тех пор он на меня не нападал. Но я знаю: он всегда поблизости, он всегда выжидает...
   Антону показалось, будто нечто холодное, жёсткое и липкое прикоснулось к его шее. Он громко вскрикнул, вскочил. Ник тоже вскочил, и спросил:
   - В чём дело?
   - Он рядом! - выкрикнул Антон. - Он дотронулся до меня!
   - Тише...
   Целую минуту Ник вслушивался, а потом молвил чуть слышно:
   - Нет - ты ошибся. Сейчас он на некотором отдалении от нас...
   - Точно?
   - Точно.
   - Ну, ладно. А скажи, Ник, ведь ты не забросил свой туннель?
   - Конечно - нет. И как ты мог такое подумать? Ведь это главное дело моей жизни.
   - Ну, и каковы успехи? Много ещё осталось?
   - Вот смотри.
   Ник достал из-за пазухи несколько невзрачных травинок, и протянул их Антону. Осведомился:
   - Ну, как?
   - Обычная трава, - честно ответил Антон.
   - Нет, ты не прав. Эта трава - бесценное сокровище. Дело в том, что я её сорвал три дня назад, высунув руку из пробитого туннеля.
   - Так, значит, ты уже...
   - Нет. Пока что я пробил только отверстие для руки.
   - Но ведь за три дня можно было гору свернуть!
   - Я же говорил, что составляющий стены Гробовой скалы гранит чрезвычайно прочен. Приходится воевать за каждый миллиметр. В общем: я в шаге от свободы, но за этот шаг предстоит схватка.
   - Теперь мы будем работать вдвоём, - сказал Антон.
   - Что ж - попробуем.
   - Пойдём сейчас?
   - Ни в коем случае. Сейчас Гротаб тебя ищет. Ещё, чего доброго, мой туннель найдёт...
   - Ладно. Подождём. Я вот хотел спросить...
   Антон сделал длительную паузу.
   - Ну, спрашивай, - кивнул Ник.
   - Ты, правда, из средних веков?
   - Да. А ты разве не доверяешь моим словам?
   - Доверяю, но... Я что-то сомневаюсь, что крестьянские дети тогда говорили так, как говоришь ты.
   - О! Понятно... понятно... - улыбнулся Ник, но очень печальной была его улыбка. - Мне многое известно о том, что происходит во внешнем мире. Ведь Гротаб приносит не только детей, но и их личные вещи. Среди этих вещей есть и книги. Вот оттуда мои знания...
   - Ник, а ты никогда не пытался спасти их?
   - Детей?
   - Ну, да.
   - Пытался, но...
   Ник не успел договорить, потому что невидимый безумец налетел сзади на Антона, сбил его с ног, и, заливаясь леденящим хохотом, убежал по туннелю.
   Ник помог Антону подняться. Ну, а Антон пробормотал дрожащим голосом:
   - Я даже не представляю, как ты можешь спать, если знаешь, что эта тварь где-то поблизости.
   - Всё дело в привычке, - ответил Ник.
   
   
   
    
   
   Глава 7
   "Гнилые Болота"

   
   - Ступай след в след за мной, - сказал Олег Марише.
   А Ольга добавила:
   - Здесь кругом топи. Если попадёшь в них: сама не выберешься...
   Мариша спросила:
   - Неужели нет иного пути?
   Олег ответил:
   - Если мы пойдём по лесной тропе, то нас заметят филины. А они служат Гротабу, и донесут ему о нашем приближении. Так что единственный путь: это через Гнилые болота.
   И вот они оставили относительно безопасный берег, и ступили в болото. Впереди шёл Олег. Он держал в руке длинную, прочную палку, и с её помощью выверял каждый последующий шаг.
   Как заверяла Ольга, они шли по самому безопасному пути, но, тем не менее, Маришины ноги по пояс были погружены в противную, липкую трясину. Идти было очень тяжело - приходилось отвоёвывать каждый шаг.
   Несмотря на то, что наступил день, было сумрачно. Над болотом плыл густой, серый туман, и полностью скрывал небо. В некоторых местах из трясины торчали скрюченные, безлиственные деревца. Но гораздо больше было деревьев упавших, и изрядно подгнивших.
   - Здесь хотя бы иногда светит солнце? - спросила Мариша.
   - Нет, - мрачным голосом ответил Олег.
   И тут Мариша почувствовала, как чьи- то холодные пальцы прикоснулись к её лодыжкам под трясиной. Девушка громко вскрикнула.
   Олег, не поворачиваясь к ней, молвил:
   - Главное иди и не останавливайся...
   Мариша пролепетала дрожащим голосом:
   - Там... под водой... есть... кто- то...
   Оля молвила:
   - Это проклятое болото. В этой трясине обитают злые духи. Они только и ждут, как бы затащить к себе сбившегося с пути человека...
   - А-а! Опять дотронулся! - взвизгнула Мариша.
   - Но сейчас всё-таки день, и у них нет такой силы, как ночью, - продолжала Оля.
   - Так что - вперёд! - выкрикнул Олег.
   Марише казалось, что этот путь сквозь болотные топи никогда не закончится. Она очень устала. Она проголодалась. А после бессонной ночи ей очень хотелось спать. А ещё ей было очень страшно: страшно за себя, и страшно за Антона. Как он там, в этой жуткой Гробовой пещере?..
   А потом Олег сказал:
   - Остановка.
   Мариша почувствовала под ногами твёрдую почву, и произнесла слабым голосом:
   - Ну, вот мы, наконец, и дошли.
   - Никуда мы ещё не дошли. Нас окружают болота, - вздохнул Олег.
   - Что? А где же мы сейчас?
   - На островке. Ровно половину топей прошли. Зато, будь уверена: когда мы выберемся на берег, то там до Гробовой пещеры совсем мало останется...
   - Мне надо отдохнуть. Мне очень нужен отдых, - прошептала Мариша, и опустилась на подгнивший пенёк.
   Это действительно был островок. Причём совсем небольшой островок. И скорее даже не островок, а холм, торчащий посреди болота. Жалкие погнутые деревца и ещё более жалкие чахлые кустики приютились на этом невысоком холме.
   Олег и Ольга развели небольшой костерок, достали из своих мешков какие-то баночки, высыпали их содержимое в котёлок, и пообещали Марише:
   - Скоро мы пообедаем.
   Но, к сожалению, этому обещанию так и не суждено было сбыться.
   Окружающий их туман начал сгущаться. И очень скоро этот туман стал настолько густым, что Мариша уже едва-едва различала контуры Олега и Ольга, которые хлопотали у костра.
   - Это колдовской туман, - молвил Олег. - Так что, Мариша, подойди сюда.
   - Лучше нам вообще за руки держаться, - предложила Ольга.
   А Мариша не подходила к ним потому только, что очень удобно она устроилась на подгнившем пеньке. Вообще-то она даже носом начала клевать.
   Но вот Мариша теперь почувствовала, что кто-то на неё смотрит. Причём она чувствовала в этом взгляде огромную, леденящую ненависть. От этого взгляда волосы на голове дыбом вставали. Она вскочила, оглянулась. Хотя она не могла бы утверждать с большой уверенностью, но всё же ей показалось, что на самом пределе видимости в болотной топи стоит кто- то.
   Тогда девочка обернулась назад, к костру и... туман оказался таким густым, что Мариша просто не увидела костра. И тогда ей стало по настоящему жутко, и она закричала:
   - Олег! Оля! Где вы?!
   Она очень надеялась, что тут же получит ответ. Но единственное, что она услышала - это зловещий скрежет за своей спиной. Оставаться на месте и выжидать чего-то, было просто невозможно, и вот Мариша сделала шаг вперёд. А потом ещё шаг, и ещё, и ещё...
   Она предполагала, что уже должна была пройти весь этот островок, но он всё не заканчивался. Ей показалось, что в двух шагах от неё промелькнуло нечто чёрное, размытое туманом. Она остановилась, и вновь завопила:
   - Олег! Ольга!!
   И тогда услышала их крики. Они звали её по имени. Но, судя по всему, теперь их разделяло значительное расстояние. К тому же она не могла определить, с какой стороны эти крики доносятся: казалось, что они летели со всех сторон.
   Дрожа от страха и отчаяния, девушка сделала ещё несколько шагов, и тут увидела: в тумане промелькнул огонёк. Она подумала, что - это костёр и бросилась к нему. И вскоре она увидела, что - это действительно костёр. Вот только языки пламени у него почему-то были тёмно- синими. Возле костра Мариша увидела два силуэта. Она позвала:
   - Олег? Оля? Это вы?
   Силуэты даже не пошевелились, но Оля отчётливо расслышала знакомые голоса:
   - Да. Это мы. Иди скорее к нам...
   Мариша очень обрадовалась, и поспешила к костру. До цели оставалось не более трёх шагов, когда девочка по пояс провалилась в трясину. Она отчаянно вырывалась, но её ноги всё дальше погружались в липкую слизь
   - Помогите мне! Я тону! - крикнула Мариша, тем, кто сидел костра.
   А они по-прежнему оставались на месте. Зато ответили:
   - А ты сделай ещё шажок вперёд, и тогда ступишь на твёрдую почву...
   Болотная жижа уже прикасалась к Маришиному подбородку. Хотя Марише очень хотелось поверить сидящим у костра, но что-то она засомневалась, пригляделась, и вдруг поняла, что возле костра сидят вовсе не Олег и Оля, а какие-то неведомые существа.
   К тому же издали вновь донёсся крик настоящих Олега и Оли. И тогда Мариша из всех сил рванулась назад. Она повалилась на спину, и с головой ушла в трясину. Но тут же вырвалась, жадно вздохнула воздуха, и ещё раз рванулась назад.
   На этот раз Марише удалось вцепиться в корень. Она подтянулась, и вскоре выбралась на относительно твёрдую почву. И тогда сзади раздалось злобное шипенье:
   - Ну, куда же ты?.. Вернись к нам!
   Мариша оглянулась, и обнаружила, что туман в радиусе десяти метров рассеялся. И оказывается на том месте, к которому она недавно рвалась, не было никакого островка, а была тина. И прямо из тины вырывались языки синего пламени. А возле огня в воздухе висели два полуразложившихся и полупрозрачных существа лишь отдалённо напоминающие людей. Призраки потянулись к Марише и зашипели:
   - Приди же к нам! У нашего костра так тепло!
   Мариша громко вскрикнула, и поспешила прочь.
   По-прежнему окружал её густой туман. По-прежнему ноги её утопали в трясине. И Марина тряслась: она ожидала, что на неё наброситься либо призрак, либо оживший мертвец.
   И она вновь завопила:
   - Олег!! Оля!! - причём собственного голоса не узнала: таким он был дрожащим.
   И вдруг услышала знакомые голоса:
   - Да что ты кричишь? Здесь мы...
   Мариша шагнула к этим голосам, и увидела два контура. Вроде бы это действительно были Олег и Оля, хотя их слишком размывал туман. К тому же они сразу повернулись и пошли. Мариша даже не увидела их лиц. Она спросила:
   - Это действительно вы?
   - Ну да. А кто же ещё? - буркнула одна из фигур через плечо.
   - Ну, а вы правда не призраки?
   - Конечно, не призраки...
   - А куда вы меня ведёте?
   - Выводим тебя из болота.
   Но тут Мариша вновь попала в трясину. Ещё один шаг и она погрузилась по пояс. Фигуры уверенно двигались вперёд.
   - Постойте, пожалуйста! - окрикнула их девушка.
   А в ответ прозвучало:
   - Иди за нами. Здесь начинается подъём...
   И тут девочка вновь услышала крики Олега и Оля. Судя по всему, они были очень далеко. Мариша развернулась, и бросилась назад.
   Через некоторое время она опять оказалась на относительно твёрдой почве. Она закрыла грязное лицо грязными руками, и горько плакала. Она шептала:
   - Я не знаю, кому верить. Я не знаю, куда идти...
   И тут рядом раздался голос Олега:
   - Поверь: это действительно мы...
   Мариша отняла ладони от лица, и увидела, что в шаге от неё стоит Олег... или кто-то очень похожий на Олега...
   Туман постоянно двигался, а поэтому и его лицо постоянно менялось. Иногда глаз наплывал на щёку, иногда нос смещался на губу. Рядом была и Оля, но она стояла, опустив голову, так что Мариша не увидела её лица.
   - Мы не призраки, и мы выведем тебя из болота, - заверил Олег.
   Он взял Маришу за руку, и она невольно вскрикнула: рука у него была холодная и жёсткая, как лёд.
   - Влияние болотного климата, - неопределённо пробормотал Олег, после чего потащил Маришу за собой.
   Оля пошла рядом.
   - Куда вы меня ведёте? - спросила Мариша.
   - Конечно, мы хотим тебя вывести, - хмыкнул Олег.
   - Пусти меня! Я сама пойду!
   - Нет. Нельзя. Иначе ты дернешься в сторону и утонешь...
   Между тем они уже ступили в трясину. И тут Мариша увидела такое, что извергло из неё вопль. Рука лже-Оли уходила внутрь лже-Олега. Таким образом, они являли собой одну, неумело вылепленную фигуру. И у Мариши никаких сомнений не оставалось, что это опять призраки.
   Она из всех сил рванулась назад. Рука лже-Олега вытянулась раза в два. Он обернулся и зарычал. Оля отдёрнулась ещё раз, и на этот раз рука просто лопнула. И тогда и лже-Олег и лже-Ольга обратились в чёрную слизь, и слились с болотом...
   
   * * *
   
    Мариша не знала, сколько ещё времени ей пришлось блуждать, пробираясь среди топей. Иногда она видела синий огонь, иногда какие-то расплывчатые контуры зазывали её, но она сторонилась их.
    А потом она увидела впереди золотистый свет факела, и сразу поняла, что он настоящий. Она закричала и бросилась к этому факелу. И вскоре Мариша уже обнимала Олега и Олю.
   - Я так хочу отдохнуть. Ну, хотя бы немножко, - призналась Мариша.
   - Да. Мы тоже этого хотим, но сейчас надо выбираться из болота, - ответил Олег.
   - Скоро уже сумерки, - вздохнула Оля.
   - А если мы до сумерек не вырвемся из топей, то можно гарантировать, что мы останемся в них навсегда, - мрачно подытожил Олег.
   И они побрели дальше, по единственно верному пути. И ещё не раз чувствовала Мариша, как к её ногам прикасаются чьи-то холодные, липкие пальцы. Но она больше не вскрикивала, она просто отпихивала их...
   
   
   
   
   
   Глава 8
   "Попытка к Бегству"

   
   Антон действительно думал, что он не сможет заснуть. Но Ник постелил ему в уголке своей пещерки, и пообещал, что будет сидеть рядом, и стеречь его. Тогда Антон поблагодарил его, закрыл глаза, и... тут же заснул.
   Вдруг Ник встряхнул его за плечо. Тогда Антон выкрикнул громкое "А!", и вскочил, озираясь. Он спросил:
   - Что случилось?
   - Да, в общем-то, ничего, - ответил Ник. - Просто Гротаб несколько часов искал тебя. Всё в своей пещере перерыл, но, как ты понимаешь, ничего не нашёл. И теперь мы можем идти к моему туннелю. Будем заканчивать работу...
   - Выходит, я несколько часов спал?
   - А если быть точным: восемь часов.
   - Ух, а я даже не заметил...
   И тут Антон вспомнил о том безумце, который тоже скрывался под куском мантии-невидимки. И Антон спросил:
   - А ОН не появлялся?
   - Появлялся...
   - Что? - глаза Антона расширились - известие было шокирующим.
   - Похоже, ему не очень-то понравилось, что у меня появился друг, - ответил Ник. - Он продвигался к тебе так бесшумно, как только мог. Хотя я сидел рядом и вслушивался, я едва-едва его услышал. Я схватил его в то мгновенье, когда он уже тянул к твоему горлу руки...
   Антон содрогнулся, и даже провёл рукой по своему горлу. А потом спросил:
   - Ну и тебе не удалось его схватить?
   - Нет, к сожалению, - вздохнул Ник. - Скажу тебе откровенно: эта тварь очень и очень ловкая. Ну, да ладно: довольно уже о мрачных вещах говорить. Пойдём-ка лучше к моему туннелю...
   Они накинули на себя мантии-невидимки, и вышли из пещерки Ника. По тёмному туннелю прошли в не менее тёмную кладовку. Побежали вдоль стены. А откуда-то издали доносилось угрюмое ворчание Гротаба.
   Ник пояснил:
   - Гротаб очень рассвирепел потому, что ты убежал. Но сейчас он скорее дремлет, чем действительно тебя ищет. Так что насчёт него можешь не беспокоиться.
   - А этот... безумец?
   - По едва приметным шорохам я могу предположить, что он пробирается следом за нами. Но вот мы уже и пришли...
   Ник отодвинул грязную мешковину, и Антон увидел начало туннеля, продолбленного в гранитной толще. Высота туннеля превосходила человеческий рост, а что касается ширины, то в туннеле без особых проблем могли разминуться два толстых человека.
   Они прошли метров двадцать, когда туннель сделал неожиданный поворот.
   - Почему ты начал пробивать в другую сторону? - спросил Антон.
   - Всё из-за кварца, - печально вздохнул Ник.
   - Что?
   - Ведь с чего всё началось? - вопросом на вопрос ответил Ник.
   - Ну, тем, что ты через трещину увидел отблеск восходящего солнца...
   - Правильно, и я начал к этому свету пробиваться. И вот спустя очень долгое время, я достучался до кристаллов горного кварца. Они и отражали солнечный свет. А я пробивался не в ту сторону. Из-за этого я потерял как минимум двести лет...
   Антон представил, какое мучительное разочарование пережил Ник, и сказал очень искренне:
   - Я рад иметь такого отважного друга, как ты...
   - Да ладно тебе. Каждый на моём месте поступил бы точно так же. Но вот мы и пришли...
   Туннель закончился гранитным заслоном. В середине заслона уже пробито было отверстие, достаточное для того, чтобы просунуть в него руку.
   Антон подбежал к отверстию, и выглянул. Снаружи уже совсем стемнело, но всё же мальчик различил земляную насыпь, и чёрные, мрачные ели, которые возвышались за ней.
   - До свободы то рукой достать можно! - воскликнул Антон.
   Он высунул наружу руку, и помахал ею.
   В это время Ник достал из тайника свой алмазный топор, и скомандовал Антону:
   - А ну-ка отойди в сторону!
   - Может, помочь тебе? - предложил Антон.
   - Нет. Без тебя справлюсь. И подальше отойди, а то осколком задеть может...
   Антон вздохнул, и отошёл на несколько шагов. Ник размахнулся и ударил топором по граниту. Удар был воистину богатырским. А от грохота у Антона в ушах заложило. После первого удара сразу же последовал и второй... и третий... и четвёртый. Антон только диву давался, как это Нику удаётся стучать с такой скоростью и силой.
   Вокруг Антона свистели осколки гранита. Один из них задел мальчика за щёку, в кровь её расцарапал.
   Тогда Антон отошёл ещё дальше, к самому развороту. Он решил сделать самый последний шаг, и остановиться. И когда он сделал этот шаг, то наткнулся на того: невидимого и безумного.
   Раздались угрожающие, шипящие звуки, а вслед за тем, неизвестный пнул Антона в живот. Мальчик согнулся, и услышал дребезжащий, злой смешок.
   И тогда Антон схватил с пола булыжник, и запустил в ту сторону, где должен был стоять безумец. Судя по воплю, булыжник попал в цель. Антон закричал:
   - А ну убирайся отсюда!
   Стенания неизвестного отдались...
   - Ну, вот - ушёл... - вздохнул Антон, и присел на выступ в стене туннеля.
   А Ник всё долбил и долбил. Можно даже сказать, что он долбил так быстро, и так сильно, как никогда прежде. Ведь он чувствовал, что осталось совсем немного, и что есть вероятность освободиться именно в эту ночь.
    И вот гранит не выдержал его неистового натиска, и верхняя часть заслона переломилась. Ник отбросил алмазный топор, и вскричал громко:
   - Есть!
   Антон бросился к нему...
   Оказалось, что верхняя часть заслона осела внутрь туннеля. Выпихнуть её наружу не представлялось возможности. Так что надо было втащить её внутрь. Этим они и занялись. Глыба оказалась тяжеленной, так что провозились они целых полчаса.
   Но вот глыба оказалась в руках Ника. Он усмехнулся, шагнул вглубь туннеля, и воскликнул:
   - Лети!
   Одновременно произошли два события. Во-первых, Ник отбросил глыбу. Во-вторых, на голову Ника обрушился удар. Этот удар был достаточно сильным для того, чтобы Ник лишился чувств. И он начал падать на пол. Однако так и не упал. Невидимый безумец (а, конечно, именно он ударил Ника), схватил его под мышки, и потащил за собой.
   Таким образом, ноги Ника волочились по полу, а его тело как бы летело по воздуху. Его голова бессильно свесилась на грудь, а длинная седая борода волочилась по полу.
   Антон ожидал чего угодно, но только не такого поворота событий. И именно поэтому он потерял несколько драгоценных мгновений. Он бросился за Ником только тогда, когда безумец дотащил его до поворота туннеля. Там Антон ухватил Ника за ноги, и закричал:
   - А ну - отпусти его!
   Раздался безумный смешок.
   Антон очень разгорячился. Поэтому он плохо соображал, что делает. Быть может, ему следовало бросить в то место, где должен был находиться безумец ещё один камень, или же, на худой конец - самому броситься на врага, но он продолжал тянуть Ника за ноги.
   И, наконец, он рванул с такой силой, что сорвал с Ника ботинки. И вместе с этими ботинками он отлетел к стене, и так ударился об неё головой, что потерял сознание.
   
   * * *
   
    Но вот Антон очнулся. Он глянул в сторону выхода: вон она - свобода, совсем близко. И ему так захотелось вырваться из Гробовой пещеры, что он даже сделал несколько шагов в ту сторону. Но потом он услышал грозный рёв Гротаба, который доносился из пещеры.
    Антон остановился, и проговорил тихим, но твёрдым голосом:
   - Нет, я не могу бросить своего друга в беде...
   И он побежал обратно по туннелю. Он так волновался, что даже забыл накинуть на себя мантию невидимку.
   Сначала он пробежал через кладовку. А вот на пороге того просторного помещения, где был стол, и где своды мерцали багровым цветом, он остановился.
   Гротаб возвышался над столом. А на столе стояли: во-первых, Ник, который был связан. А во-вторых, тот безумец, который поймал Ника.
   Что касается внешности безумца, то она была крайне отталкивающей. Кожа у него была синюшная с зелёными пятнами. Нос ввалился, а глаза выпучились и были черны, как ночь. Во рту осталось всего два гнилых, жёлтых зуба. А из одежды на нём была только набедренная повязка. Он был настолько худым, что казался даже тоньше скелета.
   Антон услышал только окончание речи безумца, но и из этого многое понял:
   - ...И я всегда, всегда следил за ним, о мой господин! Я всегда жаждал вам услужить, но не знал, как! И вот представилась возможность! Я доставил его Вам! И я впредь буду служить Вам! Зовите меня просто верным Гр.
   Великан схватил Ника за бороду, и дёрнул его с такой силой, что у несчастного невольно брызнули из глаз слёзы. Гр хихикнул. Ну, а великан прорычал:
   - Ты мне плохо услужил, Гр! Мне нужен был не этот старик, а мальчишка! Где он?!
   - Д-должно быть уже с-сбежал, - пролепетал Гр.
   - А ты тоже так думаешь? - спросил Гротаб у Ника.
   - Да! - крикнул тот.
   - А я тебе не верю! Если ты укажешь, где он может прятаться, то я выпущу тебя, а нет - буду медленно резать тебя на части.
   Гр мерзко захихикал, и потёр ладошки. Ник ответил:
   - Я ничего не знаю, а если бы и знал, то всё равно не сказал бы такому негодяю, как ты...
   Тут Гр ударил Ника, и взвизгнул:
   - Не смей обзывать хозяина!
   - Ладно, ладно, сейчас начну его резать, - хмыкнул Гротаб, и достал из-за пояса миниатюрный по великанским меркам нож.
   И тогда бледный, трясущийся, но всё равно полный решимости Антон вышел из кладовки. И он крикнул:
   - Не трогайте его! Вот он я!
   Гротаб схватил Антона, и сжал так сильно, что у мальчика кости затрещали. И великан хмыкнул:
   - Ну, вот теперь все в сборе.
   
   
   
   
   
   Глава 9
   "Одиссея наоборот"

   
    Когда Гротаб сказал: "...теперь все в сборе", он ошибался. А точнее он просто не знал, что к Гробовой пещере приближаются ещё трое людей. Это были Олег, Оля и Мариша.
    Уже в сумерках выбрались они из Гнилых болот. Все они с ног до головы были перепачканы в болотной тине. А сзади, из густого тёмно- серого тумана раздались разочарованные вопли призраков.
   - Обратно пойдём другим путём, - сказал Олег.
   - Да. На обратном пути нам придётся от Гротаба убегать, - кивнула Оля.
   - Всё это хорошо, но я очень-очень устала... - слабым голосом выдохнула Мариша. - Ведь прошлой ночью я почти не спала. А этот день, проведённый в болотах - это, наверное, самый тяжёлый день в моей жизни... Хотя я бы очень хотела прямо сейчас идти Антона спасть, но у меня глаза слипаются... я...
   Мариша протяжно зевнула.
   - Сегодняшней ночью нам не придётся спать, - заявил Олег.
   Оля достала из своего мешочка коробку, а из коробки: дивной красоты плод. От этого плода исходило золотистое сияние.
   - Это Златенец, - пояснила Оля. - Его только Леший умеет растить. И нам несколько плодов подарил. Откуси немного и ты о сне забудешь...
   Мариша откусила от златенца, и тут усталость как рукой сняло. Также от плода откусил и Олег, ну и Оля тоже.
   А потом они пошли дальше. Несколько минут они пробирались в густом ельнике. А потом Олег сказал:
   - Теперь до Гробовой пещеры совсем недалеко. Ложитесь на землю, и ползите так тихо, как только можете...
   Они ползли очень тихо. Но один раз Мариша неудачно задела какую-то сухую веточку. Веточка треснула. И тут же над их головами, в переплетении еловых ветвей заухал филин.
   - Тише... - одними губами прошептал Олег.
   Несколько минут они пролежали без движенья. Олег напряжённо вслушивался. Наконец, шепнул:
   - Всё: можно ползти дальше...
   И они поползли...
   Вот достигли такого места, где еловые корни взметались, подобно змеями. Они проползли под этим корнями, и тогда увидели открытое пространство. Неподалёку вздымался из земли холм. Чахлые и кривые, совершенно лишённые листьев берёзки цеплялись за его крутые склоны. А во многих местах виден был гранит, который и составлял основу холма. В этом холме был вход в Гробовую пещеру. Также в этом холме располагались те залы, которые обжил Гротаб.
   До входа в пещеру было рукой подать, но Олег придержал Маришу, шепнув ей:
   - За входом следят филины - слуги Гротаба...
   - Но если за входом следят, то как же нам туда пробраться? - спросила Мариша.
   - У нас есть один план, - шепнула Оля. - Следи за пастбищем.
   - За пастбищем? - переспросила Мариша. - Я не вижу здесь никакого пастбища.
   И тогда Оля разъяснила:
   - Дело в том, что у Гротаба есть коровы. Только это не совсем обычные коровы. Они пасутся не на земле, а на дне болота. Ну и видом своим они от обычных коров весьма отличаются. Честно говоря, мы их и коровами называем весьма условно...
   - А что касается пастбища, то вон оно, - Олег кивнул в сторону ещё одного болота.
   Конечно, это болото значительно уступало тем топям, сквозь которые они целый день пробивались. Но всё же размером оно было с хорошее футбольное поле.
   - Так вы хотите сказать, что сейчас по дну этого болота расхаживают великанские коровы? - спросила Мариша.
   - Именно, - кивнул Олег.
   А Оля добавила:
   - Но скоро они должны выйти, и вернуться в пещеру. Ведь уже почти наступила ночь...
   А сумерки сгущались. На дальних елях засияли глазищи филинов. Марише казалось, что эти филины смотрят прямо на неё...
   - А вот и коровы, - шепнул Олег.
   И Мариша увидела, как возле берега поверхность болота-пастбища забурлила. И вот появилась первая "корова". Размерами она раза в два превосходила обычную корову. К тому же у этой "коровы" была длинная чёрная шерсть, с которой стекала слизь. Ну а морда у "коровы" была клыкастая. Три её выпученных красных глаза зловеще сияли в сумерках. И единственное, что давало хоть какое-то право называть эту "корову" коровой, было то, что у неё было вымя. Вслед за первой "коровой" появилась и вторая и третья. И вот уже целая лавина источающих резкий смрад "коров" выползла из болота.
   - А теперь, Мариша, слушай внимательно, - шепнул Олег. - Сейчас мы ползём под коров, цепляемся за их шерсть, и они проносят нас в Гробовую пещеру. Главное - не дотрагивайся до вымени. Одна капелька их "молочка" прожжёт тебя насквозь...
   - Угу, - кивнула испуганная Мариша. - А они ведь и укусить могут.
   - Вряд ли, - молвила Оля. - Они целый день паслись, лягушек да тину кушали. Так что теперь они сытые и ленивые.
   Крайние "коровы" проходили буквально в нескольких шагах от затаившихся под корнями ребят.
   - Пора, - шепнул Олег, и первым пополз.
   Сидевший на дальней ели филин вскрикнул тревожно, крыльями взмахнул. Тогда Олег вжался в землю, замер. В сумерках его вполне можно было принять за небольшой холмик.
   Филин ещё раз взмахнул крыльями и успокоился. Тогда Олег рванулся вперёд, поднырнул под "корову" и уцепился в её грязную, вонючую шерсть. "Корова" издала недовольное урчание, передёрнулась, но всё же пошла дальше, прямиком к чёрному зёву пещеры.
   Следующей поползла Оля. Эта девочка двигалась так бесшумно и плавно, что сторожевой филин ничего не заметил. Также и "корова", под которую поднырнула Оля, спокойно пошла дальше.
   Теперь наступила очередь Мариши. Ей так страшно было ползти к этим клыкастым тварям, что она задрожала, и подумала, что просто не сможет этого сделать. Но, когда она увидела, что из болота выходит уже последняя "корова", то она сама себе шепнула:
   - Не могу я здесь отлёживаться, в то время, когда моему брату смерть грозит.
   И она поползла вперёд. Воистину ужасные мгновенья пережила Мариша. Когда-то давно она видела тигра. То было в зоопарке, и тигр, конечно, сидел в клетке. Но всё равно Мариша очень испугалась этого кровожадного, хищного зверя. А великанская "корова", была гораздо страшнее и больше тигра.
   У "коровы" были не копыта, а лапы с длинными, острыми когтями. Под поступью этого монстра вздрагивала земля. А ещё Мариша понимала, что "корове" ничего не стоит нагнуться и перекусить её, хрупкую девочку. Пусть даже "корова" была сытой, но она могла проглотить Маришу, просто так, из интереса. Ну, или раздавить своей лапищей.
   В общем, Марише было так страшно, что она почти не чувствовала своего тела. Больше всего ей хотелось вскочить и бежать прочь, но всё же она ползла навстречу монстру.
   "Корова" увидела девочку, и остановилась. Мариша почувствовала смрадное, жаркое дыханье на своем затылке. Девочка быстро перевернулась на спину, и увидела в нескольких сантиметрах от своего лица острые, грязные клыки, между которыми застряли болотные водоросли.
   "Корова" угрожающе зарычала. Клыки её дёрнулись, приоткрылись.
   - Х-хорошая к-коровуш-шка, - дрожащим голосом пролепетала Мариша. - К-коровушк-ка не буд-дет к-кусаться п- правда?
   Похоже, "корова" была озадачена мягким тоном Маришиного голоса. Не привыкла она к такому обращению. И поэтому "корова" захлопнула челюсть. Ну, а Мариша этим и воспользовалась: она поднырнула под "корову" и крепко-накрепко, руками и ногами вцепилась в её слизкую, чёрную шерсть.
   "Корове" очень не понравилось, что кто-то к ней прицепился. И "корова" начала трясти боками. Мариша болталась из стороны в сторону, и думала только о том, чтобы корова не начала кататься по земле. Тогда Мариша оказалась бы раздавленной.
   Один из сторожевых филинов слетел с ели, и начал носиться над этой "коровой". Филин кричал, ухал, но "корова" продолжала трястись. Между тем, иные "коровы" уже вошли в Гробовую пещеру.
   Тогда филин завис над "коровьей" головой. Он сильно взмахнул крыльями, и из крыльев посыпались зелёные искры. Обожённая корова взвыла, и бросилась в Гробовую пещеру.
   
   * * *
   
    Обычно Гротаб сам встречал своё стадо. Он награждал каждую "корову" отборной руганью, и пинком, от которого несчастное животное отлетало в специальный загон. Но в этот раз великан был слишком занят своими пленниками. Он поставил Антона и Ника на стол, разглядывал их, и думал, какую бы страшную казнь для них придумать.
    Когда он услышал привычное коровье урчанье, то он рявкнул через плечо:
   - А ну убирайтесь в свой загон! Считаю до десяти, и если...
   Но он не успел договорить, потому что тут услышал то, чего меньше всего ожидал услышать: человеческие голоса. Лишь один раз до этого люди посмели проникнуть в Гробовую пещеру. Но это было очень-очень давно, и все они поплатились за это своими жизнями. А теперь подступы к Гробовой пещере сторожили глазастые филины. И, если бы поблизости оказался какой-нибудь человек, они обязательно доложили бы ему об этом.
   Гротаб щёлкнул челюстью, и обернулся. Кого же было его изумление, когда он увидел, что из-под его "коров" выбрались мальчик и девочка. А потом в пещеру вбежала последняя, припозднившаяся корова, и из-под неё выбралась ещё одна девочка.
   В первое мгновенье Гротаб даже обрадовался. Он подумал: "Надо же: теперь добыча сама ко мне идёт". Но потом иная мысль кольнула его: "Что-то здесь не так. Похоже, что эти мальцы задумали что- то..."
    В общем, великан не ошибался. Ребята действительно кое-что задумали. В мешке у Оли имелась чудесная дудочка: подарок их приёмного отца - лешего. И леший пояснил им, что, если играть на этой дудочке, и смотреть в глаза какого-либо существа, то это существо будет подвластно воле играющего.
   Вот Оля поймала взгляд великана, и тут же начала играть на трубочке. Великан сразу осунулся, и пролепетал не своим голосом:
   - Что вам будет угодно, господа?
   - Нам будет угодно, чтобы ты освободил тех пленников, которые сейчас стоят на столе! - выкрикнул Олег.
   - Слушаю и повинуюсь, - смиренным голосом отвечал Гротаб.
   - Э-э, ты только осторожнее с ними, - предупредил Олег.
   - О, да, господин, - раболепным тоном лепетал Гротаб.
   И великан очень осторожно подхватил со стола Ника и Антона, и поставил их на пол. При этом он смотрел исключительно в глаза играющей Оли. Он просто не мог повернуть голову, он был загипнотизирован.
   Мариша бросилась к своему брату, крепко обняла его, засмеялась и одновременно заплакала. Она приговаривала:
   - Я так рада! Ты даже не представляешь, как я рада видеть тебя живым!
   - Ну, и я, в общем, тоже рад, - признался Антон.
   А Олег сказал:
   - Значит так: мы начинаем отступать. Пятимся к выходу. И всё это время ты, Оля, продолжай играть.
   Олег вежливо поклонился седовласому Нику, и сказал:
   - Здравствуйте.
   А Ник заговорил голосом мальчишки:
   - Я вовсе не старик. Но я хочу вас предупредить: на выход наложено особое заклятье. Люди могут только входить в пещеру, а обратно выйти они уже не могут. Так что вы прикажете Гротабу снять это заклятье. И ещё прикажите ему, чтобы он принёс свою корону, и разбил все кристаллы в ней. Тогда души заключённых в этих кристаллах детей наконец-то получат свободу.
   - Эй, ты слышал?! - грозно прикрикнул на великана Олег. - Давай-ка, снимай с выхода заклятье!
   - Слушаю и повинуюсь, - молвил Гротаб.
   Великан уже начал читать заклятье, когда на Олю обрушился сильный удар. И одновременно с этим чудесная трубка была вырвана из её рук.
   Трубка полетела по воздуху, а потом переломилась. Раздался премерзкий восторженный визг, и подлый Гр, сбросил с себя кусок-мантии невидимки. Он начал прыгать и извиваться. Он выпучил свои безумные глазищи и вопил:
   - Это я, преданный Гр, ещё раз услужил своему обожаемому хозяину! Я скрылся под мантией невидимкой, и я незаметно подкрался к этим мерзким преступникам! Я обезоружил их! Теперь они полностью во власти моего господина, и он придумает для них самую жестокую кару! Хи-хи!
   - Болван! - рявкнул на Гр Гротаб, - Зачем ты трубку сломал?! С её помощью я мог бы захватить власть над всем миром!
   - Ох, простите, господин! - пролепетал Гр.
   - Ладно! - пророкотал великан. - Теперь я действительно разберусь с этими наглецами. И они поплатятся за ту шуточку, которую учинили надо мной. Никто, слышите?! - никто не смеет командовать великим Гротабом!
   - Надо прорваться в кладовку. Там есть ещё один выход, - сказал Ник.
   Но Гр услышал его, и завизжал:
   - Они хотят бежать через кладовку! Там есть потайной ход!
   - Ну, до кладовки им не добраться! - рычал Гротаб.
   - На "корову" - быстро! - скомандовал Олег.
   Бывшая рядом "корова" распахнула клыкастую пасть, угрожающе зарычала на Олега, но мальчик выхватил из своего чудесного мешка некий оранжевый корень. Этот корень он метнул в пасть "коровы", и та тут же издала конское ржанье, и нетерпеливо забило лапами.
   - Этот корень на пару минут превратит её в верного скакуна! Быстро!
   На "корове" разместились и Олег и Оля, и Антон и Мариша, и Ник.
   - Вперёд! - приказал Олег.
   "Корова" помчалась с необычайным проворством.
   - Не дайте им уйти через кладовку! - провизжал Гр.
   - Да знаю я! - раздражённо проревел Гротаб.
   Великан пробежал к входу в кладовку, и полностью его перегородил. Он зло усмехнулся, и зарычал:
   - Ну, побегайте, побегайте по моей пещере! Скоро моя "корова" всё равно утомиться, и вот тогда я вас схвачу!
   - Похоже, что в кладовку нам уже не прорваться! - воскликнул Антон.
   - Неужели совсем некуда бежать? - дрожащим голосом спросила Мариша.
   И тогда Ник молвил:
   - Есть проход в нижние уровни Гробовой пещеры. Но там обитает зло ещё более страшное, и древнее, чем Гротаб.
   - Давай туда! - крикнул Олег.
   И "корова"-конь промчалась в тёмный закуток. В том закутке начинался ход, в который Гротаб при всём желании не мог протиснуться. Зато для людей его размеры были вполне приемлемыми.
   Итак, они оставили "корову"-коня, и бросились вперёд, во мрак. Сзади донёсся разочарованный вопль Гротаба. Но великана они уже не боялись. Впереди их поджидало нечто гораздо худшее.
   
   
   
   
   
   Глава 10
   "Встреча с Призраком"

   
    Ник выхватил из-за пазухи колбочку, в которой томился светляк с зелёными крыльями. И вот тусклое, малахитовое свеченье высветило низкие, тёмные своды. Во многих местах с потолка свешивались острые шипы. А ещё кое-где в стенах были трещины, достаточно широкие для того, чтобы в них протиснулся человек.
   - Когда-то я был здесь, - вздохнул Ник.
   - Ну, да. Ты рассказывал, - молвил Антон. - Тогда ты взял с собой меловой камень...
   - Да-да. Я спустился вниз, надеясь найти ещё один выход. И там я встретил ядовитых слизней, и ещё нечто тёмное, неописуемое, - говоря это, Ник вздрогнул, и прошептал. - В прошлый раз мне только чудом удалось убежать от ТОГО, подземного. Но не знаю, что будет теперь...
   - Быть может, теперь ОНО ушло, - предположил Антон.
   Но в это мгновенье из недр земли, из этих тёмных подземелий нахлынул протяжный, ни с чем несравнимый вопль. Так не мог кричать ни человек, ни зверь.
   - Ой, кто же это там?.. Страшно мне! - призналась Мариша.
   - Всем нас страшно, - вздохнул Олег. - А куда деваться то?
   - Тут ещё подумаешь, что лучше: вернуться к Гротабу, или спускаться дальше к тому неведомому, - произнёс Антон.
   - Ну, уж к Гротабу мы точно не вернёмся, - заявил Ник.
   - Всегда должен быть какой-то выход. Надо только найти его, - рассудила Оля.
   Олег обратился к Нику:
   - Во время твоих прежних блужданий, ты видел только слизней и НЕЧТО, или может ещё кого-нибудь?
   - Видел, но это тоже было жуткое существо, - проговорил Ник.
   - Что же это было такое? Расскажи, - попросила Оля.
   Ник выдохнул:
   - А вот мы сейчас как раз дошли до этого грота...
   Светлячок кое-как высветил изъеденные трещинами стены подземной залы. У этой залы имелось три выхода. По одному они пришли. Другой, самый широкий, уводил резко вниз, и именно оттуда доносилось непонятное урчанье и леденящие вопли. А вот куда ведёт третий ход, не было видно, потому что он практически сразу делал резкий поворот.
   Ник указал подрагивающей рукой именно на третий ход, и вымолвил:
   - Вон там она была...
   - Кто? - уточнил Олег.
   - Призрак девочки. Она не касалась ногами пола. Знаете, она была уменьшенная. То есть: в два раза меньше обычного ребёнка. И она вся дрожала, словно отраженье на воде. Я помню, увидев меня, она зарыдала, и это было такое жуткое, заунывное рыданье. Я начал пятится, а она вытянула ко мне руки, и быстро-быстро полетела ко мне. И тогда я почувствовал могильный холод, который от неё исходил. Я бросился бежать... Больше, я её не видел... Но я уверен: она вылетела именно из этого хода. Именно там она и обитает.
   - Ну что ж. Значит именно туда мы и пойдём, - рассудил Олег.
   - Это очень опасно, - дрогнул Ник.
   - Но разве идти вниз менее опасно? - спросил Олег.
   - Пожалуй, даже более опасно, - вздохнул Ник.
   И вот они направились именно к этому, третьему проходу. Двигались они очень тихо, и поэтому медленно. Сделают шаг, а потом остановятся, прислушаются. Но теперь ничего, кроме их дыхания не было слышно.
   Особенно страшными были последние метры перед резким поворотом туннеля. Мариша зашептала на ухо Антону:
   - Я чувствую: за поворотом нас поджидает что-то...
   Вдруг стало очень холодно, будто они перенеслись в самое сердце зимы. Им послышался какой-то едва уловимый шорох. Целую минуту они стояли, дрожали от холода и не смели шаг вперёд сделать.
   Наконец Олег едва слышно выдохнул:
   - Ладно, чего уж там: надо идти- то...
   И он первым сделал шаг.
   И тут же из поворота вырвалась та девочка-призрак, которую описывал Ник. Она действительно не касалась ногами пола, и была в два раза меньше обычной девочки, и ещё она дрожала, как отражение на воде.
   Олег сразу отскочил назад, и выкрикнул:
   - Нет! Не прикасайся к нам!
   Девочка-призрак раскрыла рот, и издала душераздирающий, тоскливый вопль. Из глаз её покатились крупные слёзы. Но, когда эти слёзы падали на пол, то они превращались в кристаллы.
   Рядом с призраком было так холодно, что ребята отчётливо увидели густые клубы пара, который они выдыхали.
   - От тебя исходит холод, - пояснила призраку Оля. - Но мы вовсе не сторонимся тебя. Ты нам нужна.
   И тогда девочка-призрак переспросила:
   - Нужна?
   - Да-да, очень нужна, - закивала Оля.
   - Я так рада вас слышать, - медленно проговорила девочка-призрак. - Я так долго была одна...
   - Мы должны найти выход отсюда. Ты знаешь, где выход? - поинтересовался Олег.
   Прозвучал печальный ответ:
   - Я могу двигаться сквозь толщу камня, также легко, как сквозь воздух. Но я не могу выйти на поверхность. Свет солнца сразу убьёт меня, а свет звёзд терзает меня! Даже чёрная, беззвёздная ночь высасывает из меня силы. Я могу обитать только в этих пещерах.
   - Ну, а знаешь ли ты выход для простых людей? - очень волнуясь, спрашивал Олег.
   - Нет. Такого выхода нет. Разве только через верхнюю пещеру, где живёт великан, - таков был ответ девочки.
   - Ах ты, чёрт! - в сердцах воскликнул Антон.
   - Не поминай здесь чёрта! - шикнул на него Олег.
   И тут же из каменных недр раздался новый вопль.
   - Это ОНО, - прошептала девочка- призрак.
   - Что ты знаешь про ОНО? - настойчиво спрашивал Олег.
   Девочка-призрак пролепетала тихим, испуганным голосочком:
   - Я не знаю, откуда ОНО взялось. Но ОНО очень- очень древнее. А можно я немножко вам расскажу про себя?
   - Да, конечно, - ободряюще ей улыбнулась Оля.
   - Когда-то я была обычной девочкой. Но великан похитил меня. Он принёс меня в свою пещеру. Он хотел лишить меня жизни, но мне удалось бежать. Я попала в эти туннели, я стала спускаться вниз. Много я тогда страха испытала, но надеялась выход найти, и поэтому всё дальше уходила. И спускалась я в подземелья. Попала я в пещеру, где стены вздрагивали, словно живые. Там лежало зеркало. Я подошла, заглянула в него, и увидела своё отражение. Только вот отражение это живым оказалось, навстречу мне из зеркала шагнуло...
   - Быть того не может! - воскликнул Антон.
   - Ты не веришь мне? - спросила девочка- призрак.
   - Ой, верю-верю! - сжался под её леденящим взором Антон.
   - Ну, так вот. Когда эта вторая "я" из зеркала появилась, я настоящая в два раза уменьшилась.
   - Эта вторая ты была, наверное, мерзкой особой? - спросил Антон.
   - С чего ты взял? - обиженно надула губы девочка-призрак. - Она была точно такая же, как я. Наверное, мы могли бы даже подружиться, и тогда мне не было бы так одиноко здесь.
   - Бедненькая, - жалостливо вздохнула Мариша.
   - Да. Мне было очень одиноко, - вздохнула девочка- призрак. - Ведь, вскоре после того отражение вышло из зеркала, появилось ОНО. Мы побежали обратно по туннелю. Но ОНО настигало нас. ОНО поглотило моё отражение, а до меня настоящей лишь дотронулось, но с тех пор я стала такой, какой вы меня видите: призраком.
   На несколько минут воцарилось молчание, а потом Антон заявил:
   - Мы должны спуститься вниз, найти магическое зеркало и поднести его Гротабу. Взглянув в него, великан раздвоится, и ему будет уже не до нас. Тогда мы сможем ускользнуть через ход, пробитый Ником.
   И вновь из недр донёсся вопль ОНО.
   Все смотрели на Антона. Всем было очень страшно. Но никто не стал ему возражать...
   
   
   
   
   
   Глава 11
   "Недра Гробовой Пещеры"

   
    Итак, они начали спускаться по основному туннелю в недра Гробовой пещеры. С каждым шагом спуск становился всё более отвесным. В конце концов, пришлось цепляться за выступающие из пола камни, иначе запросто можно было покатиться под уклон.
    Девочка-призрак летела впереди, на самом пределе видимости. Но всё равно, исходящего от неё холода было достаточно, чтобы в волосах у ребят образовался иней.
    Антон шептал Марише:
   - Представляешь себе: ОНО только дотронулось до этой э-э... раздвоенной, и она сразу призраком стала.
   А Мариша спросила у Оли:
   - А в ваших мешочках не найдётся чего-нибудь, что могло бы остановить ОНО?
   - К сожалению, нет, - вздохнула Оля.
   А Олег добавил:
   - Мы до сих пор не знаем, что ОНО из себя представляет.
   - Хотел бы я, чтобы так и не узнали, - молвил Антон. - Проскользнули бы незаметно...
   Но тут их окликнул Ник:
   - Помогите мне, я, кажется, бородой зацепился...
   Ник зацепился бородой об камень, а когда попытался высвободиться, то борода замоталась больше прежнего.
   Ребята окружили Ника и стали его освобождать. Долго они провозились. Ник приговаривал своим мальчишеским голосом:
   - Ведь давно собирался эту дурацкую бороду состричь, да так и не собрался. Вы уж извините меня...
   В конце концов, они всё-таки вырвали бороду у камня, но при этом не удержались на ногах и покатились под уклон. Всё бы ничего, но склянка со светляком выпала из рук Ника и разбилась. Зелёный светляк упорхнуло куда-то и сразу стало темным- темно.
   А ребята продолжали катиться в кромешном мраке. Они ударялись об каменные глыбы, и они ударялись друг об друга. А ещё им казалось, что ОНО поджидает их внизу, и они попадут прямо в его глотку.
   Но вот друзья, наконец, остановились. Они потирали ушибленные бока, постанывали, поднимались. Антон услышал чьё-то прерывистое дыханье рядом с собой, и он выдохнул:
   - К-кто з- здесь?
   - Это я, - отозвалась Мариша, и тут же сама спросила, - Я слышу какие-то удары: что это?
   - Это у меня зубы стучат, - сознался Антон.
   - А ну-ка тише, - прошипел Олег.
   И они замерли, и опять стали вслушиваться. И они услышали шорох, который приближался к ним из черноты. Антон почувствовал, что зубы его застучали ещё сильнее. И он первым выкрикнул:
   - К- к-кто здесь?!
   - Не кричите. Это я, - зашептала девочка- приведение. - Сейчас я летала вперёд, осматривалась. ЕГО сейчас поблизости нет. Так что можете идти...
   - Но мы ничего не видим, - пожаловался Антон.
   - Сейчас увидите, - молвила девочка- приведение.
   После этого она засияла тусклым синеватым светом. И все они увидели, что девочка полупрозрачная, как лёд.
   И вот они пошли по очередному туннелю. Над ними нависала каменная толща, но эта толща не казалась надёжной, она скрипела и стонала, иногда некоторые выпирающие из неё камни начинали трястись. В потолке и стенах виднелись многочисленные отверстия. Девочка-призрак пояснила:
   - ОНО частенько передвигается по этим узким туннелям внутри стен. А ещё там обитают слизни...
   Стоило только помянуть про слизней, как они появились. Чёрная, липкая масса выглянула из отверстия, и издала резкий, свистящий звук.
   Мариша и Оля взвизгнули. Олег закричал:
   - А ну - прочь!
   Но слизень и не думал слушаться Олега. Он раскрыл зёв, и из зёва закапала слизь. Он сжался и вдруг, словно выпущенная торпеда, прыгнул на Маришу. Но девочка-призрак метнулась между ними, и засияла гораздо ярче прежнего. А холод стал таким нестерпимым, что ребята повалились на пол, и начали там извиваться.
   Зато и слизень грохнулся на пол, и уже не извивался - он стал ледышкой.
   - Скорее, уходим отсюда, - молвила девочка-призрак.
   Вот только слабым был её голос. Ведь для того, чтобы заморозить слизня, она потратила очень много сил.
   Но ребята кое-как поднялись, и поспешили за ней.
   Теперь девочка-призрак светила так слабо, что они едва различали дорогу. А несколько раз так и вовсе натыкались на каменные выступы (к счастью, обошлось без тяжких травм).
   Девочка-призрак шептала:
   - Я проведу вас к зеркалу кратчайшим путём...
   Они пробежали очень много развилок, но девочка- призрак ни разу не остановилась. Похоже, что она очень хорошо знала этот лабиринт.
   Если бы не эта чудесная провожатая, они блуждали бы в подземельях очень долго, а, благодаря ей, достигли залы с магическим зеркалом менее чем за час.
   Из залы исходило багровое свечение, так что надобность в свете от девочки-призрака пропала. И она больше не светила. Зато она первой влетела в залу, и возвестила:
   - Раньше здесь не было этих грибов...
   Мариша изумилась:
   - Какие могут быть грибы под землей? Ведь им нужен солнечный свет...
   Но вот они ступили в залу, и увидели, что большая её часть действительно заполнена грибами. Каждый гриб был высотой со взрослого человека. Их ножки были полупрозрачными. Внутри виднелась пищеварительная система. Что касается багрового света, то он исходил от грибных шляпок.
   Ник молвил:
   - Во время своего первого спуска в эти пещеры я встречался с такими грибами...
   - А-а, ты ещё говорил: они питаются камнем, но не прочь полакомиться и человечиной, - прошептал Антон.
   - Именно, - кивнул Ник. - Сейчас грибы спят, так что, если будем двигаться тихо, то сможем пройти мимо них. Но смотрите внимательнее себе под ноги. Если наступите хоть на один корень: грибы проснутся, и тогда нам несдобровать...
   - А где волшебное зеркало? - спросил Антон.
   - Вон на том постаменте, у дальней стены, - молвила девочка-призрак.
   Приглядевшись, они увидели постамент, о котором она говорила. В общем-то, ничего примечательного в нём не было.
   - Главное не заглядывайте в зеркало, - предупредила девочка-призрак.
   - И не наступайте на корни, - добавил Ник.
   Что касается Ника, то он аккуратно обмотал свою бороду вокруг пояса, и только после этого пошёл через пещеру.
   Корни грибов-камнеедов оказались розовыми и жирными. Эти корни очень похожи были на огромных дождевых червей. Они едва заметно пульсировали. Но, помимо больших корней, которые легко было заметить, попадались ещё и маленькие корни.
   И именно на один из таких маленьких корней случайно наступил Антон. Тут же в шляпе ближайшего к нему гриба раскрылся зёв. Из зёва вырвался длинный язык ярко-алого цвета, обмотался вокруг тела мальчика, и потянул его вверх.
   Антон понимал, что, если он закричит, то и другие грибы проснутся. А поэтому мальчик нашёл в себе силы оставаться спокойным, и он просто прошептал:
   - Бегите скорее к зеркалу...
   До постамента оставалось совсем немного. Ребята остановились на первых ступенях, обернулись к Антону.
   А Антону приходилось несладко. Язык поднял его к зёву в шляпе гриба. И зёв поглотил его, но только наполовину. Дело в том, что незадолго до этого гриб вдоволь наелся камнями, и в него просто не лезло. И теперь нижняя часть Антонова тела оказалась в глотке, а верхняя - была снаружи. Он упёрся руками в багровую шапку гриба и пытался вырваться.
   - Ой... - Мариша зажала рот рукою, чтобы не закричать.
   - Он ещё ничего тебе не откусил? - деловито осведомился Ник.
   - Не-е-эт, - пролепетал Антон - губы его сильно тряслись.
   - Ой, смотрите - глаза, - шепнула Оля.
   Дело в том, что в ножке гриба открылись два глаза. Разума в них было не больше, чем в глазах рыбы, так что просить у гриба о чём- либо не имело никакого смысла.
   Подземный гриб тупо уставился на людей, и продолжил втискивать в себя Антона. Мальчик медленно, миллиметром за миллиметром погружался в слизкую плоть. И тогда он не выдержал, и заплакал:
   - Пожалуйста, помогите мне...
   Ник быстро спросил у девочки- призрака:
   - Ты не можешь заморозить этот гриб?
   - Я бы очень хотела, но не могу. Я так устала...
   - А я кое-что придумал, - молвил Олег. - Мы воспользуемся магическим зеркалом.
   - Только, пожалуйста, не гляди в него, - ещё раз предупредила девочка-призрак.
   Но Мариша уже поняла, что замыслил Олег, и опередила его.
   Она бросилась вверх по ступням, и оказалась возле плиты. На плите лежало круглое зеркало. Поверхность зеркала была совершенно чёрной. Зеркало обрамлял орнамент в форме солнечных лучей. Только вот лучи эти были такими же чёрными, как и зеркало. В общем, зеркало напоминало мёртвое солнце.
   Мариша прикрыла глаза и схватила зеркало. При этом она крикнула своим друзьям и брату:
   - Отвернитесь! Ни в коем случае не смотрите сюда!
   Антон не мог отвернуться, потому что он вообще не мог двигаться, но он, по крайней мере, закрыл глаза.
   Когда Мариша схватила зеркало, то почувствовала, как могильный холод хлынул через её пальцы к самому сердцу. А ещё она услышала зловещий голос, который повторял заклятье. Ни слова не понимала девочка, потому что язык, на котором читалось заклятье, давно был забыт живущими.
   Мысли Мариши путались, ноги её дрожали. Но всё же она нашла в себе силы воскликнуть:
   - Нет!
   А потом Мариша медленно-медленно начала спускаться по ступеням. Она подошла к хищному грибу, и поднесла зеркало прямо к его глазам. Девочка ожидала, что появится два гриба, но вместо этого из зеркала высыпалась целая дюжина грибов. Каждый из них был размером с детский локоть. Так же и тот гриб, который пытался поглотить Антона, уменьшился.
   Антон оказался на свободе.
   - Осторожнее: не смотри на зеркало, - предупредила его Мариша.
   А сама повернула чёрную поверхность зеркала к своей груди...
   Через пару минут они вышли из залы.
   Ник рассуждал:
   - По-видимому, чем больше отразившееся существо, тем больше его копий порождает зеркало, и тем меньше размеры каждой из копий...
   - Как раз то, что нам нужно, - ухмыльнулся Олег. - Гротаб станет карликом.
   Они совсем позабыли про ОНО. Но вот навстречу им метнулась девочка-призрак. Глаза её были выпучены от ужаса, а тело её дрожало сильнее обычного. И девочка-призрак пролепетала:
   - ОНО приближается...
   
   
    
   
   
   Глава 12
   "ОНО"

   
   - ОНО приближается, - упавшим голосом повторил Антон.
   - А ты не могла бы провести нас по какому-нибудь обходному туннелю, чтобы мы не встретились с ОНО? - спросил у девочки-призрака Олег.
   - Нет. Это бесполезно, - тихим, испуганным голоском лепетала девочка-призрак. - ОНО очень хорошо знает эти туннели, и ОНО очень быстро передвигается в проходах между стенами.
   Силы понемногу возвращались к девочке- призраку. И теперь исходящий из неё холодный, синий свет выхватывал примерно десятиметровый круг. О том, что было за пределами этого круга, оставалось только гадать. Но все они чувствовали: ОНО приближается, ОНО совсем уже близко.
   Вместе с ОНО надвигалась волна безотчётного, панического ужаса. Больше всего хотелось просто повернуться и бежать без оглядки. Никогда прежде Антон даже и предположить не мог, что волосы на его затылке могут встать дыбом. А тут именно это и произошло.
   И тогда Оля сказала неожиданно громким и твёрдым голосом:
   - Главное: не поддаваться панике. Если мы повернёмся к НЕМУ спиной, то ОНО сразу наброситься на нас и поглотит. ОНО питается нашим страхом.
   - Мне очень страшно, - призналась Мариша.
   - Не поддавайся страху! - крикнул Олег.
   Между тем, на границе источаемого девочкой-призраком света заколыхалось нечто угольно чёрное, бесформенное, но в тоже время и уродливое, и враждебное. А потом раздался вопль. Этот вопль ребята уже слышали, когда только ступили в необжитую Гротабом часть пещеры. В прошлый раз вопль донёсся издали, но всё равно заставил их содрогнуться, а в этот раз его источник находился в нескольких шагах от них.
   Вопль был таким оглушительным, таким могучим, что у них просто заложило в ушах, и все они, трясясь, вскрикивая и рыдая, упали на колени. Этот вопль заполнял сознание, выметал из него всякие чувства и мысли, кроме беспредельного ужаса и отчаяния. Сопротивляться этой неистовой мощи было просто бесполезно.
   И девочке-призраку было также страшно, как и всем остальным. Теперь рябь на ней стала такой сильной, что уже невозможно было различить её черты. И свет, который исходил от неё, ослаб. ОНО приближалось. ОНО не торопилось, потому что было уверенно, что добыча не уйдёт.
   Мариша стояла на коленях рядом с Антоном, и слышала его дрожащий голос:
   - Никто нас не спасёт. Какая страшная смерть нас ждёт! Мама, папа, простите нас. Мы никогда больше не увидимся...
   И тогда Мариша тоже вспомнила про маму и папу, и про прабабушку Наташу. Вспомнила, сколько мучений и страхов претерпела она, пока продиралась сквозь Еловый лес, и Гнилые болота к Роковой пещере. Вспомнила, как надеялась спасти Антона. А вместе с этим пришли и иные воспоминанья. То были светлые образы из её детства. Она росла окружённая любовью и вниманием своих родителей, и она хотела отблагодарить их тем же.
   - Мамочка... папочка... - прошептала Мариша.
   И, когда она прошептала эти слова, словно бы тёплый, солнечный вихрь взвился в душе её. И пришла уверенность в своих силах, и знание того, что она должна бороться, а не стоять на коленях.
   И вот она поднялась на ноги. Буквально в шаге от неё клубилась тьма. Бессчётное множество яростных, чёрных зрачков выступали из этой тьмы. И все эти взгляды давили на девочку, жаждали разорвать и поглотить её, сделать частицей себя. ОНО нависло над ним огромным валом. ОНО тесно было в туннеле, и своды дрожали под его напором. ОНО собиралось поглотить их всех одним махом, а потом долго переваривать.
   Бледные губы Мариши дрожали, но всё же она нашла в себе силы улыбнуться, и сказать ОНО:
   - Ну и уродливая же ты штукенция.
   ОНО на мгновенье замерло. ОНО не ожидало, что жертва может что-то говорить. Ведь все прежние жертвы либо орали, либо убегали.
   И теперь сотни чёрных, состоящих из ненависти глаз, уставились на Маришу, и только на неё. А между тем и все её друзья, и брат тоже поднялись на ноги.
   Мариша спросила у ОНО:
   - Неужели ты не веришь, что ты уродливо? Хочешь убедиться?
   Из глубин мрака донёсся какой-то скрежет.
   - Ну, так смотри!
   И девочка стремительно повернула магическое зеркало к ОНО. И в то же мгновенье все бессчётные тысячи чёрных глаз захлопнулись. ОНО издало новый вопль, только на этот раз это был вопль ужаса. ОНО испугалось. ОНО в панике отступило. ОНО знало, что это за зеркало...
   Целых десять минут ребята стояли в туннеле и не двигались. Они вслушивались и не слышали ничего, кроме размеренного стука тяжёлых капель в соседнем гроте.
   Наконец, Олег шепнул:
   - Похоже, что ОНО исчезло.
   - Что же, пошли наверх, в пещеру к Гротабу, - молвила Мариша. - Только я буду идти впереди, и нести зеркало перед собой, словно щит...
   И вот они пошли обратно. Антон спросил у Мариши:
   - А откуда ты знала, что зеркало так подействует на ОНО?
   - А я ничего не знала, и ни в чём не была уверена - ответила Мариша. - Но что мне оставалось делать?
   Они дошли до того склона, по которому в прошлый раз им пришлось скатиться. Ник даже потрогал свою бороду, которая теперь аккуратно была обмотана вокруг его пояса.
   Начали подъем. Марише вновь пришлось повернуть зеркало к груди. Приходилось цепляться за неровности пола, иначе запросто можно было скатиться вниз.
   Девочка-призрак летела впереди, высвечивала мрачные, узкие стены. И Мариша постоянно вглядывалась: не видно ли ОНО? Она не верила, что ОНО могло так легко отпустить такую обильную добычу, и она не ошибалась.
   Но первой почувствовала приближение ОНО девочка-призрак, она остановилась и молвила:
   - ОНО близко...
   Все замерли, все ждали, все слушали. Вроде бы ничего не происходило, только вот опять стало невыносимо жутко.
   - Откуда ОНО приближается? - шёпотом спросила Мариша.
   - Я не могу определить, - ответила девочка-призрак, но ОНО уже совсем близко...
   И тогда Мариша услышала чьё-то шипенье. Она даже не сразу поняла, что это Ник шипит. Настолько ужас исказил голос этого старика-мальчика. Ник прошипел очень простую фразу:
   - ОНО сзади меня.
   В одно мгновенье Мариша всё поняла. Ник полз последним, а ОНО подобралось к ним сзади, и вот-вот набросится на Ника. Надо было действовать быстро и решительно, и тогда Мариша закричала:
   - Закройте глаза! Немедленно!
   Не оставалось времени, чтобы проверить исполнили они то, что она хотела, или нет. Девочка быстро развернулась, и повернула зеркало вниз по склону, навстречу ОНО.
   Они исполнили то, что хотела Мариша. Они не только закрыли глаза, но ещё и уткнулись лицами в каменистую поверхность. ОНО клокотало прямо за Ником. Если бы Мариша промедлила ещё хотя бы мгновенье, то ОНО поглотило бы Ника.
   И вновь всё то бессчётное множество глаз, которые составляли ОНО, захлопнулись. Но теперь ОНО не бежало панически, а нехотя отступало. Из мрачных глубин ОНО доносились неистовые, яростные вопли - ОНО очень не хотело выпускать добычу. Но всё же от зеркала исходила такая сила, что ОНО вынуждено было пятиться.
   Но вдруг Мариша осознала, что больше не сидит на месте, а съезжает вниз по склону, прямо к ОНО. Дело в том, что, развернувшись, она потеряла опору.
   Одной рукой она продолжала держать зеркало, а другой попыталась ухватиться за камень. Но рука соскочила, и Мариша продолжила съезжать к ОНО.
   И вдруг кто- то схватил её за руку. Мариша оглянулась - это был Олег.
   ОНО издало вопль, от которого содрогнулись своды, и метнулось вглубь туннелей, где ему предстояло довольствоваться слизнями.
   Ну, а ребята поднялись в тот грот, из которого было три выхода. Они весьма устали, но не останавливались. Сильнее усталости была жажда вырваться из Гробовой пещеры.
   А до встречи с Гротабом оставалось уже совсем недолго.
   
   
   
   
   
   Глава 13
   "Зеркало"

   
    Девочка-призрак сказала:
   - Здесь начинаются владения Гротаба, и я не могу идти дальше.
   - Неужели ты останешься здесь? - жалостливо спросила Оля.
   - Ах, не волнуйтесь за меня, пожалуйста, - прошептала девочка-призрак.
   Но она не смогла сдержать слёз, которые, падая на пол, превращались в кристаллы. Ребятам тяжело было прощаться с ней, но они понимали, что сейчас ничем ей помочь не могут, поэтому всё-таки пошли дальше.
   Вот туннель сделал очередной поворот, и они увидели ту огромную пещеру, в которой обитал Гротаб.
   Великан поставил кресло возле входа в кладовку, и восседал на нём. Что касается мерзкого, безумного Гр, то он стоял на ладони великана, и выкрикивал своим писклявым голоском:
   - Господин великий! Господин сильный! Господин захватит власть над всем миром!
   - И именно поэтому ты служишь мне? - спросил великан.
   - Да! Да! - визжал Гр, - Я уверен, что никто не сможет противостоять Вашей мощи. Скоро Вы станете владыкой всего мира, а я буду вашим первым помощником.
   - Не так всё просто, - угрюмо проворчал Гротаб. - Люди уже не такие наивные дурачки, как прежде. И мне приходится отсиживаться в своей пещере и не нарываться на неприятности...
   - Но ведь господин всегда одарит меня пищей со своего стола?
   - О да. Ты можешь рассчитывать на подачки.
   - Щедрый господин! Великодушный господин! - повизгивал Гр.
   - А ты мне нравишься! - хмыкнул Гротаб. - Никогда ещё не видел такого дурного человечишку как ты, и именно этим ты мне и нравишься.
   - Спасибо, господин! А не мог бы я вас попросить об одном одолжении?
   - Ну, спрашивай.
   - Не могли бы вы мне показать свою чудненькую корону?
   - Чего?!
   - Ну, ту корону, в которую вделаны кристаллы с душами детей...
   - А-а, сейчас я её принесу. А ты сиди, и смотри в оба. Если увидишь этих негодяев, - сразу зови меня!
   - Да! - провизжал Гр.
   Гротаб удалился в соседний грот. Оттуда послышались какие-то щелчки и скрежет.
   - Это он тайник открывает, - пояснил затаившимся у входа ребятам Ник.
   Через пару минут великан вернулся в основную пещеру. На голове его была здоровенная корона. Эта корона была уродливой и ржавой, но вделанные в неё кристаллы радовали взгляд своим чистым, тёплым светом. И было этих кристаллов очень-очень много.
   - Вот оно - моё сокровище, - ухмыльнулся Гротаб.- Из этой короны, из невинных детских душ черпаю я силы...
   - А мне разрешите, ну, хотя разок до кристалла дотронуться?! - взмолился Гр.
   - Никогда! - как отрезал Гротаб. - Корона принадлежит мне и только мне!
   - Не думаю, - сказала Мариша, выходя из укрытия.
   За ней вышли и остальные ребята.
   Гротаб уставился на них. Глаза его расширились, а уродливая, злая морда побагровела. Наконец, он прохрипел:
   - Вернулись!
   А Гр запрыгал на великанском кресле и завизжал восторженно, кровавое зрелище предвкушая:
   - Вернулись! Вернулись!
   - Да, мы вернулись, - очень спокойным голосом подтвердила Мариша. - И принесли вам подарочек.
   - Что, откупиться вздумали? - хмыкнул Гротаб. - Не думаю, что у вас чего-нибудь получится.
   - Откупаться надо не нам, а вам, - громко сказал Олег. - Только вот столько на вашей совести злодеяний, что не сможете вы откупиться.
   - Ах, ты дерзновенный, мальчишка! - зарычал Гротаб, и топнул ногой. - Ты будешь умирать дольше других!
   - А, кстати, как насчёт подарочка? - провизжал с кресла Гр.
   - Да, показывайте, что принесли, - потребовал Гротаб.
   - Вот, пожалуйста, - ответила Мариша, и повернула к Гротабу зеркало.
   Произошедшее даже превзошло ожидание ребят. Из зеркала вырвалась не дюжина, не сотня, и не тысяча, а десятки тысяч Гротабов. Напомню, что чем больше был отражённый в зеркале предмет, тем на большее число отражений он делился, и тем меньше были эти отражения. В результате появившиеся Гротабы были не больше тараканов. И настоящий Гротаб стал таким же крошечным и затерялся в их массе.
   Его корона грохнулась на пол, и кристаллы тут же разбились. Освобождённые души детей уподобились световым колоннам. Колонны эти пронзили своды пещеры, и устремились в небеса.
   А на полу происходило самое настоящее сраженье. Дело в том, что каждый из бессчётных Гротабов был уверен, что именно он настоящий, а другие - его отраженья. Вот они и не сошлись во мнениях, и дрались насмерть.
   Ребята обошли поле брани стороной, и направились к кладовке. И вдруг на шедшую впереди Маришу налетел Гр. Он выхватил из её рук зеркало, воздел его над своей головой и запищал:
   - Я - владыка мира!
   Но зеркало выскользнула из трясущихся ручонок Гр, и ударило его по затылку. Зеркало разбилось, и исчезло, а вместе с зеркалом исчез и Гр.
   Своды Гробовой пещеры задрожали, в них появились трещины.
   - Быстрее! К выходу! - закричал Олег.
   Они проскользнули в кладовку, и там, через проход, продолбленный Ником, выскочили наружу. И тут же своды пещеры рухнули...
   
   * * *
   
   Уже в сумерках ребята возвращались в деревню Тёмная Глушь. Но им совсем не было страшно. Они знали и чувствовали, что зло отступило и затаилось. В небе сияла полная луна, и в её серебристых вуалях отчётливо видна была тропинка, которая вела их к дому.
   - Вот только ту девочку из пещер жалко, - печально сказала Мариша.
   И тут все они услышали звонкий, смеющийся голосок:
   - Не надо меня жалеть. Теперь я счастлива!
   Рядом с ними появилась маленькая, но яркая звездочка. Эта звёздочка стремительно перелетала с ветки на ветку, и продолжала озорно смеяться.
   - Это ты? - недоверчиво спросил Антон.
   - Конечно! - прозвенела звёздочка. - Как только разбилось зеркало, я получила свободу. И теперь я могу летать, где мне угодно. Так что прощайте, но не на всегда! Я ещё обязательно навещу вас, милые мои друзья!
   И звёздочка упорхнула в чёрно-серебристые небеса.

КОНЕЦ.
05.03.03