<<Назад
   
"Спящие Боги"

    Глава 1
   "Обитель Богов"

   
   - Готовы ли Вы навсегда расстаться с Землей, со всеми родными, близкими Вам людьми?
   Дружный, стремительный ответ:
   - Да!
   - Дороги назад нет. Через несколько минут известная вам цивилизация отнесется на пятьсот миллионов световых лет, и на пятьсот миллионов лет истории в прошлое. Вы знаете - эти миллионы лет не вернуть, потому что никому еще не удавалось обернуть вспять время. Готовы ли вы?
   И вновь такой же стремительный ответ:
   - Да!..
   И все же один голос выпал в унисон. В стройном, подтянутом ряду, стоял один, ничем до этого не выделявшийся, и только теперь - чуть дрогнул. Мгновенья были столь торжественные, а стоящие - столь напряжены и поглощены собою, что никто этого не заметил. Не заметил и спрашивавший - их начальник, человек седой и важный - для него, как и для остальных - это было одно из главных мгновений жизни.
   А теперь я немного расскажу Вам о том, кем они были, и куда отправлялись.
   Были они землянами, а отправлялись в далекий космос - это для начала.
   Теперь немного о земной цивилизации. За прошедшие со времен Второй Мировой, ужаснейшей войны пять веков цивилизация эта располнела - заселила и Марс, и спутники крупных планет, а ей все было мало.
   Когда был построен первый сверхсветовой корабль, некоторые люди обрадовались. Но сработало предсказанное Эйнштейном - для летящих на сверхсветовом проходили минуты, для остальных - годы. Ничто, даже и время не постоянно - чем выше скорость, тем больше замедление времени; и, если бы кто вздумал пересечь бесконечность за мгновенье - в этом мгновенье уместилась бы вся вечность времен.
   Запустили автоматическую станцию на ближайший Альфа-Центавра, и тут же стали ловить хоть какие-то сигналы от нее. Неужели никакие волны не в силах преодолеть этот временной парадокс?.. Оказывается, могут - нашли. Тончайшей нитью, в новейших антеннах построенных на основе загадочной Скрытой Массы уловили передающие сигналы, спустя всего лишь несколько минут после запуска. Еще один, так и не разгаданный парадокс: станция существовала как бы в двух реальностях. В одной - еще летела к звезде, в другой - уже ее достигла, и общалась с землянами.
   И это все... Можно было общаться со станцией или человеком, можно было получать его зашифрованные изображения, но увидеть его живым - уже никогда. Этот таинственный канал был связью с будущим, но он мог передавать лишь информацию, а живую материю - никогда.
   В разные уголки космоса посылались зонды. Выбирали звезды похожие на солнце, но в одной нашей галактике таких звезд миллионы. Галактик в свою очередь - миллиарды. Зонды посылали в основном по родному Млечному Пути, но также, для научных целей - и в далекие галактики.
   Прошу прощения, за столь продолжительное вступление, но все же я должен рассказать и про галактики. Самыми древними средь них - Шаровидные. Возраст Шаровидной галактики превосходит возраст Млечного Пути в среднем на миллиард - два миллиарда лет. Звезды там в основном старые, выгоревшие, и, посылая туда зонды, люди надеялись встретить с древней цивилизацией. Невозможно представить, чего может достичь цивилизация, опережающая земную на миллиард лет, впрочем - невозможно представить и сам миллиард лет, и разделяющие их расстояния...
   До недавних пор, ни к чему запуски в эти древние галактики не приводили: передавалась информация о почти уже выгоревших звездах, о мирах, когда-то населенных, но теперь разрушенных, остывших. Но вот один зонд передал информацию: планета, размерами схожая с Землей, с зелеными лесами, с голубыми морями и океанами, к тому же - заселенная цивилизацией на уровне феодального общества. Ну, а главное - океанские глубины планеты были буквально переполнены полезными ископаемыми.
   Был еще один феномен (не встречавшийся прежде ни в одном из миров) - планета была единым живым организмом. Нет - она вовсе не отращивала щупальца, не хватала пролетающие корабли, но ее атмосфера не пропускала практически никаких порождений земной цивилизации. Несколько автоматических зондов выстроили станцию, в верхних слоях ее атмосферы, и на этом пока что все закончилось.
   Бриген Марк - так звали предпринимателя, который решил стать колонизатором этой планеты. Он отдавал себе отчет, в том, что придется столкнуться с феноменом живой планеты, но был он человеком отчаянным, а потому решился. Денег ему было не занимать, и он выплатил государству сумму за лицензию на колонизацию. Им было собранно несколько групп, по сто человек в каждой. Некоторые уже отправились на базу, занялись наблюдением, изучением...
   С той группе, которая отправлялась теперь, был и сам Бриген Марк. Это он, человек седой и важный, спрашивал, готовы ли они. И теперь вы понимаете, почему ни он, ни кто иной из группы, не заметил, что один голос прозвучал в унисон. Они отправлялись на пятьсот миллионов лет вперед...
   Теперь я познакомлю Вас с Творимиром Бруно - это тот человек, голос которого дрогнул. Творимиру было тридцать, в силу замкнутого своего характера, в браке не состоял; прежде подрабатывал на нескольких незначительных работах, но ни одна из них не приносила ему никакого удовольствия. Серьезный, молчаливый, временами замкнутый - таков был Творимир Бруно. Как и все входящие в эту группу он прошел трехмесячную изматывающую подготовку: выучил язык туземцев, научился обращаться с их варварскими орудиями, как-то: меч, копье, палица, лук, а также - рукопашному бою; зазубрил названия их божеств. Конечно, и перед началом обучения, и перед самым полетом он, как и все остальные, проходил психологический тест - результаты показал: он совершенно здоров.
   Но теперь...
   Теперь Творимир Бруно увидел самого себя. Не отражение в зеркале. Этот второй Творимир сидел на плавно изогнутом подоконнике космопорта - сидел и, не моргая, смотрел на него - настоящего Творимира Бруно. Творимир знал свои глаза - сосредоточенные, иногда задумчивые, но никогда он не видел в них такой печали - эти глаза почти плакали.
   Вот потому и дрогнул его голос...
   Вот Бриген Марк начал читать длинную, торжественную, ему самому ненужную речь, а Творимир напряженно глядел на опустевший подоконник, и думал: "Признаться? Остаться?.." - взгляд его метнулся в окно: в серое небо вздымалась бетонная гора небоскреба, и даже с трудом пробивающееся, блеклое солнце казалось незначительным рядом с этой громадой... "Здесь я несчастен. Вернуться, чтобы влачить жалкое существование?.. Нет - уж лучше в неизвестность! А что касается галлюцинации... Все из-за перенапряжения. Все пройдет".
   
   * * *
   
   Вскоре Творимир Бруно выяснил, что психический недуг не только не проходит, но и развивается. Впрочем, это "скоро", было "скорым" только для него и для его товарищей по кораблю - для вселенной миновало пятьсот миллионов лет.
   Пятьсот миллионов лет... Творимир даже ничего не почувствовал. Уселся в белоснежное кресло, в такой же белоснежной каюте. Сверху наплыл стеклянный колпак - продержался так с минуту, и снова задвинулся в потолок. Вот и все путешествие - никакого шума, никаких перегрузок. Пятьсот миллионов лет - световых и обычных, спокойно, без всякой бравады безвозвратно растаяли в прошлом.
   Красивый женский голос промурлыкал по всему кораблю:
   - Переход прошел успешно. Капитан просит всех собраться в переходном отсеке.
   Вот и переходной отсек - помещение, как и весь корабль чистейшее, просторное. Деловито суетились роботы - перетаскивали пожитки: оружие, провизию, приборы. Люди уже собрались - некоторые отмалчивались, но большая часть возбужденно переговаривалась, обсуждала, что вот, мол, они залетели так далеко, как никто не залетал.
   Вошел Бриген Марк - как и все возбужденный, раскрасневшийся, встряхнул своими седыми волосами, и крикнул чуть громче, нежели обычно:
   - Обзорный экран!
   - Исполняю, капитан. - мурлыкнул женский голос.
   Одна стена пошла рябью, затем распахнулась в обзорное окно. Освещенная местным солнцем планета занимала большую часть вида. Синь морей и океанов, зеленоватые, желтые и бурые континенты и острова - все цвета яркие, сочные. Взгляд искал чего-то эдакого, невиданного, но не находил - самая обычная, не отравленная цивилизацией планета.
   Вот и выстроенная первыми зондами станция: неказистая тридцатикилометровая коробка, от которой вниз в атмосферу уходили, кажущиеся совсем тонкими подпорки (однако подпорки были выполнены из того же сплава, что и корпуса космических кораблей, что позволяло надеяться на их надежность). Станция-коробка споро приближалась, приветственно подмигивала красными огоньками на посадочном блоке...
   Как и полагалось, без всяких толчков произошла состыковка. Через мгновенье переходная дверь отскочила в сторону, и в помещение вскочил маленький, лысый человечек с необычайно развитым черепом. Этим самым черепом он треснулся об пол - перестарался в низком поклоне. Распрямился, улыбнулся белыми ниточками губ, стремительно проговорил:
   - А так положено встречать гостей на этой планетке. Хмм-м, а, между прочим, Вы придумали для нее название? - спросил он у Бригена Марка.
   - Черт! - Бриген потер лоб.
   И тут маленький человечек побледнел:
   - Тише - не поминайте здесь Черта...
   - А что?..
   Но тут из глубин станции пришел могучий вопль - словно сотня громов разом ударила. Люди замерли - только роботы невозмутимо продолжали свою работу - все перетаскивали, перетаскивали...
   У маленького человечка выступил на лбу пот, но он тут же его смахнул:
   - При них черта лучше не упоминать...
   Бриген Марк попытался улыбнуться:
   - А-а - это те самые "божества", которых вам удалось вытянуть из атмосферы.
   - Да - всего два божества. Причем - далеко не самых важных. - поспешно отвечал человечек. - Одно божество - хранитель облаков - не всех облаков, а одного атмосферного фронта, который то возрождается, то рассеивается в атмосфере. Второе божество - злое. Обитало в темных пещерах - именно оно сейчас и закричало. Но вы, вскоре, сами с ними познакомитесь...
   А Творимир Бруно растерялся - смотрел в обзорный экран, на звезды. Казалось - никуда и не улетал с Земли - почти такие же созвездия, Млечный Путь...
   А помещение опустело, хлынула неестественная, мертвая тишина. Вспомнилось видение на Земле, и вдруг явственно понял: если обернется - вновь увидит себя. С этими грустными, плачущими глазами, безмолвного, смотрящего в упор. И он знал, что не выдержит - закричит.
   А если закричит? Его отправят на обследование. Еще неизвестно, сколько продержат - месяц, два - быть может, и вовсе не выпустят; вместо контакта с туземцами - скучное заключение. И он, не оглядываясь, побежал прочь... В длинном белом коридоре нагнал маленького человечка, который стремительно переговаривался с Бригеном Марком:
   - Так как же назвать планету?
   - А как местные зовут?
   - В разных местах, по разному. Но там, где мы высаживаемся - просто Мир. Ведь по их разумению иных миров не существует...
   - Ну, вот пусть и будет Мир.
   Бледный Творимир с налета спросил у человечка:
   - А почему здесь звездное небо так похоже на земное? Ведь, насколько я понимаю, в Шаровой галактике звезды должны располагаться равномерно.
   - А-а, молодой человек, вам в наблюдательности не откажешь! - усмехнулся человечек. - Явление действительно редкостное, но ничего мистического в этом нет. - и зачем-то спросил, будто ожидая, что Творимир станет с ним спорить. - Слышите - ничего мистического нет?!.. Эту планетарную систему окружают очень плотные пылевые облака, закрывающие часть обзора. Если вычистить эту пыль - все небо засияет, а так - в разрывах видны только некоторые части общего полотна. Удивительно, конечно, что разрывы так совпадают, но это случайность. Слышите - это вполне можно объяснить формулами?! И я могу вам показать...
   - Нет-нет. Я вам верю. - поспешил заверить нервного человечка Творимир.
   А потом им устроили "знакомство" с пойманными божествами. Провели в небольшую, комнатку, усадили, роботы-официанты развозили сок, печенье - Творимир ничего есть не стал - не было аппетита.
   В противоположной стене открылось смотровое окно, за ним - серебристая зала с коническими, пологими стенами. Бесшумно распахнулась задвижка в потолке - из проема повалил густой, клубящийся туман. Сначала белый - этот туман стремительно потемнел, и тут стало слышно, как воет ветер - черное, грозовое облако метнулось к окну - потемнело...
   - Не бойтесь, не бойтесь. - заверял Маленький Человечек. - Зала сцеплена гравитационными полями. Ему не удастся вырваться. Между прочим - это доброе божество...
   Но последние его слова потонули в треске грома - слепящая молния ударила, заскреблась по стеклу.
   - Ну, что-то ему не понравилось... - блекло улыбнулся человечек.
   А Творимир уже не чувствовал своего тела - ноги сами подняли, бросили его к окну, а за окном... темнота всколыхнулась, и он увидел озеро - огромное и непознанное - тем страшное, что-то темное спускалось к этому озеру с неба. Птицы... сколько же их! От птичьего клекота звенел воздух.
   - Творимир Бруно! Творимир Бруно! - его дернули за плечо, развернули.
   Перед ним стоял Бриген Марк, глядел изучающе, насторожено:
   - Творимир Бруно, что с вами?
   - Так - ничего. Ерунда. - ответил Творимир.
   Подскочил маленький человечек:
   - Что - галлюцинация? Не стесняйтесь, молодой человек - эти божества способны вызывать галлюцинации, однако никого еще не сводили с ума. Вы верите?..
   - Верю...
   Человечек счастливо кивнул, и даже пожал Творимиру руку...
   Затем им было представлено "злое", пещерное божество. На этот раз раскрылось отверстие в полу конической залы. Вверх метнулись и словно трещины расползлись по серебру черные нити, а из проема стало выползать нечто бесформенное, с угольно-черными провалами. Слышалось шипение, грохот...
   Боль острыми волнами забилась в голове Творимира. Ему уже казалось, что он внутри этой залы, а пещерное божество обхватывает его своими нитями, хрипит громовым голосом - слов было не разобрать. И вновь его встряхнули за плечи - маленький человечек с интересом его разглядывал:
   - Уже второе виденье, да?.. Интересно, почему они выбрали именно Вас?.. Думаю, нам предстоит долгий разговор. Но это позже. Пока же ознакомление с местным "божественным миром" окончено, и всех прошу в конференц-зал...
   Им не требовалось идти по коридорам и подниматься по лестницам. Они просто встали на платформу, а уж она понесла их по белоснежным, ярким туннелям, то вверх, то в бок, то вниз...
   Но вот и конференц-зала. Снова длинные столы, белые стены, несколько окон, за которыми ярким многоцветным полотном сияла планета. Но с востока темным покрывалом наползала ночь...
   Заговорил Бриген Марк. Повторил то, что все присутствующие прекрасно знали - повторил только для порядка.
   - Наша планета... - тут изображение планеты вспыхнуло, глобусом закружилось в центре залы. - ...являет собой единый живой организм. Организм содержащий огромный запас необходимых для строительства нашей колонии минералов. В основном эти запасы залегают на океанском дне. Если я скажу, что там - золотые долины и алмазные горы - это не будет преувеличением. Взять одну подводную гряду - она весит миллиарды тон, а по составу - чистый алмаз. Но на дне обитают одни из самых могучих местных "божеств"...
   Маленький человечек прокашлялся:
   - Я бы воздержался от такой архаичной терминологии. Слово "божество" больше подходит к языку туземцев. Мы же близки к тому, чтобы вывести вполне конкретные химическую и физическую формулы, этих, э- э... пока что аномалий.
   - Ладно - название сути не меняет. Факт в том, что против наших аппаратов эти "божества" ничего бы не сделали, но атмосфера нейтрализует всякую технологию - начиная от новейших разработок, и до порохового оружия. Остается примитивный контакт, и этот контакт уже был начат. Без современного оружия, без скафандров, с одними мечами и луками спускаемся мы на поверхность. Там мы должны проникнуть в Ясли Богов. Все знаете, что это?..
   Ну, конечно они знали - все кивнули. Бриген Марк тоже кивнул, и продолжил:
   - Все же невредно еще раз напомнить...
   Изображение одной части планеты увеличилось, спроецировалось на четырехгранник. Видны стали горы - величественные, холодные, с темными безднами обвалов, с белыми, небесными вершинами. Еще увеличение - вот широченный темный зев, дальше - уже ничего не видно.
   Бриген Марк прокашлялся:
   - Дальнейшее сравнение будет грубым, но точным: Ясли Богов - это детородный орган планеты, и в этот орган нам предстоит проникнуть. Оттуда выходят новые божества, туда, на вечный покой, отправляются старые, уставшие летать, греметь, шипеть. Мы должны постичь механизм этого "деторождения", и мы должны остановить этот процесс. Велики ли наши шансы?.. Компьютеры просчитали имеющиеся сведения, и выдали: пятьдесят на пятьдесят. Впрочем, вы ко всему подготовлены, а потому не будем откладывать спуск - он завтра. Сейчас - разойдитесь по каютам... Творимира Бруно прошу остаться.
   Творимир остался и был подвергнут самому настоящему допросу. От него потребовали, чтобы он со всей возможной подробностью описал свои видения - вспоминать было неприятно, но все же он постарался... Ни словом не упомянул, о том, что видел и самого себя. Затем последовал долгий, нудный психологический тест - под конец Творимир совсем истомился...
   - Поздравляю. - грозно прогремел, надвинулся на него Бриген Марк.
   - А, что?! - крикнул и тут же прикусил губу Творимир: "Неужели скажет, что я - псих?!.."
   Тут встрял маленький человечек:
   - Психически Вы здоровы, и по- прежнему входите в группу контакта.
   Но Бриген Марк хмурил брови:
   - Однако есть одна вещь, которая, к сожалению, проявилась только теперь. Это, так сказать - склонность к вольности... Выслушайте-ка банальную, но поучительную историю. Один из наших первых контактеров влюбился в местную деваху. Ну, конечно у нее золотистые длинные волосы, ясные огромные очи, и прочие прелести входящие в базовый набор лесной красавицы. Ясное дело - у них любовь. Маленький домик в лесочке, звери, пташки, прочие букашки. Когда наши пришли за ним - он выходит, бородатый, в мужицкой рубахе, говорит: "Убирайтесь по добру, по здорову!". Хотели его скрутить, а он меч выхватил - троих наших зарубил, ну в пылу-то и его зарубили. Вот до чего "вольность" доводит...
   - А что же с его супругой?..
   - А с девахой той, что сделали?.. - больше нахмурил брови Бриген Марк. - А что с ней сделать? - так и оставили в лесу век доживать.
   Однако, чувствовалось, что он сам не верит, что "оставили", а скорее всего всем скопом изнасиловали, потом зарубили и вместе с домиком сожгли.
   Бриген Марк поспешно перескочил дальше:
   - Тут срабатывает один психический недуг: называется - влечение к природе, к тишине и спокойствию. Захваченные им люди на чем свет стоит проклинают цивилизацию. Подавай им хату, любящую бабенку (умницу- разумницу с золотыми волосами), подавай им лес, речку, кузнечиков и мотыльков. Дурни - хотят вернуться к тем временам, когда "жили в лесу, молились колесу". Грубые, непросвещенные. С этими своими идиотскими искренними - животными чувствами. Правильно: захотел - зарубил. А потом - молись пню. Ух, черт! - местных, чистых бабенок им подавай, а лучше бы больше думали мозгами, чем яйцами.
   - Я с вами полностью согласен! - искренне отчеканил Творимир. - Я готов к служению - Вам и нашей общей Цели. Я могу еще раз повторить клятву...
   - Нет-нет. Ты устал, а завтра - тяжелый день. Ступай, отсыпайся.
   И снова Творимиру не пришлось идти: платформа подхватила, резво доставила его в каюту. Подошел к окну: близилась, накрывала планету загадочная пелена ночи. В усталом сознании закружилось: "За всеми этими разговорами как-то забылось. Человечества больше нет. Затерялось в бездне истории пятьсот миллионов лет назад... Мы одни здесь... Как же нам надо беречь, любить друг друга".
   - Прошу Спать... - прошептал мелодичный женский голос.
   Обернулся - конечно никакой Женщины не было. Но была мягкая, теплая, белая кровать. Творимир пал на перину, но еще прежде, чем его голова коснулась подушки, он уже спал...
   
   * * *
   
   И снилось Творимиру озеро. Огромное, обрамленное черными стенами леса. Темны бездонные воды; небо над ними - вечернее, темнеющее, загадочное. А еще птицы - плотные, широкие реки слетающих из неба птиц. Не могло быть столько птиц разом - они не уместились бы мы на озере, вытеснили бы воды, передавили друг друга. Теперь птицы не клекотали - спускались в безмолвии, и жутка была эта их мертвая тишь.
   И вот Творимир увидел - у всех птиц одно и тоже, знакомое ему женское лицо. Огромные, тоскующие очи, а кожа вокруг - синяя, как у мертвых. Страшные лики, но они притягивали... И тогда ему стало по настоящему жутко - он понял, что еще немного, и вспомнит нечто, что вспоминать нельзя, и сойдет с ума.
   И тогда он со стоном, и в холодном поту вскочил на своей кровати.
   Когда он спал, было темно, но теперь мягкий белый свет разлился под потолком, оттуда промурлыкал участливый женский голос:
   - Вам приснился дурной сон? Не угодно ли принять успокаивающее?..
   - Нет. Спасибо. - попытался говорить вежливо Творимир. - Сейчас, пожалуйста, оставьте меня.
   - Как Вам угодно. - мяукнула на прощанье компьютерная дева.
   Свет померк - темнота. Творимир захотел попросить вновь включить свет, но понял: со светом будет еще страшнее. Со светом он на виду. На виду у кого?.. У Планеты. Вон она за окном - темная, ночная - от нее уже не сбежишь - некуда.
   Неожиданно он осознал, что сидит на кровати, и не смеет пошевелиться - покрывается холодным потом. Провел дрожащей рукою по лбу, пробормотал:
   - Да что же это со мной?.. Возьми себя в руки. Здраво проанализируй свой страх. Чего боишься - планеты?.. Ты же стремился сюда!
   Он встал, и на слабых (даром, что тренированных) ногах, подошел к окну, вжался в него лбом. Россыпи звезд, Млечный Путь, который был лишь иллюзией; спутник похожий на Луну, но все же не Луна - через чур белый, и с одиноким, циклопским, трагичным оком. Внизу, в темноте - маленькие светлячки туземных городов. Вот метеор белым росчерком красиво мелькнул в атмосфере... И снова чувство - на него смотрят. В упор. Что- то незримое ударило с противоположной стороны в окно. Защиту не пробила бы и ядерная боеголовка, но сейчас стекло выгнулось, зазвенело.
   Творимир отшатнул, и тут увидел - черный силуэт сидел рядом с ним на подоконнике. Лица не было видно, но знакомо блестели грустные глаза...
   - Н-ну... - дрожащим голосом начал Творимир. - Говори прямо - что нужно?..
   Вспыхнул яркий белый свет - Творимир зажмурился, а когда привык, разжал глаза - конечно, никого двойника уже не было.
   - С кем вы разговаривали? - мягко, но настойчиво спрашивала компьютерная женщина.
   - Никого не было. - пробормотал Творимир, и тут же понял, каким мальчишеством было пытаться обмануть компьютер, который, конечно же все зафиксировал.
   Спустя несколько мгновений ему был вынесен приговор: на следующий день он никуда не спускается, но остается на лечение в местном лазарете.
   - На сколько? - упавшим голосом спросил Творимир.
   - Пока - на три дня. В случае успешного лечения, по истечения этого срока Вы сможете спуститься на планету, и приступить к выполнению своих прямых обязанностей...
   
   * * *
   
   Три дня прошли в тихой белизне больничной палаты. Помимо Творимира Бруно был здесь еще один постоялец, из той же группы контакта. Звали его Ержи - до этого человек веселый - красавиц мужчина - как раз из тех, которые особенно нравятся женщинам. Он и ждал встречи с туземками... В первую же ночь он, с воем вскочил, а потом - бледный, дрожащий, лепетал, что его комната "черным ветром стала" - больше он ничего не мог объяснить, и попал на лечение вместе с Творимиром.
   Новые тесты не показали каких-либо отклонений ни у Творимира, ни у Ержи, такой же результат был выдан и компьютерным обследованием. Наконец, наступила третья ночь - назавтра их должны были выпустить.
   Ержи все прохаживался по палате, и вдруг остановился перед Творимиром, который читал книгу. Сказал:
   - Знаешь - завтра уже ничего не будет.
   - Что? - Творимир рассеяно вскинул голову.
   - Эта планета... Она... Живая...
   - Да - я знаю.
   Тут Ержи совсем побледнел:
   - Мы же ничего про нее не знаем! А она... огромная, она видит нас насквозь... Творимир - в этой планете великая тайна.
   - Раз тайна - раскроем. - в голосе Творимира не было уверенности.
   - Я чувствую: что-то хочет забрать меня. Я не знаю, куда. Я не знаю, что там со мной будет. Я хочу вернуться домой....
   - Возьми себя в руки...
   Но на Ержи страшно было смотреть - он трясся, глаза потемнели.
   Вдруг палата залилась тревожным красным светом. Женский голос резко отчеканил:
   - Внимание! Нарушено гравитационное поле в хранилищах. Содержащиеся в них материи получили свободу перемещения...
   Творимир вскочил:
   - Боги освободились!
   Ержи, трясясь, рухнул на колени и бормотал:
   - Они идут... не дайте меня забрать...
   Он крепко обхватил Творимира за ноги и словно малый ребенок рыдал:
   - Не выпускай меня!..
   Тут разом распахнулись все двери - нечто черное молниеносно бросилось на них - Творимир не успел даже закричать - больше он ничего не помнил.
   
   * * *
   
   Очнулся - первое что увидел - склоненное над ним приветливое женское лицо. Она мягко, по-матерински ему улыбнулась, и сказала:
   - Гравитационное поле в норме.
   - А боги?
   - Они успели уйти в атмосферу.
   - Ержи?
   - Его не нашли...
   - Что было со мной?
   - Ничего. Вы просто лежали на полу: бледный, холодный, но живой. Теперь вас отходили. Вы в хорошей физической форме и готовы к спуску. Впрочем, если желаете, можете здесь остаться - полечиться.
   - Что?.. Еще оставаться на этой станции? Она похожа на кладбище с призраками!.. Извините, за резкость... Но я действительно хочу поскорее ступить на планету.
   На следующий день его желание было исполнено.
   
   
    Глава 2
   "Колодец и Буря"

   
   Если бы не окно, Творимир во время спуска помер бы со скуки. Спускали-то по старинке, на цепях, в герметичной железной коробке. От верхних слоев атмосферы, до низа - две сотни километров: весь спуск занял пять с лишним часов. Коробка дрожала, цепи скрипели, и, кроме смотрения в окошко, нечем себя было занять. Простор радовал теплой свежестью красок - летняя пора, благодать. Творимир даже подумал, что неплохо было бы улечься на каком-нибудь бережку, позагорать...
   Внизу разрастался деревянный город. Одна из подпор атмосферной станции тридцатиметровым столбом впивалась в землю, неподалеку от сказочного пестрящего флажками, башенками и колонами дворца. На просторном дворе уже собралась большая, нарядная толпа...
   Когда Творимир ступил на землю, все они, за исключением нескольких особо важных особ, а также - прежде прибывших контактеров, стояли на коленях, лбами землю подпирали.
   Вперед ступил облаченный в шитые драгоценными каменьями одежды человек. Лицо - сухое, морщинистое; с козьей, черной бородкой. Густые, сдвинутые брови. Глаза - мучительные, взгляд - изучающий:
   - Ну, и что нового в Граде Небесном?
   - Все по-прежнему... - растерянно пробормотал Творимир.
   Этот настороженный, по всему видно - недобрый человек задал Творимиру еще какие-то вопросы, но тот его уже не слышал. В дальней части двора, под березовой сенью увидел он колодец. На колодце сидела птица со знакомым девичьим лицом...
   Тут его резко, до боли встряхнули за плечо. Перед Творимиром стоял Бриген Марк - глаза мутные, покачивается - несет перегаром - явно не первый день пьянствует. Зашипел Творимиру на ухо (конечно, уже на земном языке):
   - Ты веди себя почтительно. Когда тебе вопросы задают - отвечай... Это ни какой-нибудь там конюх. Он - правитель этой земли. Царь. Злой, кровожадный монарх. Пока нас считают посланцами Всесвята - бога Солнца. А как ему злоба в голову взбредет?.. На него часто припадки находят. Закует в цепи - в темницу, там - на дыбу. И что ты сделаешь - без оружия? А?.. Там во всем сознаешься. И четвертуют тебя, дурак...
   Творимир согласно кивнул, повернулся к Царю, однако тот уже потерял к нему всякий интерес, отдавал приказы приближенным. Потом обернулся к Бригену Марку, и хмельно ухмыльнувшись прикрикнул:
   - Ну, пойдем дальше пировать. Дальше меня про Солнце баить будешь...
   По дороге ко двору Бриген Марк едва не повалился, но Творимир успел его подхватить - главный колонизатор пробормотал:
   - А я такое им набаил про нашу божественную миссию - сам всего не помню... - сжал заломившие виски. - Плохо одно - в народе многие не верят, что мы посланцы Всесвята. Говорят - околдовали их государя, которого, несмотря на тиранию, любили. Слова на них не действуют - готовится восстание...
   Творимир рассеяно кивал, а сам все оборачивался к колодцу под березами, но там уже никого не было.
   
   * * *
   
   Творимир попал на продолжение пира. С отвращением приметил, что многие из недавних корабельных товарищей уже упились до бессознательного сознания - валялись на полу, под столами, храпели. Некоторые еще сидели - буянили, вопили - рожи красные, опухшие, скотские. Вон в углу тискают голую девку, кто-то, словно раненый стонет. Кто-то вопит гневно - сейчас в рукопашную схватится. Творимиру стало тошно, он пробормотал:
   - ...Посланцы богов... Как же - скоты вы пьяные, вот кто. Немного же времени понадобилось, чтобы все, чего вас учили позабыть...
   Он взглянул на Царя. Тот угрюмый, исступленный - сидел, и ни к кого к себе не подпускал. Кажется, сейчас закричит, чтобы обманщиков хватали, резали, но пока что безмолвствовал...
   К Творимиру, покачиваясь, подошел маленький человечек с огромным черепом - тот самый, со станции - плюхнул кубок размерами превышающий его голову.
   - А ты, молодец, пей. Ты нос не вороти. Это, так сказать, начало контакта. А что касается Яслей Богов... мы со дня на день отправляемся в путь. Достигнута договоренность - нам в сопровождение дается три сотни отборного конного войска... Ну, что не пьешь?..
   - Не волнуйтесь - я выпью. Только, пожалуйста, оставьте меня. Я хочу побыть один.
   Творимиру тошно было пить в этом месте, и поэтому, как только человечек отошел, он перевернул кубок под стол - благо, там много было таких луж...
   
   * * *
   
   ...Какой-то резкий звук заставил Творимира очнуться. Он вскинул голову, огляделся: все та же зала, но уже освещенная факелами. За распахнутыми окнами медленно плыли прохладные поздние сумерки, но прохлада не проникала в залу - было нестерпимо душно, гарно. Он еще раз огляделся - почти все дремали или храпели, иные еще пили-ели, но их мутные, свинячьи глазки едва ли что замечали. Царя не было на прежнем месте, но на спинке его трона сидел ворон, и не понять было, на кого он глядит своим черным оком.
   Творимир поднялся - стремительно скользнул во двор. Никто его не остановил, не окрикнул. Под самыми ступенями кто-то густо храпел, но дальше - тишь, спокойствие. Он отошел еще подальше, вскинул голову - прямо над ним висела одноглазая Луна, а на ее фоне - черная коробочка атмосферной станции.
   Прошумели крылья, кто-то тихо вздохнул...
   Творимир уже знал, кого увидит, настроил себя на решительный лад, и проговорил:
   - Ладно. Теперь пришла пора объясниться. Что ты за птица, и чего от меня хочешь?
   Глянул - действительно, как и ожидал: на старом месте, у колодца сидела птица с девичьим ликом, с огромными, трагичными очами, с синей как у утопленницы кожей.
   - Ну, что же ты молчишь?! - громко сказал Творимир. - Скажи хоть что-нибудь. Ну же...
   И тогда она заговорила. Голос был очень печальным, а так - ничего особенного.
   - Если хочешь узнать правду, подойди ближе...
   - Ага - это затем, чтобы ты меня туда столкнула! - пробормотал Творимир, которому вовсе и не хотелось узнавать некую страшную правду.
   - Тогда чего же ты хочешь? - тихо прошептала дева- птица.
   - Нет - это ты чего хочешь?.. Зачем снишься, зачем следишь? А?.. Ну, рассказывай...
   - Если я стану рассказывать, ты все равно мне не поверишь.
   - Да что ты!.. - Творимир пытался под грубостью скрыть страх. - А дай-ка догадаюсь. Ничего нового все равно не придумаешь. Знаю я все эти сказочные штучки-прибаютки. Ты, заколдованная, лежишь на дне того птичьего озера, я должен придти, поцеловать тебя - ты оживешь, свадебку сыграем... Фигушки!.. Что - нет? Не на дне озера?.. Где-то в другом месте?! Но все равно - я должен куда-то ради тебя идти, что-то там делать. Нет, нет! Лети, откуда прилетела и не возвращайся, и не снись. Все!..
   - Для начала ты должен прыгнуть в этот колодец.
   - Что?!
   - Творимир, рано или поздно ты все равно придешь к этому...
   - К чему приду?!.. И вообще - откуда ты знаешь мое имя?!.. Шаришь в моей голове?! Это моя голова, моя собственность, и я не позволю...
   - Нет - это наша общая голова.
   - А иди ты со своим бредом!..
   - Ты спрашиваешь, к чему придешь? ...Взгляни...
   С этими словами она распахнула крышку колодца, и оттуда выплеснулся мягкий, несильный свет - стройной колонной вытянулся к звездами.
   Свет манил, но Творимир не поддавался - собрав волю в кулак, продолжал отступать, говорил:
   - Принести себя в жертву местным божкам?!.. Иди ты!..
   - Творимир, помнишь, Вам говорили, что не удалось узнать, что находится под поверхностью?.. Вы думаете это Планета?
   - Нет - мы знаем - это единый живой организм.
   - Ближе к истине, но не совсем так.
   - Ну, говори же...
   - Мне ты не поверишь...
   - Говори!
   - Эта планета - это Ты, Творимир.
   И тут Творимир действительно рассердился, он сжал кулаки и прохрипел:
   - А теперь вот что я тебе скажу: у тебя когти длинные, острые, но и я тренированный. Так что, если на меня бросишься - узнаешь, почем фунт лиха!..
   - Творимир, ты все равно придешь к этому...
   - И я не хочу слушать твоего бреда: ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра! Лети прочь!..
   Одинокая слеза скатилась по ее щеке... Прошептала:
   - Вам нельзя дольше задерживаться в этом дворце. Уходите завтрашним утром. Иначе - прольется кровь.
   - Лети! Без тебя разберемся!..
   - Не верьте Царю - он вас использует для достижения своих целей.
   - Прочь!
   Она взмахнула темными крыльями, в одно мгновенье, беззвучно растаяла среди звезд... Люк в колодце по-прежнему был распахнут, световая колонна нитью исчезала среди звезд.
   - Заглянуть туда?.. - бормотал Творимир. - ...Мальчишество - заглядывать...А если схватит, утянет?.. Тоже бред - кому я здесь нужен?.. Ладно, черт с ними - одним глазом загляну...
   Подошел, схватил руками за края колодца, осторожно нагнулся, краем лица коснулся света - ничего страшного - свет не кусался, но был теплым, как весенний день. Оглянулся - не видно ли птицы - не налетит ли, не столкнет?.. Ночь тиха, безмолвна... Вновь обернулся к свету, нагнулся дальше. Колодец был широк, стены - ярко освещены, но уводил он в такую глубину, что все там сливалось в единственную, яркую точку.
   - Что там? - пробормотал Творимир. - Отгадка на все вопросы?.. Ну, пусть этим кто-нибудь иной занимается. В ведре спускается или даже прыгает, но я еще не настолько одурел...
   Он хотел отойти, но какое-то движенье в глубине привлекло внимание. Свет разрастался, через мгновенье Творимир понял: нечто стремительно к нему приближалось. Был сильный страх, но и сильное любопытство: а вдруг и в правду откроется истина? Он чувствовал движение света - свет проникал в поры кожи, шевелил волосы, слепил.
   И вот уже видит Творимир: надвигается на него клубящийся световой вал, но не просто свет. Там были человеческие лики. С невообразимой скоростью сменяли они друг друга...
   В мгновенье мелькнул лик Ержи, но вот уже его нет - на его месте, словно в световом зеркале отраженный был его, Творимира лик. Еще мгновенье, и они столкнуться... Творимир отшатнулся, захлопнул люк. Свет оборвался, стало тихо- тихо, и почти совсем темно - не последовало никакого удара - колодец словно заснул.
   И тогда Творимир бросился ко дворцу. У самого входа столкнулся с зевающим, пьяным стражником, обратился к нему дрожащим голосом:
   - Куда ведет колодец на дворе?..
   Стражник протер глаза, вдруг выпучился на Творимира, и рухнул на колени, пролепетал:
   - Не имею счастья знать, куда ведет колодец.
   Творимир поморщился от этой чрезмерной и явно неискренней почтительности:
   - Ну, а какова его глубина?..
   - Не имею счастья знать, но глубокий. Больше тридцати метров...
   - На сколько больше?
   - Метров на десять.
   - И что в нем?
   - Вода родниковая - студеная, но целебная.
   - Понятно, а свет из него прежде не бил?
   - Никак нет.
   - Послушай, а если бы вдруг открылась в колодце бездна, в самые недра вашего Мира. Чтобы я тогда увидел?..
   - Никогда такого чуда не было!..
   - Ну, а если бы случилось?..
   Стражника побледнел:
   - Там царство смерти. Не положено нам, простым людишкам, о том говорить.
   - Ну, а что в царствии смерти?
   Губы стражника задрожали, по лицу покатились капли пота (от страха он полностью протрезвел).
   - Нельзя о том говорить. Боги подземные разгневаются - раньше срока меня заберут...
   - Ничего - я тебя защищу. Итак, что же там?..
   - Почти ничего не известно... - лепетал Страж. - Мы все оттуда вышли, и все оттуда уйдем...
   - Чтобы вернуться? - добавил Творимир. - А что - это интересная идея: планета - живой организм поглощает вас, переваривает, выплевывает - вы вновь живете. Бесконечный круг перерождений, и вполне объяснимый с научной точки зрения...
   - Нет. - прошептал Стражник. - Никто, даже Боги, не возрождаются. Мы живем лишь единожды. Там - растворение...
   - Хммм... Интересно, но тоже в общем-то понятно. - возбужденно проговорил Творимир. - Этот свет - энергетическое скопление чувств, воспоминаний, просто - энергий. Каким-то образом (еще предстоит выяснить, каким именно), чувства эти перемешиваются, формируются в характеры - входят в людей, в божков, в зверей... ясно... Если это так, что же будет с нами, поселенцами? Неужели мы никогда отсюда не уйдем?..
   - Все мы видения... - прошептал Стражник.
   - Что?..
   - Я не знаю. Я не должен был ничего этого говорить. Вы обещали меня защитить...
   - Защищу, можешь не беспокоиться. - рассеяно отмахнулся Творимир.
   И тут вздрогнула земля. Стражник стоял на ступенях, но не удержался - хотел схватиться за Творимира, но не успел. Он повалился на землю, молящими глазами впился в Творимира, пролепетал жалобно:
   - Вы обещали - защитить...
   И тут разверзлась под ногами стражника земля. Хотел он ухватиться за край, но рука соскользнула - земля захлопнулась. И снова ночь - безмолвие...
   Творимир попятился вверх, на крыльцо, и тут понял, что на него в упор смотрят. Обернулся - черный ворон сидел на перекладине. Он вспомнил, что этот ворон сидел и на Царском троне. Понял - это ворон, и есть этот жестокий Тиран, Царь, и он все видел...
   Схватившись за голову, бросился Творимир во дворец...
   А, спустя минуту, сидел за столом, и сжимал в дрожащих руках чашу, вспоминал день отлета. Унылое серое небо с утонувшим в нем Солнцем, небоскреб-исполин: "Уж лучше бы оставался в том мире, а тут - все чуждое... Но того небоскреба нет уже пятьсот миллионов лет..." - и с этими горькими мыслями он начал вливать содержимое чаши в себя.
   
   * * *
   
   Следующим утром Творимир был разбужен шумом голосов. Поднял тяжелую, звенящую голову, и понял - кричат издали. Зато голосов было превеликое множество. В зале тоже суетились: пробегали бородатые, вооруженные фигуры. Кое-кто еще отсыпался, но таких было немного (и в основном - поселенцы-земляне).
   Прошел злой с похмелья Бриген Марк, прошипел:
   - Мужичье-дурачье - бунт вздумали устроить!
   - А, что?! - вскочил, нагнал его Творимир. - Расскажите, что случилось.
   Бриген метнул на него раздраженный взгляд:
   - А ты на стены выйди - там все узнаешь...
   И Творимир послушался, бросился к окружающим двор стенам, и там действительно все узнал. Жители столицы собрались, пришли спасать своего Царя - они были уверены, что Царь околдован злыми колдунами.
   И Творимир сам видел, как Тиран поднялся на стену, и закричал, что с ним все хорошо, и что, если народ не разойдется - над ними будет учинена жесточайшая расправа. Тогда вперед вышли зачинщики, пали на колени, и прокричали, что готовы принять лютую смерть, лишь бы только государя от колдунов спасти.
   Кстати, значительная, сотни в три, группа мужиков, пыталась "выкорчевать" подпору атмосферной станции. Для этого использовались и валовые лошади, и людские мускулы, но, конечно, их усилия были тщетны.
   Вот-вот должен был начаться штурм, Царь сошел со стен - велел готовить свое боевое облачение, подозвал к себе Бригена Марка и насмешливо спросил:
   - Ну что, "божественные" гости, покажите ли нам какое-нибудь чудо? Отгоните ли бунтовщиков?..
   Бриген Марк попытался улыбнуться, но вышло только какое-то жалкое подобие улыбки - и голос у него было лепечущий - совсем не божественный:
   - ...К сожалению, наши чудодейственные силы проявляются только на небе...
   - Ну, довольно. - недобро усмехнулся Царь. - Тогда готовьтесь к битве. Мечи в руках когда-нибудь держали?..
   - О, этому мы обучены.
   - Ну, и старайтесь. За свои же шкуры биться будете...
   Штурм начался разом в нескольких местах: тараном ударили в ворота, закинулись на стены осадные лестницы. Но к атаке уже основательно подготовились: навстречу бунтовщикам полетели не только стрелы и копья, но и полилась кипящая смола. Воздух задрожал от мученических воплей...
   Творимир получил щит и меч - неудобные, тяжелые - совсем не такие с какими он тренировался на Земле; потому он отбросил щит, попытался внутренне собраться: вот сейчас придется биться за свою жизнь, убивать. Ничего не выходило: никакого желания драться, геройствовать не было - единственное, чего хотелось: укрыться в каком- нибудь закутке, и дождаться окончания этого безумия. Он еще надеялся, что бунтовщики не прорвутся, но слишком хрупкими были окружающие дворец стены - проломили вороты, и обоженные, страшные в своем гневе устремились в пролом.
   Государевы воины выстроились в правильные, оточенные ряды - выставили копья, по команде бросились на людскую лавину. Бежавшие в первых рядах бунтовщики хотели остановится, но на них напирали сзади - и вот они уже пронизаны - от страшных воплей, казалось, потемнел воздух...
   Вначале Творимир еще бежал с остальными, но как увидел изуродованные тела - стало ему и страшно и тошно, и он смог вырваться, отбежал ко дворцу; там, на пороге, замер - вцепился в кованые железом двери.
   - ...Что же это я?.. Испугался?.. Да - испугался!.. А если убьют?.. Ведь эта планета поглотит меня, растворит в свету, но... но я не умру... Она меня выплюнет в каком-нибудь другом теле, или... не знаю...
   И все же ему пришлось драться, лить кровь, убивать.
   Многие бунтовщики гибли, но напирали все новые, и в конце концов им удалось потеснить воинов ко дворцу. Те, вместе с государем, отступили, закрыли двери, но и двери были выбиты, также бунтовщики лезли и через окна. В просторной зале, где накануне лилось вино и медовуха, еще обильнее полилась человеческая кровь. Разрубленные падали, раненые стенали. Бунтовщики с одинаковых остервенением рубили и воинов и Землян, только на своего Царя они не смели поднять руку, и он яростный, забрызганный чужой кровью, ходил средь них, рубил головы, тела.
   Творимир отступал вверх по лестнице: вокруг, один за другим падали тела - и знакомых, и совсем чужих людей. На него сыпались удары - он едва успевал их отбивать; мелькали лютые мужицкие лица - он бил по этим лицам, и иногда его удары достигали цели...
   Все же Творимир не мог отбить всех ударов; в пылу резни он не замечал, но на его теле прибавлялись раны, терялась кровь, а вместе с ней и силы.
   Один случайный удар все же достался и Царю. Тот взревел яростно, глаза его стали черными, вороньими, сам он обратился в метрового ворона с алмазным клювом - носился проламывал бунтовщикам лбы.
   Творимир отвлекся на это диковинное зрелище, и тут кистень раздробил ему правое плечо. Меч выпал из обессилевшей руки. Новый удар должен был размозжить его череп, но Творимир перевалился через огражденье, рухнул вниз в зал. Тут же на него пало чье-то тело... Творимир потерял сознание.
   
   * * *
   
   Осторожная девичья ладошка провела по его лбу, и Творимир очнулся.
   Он лежал во дворе: над ним вечерело небо, в нем - черный квадратик станции, и кровавая одноглазая Луна. Пахло кровью, со всех сторон неслись стенания. Он приподнялся и увидел ухаживавшую за ним девушку. Она была закутана в длинную шаль, под шалью было сокрыто и лицо.
   - Кто ты? - спросил он тихо...
   Она не ответила, но издали пришел и уже не умолкал некий тревожный гул.
   - Кто ты?.. - Творимир протянул к ней забинтованную руку, но она успела отстраниться.
   Вот, не поднимая глаз, прошептала:
   - Вы потеряли слишком много времени. При первой же возможности - уходите...
   И тогда Творимир узнал: та самая дева-птица.
   - Ты! - воскликнул он громко, и закашлялся. - ...Опять ты!..
   Она приложила пальчик к губам, прошептала:
   - Тише - сюда идут.
   Но он ее не слышал:
   - Зачем мучишь?! Что тебе от меня нужно?!..
   - Прости - я не должна была приходить. - зашептала она быстро.
   И тут рядом с ними остановился Бриген Марк. Вот он то действительно где-то отсиделся - ни одной царапинки ему не досталось. Но он был очень мрачен. Увидел Творимира, скривил бледные губы:
   - Та-ак, вот еще один наш. Запиши.
   Рядом с ним примостился человечек с большим черепом - он что-то быстро чирикнул на листе.
   И тут Бриген Марк заметил девушку - прямо-таки впился в нее взглядом, да тут и за руку перехватил:
   - А ты кто такая?
   - Отпустите меня, пожалуйста.
   - Голосок у тебя красивый, сейчас и на личико посмотрим.
   Он быстро сорвал с нее вуаль - замер. Да и Творимир замер. Красавица. Длинные, густые черные косы; молочная, девственная кожа, и очи - таинственные, готовые вспыхнуть.
   С кошачьей ловкостью вырвалась она от Бригена, а тот даже не шелохнулся:
   - Черт... никогда не встречал таких... хороша чертовка... Черт... Черт...
   И каждый раз, когда он говорил "Черт" трескуче разрывался гром, огневые вспышки уже беспрерывно чертили небо. Взвыл ветер. Девушка побежала - Бриген Марк бросился за нею. Но вот на девушку налетел пылевой вихрь, а когда рассеялся - ее уже не было.
   А ветер крепчал - все новые и новые громовые раскаты сталкивались в воздухе.
   Раненых, которых прежде вынесли из душного, окровавленного дворца на свежий воздух, теперь поспешно вносили обратно...
   В раздробленные ворота, на взмыленной лошади влетел гонец, и рухнул на колени перед государем:
   - Ваше величество! Не велите казнить, велите слово молвить!..
   Царь нахмурился:
   - Говори!
   - Колдуны... - гонец все не мог отдышаться. - Уххх... Лесные колдуны, как прознали, что бунт разгромлен, призвали самого Стогрома!.. Он летит сюда!
   - Проклятье! - Царь сплюнул и пнул гонца ногой, тот откатился и замер.
   Гремело уже беспрерывно, дрожала земля, хищно выл ветер, а в небе стремительно неслись рваные облака - предвестники того, что надвигалось.
   Густо-черная, исступленная, кипящая - от земли и до самого неба, от горизонта до горизонта, стремительно надвигалась стена бури. Жадно выбивались из стены багровые молнии, пульсировали, ветвились, и, как только исчезали - на их место приходили новые.
   Стремительно опустел государев двор - разбежался, разошелся, расползся - кто во дворец, кто в какую-нибудь пристройку. И уже налетел, затемнил двор плотный, громогласный ливень. Несколько молний огневыми бичами хлыстнули - зашипели черные воронки.
   Совсем молодой воин - сильно бледный, припал к окну, и громко, перепугано лепетал:
   - Ох, Стогром-государь, только не во дворец... Пощади наши головушки...
   Земляне собрались кучкой (были среди них и раненые - на полу лежали) - после битвы от первоначальной сотни осталась едва ли половина.
   Мрачный Бриген Марк рокотал:
   - После окончания бури вызовем еще две сотни специалистов. Черт!.. Нас здесь слишком мало...
   И тут Царь словно приговор зачитал:
   - Эй, посланцы Всесвята, - Стогром за вашу подпорку взялся...
   И те, из землян, кто мог двигаться, бросились к большому окну - столпившиеся там воины расступились, пропустили их...
   Четыре толстенных кровавых молнии, с четырех сторон света сцепились и неустанно терзали тридцатиметровую колонну - подпору атмосферной станции.
   Бриген Марк пробормотал:
   - Это колонна - из обшивного корабельного материала. Ничего не будет, ничего не будет...
   Большеголовый человечек добавил:
   - Способна выдерживать температуру до трехсот тысяч градусов и давление до миллиона атмосфер. Никакие физические воздействия на данной планете не способны причинить ей никакого вреда...
   В то же мгновение его слова были опровергнуты: колонна начала крениться - шипящими метеорами полетели расплавленные капли.
   На лбу у Бригена Марка выступили капли пота, дрожащими руками вцепился он в подоконник - прохрипел:
   - Ведь есть еще три подпоры - каждая, в тридцати километрах отсюда...
   Молнии отпустили колонну, но она продолжала крениться и без них.
   - А ведь станция падает... - прошептал один из землян.
   Бриген ничего не ответил, но по лицу его катились все новые и новые капли пота. Другой землянин выдохнул:
   - Ведь, если станция упадет - все, кто был на ней - погибнут.
   А рядом стоял, и насмешливо, зло глядел на них Царь.
   - Ну, и где же, покровитель ваш, Всесвят?.. Неужто оставил своих слуг в одиночестве?..
   Бриген Марк не нашел, что ответить - он был слишком взволнован.
   Стало ясно: остальные подпоры также были сломлены. Раскаленная колонна продолжала медленно выгибаться - провожала падающую через сотни километров атмосферы станцию.
   И вдруг, на улице, на смену мраку пришло слепящее белое сияние. Неестественное, ядовитое - рвалось оно сквозь тучи. Кто-то пробормотал:
   - Я знаю что это... атомные генераторы... при падении - рванули от перегрева... Теперь - все...
   Постепенно сияние усмирилось - из белесого стало багровым... и вот уже вновь снаружи лишь ветер неистовствует да ливень ревет...
   И все же до того мгновенья, пока колонна не выгнулась до самой земли и не переломилась огненными фонтанами - оставалась какая-то надежда. Но вот содрогнулась земля... замерла - еще и еще раз содрогнулась... Затем все подскочило куда-то вверх, перевернулось, грохнуло. Наконец - остались лишь незначительные конвульсии, но и они сошли на нет.
   Бриген Марк повернулся лицом к землянам - на него страшно было глядеть - так он осунулся, потемнел...
   - Все... теперь мы одни... совсем одни...
   
   
   
    Глава 3
   "Искушение Творимира"

   
   - ...Ты только послушай: станция наша - тридцать километров. Даже при горении в атмосфере, при взрывах генераторов - не могла уменьшиться больше чем в двое! Ты представь: пятнадцатикилометровая громада рухнула на поверхность. Понимаешь, какой это катаклизм?.. Должны были подняться пылевые облака, а еще - трещины на земле, многочисленные землетрясения. Нет - ну, черт с ними, с землетрясениями. Меня гораздо больше волнует: уцелел кто-нибудь на станции или нет. Должны были, черт подери - ведь были же космические челноки, и...
   Так бормотал, обращаясь к Творимиру, один из уцелевших землян - молодой, горячий - он никак не мог поверить в случившееся. И, хотя Творимир заранее знал все, что этот человек может ему сказать - он внимательно его выслушал. Потом спокойно ответил:
   - Ты забываешь - планета живая. Она подготовилась к удару - потому никаких значительных катаклизмов не было и не будет. Думаю, и на месте падения нет сколь-нибудь значительной воронки. Что ж касается выживших... Никто не мог выжить. Падение началось неожиданно. Станция сразу же погрузилась в атмосферу, которая нейтрализовала все механизмы, в том числе и космические челноки. Отключилось защитное поле и электричество - они оказались запертыми в темном железном гробу. От перегрева рванули атомные реакторы, но еще прежде все живое, что было на станции, обратилось в пепел...
   На улице было тихо, свежо, росисто - Стогром убрался восвояси. Первые лучи зари беззаботно золотились в несчетных каплях. Мир выглядел совсем безразличным к горю землян. А земляне, небольшими кучками - по двое, по трое пребывали в зале пиршеств - помимо них там никого не было.
   Молодой человек прикрыл лицо рукою, прошептал:
   - ...Но ведь могут прилететь еще корабли?..
   Перед ними остановился Бриген Марк: за прошедшую ночь под его глазами появились темные мешки, и, кажется - прибавилось морщин.
   - А? Что? - нервно переспросил он. - Корабли прилетят? Спасители?.. Жди!.. Делами компании остался заведовать мой брат. Та еще тварь! Черт!.. Посылать к нам спасательные команды?.. Строить новую станцию?.. Это ему вывернется в два миллиарда зеленых. Ты знаешь, сколько у него зеленых?.. Пятьсот миллиардов! Ты думаешь он пожертвует двумя из пятисот?.. Да он лучше удавится! Я его знаю, как облупленного! Дело закрыто. Наша компания провалилась. Нас больше нет.
   - Это вашего брата уже нет... - вздохнул Творимир. - Уже пятьсот миллионов лет.
   Дверь на улицу резко распахнулась - вместе с нежным утренним светом, через порог шагнул грозный Царь. Земляне вскочили, придвинулись ближе друг к другу, но все же чувствовали себя совсем беззащитно под его колючим взглядом. Глядел он на них, не как на посланцев бога Всесвята, но как на мошенников. Спросил громко:
   - Ну - отдохнули, напировались?
   - Отдохнули, напировались. - мрачно ответил Бриген Марк.
   - Выезжаем! - рявкнул Правитель.
   И что тут было возражать? Да и могли ли они возражать? Тридцать человек - без оружия, без всего. Причем пятерых, тяжелораненых пришлось оставить во дворце - конечно, они не хотели оставаться, молили, чтобы их взяли, но передвигаться собирались спешно - без всяких подвод.
   Уже не царь, а его воевода, без прежней почтительности подгонял:
   - Скорее! Ну, что медлите?!.. Наши все в сборе! Государь не любит, когда мешкают. Он на расправу скор! Живо!..
   А во дворе уже выстроилась конница. Во главе, на черном коне, и сам в черном, сидел Царь; одежды его ближних также были черны, на остальных - красные кафтаны. Двадцать пять коней было выведено для землян. Остающиеся пятеро раненых попросили, чтобы их вынесли на крыльцо, и теперь лежали там, с тоской глядели вслед уезжающим...
   Они расстались навсегда.
   
   * * *
   
   Вымытая дождем, блестящая яркой росписью стен, встретила их столица - Белослава. Безмолвием встретила. Люди свято верили - Царь с войском своим на расправу несется. Вот сейчас начнется: погромы, побои - пламень взовьется. Кого сразу зарубят - тому повезло; ну а иных - в застенок, на муки потащат. Люди и не думали противиться - они сделали, все, чтобы уберечь любимого тирана "от колдунов", и теперь смиренно, как высшую волю готовились принять муки... и все же хоронились; надеялись, что сначала захлестнет кого-то другого, но не их... То, во что они верили, не сбылось - Царь с войском промчался через Белослав, и нигде не остановился. Но те, кто сказал с ним рядом, слышали (да и без того знали) - молвил царь.
   - Вернусь - кровью эти улицы умою!..
   Стройной, безудержной лавиной, по широкой, многохоженой дороге неслись они через бескрайние, пшеничными волнами вздыхающие поля. Попадались березовые рощицы и небольшие деревеньки. Крестьяне уже знали о приближении войска, высыпали к дороге, смиренные стояли на коленях, а над ними грохотала живая река из людей и лошадей.
   Губы Творимира шевелились, и он, ни для кого не слышно шептал:
   - Река - подхватила, понесла. И не вырваться... А как страшно, как гнусно - убивать. Неужели мне опять придется убивать?..
   Тогда он и не подозревал, сколь скоро суждено сбыться этому страшному деянию...
   
   * * *
   
   Сумерки застали их в старом, большом лесу. Уже около часа скакали они в окружении массивных, мшистых стволов - преимущественно мрачных елей и сосен. Взмыленные кони хрипели, из последних сил надрывались. Царь не жалел коней, приговаривал:
   - Ничего - на постоялом дворе новых дадут...
   Такие постоялые дворы были выстроены вдоль дороги, на расстоянии дневного перехода друг от друга. Однако за этот день они уже пролетели один такой двор (на обед не остановились - Царь был в исступлении - воины голодали, но, конечно, отмалчивались)... И вот второй двор - приветливыми огнями забрезжил сквозь этот мрачный, колдовской лес.
   И здесь уже знали о приближении государя - перед ними распахнулись широкие дубовые ворота, на двор высыпала челядь: кто принимал загнанных коней, кто просто стоял на коленях. Нарумяненные, пышные - вылетели бабы, преподнесли Царю только испеченный каравай с солью. Приятные запахи обещали сытный ужин...
   Внутри их ожидала протяжная зала. Конечно, были длинные, ломящиеся от еды и выпивки столы. Конечно, изголодавшиеся воины набросились на эту еду и выпивку, и, если бы повара спешно не подносили новое - скоро бы все опустошили..
   Земляне хотели бы сидеть вместе, но, так получилось, что их растесали по разным частям залы, а Бриген Марк так и вовсе - сидел рядом с Царем, сразу же напился. Впрочем, и остальные "посланцы Всесвята" почти не ели - больше пили - пытались забыть, сколь они одиноки и беспомощны.
   Прошел час... Хмельной Творимир поднялся, покачиваясь, прошел к окну. Творимиру было тоскливо - ему все казалось, что он забыл что-то очень важное на Земле. Но что? Он не в силах был этого вспомнить, да и не вернуть того...
   Лбом к стеклу прижался, да тут и замер...
   К трактиру подкатила высокая, запряженная мулами повозка. На повозке высились массивные бочки, и все бы ничего, но повозкой правил скелет. Скелеты сидели и на бочках... В трепетном факельном свете было видно, что скелеты замшелые, древние, но в то же время не вся плоть сошла с них - пергаментными кусками провисала меж ребер. В пустых глазницах тлели зловещие багровые угли, двигались скелеты проворно...
   Творимир отшатнулся от окна, обернулся, крикнул негромко:
   - Там, на улице, скелеты!
   Несколько воинов обернулись к нему - недоуменно глянули.
   - Скелеты?.. Ну и хорошо... Значит, еще вина привезли...
   - Разве скелеты у вас вино развозят? - недоуменно спросил Творимир.
   Но никто ему ничего не ответил - все продолжали пировать.
   Творимир вспоминал отчеты первых контактеров: нигде и словом не говорилось о подобном служении. Если ожившие скелеты и существовали, то исключительно в виде нечистой силы, которую всячески избегали.
   Но вот распахнулись двери и появились эти отвратительные создания. Дыхнуло могильным холодом, коснулся едва приметный тлетворный дух. Скелеты несли массивные винные бочки, и метнулся им навстречу нестройный гул пьяных голосов. Некоторые земляне всполошились, кто-то даже порывался вскочить, но выбежали нарумяненные женщины, усадили их, успокоили.
   Подошла женщина и к Творимиру, подхватила под руку, усадила на прежнее место, молвила:
   - Ох, голубчик, сейчас такого винца испробуем! Воистину, царское угощенье.
   Скелеты открывали бочки, и выливали из них густую, темно-зеленую жижу - теперь уже нестерпимая, тошнотворная вонища расползлась по зале. Земляне порывались вскочить, но их удерживали...
   Первым испил Царь. И вдруг его голова стала размером с туловище, а туловище вовсе пропало - ноги росли из подбородка, руки - торчали из ушей. Он вскочил на стол и напоил Бригена Марка. И Бриген Марк расползся - обтек своей плотью стул - глаза моргали на спинке, ноги и руки образовывали ножки. Еще кто-то выпил - раздулся, обратился в бочку, из которой множеством струй захлестала смрадная жидкость - к струям подползали, испивали, обращались в летучих мышей обтянутых человечьей кожей, в скорпионов на концах хвостов которых болтались человеческие головы, в собак из глоток которых вылетали стрелы - тоже с человеческими головками; были осьминоги, рыбы, всевозможные птицы, кто-то стал живой каменной статуей, кто-то - нитью от пола к потолку вытянулся. Но чаще всего превращались в скелетов...
   - Да что ж это... - бормотал Творимир. - Белая горячка?.. Пил много, но до белой горячки не могло дойти...
   Он посильнее ущипнул себя, вздрогнул от боли - наважденье продолжалось. Зала полнилась визгами, рыками, клацканьем клыков. Те воины, которые еще не испили, были веселы, нетерпеливо ждали угощенья.
   Один из землян, бледный, трясущийся, вскочил, завопил:
   - Выпустите меня отсюда! Немедленно!..
   Уже не женщины, но два плечистых воина удерживали его.
   Несколько скелетов как раз катили поблизости "винную" бочку, вот остановились, обернулись. Задвигались обросшие мхом челюсти, раздались утробные, бесчувственные голоса:
   - Что - буянит?
   - Пустите! Пустите! - надрывался, извивался землянин. - Все тут с ума сошли! Пустите же!..
   Зловещие угли в глазах скелетов разгорелись сильнее. Один скелет заострился, вытянулся - обратился в трехметровое костяное копье. Остальные скелеты это копье подхватили, и с жуткими взвизгами "Кровь! Кровь!" - бросились на землянина. Удар в грудь - копье пронзило несчастного, пригвоздило его к стене, но тот еще был жив, еще порывался куда-то бежать...
   А рядом оказался Царь с туловищем-головой. Глаза его стали черными - вороньими, рот на глазах вытянулся, заострился, соединился с носом - стал клювом. Он распахнул этот клюв и... одним махом проглотил и землянина и костяное копье - разросся метра под три.
   Творимир схватил бывшую рядом с ним женщину за руку, сильно сжал, и, глядя прямо в ее глаза, спросил:
   - Так и должно быть, да?.. Объясните мне, что здесь происходит...
   Она довольно мило, беззаботно улыбнулась:
   - Царь-батюшка угощенье дает. Веселятся все...
   - Да что ж это за веселье такое! - воскликнул Творимир. - Ведь в тварей обращаются, убивают...
   Женщина приложила к его губам пальчик, пропела:
   - Все будет хорошо, милок. Ни к чему так переживать, вот ты на меня погляди...
   К ним подошел скелет, протянул женщине мшистую чашу с зеленой жижей. Мило улыбаясь, женщина наполовину осушила чашу - ее щеки, глаза, вся плоть потемнела, скрючилась, сползла - ударила новая волна смрада. Усеянная гнилыми зубами челюсть вытянулась в ухмылку. Неузнаваемо изменившийся голос проскрежетал:
   - На, испей, милок...
   Чаша оказалась перед Творимиром - он сжал губы, отшатнулся, ударился спиной об стену. Вот собрался, приготовился к прыжку: главное - долететь до окна, вышибить его, и там дальше - на улицу, и бежать, сколько хватит сил. Но первой прыгнула женщина-скелет, костяной рукой сжала его шею. Безумный пламень в ее глазницах слепил.
   Чаша впилась в побелевшие губы Творимира, надавила сильнее...
   Его сильно дрожащая рука поползла вниз. Вот клинок. Творимир нанес сильный удар в ребра скелета, под сердце...
   Вдруг весь кавардак оборвался. Безмолвие.
   
   * * *
   
   В тишине прозвучал довольный голос Царя:
   - Хороший удар...
   По зале прокатился легкий шепот, кто-то похлопал Творимира по плечу.
   Он огляделся. Не было больше ни скелетов, ни чудищ, ни зверей. И у Царя была вполне человечья фигура.
   А на полу перед Творимиром лежала, истекала кровью молодая девушка. Клинок пронзил ее тело насквозь, возле сердца. Она еще вздрагивала, но все же была мертва - то были последние конвульсии. И Творимир узнал ее: та самая дева, явившаяся сначала в образе птицы, затем - выходившая его от ран.
   - Кто?.. - спросил Творимир дрогнувшим голосом (хотя уже и знал ответ).
   Перед Творимиром стоял Царь, зло ухмылялся:
   - Ты! Уже ничего не помнишь?.. Да - хорошее вино - так в голову ударило.
   Творимир затравленно огляделся. На лицах землян он ожидал увидеть осуждение, но к изумлению обнаружил - они, хмельные, сидящие в разных частях залы, глядели на него с безразличием; и... на них теперь были такие же красные кафтаны как и на воинах. А на Бригене Марке, как на приближенном к Царю лице был кафтан черный. Переоделись?.. Когда? Зачем?..
   И вновь взгляд переметнулся на мертвую девушку.
   - Что теперь? - прошептал.
   - Думаешь, казнить стану? - ухмылялся Царь. - Нет! У тебя удар верный, отточенный!. Беру тебя в отряд своих приближенных - "Черных Псов". А, ну - давайте ему нашу одежку... А бабу эту, тащите подальше - в подворотне закопайте. Сама напросилась - будет знать, как правильно вино разносить.
   Слуги унесли безжизненное тело, выбежали перепуганные женщины с ведрами и тряпками - быстро и начисто отдраили от крови пол.
   Ну, а Творимира провели в прилегающую маленькую горницу, там выложили новый черный кафтан, черные штаны; тяжелую саблю с оскаленной клыками рукоятью - сабля не была новой - зазубрилась, дробя чьи-то кости...
   Творимиру было душно и тошно. Лихорадочно неслись мысли: "Безумие. Почему все так переменилось? Что с землянами?.. Почему они вдруг стали воинами?.. Что я - сплю, брежу?" - схватил со столика иголку, кольнул в палец - стрельнула боль. В дверь сильно застучали, кто-то пьяно забасил:
   - Долго еще ждать?!.. Сейчас твой прием обмывать будем! А ну - выходи!..
   Творимир сжал голову - там билось: "Обмывать убийство девушки? Обмывать то, что я вступаю в ряды "Черных Псов" - наверняка гнид, убийц... Безумие!.. Да и сам ты - гнида, убийца. Бежать отсюда. Сейчас же!"
   Он метнулся к окну, но там замер. За окном был двор, но отнюдь не постоялый - совершенно незнакомый двор. А за окружающими его стенами не деревья виднелись, но дома. Во дворе прохаживались воины - они наверняка бы перехватили беглеца.
   - Бред. Бред!.. - повторял Творимир. - Куда тут бежать?.. Этот мир - совсем чуждый, непонятный. Все здесь - сплошная загадка...
   А дверь за его спиной трещала, выгибалась от ударов:
   - А ну - выходи!.. Не хватало еще Государю тебя ждать!.. Или розог захотел?..
   Творимир стал поспешно переодеваться. Пальцы дрожали, никак не хотели застегивать пуговицы. Наконец оделся, и, весь в черном, с саблей на перевязи, вышел.
   Изумился: оказывается, в дверь дубасил Бриген Марк (он и был начальником "Черных Псов").
   - Бриген, что Вы... - прошептал Творимир.
   - Да - я Бриген Марк. - надвинулся на него начальник. - А что не так?
   - Бриген. Что с вами стало?.. Должно быть, всех опоили, и теперь вы думаете, что родились на этой планете, всю жизнь служили Царю...
   - Что ты мелешь? - прорычал Бриген, и поднес к его лицу здоровенный красный кулачище. - Ты точно перепил!.. А ну - пошли!..
   И он грубо вытолкал Творимира в залу.
   А там и без него гремело веселье. Про убитую девушку уже забыли - частенько здесь и не такие зверства вершились. Но вот Творимира заметили: навстречу метнулись пьяные, красные рожи с мутными глазами. Подхватили, усадили на стул - плюхнули массивный кубок с чем-то сильно горячительным. Все галдели, визжали, безумствовали. Кто-то вцепился в жирную свиную ножку, жадно ее грыз, но подавился - жирно закашлялся, и полетели куски жира...
   - АХА-ХА-АХА-ХА-ХА-АХА-ХА-АХА!!!!!! - словно испорченный механизм впивался Творимиру в одно ухо.
   Ну, а в другое ухо хрипел, нес перегаром, еще один бывший среди "Черных Псов" землянин:
   - Повезло тебе, дурень! Царь сегодня в духе. Ты деваху прибил, деваха ничего - грудастая, - он мог тебя и четвертовать указать. Но радуйся царевой милости! И на меня не дуйся! Теперь ты наш... А ну - давай дружбу водить. Лехой меня звать...
   И он сжал руку Творимира своей лихорадочно-жаркой, затверделой и потемневшей от частого кулачного боя ручищей. Творимир мучительно глядел на бывшего своего товарища - человека сильного физически, но интеллигентного, начитанного - он понимал, что не мог он за одну ночь, от одного только питья преобразиться в этого Леху - привыкшего, видно, ко всякому зверству... руки-то от чего загрубели?..
   - Как звать? - хлопанул его по плечу Леха.
   - Творимир.
   - Я те во что скажу: служить у Государя-батюшки - одно удовольствие. Тут тебя и кормят и поят. Чего захотел - все дают. Чего еще надо? Пой, душа! - он пьяно ухмыльнулся, и боднул Творимира лбом в лоб. - В государстве что главное. Аси?.. Ну, говори?
   - Порядок. - прошептал Творимир.
   - Шо?! Громче говори!
   - Порядок!
   - Верно!.. Мы за порядком и следим. Найдется противник государя иль граждан - мы его и казним!.. Работка та еще!.. Одно удовольствие! Тут, главное во вкус войти.
   Творимир рассеяно кивал, а в другое ухо впивалось беспрерывное: " АХА-ХА-АХА-ХА-ХА-АХА-ХА- АХА!!!!!!" - голова раскалывалась, мысли путались...
   И земное прошлое казалось Творимиру блеклым, невозвратно далеким. Змеей обвила и уже не отпускала мысль: "Может правда - перепил?.. С перепою привиделась какая- то Земля, атмосферная станция... Ну, вот что на этой Земле было?.. Ничего не могу вспомнить - одно слово и осталось. А родился ты на этой планете, всю жизнь Царю прослужил, и теперь должен радоваться, что попал в его приближенные..." - но никакой радости не было - лишь горечь, раскаяние, желание бежать из этого гадюшника...
   Леха не отпускал - тряс за плечо, и нудно твердил свой пьяный бред:
   - ...Ты главное - никогда не мешкай, не задумывайся. Разум у тебя, у меня, у всех нас - он ниже Государева. Что Государь скажет - в том истина, хоть ты до этой истины мож никогда и не докумекаешь!.. Скажет резать - режь; скажет бить - бей; скажет жечь - жги!.. Государю приклоняйся, но на всех остальных - плюй. Народ - все чернь, твари низшие - их в страхе держать надо. Кто под руку попадется - того и бей. Да и сильней бей!..
   Для убедительности Леха сжал кулачище, и сильно грохнул по столу.
   Боль в голове Творимира все усиливалась, мысли путались, взгляд метался - он хотел увидеть хоть одного сочувствующего, или, по крайней мере, не понимающего, растерянного; но все были вполне довольны, и пили, и жрали и ржали. Кто-то поднес к его губам кубок, и он не удержался - глотнул, сразу охмелел...
   Еще с полчаса продолжалось безумное застолье. Но вот Царь поднялся, крикнул:
   - Все - скачем!.. - повернулся, черной тенью шагнул к двери; Бриген Марк устремился за ним, а за Бригеном юркнул человечек с большим черепом - он также был в черном.
   Иные "Черные Псы" быстро осушали последние кубки; шумно, весело подымались. Леха толкнул Творимира:
   - Ну, счас испытаем тебя в деле. - и уже во дворе, когда рассаживались на коней, продолжал. - ...На бояр Жиловых донос поступил - на государя заговор замышляли. Слышь - все семейство в заговоре, и дворня вместе с ними... Так что - повеселимся...
   И вот уже зашумел, понесся со двора черный поток. И сразу же начались улицы - город ждал расправы, затаился. Но все же кто-то не успел уйти, попался под горячую руку - этот кто-то пал, разрубленный Царевой саблей, и был затоплен конской лавиной.
   Вот массивные, кованные железом врата. За стеной виделся богатый, массивный терем. Вперед вылетел Бриген Марк, треснул кулаком по створкам, рявкнул:
   - А ну, открывай! Ж-И-В- О!!!
   У ворот была башенка, и оттуда выглянул перепуганный мужик, дрожащим голосом пролепетал:
   - Ох, Царь-Батюшка, господин мой Жилов Тимофей Николаич не велел никому открывать. Простите, вседержавный!.. Знаем - наговорили на нас лихие люди! А вы на расправу скоры!.. Ведь порубите, замучите всех, батюшка! Смилуйтесь!.. Не найдете рабов преданней нас!.. Ох, не здесь, не здесь виновные!.. Смилу- уйтесь!..
   Царю это уже надоело, и он махнул рукой. Послушно свистнула стрела, насквозь пронзила мужику шею, и он захрипел, затрясся - уже мертвый перевалился через ограждение.
   - Штурмуй! - рявкнул царь.
   Дюжина молодчиков оказались прямо под стенами, привстали на стременах, замахнулись, перебросили через стену абордажные крючья на веревках. Крючья зацепились - молодчики, упираясь ногами в стену, быстро поползли вверх. Вот они уже наверху, вот скрылись... вскоре ворота раскрылись - молодчики стояли в проеме, поклонами приветствовали своего Царя.
   Тиран кровожадно ухмыльнулся, и первым въехал во двор, остальные последовали за ними.
   На крыльце терема толпой стояли мужики и бабы. Впереди - мужики с мечами. Перепуганные, лепетали они:
   - Смилуйтесь!.. Вам во всем подвластны, но господин наш велел животы защищать!..
   - Детишек наших помилуйте! - голосили бабы.
   Царь подъехал к самому крыльцу - глаза его почернели, он прошипел.
   - На кого руку подняли?.. На Государя Своего!..
   Темен от злобы был его голос, и мужики потупились, опустили оружие - уже ясно было, что драться они не станут, но покорно примут любую расправу. И они все лепетали, молили о милости...
   Но кровь должна была пролиться. Царь еще с утра предвкушал это страшное удовольствие, и оттого был милостив - принял к себе Творимира. Он, зная свою безнаказанность, еще надвинулся на мужиков, крикнул:
   - Дрожите?.. Вину чуете?!.. Знаю вас - все в заговоре.
   И вот взметнулся, рассек череп его клинок. Громче заголосили бабы, рыдали и детишки на их руках. Иные уже попадали на колени, молили:
   - Меня зарубите!..
   Быстрая смерть принималась как избавление от тяжких мук...
   Царь рубанул еще несколько раз, отпихнул изувеченные тела, свистнул нескольких "Черных Псов" и, распихивая баб, шагнул в хоромы.
   Творимир хотел было остаться во дворе, но тут началось - "Черные Псы" избивали мужиков, с баб драли одежды, волокли за угол, а то и прямо под крыльцом наземь валили...
   Творимир рванулся было к воротам, но там уже стояла темная стража с клинками наголо. Бывший поблизости Леха перехватил его за руку:
   - Ты куда? Перепугался?.. Я помню, в первый раз со мной то ж было... Но привык. Пойдем внутрь - там сейчас самое веселье начнется!..
   Уже у самого порога им наперерез бросился молодой мужик:
   - Со мной что хотите делайте, но женушку отпустите!..
   Леха грязно выругался, и несколько раз ударил мужика по лицу. Бил сильно - лицо сразу заплыло, потекла кровь. Но этого показалась мало - в руках Лехи оказалась плеть - наотмашь ударил поперек лица. Мужик не смел прикрыться - был выбит глаз - он качнулся, на него налетели, повалили, начали бить ногами.
   - Довольно! - громко крикнул Творимир, схватился за раскалывающуюся голову, и вдруг его вырвало...
   Леха засмеялся (остальные не смеялись - были заняты):
   - Ты чего?!.. Ну - покажи себя настоящим мужиком, а не рохлей!.. - Леха несколько раз ударил по спине согнувшегося Творимира.
   А Творимир задрожал от ненависти, едва удержался, чтобы сейчас же не рубануть этого палача саблей. Леха, не подозревая, сколь он близок от смерти, толкнул Творимира через порог...
   Боярин Жилов и жена его, и дочь прятались в тайном погребе, но среди челяди были "свои" люди, и уже выдали этот тайник - семейство притащили в большую, богато обставленную залу, в которой стоял и царь, и несколько предводителей "Черных Псов" (среди них был и Бриген Марк).
   Тут обомлел Творимир - дочерью боярин Жилова, была та самая девушка-птица-целительница. Красавица - черные косы, гладкая кожа - она сохраняла достоинство, ничем не выдавала волнения...
   - Как же так... - прошептал Творимир, и обернулся к Лехе. - Девушка... ведь это та самая, которую я зарубил...
   - Бредишь что ли? - хмыкнул Леха. - Ту бабу уже закопали, а эта, глядь - свеженькая. - и он причмокнул...
   Боярин пал перед Царем на колени, повторил то же, что и молодой мужик на крыльце:
   - Со мной что хошь делай, но семью - пощади...
   Царь ничего не ответил. "Черные Псы" навалились на барина, выкрутили ему руки за спину, и споро подвесили к потолку за пышную бороду - страдалец побагровел, застонал.
   Тиран ухмыльнулся:
   - Это только задаток...
   А Бриген Марк схватил за плечи девушку, повернул к себе, пристально вглядывался в ее лицо - его глаза безумно горели. Царь заметил это:
   - Эй, Бриген, ты никак влюбился?!.. Нет - я тебе ее не отдам! Мне она самому приглянулась. Бери любую дворовую девку, а эту пусти. Слышишь - пусти!..
   Бриген с явным усилием отпустил девушку, отступил, но так же жадно продолжал на нее пялиться. А Творимир вспомнил, что Бриген еще на царском дворе, когда он был Бригеном Марком с Земли - вцепился в нее...
   В ухо дыхнуло Лехиным перегаром:
   - ...Ну, нам тут делать нечего. Пошли-ка добро к рукам прибирать... - и он кивнул на приоткрытую дверь в соседнюю горницу.
   Там уже суетились несколько "Черных Псов" - пихали в просторные мешки дорогие ткани, золотую посуду, и книги - последние не из-за содержания, а из-за украшенных драгоценными каменьями обложек.
   - Мне ничего этого не надо! Оставьте меня! Бандиты! - с отвращеньем прохрипел Творимир.
   Леха оскалился, приглушенно выругался, сжал кулаки, и вдруг рванулся в другую горницу, и уже деловито загрохотал там.
   А Творимир медленно прошагал к окну, прошептал:
   - Зачем я здесь?.. Как мне сбежать?..
   На дворе вершилось кровавое зверство. Кого-то рубили, кого-то терзали - били, жгли, вешали, привязали к коню и гоняли по двору.
   Два громадных клыкастых пса вырывали друг у друга кровоточащий кусок мяса - выпучили безумные глазищи, рычали. И вдруг Творимир понял - кусок мяса - это человеческий ребенок... по крайней мере недавно им был. За спиной крик, ругань. Обернулся. Кричал Леха и еще один "Черный Пес". Не поделили шитое золотой нитью полотно. Они уже не могли говорить связно, но рычали, слюной брызгали. Вот и до рукопашной дошло...
   Царь зло рассмеялся:
   - А ну оставить, дурни. Себе ткань забираю!..
   Псы покорно расцепились, склонились перед своим господином.
   - Пока довольно... - кивнул Царь палачам - те спустили боярина Жилова - страдалец уже не мог стоять на ногах, и, если бы его не подхватила жена - повалился бы.
   - А дочка твоя хороша. - молвил Царь. - У меня жить станет...
   - Уж лучше убей! - пронзительно крикнула мать. - Среди наложниц жить!.. Позор!..
   - Ей понравиться... - ответил Царь.
   - Зверь смрадный! - возопила мать, и плюнула в Тирана.
   Уже занесен окровавленный клинок.
   - Стойте! - крикнула девушка.
   Оказывается, в мгновенье замешательства, она выхватила из ножен стоявшего вблизи "Пса" клинок, и отшатнулась к стене, теперь направила лезвие себе в горло. Красивый у нее был голос - словно пела она:
   - Свободы вы мне не дадите, и не обманите. Но и наложницей я не стану. Здесь слишком много зла, боли. Прощайте, не поминайте лихом...
   Так получилось, что ближе всех к ней стоял Творимир, и он бросился, перехватил ее руки, за мгновенье до того, как они вонзили бы клинок в горло. Она оказалась слабой, а взглянула на него как-то тихо, покойно; прошептала:
   - ...Что ж сразу уйти не дал?.. Я ведь все равно уйду...
   На нее уже налетели, схватили грубыми ручищами, потащили куда-то... Царь с ленцой, так между делом, рубанул ее мать, заливаясь кровью, рухнула она на пол, а ее супруга поволокли на муки. Творимир уже ничего не понимал - вжался в угол, и глядел прямо перед собою, в пустоту.
   - Хорош. - похвалил Творимира Царь, и обратился к Бригену Марку. - Новому "Псу" выдай жалование в двойном размере и бочонок меда.
   Дом гремел - опустошался. Со двора слышались вопли истязаемых...
   ...Творимир понял, что в горнице нет никого, кроме него, Бригена да еще безжизненного тела женщины на полу. И вдруг Бриген подскочил, схватил его за грудки, затряс, захрипел:
   - Лучше бы ты ей умереть дал!.. Слышишь?! Она - либо моя, либо - ничья!
   - Оставьте. - слабо прошептал Творимир. - Я ничего не понимаю... Откуда вся эта дикость. Вы же Землянин. Вы на космических кораблях летали. Вы... да вспомните, с каким презреньем вы отзывались о первых контактерах, которые влюблялись в туземок. Ну, неужели ничего не помните?!
   Бриген оттолкнул его, а сам отшатнулся:
   - Да ты - безумец! Впрочем, сразу можно было догадаться... Ты сейчас у Государя на хорошем счету, но помяни мое слово - со света сживу. Так все устрою, что о смерти взмолишься, собака!.. Иди во двор - слышишь?! Стой там, жди наших...
   ...И вот Творимир уже во дворе. А там всюду боль, смерть, кровь, вопли, мольбы, и дикий, озлобленный хохот пьяных палачей; и собачий лай - псы рвали мясо. Творимир прошел к стене, прижался к ней лицом, и зашептал:
   - Надо бежать, или действительно - сойду с ума. Я уже сомневаюсь - действительно ли была Земля... Ну, и пусть не было Земли, пусть ты всю жизнь этому кровавому Царю прослужил, но одно ведь знаешь точно - от того, что здесь происходит - воротит. Бежать надо!.. При первой же возможности. Не завтра, не через неделю - сейчас же.
   Такая возможность представилась через некоторое, нестерпимо долгое для Творимира время. "Черные Псы" награбили столько, сколько могли вынести зараз; раскрасневшиеся, с забрызганной кровью одеждой, они устало, деловито переговаривались, готовились к длинной ночной пьянке, рассаживались на коней.
   Уже выехали на улицу. Город тонул в нежных, прохладных сумерках. Где-то среди домов поэтично вздыхали деревья. Чистый свет вечерней звезды украшал небо. Безразличная к людскому зверству, вечная природа окружала их, готовилась ко сну.
   И тогда Творимир рванул поводья - конь помчал в сторону, по узкой боковой улочке.
   - Стой! - завопили за спиной.
   Свистнули стрелы, но в полутьме не разобрали - промазали.
   - Я за ним! - Творимир узнал голос Лехи.
   Уже загремела за спиной погоня, а поверх нее прогремел Бриген Марк:
   - Дубовую улицу перегораживай!.. Мясные переулки перекрывай!.. Изменник!.. Устроим ему! Н-но, живо!..
   Видно, Творимиру как новичку достался не лучший конь - его настигали.
   Тогда он молвил:
   - Ну, пришло время вспомнить, чему учили на Земле...
   Затем - сжал губы, привстал в стременах - приготовился к прыжку. Летит навстречу перекинувшаяся над двориками ветвь большого дерева. Прыжок. На лету перехватил обеими руками, рванул вверх, в воздухе извернулся и вот уже оказался в маленьком, безмятежном садике. Пробежал через садик - вот высокий забор - подпрыгнул, ухватился, стал подтягиваться, но тут перехватили за ногу. Глянул - за ним уже был Леха - сливался с сумерками, на призрака походил. Оскалился зло:
   - Думал - самый ловкий?.. От нас не уйдешь!.. - и дернул вниз.
   Творимир умудрился удержаться - вырвал одну ногу, что было сил двинул - попал в затылок - Леха охнул, отпустил. Творимир перемахнул через забор, оказался на совсем уж узенькой, темной улочке.
   Некоторое время бежал, петлял по переулкам, перебирался через заборы... Но вот спереди послышался конский топот и до боли знакомые голоса. Творимир перемахнул через очередной забор, там вжался в землю, замер.
   Небо уже почернело. Теплый, лучистый свет звезд кутал землю...
   За забором настоялось рычание псов настоящих и "Черных Псов" - они остановились прямо против Творимир.
   - Кажись Рвач чего учуял...
   - Ну и что?! Ты в этой темени лазить хочешь?!.. Не нашли и черт с ним!.. Все равно уйти ему не дадут - у ворот схватят. Не сегодня - завтра. Какая разница, когда?!..
   - А ты прав. Слышь - вымотался я сегодня. Поехали на пир.
   - Я про тоже - поехали...
   Вскоре перестук копыт смолк в отдалении. Нежное безмолвие ночи окутало Творимира...
   А ему было страшно и одиноко. Он хотел получить ответы на многие вопросы, но не у кого было спросить...
   
   * * *
   
   С полчаса пролежал в темноте, под забором - прислушивался. Город безмолвствовал, и только где-то в отдалении выли волки...
   Прошептал:
   - Волки за городом воют... Лучше к волкам, чем здесь оставаться. Хотя у городских ворот уже знают про меня - ждут. Но ведь должен быть какой-то выход... Оставаться здесь - бессмысленно. При свете дня меня быстро найдут...
   Творимир поднялся, и, пригибаясь, побежал вдоль забора. Снова улочка... И тут серебреным оком отразилась в небольшой речушке Луна. Творимир так рассудил: раз речушка - рано или поздно она должна вытекать из города; пусть даже по подземному туннелю - он готов был рискнуть, плыть неведомо сколько, быть может, задохнуться - только бы вырваться из города.
   В Царском дворце безумствовал пир, но во всем городе - ни одного огонька. Перемигивались над крышами ясные звезды, вот метеор метнулся...
   И тут увидел Творимир огонек. На берегу речушки высилось высокое, стройное здание, и из маленького, близкого к земле окошечка выбивался этот теплый, спокойный свет. И наш беглец сразу почувствовал доверие - там его не выдадут, но помогут...
   Вот древняя дубовая дверь. Толкнул - дверь оказалась открытой. Приятно скрипнула, и вот дыхнуло на него домашним теплом. Он ожидал увидеть маленькую комнатку, но открылась огромная зала с колоннами. В высоких подсвечниках потрескивали свечи, и было их великое множество. Свет пульсировал воздушным озером, но в высоте сгущался таинственный полумрак... А стены были расписаны живыми, яркими красками. Деяния местных святых, божественные виденья...
   Поглощенный буйством этих образов, Творимир не сразу заметил живого человека. Это был юноша лет двадцати. Он стоял на мостках, и создавал очередную фреску. Творимир подошел, окрикнул - юноша не повернулся, даже не вздрогнул. Из этого Творимир сделал вывод, что художник глух. Все же он не оставил надежды изъясниться с помощью знаков - взобрался по лестнице, и осторожно тихо до плеча юноши.
   Тот опять-таки не дрогнул - осторожно отстранил кисть от фрески, убрал ее в коробочку, и уж затем обернулся. На устах его была приветливая улыбка, но... эта улыбка померкла, как только он увидел Творимира. Художник заметно побледнел...
   - Я пришел к тебе с миром. - молвил Творимир, и в примирительном жесте выставил перед собою руки.
   Юноша отшатнулся, и, если бы Творимир не перехватил его за руку - упал бы вниз... И тут Творимир понял - ведь на нем была одежда "Черного Пса"... Он спешно заговорил:
   - Ты на одежды не смотри - я к этим бандитам никакого отношения не имею!.. Я от них сбежал - они за мной охотятся. Мне дальше бежать надо. Понимаешь?.. Э-эх, да ничего ты не понимаешь! Мне бы бумагу - написал...
   Он огляделся, увидел фреску, да тут и замер - обо всем забыл. Фреска - огромное, многометровое полотно, отображала птиц. Живыми реками спускались они с неба, так искусно были изображены, что, казалось - сейчас задвигают крыльями, запоют. У каждой птицы было знакомое девичье лицо. Творимир взглянул дальше. Птицы спускались к озеру. Из озера вздымалось сияние, а в глубинах виднелся его, Творимира, лик... Невозможно было ошибиться - это действительно было его отображение. Только вот лик на фреске был успокоенным, а из глаз лился тихий небесный свет...
   Он быстро обернулся, хотел спросить у художника, что здесь отображено (хотя бы по губам, он должен быть понять вопрос), но художника уже не было, только, где-то хлопнула дверь.
   Творимир быстро спустился с мостков, огляделся - пустынная зала нависала над ним, безмолвствовала. Он быстро пошел вдоль стен - высматривал второй выход. Вот она: маленькая, неприметная в густой тени от колонны дверца. Толкнул - заперта. Подхватил тяжелую скамью - налетел - удар пришелся очень сильным, но дверца едва дрогнула. Еще несколько раз налетал - тот же результат. И тут за окнами затопали кони, и разразились злые, пьяные голоса:
   - Проклятье этому беглому!..
   - Попировать спокойно не дадут!..
   - Ну, мы ему устроим "веселую жизнь"...
   - А кто донес- то?..
   - Не слышал, что ль?.. У Бригена Марка на него какая- то особая злость. Так он к ведьме ходил - она и наговорила, где беглого искать. Ты глядь - точно - в храме-то кто-то мечется...
   Творимир бросился к наружной двери. По счастью засов был рядом - аккуратно подпирал стену. Это был тяжелый дубовый брус, и, как только Творимир закрыл им дверь, ее толкнули, и кто-то пьяный заорал:
   - Государевым именем повелеваем - Открывай!.. Не хочешь?! Хуже будет! Ломай!..
   И дверь задрожала от частых, сильных ударов.
   Раздался голос Бригена Марка:
   - Нет - так не пойдет. Вон видите бревно?! Используйте его как таран!.. - и уже насмешливо продолжил. - Эй, Творимир!.. Государь сменил милость на гнев. Тебе устроят примерное наказание. Ты умрешь медленно.
   А Творимир был уже у второй, запертой двери - еще раз попытался пробить ее лавкой, но, конечно, тщетно. Зато на наружную дверь обрушился удар такой силы, что она выгнулась, пронзительно затрещала; ясно - долго не выдержит. И тогда ворвутся, скрутят, а там муки, и смерть. Вот последняя надежда - маленькая дверца. Творимир вжался в нее, и заговорил громким, дрожащим голосом:
   - Ты должен быть там. Не услышишь - ты же глухой. Ну, так почувствуй!.. Я жажду жить!..
   На наружную дверь обрушился могучий удар - оказалось прошибленным отверстие - тут же змеей изогнулась, зашарила рука - сейчас сбросит засов...
   Творимир что было сил ударил заветную дверцу - в кровь кулак расшиб.
   - Открой!.. Слышишь?!..
   Очередной удар - это упал засов; и вот уже распахнута дверь. На пороге - Бриген Марк с обнаженным, темным от прошлых убийств, клинком. Хотя Творимир стоял в тени, Бриген сразу его приметил, закричал:
   - Хватай, гада! - и сам, первым бросился.
   Творимир спиной вжался в дверцу, выхватил свой клинок. Он собирался дорого продать свою жизнь...
   Сбоку от этой дверцы, в стене был потайной глазок, и молодой художник все через него видел. От самого рождения был он глухим, но в детстве говорил и пел очень даже резво и много. Как-то исполнял им же сочиненную песенку, которая осуждала жестокость "Черных Псов" - он-то думал, что поет для себя, но не знал, сколь громкий у него голос. Поблизости проходил "Черный Пес", и вот мальчишка схвачен и примерно наказан - ему отрубили язык.
   Глухонемой, но от рождения одаренный, он воспользовался тем последним, что у него оставалось - зрением, и посвятил себя живописи. "Черных Псов" он звал (про себя, конечно же), не иначе как "чертями", и считал, что нет у людского рода врагов худших, чем они.
   Поэтому не удивительно, что он бежал от одного такого "черта". Но, когда увидел, что в храм ломятся, и явно намериваются схватить Творимира - он решился ему помочь.
   И вот дверца за спиной Творимира распахнулась - он не удержался на ногах, повалился в полумрак. Дверцу тут же захлопнули - художник склонился над ним, протянул руку, помог подняться. С другой стороны уже вовсю барабанили. Бриген Марк грязно ругался...
   А Творимир, вслед за своим новым другом и провожатым бежал по узкому туннелю. Время от времени, живыми маяками попадались факелы. Под ногами сонно журчал небольшой ручеек...
   - Теперь тебе ну никак нельзя возвращаться!.. - крикнул Творимир. - Что ж твои картины?.. Ну, ничего - с картинами они ничего не посмеют сделать. А ты и в каком-нибудь ином месте творить станешь... Э-Э - да ты все равно ничего не слышишь.
   Но художник понимал - думал о том же.
   Позади грохнуло - "Черным псам" удалось выбить дверцу. Вот уже и крики слышны, а хуже того - неистовый собачий гам - в туннеле звуки множились, преображались - оттого казалось, что несется за ними адская свора.
   Туннель сделал быстрый поворот, и тут дыхнуло ночной прохладой. Впереди - покрытая мшистыми наростами решетка, а за ней чернеет лес. Решетка заржавела, и не хотела поддаваться. Все ближе неистовый собачий лай - вот сейчас выскочат из-за поворота...
   - Ну, же! - вскричал Творимир, и, что было сил дернул; решетка лязгнула - поддалась вверх.
   Метрах в ста, за деревьями, зарились факелами городские стены, лениво прохаживался не ждущий никакого лиха дозор...
   Беглецы бросились в чащу. Деревья стояли плотно, часто подставляли корни, а ветви норовили выцарапать глаза - приходилось выставлять перед собой руки.
   Изредка попадались окрашенные одноглазой Луной прогалины, еще реже - овраги. Один из оврагов был метров двадцати глубиной, и, если бы художник не оттолкнул Творимира - он с разбега полетел бы в эту ощерившуюся корягами темень. Они побежали вдоль оврага, а погоня не унималась - кровожадно лаяли псы - даже и скрежет их нетерпеливых клыков слышен.
   Но вот своеобразный мост: с берега на берег перекинут древний ствол с обструганным верхом - по нему и перебежали.
   Ночь рвалась неистовым собачьим лаем - обернулись - безумные глазищи сверкали уже по стволу, а на том берегу прыгали факелы "Черных псов", озверевших хуже псов настоящих - они готовы были подвергнуть Творимира смертным мукам прямо здесь, в лесу...
   Но псы так и не перебежали - замерли, словно на незримую стену налетели. Один даже не удержался - соскользнул - полетел вниз, заскулил. Да и остальные щенками заскулили, поджали хвосты, повернулись, и, толкая друг друга, бросились обратно.
   - А псы что-то недоброе почуяли... - молвил Творимир, и тут же получил ответ.
   Уныло, чуждо жизни взвыли волки, и не где-то в отдалении, а рядом. Да вот они - стоят в десяти шагах. Никогда прежде Творимиру не доводилось сталкиваться с волками, но все же он знал, что ростом они едва больше собаки. Это же были настоящие великаны - полутора метров в высоту, с громадными, безумными блюдцами глаз. Их вожак даже превосходил ростом Творимира, и, судя по всему, одним махом мог перепрыгнуть овраг, а одним ударом лапы с когтями-саблями переломить взрослого человека.
   Свет факелов переметнулся через овраг, словно в зеркалах отразился в глазищах вожака - он оскалил клыки. С того берега закричали:
   - А-А-А!!! Добегались?!!!.. Жаль только, что не мы, а волчьи клыки вас терзать будут!..
   "Черные Псы" сами боялись этих колдовских волков - поэтому бросились обратно к городу. Последним, кто оставался на том берегу был Бриген Марк. Он закричал надрывающимся от ярости голосом:
   - Э-эй, Творимир - а это тебе подарочек за Нее! За то, что из жизни не дал уйти; за то, что в царский горем отправил...
   Хищно свистнула стрела, миллиардом ос впилась в правое плечо - раздробила мускулы, в кости засела. Меч выпал из обессилевшей руки, а волки учуяли запах крови - медленно, зная, что добыча не уйдет, стали надвигаться.
   Художник подхватил было меч, но один из волчищ метнулся на него сбоку - не сбил с ног, не разодрал, а только выбил меч из рук. Два человека оказались в плотном волчьем кольце. Вожак присел на задние лапы, а Творимир, держась за кровоточащую руку, прошептал:
   - Похоже, нас собираются куда-то вести... Ну, поехали - выбирать все равно не из чего... - и уже взобравшись на серую спину, и судорожно ухватившись здоровой левой рукой за шерсть, все стонал. - ...Верхом на волке? Это как из сказки. В детстве, на Земле, мне эти сказки мама читала... - он заскрежетал зубами. - ...На какой такой Земле? Где, когда это было?.. Как все путается в голове... Кто я?.. Эй, ты слышишь меня?! Ну, что же ты молчишь?!!
   Так, находясь у грани забытья, закричал он художнику, но тот, конечно, безмолвствовал.
   Подобно серым теням - голодным отсветам Луны, неслись сквозь лес волки. Только они, век здесь прожившие, могли с такой скоростью изворачиваться среди стволов и кореньев; одним прыжком пролетать и прогалины, и бездонные овраги. Но все же и они едва- едва поспевали за своим вожаком...
   Вылетающие из черноты, уходящие в небытие стволы слились в сознании Творимира в единую темную нить. Уходили силы, и, засыпая, он надеялся, что очнется в знакомой обстановке - там будут земляне; скажут, что у него был бред, но теперь все в прошлом...
   Но очнулся он в еще более таинственном месте.
   
   * * *
   
   Над Творимиром склонялось нечто темное, состоящее из бессчетных наростов и впадин, практически без лица, но с двумя острыми, ядовито-оранжевыми клыками. Задвигались клыки, и заскрежетал вывернутый, безумный голос:
   - Сколько ты прожил?..
   Творимир закашлялся от смрада, и с трудом выдавил:
   - В голове все спуталось... Ничего не могу вспомнить... Выпустите меня...
   Клыки выдвинулись, с них закапал едкий яд.
   - У тебя два пути: либо в мой желудок, либо - служение мне...
   - Служение... - прокашлялся Творимир.
   - Я не зря спросила, сколько ты прожил. Тебе не дашь больше сорока. А я прожила пять тысяч лет. Людишки прозвали меня Смертеницей-паучихой. Прежде я ткала паутину - ловила птиц, всякое зверье, а иногда вас - людишек. Но за пять тысяч лет у меня отнялись лапы, и, если бы не помощники мои, волки - я была бы сейчас беспомощна. Теперь у меня появятся два новых помощника. Один - с художественными навыками, будет ткать; второй - то есть ты - будет следить за моим хозяйством. И не думайте бежать...
   И тут невыносимая боль прорезала правую руку Творимира, он глянул, и увидел, что в отверстие от стрелы входит толстенная нить, берущая начала в отвратительно-склизком брюхе паучихи. Он сразу определил, что нить слеплена не только с нервными окончаниями, но и с костью. Но, когда он увидел молодого художника - задрожал от жалости и негодования. Нити пронизывали его голову - голова распухла раза в два, и походила на готовое лопнуть яйцо...
   ...И началось это кошмарное служение.
   Творимир ходил в сотканных из паутины, всегда темно-серых залах, и, когда видел в стенах какое-нибудь движение, должен был их разгребать (его руки были покрыты специальной мазью, от которой паутина не липла) - он доставал едва живую птицу, зверька, и нес отвратительной паучище, которая без движения лежала в главной зале. Если же он пытался зверька или птицу освободить - из руки и по всему телу волнами прокатывалась боль. Он не знал, где находятся эти залы, как выглядят снаружи, но то, что они огромны - понял в первый же день. Порою целый час занимала дорога в одну сторону, затем - час обратно к паучище. Раз птица вырвалась из рук, и зацепилась на потолке - ему пришлось карабкаться за ней по выступам и болтающимся нитям. Он упал, но не расшибся - пол оказался мягким, как живое тело...
   Ему казалось, что в его жилах не кровь, а вязкий, теплый сахар, который туманил сознание, но не давал окончательно забыться. Ленивые мысли сонно крутились вокруг стен, паутины, сна, еды...
   Кстати, вопрос с едой был решен очень просто: с некоторых нитей капало нечто густо-вязкое, сахарное на вкус - это он и глотал, быстро удовлетворял свой голод... и снова шел-шел-шел - по бесконечной, однообразной череде залов.
   Лишь единожды его мысли прояснились. Тогда он увидел художника - точнее, то, во что художник превратился - он шел часа два и забрел в эту дальнюю, еще недошитую залу. Вместо одной стены открывалось плотное переплетение черных, плотно сплетенных стволов (там была нехоженая лесная глушь). Там деловито суетились волки: задействованы были их острейшие клыки - ими они впивались в стволы, ожесточенно грызли - летели щепки. Затем на ствол тараном налетал вожак - ствол валился в определенную сторону - иные волки отталкивали падшее дерево передними лапами и мордами...
   Ну а по краю паучьих стен ползал художник. Он преобразился. Голова его слилась с телом, рук и ног больше не было, вместо них - паучьи лапы обтянутые человечьей кожей. В верхней части головы-туловище у него еще имелось покрытое волдыврями лицо, на лбу появился третий, красный глаз. Он ткал нитью, которую вырабатывала паучиха, и которая тянулась сюда через многие- многие залы (кстати иные нити впивались в его голову). Свое шитье он смазывал липкой слюной, которая беспрерывно стекала из его рта... Творимир остановился, и, не обращая внимания на усиливающееся жжение в руке, сказал:
   - Ведь ты когда-то был человеком. Слышишь?!.. Что же с нами такое?! Мне страшно! Слышишь?!.. Нам надо бежать отсюда!
   Он бросился к пауку-художнику, дернул его за поросшую твердым волосом лапу - тот раздраженно зашипел, и оттолкнул его...
   И вот тогда Творимиру удалось сосредоточить прежде липкие мысли:
   "Я Землянин! Да - черт подери, Землянин! Я прилетел сюда на космическом корабле, управляемым био-компьютером. Я знаю, как из нужных деталей собрать простейший гипер-движок и лучемет. И я знаю, как объяснить происходящее с научной точки зрения. Эта паучиха - одно из бессчетных порождений живой планеты. У нее развитый мозг, испускающий импульсы на определенный частотах (было бы оборудование, можно было бы сказать на каких именно - хотя зачем?) - эти импульсы управляют примитивными мозгами волков. Для управления же более сложными индивидуумами, такими как я и художник потребовалось вживление нитей непосредственно в организм. По-видимому, какие-то участки нашего мозга перекрываются. И преображение я тоже могу объяснить: через нити органика паучихи сливается с нашими молекулами ДНК. Интересно, а происходит ли обратный процесс с паучихой - принимает ли она человеческие черты... Так, а что с моей рукой?!.."
   И вот, впервые за нескончаемо долгое время бездумного хождения через залы, он взглянул на свою правую руку: человеческой руки больше не было - была остроугольная, черная паучья лапа. Остальное тело вздулось, кожа была темно-серой и шелушилась...
   На какое-то мгновенье он ужаснулся, но лишь на мгновенье - затем рука рванула каленым железом. Сознание окуталось липкой вуалью, и ничего уже не хотелось, ничто не ужасало, а ленивые, липкие мысли медленно крутились вокруг паутины, липких капель, которыми он питался, и бесконечной вереницы залов, через которые он шел-шел-шел, не замечая смены дней, недель, месяцев, лет...
   
   * * *
   
   Паучиха прозванная Смертеницей, никак не могла утверждать, что ей пять тысяч лет. Она не помнила ни дня, ни года, ни столетия, ни тысячелетия своего рождения, не помнила она и своих родителей. Однако она всегда жила в непролазной лесной чаще. Век сменялся веком, а она все ткала свои хоромы, питалась зверьем, птицами, изредка - людьми. Такая доля вовсе не казалась ей тоскливой - она не знала, и не желала ничего иного.
   Не стоило ей большого труда управлять волками. Также как домашние псы безоговорочно подчиняются командам хозяина, так и волки подчинялись ее импульсам. Она могла проникать в их сознание, а через нервные окончания получила от них и зрительные образы. Волки умирали, но рождались новые - служение Смертенице было уже в их крови...
   Паучиха старела очень медленно, но все же старела, и в один день у нее разом отнялись все лапы. Когда к ней попали два человека, она уже совсем изголодалась и большого труда стоило ей тут же их не съесть, но она сдержалась, и использовала их... читатель уже знает, как именно использовала.
   ...Смертеница, впервые за долгие века своего существования, почувствовала скуку. Недвижимая, лежала она в унылой серой зале. Тянулись и тянулись унылые часы, в которых ничего не происходило. Ну, вот войдет этот новый слуга, принесет зверя или птицу - она их сожрет, и вновь часы ожидания - пялится она в одну стену, в другую, и все ничего не происходит...
   Проходили недели, месяцы, годы - паучище так опротивело это однообразное существование, что она возжелала собственной смерти. И уже без всякого интереса приметила, что плоть ее постепенно обтягивается человеческой кожей... Однажды она поняла, что не может есть сырую птицу и зверя, и с тех пор в ее логове неустанно трещал, причудливо изгибался костер. Она часами могла смотреть на прежде ненавистную пляску огневых языков, и некие неясные мечты ворошили ее сознание. То видела она город деревянный, кишащий полулюдьми-полужуками, то город из бетона и стали - по небоскребам ползали люди- пауки. И еще одно чувство, прежде незнакомое чувство - грусть, все чаще одолевало паучиху. Казалось ей, что прежде жила она в этих городах и утеряла там что-то, только вот что именно - она никак не могла вспомнить...
   А потом настал день, когда она почувствовала, что "она" собственно не "она", а "он". Мужское, действенное, агрессивное начало постепенно набирало силы, и теперь окончательно вытеснило женское... В тот же день ОН почувствовал отвращение к пище, который принес ЕГО слуга - полутораметровый паук с выпученными зелеными глазищами - от его лап на еде остались слизкие следы, и ОН не смог это есть - остался голодным...
   ...А потом была невыносимая, долгая боль - ОН учился ходить. Да - ОН обнаружил, что у него две ноги, две руки, и все остальные присущие человеку, мужского пола органы. ОН не испугался этого тела. Действительно страшными казались смутные воспоминания о том, что когда-то было иное тело - с шестью лапами, с ядовитыми клыками, с тугим животом набитым порой и человечиной... Ни ноги, ни руки никак не слушались - ОН часто падал, а атрофировавшиеся от долгого бездействия мускулы отдавали ледяной болью... И все же ОН научился ходить...
   ...Вокруг серые паучьи стены - анфилады однообразных залов вытягиваются во все стороны, в бесконечность, а он сидит и думает:
   "Кто я? Человек? Да - Человек - это не вызывает сомнения. Каково мое имя?.. Творимир. Да - такое имя было дано мне матерью, на Земле. Но было и иное имя - Волод. Когда Волод был мальчиком, ему отрезал язык "Черный Пес", а через какое-то время он, глухонемой стал художником, потом - помог бежать Творимиру. Вместе они попались к паучихе - она запустила нити в их тела, управляла сознанием, преображала в пауков, но не учла обратного процесса. Они превращались в нее, а она - в них. Теперь в этих залах есть раздвоенная паучиха, и два человека гармонично слитых в одном Человеческом теле... Гармонично?.. Да - гармонично. Я не чувствую никакого душевного разрыва, метания меж двумя личностями. Если угодно Волод помимо своей жизни в Царском граде, прожил еще сколько-то лет среди небоскребов, или Творимир - в Царском Граде. Добавились воспоминания, чувства - но они не противоречат друг другу. Теперь Творимир - художник, а Волод - без труда соберет гипер-движок и лучемет. Каким же будет МОЕ имя? Волод или Творимир? Творимир все же старше Волода, поэтому пусть будет Творимир. Ну, вот - и это решение далось мне без каких-либо противоречий... Кстати, тот, прежний Творимир имел привычку выражать свои чувства вслух, Волод привык к молчанию, и вот теперь я склонен к внутреннему, упорядоченному размышлению. Что же - замечательно - это хорошая черта. Теперь надо оставить это унылое место, и идти куда-то - пока не знаю, "куда", но я должен найти и вспомнить что-то очень важное".
   И вдруг этот "новый-старый" Творимир почувствовал, что он не один в этой зале. Глянул - так и есть! Перед ним стоял двухметровый паучище с выпученными, бесчувственными глазищами, и угловатым, словно из железа выкованным телом. Это было то, во что преобразилось бывшее тело Творимира. В очередной раз принес он пищу, и вот теперь окончательно осознал себя пауком. Перед ним стоял набор мяса и костей, которым можно полакомиться. Большой Кусок Еды - это единственное чувство, которые вызвал в нем Творимир-Человек. И он отдал предпочтение Большому Куску Еды, перед Малым Куском Еды. Дохлая птица с хлюпом пала в стекающую из его пасти слизь - он приготовился к прыжку.
   Человек побежал, но куда ему тягаться с шестью паучьими лапами - всего-то две ноги, да и те еле движутся! Паук устремился за ним, вот сейчас схватит!..
   Но в мгновенья, когда Паук осознавал себя, Творимир действовал - он вымазался той слизью, которая использовалась для вынимания попавших из паутины.
   И вот теперь, когда паук погнался за ним, он повернул к стене, и также легко, как нож через топленное масло прорвался через нее.
   Он оказался в непроглядной, ночной чаще, а за сзади высилось нечто темное, огромное - из глубин "паучьего дворца" слышались яростные вопли, стены выгибались от неистовых ударов, однако, выдерживали этот напор.
   Была опасность, что паук призовет волков, но этого не случилось. Паук вообще забыл об ускользнувшей жертве - он почувствовал, что в его покоях есть еще и второй паук - да - тот самый, бывший когда-то Володом. Покои были его и только его (также считал и паук-Волод), и теперь они должны были столкнуться в схватке, по истечении которой один должен был наполнить желудок второго...
   Ну а Творимир бежал сквозь темный, ночной лес...
   
   * * *
   
   Уже с первыми лучами зари, запыхавшийся Творимир выбежал на широкую пустынную дорогу... Выбрал одно направление и пошел. До самого полудня никого не попалось навстречу, но после стал нарастать шум. Бросился в придорожный орешник, припал к земле...
   Долго ждать не пришлось. Вот скачут: грозный Царь, рядом с ним - Бриген Марк, причем в той сшитой под местный фасон одежде, в которой он спустился с атмосферной станции. Ну а дальше - сотни Государевых воинов, в красных и черных одеждах, и изредка, меж ними - земляне. Зрелище было столь неожиданным, что Творимир вздрогнул - он то считал, что они навсегда канули в истории, ведь с их разлуки минули десятилетия. Подумал, что это призраки, но вот услышал насмешливый голос Царя:
   - Что ты, Бриген, такой бледный?.. Перепил вчера, да?..
   - Ничего не помню... - стенал, мучимый похмельем Бриген.
   И тогда понял Творимир - это не призраки. Броситься к ним? Но ведь там "Черные Псы" - а перед ними и страх, и отвращение, и ненависть. Ведь в бытие Волода один из них отрубил мальчику язык, да и сколько всяких зверств видеть довелось - всё и не упомнишь. Но все же он переборол себя, крикнул, и, подняв руки, бросился им наперерез.
   - А-а - это Творимир. - прохрипел Бриген Марк. - Ты куда сбежал?
   Жаркий пульс метнулся Творимиру в голову - сейчас схватят, повезут на муки, казнят - ведь он сбежал из "Черных Псов"...
   Но вот усмехнулся Царь:
   - Он тоже вчера перепил!..
   - А что было? - осторожно спросил Творимир.
   - Не помнишь? - осведомился Царь. - ...Так хлебнул нашего особого вина, и понесло тебя во двор. Думали вернешься - не вернулся. Стали стражей допрашивать, выяснилось - перемахнул кто-то через стену...
   - Черт! - выругался Бриген. - Из-за тебя еще нервничать пришлось! Дьявол! Тут лес знаешь, какой! А ночью - волки выли. Думали - сгинул. А ты вон - целехонек!..
   - А атмосферная станция, когда упала? - растеряно спросил Творимир.
   - Позавчера. - простонал Бриген.
   - Подать ему коня! - крикнул Царь.
   - Что же - неужели все привиделось?
   - Что привиделось? - насторожился Тиран.
   - Да так ничего...
   Бриген Марк все это время внимательно разглядывал Творимира, и вот сказал:
   - Может, я вчера и перепил, но все же Творимира хорошо помню. Ты раньше другим был - и лицом, и фигурой.
   - Бриген прав. - кивнул Царь. - За ночь у тебя лицо изменилось. Знаешь, на кого ты похож?.. На живописца нашего - Волода. Живет в храме, ни с кем не общается, потому что нем - язык длинный был, ему и укоротили; ничего не слышит, потому что от рожденья глух. Такого живописца и в иноземных краях не сыскать, а без таланта - давно бы на плаху пошел - много на него наговаривали. Но Волод в городе, а ты здесь, так что садись на коня - поскакали к Яслям Богов!
   
   
    Глава 4
   "Озеро"

   
   Весь тот день прошел в стремительной скачке, а когда начали сгущаться сумерки, Царь поднял руку, и отряд послушно замер. Тиран заявил:
   - До следующего постоялого двора еще десять верст. Мы могли бы туда поспеть до полночи, но я устал от постоялых дворов. Думаю, Три Сестры устроят нам хороший прием...
   Конечно, никто не посмел возразить, и вот, теснясь и вытянувшись раза в три, отряд завернул на боковую, малохоженную дорогу. Лес стоял такой густой, что, если бы не дорога, здесь можно было бы проплутать всю жизнь...
   От самого поворота не оставляла Творимира тревога... Вот тысячелетний дуб с расщепленным молнией верхом - он точно его видел, но вот когда?.. Будь его воля, Творимир поскакал бы обратно, но воля была не его, а потому оставалось только двигаться в потоке...
   Стараясь отвлечься от неясных, мрачных предчувствий, он стал вспомнить, что за озеро он изобразил, будучи Володом. Да, да - то самое озеро на стене храма. Озеро, к которому спускались реки птиц с девичьими ликами, и в глубинах которого сиял его, Творимира лик...
   И вот, что вспомнил: тогда он уже почти завершил грандиозную работу по росписи храма. Отобразил деяния святых, богов... лишь незначительная часть стен оставалась не закрашенной. Не было строгого канона, что он должен изображать; лишь бы только изображение это было благообразным, и вписывалось в общую концепцию. И изобразил он то, что явилось ему в детстве - это озеро, и птицы - они не приснились, а именно явились. Это было Явью, и, будь у него язык, Волод повторил бы это, и присягнул самой страшной клятвой, какую только знал. По сути, Явленье было самым Божественным, что только встречалось ему в жизни. Он не помнил событий окружавших Явление, не знал, к чему оно было, но это воспоминание всегда его вдохновляло - есть в мире нечто, возвышающееся над их городом, над "Черными Псами" и Царем - прекрасное, непостижимое.
   И тут Творимир увидел озеро. Оно открылось разом, после резкого дорожного поворота. До самого горизонта вытягивалась, успокоенная сумеречным светом, водная гладь. Первая звезда маняще отражалась в безмятежном зеркале. От озера веяло свежестью, чистотой, святостью. Хотелось поскорее сбросить одежды, окунуться, смыть с себя все ненужное...
   При виде озера улеглась тревога, но вот увидел Творимир замок, и сжалось у него сердце. Уже знал - в замке ждет беда.
   Замок - массивное, острыми башнями прорезанное строение, дыбился вблизи от берега, и с первого взгляда производил впечатление явления чуждого, случайно сюда попавшего. Непропорциональный, безвкусный, он представлялся разряженной уродиной, осмелившейся бросить вызов спокойной, вечной красоте природы. Из замка рвалось пьяное пение и хохот - в задумчивом, тихом вечере, звуки эти казались особо кощунственными...
   И вновь Творимир почувствовал страстное желание вырваться из общего потока - он не сдержался, обратился к Царю:
   - Может, остановимся? С дороги, в озере окунемся...
   Царь повернулся в седле; долго, пристально глядел на Творимира, и по обыкновению, зло усмехался:
   - Что ж ты, посланник Всесвята, и не знаешь - на этом озере проклятье. Хотя, может, на "божественных гостей" проклятье и не распространяется, а вот мы, люди обычные - рискуем там вовек остаться...
   Царь больше ничего не сказал, но, когда они уже въезжали в ворота, воевода, также с насмешкой, объяснил:
   - Да будет "божествам" известно, что в озере обитает ведьма. С нее когда-то живой кожу содрали, утопили, но она, стерва, выжила. Вместо кожи у нее теперь птичье оперенье. Из лунного серебра. - глаза у воеводы заволоклись жадностью, он протянул мечтательно. - ...Лунное серебро. Да за одно такое перышко целый город купить можно!..
   - И, кого же она утаскивала? - спросил Творимир.
   - Утаскивала! - гавкнул воевода. - Прежних владельцев замка пыталась утащить... Утаскивала!..
   Они въехали в темный двор, но, когда стали слезать с коней - стремительно распахнулись большие замковые двери, ударил яркий свет, и, почти полностью загораживая проем, появилась фигура, жирнее которой еще не доводилось видеть Творимиру.
   А Царь, впал в благодушное настроение. Он громко крикнул:
   - А-а-а, вот и Сома - первая из трех сестер. Ты, погляжу я, еще поправилась...
   - Ох, да, Ваше величество! - крикнула толстуха и зевнула, затем - достала из своей жирной одежды капающую жиром, наполовину обглоданную куриную ножку, и продолжила ее грызть.
   - А где Жара, сестрица твоя? - пошел к ней навстречу Царь.
   - А-а, Жара - она занята... - улыбнулась Сома. - К нам же ваш младший брат Князь Лесной со свой дружиной пожаловал - у нее сейчас.
   - Ну хорошо - потом с ним потолкуем... Ну, а угощение для нас готово?!
   - А как же! - усмехнулась губами- подушками Сома. - У нас для гостей всегда уготовано наилучшее угощенье! Проходите!..
   Творимир уже знал, что ждет его внутри - очередной зал с пьяными мордами, с выпивкой, с воплями - унылый, похожий на все иные пиршественный зал...
   И тут ему удалось ускользнуть: у порога возникла давка, а он юркнул в сторону, и тут же затерялся в ночных тенях.
   Побежал и вскоре уже уперся в закрытые ворота. Звать, чтобы открыли? Нет - тогда точно не избежать пира, на котором, может, вновь начнутся превращения... И он, надеясь найти такой уголок, где никто не потревожит его размышлений, побрел вдоль стены.
   Постепенно несущийся из замка пьяный гул отдалялся, и вот совсем смолк. Неожиданно Творимир понял, что он на кладбище. Видно, сюда совсем не ходили - надгробия поросли мхом, а некоторые почти скрылись в земле.
   Над надгробиями возвышалась усыпальница, выполненная в форме колокола. А на стенах усыпальницы...
   "Ведь это - та фреска, которую я в храме рисовал" - подумал Творимир.
   На стенах усыпальницы была не фреска, а барельеф. Но этот барельеф в точности отображал то, что Творимир-Волод когда-то рисовал в храме - уж он то помнил! Тот же изгиб крыл, те же, до боли знакомые девичьи лики у птиц. Только вот озера не было видно - за давностью лет эта часть барельефа ушла в землю. А вот дверь сохранилась - к ней даже подымались несколько ступеней.
   Дверь тихо, подобно последнему вздоху умирающего, скрипнула, немного приоткрылась. В узком проеме ничего, кроме мрака не было видно. Творимир отпрянул, по телу прокатилась холодная дрожь.
   Хотелось бежать, но в голове засели упрямые мысли: "Что - призраков, вампиров испугался?.. Ну, лучше уж призраки, чем пирушка с Тираном и его палачами. Бежать бессмысленно. Если здесь что-то и есть - оно все равно меня найдет. Но, быть может - здесь я узнаю ответ: почему мне прежде виделось это озеро. И кто эта дева?.. Почему она преследует меня?.. И причем здесь мой облик?"
   Он поднялся по лестнице, толкнул дверь - она легко поддалась. Помещение было темным, ничего интересного, кроме нескольких почти развалившихся каменных гробов в нем не было. Но в склепе была еще одна дверь - она прогнила, свешивалась на одной петле, но, подойдя, Творимир обнаружил, что за ней - уводят вниз ступени. Там мрак. Не помешал бы факел, но где ж его достать?.. Творимир решил спускаться без факела.
   В кромешном мраке, упираясь руками в склизкие стены, продвигался он вниз. Прежде чем ступить, осторожно опускал ногу... но ступени были мокрыми, и он все же не удержался - полетел вниз...
   Тут пригодилась земная тренировка. Он напряг мускулы, собрал тело - поэтому обошлось без переломов, разве что на лбу появилась кровоточащая ссадина. Подумалось: "Ну, если здесь есть вампиры - с этой ссадиной я для них лучшая приманка". Замер - мертвая тишь. Было холодно. Пытаясь привыкнуть к мраку, остался на месте. Вот приметил - с одной стороны исходило едва приметное свечение. Медленно пошел в ту сторону. Ступал, как мог осторожно, но все же шаги звучали непростительно громко - казалось, идет великан, и уже перебудил всю округу...
   Свечение исходило из-за наслоений паутины. Вуали свешивались от потолка до пола. Творимир срывал их одну за другой, но открывались все новые вуали - словно тысяча пологов... А потом он увидел, что за ними скрывалось - в ужасе отпрянул, но от увиденного не сбежишь...
   В стене была выемка, а в выемке лежал иссохший, в мумию превратившийся покойник. И в этом покойнике Творимир узнал свои черты! Хотелось бы ошибиться, но он уже знал - здесь не может быть ошибки.
   Вгляделся. Отвращение вызывали эти иссохшие черты! Какой-то гнусный, изуродованный пороками грешник лежал перед ним. И все же это был он - Творимир. И Творимир живой пошатнулся, сделал шаг вперед - открылась еще одна выемка, и там лежал мертвец-Творимир; еще шаг - еще одна мумия. Словно зачарованный, шагал он вперед, гадал, когда же закончатся эти мертвые его отражения, а они все повторялись.
   - Ну, и что же вам от меня надо? - прошептал он.
   И тогда рука одной мумии дрогнула - раздался сухой треск. Думал бежать назад, обернулся, в призрачном свете увидел - одна мумия уже полностью поднялась со своего лежака, перегородила проход. Подойти к истлевшему Себе было выше сил Творимира, и он бросился дальше.
   Он и не замечал, что проход уходит все глубже, а свечение усиливается. Но вот под ногами заплескалось, а дальше проход и вовсе скрывался под водой.
   Что ж - он готов был нырять, но тут костяная рука сильно сжала его за ногу. Наполовину ушедшая под воду мумия, перехватила-таки его. Творимир из всех сил дернулся, и тут рот мумии задвигался - видно, она пыталась что-то сказать, но вместо слов выходил лишь сухой треск - ссохшаяся челюсть переломилась. Дальнейшего Творимир уже не видел - ему удалось- таки вырваться, и он поплыл в холодной воде.
   Свет изливался сверху, и он устремился к нему. Вот вынырнул, жадно задышал... Оказалось весьма светло, однако свет был мягкий, молчаливый, ночной. Его окружали колоннады тумана - арками выгибались, далекими горами высились - одноглазая Луна щедро поила их серебром, но за ними не видно было, где берег. Тогда Творимир наугад выбрал направление и поплыл...
   ...Через некоторое время понял, что плывет не в ту сторону, думал повернуть, но тут приметил обвитый туманом корень. Подплыл - вот и берег. Могучие деревья подступали вплотную к водам, но была меж ними и небольшая полянка, так ярко украшенная Луной, что, казалось - это Лунный день. Решил взобраться на дерево - поглядеть, не видно ли замковых огней. Взобрался - так и есть - вон светлячками тлеют, уютные.
   Тут мелькнула быстрая тень. Глянул вверх - расправив крылья, казалось, от самой одноглазой Луны, спускалась птица. Творимир вжался в древесный ствол, даже не дышал - он уже знал, что это за птица. Он только ожидал, что за первой последуют еще целые реки таких же, но нет - пока она была одна. Бесшумно опустилась на полянку, крылья сложила. Дивно, прекрасно было ее птичье одеяние из бесценного Лунного Серебра. Но, когда она сбросила эти одежды, и предстала в девичьей красе - Творимир понял, что никогда еще не видел ничего более прекрасного. Гармоничное сочетание плавных живых линий, девственная чистота кожи, легкость, слияние с туманной ночью... бесшумно вошла она в воды...
   Творимир был уже на полянке, осторожно приподнял невесомые серебряные ткани - разглядывал, поглаживал перья.
   И тут нежный девичий голос пропел:
   - Ну, вот ты и пришел...
   Окруженная лунным светом, стояла она перед ним, и нисколько не стыдилась своей прелестной наготы. Тонкими руками подхватила одежды, и вдруг облачилась в них, стала девой-птицей.
   - Да. Я пришел. - молвил Творимир. - И теперь, наверное, я должен узнать все. Почему мне прежде виделось это озеро, и ты, да и себя я видел? Кто ты? Кто я? Что за мумии, в пещере? К чему все это?.. И что на дне этого озера?..
   - Подожди, и ты узнаешь ответы на все вопросы. - приветливо ответила она. - Пойдем, пройдемся по этому парку...
   - Парку? Я думал - это непроходимый лес.
   - Когда-то здесь был парк. Но и поныне остались следы былого. Пойдем же.
   Творимир пошел, ну а дева-птица перелетала с ветви на ветвь, и даже самые тонкие ветви, на которые она садилась, не вздрагивали. Вышли на древнюю, растрескавшуюся дорожку. Время от времени встречались потрескавшиеся, а то и вовсе развалившиеся статуи. Спокойствие, безмятежность...
   - Скажи - это ты звала меня прыгнуть в колодец, на царском дворе?
   Птица ничего не ответила, но Творимир и так знал, что она.
   - Что за свет в глубинах этой планеты?.. Что я должен узнать?
   - Ты не поверил мне сразу...
   - Да - не поверил! Поверишь тут!..
   - Если бы ты сразу последовал зову сердца - ты бы уже все знал. Но теперь ты должен пройти всю эту дорогу.
   - Подожди. - остановился Творимир. - Какую дорогу? До Яслей Богов?..
   - Да... - женственно вздохнула она. - А теперь выслушай меня. Ты уже знаешь: меня обвинили в колдовстве, содрали кожу, и бросили в это озеро. Матерь-Луна не оставила свою дочь - она облачила меня в свою кожу, и подарила оперенье из своего серебра. Из озера, в небо взмыла я, и теперь там птицей летаю. Но каждую летнюю лунную ночь спускаюсь сюда, купаться - в этом озере силы мои, без него я увяла бы. Плохо зимой, когда озеро сковано ледовым панцирем... Тогда я тоскую... засыпаю в темных, снежных облаках.
   - Ты так прекрасна... - вспоминая ее наготу, прошептал Творимир.
   - ...Но, только ночью. Луна дарит мне кожу, но, если я останусь здесь до рассвета - первые лучи Солнца растопят ее, и я умру в тяжких мученьях. Когда я купаюсь, я беспомощна - любой может унести оставленные на берегу одеяния. Все золото и драгоценные камни королевства не стоят подарка матушки-Луны. Никто кроме тебя, не знает этой тайны, а потому, молю - не выдай меня...
   - Ну, конечно, не выдам. - уверенно ответил Творимир. - Хочешь, поклянусь?
   - Нет. Не надо никак клятв. Это должно быть в твоем сердце. Прощай!
   Она взмахнула крыльями - легко взмыла. Творимир крикнул ей вслед:
   - Подожди! Мы еще встретимся?
   - Конечно...
   - В следующую лунную ночь.
   - Где?
   - Здесь... - донесся едва слышный ответ из лунного поднебесья.
   Творимир, уже в одиночестве, побрел дальше, и понимал, что мог бы и не спрашивать - итак, знал ответы на эти вопросы.
   
   * * *
   
   ...До замка дошел с первыми лучами зари. И, когда долго стучал в ворота, когда потом долго и нудно что-то объяснял, когда его грубо отсчитывали и угрожали - все это время он вспоминал прогулку по древнему парку - это воспоминание согревало, и он опасался только, что посадят его под замок, и он останется в этом скучном заточении. Однако, он ни сколько не удивился, когда узнал, что Царь (стало быть, и все остальные) собираются погостить здесь, по крайней мере, недельку...
   Творимир постарался поскорее пройти смрадную от многолюдного ночного застолья залу, и, припоминая указания дворецкого, поспешил в уготовленную ему комнатку. В длинном и темном коридоре столкнулся с Бригеном Марком. Их предводитель заметно волновался, впился взглядом в Творимира, резко спросил:
   - Ты склеп видел?
   - Что? Какой слеп?
   - На местном кладбище.
   - Нет...
   - Так где же ты всю ночь ходил?
   - Похоже - хлебнул лишнего, ничего не помню...
   - Где ж хлебнул, когда тебя с самого начала пира не было!
   - В голову ударило - помутнение. Должно быть, переутомился. - и, стараясь перескочить на другую тему, спросил. - А кто еще был на пиру?..
   - А князь какой-то, со своими людьми. - без всякого интереса вздохнул Бриген Марк, и тут же вновь набросился на Творимира. - Так что - не видел склепа?
   - Нет. А что?
   - На склепе птицы с ликом той девки. Ну, помнишь, во дворе? Она за тобой ухаживала, а потом, как я подошел - убежала - вроде как с пылевым вихрем улетела...
   - Возможно, помню. - стараясь сохранять безразличный тон, отвечал Творимир. - Ну, и что? Вам она понравилась? Сами ведь говорили, что...
   Бриген раздраженно махнул рукой, и поспешил дальше по коридору.
   Творимир надеялся скорее уединиться в своей комнатке, и не выходить до тех пор, пока не наступит Лунная ночь. Однако этому не суждено было сбыться - массивным шаром навстречу ему катилась одна из трех сестер - жирная Сома.
   Она увидела Творимира, и похожие на подушки губы ее вытянулись улыбкой. Сома перехватила его за руку, и пролепетала:
   - Ах, такой красивый, а на пиру не был!
   - Ничего страшного. - постарался заверить ее Творимир.
   - Да как же ничего, когда вижу - изголодался, голубчик. Ну, пойдем скорее. Я тебя накормлю, напою.
   И тут Творимир почувствовал, что он действительно очень голоден - в желудке забурчало. Все же он попытался отговориться:
   - Я бы у себя в комнатке посидел, а вы бы мне немного покушать-попить прислали. Видите ли, я бы хотел один побыть...
   - Всю ночь один пробыл, и опять - один. - покачала головой Сома. - Да что ж - я тебе мешать стану? Я в сторонке посижу, ну а ты поешь-попьешь. Ну, пойдем, пойдем...
   Они вошли в помещение, где на вертелах поджаривались, жиром шипели громадные мясные туши; где высились не одну сотню литров вмещающие бочки. Помещение было обширным, и дальняя часть его терялась в полумраке. Кто-то усиленно чавкал-булькал-сопел, однако ж, сколько Творимир не приглядывался - никого, кроме себя и Сомы так и не увидел.
   Хозяйка уже плюхнула перед ним чашу, поставила тарелку с мясной едой. Творимир попробовал - оказалось очень вкусно. Выпивка была легкой, таяла во рту... Он и не заметил, как охмелел...
   В голове пылали, беспорядочно неслись и бесследно пропадали хмельные мысли. Хотелось куда-то, зачем-то бежать, чего-то кричать, петь. Он вскочил, но на плечо легла пудовая ручища Сомы - усадила.
   - Еще покушай-попей, а то - вон тощий какой...
   И Творимир не отказался - казалось ему, что, чем больше он съест-выпьет, тем лучше ему станет. Ну, а Сома все подливала, подносила...
   - Я бы вот что сказать... - начал было Творимир, но уже не мог вспомнить, что же он "хотел сказать" - пылающая голова клонилась к столу.
   И тут Сома потрясла его за плечо:
   - О, ты посмотри, кто к нам пожаловал. Сестрица моя - Жара.
   Творимир поднял голову и уже не мог ее опустить.
   На пороге остановилась красавица, красивая той грубой красотой, в которой не видно ничего духовного, но к которой пробуждается животная, бешеная страсть. Массивное, многие удовольствия сулящее тело, выпирающие груди, покатые мягкие массы ляжек под богатой, но легкой одеждой, которую в мгновенье можно скинуть. И глаза, и губы, и руки, и поза и каждое движенье - все вопит, зазывает к долгому, бурному соитию. Двигалась быстро, но тяжело - много в ней было плоти. Схватила кубок, осушила, и жаркой, мясистой рукой обхватила Творимира за шею, обдавая нагретым, трепещущим воздухом, поглядела на его глаза, на губы, облизнулась. Страстным голосом спросила:
   - Ты, должно быть, ученый?
   Творимир чувствовал сильное влечение - на его лбу обильно выступил пот.
   - ...Да, читал кое-какие книги
   - А-а, с тобой интересно поговорить - не то что со всякими...
   Творимир смутно припомнил: вчера Сома говорила, что Жара "занята" с каким-то князем, но это уже было не важно - не помня себя, пьяный, впился долгим животным поцелуем в ее губы - она хищно застонала, чуть отпрянула:
   - Ну, пойдем ко мне. Ты расскажешь, что в тех книгах написано. Пойдем скорее...
   Конечно, Творимир уже знал, зачем он идет - он не противился, сжал ее раскаленную руку, вскочил. Дальше - шатаясь, обхватывая ее талию, жадно сжимая груди, проводя потной рукой по ее ляжкам, зашатался по коридору, и по лестнице. На лестнице едва не упал, но она схватила его, поволокла за собою. Вот двери - она завозилась с замком, а он сильно обхватил ее сзади, и стал целовать ее тоже вспотевшую от вожделения шею.
   Вот ее комната: большая часть - конечно, постель, с возбуждающе-красными тореадорскими занавесями. За занавесями - сильно смятая перина. Она содрала с себя одежды, начала сдирать с него...
   ...Прошел час, два, три - Жара все не отпускала Творимира, извивалась, стонала, орала, грызла его плоть...
   ...Крайне истомленный, словно обескровленный, лениво понял, что день прошел - за окном вечерело, загорелась первая звезда. Обнаженная Жара закрыла окно непроницаемыми багровыми занавесями, долго глядела на Творимира - глаза ее возбужденно туманились.
   - А ты хорош. Такой мне еще не попадался. Я тебя ни на кого не променяю.
   Она преподнесла ему большой кубок, Творимир безвольно выпил - ослабленный, сразу сильно захмелел.
   - Разве со мной плохо? - спросила Жара, и тяжело на него уселась.
   - Нет...
   - Так что - пока ваши в замке некуда от меня не уходи.
   - Не стану...
   Она долго целовала его и гладила.
   - Ну, кто, кроме меня, так тебя заласкает?
   - Никто...
   Вспомнилась дева-птица - вечно загадочная, не одарившая его ни одним поцелуем - блеклое воспоминанье...
   - А где ты вчера был? - вкрадчиво спросила Жара.
   - По парку бродил. - заплетающимся языком пролепетал Творимир.
   - Видел кого?
   - Видел.
   - Ну, кого же? Что ж из тебя все вытягивать надо. - Жара терлась об него.
   - Птицу... - но тут Творимир припомнил, что надо хранить тайну. - Одну лишь птицу - с ветви на ветку перелетела и все...
   ...Уже кончалась ночь, когда Жара схватила его сонного, почти бесчувственного, помогла одеться, и оделась сама. Поволокла вниз по лестнице к Соме.
   - Худенький какой! - всплеснула руками Сома, и вот уже, шипя, выстроились перед Творимиром тарелки, кувшины, чаши.
   - Кушай! - крикнула Жара. - Вечером мы снова встретимся. - и ушла.
   - Я не хочу пить. - неуверенно проговорил Творимир, но Сома была настойчива - поднесла к его губам кубок.
   - Ты пей - от этого так хорошо! Ты что же - не веришь мне? Я многое-многое знаю.
   Возможно, Творимир и знал, что пить хорошо в меру, для веселья - но не так вот, неведомо сколько, уже в истощении, для истощения еще большего.
   ...Хмельной, быстро ходил меж стен, и вскрикивал, напевал пьяный бред. Сома внимательно его слушала, кивала, подливала еще...
   И все что осталось от целого дня - бессмысленное круженье меж каменных стен, рвота, слабость в теле, в душе... Слабость в душе была самой страшной - эта тупая боль бессилия, пустоты - от этого подымалась звериная злоба, и уже хотелось с кем-нибудь сцепиться - ни за что, но просто выпустить свое раздражение...
   Потом появилась Жара, поволокла за собою. Разделась, повалила на смятую перину, пробудила вожделенье, и долго-долго не выпускала, все терзала в своих объятиях, погружала в свое большое тело, ревела, грызла его...
   ...Утро. Сома. Выпивка. Еда. Пьяный бред. Рвота. Выпивка. Вновь рвота. Выпивка. Пьяная песня, прерванная рвотой. Выпивка. Жара. Постель. Соитие. Рвота в постели. Хохот Жары. Соитие на полу. Забытье. Утро - треск в голове. Тиски в висках. Графин с водкой. Рвота. Хохот Жары. Сома. Еда. Выпивка. Рвота...
   
   * * *
   
   Творимир сидел за столом Сомы. Его тяжелая голова клонилась то в одну, то в другую сторону. Он постоянно ее вскидывал, и каждое движенье отдавалось тупой, долгой болью в висках.
   Утомленный, расслабленный - он не чувствовал ничего, кроме сильнейшего раздражения. Его раздражало все, и само мироздание казалось негармоничным, отвратительным, достойным уничтожения. Любовь, дружба - эти слова ничего в нем не пробуждали. Творимиру хотелось набить кому-нибудь морду...
   Сома поставила перед ним очередной кубок. Творимир отхлебнул, фыркнул, отшвырнул кубок, и тупо уставился на Сому. Хотел что-нибудь сказать, но говорить было не о чем...
   Скрипнула дверь, и в помещение быстро, как нежданная пощечина, кто-то метнулся.
   - А-а-а, вот и Стрева. Сестра моя.
   Творимир уж и забыл, что в замке живет еще и Третья Сестра. Но вот она перед ним: иссушенная, бледная, с выпирающими острыми скулами, и черными глазищами - кулачки ее были сильно сжаты. Двигалась и говорила резко - словно рубила. Она раздраженно глянула на Творимира - тот отпрянул; показалось - сейчас она набросится, в шею вцепиться.
   Стрева прошвырнулась к столу, встала перед Творимиром. Тот хотел было встать, но она вызывающе сказала:
   - Сиди. Дурень.
   - Чего?
   - Дурень, говорю. Тебе рога наставляют, а ты ничего не видишь.
   Какой же у нее резкий, неприятный голос! Каждое слово шилом впивалось в раскаленную, хмельную голову Творимира. Раздражение переросло в кипящую ненависть - он хлопнул кулаком по столу:
   - Ну, кто мне наставляет?! Говори!.. Ну, говори!!! Я ему шею сверну!!!.. Вот так и сверну! - он еще раз хлопнул кулаком по столу.
   - А князь Лесной.
   - Чего?!
   - А того. Тебе сестричка моя, Жара, чего пообещала?.. Ну, вспомни? В первую ночку?..
   - Ни на кого меня не променяет.
   - А ты уши растопырил - ей поверил! - выпученные глазищи Стревы сверкнули бешеной ненавистью и презреньем. - А она, как тебя сюда спровадила, сразу князя Лесного к себе затащила. Ведь ей же все мало: все поглощает, а насытится никак не может. Паучиха!.. А такого дурня как ты еще поискать! Над тобой сколько времени потешаются, а ты ничего не замечаешь. Дурень!
   - Молчи! Стерва!
   Творимир вскочил, оттолкнул Стреву. Она повалилась, но тут же вскочила.
   - Что, не веришь мне? Хочешь - докажу?
   - Пошли!..
   - А вот еще - на дорожку. - Сома протянула Творимиру тяжелую бутыль с крепким вином.
   И вот они идут по коридору.
   Ослабленная воля Творимира, не могла остановить вихря чувств: "Обманывает!.. Меня все дураком считают!.. Рога мне наставляет!.. Сейчас разберемся! Чтобы меня МЕНЯ!!! променять на какого-то князя Лесного!.. Прибью! Шею сверну!.. Как же голова болит!.. Все из-за нее! Прибью!.."
   И вот они уже перед знакомой дверью. Из-за двери слышались стоны, шорох простыней - вот громко вскрикнула Жара.
   Творимир распахнул дверь, ворвался в багровую комнату. Вот Жара, вот князь Лесной - обнаженные, застигнутые в соитии.
   Князь Лесной, похожий на Царя (ведь он был его братом), но только более молодой, горячий, оттолкнул Жару, бешено засопел на Творимира, захрипел:
   - Кровью блевать будешь, гнида!
   Вскочил, но, ослабленный множеством оргий, шатнулся - Творимир был уже рядом, что было сил ударил тяжелой винной бутылкой. Хотел в затылок, но князь дернул головой, и удар пришелся в висок. Князь еще шагнул, хотел что-то сказать, но вдруг, резко повалился, и, разом посиневший, страшный забился в судорогах - изо рта у него шла кровавая пена...
   Творимир, сжимая винную бутылку, надвигался на Жару...
   И тут на него налетели сзади, несколько раз сильно ударили, вырвали бутылку, выкрутили руки. Резко развернули. Стоят: опухшие от долгих пиров воины, и Царь - смотрит на Творимира как хищник голодный на добычу. Голос его был притворно спокоен:
   - Я всех вас сразу раскусил - не посланцы вы Всесвята - шарлатаны; но вы мне нужны - потому не казнил. Ты знаешь, в прошлом году, один мужик богатый, но все ж мужик - напился, умудрился боярина избить. Мужику, по моему указу, глаза выжгли, а потом - до смерти на дыбе засекли. - тут глаза Царя стали черными, вороньими, он надвинулся, и сжал Творимиру шею. - А ты, обманщик - уже за обман казни достойный - моего брата убил... Ты будешь умирать долго, собака!.. А, ну потащили его...
   
   * * *
   
   Пока, пиная, тащили вниз по лестницам, Творимир протрезвел. Только вот слабость телесная и душевная оставалась. Он взмолился:
   - Все случайно получилось! Не хотел его смерти!..
   Царь кровожадно оскалился.
   Творимира приволокли в холодный, темный подвал, приковали к стене - на некоторое время оставили. Цепи сжимали руки - страх давил сердце.
   Жуткое выжидание никак не прекращалось, но, когда за ним пришли, он крупно задрожал, и ничего не мог с собой поделать. Над его трусостью потешались, пинали его, плевали в лицо, а он дрожал еще больше, и молил своих мучителей, чтобы сжалились.
   Его привели в каменную зальцу, где было два стула, на одном, на подушках, сидел Царь. Второй стул был менее удобным: железный, с острыми шипами. Под стулом горел пламень и шипы нагрелись докрасна. С потолка свешивались цепи. Два массивных палача едва выделялись в полумраке - один осведомился:
   - С чего начнем? На стул его усадим?
   - Нет. - Царские скулы набухли, зубы заскрежетали. - Пусть стул добела прокалиться. Для начала наденем ему на голову Царский Шлем.
   Палачи схватили трясущегося Творимира, приковали к железному столбу у стены - ошейником притянули шею; начали крепить на голове что-то тяжелое, давящее.
   - Нет, не надо, пожалуйста! Смилуйтесь! Ну, пожалуйста! - жалко молил он.
   Палачи отступили - на голове Творимира остался некий механизм. Что-то железное, острое коснулось мочки его правого уха, слегка надавило.
   Царь усмехнулся, отпил из поднесенного кубка, молвил с притворным, хищным спокойствием:
   - Дивлюсь я на изобретательность наших мастеров. Такую вещь как Царский Шлем просто не придумаешь. Это ж все рассчитать надо!.. Ты, пока еще слышать можешь, выслушай меня - шило в ухе чуешь?..
   - Да... - не своим голосом простонал Творимир - по лицу его скатывались крупные капли холодного пота.
   - Шило медленно движется. Разорвет ухо - дальше в голову пойдет. Ты думаешь - в мозг?.. Нет, так бы ты слишком быстро издох, собака. - царь еще отхлебнул. - Под мозгом пройдет. Не сразу, не сразу. Семь часов - и из другого уха выйдет. Ты подумай только - всего семь часиков. В постели с Жарой и не заметил бы, а тут по иному время пойдет. Поверь - минута вечностью станет. Тебя будут бить судороги, ты будешь орать, терять сознание, но каждый раз тебя будут отливать водой...
   - Все что хотите сделаю. Все! Все! - истово вопил Творимир - ухо жгло болью.
   Царь допил кубок - ему поднесли еще.
   - А завтра его на стул усадим. - заявил палач.
   - Нет. - отрезал Царь. - Стул решил напоследок. Завтра будем ноги пилить.
   - О-ох, ваше величество. - зевнул палач. - Скукотища какая. Мы, конечно, вашу волю исполним. Но ведь тупыми пилами изволите, да?
   - Да. Конечно. И все по уставу: сначала голень, затем - выше колен.
   - Скука. Скука. - зевал палач. - Кровотечения надо прижигать, этого все время отливать. На один отпил - три часа. О-хх...
   Царь жадно созерцал животный ужас Творимира:
   - Стул напоследок. На каленых железных шипах сидеть удобно, но, для большего удобства оденем тебе на голову железный шлем. Вот беда - в шлеме темно, душно, ничего не видно. А еще у шлема ошейник с железными крючьями - крутится ошейник, крючья - сначала кожу сдирают...
   Творимир уже потерял способность воспринимать речь. Отдельные кровавые слова били - усиливали ужас. Потекла из уха кровь...
   Любой ценой остановить боль!
   - Я знаю, как добыть одежды из Лунного Серебра!
   Царь в очередной раз подносил к губам кубок, но тут его рука замерла:
   - Что?
   - Да! Да! Да! - зачастил смертно бледный Творимир - он и не думал еще выдавать Деву, а лишь так - разговором муку отдалить.
   - Говори! - велел Царь.
   Шило все сильнее вдавливалось в ухо Творимира - жгло, давило.
   - Прекратите! - не помня себя, завопил Творимир. - Все расскажу, все - только прекратите!..
   Царь замер - раздумывал. Прошло лишь несколько мгновений, но для Творимира они растянулись бесконечно. Жалкий, перепуганный - он весь трясся. Вот быстро, прерывисто заговорил:
   - Это в старом заброшенном парке, на берегу озера. Вы только снимите это... О-ох, скорей снимите - тогда все расскажу!..
   Он и сейчас надеялся, что удастся как-то не предать деву-птицу, разговором боль оттянуть.
   Царь обратился к палачам:
   - Шило остановите, но шлем не снимайте.
   Один из палачей подошел, что-то нажал - шило остановилось.
   - Нет, нет... - застонал Творимир. - Вы можете обмануть: я расскажу, а вы велите продолжать!
   - А моего царского слова тебе мало?
   - Да я и не смогу словами рассказать. Я ж там всего один раз был. Это показывать надо.
   - Ну, хорошо-хорошо. - царь поднялся. - Освободите его от цепей. Э-эй, стража - глаз с него не пускать. Эту забаву... - царь кивнул на орудия пыток. - прибережем для кого-нибудь иного. Ежели правду говоришь - дарую тебе жизнь, но коль обмануть вздумал: ждут тебя мученья еще тягчайшие...
   Творимира освободили, но, несмотря на то, что в подвале было и душно и жарко, он никак не мог унять сильной дрожи. И потом, когда его отвели в невыносимо маленькую, похожую на каменный мешок камеру, он все трясся...
   - Ну, ничего-ничего. - приговаривал Творимир. - Все как-нибудь обойдется. Может, ночь сегодня будет безлунный. Может, целый месяц будет пасмурная погода. Может, дева-птица уже обо всем знает и не прилетит...
   И много-много он выдумал таких "может", и, в конце концов уверился, что какое-нибудь из них непременно сбудется, и даже смог унять дрожь...
   Ночь. Творимира вывели во двор. И царь, и воевода, и еще с полсотни воинов - все выжидающе глядели на него. На небе - ни облачка. Полная Луна сияла в небольших, оставшихся после ушедшего дождя лужицах.
   Вдруг царь шагнул навстречу, и железной перчаткой сжал Творимиру горло.
   - Ты помни: у тебя два пути либо кольчугу нам передать и жить припеваючи, либо - назад в подвал. Ты уж сам думай...
   Замок остался позади - они шли сначала полем, затем - лесом. И теперь Творимир дрожал, волнуясь уже о том: удастся ли найти место встречи. Но вот дорожка древнего парка, вот древний, расщепленный молнией дуб - здесь надо поворачивать к озеру...
   А он все надеялся, что каким-то образом дева-птица останется в живых: может, увидит их сверху... И, когда оказалось, что она уже среди арок тумана, в водах, а ее одеянье серебрится на берегу - он придумал еще "может" - может сейчас она волшебными чарами раскидает похитителей, и унесет его, Творимира...
   Одеяние уже в алчных руках Царя. Он внимательно его разглядывал, ухмылялся:
   - Действительно - Лунное серебро. - повернулся к Творимиру. - Ты будешь жить, и получишь сто золотых! Я могу быть щедрым!..
   Вообще-то Царь был несказанно рад по двум причинам: во-первых, из-за этого одеяния, стоимость которого стократно превышала размеры его казны; и, во-вторых, из-за того, что Творимир убил его брата - князя Лесного, которого он давно ненавидел, и собирался подослать к нему наемных убийц.
   - Вон она - Ведьма! - испуганно крикнули разом несколько воинов.
   На грани видимости, из туманных клубов подымался ее лик. Она глядела на Творимира - в ее взгляде не было укора, лишь печаль, слезы...
   - Прости! - проникшись любовью к этой красе, закричал Творимир.
   Он бросился к озеру, хотел плыть, но его схватили, повалили, оттащили назад.
   - Что же вы! - он жалобно стенал, пытался вырваться. - Ведь подарили мне жизнь!.. Позвольте располагать этой жизнью!..
   Над ним склонился Бриген Марк - в черных одеждах. Стало быть - век Царю служил. Предводитель "Черных Псов". Глядел на Творимира со звериной злобой, с презреньем. Сплюнул:
   - Предатель!..
   Творимир обхватил голову, зашептал:
   - Уже второй раз ее предаю... На муки обрекаю...
   Когда возвращались к замку, Царь говорил:
   - Желаю, чтобы к утру притащили ведьму во дворец...
   Воины зашептались. Царь продолжал:
   - Ее можете не бояться. Теперь она лишилась колдовских сил...
   С дюжину лодок кануло в тумане. Сидящие в лодках взяли сети, но, испуганные - они ждали, что "ведьма" окажет им сопротивление.
   У входа в замок, навстречу Творимиру кинулся необъятный жировой шар. Сома, а это, конечно же была она, громко всплеснула руками. Нервно заголосила:
   - Ох, уж и не ждала тебя увидеть, милок! Думала - замучили - схватила Творимира за руку. - Бледный-то какой! Ну, ясно - переволновался!.. Надо кушать-пить...
   - Не надо... - простонал Творимир, хотя, в самом деле, страстно желал напиться.
   - Он у меня в милости! - ухмыльнулся Царь, поглаживая лунные одеяния. - Дать ему лучшее вино и жаркое! Ни в чем не отказывать!..
   И вот Творимир вновь в помещении с необъятными бочками: непонятно откуда слышались стоны, чавканье. Он почти не ел, но пил не отрываясь - хотел упиться до бессознательного состояния, но сознание не уходило.
   Раскаленным шилом пронзало голову слово: "Предатель!" - оно пилило ноги, разрывало шею, вспарывало живот, выдавливало глаза.
   Затем, откуда-то сверху, сквозь стены, пришел мученический стон.
   Сома бросилась из помещения, но вскоре уже вернулась и возбужденно заговорила:
   - Поймали ведьму! Во двор притащили! Гадость какая! Солнце взошло, всю кожу у нее сожгло! Теперь корчится! Хоть бы убили, но Царь не хочет - потешается...
   Творимир зажал уши - со стоном повалился головой на стол. Пролежал так невыносимо долго, но как разжал уши - все тянулся этот мученический стон. Вновь зажал уши - стон не прерывался.
   - Хоть бы проткнули мне уши! - так завопил - запустил бутылкой в окружающий мрак.
   А потом подбежал к Соме, схватил ее за плечи, начал трясти:
   - Ну, что же ты стоишь, а?!.. Давай еще пить! Всю выпивку, какая есть - тащи!.. Давай же!..
   И еще что-то вопил, а она подносила все новые бутыли. Он пил не останавливаясь - живот разбух. Стон не прекращался...
   Потом он повалился на пол, и затрясся там в судороге - изо рта била рвота. Рвота прошла, а стон не прекращался. Он продолжал пить. Дальнейшего не помнил...
   Очнулся в кровати Жары - она навалилась на него своим мясистым, большим, жарким телом, и шипела:
   - Ваши остаются здесь неведомо насколько. Так что - мы будем с тобою, сладенький мой...
   Но сквозь ее шипенье он услышал стон. Нервно вскричал:
   - Что с ведьмой? Она что - еще жива?..
   Жара плотоядно ухмыльнулась:
   - Перед закатом, кажется еще дрыгалась, но ее отдали на растерзанье собакам...
   - Не говори так, слышишь ты!!
   - Как угодно, сладенький. А ведьма уже подохла.
   - Так кто же стонет тогда?
   - Никто не стонет. Ну, разве что я... - и она сладострастно застонала.
   Творимира терзало раскаянье, но он не хотел терзаться. Конечно - легче было погрузиться в удовольствия. И он погрузился...
   Незаметно пролетела ночь с Жарой, затем день - с Сомой...
   Вечно пьяный, бесчувственный, он то пил, то спаривался. Если прежде он никогда не ругался, то теперь постоянно сыпал грубейшей руганью. Раз, неподалеку от покоев Жара столкнулся с каким-то воином. Ему почудилась измена - в пьяном припадке избил воина едва ли не до смерти.
   Затем - ползал по полу, по лестнице - его рвало. Увидел - Стреву - страшная, иссушенная, она стояла рядом и ухмылялась. Творимир, словно собака, попытался вцепиться ей в ногу, но она отступила и ударила ногой в челюсть - выбила несколько зубов...
   
   * * *
   
   - А?! Что?! - вскричал Творимир, и вдруг протрезвел.
   Перед ним было зеркало. В зеркале отражался мерзкий, распутную жизнь проведший старикашка. Он весь ссохся, изнутри выгорел. Но мучительно набухали мясистые жилы - он уже разлагался, смердел.
   Дрожащей, слабой рукой схватил он зеркало, поднес к лицу, проскрежетал:
   - Узнаю!.. Я превратился в мумию из склепа!.. Но как же так...
   Зеркало выпало, разбилось.
   - Ну, все - пора тебе подыхать!
   Он едва смог обернуться на этот злой голос: Три Сестры стояли прямо за ним.
   Теперь все трое походили на Стреву - глядели на него с презреньем, со злобой.
   - Что вы со мной сделали? - заплакал Творимир-мумия.
   - Ничего с тобой не делали! - фыркнула Сома.
   - Ты уже ни на что не способен! - презрительно бросила Жара.
   - Вы состарили меня... - слабым голосом просипела мумия.
   - Твоя жизнь кончена. - заявила Стрева. - Теперь пора в склеп!
   - Но... - начал было Творимир, но язык больше слушался его - присох к гортани.
   И вновь раздался стон Лунной Девы. Он хотел заткнуть уши, но уже не в силах был поднять рук, да и остальное тело больше его не слушалось.
   - Аррххх. - застонал Творимир.
   - Что, пить захотел? - усмехнулась Сома. - А больше ничего не хочешь?!.. Да кому ты такой нужен!..
   И она ударила его в лоб - мумия повалилась на пол, осталась там без движенья.
   Ну, а затем сестры понесли его в склеп.
   Проходили через затемненный зал. Там шумело пиршество. В полумраке Творимир узнал и Царя, и остальных. Никто их не окликнул, не остановил...
   А вот уже и склеп. Ступени во тьму.. Выемка в стене...
   Его бросили в эту выемку, повернулись и ушли - спешили к обычным своим делам.
   ...Он не знал, сколько минуло времени. Бесконечное - тянулось оно. Он не мог двинуться, не мог сказать слова. Бездействие. Часы, дни, годы - сколько минуло времени? Он ничего не знал. Он не чувствовал голода. Он был наедине с собой. Время обернулась страшной пыткой...
   Творимир сходил с ума. В сознании всплывали образы минувшего. Темными тучами наползали воспоминания - давили его.
   Вот он вновь в подвале. Шило вдавливается в его ухо. Он истово кричит:
   - Терзайте меня! Мучьте! Пилите! Рвите! Жгите! Я все выдержу - лишь бы только не мучаться всю вечность после!..
   И шило входит в голову - он ревет в припадке боли и восторга. Ему пилят ногу, прижигают, отливают водой, а он все вопит об искуплении. Его сажают на шипы, разрывают шею - захлебываясь кровью, из последних кричит: "Прости!"
   И вновь он в склепе. Недвижимый. Безмолвный. Холодный. А внутри рвет его раскаленное шило: "Прошлого не вернуть. Совершенного не исправить. Мертвых не воскресить".
   ...И вновь пытка временем. Бесконечное время. Минуты, часы, месяцы, годы. Вновь и вновь умирал он мученической смертью, молил о прощении, и снова оказывался в склепе...
   А озерные воды подымались, медленно затопляли склеп. Коснулись его стоп, затем - быть может, через год, добрались до подбородка. Он хотел завопить - челюсть дрогнула, отвалилась.
   И вот накинулись на него рыбы, стали разрывать. И он оказался внутри рыб. Расплылись рыбы, а его разорванное сознание одновременно существовало в каждой из них. Безумно метались, смешивались образы: водоросли, темная озерная глубь.
   - Прости! Прости! Прости! - безмолвно вопил он, в каждой из этих рыб...
   Все холоднее становились озерные воды. Быть может, рыбы и не чувствовали этого холода, но расщепленное на тысячи осколков тело страдало...
   Ледовый панцирь затянул поверхность, намело снега, и в озере стало совсем черно. Творимир метался в этом мраке, и вопил:
   - Прости!.. Спаси!.. Прости!.. - и так до бесконечности.
   Настало такое мгновенье, когда он возжелал сам себя уничтожить. И все то множество рыб, в которых он пребывал, устремились навстречу друг другу, и стало друг друга разрывать...
   Безмолвный, беспрерывный вопль полнил глубины. Столь яростной была эта битва, что даже лед пошел трещинами, и, как из раны, метнулись из него черные воды. Израненные рабы забились под сыплющим снегом небом, но и здесь они продолжали грызться...
   Творимир не нашел с собой примиренья - в живых не осталось ни одной рыбы.
   Но все равно осталось сознание. Вместе с разодранными, холодными телами спускалось оно ко дну...
   Земля выдалась лютой. Тридцатиградусные морозы, метр за метром обращали воду в лед, и вот добрались до самого дна. Смешанный с илом, Творимир вмерз в лед. И уже не осталось ничего, кроме вопля: "П-Р-О-С-Т-И!!!" - вопль вытягивался в часы, дни, месяцы...
   И зазолотилось сквозь ледовую толщу весеннее солнце - мгновенно, одним прикосновеньем излечило от боли.
   Озеро оттаяло. Сияющее и чистое, глядело оно в щедрое небо. Творимир расползся по всему дну - все дно золотилось - каждая песчинка тихо молила: "Прости. Приди. Я жду".
   И потемнело небо. Нескончаемые, слитые из птиц с девичьим ликом, реки хлынули оттуда. Они спускались к озеру...
   Творимир очнулся, стоящим на берегу. Все кругом темнилось, вздрагивало, перелетало - тысячи знакомых ликов кружили...
   - И что теперь... - прошептал он.
   В одном месте птичьи тела разошлись и открылись руины замка.
   - Сколько лет прошло... Столетия. - прошептал Творимир. - Но ведь я должен пройти дорогу до Яслей Богов. Я чувствую... Как же вернуть прошлое?
   И тогда мириады птичьих тел стали сплетаться меж собою: они образовывали стены, деревья, людей. И вот уже перед Творимиром конный отряд.
   Отряд еще топорщится перьями, еще вздрагивает неровно - сплетается. Но вот из перьев выплыли человечьи глаза, появилась одежда, кожа.
   Рядом с Творимиром остановился Царь, грозно на него зыркнул:
   - Опять сбежать удумал?
   - Что случилось?. - прошептал Творимир.
   - А ничего! - раздраженно крикнул Бриген Марк. - Опять то же самое - у нас пир, а ты сбежать умудрился! Где ночь-то прошлялся?
   - В озере был.
   - Купался?
   - Вроде.
   - Дурень! - сплюнул Бриген.
   Но царевы воины глядели на Творимира с уважением, как на смельчака - не побоялся ведь искупаться в ведьмином озере. Да и Царь был доволен:
   - Беру тебя в свои "Черные Псы". Идешь?
   - Нет. - быстро ответил Творимир. - Уже наслужился.
   - Когда же это?
   - Да так... неважно.
   - Ты с Царем так не говори! - испуганно прикрикнул Бриген Марк.
   - Ничего. Я сегодня добрый. - усмехнулся Царь. - Ну, поехали...
   И снова Творимир в седле, спросил у Бригена Марка.
   - Сколько в замке пробыли?
   - Да что с тобой? Здоров ли? - Бриген внимательно на него поглядел.
   - Сейчас - да.
   - Ночь. Одну ночь. Три сестры нас попотчевали...
   Но ехавший рядом землянин тихим голосом поправил Бригена:
   - Нас потчевала одна Сома. Жару хватило только на князя Лесного, и еще воина - "Черного Пса". Ну, а третья сестра, Стрева - их столкнула. Воин, пьяный, дурак - князя Лесного и убил. В подвал его потащили - такой оттуда вопль поднялся - по всему замку слышно... Бррр. Варварские нравы!.. Кстати, воин тот на тебя, Творимир, был похож. Говаривали, что он с ведьмой озерной связь имел. Коли бы ее выдал - спас бы себя.
   - Ну, и что же - выдал? - дрогнувшим голосом спросил Творимир.
   - Нет.
   
   
    Глава 5
   "Прости!"

   
   Весь день скакали, и уже в потемках спереди хлынул трепетный свет большого города. В городе уже знали, кто скачет - ворота распахнуты. Стражи, бояре, простой люд - все сгибались в низких поклонах, а кто и на коленях стоял.
   Они подъезжали к большому, нарядному, ждущему громкого пира дворцу, а из людской толпы окрикнули Творимира:
   - Володушка, сыночек!..
   Он глянул, и увидел, и узнал. Эта старая, согбенная трудами женщина была матерью Волода-художника. Без отца жили (отец на войне погиб), она его воспитала, души не чаяла, но была безграмотной. И, жаждя выучиться, бежал Волод в стольный град...
   Только сейчас он это вспомнил, почувствовал жалость, хотел вырваться к ней, однако поток повлек его дальше, ко дворцу.
   Ну, а возле дворца уже поджидали их дурные вести. Местный градоначальник стоял на коленях, трясся, лепетал:
   - Царь-батюшка, не велите казнить, велите слово молвить.
   Царь, того и гляди, прожжет его черными очами - надвинулся, схватил за бороду, вверх дернул.
   - А ну, говори, собака! - Царь был не в духе - устал за день от скачки, да и болела после вчерашней пьянки голова.
   - Ох, не сносить мне своей головушки... - проблеял градоначальник. - Мужичье-дурачье, украли гроб... гроб Весны!.. - и тут же зачастил. - Но я не виноват!.. Не виноват!.. Спрашивайте с...
   Но он не успел договорить, потому что Царь с размаху ударил его кованым железом сапогом по шее. Кашляя кровью, извиваясь, несчастный, еще пытался что-то сказать, но Царь крикнул:
   - Четвертовать!
   Градоначальнику выкрутили руки, оттащили в сторону, где, в скором времени, и был исполнен приказ Тирана.
   Волод, хорошо знал, что такое Гроб Весны.
   Ведь известно, как повелось в природе: на смену Зимы приходит Весна, затем: Лето, Осень... У каждого из времен года есть свое Божество. Весна - вечно младая красавица. Лето - пышное, щедрому небу подобное. Осень - печальная, вначале золотая, затем - увядшая, темная. Зима - сначала белая красавица, а к концу - в старуху превращается, не хочет место Весне уступать, февральскими ветрами ворчит. И однажды задумала Зима навечно свое правление оставить. Подговорила она ветры северные, а они так печально петь умеют - заслушаешься и заснешь. Так пришли они в хоромы к Весне, Лету и Осени и усыпали их. Зима их в гробы уложила, и заточила в недрах Ледовой Горы, которая на дальнем севере стояла. Возрадовалась Зима - бурями взвыла, ледяными ветрами землю хлестать стала. Ей хорошо, а людям - и холодно и жутко. Ведь не будет урожая, что кушать то? Реки, озера до дна промерзли; деревья от холода трещат - кора на них лопается. Но нашелся герой - дошел до ледяной горы, обманул ветры, которые вход сторожили, и освободил Весну, Лето и Осень. Весна первой пришла, прогнала Зиму, и дальше времена года сменялись в прежнем порядке... Однако, остался Гроб в котором Весна в Ледовой Горе спала. И от Весны гроб чудесным стал: рядом с ним любой человек великие силы получал...
   А теперь гроб выкрали...
   Вскоре выяснилось, что грабители далеко не ушли. Это были жители окрестных деревень. Захватили они небольшую крепость, да и сидели там теперь с гробом, неведомо на что надеялись.
   Царь неистовствовал:
   - Войско мое! Сейчас же на бунтовщиков скачем! Завтра их кровью умоемся!
   И, хотя все были крайне измождены, никто не осмелился противиться гневному Тирану. Так бы, на взмыленных конях, и сами чуть живые, и поскакали бы. Однако Царь почувствовал сильную головную боль - синюшный, на мертвеца похожий, заскрежетал зубами, велел до утра оставаться...
   И Творимир-Волод до утра получил свободу. Сейчас он больше был Володом, и он хотел увидеть бедную свою мать, прощения у нее попросить.
   И вот он уже шагает по темным, молчаливым улицам... Вдруг понял, что заблудился - слишком давно здесь не был.
   Открылась дверь, в сияющем проеме появилась девичья фигура - она поманила Творимира:
   - Ну, наконец-то. Заходи.
   Волод попятился:
   - Мы уже встречались - ты Жара-сладостратие...
   Девушка улыбнулась:
   - Нет. Ты знаешь - мое имя, Любава...
   Творимир зажал уши и бросился в темень. Долго метался по безликим улицам, и, наконец, увидев, что уже розовеет заря, закричал:
   - Мама!
   Но в ответ лишь кот мяукнул...
   Творимир вновь побежал, и вскоре вылетел на широкую улицу. Нарастал конский топот, и вот из-за поворота вылетело войско: во главе - Царь, а дальше: Бриген Марк в черном, "Черные Псы", и простые воины...
   Творимир сжал голову, застонал:
   - Неужели опять видение? Видение - это испытание, боль. Нет-нет не хочу!..
   - Чего не хочешь?! - грозно проревел Бриген Марк - свистнула плеть, в кровь рассекла ему руки. - Ты почему не на месте?!.. А ну - на коня!.. Живо!!!
   Еще раз свистнула плеть - толкнула Творимира в спину. И он уже взобрался на коня, пробормотал:
   - Куда скачем?
   - Грабителей рубить! - прокричал маленький воин с непомерно большим черепом - тот самый ученый человечек с атмосферной станции...
   А на выезде из города он вновь увидел свою старушку-мать. Печальная, стояла она у стены, тихо на него смотрела, шептала:
   - Сыночек.
   Как и прежде - хотел вырваться, но это было невозможно...
   Город - позади. Кругом - поля, простор солнечный. Тихо, благодатно. А тут топот, гам - и зачем?
   - Зачем?.. Зачем все это? - шептал Творимир и не находил ответа.
   К вечеру подскакали к разбойничьей крепости. Крепость - небольшая, да и стены невысокие, без рва, без дополнительных укреплений.
   - С налета возьмем! - вопили царские молодчики. - Ух, и повеселимся сегодня!..
   Однако ожидало их сопротивление столь ожесточенное, что стало ясно - с налету не взять. Многие, наступавшие в первых рядах погибли - кого кипящей смолой залили, кого - копьями засыпали. Только по случайности Творимир, еще в начале атаки был оттеснен назад - потому и остался в живых.
   Оттаскивая раненных, отступили, разбили лагерь...
   Царь сыпал страшной бранью, стремительно ходил из стороны в сторону: никто к нему не подходил - боялись попасться под горячую руку.
   Творимир сидел в большом, но неимоверно душном шатре, с иными воинами, и слышал их гневные речи:
   - Разбойники! Кому сопротивляются?!..
   - Да самому Царю!..
   - А как они посмели присвоить Гроб?!
   - Всех - зарубить!..
   И долго- долго они буянили и пили дешевое вино из грязных посудин. Творимиру протянули дурно пахнущую чашу:
   - Не хочу... - устало пробормотал он.
   - Что же - все пьют, а ты?!..
   И Творимир не нашел сил дальше отказываться - скоро захмелел, но и дал зарок на следующий день не пить (вспоминалась Сома).
   Все ругали и ругали "разбойников из крепости" - у Творимира раскалывалась голова, и, засыпая, он видел этих самых "разбойников" - действительно мерзких...
   На следующий день Творимир был разбужен очень рано, с трескучей от боли головой, с сильным раздраженьем.
   Обращались с ним грубо - сотник пнул ногой, рявкнул:
   - Ишь, разлежался тут! Получи похлебку и - к штурму!..
   Творимир, чувствуя все большее раздраженье, проплелся к кухне, получил нечто настолько невкусное, что не смог есть...
   А их уже выстраивали в колонны - готовили к атаке...
   Утро было свежее, лучистое, красивое, но Творимир этой красоты не замечал - внутри он выругивал Царя, воинов, мужиков укравших Гроб Весны.
   Где-то в отдалении прокричал Царь:
   - Вперед!..
   Тысячники, а за ними и сотники подхватили этот крик - колонны устремились на штурм.
   Теперь Творимир был в первых рядах - бежит, сжатый с боков, и подгоняемый сзади. Стены приближаются, на них - уже готовые к отражению атаки, замерли люди. Видны котлы с кипящей смолой, и уже известно, что в нужное мгновенье появятся лучники...
   Со всех сторон слышал Творимир дрожащие, напряженные голоса:
   - Ух, разбойники!.. Только бы добраться до них - порублю!..
   - Ох, стрелами нас засыплют!.. Гибель свою чую!.. Спасите!..
   - Гады они ползучие!..
   - Иж, укрепились!..
   И тут засвистело - стрелы вспарывали плоть. Раненые вопили, кто еще мог бежать - бежали, иные падали, и их затаптывали - сзади напирали, никто не мог остановиться.
   - О-ох, сейчас смолой ливанет! - завопило Творимиру на ухо.
   И Творимир чувствовал запах пота; чувствовал, как прижимающиеся к нему тела истерично дрожат. И сам Творимир дрожал, и ничего не мог с собою поделать - вот сейчас обрушится смола, выжжет глаза, всю плоть, а он еще живой, обезумевший, будет вопить...
   И, вместе с ужасом, почувствовал Творимир самую настоящую, сильную, жгучую, затемняющую злобу. Какие-то грабители угрожают его жизни?! Да кто они такие?! Низкие, подлые твари! Из-за них столько боли!.. Раздавить их!.."
   Приставлены вверх лестницы - уже полезли, и тогда смолопады впились в тела - скрутили, изувеченных вжали в землю. Творимир задыхался от смрада, глох от воплей, в едких клубах ничего не видел.
   Вот, подгоняемый, начал взбираться по лестнице.
   Очередной, глухо вопящий поток, краем задел плечо, вжегся в правую руку, несколькими раскаленными жалами стрельнул в шею и плечо - Творимир присоединил свой голос к общему воплю, и рухнул вниз. Ладонями погрузился в кипящую смолу - истошно вопя, обезумевший, стал куда-то продираться.
   На него налетали, его толкали, раз ударили мечом, но удар пришелся плашмя - только оцарапал...
   Творимир хотел вырваться, сколько хватит сил бежать, упасть среди полей, или в глухом лесу, но только бы в тиши...
   Новый, плотный человеческий поток подхватил его. Вот уже пронесся Творимир через разбитые ворота, и попал в ожесточенную сечу.
   На него налетел окровавленный, сильно пьяный воин, восторженно возопил:
   - А, дерутся, черти!
   Свистнула стрела, навылет пронзила пьяному шею - он еще ухмылялся, а на шее надувались и лопались кровавые пузыри - в этих пузырях уходили слова. Пьяного сбили с ног, Творимира подтолкнули...
   Творимир уже видел ожесточенные лица защитников. Скрежеща зубами, поднял он потемневшую правую руку, и захрипел:
   - Раненый я!.. Видите - без оружия!.. Раненый!..
   Но никому никакого дела не было, раненый он или нет. Случайность решала все. Удары сыпались со всех сторон, и те, кто в первых рядах пробился через ворота - все уже были мертвы.
   Творимир отшатнулся к стене - вот окно - он прыгнул - пробил. Навстречу ему метнулся детский ор.
   Пожилая женщина, сжимая в руках вилы, бросилась навстречу.
   Творимир отбил удар, а в следующее мгновенье, не сознавая, что делает - сам нанес удар. Он ударил левой рукой, а в левой руке был клинок. Заливаясь кровью, безмолвная, рухнула женщина на пол. Еще громче закричали дети - бросились из угла - уже стоят на коленях перед мертвой, и все надрываются:
   - МАМА! МАМА!! МАМА!!!
   Творимир отшатнулся, ударился спиной об стену, забормотал:
   - Она сама во всем виновата!.. Слышите - не я - Только Она!.. Она на меня бросилась!.. Слышите - это была самооборона!..
   Ребятишки не слышали его, но все голосили - звали маму, и уже изрядно перепачкались ее кровью. Голосили и на улице - вопли ярости и боли, скрежет оружия и треск костей - все слилось в страшный шум битв.
   Зычно вскричал сотник:
   - Отступаем!..
   - Ну, вот, наши уходят... - прошептал Творимир, задрожал и, покачиваясь, двинулся к окну.
   Он уже был возле подоконника, как нечто сильно, остро вцепилось ему в ногу. Глянул - это был мальчик лет пяти, со светло-русыми, почти белыми волосами - вцепился зубами, и пронзительно, маленьким зверьком, верещал.
   Творимир попытался его отодрать - не тут-то было. Уже текла по ноге кровь, а зубы продолжали впиваться дальше.
   - Пусти! - рявкнул Творимир, и сильно ударил мальчика кулаком по затылку.
   Зубы продолжали впиваться дальше...
   Еще несколько ударов - мальчик отлетел в сторону - лицо его было рассечено. Поднялся, и, с ненавистью глядя прямо на Творимира, прохрипел:
   - Я отомщу за свою маму!..
   Творимир уже перебрался через подоконник, и, стоя на окровавленной мостовой, крикнул:
   - Она сама напросилась! Слышишь - не виноват я!..
   - Я убью тебя! - поклялся мальчик.
   Вместе с иными отступающими, теснимый "разбойниками", Творимир выбежал через разбитые ворота. В спины им ударил ливень стрел, многие пали и были затоптаны...
   Ни одно железное жало не впилось в Творимира, но в глазах его темнело, ноги подкашивались - он едва ли понимал, где находится.
   - Не хотел я этого... - бормотал он сквозь слипающие губы. - ...Сама она напросилась... сама...
   Скоро Творимир оказался в душном шатре, где в тесноте шевелились, неистово ругались, и конечно же пили-пили-пили воины.
   - Проклятые бунтовщики!.. Собаки!.. На медленном огне их сожжем!.. В масле зажарим!.. На кусочки порубим!.. - это только самые мягкие из ругательств, которыми безостановочно гремел воздух.
   Вскоре Творимир уже был пьян, и выкрикивал на чье- то ухо:
   - Ты понимаешь - я женщину сегодня убил! Мать!.. Вот взял и зарубил! А над ней дети плакали!..
   К нему обернулась красная с перепоя, ухмыляющаяся морда:
   - Ну, и как баба-то?
   - Что? - вздрогнул Творимир.
   - Ты что - ее не попробовал? Ну, перед тем как грохнуть? Баба то она дура - ей бы понравилась!..
   Это он сказал назидательным тоном, а в следующее мгновенье Творимир наотмашь ударил его кулаком по лицу. Воин уже был на ногах, одной рукой утирал кровь, другой - выхватил щербатый клинок. Азартно и зло закричал:
   - Ну, иди сюда! Кишки выпорю!..
   Творимир засопел, бросился на своего врага. Они бы сцепились, и наверняка кто-нибудь погиб, но иные воины скрутили их, потащили в разные углы. Творимир неистово дергался, хрипел, брызгал слюной. Но вот на его голову обрушилась железная чаша, и он замолк.
   ...Что-то холодное плеснулось на лицо Творимира - он с трудом раскрыл глаза: должно быть, была глубокая ночь - в палате не видно ни зги. Попытался пошевелиться - оказалось, что и руки и ноги связаны. Во рту намертво засел кляп... Он подумал было, что это воины его связали, но вот во мраке зашевелилось - хрупкий силуэт сильно дернул за обоженную правую руку...
   Силуэт склонился над Творимиром и тихо зашептал:
   - Ну, вот я и пришел. Сейчас ты получишь... за маму...
   Творимир почувствовал, как холодная сталь вдавливается ему в горло - все сильнее, вот потекла тонкая струйка крови. Силясь выдавить кляп, Творимир выпучил глаза, шумно засопел, изогнулся...
   Клинок вошел в горло - полыхнула острая, пронзительная боль, а затем - обхватило, понесло в бездну забвенье...
   - А-а-а-а!!! - завопил Творимир, и очнулся - вскочил в холодном поту.
   Он был все в той же душной палате - кругом густо храпели упившиеся воины.
   - Тиши ты! - его толкнули, и он перевернулся на живот, заскрежетал зубами.
   Следующим утром Творимира охватил жар - давала о себе знать не залеченная вовремя рука.
   В лазарет он попал уже в полубессознательном состоянии, выкрикивая обрывки фраз: то проклиная разбойников, то пытаясь кому-то доказать, что он не виновен в убийстве женщины. Руку покрыли мазью, и она словно вспыхнула - Творимир стенал, рычал, извивался...
   - Тише, тише... - раздался жалостливый голос, и на лоб Творимира легла легкая женская рука.
   Ничего не видя, захрипел он:
   - Это ты?.. Ну, что же меня оставила... Зачем я здесь? Где тот колодец, со светом на дне? Я бы в него прыгнул сейчас...
   - О чем ты говоришь, дорогой? - зрение возвращалось, и он увидел склонившуюся над ним девушку.
   Это была не загадочная дева-птица. Девушка красивая и явно гордая своей красою. Чуть полная, видно - деловая, страстная, привыкшая ко всяким сильным, исступленным чувствам.
   Творимир ничего не ответил, только заскрежетал зубами. Она внимательно, жадно его разглядывала, говорила:
   - Разве не узнал меня?.. Любава. Ну, теперь вспомнил?!.. Нет?.. Ночью, когда вы только в наш город приехали, мы и повстречались. Ты, видно, на наших улочках заплутал; я то как раз во двор вышла - и ты бежишь, запыхался. Ты мне сразу приглянулся, я тебя и звала... Ну, а что ж убежал? Иль я не красива?.. Да за мной столько парней сваталось - всем отказывала. Так что ты не подумай, что я развратная. Я ради любви и с войском, в лекарской части пошла. Думаешь, буду ждать, когда этих ненавистных побьете?.. На неделе свадьбу сыграем!..
   - А разве за неделю их не разгромим? - прошептал Творимир.
   - Да какой там! Эти окаянные крепко засели. У них же Гроб Весны. Он им таких сил придает, что каждый за десятерых бьется! Ух, была бы моя воля - всех бы их передавила! Давить таких надо, давить! - и она чмокнула беспомощного Творимира в лоб.
   - Нет - я не согласен. - сказал он, но чувствовал, что слова его столь же беспомощны, как и его тело...
   И потекли однообразные, страшные дни в лазарете. Постоянные вопли, стенания раненных - Творимиру казалось, что он попал в застенок. Любава не отходила от него - ухаживала, лепетала, и была уверена, что быть им мужем и женою...
   Вот, наконец, рука была излечена, и Творимир оказался в большой палате среди пьяных и еще более злых, нежели прежде воинов.
   - Гады! - ревел один из них - покрытый шрамами, и с выбитым глазом. - Надолго мы здесь застряли! Надолго! У-ух, гады!..
   И несколько часов все вопили и пили. И вновь Творимир пропитался их злобой. Ночью снились тысячи мальчиков-мстителей, с окровавленными клинками. Творимир рубил, но на место павших приходили новые...
   Следующим утром он вновь был направлен в атаку...
   И вернулся уже вечером - с несколькими новыми, но незначительными ранами на теле, и с безумным, исступленным пламенем в очах. Он много пил, а потом вцепился в плечо своего, такого же пьяного соседа, и зашипел:
   - Мне бесы в душу лезут.. Сегодня я сначала с отвращением рубил, ну а потом - как взяла меня злоба, уже не мог остановиться. И рубил. И рубил! И рубил!! Нескольких насмерть зарубил... Тошно мне... О-о-ох, тошно!..
   Воин впился в него мутными глазами, что-то невразумительно пробормотал, и побрел на улицу...
   Ночь. Палата храпит, смердит, кто-то во сне стонет, кто-то ругается...
   Пьяный Творимир грыз грязную ткань, которая составляла стены, из глаз его текли слезы - захлебываясь в материи, он хрипел:
   - Здесь все обезумели... И, если я не сбегу - тоже разума лишусь...
   Так он решил бежать.
   Спотыкаясь об тела, прошатался к выходу, вывалился под звезды. Пригибаясь, побежал меж иными палатами.
   Уже у выхода из лагеря его окрикнул пост.
   - Эй, кто идет?!
   - Оставьте меня! - нервно крикнул Творимир - метнулся в сторону.
   Бежал очень долго, а, когда наконец остановился - понял, что он среди поля, что лагерь остался где-то далеко, и что никакой погони нет.
   Надеясь тут же обрести благодать, повалился он в травы.
   И тут началось безумие.
   Прежде всего, Творимир понял, что намертво врос в землю, и не может пошевелиться. Затем его грудь стала набухать, расти вверх - трещали, рвались кости, и, если бы он мог, то закричал от боли.
   Кости складывались в стены, в здания, дворцы, стены. На стенах и на улицах складывались фигурки "разбойников", а вблизи от города, из лица Творимира сложился огромный военный лагерь. Тысячи и тысячи озлобленных, жаждущих крови воинов пребывали в душных палатках, и каждого из этих воинов чувствовал своим раздробленным сознанием Творимир. И он вопил тысячью голосов, он пил тысячью глоток, от терзался тысячами ран. На него наползали бессмысленные нагроможденья образов, но главенствовала злоба...
   И Творимир вновь оказался в палате, где пили и гарлопанили. Некто одноглазый, с перекошенной ненавистью мордой, налетел на Творимира, и всучил ему отдающую сильным смрадом чашу, прохрипел:
   - Ну, что же ты не пьешь?!.. Пей, тебе говорят...
   Творимир, что было сил оттолкнул его, рванулся к выходу, запутался в темном от грязи пологе, под оглушительный хохот повалился... затем, все-таки вырвался на улицу.
   Он был среди лагеря, который казался безмерно большим, нежели покинутый им недавно. Лагерь окружали рвы, были массивные стены, некоторые постройки вполне походили на дома.
   Ну а возвышающийся над лагерем град был настоящим исполином. Сложенные из массивных гранитных блоков стены вздымались на десятки метров, и казались совершенно непреступными.
   А войско государево готовилось к штурму. Кажущиеся бесконечными отточенные колонны маршировали, выстраивались в боевые порядки.
   И повсюду была кровь. Кровь текла густыми ручьями, кровь дымкой висела; кровью была пропитана почва, дальние поля блистали кровавой росой.
   Тогда Творимир сжал голову, медленно осел на колени, прохрипел:
   - Что это?.. Откуда это наваждение?.. Как мне бежать отсюда?!.. Ну же ответьте!.. Кто-нибудь - ответьте!!!
   И тут две сильные руки обхватили его сзади, сжали за ребра. Руки показались жгучими, тяжело было дышать. В глазах Творимира потемнело.
   Он, думая, что это либо Бриген Марк, либо какое- нибудь чудище, из всех рванулся вперед, прохрипел исступленно:
   - Выпусти!.. Ты, сволочь, гадина! Выпусти!
   Руки разжали - он повалился на окровавленную землю. Вот уже вскочил, а знакомый голос приветливо окликнул:
   - Да что с тобой, любимый?..
   - Любава?! - он резко обернулся.
   Она постарела. Прибавила весу, на лице появились морщины, но все же Любава по-прежнему была красивой, и, видно, очень гордилась, козыряла этой красотой. Высокая, сильная физически, одетая в мужицкие штаны и широкую рубаху, подошла, полошила полную руку ему на плечо.
   - Это ты после вчерашнего?
   - А что было вчера? - Творимир затрясся, и зашептал совсем уж жалобно. - Выпусти меня... Молю...
   - Да как же я тебя выпущу, после всего?
   - Выпусти меня из этого безумия... - по щеке Творимира покатилась слеза. - ...За что мне такое наказание...
   - Да - наверное, это у тебя после вчерашнего. Вчера яростный бой кипел! С рассвета и до заката. Сорок тысяч наших воинов зарублено! Но мы выбили ворота, теперь осталось совсем немного и город будет наш...
   - Подожди, подожди... - Творимир пристально вглядывался в ее глаза. - Что это за город...
   - У, они, гады - Любава погрозила городу кулаком. - До чего тебя довели! Тебе отдых нужен, но в тоже время - отдыхать никак нельзя! Скоро грянет решительный, последний бой!.. Это город Гробополь, и вот уже восемь лет как мы его осаждаем...
   - Восемь лет! - в ужасе прокричал Творимир. - Чего же ради?!
   - Бедный... Ради Гроба Весны, конечно... Ух, ну и зададим мы этим гнидам!
   - А что между нами?! - стенал Творимир.
   - Мы помолвлены! Я уже жду от тебя ребенка, и надеюсь, что это будет мальчик. Воспитаем из него воина-героя, полного ненависти к врагам...
   Творимир трясся, вот схватил Любаву за плечи, встряхнул:
   - Ты - дьяволица!.. Это ты создала Гробополь! Восемь лет жизни потеряно?!.. Нет - не верю!..
   - Так взгляни на себя!
   Любава выхватила небольшое зеркальце и поднесло к лицу Творимира. И он увидел испещренное шрамами, потемневшее от гари лицо. Глаза холодные, злые - видно, что человек этот привык к убийствам.
   Творимир повернулся и побежал. И теперь он вспоминал, что действительно были сотни кровавых схваток. Почти каждый день он ходил на штурм, терял товарищей, напивался, иногда виделся с Любавой. Любава ему не нравилась, но в этой страшной жизни, она одна говорила, что любит его, и он как утопающий цеплялся за нее.
   ...Долго-долго бежал по лагерю. Вот и ворота. На его счастье въезжал какой-то обоз - Творимир проскочил. Сзади заорали, вот свистнули стрелы. Одна огненным жалом впилась Творимиру в руку. Он не чувствовал физической боли, но все бежал и напряженно думал:
   "Неужели действительно восемь лет пролетело в бойне?.. Нет! Не верь! Это наваждение!.. Но вот они - сонмы воспоминаний: однообразных, кровавых, злых. Просто вчера был особо тяжкий бой - ты получил удар по голове. Когда вернулся в лагерь - от усталости едва на ногах стоял. Но ты не мог заснуть, упился до поросячьего визга, а, когда очнулся - вышло помутненье... Но то прежнее воспоминанье: как я выбежал на поле, и этот город вырос на мне - ведь так отчетливо помню. Что если - это и есть правда? Если еще раз упаду - еще восемь лет пролетит, и тогда уж не знаю, что будет!.. Надо найти коня и скакать в город, к матери! Она спасет!.."
   Меж тем жжение в руке усиливалась. Он остановился, сжав зубы, резко выдернул стрелу, и тут приметил, что она смазана чем-то липким. Сразу догадался:
   - Яд!.. - и дальше забормотал. - Что же это за яд? Когда подействует?.. Мама наверняка знает противоядие, вот бы только добраться до нее...
   Но тут он почувствовал сильное головокружение, слабость по всему телу. Разом обессилевшие ноги подкосились, и он рухнул. Глаза стремительно захлестывал мрак.
   - Отпусти меня! - возопил он, и не получил никакого ответа.
   Стал вытягиваться вперед, но тут страшный жар ударил изнутри, вывернул тело. Глаза вылезли из орбит, язык вывалился из пересохшей гортани. Грудь его пучилась, и вдруг разразилась городом исполином с многотысячным населением, с пятидесятиметровыми стенами. А на месте головы Творимира был военный лагерь, не меньший, чем сам город.
   Творимира затягивало в этот лагерь, он завопил, тщетно пытался за что-нибудь ухватится, но...
   - Отец! - голос резкий, злой. - Ответь скорее - есть ли такой враг, которого можно щадить?.. Что же ты молчишь...
   Перед ним стоял худой, но с хорошо развитыми мускулами юноша, в котором Творимир признал свои черты. Юноша глядел вызывающе, раздраженно с неюношеским раздражением. И чувствовалась, что много он зверств перевидал, и вряд ли какое зверство могло его смутить.
   И вступила женщина - массивная, красная, видно - привыкшая орать:
   - А он совсем онемел! Родному сыну ответить не может!.. Ну, конечно, никому нельзя давать спуска. Враг он и есть враг. Не важно кто: женщина, ребенок - это враг Государя, а значит - достоин смерти. Они, гады проклятые, уже тридцать лет не сдаются. Но ничего - скоро стены будут взорваны...
   - Что?.. Тридцать лет? - тихо прошептал Творимир. - Дайте мне зеркало. Скорее...
   - На, гляди! - усмехнулась постаревшая Любава. - Было бы на что глядеть...
   Творимир долго не мог унять дрожь в руках, но вот, наконец управился... Из зеркала на него глядел раньше времени состарившийся, поседевший человек. У него не было одного глаза, лицо перекраивали многочисленные, и некоторые очень глубокие шрамы. Зато одет он был весьма богато, да и вообще - окружающий шатер был завален всякой роскошью.
   - А ведь все это грабленое. - догадался Творимир.
   - Ты чего? - женщина уперла руки в бока, раздраженно на него уставилась. - Это у врагов отвоевано, этим нас государь наградил! Ты что - беднякам это раздать вздумал, дурень?!..
   Творимир отшатнулся в сторону, и горестно вскричал:
   - Ведь я уже старик!.. Верните мне годы...
   - Да совсем ты что ли спятил, дурень?! - взревела Любава. - Какие тебе годы возвращать?..
   - Куда ушли эти годы, куда?! - Творимира трясло, он чувствовал в себе темную, мучительную злобу.
   И наплывали воспоминанья. Уже не сотни - тысячи схваток. Однообразных, кровавых. Почти каждый день на протяжении этих тридцати лет он кого-нибудь убивал. Вначале убийство пугало, убитые снились, но потом привык. Ему доводилось убивать и женщин, и почти детей. Он часто получал раны. Раз ему рассекли живот, и он с выпотрошенными кишками несколько часов полз до своего лагеря, кишки цеплялись за трупы и их приходилось выдергивать... после этого он поседел.
   К врагам, похитителям Гроба Весны Творимир относился с однообразной, всегда сильной ненавистью. И в каждом дне он уделял несколько часов на ненависть, на исступленную ругань в их адрес.
   А еще у него была Любава. Вначале исступленно в него влюбленная, она со временем также исступленно его возненавидела. Однако, она не уходила от него. Повопить на супруга, а иногда и вступить с ним в рукопашную было для нее величайшим наслаждением. Творимир уже не раз думал, чтобы убить ее, и раз даже травил, но она выжила...
   Сына назвали Володом, в честь художника, воспоминания которого уже почти истерлись из памяти Творимира. Волод-младший не знал ничего кроме войны, и первого человека убил, когда ему едва исполнилось тринадцать. Сейчас ему было двадцать два... Он истово бился за государя, но также он мог драться и за какого-нибудь бандитского атамана.
   - Отец. - резко выговаривал он. - Ты так устал от всего. А завтрашний бой - решающий.
   - Да... - прошептал Творимир. - Я слишком устал. От всего.
   - А раз устал - доверь это дело мне! - торжествующе крикнул Волод-младший.
   - Возьми эти пять тысяч... - устало выдохнул Творимир.
   И Любава и Волод- младший младший были в заговоре. Они ждали долгого спора, и уже распределили роли. Столь быстрая победа их ошеломила. Они заподозрили, что у Творимира что-то замышляет, и теперь глядели на него зло, чего-то ждали. А Творимир медленно уселся в глубокое кресло, и тихо попросил, чтобы принесли ему вина.
   Любава взвизгнула:
   - Вина захотел?!.. Да чтобы ты родному сыну чего дал?!..
   Творимир зажал уши, закрыл глаза, склонил голову и мучительно застонал.
   Подумал было, вновь бежать к полям, но уже чувствовал - на это нет сил. Да и какой смысл бежать? Чтобы вновь провалиться сквозь время? Оказаться уже перед самой смертью?..
   Ему было страшно. Он жаждал вырваться из этой бесконечной войны, и в тоже время, он тупая, темная ненависть к "разбойникам" терзала его.
   И в таком болезненном состоянии он забылся сном...
   
   * * *
   
   Разбудил его быстрый, тут же оборвавшийся всхлип. В темноте шатра быстро шевелился какой-то контур. Вдруг запах крови ударил в ноздри - тогда Творимир завопил:
   - Стража!..
   Силуэт бросился на Творимира, но во тьме споткнулся об один из переполняющих шатер предметов. Распахнулся полог, метнулся свет факелов. И вот уже схватили, до треска костей вывернули руки. Это был мужчина лет тридцати пяти или сорока. Лицо бледное, темными от ненависти глазами глядел он на Творимира.
   А Творимир огляделся - жена и сын уже остывали - глотки их были перерезаны. Только то, что он по обыкновению спал в глубине шатра, спасло ему жизнь. С одной стороны они ничего для него не значили, а с другой - какая-то часть его сознания налилась чернотой и разъела все остальное.
   - Убийца! - заскрежетал он.
   - Это ты убийца! - смело крикнул пойманный - попытался плюнуть в Творимира, но не попал.
   Несчастного повалили, стали извивать ногами.
   - Довольно пока! - крикнул Творимир.
   Пойманного поставили на ноги - теперь его лицо было разбито, залилось кровью. Он зло усмехался:
   - Что не узнал меня?! А я вот узнал! Все это время на тебя охотился! Ведь ты мою мать убил! А сколькие еще были тобой убиты, скольких по твоему приказу замучили!..
   - Не правда! - вновь крикнул Творимир, хотя уже знал, что все это правда.
   - Я готов к мукам и смерти, жаль только, что не удалось до тебя добраться!..
   - Все равно - правда на нашей стороне! - топнул ногой Творимир (но он чувствовал себя и неправым, и слабым, и совсем запутавшимся).
   - Ради чего вы начали эту войну?..
   - Увести его? - осведомился начальник стражи (тоже, кстати бледный, предчувствующий расправу за то, что убийца проскользнул через все его заставы).
   Но Творимир дал знак оставаться - с деланным презрением обратился к убийце:
   - Мы начали войну ради Гроба Весны, который вы выкрали...
   - Верно. Но только не называй нас разбойниками. Разбойники это вы. С чего вы взяли, что Гроб Весны ваш? Весна вам об этом сказала? Сомневаюсь! Просто захотели прикарманить благодать. При приближении к Гробу прибавляются силы - за это чудо "святоши" прибирали немало золотых. Но многие ли знали, что, если гроб заполнить зернами, то из этих зерен взойдут плоды втрое больше обычных, взойдут втрое быстрее, и дадут такое потомство, что всю землю родимую разом накормить можно? Мы, простые люди, могли бы жить сыто, но вместо того - голодали. Выкрали?.. Нет - просто забрали то, что вы себе нагло прикарманили. Вначале нас было очень мало - иные слепо подчинились тирану. Но мы быстро множились, и город наш чудесным образом рос. Вскоре нас станет так много, что мы выйдем из города, и просто растопчем ваш лагерь. Гнусные убийцы! Истязатели! Презираю вас!..
   Он хотел еще раз плюнуть в Творимира, но его сильно ударили, и затем, уже бесчувственного вынесли из шатра.
   Появились еще какие-то люди, выражали соболезнование, разражались ветвистыми ругательствами на "разбойников". Творимир стоял, рассеяно их слушал. Разные противоречивые чувства мешались в нем, но все это были сильные чувства...
   И вот в палату вошел Бриген Марк. За эти годы Бриген располнел, изъелся морщинами. Бриген был обвешен драгоценностями. Его большое тело не вмещало всего того, что он желал уместить. Сокровища теснились одно на другое, и, видно немало весили. Но Бриген привык к этому неудобства.
   Глаза у Бригена были глубоко несчастными, и злыми от этого безысходного, долгого несчастья. Под глазами вздрагивали темные мешки. И Творимир вспомнил, что Бриген - второй после Царя человека.
   - Убиты?! - спросил Бриген громко, и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Ну, и что же ты, старый вояка, медлишь?! Почему не взываешь о мщении? Или совсем в рухлядь превратился?..
   И вот тогда Творимир задрожал от ненависти. Он метнулся к стене, сорвал тяжеленный двуручный меч и обрушил его на стол. Стол переломился на две половины, а Бриген мрачно усмехнулся, молвил:
   - Кажется, ты вполне созрел, чтобы идти в наступление. Подкоп вырыт, твои пять тысяч только и ждут...
   И вот Творимир вспомнил, что последние несколько месяцев осаждающие занимались рытьем подкопа. Была проделана воистину титаническая работа. Ход вел глубоко под стенами, к площади у городских ворот. Под площадью была вырыта целая зала. В определенный момент мостовая должна была рухнуть, а из проема устремились бы пять тысяч воинов. В их задачу входило разбить сильный "разбойничий" гарнизон, который охранял ворота.
   - Я хочу, чтобы это все закончилось! Выпустите меня! - закричал Творимир.
   Темные глаза Бригена еще больше потемнели.
   - В тебе столько ненависти. Никто лучше тебя не справиться. Иди же и командуй своими пятью тысячами. Говоришь, война надоела? А кому она не надоела?.. Вот захватим Гробополь...
   Творимир уже не слышал его - выскочил из своих покоев, и дальше - меж, до боли знакомых, однообразных, трепещущих в кровавом зареве палат, устремился туда, где возбужденно шумело, ожидало его войско.
   Вот они - его пять тысяч. Стоят, возбужденно переговариваются, нетерпеливо теребят клинки. Все воины бывалые, к убийствам привыкшие. Как увидели Творимира - замерли, напряглись. Потом заговорили громко, зло:
   - Знаем уже про ваше горе!.. Но мы за вас отомстим!.. Клянемся!.. Пусть наши клинки об их кости затупятся, так мы их клинками рубиться будем!.. Клянемся!..
   Они вздернули клинки вверх, в сторону трепещущего в кровяном зареве города-исполина Гробополя.
   - Покончим с этим сегодня, да?! - проскрежетал Творимир, и вдруг мучительно взмолился. - Устал я от этой войны!.. Как же я ненавижу все - ВСЕ это!.. Ну, пошли...
   ...Вот начало подземного хода. Вообще-то, было два темных прохода, и оба в высоком, обросшим кустарником холме. В один вход прежде входили копатели, из другого - выносили на носилках землю. Эту землю складывали на телеги, крыли их тканями, и под покровом ночи вывозили на дальние поля.
   - Эти две пещеры - мои две ноздри... - прошептал Творимир, когда они вошли в темный, влажный туннель.
   Его слова отдались эхом, и все их услышали. Все же шагавший рядом воин, тщетно стараясь придать своему грубому голосу вежливость, осведомился:
   - Что сказать изволите?
   - Ничего... я ничего не понимаю... Если это действительно мой нос, а город и лагерь - они поднялись из моей груди и головы, когда я заснул на поле - так, выходит все это происходит в моей голове... Нет - я уже ничего не понимаю... Лучше мне было оставаться на Земле...
   И, как только он вспомнил о Земле, впереди, в полумраке появился некий контур. Подошли ближе - на камне сидел, ясными, печальными очами глядел на Творимира-старого Творимир- молодой.
   - А! - резко крикнул, остановился, схватился за морщинистую голову Творимир-старый, затем зашипел:
   - Ну, кто ты?.. Отвечай немедля!
   Творимир-молодой ничего не отвечал, и тогда Творимир-старый бросился на него. Руки скользнули в темный, влажный воздух - он споткнулся, ударился головой о камень. Его подхватили, поставили на ноги - в лицо, безжалостно слепя, плеснул свет факелов.
   Заботливо спрашивали:
   - Здоровы ли?.. Не слишком ли ушиблись?..
   Но с заднего плана слышались и иные голоса:
   - Совсем старик рехнулся... Вот сын бы его был хорошо командовал... Сына зарезали, жену зарезали... вот рассудок и помутился...
   Творимир сдвинул седые, опаленные в прежних схватках брови, рявкнул:
   - Пошли!..
   И уже вышагивая по этому, кажущемуся бесконечным туннелю, стонал:
   - Матушка... прости ты меня!.. Спаси! Спаси!.. Вырви из этого ада!..
   Но вот ступили они в большую залу, которая притаилась под площадью у ворот. Вверх подымались колонны. Стоило нажать рычаг, как колонны эти складывались, да с таким расчетом, чтобы увлечь за собой часть мостовой, и не рухнуть на головы воинов.
   - Все готовы? - без всякого интереса осведомился Творимир.
   Ряды уже выстроились. В напряженных руках поблескивали клинки. Затаенное "Да" глухо прокатилось. Тогда Творимир подошел к рычагу и дернул его...
   Колонны сложились, прежде подпиленная мостовая убралась за ними. Теперь надо было бежать вверх по широкой лестнице, но...
   - Предательство! - взревело разом несколько сот злых и испуганных голосов.
   Их уже ждали. Без лишних слов, давно готовые, застывшие у края лучники, метнули стрелы, присели; за ними открылся следующий ряд - вновь стрелы. По команде поднялся первый ряд - стрелы свистели беспрерывно.
   Безмолвно лежали, истекали кровью убитые; корчились, вопили раненые. Иные собрались, выставили высокие щиты, и, пригибаясь за ними, все же двинулись в атаку. Но тут раздался скрип, и хлынули потоки кипящей смолы. Вопли мучеников вплелись в густые, раскаленные клубы - и прежде это был ад, но теперь стал адом вдвойне, втройне... Ряды наступавших смешались, щиты пали - они вновь открылись стрелам.
   На Творимира навалилось нечто массивное, придавило к стене. Несмотря на жар, его била дрожь. Вспомнился колодец - льющийся из таинственной бездны свет. На мгновенье мелькнула мысль: "Сейчас уйти из этого существования. Нырнуть в свет, узнать ответы на все вопросы". Сразу вслед за тем волнами хлынул ужас: "Уйти?! Куда?! Эта планета поглотит меня навсегда, а что там дальше - это никому неведомо!.. Жить! Жить! Жить!"
   И он, со страстью начал бороться за это существование. Переборол слабость, бросился вверх по липкой, кипящей лестнице. Завопил хриплым, надорванным голосом:
   - За мной!.. Сегодня последний день! Кончим войну! Ну-у!..
   Стрела вонзилась ему в левую руку - он озлобленно заскрежетал зубами, и уже оказался перед лучниками - могучим ударом размозжил одному из них голову.
   И вновь взревел: "За-а-а-м-н-о-й!!", и, иступлено работая кровоточащим клинком, стал пробиваться куда-то, не разбирая дороги.
   Выжившие, а их было еще весьма много - больше трех тысяч - обоженные, с темными от злобы и страха глазами, стремительно вырывались из проема, крушили лучников.
   Но уже бегут на них мечники. Склинилились, вошли друг в друга ряды. Удары, вопли, скрежет - все слилось в страшный, вибрирующий грохот. Мостовая дрожала, жадно плескалась на нее густая кровь, в безумной феерии метались кровавые отсветы.
   Творимир, ни на мгновенье не останавливался - удар-удар-удар - еще-еще удар! Он отплевывался кровью, безумно ухмылялся, хрипел:
   - А-А-А!!! Получите!.. Жить хотите забрать?! Не удастся! Вот - еще!..
   Неожиданного нападения не получилось. На площадь сбегались все новые и новые отряды защитников города. Отряд Творимира стремительно таял. Словно в адскую, дымящуюся воронку, стекала кровь в разлом мостовой. На Творимира налетел один из его воинов - с выбитым глазом, без оружия, обезумевший, заорал:
   - Нас всех побьют! ВСЕХ!!!
   Откуда-то сбоку сорвалась стрела - пронзила воину шею; струя крови ударила Творимиру в лицо, и он, уже ничего не видя, слепо замахал оружием, и кого-то, по случайности зарубил. Он не смел остановиться - рубил и рубил, ничего не было видно, и от того - жуть. И он, дрожа, чувствуя тошнотворную слабость, закричал:
   - Стройтесь клином! И к воротам!.. Помогите мне! Я ничего не вижу! Где вы все!.. - и, уже не сдерживая животного ужаса, завопил. - А-А-А-А!!!
   На него налетели - он еще кого-то зарубил, но - выхватили клинок, подняли на руки, стремительно понесли. Кто-то нервно частил:
   - Где здесь ворота?! Этот дым! Ничего не видно! Где же здесь ворота?!..
   И Творимир кричал:
   - Ничего не вижу!.. Куда меня несете?!.. Отвечайте!!! А-А-А!!!
   Какая-то жесткая материя процарапалась по его лицу, и Творимир получил возможность видеть. Вообще-то, видеть было нечего. Наползал, нервно клубился кровавый дым. В этом дыму беспорядочно бились и исчезали людские фигурки. Не понять было, где свои, где чужие. Творимира окружала жалкая, беспомощно озирающаяся кучка воинов. Они пробивались неведомо куда...
   От воя, от жара, у Творимира все сильнее ломило в висках, и вот он схватился за голову, застонал:
   - Но это же все в моей голове! Этот город из меня родился - выходит, я его могу и разрушить!..
   И тут закричали:
   - Мы пробились к воротному механизму! Скорее - Все - Сюда!.. Их здесь слишком много! А-А! - вопль резко оборвался.
   А Творимир по-прежнему держался за голову, стонал:
   - ...Может, я, по-своему желанию могу изменить все это?.. Ну, вот представлю сейчас зеленое поле, и будет поле...
   С немалым трудом представил поле: среди колышущихся травных волн возвышался холм, а неподалеку блистала под ясным небом широкая река. И ничего не изменилось! По-прежнему вопили, убивали, и все перемешивалось в адской, хаотичной круговерти...
   От пятитысячного отряда уцелела едва ли треть, но эта треть пробилась-таки к воротам. Ясно, что здесь сопротивление достигло наивысшего предела. Каждый шаг обильно кропился кровью.
   - Я должен жить... я должен жить... - бесконечно повторял Творимир, и, подхватив чей-то клинок, продолжал прорубаться.
   И вдруг, в кровавом месиве, перед ним выросло его же, Творимирово лицо! И этот Творимир был одним из защитников города!
   Лишь мгновенье длилось замешательство, и в это мгновенье клинок вспорол Творимира. Разрывая кишки, живот, печень, пылающая сталь рванула вверх.
   - ЖИТЬ! - страстно взмолился Творимир, и потянулся за клинком.
   Дрожащими руками ухватился за лезвие, но этим лишь распорол ладони. Клинок еще раз рванул - затрещали ребра - в глазах зачернело - "ЖИТЬ!!!" - последняя страстная мысль-вопль- жажда.
   
   * * *
   
   От неожиданного перехода заломило в висках, и он, стеная, рухнул на колени.
   Две волны воспоминаний смешивались, бились с исступлением не меньшим, чем окружающие воины.
   Да - он был Творимиром, начальником пяти тысяч, супругом Любавы и сына Волода (нынче уже мертвых), он тридцать лет осаждал Гробополь. Но он же был и другим Творимиром. Этот Творимир в самом начале бежал в Гробополь, так как знал - правда на стороне "разбойников" (а на самом то деле - честных людей). Здесь, в Гробополе, жила его мать, но, почему-то (он и не знал, почему) - за все эти годы, он ни разу не навестил ее, а если и встречал - то это были случайные, в несколько мгновений укладывающиеся встречи...
   - Прости... - прошептал этот новый Творимир - защитник города.
   Рядом оказался один его знакомый - раненый, истекающий кровью. Этого знакомого клонило к земле, и он, чтобы не упасть, вцепился Творимиру в плечо. Кровавой пеной захрипел:
   - Все - кончено наше дело. Они ворота захватили. Сейчас откроют.
   - Быть может, нам еще удастся уйти! - крикнул Творимир, и потащил раненого за собой.
   А позади протяжно заскрипели многие годы простоявшие закрытыми врата. Уже слышались крики царских отрядов: "УРА!", но, среди этого гула, отчетливо прозвучал голос Бригена Марка:
   - А вот и Творимир - мертвый. Вынесите его отсюда. Завтра устроим ему пышные похороны...
   А Творимир-защитник впихнулся на маленькую улочку, и тут понял, что его знакомый тоже мертв. Он оставил его, и, что было сил, помчался по лабиринту улочек... Он приговаривал:
   - Еще давно, когда я только попал в этот город - моя мама была старушкой. И сейчас - ты знаешь это! - она мертва. Есть ли толк просить у мертвых прощенья? Слышат ли они?.. Но найти бы могилку...
   Он и не знал, где эту могилку искать, и вскоре понял, что окончательно запутался. Блики пламени укрылись в отдалении, а здесь было очень тихо. Глянул вверх - среди редких облачков примостилась одноглазая Луна; тихо переливались почти земные созвездия...
   Вдруг на Творимира ливанула световая колонна, обдал приветливый женский голос:
   - А, вернулся, все-таки. Ну, проходи...
   - Любава! - громко крикнул Творимир.
   И оказалось, что он стоит возле того затерявшегося в лабиринте улочек домика, от которого бежал тридцать лет назад.
   Любава совсем не постарела, и была очень привлекательна. Одной рукой она уперлась в бок, а другую - уложила на дверную перекладину. Она чуть выгнулась, спросила:
   - Ну, что же ты не идешь?
   Творимир отступил - вздрогнул, когда уперся спиной в стену. Крикнул:
   - Я должен найти мать! Оставь меня! Ведьма!..
   И как тогда, тридцать лет назад, он собирался зажать уши и бежать, но девушка окликнула его:
   - И долго ли будешь бегать от меня, брат мой? Мать свою ищешь? Так, где же ей быть, как не в нашем доме?
   Творимир обернулся - порывисто шагнул к проему, прохрипел:
   - Сестра...
   Он смертно побледнел, осунулся, его била дрожь - и все же это был не иссеченный шрамами, седой старик, но молодой Творимир, он прошептал:
   - Сестра...
   - Ну, конечно же - сестра твоя, Любава. Забыл что ли? Брат мой, Волод...
   Губы Творимира сильно дрожали - он едва мог говорить:
   - Ну да... у Волода-художника... то есть у меня... ох, как же все смешалось... Когда я жил в этом... В этом ли?.. Ну, конечно же в этом городе! Была сестра Любава. Как же я мог забыть...
   - Не знаю. - Любава обижено надула губки. - А еще ведьмой обзывает. Ну, ладно - после стольких лет разлуки - прощаю.
   Любава быстро чмокнула Творимира в пылающий лоб, а он вскрикнул, отшатнулся - его бил озноб, он вцепился в угол дома, он хрипел:
   - Но как же так! Ведь мы были мужем и женою!..
   - Что? - глаза у Любавы округлились. - Брат мой, похоже, ты нездоров! Тебя бьет лихорадка, и ты мелешь такой вздор!..
   Творимир обернулся, пристально стал вглядываться в небо - ни единого отблеска пламени. Тишь.
   - Все привиделось... Все воспоминания... Тридцать лет жизни... Все эти страсти - ничего этого не было! Ни осады города, ни сына - ничего!..
   - Брат мой. - в сильной тревоге приговаривала Любава - она подошла к нему, заботливо положила руку на плечо. - ...Похоже, ты был очень тяжко болен. Как ты сейчас?
   Но Творимир не слышал ее - он хрипел:
   - А что тебе не привиделось? Озеро, башня с тремя сестрами; безумные пиры, дикость "Черных Псов" - это было на самом деле? Казалось, что на самом деле, но потом все рассыпалось! А вспомни - ведь все, что ты сейчас видишь, сложилось из дев-птиц на берегу озера. Ты просто взмолился, чтобы вернулось прошлое - вот они и вернули. Сейчас из стен вырастут перья - они развалятся в отдельные тела, и в небо живыми реками взлетят...
   - Брат мой... - Любава так разволновалась за него, что едва сдерживала слезы.
   И тут раздался новый - очень теплый, похожий на парное молоко голос:
   - Ну, что же ты, Любавушка, ничего мне не скажешь. Вот и сыночек вернулся...
   Любава незаметно смахнула набежавшие слезы, и даже улыбнулась, обернулась к крыльцу:
   - Просто не хотела волновать тебя, мама. Он, знаешь ли, уже раз рядом пробегал. Я его окликнула, а он уши зажал и дальше побежал. Но вот он здесь... - обернулась к Творимиру, и прошептала. - Не говори больше глупостей, не волнуй маму...
   - Да, конечно, я постараюсь... - спешил заверить ее Творимир.
   Ну, а дальше они прошли в маленький домик, где оказалось очень свежо, чисто и уютно. Тепло, по-домашнему, сияла, потрескивала печка. Мурлыкал, терся об ноги Творимира кот.
   Перед Творимиром поставили большую тарелку с аппетитными, искусно прожаренными блинами, вот и сметана; вот и соки. Матушка подошла, положила большую, морщинистую, жесткую от тяжелого физического труда ладонь Творимиру на лоб.
   - Сыночек, вижу - истомился ты с дороги. Бледный-то какой, усталый. И в душе твоей усталость чую. Что же ты дрожишь?.. Ну, ничего не говори. Забудь о своих бедах. Они были, прошли, и больше не вернуться. Ты покушай, что я тебе приготовила. Тебе и полегче станет...
   Творимир резко кивнул, и затем только, чтобы угодить, стал прожевывать блины. Первый стакан с соком разлил, но второй выпил уже спокойно.
   Тепло разлилось по телу, ушла дрожь, кушать блины было истинным удовольствием...
   - Вы когда-нибудь слышали о городе Гробополе? - спросил Творимир.
   И мать и сестра покачали головами. Мать спросила:
   - А что это за город, сыночек?..
   - Да вот... - Творимир печально улыбнулся бледными губами и провел рукой по лбу. - Вроде привиделся мне такой город, ну и, в общем, были какие-то страсти - вроде осаждали этот город, вроде кого-то там ненавидел, а кого-то любил. И так все это было отчетливо, будто бы на самом деле. А теперь, совсем немного времени прошло, и, кажется - все это такой бред. И страсти те бред, и ненависть, и любовь... Еще немного времени пройдет, и совсем забудется. Хотя - нет - не забудется! Это нельзя забывать. И я знаю, за что мне такое наказание - тридцать лет в аду...
   - Брат, брат. - Любава положила свою ладонь поверх его дрожащей, пылающей ладони.
   Творимир покорно кивнул, опустил голову, и уже одними губами прошептал:
   - За то, что сестру свою Любаву, за Жару принял...
   Они сидели за столом, живо разговаривали - вспоминали детство, еще кушали и пили. Матушка не могла наглядеться на своего сына, и все приговаривала:
   - Ты только не уходи, а то уж и не знаю, когда вновь тебя увижу...
   ...Незаметно промелькнуло время до рассвета, и тут с улочки раздался топот, и в дверь сильно забарабанили. Творимир побледнел:
   - Это от царя, за мной...
   Мать встрепенулась, прошептала:
   - А ты в погреб спрячься.
   - Нет - от них не спрячешься. Я сам скажу, что остаюсь.
   Творимир шагнул к двери, распахнул. На пороге стоял Бриген Марк, и еще несколько землян. Бриген Марк выглядел очень сердитым. Он сказал громко:
   - Ты уже в третий раз убегаешь! Что, остаться здесь решил?!
   - Да...
   - Что?! - Бриген Марк надвинулся и схватил Творимира за грудки. - Совсем спятил? Да?! Сейчас, когда каждый землянин на счету?! Ты что - предатель?!
   - Да... То есть - нет...
   - Ты, верно, забываешь, что я командир экспедиции? Мои приказы исполняются безоговорочно. Не хочешь идти миром - поведем силой.
   - Здесь моя семья. - неуверенно прошептал Творимир.
   - Да куда вы моего сыночка забираете! - взмолилась мать. Видите - как истомился. Ну, дайте ему хоть неделю дома побыть...
   Но тут Творимир понял, что сопротивление глупо - так или иначе, его все равно уведут. Потому он опустил плечи, вздохнул:
   - Что ж - подчинюсь царской воле...
   Сестра старалась вести себя сдержанно, но мать разрыдалась, и, когда Творимир уже сел на коня, и полетел к повороту улицы, крикнула:
   - При этой жизни не увидимся больше, сыночек!
   Творимир из всех старался сдержать слезы, но одна все же прорвалась. Он сжал побелевшие губы, но, когда они уже вырвались из города - губы все же разжались, сорвалось с них единственное слово:
   - Прости!
   
    Глава 6
   "Горы"

   
   Это были последние дни лета, почти осень, но погода стояла жаркая, июньская. Небо калило, перегретая земля исходила жаром, и воздух дрожал миражами.
   Вот уже третий день, почти без останова, но спешно меняя на постоялых дворах лошадей, скакали к югу. Царь был мрачен, напряженно раздумывал, его приближенные также молчали - боялись неосторожным словом прогневить Тирана. Молчаливость передалась и на остальную часть войска, и на землян.
   ...Творимир и без того скакал мрачный - ему было больно, что столь неожиданно пришлось покинуть город; все казалось, что должен был вести себя как-то иначе, и вновь и вновь просил прощения у матери: "Прости... Прости..."
   На одном из коротких привалов, все ж спросил у подвернувшегося землянина:
   - А что с Гробом Весны?
   Землянин - обветренный и сильно загоревший, уже почти не отличающийся от коренных жителей планеты, ответил:
   - Мужиков "разбойников" словами припугнули, да добавили - если сами Гроб вернут, будет им царская милость. Они, дурни, и поверили. Утром принесли, а им и объявили "милость": вместе смерти долгой - смерть быстрая. Ну, и порубили всем головы. Я, знаешь, уже ко всем этим зверствам привык - будто век средь них рос...
   Творимир нахмурился, хотел отойти, но землянин перехватил его за рукав, и зашипел на ухо:
   - ...Теперь ясно, почему Царь нас сразу в темницу не упек. Он из всего этого выгоду собирается поиметь. Знаешь, какую?
   - Нет... - устало вздохнул Творимир.
   - А такую: хочет в Ясли Богов с нами пройти, да обрести божественную, вечную жизнь. Прежде были какие-то смельчаки - пытались туда пробраться - всех смерть забрала. Ну, а с нами, Царь откуда-то это знает - будет ему удача.
   - ...Бог с ним. - вздохнул Творимир и добавил. - А мы-то что ищем?
   - Как, что? - искренне изумился землянин. - Ясли Богов, конечно...
   - А зачем они нам?
   - Так ведь...
   - Когда была атмосферная станция, цель ясна: остановить процессы, разрушающие нашу технику. Тогда мы еще надеялись основать колонию... А теперь? Связь с Землей навсегда утеряна - сам Бриген Марк говорил это. Мы навсегда здесь. Никакой техники больше нет, и не будет. Так зачем нам останавливать некие естественные здесь процессы?..
   - Затем, чтобы... - быстро начал землянин, однако осекся.
   - Не знаешь - так я скажу. Нам просто больше нечего делать. От Царя не убежишь. Он нас использует, и, пока что - кормит, поит. А, когда получит выгоду, о которой ты только что сказал - нас кокнет.
   - Но...
   - Ни к чему себя обманывать. Все мы земляне, во главе с Бригеном, храбримся. Но ведь мы в темнице, и мы - смертники.
   
   * * *
   
   Ни Творимиру, ни Володу-живописцу, не доводилось видеть гор. Ну, разве что на отображениях. Творимиру - в стереотелевизоре, а Володу - на фресках. Но ни стереотелевизор, ни фрески не передавали холодного, беспредельно спокойного величия исполинов. День ото дня они росли, белыми вершинами попирали небо. Все чаще срывались порывы прохладного ветра. Местность повышалась, и все чаще разрывали ее каменные холмы...
   ...Они скакали вдоль русла прыгучей, пенистой, стремительной реки - река с мрачным задором ревела, и иногда металась в людей клочьями холодной и чистой пены - словно приглашала вступить в поединок. Но они не принимали этого вызова - сила была явно на стороне реки.
   Горы заполонили половину небосклона, и немыслимым казалось пройти среди этого нагромождения пиков...
   На очередном закате впереди забрезжили огоньки селения. Домишки были маленькие, словно бы сжавшиеся в испуге, перед громадами гор. Зато встретившие их люди все как на подбор были стройными, высокими. И говор был смелый, не то что у запуганных, вечно трясущихся крестьян. Каждый день сталкивались они со смертными опасностями, Царь был одной из таких опасностей - не более того.
   Тем не менее, народ этот был в подчинении, и они кланялись, приглашали разделить кров. Мест в домишках хватило только для знати, остальные разместились под яркими звездами. Творимир, Бриген Марк и еще несколько землян попали в дом, где принимали Царя.
   Тирану подносили местные кушанья: сыр, молоко, шашлык. Он отмахнулся - крикнул, чтобы несли вино.
   И за вином завязался разговор. Глава этого селения: седой старец с крючковатым носом, с сильным телом, и ясными как небо глазами, внимательно выслушал царя, ничем не выразил своего удивления, хотя дело, конечно, было исключительное.
   Старец отпил молока, и спокойным голосом проговорил:
   - Подходы к Яслям сторожит ОН. Никто не осмелится упрекнуть нас в трусости, но встреча с НИМ - это хуже чем смерть...
   - Есть много вещей худших, чем смерть. - скривил зубы Царь.
   - Вы, ваше Величество, выслушайте меня. Никто из живущих не управиться с НИМ. Он поглотит вас в свою плоть, и век будет носить. Раз ОН подходил к нашему селению. К счастью, Река остановила его. Одна девочка стояла на берегу. Волосы ее поседели, она лишилась рассудка и бросилась в воды.
   - Мы пройдем...
   - Ну, мне вас не переубедить.
   - Мне нужны проводники.
   - Что же - ваша Царская воля. На три перехода дневных они с вами пойдут. В конце каждого из этих переходов вас ждет ночной приют. Это каменные дома, внутри которых развешены магические колокольчики. Колокольчики могут остановить ЕГО. Но не думайте, брать колокольчики с собой - на открытом воздухе они бессильны, а пещеру вы вряд ли найдете. Дальше этих трех переходов с вами никто не пойдет. Можете грозить смертью, пытками - все это ничто перед страхом встретиться с НИМ.
   Царь сжал губы, глаза его по вороньему почернели, кулаки сжались - кажется, сейчас крикнет, учинить расправу. Но нет - не крикнул, сдержался...
   Творимиру стало душно, и он быстро вышел. Яркие, безжалостно холодные звезды, серебром перекрывали половину неба, на другой половине чернели горы. Творимир шел, глядя вверх...
   И вдруг среди звезд мелькнул силуэт, он узнал - то была дева-птица.
   - Эй! - крикнул Творимир. - Ну, давай, спустись ко мне. Я слишком долго ждал, и испытал немало... Расскажи все! Я готов выслушать! Или я еще недостаточно страдал
   Рядом грубо рванул окрик:
   - Эй, куда?!.. Один в горы собрался?!
   От неожиданности Творимир вздрогнул, огляделся. Оказывается, он подошел к краю горского селения, и здесь, у маленького, скрытного костерка грелись поставленные на караул воины. Творимир испытал сильное раздражение, и даже кулаки сжал. Сказал громко, грубо:
   - А вам какое дело, а?! Вечно за мной следите, да?! Куда хочу, туда и иду! Я свободный человек! Свободный! - и еще несколько раз повторил про себя "свободный", потому что чувствовал себя как никогда "несвободным".
   Воины без особой злобы ругнулись на него, и сказали, что, если он сейчас же не повернет, придется его зарубить. Творимир еще раз глянул вверх - там была чернота и звезды, но девы-птицы не было.
   Со сжатыми кулаками вернулся Творимир в селение, он приговаривал:
   - По-твоему, еще не готов?.. Ну, ладно - пойдем дальше.
   А в небе лили ровный, сильный свет яркие, безжалостно холодные звезды.
   
   * * *
   
   Только расцвело, а уже выходили.
   Из тюков, которые прежде были прицеплены к лошадиным крупам, достали теплую, меховую одежду; были там и варежки, и шапки, и валенки.
   С гор веяло холодом, и повсюду лежал иней. Холодный, звонкий голос реки стремительно напевал какую-то недобрую песнь, что- то о смерти.
   Теперь впереди, на невысоких, но выносливых лошадях, скакали провожатые - три молодых, похожих один на другого парня. Несмотря на близость грозного царя, они оживленно переговаривались на родном языке, смеялись шуткам, хмурились своим проблемам.
   Чем дальше, тем под большим углом забирала вверх тропа. Довольно быстро зеленые лужайки лугов сменились почти сплошным камнем. Каменные стены, каменная почва - лишь иногда попадались неприхотливые, вжатые в камень кустики. Тропу окружили, и, казалось, сдавливали морщинистые, выщербленные стены; где-то очень высоко прорезывалась полоса холодного синего неба. Ветер выл, свистел в трещинах - было неприятно его слушать; но и говорить, и петь не хотелось - казалось, кто-то неведомый внимательно за ними следит.
   Весь день подымались - казалось, уже до самого неба можно было достать; ан нет - небо оставалось таким же далеким. Хотя в вышине еще светило солнце - ущелье полнилось тенями. Тени росли, густели - иногда, как живые дергались, тянулись к лицам. И дрожь продирала от их холодных, безжизненных прикосновений. Воины испуганно оглядывались, старались держаться поближе друг к другу. Все чаще слышались вопросы:
   - Скоро ли доедем? А кто этот ОН? А может ли ОН прямо сейчас появиться? А можно ли ЕГО одолеть?
   Вблизи от Творимира ехали Бриген Марк и маленький человечек с большим черепом. И этот маленький человечек усиленно выдавливал слова:
   - Ясно, что ОН - одна из энергетических субстанций, слепленных живой планетой. К сожалению, у нас нет необходимого оборудования, иначе можно было бы вполне конкретно сформулировать функциональные возможности данного существа. Но, по имеющимся сведениям, он поглощает энергию жизни, с тем чтобы...
   Но тут маленький человечек сбился. Научные, земные формулировки казались бесконечно далекими, сну подобными - главным сейчас был животный страх перед неведомым, необъяснимым, и сильнейшее желание укрыться, хоть где - хоть за какими-то колокольчиками - лишь бы укрыться!
   И уже холодным цветком расцвела первая звезда, когда стены подались в стороны, и открылось широкое, обледенелое поле, в центре которого, словно некий горный гриб, прямо из тверди вырастало кажущееся несокрушимым сооружение.
   Вот они подошли. Из темной каменной глубины дверей выступали фигуры древних, грозных воинов. Они глядели вверх, на горы - они казались совсем живыми, хоть и вмерзшими, но при приближении беды готовыми проснуться, и защищать своих постояльцев.
   Твердая чешуя льда облепила створки, и пришлось отбивать их клинками. Лед забился и в замочную скважину - его вымораживали факелом. И, пока расчищали проход, уже совсем стемнело. Наползла тучевая завеса - тысячью голодных глоток выл ветрило, а в оставленном недавно ущелье что-то шевелилось, ухало. Несся снег, наползали тени. Но приближалось еще нечто - и это "нечто" было самым страшным.
   Наконец двери открыты. Толкая друг друга, неся армии снежинок, вваливались внутрь воины. Наконец все вошли - створки закрыты - десять сильных человек едва смогли установить гранитный брус-запор.
   Теперь их провожатые пошли вдоль стен - зажигали вставленные в выемки факелы. И постепенно высветилось их убежище. Главенствовал цвет старого золота. С низкого свода свешивались тысячи и тысячи цепочек, а на конце каждой - железный язык, окруженный литыми бусинами на тончайших нитях. Один воин качнул язык - бусины ударились - раздался тонкий, мелодичный, и очень разнообразный звук. Казалось, стоит внимательнее прислушаться и можно понять слова.
   - Нет, не делайте этого! - крикнул один из их провожатых. - Колокольцы не должны петь понапрасну! Вот, когда приблизиться ОН - они запоют все разом. Будет очень громко. Наверно, сегодня вы услышите.
   И они действительно услышали.
   Только перевалило за полночь, как один колоколец звякнул. До этого все молча сидели, слушали, как снаружи ревет вьюга. А тут, без всякого ветра - этот звон - подобно тончайшей, ледяной игле впился он в воздух. Никто слова не смел сказать, никто и вздохнуть не смел. И только Царь раздраженно ворочал своими черными, вороньими глазами.
   Вслед за первым звоном, раздался второй - уже с другой стороны убежища; потом еще и еще. И вот уже раскачиваются, звенят все колокольцы. Звон накатывался валами, в нем тонула наружная буря, однако никто не смел заткнуть уши. Согнанные в дальнем углу лошади, сбились тесной кучей, и тряслись - на их телах выступила пена, глаза безумно выпучились.
   И вдруг все почувствовали - буря оборвалась. Снаружи - тишь. Колокольцы напротив раскачивались все сильнее, и иногда выбивались из них рыжие искры. И вдруг звон стал тонуть в чем-то ватном - мертвая тишь пыталась проникнуть внутрь. Несколько минут продолжалась эта незримая борьба, и, наконец тишь отступила. Пуще прежнего грянула на улице буря - теперь это, казавшееся несокрушимым здание, сильно тряслось от чудовищных ударов. Били и в стены, и в крышу - причем одновременно. Некоторые факелы попадали на пол, также и некоторые люди пали - молили о счастливом исходе...
   Несколько часов продолжалось неистовство... наконец удары прекратились; колокольцы тоже успокоились. И только люди не могли успокоиться, хоть и усталые - понимали, что до скорого уже рассвета не смогут заснуть.
   ...На рассвете выходили не выспавшиеся, настороженные. Снаружи открылась мрачная картина: ледовое поле покрылось трещинами, а окружающие скалы были изодраны.
   Но ушли тучи, а заря поднималась морозная, ясная - и люди приободрились. Неизвестно откуда пошел слух, что впереди только два перехода, а там все они обретут бессмертие. Этому с готовностью верили, это слушали и пересказывали по сотне раз. На самом деле и земляне, и Царь и ближние к нему люди знали, что до Яслей Богов еще неведомо сколько.
   Целый день подъем. Ни единого кустика не попадалось на пути. Кругом лишь снег, лед, да промерзший на многие метры камень. Ветер был холоден и зол - налетал порывами, хлестал лица, слепил глаза.
   И вновь пришла мрачность...
   Творимир ехал, понурив голову, приговаривал сквозь зубы:
   - Ну, дева-птица, куда ж ты пропала? Чего ждешь?..
   Ответа не было, и тянулись однообразные, мучительные минуты.
   Вместе с сумерками, оказались на ледовом поле с каменным укрытием в центре. Это место ничем не отличалось от первого, за исключением того, что было еще холоднее, и свирепее ревел в скалах ветер.
   И ночью вновь пришел ОН. Из всех сил старались колокольчики, и вновь Нечто пыталось поглотить их пение, а потом буянило, и дрожали стены, и падали факелы. Несмотря на сильную усталость, многие не могли заснуть. Не спал и Творимир...
   Следующим день поднимались в окружении стен из черного, могильного гранита, которые, словно глянец покрывал твержайший лед. Холод был нестерпимый, больно было дышать. Волосы и одежда покрывались ледовой коркой, и при движении скрипели.
   Молодые горцы-провожатые подъехали к Царю и говорили:
   - Сегодня мы заночуем в последнем убежище. Да будет вам известно, что убежища эти воздвигли наши предки, чтобы было, где ночевать во время горной охоты. У последнего убежища не достроена одна стена, и мы увидим ЕГО. Тогда вы наверняка повернете.
   - Нет. - угрюмо отвечал царь.
   - Раз ОН охотиться за Вами - Вы обречены. Только чудо вам поможет.
   - Чудо нам и поможет. - отчеканил Царь.
   И вот последнее убежище. Над ним, на сотни метров дыбилась стена ледяного гранита, а вокруг застыли жуткие, выдолбленные неведомо кем фигуры. Невозможно описать это ополчившееся каменное море, но больше всего оно напоминало один вопль, одну расползшуюся глотку с тысячами ветвистых клыков. Один воин оступился, повалился на такой клык, и, несмотря на кольчугу - грудь его была пробита. Пористый лед жадно впитал кровь, а клык заметно вырос...
   И вот они внутри убежища. Действительно, одна стена оказалась не достроена - зиял пятиметровый проем. Колокольцев здесь было не меньше, чем в первых убежищах. Несмотря на то, что в проем врывался ветрило, колокольцы висели без движенья.
   Вместе с сумерками, сгущалось напряжение. Воины сбились кучей, и приготовились провести еще одну бессонную ночь. Истомленные кони дрожали в углу.
   И вот снаружи стало совсем темно. Казалось, что в этом мраке ожили каменные зубья, и теперь алчно извиваются, наползают.
   Зазвенели колокольцы - сначала тихо, но потом все громче... громче...
   Юноши- горцы крикнули:
   - Чтобы ни случилось - не смотрите в пролом.
   Воины закрывали глаза. Это было невыносимой мукой: недвижимо сидеть, знать, что нечто надвигается; слышать рев. Кто-то не выдержал, заплакал.
   Колокольцы раскачивались в полную силу, и, сталкиваясь, метали рыжие искры.
   Вдруг наружный рев оборвался, а звон колокольцев притупился.
   - Не... двигайтесь... Не... открывайте... глаз... - эти крики горцев поблекли, и ничего не значили.
   Сильный жемчужный свет долгожданным теплом обдал Творимира. Он даже вскрикнул от неожиданности, и открыл глаза.
   В проломе плавно пролетал ковер глубокого жемчужного цвета. Только вместо нитей сплетали его тела. Они были живы, и счастливы - улыбались Творимиру и звали его негромкими, спокойными голосами:
   - ...Здесь так хорошо... Тебе незачем идти дальше... Незачем больше страдать... просто шагни к нам - и ты узнаешь ответы на все вопросы...
   Все сомнения отпали. Невозможными казались недавние страхи - зачарованный Творимир шагал через застывшие тела.
   Когда до живого полотна оставалось не более десяти шагов, среди иных Творимир увидел себя! Зеркального сходства не было, но все же... Преодолев общее течение, этот лик остановился - глаза его расширились, в них была боль...
   Творимир остановился, и дальше, с немалым усилием, смог отступить на шаг. Полотно преображалось. Стремительно неслись рваные, темные полосы. Бил не жемчужный, но темно-серый свет. Вместо сплетенных танцем тел, была разодранная в снежинки костяная плоть, из которой проступали перекошенные страданием лики.
   - П-р-и-и-и-и-д-и!!! - словно сто тысяч змей разом зашипело, а затем убежище задрожало от титанических ударов.
   До самого рассвета бушевала стихия...
   
   * * *
   
   Рассвета не было. Убежище окружал плотный и холодный серый туман.
   Обнаружилось, что пропало тридцать человек, их звали, но крики бесследно тонули в тумане.
   Маленький человечек с большим черепом приговаривал:
   - Что ж, ясно - из долины этот туман виделся бы облачной завесой. Поздравляю - мы поднялись на уровень облаков.
   Но никто эти поздравления не принял. Да и сам человечек был мрачен, а на голове его появилось несколько седых прядей. Он ни с кем не поделился, что пережил прошедшей ночью.
   Молодые горцы собирались уходить, на прощанье говорили:
   - Если выше кто и понимался, то не возвращался... Там сплошные ледяные пики, бездонные, и... там ЕГО обитель. Прощайте...
   Горцы ушли, а воины - мрачные, едва сдерживающие ропот, продолжили свой путь. И тут среди каменных зубьев обнаружились остатки тридцати ушедших. Это были ссохшиеся мумии, без глаз, без волос, с темно-желтой, влипшей в кости кожей. Они вмерзли в каменные зубы, и почти уже слились с ними.
   Шедший рядом с государем воевода прокашлялся:
   - Ведь ночью та Нечисть вновь придет. Нам укрыться негде будет. Все ведь погибнем...
   Царь ничего не ответил, и воевода, до самых сумерек не посмел сказать ни одного слова...
   И уже в темном вечернем свете, каменно-ледовые стены раздались, и открылся широкий вид. Прямо под их ногами начинался отвесный склон; бездна терялась во мраке, но с другой стороны, верстах в двух высилась иная, еще более гора. Склоны были чернейшие, но в них горели тысячи красных огней.
   Первое впечатление было - это не скала, но исполинский многоглазый паук - сейчас прыгнет, раздавит!..
   - Нам туда. - сказал Царь.
   Бриген Марк нахмурился, проговорил негромко:
   - Я помню сведения предварительной разведки. Все эти скалы, пропасти - они действительно были, но окна. Ведь это - исполинское здание. Откуда оно здесь?.. Хотя сведения могли быть неточными. Да и так давно это было...
   Бриген осекся: с одной стороны, от падения атмосферной станции прошло не более недели, а с другой, казалось - уже годы минули.
   Угрожающе взвыл ветрило, и из бездны пропасти столбом вздыбился снежный вихрь - они поспешили дальше: дорога ныряла в окружение каменных выступов, но, конечно, укрытием это нельзя было назвать. Несколько воинов погибли тогда: их кони обезумели, понесли в сторону, и там, уже не в силах остановиться, заскользили по ледовому пласту - несчастные, вопя, полетели в бездну, где вихрь поглотил свои жертвы.
   Совсем стемнело. То ущелье, по которому они двигались, заполнилось непроницаемым, ледяным туманом, который стремительно несся, бил, валил на камни. Выло столь оглушительно, что, для того, чтобы услышать своего соседа, требовалось из всех кричать на ухо.
   Творимир не видел ничего, кроме выступающего из черноты, покрытого ледовой коркой крупа соседского коня...
   Спереди, с трудом прорезая мрак, плеснул сильно выгибающийся пламень факелов. Десятки мрачных голосов помчались назад по колонне:
   - Государь приказывает - привал!.. Привал!..
   Творимир понадеялся, что найдена пещера, но нет - лишь выемка в каменной толще. В выемке могло уместиться от силы человек десять, и все места уже были заняты. Конечно, среди укрывшихся был Царь. Также там понабилось несколько знатнейших людей. Иные, также чтившие себя значимыми, начали было орать, доказывать свое первенство, но Царь так на них зыркнул, что они замолкли. Творимир оказался рядом, и увидел, как, зацепляя за трещины, развешивают в выемке колокольцы.
   Тут же он увидел и Бриген Марка - ему, единственному среди землян, довелось укрыться. И, хотя Творимир ничего не сказал, Бриген раздраженно забормотал:
   - Нам говорили - колокольцы не снимать - но они же не знали, что здесь есть еще укрытия. Колокольцы действуют в каком-либо помещении, а эту выемку можно назвать помещением. Не так ли? И все распределилось по справедливости. Ведь я начальник экспедиции. А кто, как не начальник экспедиции имеет право здесь укрыться?.. Логично, не так ли?
   Творимир ничего не ответил, отошел на пару шагов, и присел - прислонился спиной к скале. Из каменной толщи исходил такой холод, что даже и через меховую одежду пробирал. Воины присаживались бок к боку, по рукам пошли бутыли с горячительными напитками. Пили много, но это не помогало. Ужас перед неведомым оставался. Некоторых прямо-таки трясло от страха, кто-то молился, кто-то рыдал, кто-то уже смирился со смертью и сидел тихо.
   И вдруг кто-то завопил, и сильно схватил Творимира за плечо. Творимир резко обернулся - там было перекошенное ужасом лицом, но оно быстро и бесследно кануло во мраке...
   И разом с нескольких сторон, перебивая друг друга, прорвалось:
   - Идет!.. А-а- а!.. Смилуйтесь!.. А-а-а!.. Бежим!.. А-а-а!!!
   Вопль перешел в пронзительный визг, и резко оборвался.
   Кто-то пробежал с ветром, еще несколько контуров, прорываясь сквозь бурю, устремились в другую сторону. Скала стала сотрясаться от сильнейших ударов; все заполнил нечеловеческий вопль. Сосед Творимира вскочил, и, завывая: "Бежим!" - слепо куда-то бросился.
   Творимир сразу решил, что никуда не побежит. И, право, слепо носиться в этом мраке было совершенно бессмысленно.
   Вот маленький человечек с большим черепом подполз к выемке, и, сильно трясясь, заголосил:
   - Пустите меня! Пустите!
   - Прочь! - рявкнул, окруженный раскачивающимися колокольцами Царь.
   Человечек потянулся к Бригену Марку, вцепился ему в ногу:
   - Пожалуйста... Вы же видите - я маленький... Я как-нибудь калачиком свернусь. Я же очень-очень полезен.
   - Отойди, отойди... - раздраженно говорил Бриген, и отпихивал его ногою.
   - Да уйди же ты, собака! - рявкнул Царь, и отпихнул несчастного ногою.
   Тот забился на темном, смерзшемся снегу, громко зарыдал...
   И вдруг навалилась мертвая тишь. Из мрака выступили сцепленные из снежинок тела, перекошенные ужасом лики с темными глазницами. Творимир вжался в каменную стену, и не в силах пошевелиться, глядел на это...
   Уже совсем близко страшная завеса. Вот среди иных ликов он увидел и свой... И Творимир зашептал:
   - Ведь должен быть какой-то выход... Не может такого быть - чтобы поглотило меня, и все и навсегда... - и закричал. - СПАСИТЕ!!!
   И тут он услышал знакомый голос - громом он разрывался, каменные стены дрожали:
   - ОТЕЦ!!! Я ПРИШЕЛ!!! ВРЕМЯ ИСКУПИТЬ НАШИ ГРЕХИ!!!! ОТЕЦ!!!!
   
   
   * * *
   
   А теперь расскажу о Володе-младшем.
   О том самом юноше, который родился во время войны, под стенами осаждаемого Гробополя, который ничего кроме войны не видел, и почти каждый день убивал "врагов".
   Как помнит читатель, в ночь перед решительным штурмом, в палаты, где спали Творимир, Волод и Любава, пробрался убийца. Шеи Волода и Любавы были перерезаны, и все приняли их за мертвых. Любава действительно была мертва, но Волод чудом выжил. Спустя две недели он пришел в себя, и первое, что услышал от лекаря:
   - Ну, можешь порадоваться - Гробополь, после тридцатилетней осады взят.
   - Где мой отец? - спросил Волод.
   Лекарь пробормотал что-то невразумительное, и выскочил из палаты...
   Вскоре Володу стало известно, что во время штурма его отец был найден у ворот мертвым. Отважного пятитысячника готовились с почестями хоронить, но тут его тело пропало. Похитители не оставили никаких следов и, разве что кто-то видел, как в ночи пронеслись снежные буруны, а меж ними - призрачные фигуры (а ведь был август). Волод стал расспрашивать людей сведущих, и от них добился, что похитителями скорее всего был Древний Хранитель Гор...
   Выслушав это, Волод вскочил, и хриплым от раны голосом, воскликнул:
   - Так я и знал - отец не мог погибнуть!..
   Странный, им самим незамеченный переворот произошел в душе юноше. Если прежде отец был лишь средством в продвижении его военной карьеры, то теперь, потеряв и отца и мать, он впервые почувствовал одиночество. Окружающие люди, хоть и льстили всячески - были чужды. О военной карьере он и не вспоминал, да и осада Гробополя казалась давно минувшей, и ненужной. Одно было значимо - найти родственные души. Иных родственных душ, кроме отца и матери он не знал.
   Невозможно было вернуть из мертвых мать, но отец... Услышав раз про похищение, Волод уже не мог успокоиться. Его и не волновало, что похищен был не живой человек, но мертвое, подготовленное к похоронам тело.
   И он вздумал скакать к горам. Расспросил дорогу, краем уха выслушал, что оттуда никто не возвращался, и со следующей зарею поскакал на самом быстром и выносливом коне.
   Третьи сумерки застали его в дремучем лесу. Появились волки - сколь огромные, столь и голодные. Они окружили взмыленного коня. Конь пытался через них перескочить, но вожак изловчился и на лету распорол коню брюху. Тут Волод проявил ловкость - он вцепился в одну из ветвей, подтянулся - взобрался еще выше. Снизу, из мрака, неслось голодное чавканье, сильно несло кровью. Так он остался без коня.
   Стал перебираться с ветви на ветвь, а волки не отставали - перебегали по земле, жадно глядели на него тускло мерцающими глазами, щелкали челюстями. На войне Волод выучился выносливости, а потому до самого утра, перебираясь с ветви на ветвь, все двигался в единожды выбранном направлении (благо, деревья росли там почти впритык). Он ожидал, что с рассветом волки отстанут, но ошибся: значительная часть стаи действительно удалилась, но пять здоровенных волчищ остались сторожить.
   До заката полз Волод по ветвям, а в ночи вновь вернулась стая. Волки были голоднее прежнего, прыгали - силились его достать. Раз Волод едва не свалился, и тогда волк вцепился ему ногу, разодрал икру до кости. Теперь волки слизывали капающую кровь, и приходили в большее неистовство...
   И вновь рассвет. На этот раз осталось лишь три волка. Ослабленный потерей крови, и голодом Волод продолжал двигаться в выбранном направлении. День прошел. Ночь. Вновь собралась стая. Вновь, и до самого рассвета, кровожадный рык, и щелканье клыков.
   На следующий день стражем остался один волк. Волод совсем ослаб, в глазах его мутилось. Он прошипел:
   - Еще один день, и я стану беспомощней ребенка. Сейчас или никогда!
   И он сверху прыгнул на своего стража. Завязалась отчаянная схватка. Они катались по земле, выли, оставляли за собой кровавые следы. Волод наносил удары охотничьим ножом, а волк терзал его клыками. Наконец волк жалобно взвизгнул и отдал концы. Волод остался... Но как же он ослаб! Кровь сочилась из многочисленных ран, а ноги предательски дрожали; чтобы не упасть, ему пришлось вцепиться в ствол ближайшего дерева. Затем, покачиваясь, хватаясь то за стволы, то за ветви, пошел. При этом, не слыша своего голоса, громко говорил:
   - Время у меня - до заката. Затем вернется стая. Они сразу почуют мой кровавый след. Погонятся... И мне ли тягаться с ними в беге?.. Да теперь я и на дерево не смогу взобраться...
   И все же он побежал. Часто спотыкался, падал - накатывалось забытье, и раз он уступил - провалился во мрак. Когда очнулся, уже смеркалось - он застонал от ужаса, от страстной жажды жить, и смог подняться - побежал...
   Яростный вой хлестнул по лесу - кровавый хор прозвучал ответом. Итак, бегство Волода обнаружилось.
   Уже совсем стемнело, а волчьи рыки разрывались прямо за спиной, когда среди мшистых стволов просочился свет. И вот он вывалился на небольшую полянку, в колону гостеприимного света - пополз в этом свету.
   Голодные волки выскочили на поляну, но в это мгновенье распахнулась дверь, кто-то, закричал:
   - А-а-а, разбойники серые! - и, замахнувшись дубиной, бросился на стаю.
   Дальнейшего Волод не видел - вновь пал в забытье.
   
   * * *
   
   Очнулся Волод под низким, темным потолком. Сильно пахло травами, кореньями. Потрескивал огонь в печке, кто-то негромко переговаривался. Но вот Волод пошевелился, и говор смолк. К нему подошел мужик-крестьян - с сединой, но еще крепкий.
   - На вот - пей. На поправку идет. - перед Володом оказалась чаша с целебным травяным настоем.
   Волод отпил - оказалось очень горько - жар пробрал вены - он вновь забылся...
   Наконец пришел день выздоровления - Волод смог подняться, прошелся по небольшой горнице - заявил тем громким, повелительным тоном, которым он привык разговаривать с крестьянами:
   - Тесно живете!
   - В тесноте, да не в обиде. - отвечал крестьянин. - Да нас и не много: я, сын мой Микола, и доча Василиса. А жена моя Мстиславана уж мертва. Мертва, мертва... - вздохнул он печально. - Псы Царевы схватили ее да и забавились, окаянные. От позора она руки на ся наложила. Вот с тех пор и ушел с сынком да дочурой в сей лес. Так и живу - былое забываю, новому учусь...
   Прежде, услышь Волод какое непочтительное слово о Царе, так, не задумываясь, ударил бы кулаком, а то и мечом, но сейчас сдержался. Вспомнил, что они спасли его, выходили - уселся за стол, прикрикнул:
   - Ну, что кушать будем?
   И тут же из соседней горницы порхнула девушка- красавица - она несла большой поднос с аккуратно расставленными кушаньями. Поставила, низко поклонилась, смущенно улыбнулась невинной улыбкой, прошептала:
   - Вот, чем богаты - тем и рады. Пожалуйста, кушайте, гость дорогой.
   За время трапезы Волод внимательно оглядел Василису. Девка что надо - все при ней. Овладеть ею?.. Не раз за время осады Гробополя Волод вместе с дружками ходил по окрестным селам - немало девок перепортили - некоторым платили деньгам, некоторым - побоями, а то и сталью. Волод чувствовал, что у него давно не было женщины, но прежнее насилие казалось сейчас непростительной подлостью. Ему, совершенно незнакомому человеку, оказывали такое радушие, а он... И Волод поклялся, что никогда не прикоснется к этой девушке (разве что она сама его попросит).
   Скрипнула дверь - в горницу вошел юноша одного с Володом возраста (и даже внешне на него похожий). Это был Микола - он возвращался с охоты - принес оленя, и двух зайцев...
   Завязался разговор, в котором, поборов девичье смущение, участвовала и Василиса. И вот что узнал Волод: несмотря на то, что лес был древний, колдовской, с нечистью - помимо этого домика были и иные, тоже с людьми-беглецами. Иногда они наведывались друг к другу, но чаще общались с помощью птиц-посыльных. И с некоторых повелся в лес страшный гость. Наведывался он со стороны гор, на черном коне, из вихрей сплетенных, и плоть его была снежная. Ни оружие, ни заклятье не страшили его. Никакие запоры не останавливали его. Он врывался в дом, кого-либо забирал, и уносил к себе в горы...
   - Так и до нашего дома доскачет... - вздыхал крестьянин.
   
   * * *
   
   ...На следующий день Волод порывался скорее уйти, однако и в небе, и в лесу разразилась сильнейшая буря. Свяща, несклись, задевали вершины деревьев темные тучи, а деревья качались, трещали, роняли большие ветви; в вой ветра вплетался и волчий вой...
   Волод сидел за столом, слушал рассказы крестьянина, Василисы и Миколы. Открывалась простая, но чистая и честная, с природой слитая жизнь... И уже к вечеру Волод понял, что здесь, наконец, обрел счастье, спокойствие. Казалось, так, час за часом и слушал бы их голоса. И за все время один лишь раз сказал:
   - Да будь эта война проклята!..
   Вдруг в дверь сильно застучали. Висевшая над порогом подкова соскочила, закатилась в дальний угол. Большой и бесстрашный охотничий пес, по щенячьи заскулил и заполз за печь.
   Крестьянин сильно побледнел, выдохнул:
   - Ну, вот и к нам пришел!.. Я готов идти с ним. Не поминайте меня лихом...
   От очередного удара дверь слетела с петель, и рухнула на пол. Взвыл ветрило, и, вместе с потоком темных листьев, в горницу шагнул НЕКТО сплетенный из темного снежного кружева. Темные одеяния обвивали его тело, постоянно разрывались, и тут же вновь складывались.
   Крестьянин хотел было шагнуть навстречу, но первым вскочил Микола:
   - Забирай меня, нечистый! Отца не тронь!..
   Но Василиса обхватила брата за руку, и тихим, но твердым голосом молвила:
   - Пойду я.
   Трудно описать, что произошло тогда в душе Волода. Но, должно быть, он почувствовал первое раскаяние, за всю жесткость и боль, причиненную им другим людям за время войны. А первое раскаяние, так же как и первая любовь, бывает особенно сильным.
   И он оттолкнул этих людей, и бросился в объятия НЕКТО. Объятия оказались ледяными - холод прожег до сердца, и Волод больше не мог двигаться. Но все же он видел, как НЕКТО, перевалил его через плечо и вынес в ревущую бурей ночь. Крестьянин и семья его выбежали следом, кричали что-то, но за воем ветра и волков, их не было слышно.
   Волод оказался на черном коне - конь оттолкнулся от земли, и ударил копытами уже по макушкам деревьями. Так, словно по колышущемуся темному полю, поскакал по лесным вершинам, а внизу надрывалась волчья стая...
   Творимир, сколько мог, боролся с холодом, но холод сжимал сердце, и, в конце концов, оно остановилось. Последнее, что видел - грозные горные вершины.
   
   * * *
   
   Очнулся в каменной зале с грубыми стенами. Зала ничем не украшена, единственное окошко открывало обледенелый горный склон. Пошевелился - тело ломило от ушибов, от холода. К тому же Волод чувствовал сильный голод и жажду. Его окликнул грубый, насмешливый голос:
   - А-А-А-А! Очнулся! Ну, добро пожаловать, в наш славный орден!..
   - Что?.. - Волод обернулся, и увидел сотканного из снега человека.
   Тот перехватил его изумленный взгляд, и усмехнулся:
   - Ты на меня не гляди. Сам такой!
   Волод глянул на свое тело - оно было соткано из рыхлого снега, который мог выгибаться, но не рвался.
   - Что, нравится новое тельцо? - усмехнулся снежный человек. - Меня поставили за тобой следить, и объяснять, что здесь к чему. Ну, задавай вопросы.
   - Как тебя зовут? - спросил Волод.
   - У нас нет имен. Мы безлики, мы не имеем ни памяти, ни личности. Мы - служение. Ты - это просто Ты. Я - это Я.
   - Зачем мы здесь?
   - Чтобы служить ЕМУ, чтобы разрастаться.
   - Какой в этом смысл?
   - Такой вопрос недопустим. Мы слишком ничтожны, чтобы понимать смысл высшего.
   - Как долго вы здесь пребываете?
   - Годы сливаются в бесконечный поток. Это неважно.
   - Что от меня требуется?
   - Безоговорочного выполнения приказов.
   - Счастливы ли вы?
   - Такой вопрос недопустим.
   - Могу ли я вернуть свое прежнее тело?
   - Нет.
   - Сколько вас здесь?
   - Очень много. Точное число запрещено.
   - Чем вы питаетесь?
   Тут снежный человек усмехнулся:
   - О еде и питье лучше не спрашивай. Это - наша боль. Когда мы ловим путника, то поедаем его плоть, и пьем кровь - этого не хватает. Мы всегда испытываем голод и жажду. И голод и жажда станут для тебя невыносимыми - ты будешь вопить, грызть стены. Но ты не умрешь. Теперь лишь колдовской пламень может уничтожить твое тело. Постепенно ты привыкнешь...
   - Но почему все так?
   - В этом мудрость. Голод и жажда подарят тебе злобу. Ты станешь наилучшим охотником.
   - Чем вы занимаетесь помимо охоты?
   - Ждем. Бродим по этим залам. Развлекаемся, как можем. Пошли - я покажу, что здесь к чему.
   Они оставили зальцу, и оказались в длинном каменном коридоре. Выл ветер. Было очень холодно, и негде от этого холода укрыться.
   - Холодно? - насмешливо осведомился провожатый. - Ничего - скоро привыкнешь...
   И пронеслись они по нескончаемой, однообразной череде квадратных залов. Одна за другой открывались ведущие в бездну расщелины. Сталактиты и сталагмиты зубьями торчали, иногда голодно подрыгивали.
   - К ним лучше не подходи! - кивнул на ледяные зубья провожатый...
   Это утомительное путешествие оборвалось в изодранной ветром зале, где набралось огромное количество безликих, снежных людей. Они гоготали, и шумно переговаривались грубыми, неприятными голосами.
   Провожатый зло усмехнулся:
   - А, ну вот сейчас увидишь одно из наших развлечений! - и дальше - в буквальном смысле слова, пошел по затылкам столпившихся. Суетливо прикрикивал. - Дайте новичку дорогу!.. Дорогу! Новичку!.. Дорогу!..
   И вот они оказались перед относительно свободной площадкой. В ее центре несколько фигур усиленно, быстро пинали двухметровую, снежную крысу. Ноги глубоко погружались в темно-серую плоть - и, судя по тому, как крыса извивалась - каждый удар причинял ей нестерпимую боль. Одни фигуры отходили, но на их место тут же подступали новые. Избиение вызывало ажиотаж - всем не терпелось избить беспомощное создание.
   Провожатый изловчился, и нанес сильнейший удар ногой в крысиный глаз. Глаз вошел в глубины черепа, но тут же выплыл обратно.
   - Не твоя очередь! Не твоя! - заголосили возмущенно.
   - А я новичку показываю! По высочайшему указанию! - зло крикнул провожатый, и обратился к Володу. - Ну, что же ты не бьешь? Бей!
   - Я не хочу никого бить. Я уже достаточно воевал, и меня тошнит от всякой боли. Прекратите!.. Какое скотское развлечение!..
   В то же мгновенье незримая сила подхватила Волода к потолку. Там каждый его орган был вывернут и пронзен иглой - он завопил от адской боли. Провожатый был рядом - говорил деловито:
   - Проникайся уважением ко всем законам установленным Высшим! Согласен?
   - ДА-А-А-А!!!
   Волода с такой силой метнуло об пол, что он по нему растекся, но вот принял более естественные очертания. Неподалеку продолжалось избиение.
   - Это тебе хороший урок. - говорил провожатый. - И погляди на крысу - на это жалкое отребье! Была такая девица - не хотела принимать наши законы. Так превратили ее в Крысу! Бьем, развлекаемся с ней, как угодно! Она вольна на нашу сторону перейти, так нет же, стерва - упрямится. Уже долго-долго это продолжается. Ничего - нам, по крайней мере, потеха есть. Только вот мало ее на всех. Быть может, ты тоже какую-нибудь ересь скажешь, а? ОН превратит тебя в крысу иль еще кого - вот потеха будет!..
   Вокруг собралось уже с дюжину снежных людей. От них веяло холодом, они нетерпеливо переминались с ноги на ногу - подходили все новые. Ужас охватил Волода, он крикнул:
   - Я согласен!
   - Ну, так ударь ее!
   Волод подошел и несильно ударил крысу.
   - Бей сильнее!
   Волод ударил сильнее.
   - Еще! Еще! Еще! Бей еще!..
   Дальнейшее Волод почти не помнил. Кажется, он сослался на слабость - и, действительно, чувствовал себя очень дурно. Ему орали оскорбления, а провожатый пинал, и, разойдясь в какой-то необъяснимой, зверской ярости, надрывался:
   - Завтра на Охоте - все докажешь!!! Если не докажешь - будешь Крысой! Крысой! Понял?!
   Волод оказался в унылой зальце, с которой начались его заключение. Проводник в последний раз пнул его - Волод повалился на пол, да так и лежал там, скрюченный холодом, терзаемый голодом и жаждой. Он не мог спастись сном - он даже не мог закрыть глаз...
   И вот за ним пришли - поволокли по ледовому лабиринту; и вдруг оказались в ледяной зале с широким проломом, за которым выл ветер, и вздымалась знакомая уже стена камня.
   Неведомая сила подхватила тела, понесла их в стремительном вихре. Их конечности вытягивались, сплетались меж собою - движение ускорялось. Волод едва сдерживал вопль...
   Затем их понесло прочь - сначала над бездной, затем - по лабиринту меж каменных склонов. Волод попытался вырваться - страшная боль резанула по телу. В голову вцепился воющий хор:
   - Не смей противиться! Только безоговорочное подчинение! Иначе - наказание!.. Не смей! Не смей! - и долго еще терзало это "не смей!"
   Когда они оказались возле укрытия, пришло знание: внутри Царь, а с ним - большой отряд. Давно не было такой добычи. Изредка удавалось поймать двух-трех заплутавших горцев, а тут - сотни воинов. Сколько плоти, сколько крови! Наконец можно удовлетворить голод и жажду, да и Высочайший будет доволен.
   Зазвенели колокольцы. Каждая нота вбивала раскаленный гвоздь, а таких ударов было бессчетно. Снежные вопили от боли, но, влекомые волей Высочайшего, продолжали наступление. Били по стенам, но колокольцы ослабевали их, отгоняли. В конце концов, к утру, измученные, разъяренные, они отступили. Терзаемые первыми лучами зари, стенающие, вернулись они в унылые чертоги. Но и там не было покоя - их неведомых владыка набросился, и долго бил откуда-то сверху ледовыми хлыстами...
   Едва живой, сильно дрожащий Волод оказался в зале, где разъяренные снежные люди вымещали свою злобу на снежной крысе. Ее били, топтали, плевали в нее - делали это с такой увлеченностью, что позабыли про Волода.
   Наконец приковали крысу к стене и убрали восвояси. Волод остался в один. Слабый, замерзший, покачиваясь, подошел к крысе, и услышал тихий плач.
   - Ну, расскажи о себе... - попросил Волод.
   Она ничего не ответила, но глянула на него своими измученными, печальными, совсем человеческими глазами. И тогда понял Волод, что он вовсе уже и не Волод, но Творимир, и, вместе с Царем, его воинами, и кучкой землян подымается в горах, ищет Ясли Богов.
   Странное, противоречивое знание едва не лишило его рассудка. С одной стороны, он, Творимир, знал, что Волод-младший был лишь видением призрачного Гробополя, с другой - был настоящий Волод-младший из Гробополя, который искал своего отца, и мучался из-за зверств войны. И все же он выдержал...
   Итак, он подымался среди унылых, нависающих льдом каменных стен, слышал испуганные голоса воинов - говорили все о Страже Гор. Так продолжалось довольно долго, а затем Волод-младший вернулся в ледяную залу. Прикованная к стене крыса, печально на него глядела...
   - Что же мне делать? - спросил Волод. - И... кто ты? Ответь!..
   Крыса открыла рот. Все зубы - выбиты, и языка не было. Закрыла. Все так же печально глядела на Волода...
   И вновь захлестнуло его знание. Стеная, повалился Волод на пол. Крыса была той самой девой-птицей. И помнил всю ее боль, все прежние свои препятствия.
   Над головой затрещало, посыпалось острое ледяное крошево. Крыса-дева смотрела на него с тревогой: "Скорее - беги!". Но плевать Володу было на эту тревогу - он шагнул к ней, и спросил громко:
   - Кто же ты? Почему ты столько страдаешь?! Из-за меня?! Ну же - ответь скорее!..
   И вновь незримая сила подхватила его к потолку и долго терзала там. Наконец выпустила... Волод оказался в своей каменной неухоженной зальце, с единственным оконцем, за которым ревел безжалостную песнь ледяной ветер. Он не мог сомкнуть глаз - все терзался, пытался понять, что ему делать дальше, и не находил ответа...
   Его подхватили, понесли по однообразным коридорам. Вот зала с широким проломом, за которым дыбился обледенелый камень. Как и накануне, снежные тела понеслись в вихре, сплетались меж собой - адовой болью отдавались растягиваемые конечности. Мысли о деве-крысе ни на мгновенье не покидали Волода. Что он должен делать? Что?!..
   Вновь стремительный полет по воющим каменным туннелям. В этот раз на пути попался горный олень - не успел увернуться, был поглощен. Волод почувствовал примитивное чувство страха этого зверя, но это чувство ничего не значило - растворилось среди иных чувств.
   ...Очередное укрытие. Подгоняемые волей Господина, вновь и вновь обрушивались они на стены. Звон колокольчиков терзал - отгонял. Утром, измученные, озлобленные отступили. Все было, как и накануне, только жажда и голод стали невыносимыми - Волод сходил с ума.
   И вновь незримый Властелин наказывал их. Затем они измывались над девой-крысой, но быстро утомились, разбрелись. И вновь Волод подошел к ней, спрашивал:
   - Ну, скажи, что мне делать?.. Хотя, зачем я спрашиваю - ведь ты немая!
   Вновь виденье - он-Творимир, подымается в горах, боится, думает о чем-то своем... Потом Волод был схвачен Властелином - долго продолжались терзанья... в конце концов, он не выдержал боли, завопил...
   Беспомощный, ослабший лежал он на леденистом полу, а над ним клонились снежные - терзали его своими злобными, ледяными глазами. Потом стали ожесточенно бить. И слова хлыстами били:
   - Крысой захотел быть?!.. Завтра у тебя последний шанс!..
   Быстро наступило это "завтра". Голод-боль-холод - больше Волод ничего не чувствовал...
   Ночь. Темнота. Воет ветер. Слитый с иными, навалился он на недостроенное убежище. Там произошла описанная прежде встреча. Творимир видел свое отражение, но не догадался, что - это его сын. Так велика была жажда Волода остаться с отцом, что он сбил общий настрой; и, быть может, только благодаря ему, в ту ночь не погибли все воины, со своим Царем в придачу.
   А вот и заря. Первые лучи прожигали вихрь тел, а они вопили, неслись в свою обитель. И сотни голосов словно плевали в Волода:
   - Теперь ты Крыса! Навечно! Навечно!..
   Потом в него плевали уже по настоящему. Это были ледяные, прожигающие до самого сердца плевки. Вымещая злобу, его долго и сильно били, а он просто не мог спастись забытьем.
   Но это было только началом.
   Преображение в крысу. Трещат, плавятся, обретают новую форму кости. Не осталось ничего кроме боли... Он вопил, выл, рычал, ревел, пищал, хрипел, стенал, проклинал...
   Конец преображения. Он падает на пол. В радостном, зверином озлоблении ревет толпа. Теперь он Крыса. Его бьют. Каждый удар взрывается раскаленной кувалдой. Удар в глаз - в нос - в челюсть - в живот - в пах - на нем прыгают... В голове - поток мыслей:
   "Кто я?.. Творимир? Волод-младший?... Больно!.. Ну, хватит же!.. Как все перемешалось!.. Ведь это АД!.. Но из ада должен быть выход!.. Больно!.. Я должен что-то вспомнить!.. Больно!.. Какая же боль! Помоги мне выдержать эту боль!.. Вспомнить!.."
   И вот оно воспоминание. Яркое - кроваво-огненное, отчетливое.
   
   * * *
   
   Двадцать пятый год осады Гробополя. До окончания войны еще пять лет.
   Небо заволок черный дым пожарищ. По выжженной сухой земле, по низким, тяжелым склокам дыма мечется кровяное зарево. И не понять, ни какое время суток, ни какое время года. Но жарко и душно.
   Творимир, и его семнадцатилетний сын Волод, а вместе с ними большая ватага озверевших от долгого безделья и постоянного напряжения молодчиков обшаривает окрестности.
   Впереди, по раздробленной дороге заскрипела небольшая, видно издалека притащившаяся телега. Одинокий, завернутый в рванье возчик горбился над вожжами.
   Молодчики подбежали, окружили телегу. Подошел и Творимир со своим сыном. Крикнул возчику:
   - Эй, ты кто?!
    Возчик еще ниже склонился. Лицо его скрывал капюшон. Раздался тихий, намеренно глуховатый голос.
   - Так... по своим делам...
   - Какие такие свои дела, во время войны?! - рявкнул Творимир.
   Волод прекрасно понимал своего отца - чувствовал то же, что и он. И тоже зло, громко крикнул:
   - Когда тебя спрашивают - быстро отвечай!.. Не хочешь?!.. Ну так - снимай капюшон!..
   - Я человек мирный. Родных решил проведать!..
   - А мне кажется - лазутчик! - стараясь подражать манерам отца, крикнул Волод. - А ну, сдернете с него покрывало. Если морда не понравиться - тут и повесим, да еще кишки выпотрошим!..
   Несколько молодчиков с готовностью запрыгнули на телегу. Сорвали с возчика капюшон...
   Это была молодая, очень красивая девушка.
   Волод растерялся, но все ж крикнул:
   - А мордашка-то понравилась! Но все равно не отпустим!.. Тебе с нами понравится!..
   Молодчики дружно захохотали, и кто-то уже нетерпеливо (истомились, видать), стаскивал штаны. Но один мужичина, желая выслужиться, истово ударил себя в грудь, и крикнул:
   - Так сначала нашему начальнику это сладенькое дадим, а?! - он обернулся к Творимиру и Володу и, сладострастно ухмыляясь, низко поклонилась.
   Творимира трясло. Это была та самая дева- птица. Двадцать пять лет они не виделись, почти уже забылось... И вдруг Творимир, страшный, с выпученными, мученическими глазами, обернулся к Володу, и сильно сжал его за плечи:
   - Сын... Озеро... Помнишь?!.. Я ее предал тогда!.. В лед был вморожен... Но она с неба сошла... Ее тела, по моему желанию, сложились - образовали этот мир...
   И Володу было не до веселья. Он действительно вспоминал озеро. Часто наведывался этот сон: замок, Три Сестры, предательство, впустую прожитая жизнь, гробница, пришествие весны... Удивительный это был сон: помимо озера наваливалось еще бессчетное множество воспоминаний: и Земля, и бытие художником. Одним словом, во снах Волод-младший был и Творимиром и Володом-старшим. Просыпаясь, он не знал, кто он на самом деле: Творимир-Волод-старший, которому сниться, что он озлобленный мальчишка Волод-младший; или, все-таки, этот Волод-младший, который ничего, кроме войны не видел...
   - Отец - я помню! Но это бредовый сон - не более того! Он что - и тебе сниться?!
   По темному, изрытому шрамами лицу Творимира катились крупные капли пота. Он все время смахивал их, и бормотал:
   - Бредовый сон?.. Да, пожалуй, так и есть. Есть только эта война и служение Царю. Больше ничего нет, и никогда не было!..
   Несколько молодчиков удерживали девушку, желающий выслужиться спрашивал:
   - Ну так - вы первыми, да? Прямо тут, под тележкой! А ваша супруга ничего не узнает!.. Будьте уверены!..
   Ясный лик девушки был спокойный, и только глубокая, горькая печаль в ее очах. Она говорила тихо:
   - Я ехала к своей матушке. На этой войне она потеряла двоих сынов - теперь она совсем старенькая, слабенькая, седая. И я - последнее, что у нее осталось.
   Стоявший рядом молодчик сильно ударил ее ладонью по щеке, рявкнул:
   - Заткнись!.. Сыны-то, небось в Гробополе погибли? Ась?!
   Голос ее оставался таким же тихим и спокойным:
   - Ведь все мы люди. Грызться за кость и псы могут. Насекомые друг друга жалят, куски друг у друга рвут. А мы люди. Мы любить друг друга должны.
   - Заткнись! - еще один удар по щеке.
   - Сейчас полюбим! - усмехнулся другой. - Все по очереди. Мало не покажется!
   - Довольно! - не своим голосом прохрипел Творимир.
   Молодчики кланялись, осведомлялись:
   - Ну так что - первыми изволите?
   - Нет. Сегодня я не в духе.
   - Отец, отец. - испуганно зашептал Волод (а он никогда прежде не шептал).
   - Ну, что тебе?
   - Может... отпустить ее?
   Глубокие морщины разрезали по лбу Творимира, сдавленным голосом он прохрипел:
   - Нет - никак нельзя. Они будут очень злы. Им нужно расслабление. Или устроят драку в лагере. Меня могут снять с должности. Я, со своим отрядом, итак уже на плохом счету... Ну, вот скажи - ты думаешь о военной карьере?..
   Волод сжал кулаки, прохрипел:
   - Ну, конечно, отец...
   - Так что - терпи!..
   С девушки начали срывать одежды. В ее руках блеснул нож. На нее навалились - вывернули руки. Несколько раз ударили.
   - Стерва - убить хотела! Ну, будет тебе любовь!..
   С безграничном спокойствием отвечала она:
   - Вы итак уже мертвы. Сейчас свершиться еще один грех. К сожалению, причиной этого греха стану я. Я хотела лишить себя жизни. Ради бога, простите, что не смогла...
   Ее непонятные, добрые слова раздражали. И вот рот девушки перетянут жгутом, узлами скручены руки и ноги - так поволокли ее под телегу... Грязные, потные, заползали туда по двое, по трое - но их было слишком много.
   Тянулись часы...
   Творимир и Волод сидели в стороне - ничего не говорили, ни о чем не думали.
   Подошел пьяный, раскрасневшийся мужик и начал ругаться:
   - А че мне первым не дали? Нас еще много, а девка ужо кончается!.. Совсем ее замяли!.. Забили! А мне что?! А?! От нее уже как от свиньи несет! Вся в синяках, дура! Все бабы дуры! Мне на что такая свинья?! И другие все так думают! Надо е кончать!
   - Надо кончать. - прошептал, глядя прямо перед собой Творимир. - Вам нужно расслабление. Ну вот и кончайте. Поскорее только.
   Но он уже знал, что "поскорее" не выйдет.
   Волод обернулся к отцу, и страстно спрашивал:
   - А ведь, правда - про озеро - только сон? Есть только служение Царю, осада Гробополя, и... военная карьера?
   - Ну, да...
   - А этой птицей не стоит себе голову забивать! Все это - бред!
   - Ну, да...
   - Мы, истинные воины, должны думать только о войне, о нашем Великом деле. И не расслабляться на всякие непонятные, ненужные чувства.
   - Ну, да...
   - Эта девка - она только мешает. Не было бы ее, так все бы прошло легче. А с ней - беда. Надо ее поскорее раздавить, и продолжать наше дело.
   - Ну, да...
   - Так что мы правильно поступили, и нечего здесь терзаться.
   - Ну, да...
   Слышались сильные удары по живой плоти - и Волод, не глядя в сторону телеги, все говорил, а Творимир отвечал бесцветное: "Ну, да..."
   Но все же они обернулись и видели. Уже сильно избитую, кровоточащую девушку вытащили на поводке, и валяли в грязи, сильно били ногами, и мочились на нее, и втаптывали в грязевые лужи. Ревели:
   - У-у, шлюха!.. На еще!.. Еще!.. Вы только поглядите, какая она уродина!.. Гадина!.. Да она на крысу похожа! Крыса! Крыса!.. Бей!.. Бей!.. Уже не шевелиться!.. А теперь мечами ее!.. Тычь! А-ХА- ХА!.. Дергается еще!.. Сильнее тычь! А-А-А! Застонала!.. Тычь!.. Кровищи то!.. Крыса! Крыса!..
   Ни Творимир ни Волод, так и не остановили происходящее.
   Когда вернулись в лагерь, пили больше обычного, а на следующий день разразился затяжной, тяжелый бой.
   Они бились на подступах к Гробополю. Ворота неожиданно раскрылись, плеснули большим конным отрядом защитников, и отряд Творимира попал в окружение. Один за другим, заливаясь кровью, падали вчерашние насильники. Осталось лишь несколько человек, и они были обречены.
   Вдруг взвыл ледяной ветер, чернотой дыхнул...
   Когда прояснилось, оказалось, что Творимир и Волод единственные уцелевшие. Кругом лежали иссушенные, похожие на мумии тела.
   Только чудом командиру и его сыну удалось добраться до родного лагеря...
   Говорили, что это от далеких южных гор сошел УЖАС, забрал себе "урожай". Ждали, что это повторится, но не повторилось.
   И понеслись в нескончаемой веренице однообразные кровавые военные будни...
   
   * * *
   
   Крыса-Волод очнулся прикованным к ледовой стене. Острые уступы впивались в спину, холодом жгли. Ломило избитое тело - ни одного живого места не осталось. Но боль физическая отступала перед болью душевной. Хотя его шею давил ошейник, и он не мог повернуть голову - Волод чувствовал близость девы-крысы. Хотел заговорить, но оказалось, что ему выдрали язык.
   Остро взвизгнул ветрило, и тут почувствовал Волод, что снаружи наступает ночь, и сейчас отправится на охоту свора снежных духов.
   Быстро понеслись мысли:
   "Теперь я понимаю. Они (по крайней мере, большая их часть) - те самые Гробопольские насильники. Они забыли свое прошлое! Да и не удивительно - ведь и я забыл!.. Итак, сегодня решающий день. Либо они поглотят Царя, воинов, и моего отца - тогда никогда уже не удастся вырваться из этой тюрьмы. Вечные побои, ужас, боль. Быть может, в конце концов, я не выдержу - сломаюсь, подчинюсь... Либо - сегодня я что-то должен сделать. Изменить! Вырваться!.. ВЫРВАТЬСЯ!!"
   Стены дрогнули, затрещали, сыпанули ледяным крошевом. Драные тени беспорядочно заметались, заверещали. Сдержавшие Волода цепи раскололись, и тут же он оказался в стремительном вихре. Помчал по пустынным коридорам, и все молил на пределе сил:
   - Вырваться!.. Освободиться!.. Вырваться!..
   А еще была мольба о прощении. Он знал, что Дева никогда и не держала на него зла, но сам себя не мог простить, а потому молил...
   И вновь он в вихре - мучительно сплетенный с иными телами. Жгут холодом изумленные и злые голоса:
   - Опять с нами?!.. Ты же Крыса!.. КРЫСА!!!.. Неужели ты прощен?!.. Быть такого не может!..
   А Волод действительно не знал, почему он прощен. Разве что чувствовал: все здесь взаимосвязано, и раз уж он истину вспомнил, и вырваться пожелал - так и получилось...
   Снежные духи чувствовали предстоящую обильную трапезу, потому быстро оставили "неугодного" Волода, а он кружился среди них - обдумывал, что делать дальше. Когда достигли царевых воинов, Волод вырвался из общего потока.
   - А-А-А-А-А!!! - завопили остальные. - Предатель! ПОГЛОТИТЬ ЕГО!!!
   И кто-то метался во мраке, вопил, ползал, рыдал.
   - ОТЕЦ!!! - громовым голосом закричал Волод. - Я ПРИШЕЛ!!! ВРЕМЯ ИСКУПИТЬ НАШИ ГРЕХИ!!!! ОТЕЦ!!!!
   Именно этот громовой вопль услышал Творимир, и, оторвавшись от ледяной стены, пополз к своему сыну.
   - ПРЕДАТЕЛЬ!!! - ревел вихрь снежных душ, и исполинским валом вздыбился, чтобы раздавить.
   Подполз Творимир, прохрипел:
   - Я здесь, сын...
   - Отец, ты помнишь - под стенами Гробополя, мы вновь предали Деву. Отдали ее на растерзанье этим насильникам.
   - Да. Помню, и знаю - теперь пришла пора искупить...
   Все были поглощены своими чувствами, и никто не замечал, как трясутся каменные склоны.
   Сейчас обрушиться на отца и сына вихрь призрачных душ. Но за мгновенье до этого сошла лавина. Погребла в себе и правых и виноватых.
   
   * * *
   
   Темень и холод.
   Не было больше ни Творимира, ни Волода-младшего, но было единое, сотканное из них сознание, и была молитва:
   - Прости! Если это возможно, если еще не поздно - прости!.. Измени все это!.. Я жажду бороться!..
   И мрак зашевелился. Снежные массы обратились в вихри птичьих крыл. Проскальзывал знакомый, печальный девичий лик...
   Крылья расплетались, а Творимир-Волод скользил вниз.
   Удар о поверхность. Покачиваясь, поднялся. Кругом метались красные блики, некая исполинская постройка нависала над ними. А здесь, внизу, в грязных лужах, молодчики держали деву, и, гнусно ухмыляясь, кричали Творимиру:
   - Неугодно ли вам первому повеселиться! Мы ее подержим! Прямо здесь!..
   - Выпустите ее!
   - Что?! - они опешили.
   Творимир зарычал, и, сжав кулаки, бросился вперед. Не было иного оружия, кроме кулаков, и он дрался. Дрался с остервененьем, хрипел, рычал. Ему оказывали сопротивление, тоже били, но он не чувствовал боли.
   Наконец, насильники испуганно возопили, и, бросились врассыпную. Творимир гнался за ними.
   Вдруг они стали крысами - тощими, облезлыми. Теперь они не вопили - верещали. Толкались, падали в грязевые лужи, барахтались и тонули.
   Творимир обернулся - девы уже не было.
   Зато из-за поворота ущелья появилась голова отряда. У Бригена Марка был очень нездоровый вид - воспаленные глаза, впалые щеки. И, когда Творимир подошел к ним, Бриген без всякой злобы, но устало проговорил:
   - Опять ты пропал... А я ничего не понимаю - запутался. Вот, будто занесло нас лавиной. И... умер я. А теперь вот - жив. Кажется - целая вечность прошла... С нами происходит что-то необъяснимое.
   Ехавший рядом маленький человечек с большим черепом - тоже бледный, согласно кивнул, и молвил:
   - Именно - необъяснимое. Я могу предположить, что на самом деле прошло уже множество земных лет...
   - Как так? - испуганно спрашивал еще один ехавший рядом землянин.
   - Ничего не знаю... - шептал маленький человечек. - Ну, может... планета убивает и возрождает нас вновь и вновь. Вертит, крутит нами так, как ей угодно... Нет - я не могу ничего объяснить. Здесь нет необходимого оборудования, и... никогда уже не будет!..
   - Так, ну а что дальше? - спросил Творимир.
   - Похоже, мы вплотную подъехали к Яслям Богом. - ответил Бриген Марк.
   - Только, наши первые разведчики не заметили этого... замка... - отозвался человечек.
   - Какие разведчики? - устало выдохнул Бриген. - Когда это было?.. Вечность назад?.. Я вот ни в чем не уверен.
   Творимир обернулся. Затем задрал голову.
   К небу дыбилась черная махина. Уныло серели тысячи однообразных окон. За окнами было движенье, слышались обрывки слов.
   Широкая дверь распахнута. За ней виднелась лестница. Никаких запоров, никаких стражей - и это настораживало больше всего.
   Тем не менее, они пошли. Им просто не оставалось ничего иного.
   
   
    Глава 7
   "Замок"

   
   Сразу за дверью навалился затхлый, тяжелый воздух веками не проветриваемого помещения. Они поднимались по растрескавшейся, каменной лестнице - и с каждым шагом сгущался сумрак.
   Вдруг лестница закончилась, и они оказались на мрачной, укутанной в темно-серый полусвет улице. Камень был под ногами, усеянные квадратными окошками стены дыбились вокруг - тянулись во все стороны, терялись во мраке. Каменное марево густело над головой.
   Унылой змеей выполз заметно поредевший после лавины отряд на улицу - прополз с версту, и тут Царь остановился. Темные капли пота катились по его лицу, он тяжело дышал, с трудом выговаривал:
   - Дурно мне... Надо бы остановиться, передохнуть...
   Усталость, дурноту чувствовали и все остальные. Бриген Марк провел дрожащей рукою по пылающему лбу, и вздохнул:
   - Воздух здесь дурной... тяжелый...
   - Между прочим, мы заблудились. - заявил человечек с большим черепом.
   - Что? - спросили разом несколько голосов.
   - А то, что в этих стенах бессчетно дверок, как две капли воды похожих на ту, из которой мы вышли. Сначала я еще пытался их считать, но быстро сбился... Здесь кружится голова... мысли путаются...
   Творимир молвил:
   - Хотел бы я знать, кто все это построил. Ведь это ж сколько труда!..
   Не успел он это сказать, как от стен отделились, приблизились невзрачные, темно-серые, сливающие с камнем и нездоровым воздухом фигуры. Все же это были люди - тощие, ветхие, видно терзаемые какими-то недугами. Они кланялись Царю и остальным и говорили:
   - Милости просим, к нам в гости.
   - А вы, собственно, кто такие? - раздраженно осведомился Царь.
   - А мы здесь живем.
   - А нам у вас делать нечего! - нахмурился Царь. - Показывайте как пройти...
   Но он не договорил - схватился за сердце, и если бы местные жители не подхватили его - вывалился бы из седла.
   - Арррххх... - Тиран заскрежетал зубами. - ...нужен отдых. Но мы держаться вместе...
   Теперь на местных надвинулся воевода - перехватил своей богатырской ручищей за шкирку, вздернул в воздух.
   - Слышал, что тебе Государь сказал?! Не вздумай нас по разным комнатам вести!
   - Конечно! Конечно! Конечно! - вразнобой заверещали местные.
   И прямо против них, в стене раздвинулись широкие каменные ворота...
   И оказались они в зале широкой, но с чрезвычайно низким потолком - некоторые даже задевали этот потолок головами.
   Царь совсем расхворался, но из последних сил хрипел, чтобы никуда его от остальных не уносили. Воины рассаживали на неудобных, жестких стульях, и оглядывались - ждали, когда будет угощенье.
   Только стены были уныло-гладкими, и вдруг распахнулись сотни дверок, и хлынули из них местные. Все несли подносы. А каждом подносе - блюдо с ровной горкой серой еды, и большой чашей с чем-то остро пахнущим. Воевода, который теперь был за главного, перехватил подошедшего за руку - у того аж кость затрещала.
   - А ну-ка - сам испей! - рявкнул воевода, и другой рукой перехватил рукоять своей сабли.
   - Как вам угодно! - морщась, просипел местный, и выпил половину кубка. Улыбнулся уже пьяной улыбкой. - Настойка отменнейшего качества. Изволите ли еще?
   - Довольно! - велел воевода, отпустил руку, суровым взглядом обвел присутствующих, и прикрикнул. - Много не пейте!.. Нас могут просто опоить! Ясно?!
   - Ясно... Ясно... Ясно... - однообразно отвечали воины.
   Но настойка очень сильно и быстро пьянила, а, как известно, чем пьянее, тем больше пить хочется. К тому же серая еда на подносах вызывала сильную жажду... В общем, их опоили...
   Уже голосили пьяные песни, возбужденно переговаривались и спорили ни о чем; а вокруг происходило неустанное движенье. Местные перетаскивали каменные блоки:
   - Эй, что вы делаете?! - прохрипел пьяный воевода, и треснул кулаком по столу.
   - К представлению готовимся. - отвечали местные. - Всем гостям мы показываем представление. Сейчас только декорации расставим...
   - Ну-ну... - покачал головой воевода, и в очередной раз хлебнул.
   Каменные блоки подставляли вплотную к столу, сам стол делился на части, и... неожиданно Творимир понял, что его со всех сторон огородили. Он бросился в одну сторону - уперся в каменную стену, в другую - такая же каменная стена. Со всех сторон окружали каменные стены. Он забарабанил кулаками, затем - налетел на стену боком, ударил ногой. Закричал:
   - Идите сюда! Я здесь! Я здесь!..
   И тут обнаружил, что в одной стене есть дверь - налетел. Дверь с треском распахнулась, и он вывалился на сумеречную, ветхую лестницу, в стенах которой виделось множество дверей. Двери распахивались, выглядывали из них серые лица местных жителей. Некоторые глядели на Творимира с удивлением, некоторые раздражено.
   Оказавшийся ближе всех, положил тяжеленную руку Творимиру на плечо, и заявил:
   - Что-то ты, сосед, разбуянился. Ведь совсем недавно к нам въехал...
   - Откуда я, собственно, въехал?! - крикнул Творимир.
   - А я не знаю. Тебе виднее. Ты, давай-ка - возвращайся к себе, потому что, завтра рано на работу.
   - На какую еще работу?
   На лице соседа отразилось искреннее изумление:
   - Да ты что? А где мы все работаем? Выстраиваем новые жилища... Ну, ты наверно хлебнул лишнего, потому так себя ведешь. Возвращайся к себе и спи.
   Обескураженный Творимир повернулся, шагнул обратно в свое жилье. Внутри произошли некоторые перемены: появилась низкая, неудобная кровать, стул, стол, еще кой-какая мемебелишка, а главное - окошко. Стекло покрывала засохшая грязевая корка, и, сколько Творимир его не протирал, оно оставалось все таким же мутным.
   За окном виднелась усеянная такими же мутными окнами стена. За теми окнами виделось движение, и, приглядевшись, Творимир увидел обитателей. Все это были серые, невзрачные люди. Они передвигались в таких же маленьких, убого обставленных комнатушках, как и жилище Творимира. Они о чем-то говорили или же просто сидели, лежали, стояли...
   Творимир прошел к своей кровати, лег... Жесткая, неудобная. Минут десять пролежал, тупо глядя в потолок, затем резко вскочил - даже губы его дрожали от волнения.
   - Что же я здесь время теряю?.. Надо наших искать!..
   Он боялся, что дверь окажется запертой, но нет - никто его не держал. Он промчался по лестнице, вырвался на улицу.
   Однообразные каменные стены, сколько хватало глаз, тянулись во всех направлениях. Творимир выбрал, куда бежать... бежал минут двадцать, и совсем запыхался...
   Густели безрадостные сумерки. Сделалось совсем уныло. Тяжко и протяжно завыл ветер, но свежести не принес. Творимир не сразу осознал, что его окружает компания призрачных фигур. А как увидел - подумал, что сейчас будет нападение. Но нападения не было. Раздались наставительные голоса:
   - Время очень позднее, непозволительное для прогулок. Потому просим вас вернуться жилище. Где ваше жилище?
   Творимир огляделся...
   Конечно, он не помнил, из какого подъезда он выбежал...
   Надо было что-то делать, и он кивнул на ближайший подъезд:
   - Вот отсюда я...
   - Ага. Хорошо. Возвращайтесь к себе, и больше в такое время не выходите.
   Творимир, счастливый, что так легко удалось от них избавиться, нырнул в черноту этого подъезда. Там споткнулся об изъеденную временем лестницу, и дальше, цепляясь руками в перила, стал подыматься.
   Вдруг в лицо плеснул ядовито-зеленый огонь. От неожиданности Творимир вскрикнул.
   - А-а, так это опять ты, сосед. - знакомая тяжелая рука плюхнулась ему на плечо. - Опять буянишь? Да?
   В зеленое свеченье вплыла нездорово раздутая физиономия.
   - Опять вы? - прошептал Творимир. - Но как же так? Ведь я минут десять бежал по улице. Никуда не сворачивал...
   Физиономия ухмыльнулась:
   - Чудак вы сосед! Ей-ей, чудак!.. Ночные пробежки совершаете? Так ведь непозволительно это. Непозволительно, понимаете?
   - Да, да... - пробормотал Творимир, и впихнулся в свою комнатушку.
   Только он повалился на жесткую кровать, как тяжкий, мучительный сон сморил его... И уже был разбужен - поднялся не выспавшийся, с сильной головной болью. За окном темно-серая муть чуть просветлела.
   Он пытался понять, что его разбудило... Оказывается - тонкий, назойливый свист с улицы. И в свисте раздался унылый голос:
   - Все подымайтесь. Пора на работу.
   Свист оборвался. Теперь все пробудились. Топали над головой, топали на лестнице, топали на улице, и, когда Творимир глянул в мутное окно, увидел - по улицам движется однообразная серая толпа.
   Его похлопали по плечу:
   - Собирайтесь. Пора на работу.
   Творимир резко обернулся - сзади никого не было. Он схватился за раскалывающуюся голову, и застонал:
   - Да что же это за бред такой?.. Долго это еще продолжаться будет? Надо бежать - может, хоть на улице встречу кого-нибудь из своих!
   И вот он уже на улице - идет в унылом потоки. И все тут такие однообразные - серые, ничем не выделяющиеся. И тон разговоров, и сами слова, и глаза их, и жесты - унылое однообразие...
   Творимир решился крикнуть:
   - Эй, есть здесь земляне?
   В него впились несколько настороженных глаз. Раздались сумрачные голоса:
   - А ты, собственно, кто?.. Ишь, хулиган!.. Землян ему подавай!.. Иди на работу, бездельник!..
   Иных откликов не было, и больше Творимир не решался звать...
   Спереди нарастал грохот. Вот необработанные, без окон и дверей каменные стены. Впрочем, кое-где были проделаны и подъезды, и нижние окна. Из подъездов, впряженные в тележки, выбегали запыхавшиеся, страшно тощие люди - они неслись к большим возам, и туда, кряхтя, вываливали свой груз - дробленый камень. Здесь воздух был особо тяжкий - каменная пыль вызывала кашель, слепила глаза.
   - Вы бы хоть... повязки на лица... надевали... - откашливаясь, выдавливал Творимир.
   А к нему подошел некто плечистый, и начал ругаться:
   - Ишь, только прибыл, еще ничего у нашем деле не смыслит, а уже советы дает! Помолчал бы!..
   Говорящий был подозрительно похож, на царского воеводу, но Творимир не в чем уже не был уверен, а потому промолчал.
   Дальше, провожаемый грубой бранью о нерасторопности, Творимир был впихнут в строящийся подъезд.
   Ему был вручен тяжеленный молот, и объяснено, какую стену он должен продалбливать...
   Несмотря на сложнейший комплекс физических тренировок, пройденный Творимиром еще на Земле, к окончанию рабочего дня он буквально валился с ног. Потная, грязная одежда липла к телу, язык лип к гортани, судорожно дрожали мускулы.
   А тут еще подвалил широкоплечий и принялся орать:
   - Да ты что это, а?! Это все, что ты за день сделал?! Бездельник!.. Бездарь!
   Тут Творимир вспылил:
   - А мне эта работа вообще не нужна! Я хочу уйти из этой дыры, ясно?!
   Широкоплечий побагровел:
   - Умничать будешь, да?.. Хочешь без работы остаться? Хочешь без еды на улице сгнить, да?!
   Творимир хотел было крикнуть "ДА!", но вспомнил, как метался среди стен прошлой ночью, и сдержался.
   Широкоплечий долго, насмешливо в него вглядывался, потом хмыкнул:
   - Ну, вот то-то же! Сегодня, за строптивость получишь половину пайка.
   И Творимир покорно кивнул...
   Ему всучили грязный пакет, в который была навалена небольшая кучка того приторного серого кушанья, которое давали и на пире-разлучителе. Также он получил стакан с настойкой.
   Некоторое время он двигался в согнутом, унылом потоке, а когда это осточертело - метнулся в первый подвернувшийся подъезд. И он не удивился, когда обнаружилось, что это ЕГО подъезд. Он встретил соседа, буркнул "да" на какой-то вопрос, и поскорее юркнул в свою комнатушку.
   Проглотил гадкую серую еду, запил настойкой...
   Уже пьяный стоял у окна. Несмотря на сильнейшую усталость, понимал, что не сможет заснуть. И он стоял и смотрел, через мутное окно, через иные мутные окна на то, что происходило в комнатках на другой стороне улицы.
   В большей части этих однообразных, маленьких комнатушек мерцал муторный свет. Как и накануне, там прохаживались, говорили, или лежали, или стояли. Некоторые проводили такое же одинокое существование как и Творимир. У некоторых, напротив, были большие семьи, у них царил сущий ад - как крысы понабились в узких стенах и что-то там голосили.
   И тут Творимир увидел девушку. Сразу узнал ЕЕ. Ее комнатка теснилась двумя этажами выше. Девушка стояла у окна, и глядела на Творимира. Но тут же отошла...
   Творимир ждал, что она перебежит улицу, постучится в его двери. Он готов был хоть целую ночь ее слушать, и, быстро прохаживаясь от стены к стене, приговаривал:
   - Ну, вот теперь, во все поверю! Потому что запутался, и ничего-ничего не понимаю!..
   Он даже распахнул дверь, и глядел на мрачную лестницу. Невыносимо медленно тянулись минуты, а ее все не было. Тогда выскочил на улицу, бросился к ее подъезду - дверь оказалась запертой.
   Рядом затемнились фигуры:
   - Так. Опять вы. Немедленно вернитесь к себе.
   - Да, да... - пробормотал Творимир, и метнулся обратно в свою комнатушку.
   Вновь он стоял у окна - глядел в ЕЕ окно. А окно уже было закрыто занавесями. Вот потух муторный свет. Творимир все не отходил от окна - ждал, что она подойдет. Прождал до утра - она так и не подошла.
   И вот утро. Пронзительный тонкий свист резанул в воздухе. В свисте были слова:
   - Все подымайтесь. Пора на работу.
   И сразу началось движенье. Ноги ступали над головою, на лестнице. Унылые толпы выплескивались на улицу. Творимира похлопали по плечу:
   - Собирайтесь. Пора на работу.
   Он резко обернулся - как и накануне, никого там не было.
   Он вновь бредет в серой толпе. Вот у выдалбливаемого подъезда. В его руки впихнули кувалду...
   Сумерки. Измученный, взмокший, он выслушал ругань широкоплечего, сам огрызнулся, получил пакет с серой едой, стакан с настойкой и поплелся... Потом случайно ввалился в некий подъезд, и, конечно - это оказался его подъезд.
   Уже у окна. Вот она подошла - глядела куда-то, но не на него. Он замахал ей руками, даже закричал. Ее уже нет... Вскоре потух муторный свет. Шатаясь от усталости, Творимир одним глотком поглотил настойку, и тут навалился сон...
   Разбужен был звоном. Поплелся на долбление. Вернулся вечером. Вновь стоял у окна. В этот раз она вообще не подошла к окну...
   На душе Творимира была боль. Он шептал:
   - Оказался здесь совсем один. Точнее - есть она. Но она не хочет со мной общаться. Не обращает на меня внимания. Но почему? Ведь я жду ее. Мне больно...
   Ответа не было. И до рассвета, борясь с бредовым сном, он провел у окна. Но она так и не подошла...
   И на следующий день он делал тоже, что и накануне. Также истомился. Слушал брань широкоплечего, и сам орал на него.
   Вернулся - вновь стоял у окна и ждал. Она подошла на пару минут - затем нырнула назад, и это уже на всю ночь.
   Так проходили дни. Сначала Творимир еще пытался их считать, но они были столь же однообразны, как и подъезды - Творимир сбился со счета. Он еще несколько раз пытался бежать - истомленный, всегда возвращался к себе...
   В этой жизни не было выходных, не было праздников. Раз заведенный порядок затягивал в серую карусель, отуплял. И все, что в этой жизни имело хоть какой, самому Творимиру непонятный смысл - это те минуты, когда дева подходила к окну. Он знал, что она его не замечает, но хоть глянуть на нее - уже счастье.
   Так как большую часть времени у окна он проводил в ожидании, то, невольно изучил и жильцов соседнего дома. Прямо против него жил необъятный толстяк, который каждый вечер по часу медленно-медленно прохаживался от окна к дальней стене, и чесал свое оттопыренное, волосатое брюхо. Выше носились тощие, ущербные дети, и вопила на них больная мать...
   Он пытался выходить на работу раньше, он и после работы караулил ее у подъезда. Так ни разу и не увидел вблизи, и в подъезд ее проникнуть не удалось.
   
   * * *
   
   В тяжкой веренице будней случилось страшное изменение.
   Накануне Творимир крайне истомился на работе, а потому выстоял у окна не более получаса... Из бредового сна выдернул сильный грохот с улицы. Бросился к окну, и тут заскрежетал по стеклу пальцами - едва не завопил.
   Соседний дом рушился!
   Выбежал на лестницу. Там уже монотонно переговаривались соседи. Рванул на улицу, но перехватили сильные руки:
   - Куда?! Вот ведь шиз! Убьется, а потом отвечай за него! Не знаешь что ли - соседний дом из-за ветхости сносят.
   - А жильцы его как же?
   - И жильцов вместе с домом сносят! - засмеялся сосед.
   - Что?! Да как же так можно!
   - Выселяют их конечно! Шуток не понимает... Хе!
   - Куда выселяют?!
   - А кто их знает! Кого куда!..
   Еще несколько минут грохотало, и тряслись стены. Затем все вышли на улицу. Вместо соседнего дома высилась уродливая каменная груда - уже суетились среди камней человечки - куда-то эти камни уносили.
   В тот день Творимир не пошел на работу: он метался - пытался узнать, куда переселились жильцы снесенного дома. Расспрашивал многих - одни отвечали, что не знают, иные бранились - и это все...
   В поздний, темный час вернулся к себе. И тут только понял, что ни еды, ни питья нет. Если бы у него было зеркало, то в отражении увидел бы унылую, серую мумию, в бесформенном рванье.
   Долго-долго Творимир ходил по комнате, и наконец, утомленный, повалился на кровать...
   В полумраке послышались шаги. Кто-то медленно прохаживался от стены к окну, и усиленно чесал свое оттопыренное волосатое брюхо. Творимир вскочил, пригляделся, и узнал - это был жилец противоположной ему квартиры, снесенного дома.
   - Эй! - окликнул его Творимир.
   Но толстяк не обращал на него никакого внимания. Тогда Творимир подбежал, и помахал перед ним руками - ничего не изменилось. Рука Творимира прошла через голову толстяка так же легко, как через воздух.
   - А-а, призрак! - изрек Творимир.
   Толстяк продолжал ходить от стены к стене, и чесать свое пузо...
   Творимир вновь повалился на кровать, но конечно не мог заснуть - глядел то на призрака, то в потолок, то в окно, за которым была лишь темно-серая мгла.
   И вдруг его осенило - он вновь на ногах. Он говорил:
   - Я почти уверен: призраки живших в снесенном доме переселились сюда. И, если толстяк жил в квартире напротив; то, соответственно, двумя этажами выше должен появиться ЕЕ призрак...
   И вот он выбежал из квартиры - спотыкаясь, падая, устремился вверх по лестнице. Преодолел два этажа и застучал в замшелую дверь.
   Никто не отвечал. Творимир забарабанил сильнее.
   - Откройте! Немедленно! Я требую!
   Тут дверь заскрежетала, и Творимир отшатнулся от сильного смрада. Что-то гнило, причем долго.
   Раздался ядовитый, безумный старческий голос-скрип:
   - Кто требует?.. Ты требуешь?.. А-а-а - ну, я преподам тебе хороший урок.
   Творимир всматривался в проем, но там было слишком темно, чтобы разглядеть говорившего. И Творимир стал оправдываться:
   - Видите ли. Это очень важно для меня... Самое важное в этой жизни, понимаете?.. И я очень устал...
   - Чего надо от меня, а?!
   - Всего лишь побыть в вашей комнате недолго. Хотя бы час!
   - А больше ты ничего не хочешь?
   Дверь начала закрываться, но Творимир успел выставить руку - надавил. И тут нечто железное сильно перехватило его запястье.
   В лицо дыхнуло нестерпимым смрадом:
   - Так зачем тебе это? А-а- а?
   - Здесь должен быть образ... девы...
   - Здесь нет никаких образов, никаких дев! Только я!
   - Но позвольте мне взглянуть!
   - Взглянуть? А, пожалуй, позволю. Но вот чего - будет тебе одно условие. Но я тебе его попозже скажу, а ты пока взгляни.
   И железная длань потащила Творимира за дверь. Размерами эта комнатка ничем не отличалась от комнатки Творимира, но стены ее покрывал красный мох, который шевелился, и шипел. Мутно-блеклое свеченье грязнило из-под потолка, и в нем Творимир разглядел жильца.
   Отвратительное это было создание. Вместо рук и ног у него были железные протезы, но протезы заржавели, и ржавчина смешивалась с плотью, которая гнила и висела на нем складками. Голова была жирная, раздутая, жабья, глаза мутные, выпученные, безумные. Видно - в нем гнездился целый выводок болезней. Грязная одежда темными жирными пятнами прилипала к перекошенному, смердящему телу.
   Отвратительна была разбросанная посуда, в которой копошились какие-то паразиты. Отвратителен был живой мох, отравленный воздух, залепленное раздавленными мухами окно, и такой же потолок. Все за исключением призрачной девы было отвратительно.
   А она, спокойная и безмолвная сидела на призрачном кресле у окна, и с загадочной улыбкой глядела в пустоту. Она была прекрасна.
   - Видите ее? -прошептал Творимир.
   - Ничего не вижу. - скрежетал жилец. - Я тебе вот что скажу - за визит, за тревогу отдашь мне палец.
   Творимир не обратил внимания на слова безумца. А тот неожиданно выкрутил его руку , и рубанул ржавым тесаком.
   Рванула острая, каленая боль - Творимир закричал.
   Отвратительный безумец стоял перед ним, и держал отрубленный, кровоточащий указательный палец и гнусно ухмылялся.
   Творимир отшатнулся к стене, но по спине защекотал красный мох, и он отдернулся - покачиваясь, стоял среди комнаты. Частой, жирной капелью темнила пол кровь.
   - А теперь убирайся! - рявкнул жилец.
   - Еще не все.
   - Что?!
   - Дело в том, что я должен появляться у вас каждый день, каждый вечер. Я должен видеть ЕЕ.
   - Здесь нет никого кроме меня. Слышишь?! Никакой "ее"!.. Но... раз ты шиз. А ты точно шиз! Так пожалуйста - милости прошу. Приходи хоть каждый вечер, нарушай покой примерного старичка. Но учти - за каждый визит тебе придется отдавать по пальцу. Сначала уйдут пальцы на руках, потом на ногах. Потом, постепенно, в это дело уйдут и сами руки и ноги...
   Творимир скрючился он нового приступа боли - глянул на прекрасный, задумчивый призрак у окна, и вскрикнул:
   - Согласен...
   - Приходи завтра. А сейчас... убирайся!..
   - Подождите! Быть может, мы придумаем что- нибудь лучшее. Ну, например - мы просто обменяемся комнатами!
   - Еще чего! Я здесь век сижу и никуда уходить не собираюсь.
   - Ну, тогда, может не так жестоко. Может, сойдемся на половине пальца за вечер.
   - Ты же в дверь будешь стучать! Мне это волнение - понимаешь?! Или, может, думаешь, я буду дверь открытой держать? Чтобы воры какие-нибудь вломились, ты этого хочешь, отвечай...
   - Нет, нет - конечно! - Творимир застонал от боли. - Но я сейчас что-нибудь придумаю, подождите!.. А, вот придумал! Что, если от моей комнаты к вам будет вести труба.
   - Чего?!
   - Ну, понимаете, в руинах снесенного дома я видел много труб. Есть и погнутые, но есть и вполне сносные. Так вот - если одну из этих труб провести через потолок... точнее - через пол вашей квартиры... извините - язык заплетается... Я бы пролезал из своей комнатушки прямо к вам. И не пришлось бы стучать в дверь.
   - А ты представляешь, сколько грохота от пиления пола будет?
   - Ну, как- нибудь...
   - За это я сразу отпилю у тебя ступню.
   - Но...
   - Ты будешь жить, ручаюсь. Вместо ступни я приделаю тебе железный протез как у меня. Зато впредь, за каждый визит будешь отдавать лишь по трети пальца. Согласен?
   Творимир задрожал, согнулся и сдавленно крикнул:
   - Согласен!
   Затем, пошатываясь, медленно спускался по лестнице, неслись мысли: "Ты правильно сделал, что согласился. Из этих стен нет выхода. Все однообразие. Все одинаковые, пустые лица. А ОНА, по крайней мере, хоть что-то значит. Что именно значит?.. Не знаю... Ах, да еще надо договориться с соседями меж нашими этажами..."
   И вот он уже стучит в дверь. Открыла болезненная, тощая женщина. Недоверчиво на него уставилась, а за ее спиной орали дети.
   - Извините... - пробормотал, зажимая сочащийся кровью обрубок пальца, Творимир. - Но я бы хотел провести через вашу квартиру трубу...
   - Чего?! - она уже хотела захлопнуть дверь, но он удержал рукой - оставил кровавый след.
   У женщины расширились глаза, она отшатнулась назад, взвизгнула:
   - Вор! Бандит!..
   Дверь настежь - перед Творимиром высился, ширился пьяный мужичина. Он уже замахнулся, чтобы ударить, но Творимир зачастил:
   - Подождите, подождите!.. Сейчас я все объясню. Я не бандит. У меня к вам деловое предложение. Скажите, вы хотите расширить свое жилье?..
   Мужик остановился, почесал затылок, наконец ответил угрюмо:
   - Ну, да...
   - Тогда, сделайте это за счет моей комнаты. Она как раз под вашей. Вы продолбите в полу отверстие, и спустите вниз лестницу. Будет вам как чулан. Ту, нижнюю комнатку мы перегородим. Большую часть вашей станет, ну а мне останется маленький закуток у двери. Чтобы мне только было место лежать и стоять.
   Болезненная женщина уже стояла рядом и обдумывала сказанное. Вот спросила:
   - Положим, мы согласны - нам сейчас от детей спасу нет, а с трубой что?..
   - А труба, как раз от моего закутка подыматься будет. Не прямо, потому что иначе она вход в вашу квартиру перегородит. Как же вы тогда входить будете?
   - Вот именно - как же мы тогда входить будем? - вперла руки в костлявые бока женщина.
   - Так мы ее с изгибом сделаем. Она сбоку от вашей двери будет. Мне это затем нужно, чтобы к соседу сверху пролазить, и его стуком не тревожить...
   - Ну, и как вы это себе представляете?! - грубо крикнула нервная женщина.
   Пьяный мужик схватил Творимира за изувеченную руку, и впихнул в свою комнатушку. А там творилось нечто невообразимое: у них итак был несколько орущих, тощих детишек, так к этим прибавились еще и призраки из соседнего дома. Напомню, что там, тоже на этаж ваше Творимировой квартиры, обитала некая мамаша и ее вечно орущие, ущербные чада. И вот теперь по комнате беспрерывно металась кавалькада тощих тел. Они сталкивались, проходили друг сквозь друга, и даже не замечали этого. Меж ними носилась призрачная мамаша, и что-то орала...
   Творимир начал объяснять, где надо пропиливать пол, но навалилась слабость. Дрожащей рукой ухватился за дверной косяк - едва удерживался на ногах.
   - Ты чего? - сдвинул редкие брови мужик.
   - Видите ли, я уже очень давно не ел. Мне бы совсем немного хватило...
   Женщина вновь уперла руки в костлявые бока.
   - А у нас, думаешь, есть?.. Мы вот все этим отдаем! - и она кивнула на кружево орущих детских тел.
   Мужик вытолкал Творимира на лестницу.
   - Так что же? - пролепетал Творимир.
   - Согласны. Нам дополнительное жилье нужно. Завтра пилить начнем. Но вот че - трубы сам таскать будешь. Понял?..
   - Понял... Мне бы поесть, а то и не знаю - доживу ли до завтра.
   - Сказано же - еды нет. А сейчас - спать...
   Он еще раз, посильнее толкнул Творимир, и развернулся - пошел руганью и кулаками успокаивать своих детишек.
   Творимир медленно спустился в свою комнатушку. Постоял там некоторое время. Но в комнате было и душно, и холодно, и неуютно - он выбрался на улицу. Заснул среди руин снесенного дома.
   Утром его брезгливо пихнули в бок. Он, дрожа от холода, приподнялся. Это были рабочие разгребавшие завалы.
   - Ты что - бродяга?
   - Нет. Я живу в доме напротив.
   - А работа у тебя есть?
   - Есть. Я новые подъезды прорубаю.
   - Ты смотри! Еще раз так попадешься - сдадим, куда следует.
   Творимир покорно кивнул, и, терзаемый резью во впалом животе, поплелся на долбление подъезда. Он уж и не знал, как выдержал продолжительную ругань широкоплечего. Однако не только выдержал, но еще и историю придумал - как в темном подъезде напали на него грабители, как он отбивался, и как в схватке один из них отмахнул ему палец. Широкоплечий с видом знатока долго разглядывал обрубок. Наконец, вынес вердикт:
   - Ладно. В первый раз - прощаю. Но учти, в следующий раз, хоть ногу потеряешь и не явишься на работу - будешь выгнан, и станешь бродягой. А знаешь, что у нас с бродягами делают?!
   - Знаю. - кивнул Творимир, хотя не знал, и знать не хотел.
   Далее Творимиру была всучена кувалда, и он начал долбить. И работал с ожесточением - боролся с забытьем, со смертью.
   Наконец рабочий день окончен. Широкоплечий был удивлен хорошими результатами, и за это выдал Творимиру удвоенный серый паек. Тут же, у недостроенного подъезда, Творимир, не чувствуя вкуса, поглотил еду, выпил настройку, и уже пьяный побежал к дому.
   Бежал долго. Все высматривал свой подъезд, и тут вспомнил, что, в какой бы подъезд не забежал - это окажется его.
   Соседи сверху уже поджидали у дверей его комнатушки. Болезненная женщина набросилась:
   - Учтите - себе вы оставите минимальный кусок!
   - Я согласен. - устало бормотал Творимир.
   - Так неси трубу, а потолок мы уже пропилили! - хрипел пьяный мужик.
   Творимир пробежал через улицу, и долго ползал в руинах снесенного дома - искал подходящую трубу. Стемнело, загудел тяжелый, душный ветер.
   Вот и труба. Творимир взвалил ее на спину, и, согнувшись, поплелся обратно. Ступал медленно, осторожно - здесь ничего не стоило споткнуться, и переломать ребра.
   Только выбрался на ровную улицу, а его окрикнули:
   - Э-эй! Стой!
   Появились призрачные силуэты.
   - Так. Опять ты. И трубу несешь. Вор, стало быть?
   - Нет... - измученно выдохнул Творимир.
   - Так зачем же эта труба?
   - Чтобы ползать по ней...
   - А-А-А! Он еще смеется!
   И Творимира стали бить. Он качался, скрежетал зубами, но трубы не выпускал...
   Вот и подъезд - он ввалился во мрак, и там призраки отстали - видно, у них были дела поважнее.
   - Долго нам еще ждать?! У нас, между прочим, дети! - завизжала болезненная женщина.
   - Извините, пожалуйста... - прошептал Творимир.
   Оказывается, они уже перегородили его квартиру. Для Творимира оставили пространство, на котором и большой собаке было бы тесно. Кое-как протиснули трубу, и с помощью липкой мази закрепили в потолке.
   И вновь потащился Творимиру в развалины - за второй трубой.
   Притащил. Соседи начали ругаться:
   - Давай завтра доделаем!
   - Нет. Я должен видеть ее сегодня. - настаивал Творимир.
   - Ну, черт с тобой! - крикнул мужик. - Иди, договаривайся с этим...
   "Этот" открыл после того, как Творимир минут пять простучал в его дверь. В руках безумца был тесак. Сухим голосом говорил:
   - За пролом пола - ступня. За шум - большой палец правой руки.
   - Я согласен.
   - Учти. Ступню я буду рубить, когда ты будешь пол проламывать.
   - Но...
   - Не хочешь - возвращайся к себе.
   Творимир глянул за спину безумца. Прекрасный призрак был в этой гнусной комнате. Она стояла у окна, и задумчиво глядела сквозь раздавленных мух.
   - Согласен... - прохрипел Творимир.
   Творимир прошел внутрь. Ему было выдано долото, и он долго и упорно пробивал им дыру в поле. Снизу слышались вопли детей, и ругань болезненной женщины. Затем Творимир получил пилу - начал пилить.
   Безумец склонился и закатал своей ржавой железной рукой штанину Творимира до колен. Осведомился:
   - Ты готов?
   - Да. - прошептал Творимир - по его впалому лицу обильно катился пот.
   - Тогда я начинаю рубить.
   Призрак девы подошел к Творимиру. Здесь она обронила вуаль, и плавно за ней выгнулась. Легкой, нежной рукой подхватила вуаль, но задумалась, и застыла с восхитительной улыбкой. Что-то прошептала. У нее были теплые очи...
   Страшная боль рванула в ноге. Творимир застонал - он продолжал пилить...
   Это было только начало. Следующий удар рассек сухожилия до кости. У Творимира судорожно забились зубы, он прерывисто, словно захлебываясь, закричал. Следующий удар засел в кости - кость раскрошилась.
   Дева плавно распрямилась, повела тонкими руками, взмахнула вуалью, и вдруг закружила в воздушном танце. Подобно лебединой шее выгибалась она. Вставала на цыпочки, бабочкой-балериной порхала. И чувствовался аромат живых цветов. Она протанцевала через занесенный, окровавленный тесак - и вдруг озорно, по девичьи рассмеялась.
   Еще один удар - ступа Творимира была отрублена.
   В глазах стремительно темнело. Снизу неслись ватные крики:
   - Ты что там кричишь, а не пилишь!..
   - Я пилю! Пи-и-ил-ю-ю... - не своим голосом прохрипел Творимир.
   И он пилил.
   Был выпилен намеченный круг, и он склонил в него свою посинелую, дрожащую голову. Снизу на него уставились:
   - Ну, ты чего там - красного мха объелся? Бери трубу, а мы тут ее с нижней частью сцеплять будем.
   Творимир принял трубу. Руки его сильно тряслись, и он ничего не мог с этой дрожью поделать. И еще было чувство, будто кожа на теле натянута до предела, и сейчас лопнет...
   И тогда услышал ЕЕ голос:
   - Ну, что приуныл? Ведь знаешь - все закончится хорошо. Хочешь, стихи?
   
   Предо мной ты падешь на колени,
   И о вечном будешь вопрошать.
   В теплом кружеве твоих мгновений -
   Знаю, буду я молчать....
   
   - А дальше, я не знаю - ты извини... Но, если бы тебя не было - не было бы и этих стихов... Ну, до свидания. До встречи. До хорошего конца.
   
   * * *
   
   Очнулся Творимир в той жалкой конуре, которую ему оставили соседи. Сжимали темные стены, из-за них слышалась брань и детские крики, над ним чернела труба. В верхней ее части обозначился лик безумца, который крикнул:
   - Я там тебе кой чего оставил. Ты ешь, а то совсем загнешься...
   В руках Творимира была стеклянная банка. В банке усиленно шевелился, пытался выкарабкаться красный мох.
   - Ты не обращай внимания, что шевелиться, а ешь.. - советовал безумец. - Я то ем!.. Главное - лучше прожевывай...
   И он действительно запихал себе в рот живого мха. Захрустел. Прохрипел:
   - От этого виденья бывают... Знаешь, какие виденья... О-о-о...
   - Нет. Я лучше пойду на работу. - Творимир оттолкнул банку.
   Сверху неслось:
   - О-о-о, хорошо... Ну, иди-иди... Я тебе протез приделал, вроде ничего - работает. Ты, главное - осторожней на него наступай, а то...
   "А то" - была сильная боль. Творимира передергивало при каждом шаге, но все же он доплелся до работы.
   Широкоплечий, глянул на кусок железной ноги. Лениво спросил:
   - Что, оттяпали?
   - Да.
   - Бери кувалду, и за работу...
   В тот день, во время работы Творимир терял сознание. Но он быстро очнулся, и, сжав зубы, предвкушая ночное виденье, продолжил молотить...
   Получил паек и выпивку, но, проглотил их наскоро - измученный организм не принял - Творимира вырвало. Совсем слабый, приполз в свою конуру, корчась, развалился на полу. Сверху окрик:
   - Ну, что - наработался?
   Творимир пробормотал что-то неразборчивое. Но безумец не унимался:
   - Лезть ко мне собираешься?
   Творимир перевернулся на спину - глянул вверх. Выдохнул:
   - Да...
   - Ну, так поешь мха - он тебе сил придаст.
   Творимир глянул на банку - там судорожно извивался красный мох.
   - И без него доберусь... - упрямо просипел он сквозь белые губы.
   Подтянулся. Согнулся. Упираясь спиной, и локтями, отталкиваясь ногами, стал подниматься в трубе. Протез скрежетал о железо. Так он добрался до уровня верхнего этажа, и тогда оглушительно забарабанили. Болезненная женщина вопила:
   - А это что?! Мы о шуме не договаривались! Ты должен лазить тихо!..
   И ударила, должно быть, сковородкой - словно гром грянул!
   Творимир дрогнул, соскользнул, и словно мусор по мусоропроводу, полетел вниз. Упал на спину - извиваясь, застонал. По трубе несся хохот безумца. Он ревел:
   - Говорил тебе - мох ешь!
   Творимир в озлоблении схватил банку - хотел расшибить ее о стену, но сдержался. Некоторое время лежал без движенья, но вот решился - отвинтил крышку. Запустил руку внутрь. Мох обвил пальцы, защекотал по ладони.
   - Ну, ладно - ступни не пожалел. Привыкну и к такой еде. Что там главное?.. Лучше пережевывать? Ну, так пережуем.
   Мох оказался липким и безвкусным, он судорожно дергался, царапал гортань, когда Творимир пережевывал.
   Перед глазами поплыли плоские, ядовитых цветов круги, треугольники и квадраты. Неожиданно один из кругов засиял солнцем, у него выросли руки и ноги - одной ногой он обвился вокруг ноги Творимира, и поволок его вверх, в трубу. Творимиру было щекотно, и он громко смеялся. Соседи, кажется, что-то кричали, но он не обращал на них внимания.
   Вот выполз. Безумец был в хорошем настроении - ухмылялся, нетерпеливо помахивал тесаком с запекшейся кровью. Он говорил:
   - Вверх ногами ползать научился? Молодец! Ну, готовь палец...
   Творимир протянул правую руку, на которой оставалось три пальца - спустя мгновенье, оставалось два. Безумец прижег рану, и кровотечение остановилось, но тут хлопнул себя по лбу:
   - Ведь договаривались, по трети пальца за визит! А я целиком оттяпал! Ну, ничего - следующие два визита пройдут безвозмездно.
   Творимир находился под действием наркотика, потому не чувствовал боли. Мутными глазами искал девушку. Она сидела за столом и что-то писала. В этот раз ничего не сказала, а он ничего не испытывал - все чувства были притуплены.
   При расставании старик наградил его еще одной банкой со мхом, и пробормотал, что у него "такого добра навалом", а также: "если голова будет болеть - поешь мха, сразу пройдет".
   Творимир полез в свою конуру, но на полпути соскользнул, при падении едва не свернул шею. Потерял сознание.
   Очнулся с дикой головной болью. Банка разбилась, и мох расползся по стенам.
   Боль была нестерпимая - он начал сдирать мох, и жевать его.
   Навалились бредовые виденья. Стены извивались, танцевали. Выбегали железные псы и черные дыры. Миллион железных безумцев водили хоровод. Миллионы Творимиров ползли по трубе...
   Пришло время - вновь появилось Солнце - поволокло вверх. Безумец жульничал - и в этот раз отрубил целый палец, но Творимир не противился.
   Прекрасный призрак глядел в пустоту. Никаких чувств не было... В окончании ночи Творимир вновь загрохотал вниз.
   Так и повелось. Творимир больше не ходил на долбление подъездов. Его питал красный мох, который облепил его конуру. За день он съедал половину, но за ночь эта половина зарастала. Потом он полз к безумцу - тот заменял ему пальцы железными протезами. Кончились пальцы - в дело пошли кусочки рук и ног. Постепенно Творимир зарастал железом, но ему было все равно.
   Собственно, ему и призрак девы был безразличен. Прежних чувств не было... Почти всегда его окружали наркотические виденья. Когда долго не жевал мох - голову тисками жала боль.
   Так продолжалось очень долго...
   
   * * *
   
   Однажды стены его конуры рухнули.
   Много видений пережил Творимир, и подумал, что это одно из них. Через сутки понял, что стены действительно обветшали и рухнули.
   Он оказался в изначальной своей комнатушке, по которой уже расползся мох. Он пожевал, подошел к окну - там ползали жирные мухи. Творимир начал их давить. Мух было очень много, и в ближайшие дни любимым развлечением Творимира стала давка этих насекомых. Конечно, он не забывал и про мох...
   Железная труба рухнула, а пролом в потолке затянулся. Что касается соседей сверху, то они куда-то пропали. Творимир уже и забыл, что ползал вверх, забыл и про деву. Он просто ходил по своей комнате, жевал мох и давил мух. Если бы он взглянул на себя со стороны, то увидел бы точное отражение Безумца. Протезы начали ржаветь, а он - гнить.
   Так продолжалось очень долго...
   
   * * *
   
   Однажды в его дверь сильно застучали и закричали:
   - Откройте! Немедленно! Я требую!
   Творимир приоткрыл, увидел тощего юношу, и проскрежетал:
   - Кто требует?.. Ты требуешь?.. А-а-а - ну, я преподам тебе хороший урок.
   - Видите ли. Это очень важно для меня... Самое важное в этой жизни, понимаете?.. И я очень устал... - оправдывался юноша.
   У Творимира возникло мучительное чувство, что все это уже было. Он стал отговариваться, но юноша кричал про образ девы, и все же проник внутрь. Здесь Творимир припомнил, что когда-то, в юности, и он выделывал нечто подобное, и он решил отрубить юноше палец. Это не казалось ему страшным - всего лишь продолжение старой традиции. Ведь он же испытывал нечто подобное, почему бы и юноше не испытать?
   Палец был отрублен. Юноша стал молить, чтобы дозволили ему посещать эту комнатку каждую ночь. Творимир выдвинул условие, что за каждое посещение он будет отрубать по пальцу. Юноша предложил проложить трубу, по которой мог бы забираться. Творимир крикнул про ступню. Юноша согласился отдать ступню.
   И тогда Творимир узнал в юноше себя.
   Мшистые стены задрожал, покрылись трещинами. Творимир кричал:
   - Я знаю - внизу уже проложена труба! Под ней еще и еще труба! Миллионы Творимиров карабкаются по трубам, и миллионы Безумцев отрубают пальцы! Это безумие, но ведь и я безумец!.. И теперь - вырваться!
   Он ударил ржавым протезом о пол. Пол проломился. Там действительно была труба - огромный ржавый туннель. Творимир падал в бездну и кричал. Рядом падали несметные Безумцы и юные Творимиры...
   Потом они полетели навстречу друг другу и соединились. Остался один Творимир - без ржавых протезов, излеченный от безумия.
   Становилось все светлее.
   - Я падаю в сердце планеты... - прошептал Творимир. - Что ж, теперь я готов к откровению.
   
    Глава 8
   "Откровение"

   
   Т воримир не хотел сразу падать в этот свет - сначала надо было немного успокоиться. И он упал не в световое море, но в залу. Пол был мягкий - и он не ударился...
   Если бы зала была огромной - это бы поражало, настораживало. Но это была небольшая, уютная зала. Света много, но он вовсе не яркий. Свет исходил от маленького, принявшего форму ока источника, примостившегося в центре. Как во сне, не чувствуя ног, Творимир подошел (или подлетел к источнику?). Там был теплый, ровный свет. Там не было волнения - лишь покой и знание.
   Творимир улыбнулся, зачерпнул свет ладонями, поднес его к лицу...
   
   * * *
   
   Нескончаемо длинный коридор выложенный гладкими белыми плитами. Вереница дверей. Некоторые из этих дверей открываются, выходят из них люди, в полголоса о чем-то говорят.
   Вот двое - мужчина и женщина. Также как и остальные - высокие и широколобые. Лица, вроде бы и юные, но в их глазах - память многих прожитых лет. Это глаза мудрецов, прочитавших горы книг, многое познавшее на собственном опыте. Мужчина более оживленный, женщина - задумчивая. Мужчина говорил:
   - Эя, мы близки к ЭТОМУ. Быть может еще двадцать-тридцать лет работы, и... Хотя много об этом говорилось, но как представлю - дрожь берет. Ведь мы же станем Богами, Эя!
   - Богами?.. - женщина вздохнула и задумалась, потом сказала совсем тихо. - Сейчас, благодаря науке, мы живем шестьсот-семьсот лет, но мы же не боги.
   - А там мы будем жить вечно! Да - мы не боги, но у нас тела, они нам мешают. Не будет тел, не будет желаний плоти, но будет вечность свободы и познания - тогда мы станем богами. И религиям, этим пережиткам прошлого - куда им тогда деваться?
   - Но ведь сейчас мы не боги. Откуда же появится это, божественное? Божественное - это не возможность жить вечно. Это не возможность пересекать вселенную в мгновенье.
   - Так что же?
   - Если бы я знала... Кажется, ответ близко, но... Помнишь "Ожидание"?
   - Ну, конечно еще в начальную подготовительную программу входит. Это же классика.
   - "Ожидание" написал Петр Бруно, в темном, гарном двадцать пятом веке. Из "Истории", помнишь: "...бездушные исполины жилых небоскребов чередовались с мега-производствами, где человеческая единица значила гораздо меньше муравья в муравейнике". И первые броски в дальние галактики, и голод колоний на Марсе - все наслоилось. Век прагматичный, бездушный. И вдруг это "Ожидание". Вроде и роман, а читался как поэма. Над этой книгой рыдали. Вроде простая судьба девушки. Да - судьба трагичная, но сколько трагедий вокруг. Но как это подано! Как ее душа показана! Вначале две-три встречи с любимым, а он то ее и не заметил и забыл сразу - улетел в дальний космос, навсегда, на миллионы лет вперед. Его уже нет. Даже связи с ним нет - что-то случилось с его экспедицией - живая планета их поглотила. В то время религиям не верили - умирает человек, и все - тьма. Она в атеизме воспитана, надеяться вроде не на что, но все что у нее остается - это надежда на новую встречу. Она красива, умна, но помнит только о нем. ВЕРИТ. И это не прихоть, это Любовь.
   - Да, помню, когда в первый раз читал - тоже расплакался. С одной стороны - тут и юношеская сентиментальность, а с другой - так тепло становится, когда "Ожидание" вспоминаешь.
   - И где-то здесь истинная божественность. Петр Бруно знал ту девушку... Века прошли - их уже нет. Но чувства остались, они в нас, они нас греют, они учат людей хорошему. Они навсегда в наших душах. Безмерно возвышенные, этой теплой, спокойной вуалью греют. Они божественны.
   - Но ведь это твое воображение, чувства, твоя душа - им то что до этого? Их настоящих нет... Или есть?.. Но где же?
   - Я ничего не могу на это ответить... Но мне кажется, что они живут в каждом из нас. Иногда мне кажется, что я - та самая девушка.
   - Перерождения - одна из самых древних религиозных концепций человечества, однако, как и любая другая религиозная концепция, научно не доказана. Не думаю, что и тебе, милая Эя, сейчас это удастся.
   - Ты прав...
   - А потому пошли - кушать.
   
   * * *
   
   Зала, большая чем все залы виденные Творимиром. Должно быть, здесь собрались миллионы людей, но по ровному сильному гулу, чувствуется, что за стенами их собралось гораздо больше - миллиарды.
   Никто не толкался, не вопил. Лица возвышенные, глаза сияют. Все это высокие люди, с очень большими черепами - задумчивые, глубокие. Большинство из них прожили столетия, но здесь нет ни стариков, ни седых волос.
   В центре залы - высокий беломраморный постамент, на котором стояли мужчина и женщина в легких, белых одеяниях. Они так сияли душевным счастьем, что походили на богов. Над ними дышало лазурью ясное небо.
   Рядом подымались, сферами выгибались плавные колоны. Ну а в сферы, словно бы радуги кто поймал...
   Заговорил мужчина - негромкий его голос лил спокойствие и силу. Этот голос был слышен по всей безмолвной зале, и за ее пределами.
   Вот что он говорил:
   - И вот многолетние научные искания завершены. Здесь... - мужчина указал на радужные сферы. - ...эликсир бессмертия. Бессмертия истинного, не подвластного ни прихотям природы, ни пламени звезд. А чтобы не быть голословным, сейчас я продемонстрирую его действие на себе.
   Он, словно жрец древних религий, поднял руки, к сферам, и прошептал что-то. Сферы, подобно бутонам в дуновеньях ветра дрогнули, и на "жреца" посыпалась радужная пыльца.
   Пыльца обволакивала человека и погружалась в его тело. При этом чувствовалось, что никакой боли ему нет - лишь блаженство - он счастливо улыбался. В его теле образовывались прорехи, но не кровь из них текла, а бил сильный весенний свет - словно солнце в нем затаилось.
   Исчезли руки, ноги, туловище, голова - осталась световая сфера. Эта сфера легко взметнулась метров на десять, и оттуда вытянула золотистые нити, которые обхватили женщину. Женщина засмеялась, взмахнула руками...
   Лица миллионов (а за стенами - и миллиардов) собравшихся, были тихи и торжественны. Они давно готовились к этому мгновенью, знали, что будет...
   Из сферы полился голос - громкий и красивый:
   "Братья и сестры мои!.. Сейчас давайте вспомним религиозный путь человечества. Ведь человеку, в отличии от животных, свойственно предвидеть и анализировать будущее. И что же он видел в конце своего пути (да и в конце пути вообще всего живого?). Смерть. Страшное понятие - Смерть. Как же так - думал человек - вот умру Я, оплачут меня, потом забудут. Ну, а как же Я? Куда же Я денусь? Исчезну в НИЧТО? Слишком тяжко было жить с такой мыслью. И вот тогда родилась концепция вечной жизни. Оказывается, у человека есть не умирающая часть - Душа. После смерти Душа покидает телесную оболочку, и... После этого "и" в каждой религии есть свое продолжение. В Древней Греции, а оттуда - в Древнем Риме верили в мрачные, бесприютные поля Аида, где Души без воли, без памяти о жизни, скитаются во мраке. Богатые стремились урвать от каждого дня столько, сколько возможно. А во что было верить их рабам? Их жизнь - боль, мрак, и после смерти - боль, мрак. Надо верить, что после смерти не Аид (Ад), но Рай - вечное блаженство, свет, небесная Любовь. Христианство подошло как нельзя лучше. (вспомним и Митраизм - религию, сформировавшуюся примерно в одно время с Христианством, схожую по идеалам, и именно поэтому, из- за привлечения тех же верующую, наиболее жестокого преследуемую и в конце концов - уничтоженную Христианством). Римские правители, вначале истреблявшие христиан (тем наплодившие - мучеников-святых), вскоре смекнули, что Христианство выгодно использовать в политических целях. Скажи толпе, чтобы она терпела поборы и издевательства, ради Вечной Жизни - и толпа терпит. Дальнейшее "развитие" христианство вам хорошо известно. Женские монастыри превращенные в публичные дома, бесконечные оргии в Ватикане. И войны. Самое страшное порождение человечества - Война. Безумные фанатиками с крестами на шеях, брызжа пеной, зазывали убивать своих ближних, якобы "неверных", якобы "еретиков". Крестовые походы, детские крестовые походы. Продажа индульгенций - плати деньгу и убивай отца, насилуй мать - ты заплатил, а значит - все можно, и небеса тебе гарантированы (бумага есть). А совесть к черту; главное - деньгу заплатил. Жесточайшее истребление индейской цивилизации. Принести им имя Христа, но конечно при этом - пограбить, помучить, понасиловать. Бог на нашей стороне. Бог разберет, кто прав, кто виноват. Инквизиция. Веками развивавшееся искусство боли. Видно во имя вечной Любви придумали раскаленные стулья с шипами, раздирающие шею ошейники, иглы пронзающие голову и еще многое. Охваченная истерией Европа. Охота на женщин-ведьм. В Священном Писании ведь ясно сказано - женщина низшее существо и больше подвержена всякому греху. Женщины - нежные, хрупкие, добрые Женщины подвергались самым страшным пыткам во имя Любви. В некоторых селениях не оставалось ни одной Женщины, потому что все они были замучены и сожжены (это зафиксировано в документах). Отсюда - патриархат в обществе. Женщине постоянно надо доказывать, что она такой же Человек, как и мужчина. Дробление христианство на ветви. Протестантская Америка. Утверждение: кто богат - того Бог отметил, кто нищ - и после смерти на ад обречен. Культ денег. Поколения выросшие с идеалами лжи. "Присмиревшее" христианство двадцатого-двадцать первых веков. Коммерческая лавка под орудием мученической смерти своего учителя - Крестом. (а если бы повесили - виселица? А голову усекли - топор, сабля, ятаган?)...
   Теперь взглянем на Восток. Буддизм и многочисленные его ответвления. Религия не ведшая войн, и наиболее совместимая с астрономическим видением вселенной (множество миров, в каждом - свой ад, свой - рай). Концепция бесконечного переселения душ, их круговерти по Вселенной. Эта круговерть - Боль. Несчастны даже Боги в своих небесных чертогах. Только Человек может достичь высшего блаженства - Нирваны. Представляли, что это некая сияющая гора в центре Вселенной. Только избавившись от всех жизненных устремлений, привязанностей, желаний - человек вырывается из круговерти перерождений и жизни, и попадает в Нирвану. В книгах буддизма (равно как и в книгах Христианства, и иных религий - сказано много мудрого). Но как это ХОЛОДНО! Человек, по природе своей, существо творческое, стремящееся к познанию. Буддизм призывает к пассивности, сосредоточенности в себе. Религия эгоистов и прагматиков. Как и любая другая религия призывающая верить тому, что кто-то, когда-то сказал.
   Религия подобна Любви. Влюбишься - думаешь, это навсегда, единственное. А бывает так - Любишь ты один, а с другой стороны - никакого ответа, а, может - раздражение. А тут глядишь, и в другой субъект влюбишься - это, конечно, тоже "навсегда" и "единственное".
   Но так страшна Смерть, и Ничто, что человек все не мог избавиться от Религий...
   Двадцать второй, третий, четвертый, пятый, шестой, седьмой века - Религии затухают. Есть вера в Науку. Наука дала комфорт, но Счастья - нет. Без Веры, как и без Любви, человек не может. Слишком страшно. Мрачные настроения в обществе. С одной стороны - жажда жить вечно; с другой - крайняя неудовлетворенность жизнью, скука - волны самоубийств. Течения депрессантов. Жалкие потуги соединить науку и религию - крах.
   И наука вдруг оборачивается адским зверем. Накоплено столько оружия, что оно способно разорвать Землю в клочья. Сколько же сил, было приложено на создание всего этого! Какой же надо быть тварью, худшей слизней, личинок, микробов, просто Дураком без единой извилины, чтобы все это создать...
   И здесь противоречие. Вера - простая, без всяких логичных объяснений, детская Вера - в этих ревущих, железно-бетонных веках становится самым лучшим, что есть у Человечества. Вспомните "Ожидание" Петра Бруно - Он улетел на миллионы лет вперед, и назад дороги нет, а Она все равно его ждет, Верит, Любит. И кто из вас не плакал над этой Книгой?!.. И у многих живущих в те века эта книга становилась самым прекрасным, встреченным в жизни...
   На стенах писали "Анна" - так звали главную героиню "Ожидания", и дальше: "куда ты ушла?". Но никто не мог дать ответа "куда", и, больше считали, что - "в никуда".
   Наука неустанно работала над продлением жизни человеческого организма. Омоложение клеток, создание идеальных, неподверженных болезням людей "из пробирок". К двадцать девятому переступили порог пятисотлетней жизни. К началу четвертого тысячелетия - официальная, средняя продолжительность жизни составила тысячу лет...
   Но этого было мало. Вы все хорошо знаете, на что уходили основные силы Человека в последние века. И вот ЭТО создано.
   Теперь каждый из вас может стать и станет Богом. Взгляните на меня. Я свет. Я избавлен от желаний плоти, и в то же время - я стремлюсь к познанию, я способен испытывать восторг. Я - это Я избавленный от тяготы тела, от страха смерти.
   Наше Солнце затухнет через пятьсот миллионов лет. Тот свет, который питает и удерживает меня, самодостаточен - он будет таким же и через миллиард, и через пятьсот миллиардов лет. Никакие действия вселенной не властны надо мной. Прямо сейчас я могу нырнуть в центр солнца, и через мгновенье вернуться сюда. Не страшна и черная дыра - свет из которого я состою, отличен от обычного света - не удержит его и черная дыра. В мгновенье я перенесусь и к галактике Андромеды, и за миллиарды световых лет.
   Не бойтесь одиночества. Световые годы не помеха. При желании, мы будем чувствовать друг друга через всю вселенную. Причем, чувства эти будут гораздо сильнее, полнее, чем у Человека в теле. Ничто не будет сокрыто, не будет недопонимания - гармония и единство ждут нас!
   Мы оставим старую Землю. Оставим колонии на иных планетах...
   Но прежде мы должны помянуть ушедшие поколения. Верившие, Любившие - миллиарды и миллиарды ушедших - где они теперь? Где ты, Анна?.. Их уже нет. Их не вернуть. Где теперь их религии? Какие могут быть религии, когда, благодаря науке, вечность времен и бесконечность пространства наши?.. Но давайте помянем их светлым чувством. Ведь не было бы их - не было бы и нас - достигших Вечности. Творившие - прорывшиеся через невежество, злобу, войны, скотское безразличие и фанатизм маньяков. Частица лучших из них - в каждом из нас... Да - я знаю, и частицы худших - тоже в нас, но от этих "худших" частичек мы избавимся. У нас впереди вечность"
   Так говорил обратившийся в световую сферу человек, а многомиллиардный людской океан внимал ему в торжественном безмолвии. И вот сфера-человек замолчал. Безмолвие. Многие плакали. Им было жаль ушедших в никуда. И они Любили этих ушедших, которые шаг за шагом Творчества, привели Человечество к этому моменту Вечности.
   Один мужчина молвил:
   - Мы просто счастливцы, что родились сейчас...
   Стоявшая рядом женщина отвечала:
   - Не мы выбираем время, а время - нас. У нас иной выбор - как жить в этом времени. Некоторые из ушедших - все же обрели бессмертие...
   - Что ты такое говоришь?
   - Сама не знаю. Извини.
   ...И все же ни в тот, ни в следующей день всеобщего обращения не произошло. На это попросту не было средств, да и не все желали - так вот, сразу расставаться со своим телом.
   Большая часть ушла в течении следующих трех лет. Сияющие сферы потоками разлетались от Земли, во все уголки космоса. Еще миллиард человек осталось - все ходили, прощались с прежним своим бытием. Но в конце концов - лет через пятьдесят и они ушли.
   
   * * *
   
   Величественная картина. Невообразимо огромная, из миллиардов звезд и вуалей туманностей состоящая галактика. Рядом - иная галактика; изумрудно-малахитовая, пересекающаяся с первой. Здесь столько деталей, что их можно разглядывать и описывать годами, и все равно - ничего не увидеть, не описать. И на фоне этой галактики - плавно мерцает сфера-душа.
   И текут мысли:
   "Сколькое позади! Сколько образов, сколько открытий! Плавание меж звезд. Познание тайн миллионов миров. Планеты пламени, планеты льда, газа, железа, даже планеты - воздушные шары. Планеты, где миллионы тварей, движимые бессознательными рефлексами убивают друг друга, и погибают безвестно, бессмысленно. Планеты первобытные, феодальные, капиталистические, коммунистические, анархические. Кое-где - вступление в контакт с местными, попытки помочь им... Мир зеленого солнца - казалось - это воплощенный рай. Сколько там было проведено времени? Столетия, тысячелетия?.. Тихие заводи, мерцание звезд... А потом, после всех этих веков, вдруг такая боль полыхнула! Словно ад во мне проснулся... И навсегда покинута эта тихая заводь!.. Кто Я? Зачем Я здесь? Ради чего, все эти открытия, стремления, перелеты?.. Сколько я наслаждался космосом - миллион лет, два миллиона?.. И где теперь эти наслаждения?.. Галактика за галактикой, бесконечное наслоение образов, чувств... Я Человек, но я не могу назвать своего имени. В эти века одиночества мы соединились в единое - многие, многие Люди. Миллионы, а может и миллиарды; может - все люди. Мы странники в космосе. Ищущие неведомо чего, и не находящие. Человеку свойственно развиваться, а мы уже не развиваемся. В бесконечности мы познали уже все, ничто не поразит, ничто не научит нас новому. И потому, паря среди миров, мы стоим на месте. А нужно развитие... Вырваться за пределы Вселенной? В бесконечности нет ни конца, ни края. Попасть в иное измерение? Были и там - за пределами черных дыр. Там все иное, и все же - такое же - свои законы, своя материя... И иногда такая печаль находит - заплачешь, и от каждой слезы звезда зажигается... И приходит мысль - "не утеряно ли что-то в прошлом?" Но как вернуть прошлое?.."
   И вновь летит сфера-душа. Погружается в глубины галактики. Парит от звезды к звезде. Вьется в потоках раскаленных газов. А печаль растет...
   И вдруг прорвется безмолвный вопль: "Где ж ты, Любовь?!"
   
   * * *
   
   ...Еще неведомо сколько времени прошло.
   Сфера-душа устала от бесконечных странствий, и избрала древнюю сферическую галактику - погрузилась в ее ровно сияющую бездну. В Душе - великое могущество, и по своему желанию она воссоздала звездное небо древней Земли. Для этого вокруг одного светила натянула вуали космической пыли, закрепила в гравитационных полях. А светило вскоре должно было истощиться - душа подлила своего пламени, и вот уже сияет молодое, совсем земное Солнце.
   Обнаружена планета. Насквозь прожженная, почернелая. Видно, здесь бушевала война. Что это была за цивилизация? Какие у них были идеалы, какое искусство, какие страсти бушевали в их душах? На эти вопросы не найти ответ - все выжжено, а сами жители ушли в никуда...
   Тяжко было глядеть на этот мертвый огарок, и душа столкнула его в Солнце...
   А сама вращалась по орбите...
   Шли годы, а в них текли печальные воспоминанья. И Жажда Счастья! Если бы понять, что это за Счастье!.. Но Душа не находила ответа. Была Бесконечность, и она - Вечная Душа. Но где же счастье?
   Душа могла испепелять миры и порождать новые солнца, но в этом она успокоилась. Душа почти слилась с неизменностью природы...
   Медленно, столетье за столетием, из рассеянных в пространстве атомов, складывались вполне конкретные образы: горы, равнины, реки, озера, океан воды и воздушный океан. Все это наслаивалось на душу, и вот уже не видно прежней сияющей сферы; вместо нее - яркая, не тронутая цивилизация, но, в общем-то, с первого взгляда обычная планета.
   Энергетические потоки Души вливались в животных и птиц. Воплощением более сложных чувств, стал Человек. Из глубин Души, всплыла память ушедших поколений. Противоречивые, смурные воспоминания и видения воплотились в этих людей. Получилось нечто подобное средневековью. Несколько тысячелетий неестественного сверхзатянутого средневековья... Злоба, боль, кровь, слезы, а среди этого, на фоне природы - проблески Любви.
   В душе случился некий переворот. В одном из веков, из недр полезли железобетонные стены, загудели производства, заорали стереотелевизоры. Люди ходили, шумели, спорили. Но это было неестественно - это было болезнью души. И вот затряслась земля, и поглотила это "дьявольское", судя по хроникам, "Королевство"...
   Сменялись Цари, Императоры. Гремели "великие" битвы. Выгибались границы царств. Появлялись города. На их улицах шумели страсти, страстишки, боль и радость. Города горели в войнах. Города рушило время. Оставались пустынные, воющие ветром улицы, а потом и они уходили в землю. Тех, кого при жизни звали Великим, через столетия едва вспоминали - были новые Великие, и новые страсти, свои законы.
   Поколения бесследно уходили. Все они были лишь печальным сном Души. Она пыталась разобраться в себе...
   И вот жемчужина-воспоминанье: Он улетает на миллионы лет вперед, а Она его ждет - подобно дитю малому. Она, может и печальна, и страдает, но и в страдании своем счастлива. Как ее звали - Анна?
   И душа чувствовала, что в ней часть этой Анны.
   Какой же она была?.. Среди потоков мыслей была и такая:
   "Посмотри, у этого художника во всех женских образах есть что-то общее. Будто из мрака проступает его прекрасный идеал. У каждого, ведь, есть свой идеал, и он старается найти его в жизни. Быть может, он видел когда-то женщину, которая и была его суженой, и пытался найти ее черты в лицах иных - старался придать им ее черты..."
   И вот этот образ: густые волосы, ясные очи, и стройная, как совершеннейшая часть природы, фигуры. Задумчивая, небесно-чистая, но в то же время легкая, стремительная, страстная и таинственная. Иногда - дева-птица. Она появлялась во снах, Она проходила пред глазами художников и поэтов, и все самое лучшее, созданное на этой планете, было вдохновлено ЕЮ...
   Но шли годы, а истинного счастья не было - оставалась печаль. Призрачной тенью скользила она в вуалях лунного света; в тенистых рощах, в шелесте древесных крон вздыхала; плыла над гладью задумчивых озер. И шептала, глядя в перемигивающиеся звездами небеса:
   - Творимир, где ты?.. Ведь я, твоя Анна - и я здесь, я жду тебя.
   Но не было ответа... и текли без конца, без счета, однообразные столетия...
   ...А потом полыхнуло в небе, и появилась космическая станция. Это был корабль землян из двадцать пятого века - корабль прорвавшийся через пятьсот миллионов лет. И потянулись вниз механические отростки... нет - эти стальные, урчащие чудища были чужды планете - и по ее воле заглохли.
   А потом появился Творимир - ничего не понимающий, недоверчивый...
   
   * * *
   
   Творимир отпрянул. Густой свет выплеснулся из его ладоней, брызнул на пол, и скатился в сияющее озерцо. Творимир ждал, что в этот торжественный момент затрясутся стены, грянет глас. Но ничего такого не произошло - спокойствие и свет лила эта небольшая зала.
   Он приложил ладони к вискам, и отпрянул к стене - стена оказалась мягкой и теплой.
   - Так, так... - шептал Творимир. - Выходит, вот что получилось. Я улетел с Земли двадцать первого века, и прорвался на пятьсот миллионов лет световых и временных, и встретился с этим... Будущим Человечеством, которое тоже прожило пятьсот миллионов лет, но над которым не властны ни законы Эйнштейна, ни какие-либо иные законы.
   Он быстро прошелся от стены к безмятежному озерцу знания, и обратно, потом еще и еще раз прошелся - Творимир так волновался, что даже не замечал, что ходит.
   - Подождите, подождите!.. Ведь у меня был брат Петр Бруно - он на Земле остался, и он, стало быть, написал "Ожидание"! Ведь он, задумчивый, замкнутый - сколько его помню, все литературой занимался. Про меня написал! Точно-точно - как там в сюжете: "улетает на миллионы световых лет, а она остается, и ждет, и Верит, что они вновь встретятся". А девушки у меня не было! Среди бетонных стен одна мечта и была. Я не поэт, не мог выразить себя стихами, но все окружающие казались тенями Идеала, и не хотелось на эти тени растрачиваться. Брат знал это - быть может, прочитал мои дневники. Бог знает, что я в дневниках понаписал - сам не помню!.. Но книга вошла в классику, кажется - стала наиболее сильной книгой тех веков. Хотел бы я ее почитать!.. Итак, девушка Анна жила, говорила, чувствовала, на страницах "Ожидания", но в реальной жизни ее не было. Для миллиардов людей ее ясная, возвышенная жизнь была гораздо более реальной, нежели их темное, бесцельное существование... А потом, избавившись от тел, путешествуя среди бессчетных миров, познав бесконечность пространства, они хранили эту прекрасную мечту... Думаю, образ Анны - это не только образ "Ожидания" - здесь вообще, все прекрасное созданное человечеством. И Лаура Петрарки, и Дантевская Беатриче... Но какая мне честь!.. Ну, а что же дальше...
   Он огляделся. В дальней части залы сиял сильным солнечным светом выход. Творимир хорошо помнил, что прежде его там не было. Он подошел - вверх вели ступени, казалось - к самому Солнцу. И он мог чувствовать поцелуи живого золота.
   - Ну, что же... - прошептал Творимир. - Поднимемся по этой лестнице, и начнем Новую жизнь.
   Он начал восходить, но и тогда, в сердце чувствовал: впереди ждут испытания более значимые и тяжкие, чем все пережитые прежде, и ему предстоит сделать некий выбор.
   
    Глава 9
   "Начало Новой Жизни"

   
   Теплом, ароматом нагретой земли, трав, цветов, листьев дыхнула навстречу просторная, летняя долина. Неподалеку, пробиваясь сквозь каменные толщи, озорно звенел прыгучий, чистейший ручеек, а ниже, сливаясь с горной пенной рекой, стремился в долину.
   На долину любо-дорого было глядеть: живые ковры полян с цветами, солнцем полные, высокие рощи. Мирная гладь озер; а в потоках небесной лазури - юркие птицы, и их милое пение. Мостом перекинулась через долину радуга - так близка была, что, казалось, можно руки вытянуть и дотронуться; так ярки ее краски, словно рукодельный Богов Мост - можно взбежать на нее и взглянуть на землю из самой высочины.
   И долго любовался этой красою Творимир, долго и полной грудью вдыхал воздух - после ледяных склонов, после кровавых городов, воздух этот был воистину целителен. Он все не мог налюбоваться на гармонию природы, хотел, чтобы прежнее, безумное полностью смылось. Склонился над ручьем, умылся и испил его студеной водицы.
   Обернулся - там чернела пещера, вниз уходила обвитая мхом лестница. Он уже знал, что обратно пути нет - путь к источнику знания перегорожен...
   Тогда повернулся к долине. Только теперь заметил, что со всех сторон окружали ее высочайшие горы - ни единого ущелья; но неприступные, почти отвесные стены. И белели на их вершинах вечные снега. А потом увидел город: несмотря на удаленность, в два, а то и в три десятка верст, можно было разглядеть отдельные дома, и особенно центральный, высящийся на холме дворец. Город резко контрастировал с цветущий долиной, и темно-оскаленными очертаньями напоминал израненного и озлобленного хищника.
   И Творимир сказал:
   - Из этой долины мне не уйти. Стало быть, придется иметь дело и с этим городом...
   И по маленькой, приваленной каменным крошевом тропке, он пошел вниз.
   Спуск был долгим, но из-за чистого воздуха и веселой звонкой песни горной реки - вовсе не утомительным.
   Вот и затеплилась под ногами земля. Творимир даже снял обувку - шел, и наслаждался ее приветливой мягкостью. Руками вел по цветам и травам - они благодатно шелестели - приглашали полежать.
   Творимир воспользовался этим приглашением, улегся и, глядя в лазурную высь, прошептал:
   - Неужели и здесь есть какая-то боль? Судя по этому настороженному городу - да... Но, господи, зачем устраивать какую-то боль, когда кругом такая красота! Благодать какая... И ничего-ничего мне больше не надо. Нет - не пойду я в этот город... Здесь останусь...
   Так он лежал на земле, кругом шелестели травы, а в бездонных тайниках неба пели птицы... В безмятежности пролетели часы, и вот уже темнеет небо. Неописуемыми оттенками старого золота перекинулся закат, а у грани одинокого, задумчивого облачка покоем дыхнула первая звезда.
   И усмирились дневные ветры. Пришла та дивная, живая тишина, которую не хочется нарушать ни словом, ни громким дыханьем. Творимир лежал и слушал тишину.
   И вот в этой тишине лениво, медленно забухали конские копыта, и жалобно заскрипело несмазанное колесо. В унисон зазвучали два сонных голоса:
   - ...и теперь старый Лорен не отвертится...
   - Лорен всегда отвертится. У него же, знаешь - мозгов палата.
   - Его мозги - его проклятье. А было бы мозгов поменьше - не изобретал бы свои дьявольские штучки... Ты, вот, говоришь - вывернется, а как же он вывернется, ежели схвачен с поличным; и есть высочайшая бумага об его аресте.
   - Высочайшая?.. Что - от самого...
   - Ага - от самого Бригена Марка.
   Творимир насторожился. Он беззвучно перевернулся на живот, приподнялся, осторожно раздвинул травы.
   Оказывается, поблизости проходила разлитая недавними дождями проселочная дорога, по дороге этой тащилась дряблая, облезлая лошаденка. Воз, в которой она была впряжена, явно был лошадке не по силам: она совсем истомилась, и понурила голову. На возу сидели бородатые крестьяне, в ветхой, бедной одежде, но с оттопыренными, пивными животами. На телеге высились бочки.
   Несмотря на то, что Творимир довольно высоко высунулся - крестьяне не заметили его - они были едва не ли не более сонными, чем лошадка, и клевали носами.
   - Да-да... - зевал один. - От самого Бригена Марка. С ним, знаешь - лучше шуток не шутить. Говори о ним только почтительно, и все такое...
   - Бедный, бедный Лорен, что с ним будет! А-ах... - зевок.
   - Будто не знаешь, что будет. Закуют его в цепи, да в подземелье. Там всю душу вытянут.
   - А, если на кого-нибудь из наших под пытками наговорит?
   - Лорен не наговорит - он, хоть и старик, а духом крепок.
   - А потом его сожгут?
   - Да, конечно.
   - Надо будет выбраться в Бригеград, поглядеть на него в последний раз...
   Воз уже довольно далеко отъехал, и Творимир едва различал слова. Тогда он, пригибаясь, устремился следом. Он выбежал на дорогу, и, ухватившись за торчавшую сзади деревянную скобу, подтянулся, запрыгнул, укрылся в каемке за бочками. Пока он хотел оставить свое присутствие в тайне - узнать, как можно больше, и уж тогда решать, как действовать дальше.
   С запозданием в полминуты один крестьянин заявил:
   - А мне показалось - кто-то на телегу запрыгнул.
   - А-ах... - зевнул второй, - вот именно, что показалось.
   - Сейчас я погляжу...
   Творимир согнулся в три погибели, и вжался в бочку - почувствовал, что от нее идет винные дух. Крестьянин, кряхтя, и бормоча проклятья, поднялся, и ухватившись рукой за край бочки глянул назад, на дорогу. Край его волосатой руки навис над Творимиром.
   - Не-а, никого нет... - облегченно вздохнул он и, кряхтя, уселся на прежнее место.
   - Ну, а я тебе о чем говорю, а ты: "погляжу", "погляжу".
   - А ты вспомни, историю и Михелем-пустозвоном. Он тоже вез вино в бочках. Помнишь, куда вез то?
   - Ко двору Великого Судилища!
   - Ага. И доверили ему дорогущее столетней выдержки вино. И что же: как ехал лесом запрыгнул к нему на воз ученый волк. А Михель и не заметил - ветки на деревьях считал. Волк на то и звался ученым - почуял, какой запах от бочек шел, клыками затычку у одной из них ухватил, да и выдернул. Вино ему в пасть и хлестнуло. Он пьет-пьет и никак напиться не может. Приехал Михель, к нему Судьи выходят. Он, говорит - так, мол и так - вот привез, как и уславливались, а теперь, извольте, денежку. И тут все слышат - громкий-прегромкий храп. Глянули, а в телеге - волк ученый спит, пузо у него от вина раздулось. Ну, конечно Михель, побледнел, затрясся, на колени пал, молит, чтобы его помиловали. Ну, в других бочках вина еще достаточно было, потому Судей это только насмешило. Велели они Михелю всыпать сто плетей, да гнать пинками. Легко отделался!
   - Да брешет этот Михель! Небось сам не удержался, и вино выдул. А то - "ученый волк", да где ты таких волков видывал? Таких и в природе не бывает... И вообще - черт с эти Михелем, давай лучше думать, что мы говорить будем.
   - А ты ничего не придумал?
   - Нет. А ты?
   - Я тоже. Э- эх... А славно погуляли!.. Сколько мы выдули?
   - Полбочки - не больше.
   - Ну, стало быть, эту бочку только в конце подадим. Они уже такими "хорошенькими" будут, что и не заметят ничего.
   - А как их Маргарита окрутила!
   - Да, уж. Ты вспомни - прискакали к нам - с дороги злые, ругаются, плетьми бьют, разве что не рычат. Так бы и увезли нашего Лорена в первый день, и болтался бы он уже на дыбе. Так она их окрутила, ласковыми разговорами к себе в дом заманила - так у нее и сидят, никого не тронут. Будто и подобрели даже.
   - Да. Маргарита - девка что надо. Только вот кое-кто уже шипит, что она гулящая. Будто заманила их с тем, чтобы... Ну, ты понимаешь...
   - А, нет - она может за себя постоять, и с характером. Умная!.. Да я тебе говорю - на расстояние вытянутой руки их к себе не подпустила, а все ж обаяньем своим удерживает.
   - А, вот уже и приехали...
   Творимир и не думал, что они так быстро приедут, а теперь, когда осторожно выгнулся и огляделся, понял, что окружающая тишь была обманчивой. Они уже минули деревенскую улочку, и теперь остановились возле широкого, аккуратного дома, из окон которого обильно лился и трепетал приветливый свет. И из этого дома вышло несколько крепких, широкоплечих воинов - они тут же окружили телегу, и крикнули возчикам:
   - Эй, что так долго!.. Еще ко вчерашнему вечеру вас ждали!.. Чего расселись?! Или плетей захотели!.. А ну - помогайте бочки таскать!..
   Чувствовалось, что они старались придать своим голосам злые нотки, но это у них не выходило, и даже радовало их, что мужики задержались, и удалось провести еще один день в этом доме.
   А на порог, закутанная не только в длинное, целомудренное платье, но и в таинственные, глубокие тени позднего вечера, выпорхнула стройная девушка. Раздался ее мягкий, негромкий голос:
   - Ну, что же вы, господа солдаты? Зачем вы так кричите?.. Поглядите - никто из своих домов и не покажется - все вас бояться. Неужели это может быть приятно?.. Думайте о том, чтобы и другим людям хорошо было.
   И это "господа солдаты" она так подчеркнуло, что они невольно почувствовали себя пристыженными. Вот они - грубые, неотесанные, но есть, и совсем рядом - она, с этим мягким, таинственным голосом... привыкшие к грубости и зверствам, они невольно тянулись к ней. Подольше не хотелось возвращаться к обычной бессмысленно-напряженной жизни, и, забыв о грозном Бригене Марке, они коротали здесь уже третьи сутки. И, когда они решили послать воз за вином, к знаменитым пригорным виноградарям, Маргарита согласилась...
   - Ладно. - улыбнулся один из солдат. - ...Больше не станем орать...
   Творимир оглядеться, и понял - убежать не удастся. Рядом (правда, повернувшись спиной), стоял здоровенный детина - клинок был обнажен, и, если бы Творимир бросился, он бы наверняка его настиг.
   Да и не хотел Творимир бежать. Хотя он и не успел разглядеть лицо девушки - он был уверен, что эта ТА САМАЯ девушка - девушка- птица, исцелившая его, не раз им преданная, но все же любившая его, ждавшая его...
   И он решил забраться в винную бочку. Приподнялся на четвереньках. Так и есть: крышка одной бочки (той из которой пили), была малость приподнята. Он подцепил пальцами, надавил - крышка поддалась. В это время девушка негромко разъясняла, как надо вести себя, чтобы не мешать другим, а солдаты и возчики внимательно ее слушали.
   Крышка поднята - сильно дыхнуло вином. Творимир нырнул в эту терпкую темень. Сжался среди округлых стенок, как мог закрыл крышку. Вино доходило ему до шеи, и, судя по запаху - это было очень крепкое вино.
   Вот бочку подхватили, понесли. Несли мужики, и Творимир слышал их испуганный шепот:
   - Ух, тяжеленная какая - забрался туда что ль кто?
   - Я ж тебе говорил...
   - Тише ты!.. Это та самая бочка, из которой мы пили. Не должна она такой тяжелой быть.
   - Ничего говорить не будем. Может, и обойдется...
   Бочку внесли в ярко освещенную, аппетитно пахнущую горницу, хотели было убрать за иные бочки, но раздался повелительный голос начальника этого отряда:
   - Куда, куда?.. Там негде!..
   - Так ведь... - испуганно залепетали мужики. - В этой бочке... не лучшее вино... ее лучше на потом оставить...
   - А-а, знаю я вас, лентяи, мужичье! Небось половину выдули!.. А ну - несите ее сюда!..
   Мужики лепетали что-то совсем невнятное, но противиться не смели, и поднесли бочку.
   - Крышку открывайте! - рявкнул начальник.
   Тогда Творимир набрал побольше воздуха, и нырнул под вино, лбом вжался в дно. Он ничего больше не слышал, и надеялся только, что его спина не топорщиться сверху.
   А начальник склонился над вином, которое, благодаря телу Творимира поднялось на приемлемый уровень. Он хмыкнул:
   - Что, и вправду не пили?.. Ну, сейчас попробуем его...
   И он ладонями зачерпнул (только по случайности спину Творимира не задел), хлебнул, похвалил:
   - А вино-то знатное!..
   В это мгновенье в горницу вошла девушка Анна.
   - Так, и не стыдно вам! - укоризненно сказала она. - И кто это вино будет пить?
   - Мы и будем. - совсем негрозным голосом отвечал начальник.
   - Вот уж нет. - мягко молвила Анна. - Грязными руками в еде-выпивке лазить, а потом это в себя потреблять - это не подходит для Человека. Вы же не звери, господа солдаты.
   Невозможно было противиться ее чарам. Начальник опустил голову.
   - Что ж, выливать теперь?
   - Конечно, а в следующий раз - ведите себя культурно.
   Начальник кивнул, сам отошел в сторону, и шепнул одному из солдат:
   - Вы бочку несите, но и выливать не вздумайте. Это ж сколько вина даром пропадет!.. Вы спрячьте его в прихожей за занавесью. Как остальные бочки закончатся - мы за енту примемся.
   - Угу. - кивнул солдат.
   И вот два солдата подняли бочку с Творимиром, и, пригнувшись под неожиданной тяжестью, вынесли ее в коридор. Здесь, с трудом подняли ее на полку у входа, и занавесили.
   Творимир больше не мог выдержать без воздуха, и он приподнялся - глубоко вздохнул - по счастью солдаты уже отошли.
   Он хотел выбраться из бочки, но на полке было не разместиться, к тому же - тогда с него потекло бы вы вино. И он остался в бочке. Он только приподнялся над ее краем, немного отодвинул занавеску, и глазом приник к щели.
   Да - это она. ТА САМАЯ девушка.
   Была видна значительная часть горницы. По меньшей мере дюжина солдат пребывала там. На хорошо уставленный стол, уже подавали вино, и уже пили - славили хозяйку. Видно - солдаты привыкли к галдежу, к брани, но сейчас сдерживались - разговаривали вполголоса. Анна явно главенствовала над ними.
   Вот сказала с мягкой, материнской укоризной:
   - И не стыдно Вам?
   - Что угодно? - почтительно склонил голову начальник.
   - А как же один старый человек, который вам в отцы годиться? Вы тут кушаете, пьете, веселитесь. А ему - голодному сидеть? Я про Лорена говорю.
   - Ах, про колдуна! Ну, отнесем его поесть. Хотя какой смысл его кормить, когда его самого скоро на вертел насадят...
   - Неужели вам нравятся все эти зверства?.. Не верю. Не могут нравятся... Вы же люди
   - Не нравятся. Но мы честно исполняем свою работу. Тем более, на вертел насаживать не мы будем...
   - Довольно. Не говорите, не оправдывайтесь. Сейчас я сама отнесу ему поесть...
   Анна собрала на поднос самых лучших кушаний, нацедила графин вина, и, поставив свечу, пошла к погребу. С ней отправился и один солдат. Он открыл погреб, проводил Анну, затем, когда она вышла - защелкнул замок.
   - Как он там? - спросил начальник.
   - Книгу читает. - ответила девушка.
   - Хмм... У нас ведь предписание - все книги изъять. Только по твоему уговору одну оставили... Но что если в этой книге какое колдовство? Если прочтет заклятье, и всех нас, скажем, пламень сожрет.
   - Не сожрет, а поглотит. - поправила Анна. - Учитесь говорить вежливо. Правильная речь показывает человека высокой внутренней культуры. Речь же перемешенная с неконтролируемыми ругательствами, выявляет человека внутренне распущенного, бесхарактерного. С таким человеком мне было бы неинтересно обращаться... У Лорена таких книг нет, и вы это знаете. А сейчас он читает стихи.
   - Ишь. Ну, ладно - будем повежливее... Хммм... Ну, стало быть, продолжим наш праздник... Хорошо тут у тебя, хозяйка... Ну, стало быть, за тебя...
   Все подняли чарки и разом их осушили.
   Анна подносила новые, но солдаты хотели услужить девушке, и попросили ее сидеть, не волноваться - дальше разливали сами.
   Видно, в иное время солдаты орали бы всякие мерзости, но сейчас все разговоры направляла девушка, и больше говорила сама. О разлитой в природе благодати, о том, как счастливо бы жили все люди, если бы оставили злобу и жили в мире и братской любви. Ее внимательно и почтительно слушали, кивали.
   Так продолжалось час или два. Солдаты были уже в изрядном подпитии, и один из них, покачивая головой, вздохнул:
   - А не попеть ли нам?
   - Хорошо. - сказала Анна. - Но только петь будем не громко. Помните, что в иных домах уже спят, и там есть дети малые. Не станем их тревожить...
   - Ну что ж... - начальник почесал аккуратную рыжею бородку. - Быть может, ты, хозяйка, сама нам чего-нибудь исполнишь.
   - Отчего же нет...
   Печальный и красивый голос заставил Творимира податься вперед, и если бы, эта часть прихожей не была в тени - солдаты увидели бы его высунувшееся из-за занавеси лицо.
   Вот, что пела девушка:
   
   - Годы-годы золотые,
   Птиц весенняя молва,
   Зимы снежные, пустые,
   Свет звезды - тоска.
   
   Долгий шепот небу -
   А в ответ - дождем,
   Вздохнет над полем верба:
   До рассвета доживем.
   
   В горах - как эхо грозы,
   А в сердце - голос част.
   В полях - песчинки-росы,
   Веков на сердце пласт.
   
   Она пела это так, что у некоторых выступили слезы. Они, привыкшие к зверствам, в иное время устыдились бы этих слез - сейчас поддались ее чистому, печальному обаянию.
   А кому, как ни Творимиру было знать, о чем она поет?!..
   Летели минуты. Девушка спела еще несколько печальных песен. Воины качали головами, и все подливали себе. Уже очень много выпили, и клонились к столу.
   Начальник качнул тяжелой головой, и прохрипел:
   - Спать пора...
   - Вы тут посидите, подождите, а я вам постелю. - отозвалась Анна.
   - Угу...
   Солдаты склонились над столом, о чем-то бормотали, и не видели, но видел Творимир. Девушка подошла к одной из бочек, и быстро плеснула в них какой-то порошок. Затем наполнила из этой бочки кружки, расставила их на поднос, и подала к столу. Сказала:
   - Вот - напоследок, выпейте за мое здоровье.
   - За ваше здоровье! - забыв о приличествующей тиши, взревели воины.
   Осушили кружки...
   - Спать... спать... - захрипел начальник. - Как же хочется спать... Прямо здесь засыпаю...
   И он рухнул головой в тарелку - поддал своего храпа к храпу иных. Кое-кто из воинов скатился на пол, кое-кто растянулся вдоль лавки.
   Анна, для проверки потрясла одного из них за плечо - воин продолжал ровно, сильно храпеть. Тогда девушка подбежала к тому, у кого был ключ, и ловко этот ключ отцепила, бросилась к двери погреба - распахнула ее.
   И вот из погреба шагнул старик седой, с горбатый, но с очень живым, добрым лицом, с проницательными глазами мудреца.
   - Еще раз здравствуйте, дедушка Лорен! - вздохнула Анна. - Вот я вас освободила, и теперь вам бежать надо. Селитесь в лесу, а я вам еду носить стану...
   - Подожди, подожди. - остановил ее старик. - Ты что же их - снотворным?
   - Ага.
   - Ну, ты вот подумай. Я убегаю, они утром просыпаются - тебя хватают. Ты же хозяйка.
   - Так в том то и дело - это такое снотворное, что завтра они ничего не вспомнят. Я скажу - сама утомилась, спать пошла; а вы и без меня ушли - заклятье прочли, сквозь стены прошли. А ключ я на место повешу. И что они докажут?
   - Докажут, доченька. Им виновного нужно будет найти, они и найдут. Так что, лучше уж мне старому обратно под замок.
   - Что вы такое говорите? Как можно?.. Ну, я вас до последней калитки провожу, а сама вернусь.
   Творимир спрятался обратно за занавесь и все не решался выйти - он, пропитанный вином, боялся показаться нелепым, смешным.
   И тут с улицы рванул стремительный перестук копыт - мгновенье и уже остановился у крыльца. Девушка бросилась к окну, чуть отогнула занавеску, выглянула, шепнула:
   - Всадник какой-то. Судя по одежде - богатый очень. И с ним еще один - маленький. Уже сюда идут.
   По крыльцу затопали стремительные шаги. Дверь резко распахнулась, и высокая, вся в темном фигура шагнула в избу. Еще из сеней грянул напряженный, сильный голос:
   - А, спят, бездари! Плетьми засеку!..
   Он шагнул дальше, встал вполоборота - и Творимир едва не вскрикнул. Это был Бриген Марк. А нем был черный камзол, а камзол усеивала роспись драгоценных камней, в основном - кровавых рубинов. Лицо у Бригена было сильно бледное (видно, мало на свежем воздухе бывал), щеки впалые, а под глазами - синие мешки бессонных ночей и нервов. Губы тонкие, белые, сжатые в волевую полосу. Он носил небольшую бородку, но и на щеках темнилась щетина. Глаза у него всегда были чуть выпучено, что выдавало натуру страстную, в волосах была проседь - что он пережил, бог знает...
   Девушка куда-то юркнула, и потому Бриген сначала ее не заметил. Но он быстро и сильно пнул непробудного солдата, и уставился на Лорена, просипел:
   - А - заговор!
   Его рука потянулась к клинку - из-за угла метнулась Анна - она держала полено, и, быть может, и успела бы оглушить Бригена, но появилась еще одна фигурка. Это был маленький человечек с большим черепом - он сильно толкнул девушку, и полено только вскользь задело Бригена по плечу.
   А Бриген уже перехватил ее запястье - сильно рванул к себе. Сощурился:
   - Так... так... так...
   И вдруг его глаза сильно полыхнули, он оттолкнул ее, и сам отпрянул назад, прошипел:
   - А мы уже встречались с тобою!..
   - И я Вас знаю. - холодно отвечала Анна. - Была в Бригеграде и видела издали. Вы - тот, кто несет людям страх и боль. Лучше бы мы не встречались. Вы мне неприятны...
   - Молчи! - Бриген топнул ногой. - Проклятье! Где же я тебя видел?!.. Но не в толпе - это точно...
   Творимир мог бы ответить "где", но он затаился.
   Бриген снова надвинулся на девушку, и все шипел:
   - Я не привык, к такому обращению. Но тебе это сойдет с рук... Черт, тебе все сойдет с рук!.. Я тебе вот что скажу - я тебя Полюбил.
   Глаза маленького человечка расширились, и он плюхнулся на лавку.
   - Но вы мне неприятны. - уже тихо сказала девушка. - Ваша страсть - нездоровое чувство.
   - Откуда тебе знать?
   - Потому что сейчас вы мучаетесь. Настоящая Любовь не может приносить мук. Даже и в печали - Любовь это поэзия, и творчество. Но... довольно переливать из пустого в порожнее. Что же дальше?..
   - А дальше вот что. Я забираю тебя в Бригеград. Ты можешь говорить, что угодно, но от меня ты не убежишь. Когда предстанет выбор Я, или костер...
   - Я выберу костер. - спокойно сказала Анна.
   - Перед этим тебя ждут пытки.
   - Я выдержу.
   - Ты потеряешь рассудок.
   - Я все выдержу. - по ясному, спокойному голосу чувствовалось, что она действительно выдержит.
   - Ладно - время пройдет, и все измениться.
   - Вам уже не измениться.
   - Все - довольно. Ты, Фран (так звали коротышку), вяжи старика. Ну, а мы - выйдем на крыльцо...
   И тут Творимир понял - это время воспользоваться его инкогнито. Бриген уже в двух шагах - ведет Анну. Тогда Творимир из всех сил качнул бочку.
   Девушка успела отпрянуть в сторону, а вот Бриген не успел. Тяжеленная бочка рухнула ему на голову, придавила к полу. Он застонал, и судорожно дрожащей рукой перехватил Творимира за горло - вдруг выдернул его из бочки. Грозные глаза поверженного уже затемнило забытье, из рассеченного лба обильно стекала кровь.
   - И тебя я знаю... - рычал Бриген. - ...Ты - мой злейший враг. Я не помню, где мы встречались. Но мы встречались... Ты умрешь, щенок...
   При последних словах, он притянул Творимира к себе, и дыхнул в него кровавой пеной. Но вот забылся - железная хватка не ослабла. Творимир хрипел, задыхался. Только сложенными усилиями Анны и Лорена удалось его освободить...
   Отшатнулся, кашляя, держась за горло, покатился по полу.
   А девушка бросилась через горницу - достала мешочек, пояснила:
   - Я здесь еды Лорену собрала, но теперь ясно - всем уходить надо. Сейчас еще побольше соберу...
   И она схватила другой мешок - быстро складывала в него пожитки. Творимир приподнялся, и, держась за горло, уселся на лавку. Маленький человечек трясся рядом с ним, лепетал:
   - Только меня не троньте...
   - Не тронем, не тронем. - раздался от окна голос Лорена, и тут же возвестил громко. - Сюда еще конники скачут - с факелами...
   - Ах да, ах да! - зачастил человечек. - Извините, что сразу не предупредил. Вы знаете - Бриген так коня гонит, что... Ну, а я с ним в седле, потому что я писчий...
   - Ну, ясно- ясно. - говорил Лорен. - С вами был отряд - по дороги они отстали. Все - побежали!..
   Девушка протянула Творимиру мешок с провизией, и освободившейся рукой перехватила его у локтя. Так выбежали они на крыльцо. В черном небе сильно светили звезды, а по стенам домов и среди ветвей метались блики факелов, стремительно нарастал топот. Уже совсем близко заорали грубые голоса...
   Побежали по аккуратным огородным дорожкам, перемахнули через заборчик (Лорена пришлось подсаживать) - потом, пригибаясь, в тихо вздыхающих ночных травах.
   А за спинами заголосили:
   - Они были здесь недавно!.. Дьявол - псов то у нас с собою нет!..
   И вот уже сомкнулся лес. Нырнули в овраг, под ногами, рассыпаясь в прах, затрещала древняя, пересохшая листва.
   Бежали долго, а остановил их Лорен. Он едва мог говорить:
   - Вы... молодые... вам бегать да бегать, а я... едва на ногах... держусь...
   - Ах, извините нас. - взмолилась Анна.
   - Ничего-ничего... Как-нибудь, с Божьей помощью... - чуть отдышался, и спросил. - Ну, братцы, знаете ли, что вы натворили?
   Анна глубоко вздохнула:
   - Защищаясь, отбились от одного разбойника и бандита, известного под именем Бриген Марк. Но это я так говорю. Официально же: совершили небывалое святотатство - покусились на жизнь Верховного Судьи. Мы теперь сами такие бандиты, каких свет не видывал. За наши головы назначат награду. Ну, скажем - мешок золотых. Нечего и думать возвращаться назад. Прощай, милый дом... Но я ни о чем не жалею...
   - А ты что - одна в этом доме жила? - спросил Творимир.
   - Да. - ответила Анна. - Никто в деревне не помнил моих родителей. Будто вместе с этим домом из-под земли поднялась и ждала кого-то.
   - Ну, да. - пробормотал Творимир.
   Вдруг девушка приблизилась и обхватила его за шею:
   - Ты ведь знаешь, что так и было - из-под земли поднялась и тебя ждала.
   Также неожиданно отпрянула. Сказала страстно:
   - Ну, пойдем дальше.
   Шли еще с час. Чтобы сбить возможных преследователей, делали замысловатые круги, переходили холодные, прыткие ручьи и речушки; и, наконец, скользнув через черную чащу, вышли к затянутым туманом озерцу.
   С трех сторон озерцо сторожил высокий, густо сцепленный ветвями лес; с четвертой - ребристыми уступами напирал горных кряж, и Луна скользила в частых выбоинах.
   - А - вот и ночлег нам. - Лорен указал на три целомудренных дупла в коряжистых дубах.
   Анна сказала:
   - Да. Вы устраивайтесь здесь, а мы пройдемся.
   - Что ж - счастливо вам. - Лорен забрался в дупло и сразу захрапел.
   Анна подхватила Творимира за руку, и быстро повела к озеру. Там легко скинула с себя одежду. Ее прелестное, мягкое и плавное тело, упруго высветилось в лунном свете.
   - Вот... - Творимир смущенно вздохнул, но не мог отвести взгляда - понимал, что сейчас видит самую совершенную в природе красоту.
   - Ну и что же ты?.. - девушка приблизилась, и сама стала раздевать Творимира.
   Обнаженные, стояли они друг перед другом, туман нежно обволакивал их тела. Творимир вздрогнул, опустил голову, шепнул:
   - Я со многими тебе изменял. Ты извини...
   - Ничего. Главное - любил меня одну. А я только тебя ждала. Ты первый. А сейчас - пойдем в озеро.
   Воды оказались на удивление теплыми, и почти такими же мягкими как туман.
   - Здесь - глубинные источники. Целебные. - пояснила девушка. - Матушка земля заботится о нас.
   Творимир начал у нее что-то спрашивать, но она ничего не отвечала. Вот противоположный берег. Здесь были плавные каменные плиты, а среди них - выемка в которую нанесло много приято душистой листвы.
   - Ложись... - шепнула девушка.
   Творимир лег. Она уселась на него сверху, крепко обняла своими мягкими и жаркими, гладкими ногами, руками обволокла его шею, и долго, страстно целовала в лоб. Ее тугие сосцы ласкали Творимиру грудь.
   Затем - отпрянула. Нижней частью тела слегка покачивалась, верхней - оставалась без движенья. Луна сильно серебрила ее волосы; сквозь них, как сквозь листву просвечивали звезды. Она улыбалась и тихо, нежно стонала.
   И, когда Творимир испытал оргазм, он застонал, сильно выгнулся; а она счастливо засмеялась. И, жарко обвившись вокруг его тела, перевернула его, вжала к себе, в листву, и тихо прошептала на ухо.
   - Ну, а теперь я хочу поглядеть, как над тобой звезды светят...
   
   * * *
   
   Маленький мальчик всхлипнул, и через полутемную горницу бросился к матери, которая, хоть и лежала на кровати, была одета и не спала.
   - Маменька... - зашептал мальчик. - Что на улице так страшно кричат?..
   - Ничего, ничего - не волнуйся, маленький. - прошептала женщина, однако, судя по подрагивающему голосу, она сама очень волновалась.
   С улицы неслись вопли. Исступленно метались отблески факелов - там бегали, ругались.
   Мальчик вжался в мамину руку, и зашептал:
   - А когда папа вернется?..
   - Да вот к завтрашнему вечеру и вернуться должен. - тоже шепотом отвечала женщина.
   Во дворе зашелся лаем пес. Кто-то рявкнул:
   - А ну!.. - и лай оборвался коротким взвизгом.
   Дверь затряслась от ударов.
   - Маменька, только не открывай им... Мне страшно...
   - Именем Закона! Открыть!.. А ну - дверь - Л-о- м-а-й!!!..
   - Нет. Не надо. Не ломайте. - всхлипнула женщина, и бросилась открыть.
   - Мама! - крикнул было мальчик, но замолк и клубочком сжался в углу.
   Женщина откинула засов, и тут же дверь сильно распахнулась. Плеснуло факелами. Первым в горницу вошел Бриген Марк, за ним - его вояки.
   Кровь спеклась на лице Бригена вздутой маской - он был похож на дьявола.
   - Как звали соседку? - спросил он.
   А женщина узнала его, задрожала, рухнула на колени, и, плача, прошептала:
   - Анной.
   - Ты хорошо ее знала?.. Ну, отвечай!
   - Хорошо.
   - Куда она в лесу любила ходить? Ты должна знать. - и тут не сдержался - бешено взвизгнул. - Отвечай, куда она сбежала.
   Женщина знала и, как и каждый в деревне, любила Анну. В отношении Бригена Марка она испытывала ужас, и затаенное, глубокое презрение. И она ответила:
   - Простите, но не знаю, куда она...
   Она не успела договорить, потому что Бриген схватил ее за волосы, сильно дернул вверх, и прохрипел:
   - Ты все равно все выложишь...
   - Не тронь маму! - крикнул мальчик - он бросился из своего угла на Бригена, но не добежал - один воин схватил его, поднял в воздух.
   - Так, держите ее!
   Бриген толкнул женщину воинам, те ее схватили, выкрутили руки.
   Бриген подошел к мальчику, выдернул острый широколезвенный клинок, поднес к его личику и так, чтобы видела женщина, провел лезвием по щеке. Потекла кровь.
   - Мама... мамочка... - больше мальчик ничего не мог выговорить.
   - Где искать Анну? - спросил Бриген и поднес лезвие мальчику к глазу.
   - Мамочка!
   - Сыночек! Подождите! Я скажу, где мы бывали...
   Бриген сильно надавил лезвием мальчику на лоб, раздирая кожу, повел.
   - Мамочка! Мамочка! - завопил мальчик.
   Бриген повернулся к женщине и, бешено ухмыляясь, заявил:
   - Мне не нужно те места, где вы бывали. Мне нужно одно точное, ее любимое место.
   - Подождите!
   Бриген разодрал мальчику вторую щеку.
   - Я знаю. Знаю! - рыдая, кричала женщина. - Есть колдовские гробницы и...
   Бриген шагнул к ней, улыбнулся:
   - Колдовские гробницы, правда?
   - Да, да... - женщина истово качала головой, рыдала.
   - Ай, ай, ай. Не правда. Нечего им среди гробниц делать. У них ночь любви. Светлая ночь. Ай-ай-ай...
   И вдруг он метнулся к мальчику и сильно ударил его клинком в ухо. Затрещала кость - клинок вышел вместе с кусками мозга.
   В это самое мгновенье, на палой душистой листве Творимир испытал оргазм, сильно выгнулся, а Анна счастливо засмеялась.
   Мальчик тоже выгнулся к маме. Он зашептал тихо и нежно:
   - Маменька, у меня глазки ничего не видят. Маменька сплю я. Хорошую колыбельную спела, маменька. Посмотри, посмотри - звезды...
   В это мгновенье Анна жарко обвилась вокруг тела Творимира, и шепнула:
   - Ну, а теперь я хочу поглядеть, как над тобой звезды светят...
   Бриген вновь шагнул к женщине. Она вопила, извивалась, но он несколько раз сильно ударил ее по лицу, и она больше не кричала.
   - Хочешь, чтобы твой сын жил?
   - Да-да-да... - тряслась она.
   - Где сейчас Анна.
   - Озеро. У подножия гор. По дубовой просеке, до березы... молнией раздвоенной березы... Направо там... сыночек как ты... Что же ты молчишь?
   - Чтобы он жил - говори.
   - От раздвоенное березы - направо. Через чащу. Там овраг. Он делится надвое. Идите направо. А если налево пойдете в болото забредете. Вот мы там с сыночком гуляли, и чуть в топь не зашла. Нет - ну правда с моим сыночком все хорошо? Ведь...
   - Говори - что после оврага.
   - Все - озеро. А сыночек...
   Бриген шагнул из избы, через плечо крикнул:
   - Сжечь здесь все!
   Но воины немного задержались - наскоро изнасиловали женщину. Затем посекли ее на части и запалили избу.
   
   
   
     Глава 10
   "Ярость"

   
   Утро . Небо налилось густым розовым светом, но плыла дымка, шумно дышал ветер; и по горам гроза гремела - близился ливень.
   Творимир был разбужен и ударом грома, и окриком Лорена:
   - Эй, вы там что ли, в расщелине?.. Одежду-то у озера оставили. Я вот принес.
   - Спасибо. - пробормотал Творимир, и прижал к себе Анну.
   На них плюхнулся мягкий тюк одежды.
   - Одевайтесь быстрее - по лесу топот. Сюда идут.
   - Как - они?! - вздрогнула, приподнялась Анна, и вдруг сильно схватила Творимира за руку.
   - Ты гляди - с той стороны, от деревни - дым.
   Творимир, напяливая одежду, тоже поднялся. Над лесом стелился густой, жирно-черный дым. А с запада наползали черные тучи, часто резались ветвистые молнии.
   - Что же они, из-за нас запалили... - прошептала Анна. - А если убили кого?..
   Она уже оделась, и стояла бледная, растерянная. Шептала:
   - Уходить надо. Вон видите - по склону тропка вьется. Мы вон в тот лес забежим. Обойдем их, как- нибудь...
   Но из того леса уже вырвалось конское ржанье...
   К озеру вырвалось несколько всадников, среди них был и Бриген Марк. Он сразу увидел Анну, закричал:
   - Бегать бесполезно. Сразу иди сюда.
   Анна больше прежнего побледнела, прошептала:
   - Мы можем попытаться по горной тропе подняться...
   - Лазанье по горным тропам - не для меня - вздохнул старый Лорен. - Я к ним выйду, а вы оставайтесь.
   - Да не нужны вы им! - воскликнула девушка. - Я одна нужна, я одна и пойду.
   Она порывалась пойти, но Творимир держал ее за руку - не пускал.
   - Как же так?.. Только встретились, и уже расставанье? Я с тобой...
   - И не думай! Я это ради тебя делаю... Ведь ты сможешь что-нибудь придумать. Ты же хитрый... Освободишь меня... Только не выходи сейчас...
   И она выскользнула, бросилась вниз, но на пол пути остановилась, и крикнула Бригену:
   - Ты должен поклясться, что не тронешь моих друзей.
   - Клянусь!..
   Она подошла ближе и сказала:
   - Ты много клянешься, и ничего не исполняешь. Но, если им будет причинен хоть какой вред - мои чувства никогда не обратятся к тебе.
   Бриген выгнулся, перехватил ее за талию, сильными руками поднял - усадил рядом с собою. Громко крикнул:
   - Уходим!.. Слышите?! Действительно - все уходим! Все! Никаких ловушек!.. Черт!.. Оставляем этих здесь!.. Никаких хитростей!.. Все - скачем назад!..
   А сам трясся от волнения - пот катился по его рассеченному лицу, на котором еще темнела не смытая, ссохшаяся кровь.
   Тут неистово и долго загрохотал гром. Мрачные тени туч навалились на озеро и скалы. Дыхнуло ливнем.
   
   * * *
   
   Конный топот растворился в шуме ливня. Косые, серые дождевые стены изгибались с дыханьем ветра; шумели по озеру. Вот ударили, намочили.
   - Они действительно ушли. - заявил Лорен. - Пропала Анна, жаль...
   - Что?! - Творимир встряхнул мокрыми волосами. - Как вы можете так говорить?!.. Мы их нагоним, освободим.
   - У тебя конь есть?.. А если бы даже и был, и нагнал - чтобы сделал? Один бы со всеми расправился? Быть может, ты сказочный герой?.. Что-то не похож.
   - Да что вы говорите! Ведь всегда можно что-то придумать! Ну, что же мы тут стоим?.. Пойдемте скорее.
   И Творимир первый поспешил вниз по склону.
   Потом бежали по шумящему, темному лесу. С пригибающихся ветвей срывались настоящие водопады, в оврагах бурлили грязные потоки, стало зябко.
   Лорен едва поспевал за Творимиром. Старец приговаривал:
   - Про Анну лучше забудь. Вот я волнуюсь, что над деревней учинили...
   Вот и деревня. Несколько домов были сожжены. Еще несколько подгорели, но их потушили крестьяне, и подоспевший дождь.
   И уже слышны горестные стенанья. Кого- то убили, кого-то зарубили...
   Бригена Марка и его головорезов боялись все - истинного почтения не испытывал никто. И сейчас прорвалось то, что накопилось:
   - Бандиты!.. Гады!.. Подонки!.. Убийцы!.. - и это еще самые мягкие ругательствами, которыми "одаривали" разорителей.
   Впрочем, некоторые (и в основном женщины), не бранились, но громко голосили над своими, под горячую руку попавшими, и теперь зарубленными родными.
   Творимир вырвался вперед, налетел на кого-то, закричал:
   - Коня мне! Коня!..
   Его тут же схватили, выкрутили руки. Закричали:
   - А это кто?!.. Не из наших - точно!.. И не из соседских деревень!.. Наверно из бандитов!.. Ну, мы ему сейчас устроим!..
   Тут, на счастье подбежал совсем запыхавшийся Лорен, и прерывисто крикнул:
   - Не трогайте... его... Он... ух... свой!.. Дайте ему... коня!.. О-ох... Они Анну взяли... И мне коня дайте... Я тоже... с ним... поскачу...
   И, когда узнали, что Анна схвачена - смолкла ругань. Охватило всех мрачное унынье...
   - Ничего - я ее верну! - крикнул Творимир.
   На него глянули как на сумасшедшего, но все же, подчиняясь воле Лорена, вывели коня. Еще один конь достался Лорену.
   И вот они уже скачут по размытой дороге, прочь от гор, но в сторону Бригенграда. Брызжут молнии, неистово свищет водный ветер, несутся над головой изодранные вуали туч. Погода вполне отражала настроение Творимира.
   Лорен отдышался, и сказал:
   - Видел, какие настроения в народе? И это не в одной только нашей деревне! Рано или поздно кончится терпение...
   - Да что же они прямо сейчас не пошли, не смели этого Бригена?!..
   - Ты думаешь, все так просто? В городе сильный гарнизон, к тому же - центральную цитадель окружают тридцатиметровые гранитные стены. Вот если поднимутся все, тогда...
   - Да что же эти кони так медленно скачут?! - нетерпеливо перебил его Творимир.
   - Быстрее им нельзя. Они же не волшебные.
   - Да знаю! А все же...
   - Не волнуйся, и смирись - нам до города раньше их все равно не добраться.
   Ливень и не думал умолкать, даже, пожалуй, усиливался.
   И вот, из дождевых завесей выступили тесно сгрудившиеся, жалкие, грязные домишки - это были окраины Бриген-града. И над домишками этими проступал жуткий исполин из черного гранита. Островерхая, мрачная громада замка ощерилась в бурю багровыми огоньками многочисленных окон.
   - Вон в этом замке и есть Великое Судилище. На верхних уровнях живут в роскоши, ну а внизу - темницы. Из этих темниц никто еще живым не выходил... Ну, разве что на костер...
   Творимир едва слышал своего провожатого - он гнал лошадь. Ворвались в неказистые окраины. И здесь в глаза бросилось несколько фигур - это пьянчуги: насквозь пропитанные грязью, валялись они в сточных канавах; била их вода, и, похоже, они уже захлебнулись...
   Дорога шла вверх, и постепенно развалюхи заменялись более солидными домами.
   - Стой!.. - окрикнул Лорен.
   Творимир развернулся в седле, бешено сверкнул глазами:
   - Зачем?!.. Она же в замке!..
   - Вот именно. Ты что - в замок собрался? Там тебя и сцапают.
   - Так что же тогда делать?!..
   - А что делать - решим в трактире. Хороший трактир. Называется "Жаркое и Выпивка под мшистым дубом". Хозяин трактира - мой старый друг. Ему можно довериться, и он знает больше, чем кто-либо в городе. От него можно узнать и судьбу Анны.
   - Да зачем нам мне ее судьбу узнавать?!.. Эту судьбу меня нужно!
   - Ну, вот ты такой молодой, горячий. Хочешь в замок - пожалуйста, я тебя не держу. Но даю гарантию - сразу схватят, а через полчаса ты уже будешь болтаться над жаровней.
   Творимир замер, и минут пять пристально вглядывался в громаду замка: в каждую мрачную, острую его черту, в каждый кровавый огонек. А потом из тучевого месива рванула молния - обожгла исполинские стены, и показалось Творимиру, что замок наклоняется над ним, и сейчас рухнет на него...
   - Хорошо. Едем в трактир! - крикнул Творимир...
   Спустя пару минут, они остановились возле неказистого, старого здания; почти из всех окон которого рвался сильный свет, и пьяные голоса.
   - Здесь всегда так шумно. - пояснил Лорен. - Ты просто не обращай внимания...
   И вот они шагнули в переполненную винным паром и всяким сбором залу. Навстречу бросился утомленный хозяин, но, как узнал Лорена, расплылся в широкой улыбке... Через минуту они уже беседовали в отдельной комнатушке. Пьяные голоса едва досюда доносились, и перемешивались с шумом ливня. Выслушав Лорена, хозяин развел руками:
   - Рад бы помочь, да ведь сами знаете... Ну, если бы это была обычная "ведьма", могли бы собрать выкуп... Хотя, для этого понадобился бы мой годовой доход... Но раз вы говорите - "она понравилась Бригену Марку"... Это ж и не выговоришь: "понравилась Бригену Марку"! Отродясь не было, чтобы ему кто-нибудь нравился. Тут, пожалуй - принесешь выкуп, а тебя схватят, да на дыбу - выдавай сообщников... Так что дело гиблое...
   - Да как же гиблое! - не сдержался Творимир. - Гиблых дел не бывает. Не зря мы к вам приехали! Придумайте что-нибудь...
   Хозяин трактира в полголоса переговорил с Лореном, и громко заявил:
   - Пока располагайтесь здесь. Ну, а я все разузнаю...
   - Когда же вы узнаете?! - крикнул Творимир.
   - Ну, не сейчас же, в ливень, узнавать...
   - Как вы не понимаете, что в каждую минуту...
   - Понимаю. Но ничего не поделаешь. Просто ждите...
   
   * * *
   
   И потянулось это мучительное выжидание...
   Ливень прекратился только в сумерках следующего вечера. Однако небо оставалось сумрачным, и моросило мелким, холодным, затяжным дождем.
   Хозяин трактира задействовал какие-то свои нити... Обычно без труда удавалось узнать судьбу того или иного заключенного, про Анну же - ни слова. Будто ее и вовсе не было.
   Творимир либо прохаживался по своей комнатушке, либо выбегал на улицу, где также ходил, глядел на замок, от бессилия сжимал кулаки, и хрипел проклятья. Он почти совсем не спал и не ел. Бледный, с мешками под глазами, худющий - казалось, его только что вырвали из долгого заключения.
   В невыносимо медленное течение одного из этих дней вдруг ворвался хозяин трактира. Он возвестил:
   - Все, отмучилась ваша Анна. Завтра ее сожжение.
   - Что?! - Творимир буквально налетел на него. - Рассказывай все! Немедленно!..
   - А рассказывать то и нечего: просто было объявлено. Завтра в полдень сожжение ведьмы Анны.
   - Так, может - эта не та Анна!
   - Как же не та. Та самая. Молодая, красивая. Говорят еще, что Бриген очень зол. Она, вроде, ему отказала... Ну, все - мне добавить нечего. Засим и оставлю вас. У меня еще много дел.
   Хозяин трактира удалился, а Творимир, со сжатыми кулаками, прямо-таки набросился на Лорена. Он восклицал:
   - Да как так можно! Такое безразличие!.. Он говорит об этом, будто будет сожжение какой-нибудь козы...
   Лорен положил ему руки на плечи, вздохнул печально:
   - Тише. Тише. Ты еще слишком молод и не знаешь - здесь человеческая жизнь цениться куда меньше не то что козы, но и цыпленка... Люди просто привыкли к постоянным убийствам. Практически каждый день устраивают сожжения. Иногда - сжигают целую группу людей - это когда раскрывается заговор. А сколько еще безвестных, недотянувших до костра, замученных в подземельях... Наша Анна - лишь малая частица общей трагедии...
   Творимир метнулся к окну, и буравящим взглядом уставился на замок.
   - Что значит "частица трагедии"?!.. Еще нет никакой трагедии. Она жива, а значит - мы ее спасем.
   - Ты должен понять что...
   - Ничего не хочу понимать! - Творимир отпрянул от окна и заметался от стены к стене. - Мы подкупим стражей...
   - У нас нечем подкупать...
   - А мы устроим нападение!
   - Твое нападение, что укус муравья для закованного в стальные доспехи...
   - Все равно мы что-то придумаем...
   Долго метался по этой темной комнатушке Творимир. Время от времени, он придумывал какой-нибудь безумный, совершенно неосуществимый план спасения Анны, а Лорен тут же его отвергал.
   Уже смеркалось...
   Творимир вспотел, и трясся от перенапряжения.
   - Возьми-ка, испей. Полегче станет. - Лорен протянул ему чашу с вином - Творимир выпил.
   
   * * *
   
   Творимир очнулся. Несмотря на то, что окна были распахнуты настежь - в комнатушке царили духота и жар. Ленивое августовское солнце изливалось на улицы - и улицы уже просохли и накалились, наплывала взбитая чьими-то ногами и копытами пыль.
   Голова у Творимира раскалывалась болью, и он схватился за виски, застонал.
   Лорен дал ему чашу с молоком - Творимир выпил, и ему полегчало.
   Но вот уже вскочил, затрясся от волнения.
   - Сколько время?!
   - За три перевалило. Скоро жара на убыль пойдет.
   - Что?! Но ведь Анну еще не сожгли, да?!
   - Сожгли.
   - Что?!
   - Сожгли Анну. Народ еще с девяти часов к замку потянулся. А возвращаться стали в полвторого. Обсуждали детали сожжения...
   - Но ведь... Но... - у Творимира носом пошла кровь, но он не обращал на это внимания. - Ведь если... Ведь... Она не может быть мертва, потому что...
   И вдруг налетел на Лорена, затряс его за плечи:
   - Вином напоил! Со снотворным!
   - Да - напоил.
   - Да как ты смел! Ты хоть понимаешь, что натворил? Убийца!..
   - Не убийца, а спаситель твоей жизни. Ну, вот не усыпил бы, чтобы бы ты стал делать?.. Сегодня побежал к месту сожжения. Стал бы там что-нибудь кричать, к ней прорываться. Тебя бы схватили...
   - А пусть бы и схватили! Я и сейчас туда побегу. Сам все узнаю!..
   Лорен пытался его удержать, но тщетно. Творимир вырвался из комнатки, вихрем метнулся через дремлющий трактир, и дальше - по унылым, безмолвным от жары улочкам. Он бежал к замку - с каждым мгновеньем нарастал жар, казалось - это гигантское костровище вздыхало ему навстречу...
   Вот створки исполинских ворот, в тени сидела стража в черных доспехах - они шумно, пьяно о чем-то спорили. Взмокший Творимир налетел на них, едва смог выговорить:
   - Где... сожжение?..
   Стражники заржали. Один из них взвизгнул:
   - Чье сожжение?!.. Твое, что ли?!
   Это показалось смешным - стражники буквально изгибались от хохота.
   - Анны.
   - А-а- а... Анны?.. Так это прямо за воротами, во дворе. Только, сдается, ты опоздал. Кроме ее пепла ничего там не найдешь!.. АХА-ХА-ХА-ХА!!! А потом не забудь к нам подойти - мы всыплем тебе сто плетей. Такой указ Бригена - сто плетей каждому, пропустившему сожжение. А-ХА-ХА-ХА-ХА!!!! ХО-ХО-ХО- ХО!!!..
   Творимир метнулся дальше.
   Створки у ворот были толстенные - не меньше полуметра, и весили - не один десяток тонн. Открывал и закрывал их могучий механизм...
   Это был широкий, внутренний двор. Угрюмые, темные махины стен запечатывали его. На выложенной черным гранитом мостовой валялось много всякого мусора - ведь совсем недавно здесь грудилась многотысячная людская толпа. В центре площади высился стальной столб. Столб был накален докрасна - рядом с ним потрескивала метровая груда угля, а над ней вились синеватые язычки пламени.
   Неподалеку возил тележку , заваливал в нее мусор унылый, горбатый человек. Творимир подбежал к нему - прерывистым голосом крикнул:
   - Что с Анной?
   Угрюмый человек не останавливался - он сосредоточенно собирал мусор, и бормотал:
   - Сегодня сожгли ведьму. Она молодая, красивая. Обычно как бывает: до костра держаться, а как он им кожу выжжет - вопить начинают. А эта до конца продержалась - не кричала, не стонала. Разве что в конце крикнула "Творимир!". Что за Творимир, спрашивается? Бриген Марк рассержен был. Велел, за голову Творимира, тысячу золотых выдать. Ты его не знаешь?..
   А Творимир рассеянно глядел на угли. Вот подошел на этот нестерпимый жар. Волосы задымились, опалились брови, глаза слепли - он не обращал на это внимания - он приближался к костру.
   - Э-эй, а не ты ли и есть Творимир? -прозорливо окрикнул его уборщик.
   Все что слышал Творимир - это отчаянный треск углей - он шептал растрескавшимися губами:
   - Как же так?.. Как же так?..
   И тут кто-то на него, потащил в сторону - Творимир слишком ослаб, чтобы сопротивляться. А это был Лорен. Он шептал:
   - Да что же ты?.. Или жизнь не дорога?..
   - Не дорога...
   - Ведь узнает тебя Бриген. Он сейчас из-за отказа Анны злой. Схватят. Растерзают... Да, Анну жаль. Но жизнь-то продолжается. Ты еще на многое способен... Ну, пойдем отсюда скорее...
   Творимир не сопротивлялся. Шел, понурив голову, ноги его заплетались - часто спотыкался, и, если бы Лорен его не поддерживал - скоро бы растянулся на мостовой.
   У ворот их окрикнули по прежнему пьяные стражи:
   - Э-эй, идите-ка сюда - всыплем вам плетей.
   Но Лорен отдал всю ту небольшую сумму, которая у него имелась, и стражи, прикинув, что этого хватит еще на несколько бутылей дешевого вина, согласились их отпустить.
   ...Раскаленные улицы, на них - редкие, запуганные прохожие. Короткое прощенье с трактиром, и вновь улицы. Кони за эти дни отдохнули, и, несмотря на жару, скакали весьма резво, а как город остался позади - так и вовсе припустили.
   Сразу хлынула пышная, зрелая природа. Щебет птиц, запахи раздольных полей, шелест рощ, а главное - обильный и ласковый, сильный и беспрерывный поцелуй солнца. В противоположность городу, здесь было так много света, что просто невозможно было думать о чем-то мрачном...
   - Давай остановимся... - взмолился Творимир.
   - Что ж - остановимся. - согласился Лорен.
   Они выбрал очень живописное местечко. Из-под облепленного мхом камня, вырывался чистейший, холодом веющий источник, вплотную подступали букеты живых цветов, а чуть поодаль виднелись развалины древнего белокаменного камня - развалины эти уже почти ушли в землю, и это говорило об их древности.
   Лорен блаженно вздохнул:
   - А ты хотел жизнь ни за что отдать... Ты просто радуйся тому, что ты жив. Что ты есть. Что способен видеть и чувствовать всю эту благодать...
   Творимир припал к источнику, и долго не мог от него напиться. Но вот отпрянул, и, перевернувшись на спину, долго глядел в спокойное небо.
   Потом сжал кулаки, и поднялся. Шагнул к Лорену - взгляд его был мрачен, тяжел:
   - Я не могу так... Я не могу бежать в это спокойствие... Меня бесит человеческая тупость. Меня бесит злоба. Я не могу слышать этот ручеек, зная, что сейчас вопят невинные. Меня самого словно на вертел раскаленный насадили, и не знаю, почему я еще не кричу. Рассказывайте мне все.
   - Что значит "все"?
   - Про Бригена. Про Темных судей. Про то, во что они верят. Про этот народ, в конце концов.
   - И откуда ты такой, ничего не знающий, взялся?.. Ну, да ладно. Расскажу. Начну с веры Темных Судей и Бригена. Верят они в бога Всесвята - создателя нашего мира, мудрого и благочестивого, призывавшего всех к высшей, небесной любви...
   - Подождите. "Ваш мир" , надо полагать, ограничивается этой долиной?
   - Да. Так сказано в Священном Писании, и противление этому считается величайшей ересью. Да - были такие еретики, которые утверждали, что за горами есть и иные миры, но никому это доказать не удалось...
   - Ну, а вы как полагаете?
   - Тебе я откроюсь. Я - еретик. Я считаю, что мир бесконечен, и за горами - иные земли. За горизонтом - горизонт.
   - Вы правы!
   - Но, в отличии от еретиков прошлого, я пошел дальше. Теории я предпочел практику, и я изобрел летательный шар. Быть может, знаешь, что это...
   - Да. В древнейшие времена, у нас, на Земле, использовались летающие шары. Их наполняли жарким воздухом, за счет чего...
   - Не знаю, где это у вас "на Земле", но, надо думать - за горами.
   - Нет не за горами. Над вашей головой. В бесконечности космоса. Пятьсот миллионов лет назад... Впрочем - этого так сразу не объяснишь.
   - Самые смелые мои предположения сбываются!.. Мир есть не только за горами - он есть и в небе. Оно не твердое. Быть может, ты скажешь еще, что наш мир не плоский?
   - Конечно, нет. Это шар плывущий вокруг местного светила.
   - И что - повсюду, во всех направлениях, миры?
   - Конечно.
   - Как дивно! Какая красота!.. А они пытаются загнать наше мышление на плоскость, запереть в эти стены. Нет - не удастся. Человек стремиться к свободе и познанию. Быть может, мы погибнем, но грядущие поколения... Они будут Свободны!..
   - И где же ваш Воздушный шар?
   - Я сделал пробный, малый шар. Пролетел на нем метров двести, а потом - зацепился в древесной кроне. Шар лопнул - я сам едва спасся.
   - Рассказывайте дальше про Темных Судей.
   - И они, и их предводитель Творимир - почитают Всесвята, используют его имя в своих целях, удерживают власть жесточайшим террором. В Священном Писании сказано, что стремление к познанию мира - есть грех, на этом многое удерживается. Народу, якобы достаточно верить во Всесвята, исполнять законы тиранов - за это ждет их небесной блаженство. Невежды, почти животные - они верят; стадом ходят - созерцать сожжения, и публичные истязания "еретиков"...
   - Ясно. - прервал его Творимир. - У нас, на Земле, подобное было во времена инквизиции. Изначальная идея искажена, прибрана к рукам кучкой подонков. Подонков, которых потом назовут святыми, и которым будут молиться! Я чувствую злобу... Сильную злобу!.. Подонки!.. Святые ублюдки!.. Убийцы! Палачи! Истязатели!..
   Творимир ударил кулаком в камень, и расшиб кулак в кровь.
   Лорен подошел к нему, попытался успокоить:
   - Злыми чувствами ты загоняешь себя в ад...
   - Пусть в ад! Но мне надоела эта боль, злоба, тупость!.. Почему постоянно кто-то кого-то убивает, насилует, терзает?! Почему люди не могут жить в такой же гармонии, как и эта природа?! Почему им обязательно нужны эти идиотические учения, религии...
   - Тише-тише...
   - Нет! Это вы все тихие. Вас бей, мучь, жги - а вы все покорные, как скот на бойне. Ударили в одну щеку, вы вторую подставляете, а это только палачей раззадоривает! На-до-ело! Мы изменим этот мир! И начнем это не когда-нибудь. Не через год. Прямо сейчас! Ты говорил, в крестьянах давно злобы накипала? Ну, вот и воспользуемся этой злобой...
   Творимир бросился к своему коню, а Лорен, вздыхая и сетуя на преклонный возраст, поспешил за ним.
   
   * * *
   
   Вот и ночь подступила. В небе рассыпались звезды. Взошла одноглазая Луна.
   Деревня, из которой были родом Лорен и Анна, встретила их угрюмым, настороженным молчанием. Резко выпирали остовы двух сожженных домов. В недвижимом воздухе провисала трагедия.
   Откуда-то вышли угрюмые мужики. Они осведомились о судьбе Анны, и, как узнали - больше помрачнели. Один из них сдавленной змеей шипел:
   - Совсем нас разорили... Все на налоги, на подати... Куда им столько?!.. Лето благодатное, плодов сколько, а все отдаем... Вот завтра, опять за податью приедут...
   - А вы не отдавайте. - громко заявил Творимир.
   Мужик отшатнулся:
   - Да как же можно?! Ведь нас за это...
   - Не "вас за это" - а вы за все, что с вами до этого делали. Ну-ка, говори, кто за податью приезжает?..
   - Обычно десять воинов. Вместе с ними воз с монахом. На воз мы свое добро сгружаем. - и вновь застонал. - Завтра последние крохи выгребать придется. Попробуй ты им не дать - засекут!.. А как дальше жить - ума ни приложу. Ведь у меня и жена, и дети.
   - А мы их сами побьем.
   - Да за это нас...
   - А не надоело еще законы преступников исполнять? Я вот что скажу: мы их сами посечем, и на этом не остановимся. Из деревни в деревню пойдем - подымем народное восстание. Гнева в вас много - это хорошо - это сил в битвах предаст. Мы сметем Темных судей, и Бригена в грязь втопчем. Мы свои, справедливые законы установим...
   Мужики сжались, к земле пригнулись. Они испуганно озирались: не услышал ли кто сторонний такие страшные речи.
   Должно быть - их действительно слушали - в темных оконцах маленьких, скособоченных домишек проступали испуганные, мрачные лица.
   И тогда Творимир закричал громко:
   - А ну - хватит по углам жаться. Выходите, меня слушайте!
   И выходили: мужики, женщины, старики, дети...
   - Где телега останавливается? - спрашивал Творимир.
   - Вот здесь... - указали на дом, больший чем остальные - это был дом старосты. - Телега возле крыльца стоит, а воины - с ней рядом на конях сидят, следят...
   - Так. Ясно. Капаем яму... Да-да - возле крыльца - глубиной метра в четыре, и достаточно широкую, чтобы на ней и телега и стражники уместились. В яме установим подпоры, а на них - настил (на настил - забор пойдет). Рассчитать надо так, чтобы настил их выдержал, но от подпор проведем веревки. Как они встанут - веревки дернем, и... ну, дальше ясно...
   На крыльцо вывалился толстенный староста. Обычно его тяжело было добудиться, но сейчас он услышал часть речи и с перепугу всякий сон забыл. Он кричал:
   - Еретик! Что говорит то?!.. Хватай его! Завтра же в Бригенград в темницу повез!..
   Творимир даже не сознавал, как близок он от гибели, а потому не волновался. И он крикнул:
   - Ну, так - дальше выходки бандитов терпеть будем, или же...
   - Хватит! - закричала какая-то женщина. - Сил нет больше этих убийц терпеть! Сколько они кровушки то невинной пролили!..
   Толпа одобрительно загудела.
   В Лунном свете жирно заблестел на старосте пот. Он захрипел:
   - Да вы что?!.. Да я вас!..
   Он хотел было юркнуть в дом, на него уже налетели, повалили, и, тут же, вымещая злобу, принялись сильно бить ногами. Староста истошно вопил - закричали дети - залаяли собаки - отозвалась в дальнем лесу волчья стая...
   Творимиру понадобилось немало покричать и помахать кулаками, чтобы успокоить разъяренных крестьян. Едва живого окровавленного, старосту уволокли в какой-то погреб, туда же заперли и его жену, и детей...
   Дальше, начали готовиться к приезду незваных гостей. Яма получилась, что надо - даже глубже, чем рассчитывал Творимир. Вырытую землю вынесли за окраинную калитку, а чей-то забор пошел на настил. Нашлись и две крепкие, но не толстые веревки - ими обвязали подпоры, и, присыпав пылью, протянули за ближайший дом...
   К утру едва управились с этой работой...
   Едва засверкало сквозь листву солнце, с дороги послышался конский топот. Десять самодовольных молодчиков гарцевали на холеных лошадях, плетьми отгоняли мух, а меж ними, на телеге трясся, похожий на бочку монах.
   Остановились на обычном месте - как раз над ямой. Стали требовать, чтобы вышел сам староста. Подученные Творимиром крестьяне отвечали, что и старосту и его семью поразила заразная болезнь.
   - А, черт! Тогда лучше подальше от его дома держаться! - крикнул один из молодчиков.
   Но было поздно...
   Веревки резко дернули - настил шатнулся, и вдруг провалился, увлекая и телегу и конников. Кто-то запутался в стременах, кто-то вывихнул руку, кто-то - ногу, кто-то - сломал.
   Один воин стал было выбираться, но подоспел мужик - огрел его поленом - воин безмолвно повалился обратно.
   Из ямы вперемежку неслись вопли раненных, угрозы и мольбы о помощи.
   Раз начавшие действовать крестьяне уже не могли остановиться, и они подступили к Творимиру, потребовали:
   - Что дальше делать?..
   Тот осведомился:
   - Откуда монах?
   - Да тут, в трех верстах монастырь будет. Вроде, считается - женский. Там и правда, женщин много. Но часто к ним богатые гости наведываются...
   - Ну, так и пошли на монастырь. Захватим его - будет нам оплот. По дороге еще какие деревни есть?
   - Да - две деревни.
   - Отлично. Тамошний народ тоже подымем. Но прежде - выволакивайте воинов из ямы. Выберете нескольких, кому достанется их оружие и одежда. Они будут изображать конвоиров. Остальные - якобы пленники. Ведь, если из монастыря увидят такую толпу, насторожатся - ворота закроют, а осаждать нам некогда - сейчас, пока восстание еще в зачатке, пока не знает о нас никто, как можно больше сделать нужно...
   Спешно выволакивали воинов - их оглушали, а кто сопротивлялся - того и рубили. Исполнили то, что указал Творимир. И вот по дороге весьма спешно задвигалась процессия с "пленниками" и "конвоирами". Сам Творимир был среди "конвоиров" - он сильно, нетерпеливо сжимал клинок. Сейчас он больше всего жаждал встретиться с Бригеном...
   На пути попались две деревеньки, и обе встретили их одинаково. Вначале - настороженно, затем - когда узнавали, что к чему - спешили присоединиться; брали с собой, прятали под ветхую одежку вилы, топоры, охотничьи ножи...
   Вот и монастырь. Строение было добротное, с высокими каменными стенами, окружали его тучные пашни, а у ворот стояли и громко спорили откормленные, розовощекие монашки. Они уставились на приближающуюся толпу, завопили:
   - А этих куда?! Зачем нам?!..
   - Приказ Бригена Марка! - грубо возопил Творимир - монашки смолкли.
   Они прошли через ворота на большой, солнечный двор. К ним спешили широкоплечие охранники.
   Первый подбежал, схватил коня Творимира под узды, зло сверкнул глазами, рявкнул:
   - Как смели?!..
   - Я вам привет передать должен. - тихо сказал Творимир.
   - Что?!.. От кого?
   - От всех замученных и сожженных! - возопил Творимир, и сильно ударил клинком по лицу охранника.
   Тот, заливаясь кровью, пал под копыта.
   Двор тут же огласился воплями:
   - Измена!.. Наших бьют!.. А-А- А!!!
   С деревянных галерей свистнули стрелы - несколько крестьян пали, но остальные, гневно рыча, уже мчались по лестницам, сметали тех, кто попадались на пути...
   Дальше начался сущий хаос. Здесь было множество дверей, окон и лесенок. И в каждую из этих дверей кто-нибудь вбегал, кто-нибудь выбегал. Окна часто бились и из них вываливались порубленные тела. По лестницам взбегали и сбегали. Кого-то куда-то тащили, кто-то вопил, кто-то безумно хохотал.
   Вот через двор протащили совершенно голую женщину - должно быть, одну из "монашек"...
   Творимир медленно, бесцельно куда-то брел. Вдруг на него бросились два воина. Завязалась стремительная, ожесточенная схватка, Творимир одержал победу...
   И до самого вечера, все кричали что-то и кого-то били. Туда-сюда бегали. К вечеру, вроде успокоилось...
   Во двор выводили монашек. Выстраивали их рядами. Монашки были перепуганы, но некоторые соблазнительно улыбались, и задирали рясы...
   - Ну, что с ними дальше делать? - спрашивали у Творимира крестьяне.
   - Отпустите их... - молвил Творимир, и тут натянутой тетивой замер.
   Среди монашек была Анна. Ее лицо немного отличалось от лица той, сожженной Анны, и все же - это было именно ее лицо. Она, сильно бледная, стояла чуть поодаль, и не смела поднять взгляд.
   Творимир, не чувствуя ног, шагнул к ней. Покачнулся. Прерывисто прошептал:
   - Я знал... планета вновь породит тебя... раз жив я - жива и ты...
   Она прошептала едва слышно, тепло:
   - Что вам угодно?
   - Что мне угодно? - прошептал Творимир - он задумался. - Ну, помнишь меня?..
   Она быстро взглянула на него. В глазах ее не было испуга, но согревало ясное, теплое чувство. Она ответила тихо:
   - Я не помню, но вам виднее...
   - Черт! Ну, раз ты жива - мы такое устроим! Мы сметем всех этих бандитов...
   - Что вы такое говорите? Не надо никого сметать. Ведь смятенья - это боль. А боли кругом итак много. Любить друг друга надо...
   - Любить?! Да слышал, как здесь монашки любят! Особенно тех, у кого кошель потолще.
   Щеки Анны залились багрянцем, она прошептала смущенно:
   - Не говорите так, пожалуйста. Это святое место...
   - Святое?! Да ты что, дитя малое?! Не видишь ничего?!
   - Бог наш, Всесвят, всех учил детьми малыми быть. И обиды прощать, и в смирении жить.
   - В смирении! - фыркнул Творимир. - Как ты здесь оказалась?!
   - Меня подкинули. Добрые монашки меня выходили, воспитали. Ведь здесь есть очень благочестивые монашки.
   - И что - не принуждали, ну ты понимаешь... для пополнения казны...
   Щеки Анны залились еще большим багрянцем - она тепло шептала:
   - Кое-кто на меня кричал, не кормили, не поили... Но я не соглашалась... Ведь это очень греховно... Но я, как и некоторые, тяжелую работу выполняла - тяжести таскала...
   - Так что же ты здесь прозябала?
   - Я не прозябала. Я жила. Здесь святое место. Здесь очень хорошо. Разве не чувствуете - воздух светом дышит...
   - Да что ж с тобой такое?! Какое такое святое место? Обычный притон!
   - Не говорите так. Не ругайтесь. Пожалуйста.
   - Да ты и впрямь - дитя малое.
   - Если угодно - дитя. Только, исполните ли вы одну мою просьбу...
   - Да хоть миллион просьб, черт тебя подери! - Творимир нервно рассмеялся.
   - Не ругайтесь, пожалуйста.
   - Не стану ругаться.
   - Это еще не просьба. А просьба моя: не делайте больше никому больно. Живите в смирении...
   - Что?.. Ну, этих шлю... монашек мы отпустим, черт с ними... ох, извини!.. Но смиряться, по домам разойтись?! Чтобы потом по одиночке схватили, в подземелья, на пытки тащили...
   - Что вы такое страшное говорите...
   - Ясно. Тебе с самого рожденья мозги запудрили.
   - Нет. - ответила она тихим, ровным голосом. - Мне мозги не запудривали. Я умею ложь от правды отличить. То, что истина, тому я и верю. Сердце-то не обманешь...
   - А-а- а! Истина! И что же истина? Всесвят?! Этот местный, добрый божок...
   - Зачем вы так...
   - Ну, извини, извини. Просто в последние дни много пережить довелось. Нервы на взводе. Извини. Но ты выслушай: вот ты веришь во Всесвята, веришь, что мир плоский, и за этими горами ничего нет. Так?!
   - Может и есть. Я никогда об этом не задумывалась. Может, и есть иные миры, но нам сначала надо научиться друг друга Любить. Зачем нам иные миры, пока мы друг друга Любить не научились? А вера во Всесвята нас к этой Любви ведет...
   - Вера не значит - Истина! Пока от этого Всесвята больше злобы, чем Любви...
   - Злоба не от Всесвята, а от людей. Им удобно его именем прикрываться, и это хуже всего...
   - Да что ты - думаешь я поверю во Всесвята?! Да никогда!.. А вот я тебе скажу, что существует огромное количество миров, и практически в каждой цивилизации, на начальном отрезке развития являются некие религиозные представления. Сначала поклоняются божествам ручьев, пней, потом - океана, неба, подземного царства. Любая религия - форма рабства. Наследие животного...
   - Муравьи строят города-муравейники, но ни у каких животных нет религии.
   - Их счастье!.. Они просто не задумываются о смерти...
   - А мы вечное предчувствуем. На то мы и Люди.
   - Ну, ладно - верь в своего Всесвята. Но какая польза от твоего смирения?.. Что - всем по монастырям сидеть, молиться?.. А всякие подлецы... извини... на этом смирении наживаться будут?!.. На то и придумали Всесвята... Это уже и у нас на Земле было. Вот гляжу на тебя, как на дитя малое...
   Творимир говорил уже без злобы. Повторил:
   - ... Ты, как дитя малое... хорошо с тобою рядом... Но мы... мы все равно будем... биться с этими... на них нужна управа... И о боли - ты не говори... Если мы бороться не станем - они нас...
   Он не договорил - просто махнул рукою.
   Монашек не гнали. Те, кто хотел остаться - оставались. И оставались только те, кто искренне Верил, и не участвовал в прежней, греховной коловерти. Иные же, не хотели оставаться с "грязными крестьянами" - виляя задами, спешили в Бригенград, где надеялись пригреться у своих богатых клиентов.
   Конечно, Анна осталась...
   
    Глава 11
   "Монастырь"

   
   Н авалилась полночь. Театрально-огромная, одноглазая Луна нависла над монастырем - внимательно следила за происходящим внизу.
   А в монастыре не спали - готовились к обороне: подымали на стены котлы со смолой, выгребали из старых, запыленных хранилищ изъеденное ржавчиной оружие. По сияющей серебром дороге шли к монастырю одинокие или сбившиеся небольшими группами крестьяне - они уже знали о восстании, и собирались примкнуть...
   В последние часы Творимир только и делал, что отдавал приказания, перебегал из одной части монастыря в другую, а ему совсем не хотелось этого делать... хотелось остаться наедине с Анной, поговорить, попытаться разубедить в наивной вере во Всесвята. И старый Лорен заметил это - он предложил Творимиру остаться за главного, и Творимир согласился - сам бросился на поиски Анны.
   Она сидела на скамеечке возле ворот, и задумчиво глядела в звездное небо.
   - Пойдем, пройдемся. - шепнул Творимир.
   - Пойдем. Здесь очень хорошие поля.
   И вот монастырь остался позади, и идут они по мерцающему росинками полю - словно по звездному небу.
   - И что, неужели ничего не помнишь? - неожиданно спросил Творимир.
   - Что именно?
   - Сожжение свое.
   - Меня не сжигали... Во всяком случае, я не помню...
   - Ладно, не помнишь, и черт с тобой! Ну, что же ты так холодна?.. Ну, обними, поцелуй меня.
   - Нет. - тихо ответила она. - Я люблю тебя как брата. А ты хочешь... Нет - это не хорошо... Ты погляди, как ночь тиха. И не надо в этой ночи никаких бурь.
   Некоторое время шли в молчании, и все это время Творимир чувствовал нарастающее раздражение. И вдруг не сдержался - налетел сзади на Анну, схватил ее за плечи, и резко развернул к себе.
   - Что ты? - спросила она, и одарила его ясным, совсем детским взглядом.
   Творимир пытался перебороть смущение - потому говорил намеренно резко:
   - А то! Знаю я все эти религии! Они заставляют человека перебарывать естественные, и Прекрасные устремления. Ну, вот скажи, почему в прошлом воплощении ты сразу отдалась мне, а сейчас жмешься?.. Кому от этого легче - мне, тебе, Всесвяту? Что Всесвяту прибавиться, если ты сейчас сдержишься... И вообще - какая глупость - сдерживаться. Соитие зло - оскопись; еда зло - вырежи себе желудок; внешние образы зло - выколи себе глаза! Что еще - думать зло?! Ну, так - просверли себе в черепе дырку! Бред все это!..
   - Зачем?.. - прошептала она тихо. - ...Ты почувствуй, как ночь тиха...
   - Да не нужно мне это! - раздраженно крикнул Творимир.
   Он чувствовал сильную жажду наслаждений, и уже не мог остановиться. В висках бахала раскаленная кровь, в глазах темнело. Говорил он прерывисто:
   - Какой смысл в этих тихих "благочестивых" прогулках? Мы можем испытывать чувства куда более сильные, ни с чем несравнимые. Ну, вон видишь плоский камень, он мхом покрыт - на нем сидеть удобно.
   - Да...
   - Я сяду на него обнаженный, и ты, обнаженная сядешь мне на колени. Я обниму тебе крепко и... потом мы испытаем оргазм...
   - Как ты можешь так говорить? Я думала, ты... - голос Анны дрогнул. - А ты такой же распущенный, как и те, кто в монастырь наведывался... Пойми: оттого, что люди не могут сдерживать свои страсти, и идут все их беды. Это так эгоистично - кто-то наслаждается, а кто-то страдает. И тому, кто наслаждается, безразличны страдания иных. Раз есть в мире зло - мы все силы должны отдавать Добру, а не потакать...
   - Ну, довольно этих проповедей! Довольно!.. Ты просто не знаешь, о чем говоришь! Через час ты будешь просить еще!..
   Творимир совсем не чувствовал себя виновным. Нет - он уверен был, что Анна принадлежит ему, и только ему. А особое раздражение он испытывал к религии - еще раз пробормотал о том, что ей "запудрили мозги", и шагнул к ней с самыми решительными намереньями. Если бы она бросилась бежать - он бросился бы за нею, и повалил на землю; если бы она стала отбиваться - он бы ее скрутил.
   Но тут вздрогнула земля - меж ними протянулась трещина. Трещина стремительно разрасталась, из нее валил пар. Это уже и не трещина, а ущелье. До Анны десять... уже двадцать... тридцать метров...
   Сквозь беспрерывный грохот услышал Творимир ее жалостливый окрик:
   - Что же ты наделал... Зачем сердце страстью расколол...
   От волнения на лице Творимира обильно выступил пот, он бормотал:
   - ...Из головы вылетело, что это - живая планета... И теперь все пошло на перекос... Черт!..
   Тут почва сильно передернулась - Творимир заскользил в пропасть. В последнее мгновенье успел ухватиться за травный клубень - но он уже висел над бездной, а травы трещали, выползали из крошащейся земля.
   Пот обильно скатывался по лбу, застилал глаза - губы Творимира дрожали, он нервно выдыхал:
   - И что же... погибну сейчас, что ли?.. Как нелепо...
   Он попытался потянуться, но травный клубень вырвался, и Творимир покатился по отвесному склону. Он пытался вцепиться в землю, но тщетно - движенье было слишком быстрым.
   И вдруг склон оборвался - началась бездна с совершенно отвесными, стремительно уводящими вниз склонами. Он ожидал, что на дне увидит свет - света не было, там темными щупальцами клубился мрак.
   Сердце Творимира сжалось ужасом, а сам он вдруг зашептал:
   - Пожалуйста, не дай мне погибнуть... Я не хочу погибнуть... Я не хочу этого мрака... Ну, пожалуйста, ну прости меня....
   И тут он увидел, что в тех черных гранитных стенах, мимо которых он летел - множество маленьких окошечек. Этих окошек было больше чем росинок в поле, чем звезд в небе - десятки, а то и сотни тысяч крапинок. За некоторыми окошками провисал зловещий мрак, за иными - тускло мерцала сама смерть. И, словно железку к магниту, притянуло Творимира к одному из этих окон...
   Он ворвался в узенькую, каменную комнатушку. Пребольно ударился о стену, но вот уже вскочил на ноги, огляделся.
   От одной стены отделилось чудище. Как и положено, у чудища была клыкастая пасть, когтистые лапы, безумно выпученные глазищи, и чрезвычайно низкий лоб. Чудище прыгнуло на Творимира, а тот извернулся, подставил чудищу подножку - то врезалось в стену. Затем Творимир отпрыгнул к окну - чудище метнулось на него... и вылетело в окно...
   Творимир не испытал никакой радости от этой победы - он метнулся в узенький коридорчик. Коридорчик изогнулся под прямым углом, затем - еще и еще. Затем ход раздвоился. Затем - разтроился... Открылось несколько лестниц. Творимир выбрал ту, которая вела вверх. Пробежал не менее сотни ступеней, но тут стало темно - лестница оборвалась, и Творимир полетел вниз.
   Ударился о каменный пол. Вновь оказался в маленькой комнатушке, и вновь на него бросилось чудище. Это чудище было куда страшнее и сильнее первого, однако Творимиру удалось заманить его к черному, бездонному колодцу в центре комнатки - там чудовище и сгинуло.
   Из этой комнатки открывалось два прохода - Творимир сделал выбор, и вот вновь вилял среди резких, узких углов. Дверка - из-за нее слышалось зловещее шипенье, осторожно приоткрыл дверь - веющая могильным хладом тень метнулась на него - Творимир едва успел захлопнуть.
   Затравленно огляделся, и тут приметил - в углу валялся лист с некими письменами. Подобрал, стал разбирать - оказывается, там описывалось, как уничтожить призрачную тварь: надо было собрать некий механизм из предметов, разбросанных в этом коридоре.
   Битый час он ползал, собирал некие изогнутые палочки. Потом еще несколько часов, обливаясь жарким потом, согласуясь с инструкцией, собирал механизм. И вот в его руках нечто стрекочущее, дышащее опасным красным дымом. Творимир завопил, и, выставив орудие пред собою, бросился в комнату с призраком - тот забился в угол - красный дым обволок, растворил в себе тварь.
   Взмокший, трясущийся от долгого напряжения Творимир усмехнулся:
   - Ну, вот - расправился с тобой... теперь дальше...
   Но он шагнул к окну. Увидел противоположную гранитную стену - мириады зловещих окошек зияли в ней. Тысячи этажей взметались вверх, тысячи этажей уводили в бездну.
   Творимир схватился за голову, и застонал:
   - Куда бежать?.. Ведь все это - безумие... Анна, пожалуйста, если ты можешь - помоги мне...
   И он замер: несколько минут простоял так - прислушивался. Ответа не было.
   Развернулся, прошептал:
   - Что ж - буду бежать по этим коридорам; буду карабкаться вверх, сколько хватит сил...
   Он побежал по очередному коридору - стены оказались в чем-то темно-липком. Творимир поскользнулся, упал - вымазал ладони и лицо, почувствовал сильное жжение.
   Бросился дальше. Жжение усиливалось. Тело Творимира преображалось. Он завопил. Вместо ног и рук вырвались покрытые жесткой щетиной лапы; лицо разорвалось в морду отвратительного насекомого.
   Бешеный, неусыпный голод, а еще неконтролируемая жажда спариваться гнали его вперед. Человеческие мысли терялись под могучими инстинктами.
   В очередной комнатке его поджидала исполинская крыса - крыса была разодрана. Он уже склонился над смрадной, кровавой плотью - и тут собрал всю волю, и метнулся в окошко.
   Удивительно, как протиснулось в это узкое отверстие могучее, жирное тело паука. Но вот он снаружи. Полетел вниз, но окна вновь его притягивали.
   "Нет. Не сдаваться!.. У меня не хватит сил вырваться в следующий раз!.. Я навсегда останусь в одной из этих замшелых комнаток, среди насекомых, крыс и призраков!"..
   Его почти засосало в окошко, за которым страстно мерцал кровавый свет. Острыми когтями вцепился паук-Творимир в отвесную стену - удержался. Из окошка изгибаясь, вылез розовый слизень, обмотался вокруг задней лапы - титанический рывок вверх - лапа оторвана. Зато Свобода!..
   Он несся вверх...
   "Только не дай мне пасть в бездну!.. Спаси!!.."
   
   * * *
   
   Холодная родниковая вода оросила губы, живительной струей попала в рот. Он сглотнул, кашлянул - открыл глаза. Небо уже окрасилось заревыми цветами, но еще мерцали самые яркие звезды, еще блаженно-тихим, ночным был воздух.
   Анна над ним склонилась, смотрела тихо и нежно.
   - Анна... - прошептал Творимир. - Я все еще паук?
   - Нет, что ты... Ты - человек...
   - А пропасть? Ведь меж нами образовалась пропасть, и я в нее пал.
   - Никакой пропасти нет, и не было.
   - Выходит, все привиделось...
   - Да. Ты бросился на меня, но в глазах у тебя помутилось (должно быть, сказалось многодневное перенапряжение), ты споткнулся и упал. Всю ночь я ухаживала за тобой, но только теперь ты очнулся.
   - Анна, ты прости меня, пожалуйста.
   - Ничего. Я простила. Я за тебя очень волновалась. Но вот, божьей милостью, ты жив. Как самочувствие?
   - Хорошо. Пойдем обратно. Сдается - скоро на нас нападут.
   Анна подала ему руку, и так - рука об руку, они вернулись в монастырь. Когда переступили ворота - уже совсем рассвело.
   
   * * *
   
   В монастырь пребывали все новые и новые крестьяне. Некоторые ехали с семьями, с нехитрым домашним скарбом, на телегах, но большинство пробирались по одиночке, и в стороне от дороги - опасались нападения...
   Говорили, что в Бригенграде уже известно о восстании, и что известие это произвело немалый переполох. Чтобы крестьяне бунтовали? Да отродясь такого не было! В спешном порядке собиралось войско, во главе которого встал сам Бриген Марк. И Бриген заявил, что к схваченным бунтовщикам, независимо от их пола и возраста, будут применены жесточайшие пытки. Предводители же восстания будут растерзаны на глазах толпы...
   Творимир стоял на монастырской стене. Одну руку он положил на рукоять меча, другую - на каменный зубец. В проеме открывался щедрый полевой простор, пышно клубился лес. Кольцом холодной безмятежности окружали долину горы; самые вершины кутались облачными шапками. Небо было так спокойно и безмятежно тепло, что хотелось плакать - почему же и себе нельзя такой безмятежности?...
   К монастырю приближалась большой отряд крестьян. Шли они очень быстро - будто за ними кто гнался.
   Лорен стоял рядом с Творимиром и говорил задумчиво:
   - У нас в городе есть свои люди. Они почтовых голубей послали. И с голубями весть: уже вылетел отряд карателей. Вихрями мчатся, с минуту на минуту здесь будут...
   Творимир ответил:
   - Что ж - биться будем до последнего. Всяко - быструю смерть принять лучше, чем...
   Лорен жестом остановил его, и окрикнул приближавшихся крестьян:
   - Эй, кто такие?!
   Тот, который шел впереди, не подымая капюшона, отозвался:
   - Мы из нескольких деревень собрались!..
   Лорен обернулся к Творимиру, и быстро проговорил:
   - Не нравиться мне это. Слишком их много даже для нескольких деревень. Да и идут-то шибко уверено - не по-крестьянски. Сдается, здесь какой-то заговор.
   А Творимир стоял бледный, растерянный. В голосе "крестьянина", он узнал Бригена Марка - и все не мог поверить: неужели сейчас вновь придется столкнуться с этим страшным человеком; быть может, все-таки, какая-то ошибка...
   - Стойте! - крикнул он.
   "Крестьяне" были уже не далее чем в тридцати шагах от стен; и вот шедший впереди скинул ветхую одежду - под ней мраком блеснули доспехи.
   Да - это был Бриген! Он завопил:
   - Вперед! - и, взмахнув клинком, бросился в раскрытые ворота.
   Иные следовали его примеру - так же сбрасывали рванье, и открывались отборными головорезами.
   - Во-ро-та за-к-ры-ва-й!!! - возопил Лорен.
   Заскрипела, поползла вниз решетка, но уже ворвались в монастырь Бриген и еще несколько воинов. Попавшиеся им под руку крестьяне даже и не поняли, что к чему, а уже пали зарубленные, захлебывающиеся кровью.
   Дальше Бриген ворвался в пристройку, где размещался воротный механизм, и там он кого-то зарубил - решетка поползла вверх - остальные молодчики вбежали на двор.
   - К БОЮ!!! - завопил Творимир. - НА НАС НАПАЛИ!!! ЗА ОРУЖИЕ!!!
   Крестьяне быстро сообразили, что к чему - отчаянье придавало им силы. Возле ворот закипела кровавая схватка. Трещали кости, вопили раненные, практически каждое мгновенье кто-нибудь падал мертвым.
   - А вон и конники. - мрачно заявил Лорен.
   И действительно: от дальнего леса отделился, и теперь стремительно приближался многосотенный отряд.
   - Ну, что стоишь?! - крикнул старец, и встряхнул Творимира за плечи. - Командуй! А иначе - сегодня ночью будут нас жарить над углями!!!
   А Творимир обо всем забыл - он глядел на Бригена. И Бриген обо всем забыл. Он увидел Анну, и теперь пробивался к ней.
   - Черт! - Творимир прикусил задрожавшие губы. - От этих встреч никуда не деться. Это словно проклятье...
   Он тряхнул головой - стряххнул оцепененье. Затем -меетнулся вниз по лестнице...
   Уж и не помнил как, но нагнал Бригена. Захрипел страшно:
   - Стой! СТОЙ!!!
   Бриген резко обернулся - в безумных его глазах перемешались и страх и ярость. Он рявкнул:
   - Опять ты?! Ты - мое проклятье! Ты - дьявол!.. И она - дьяволица! Ее сжигали на костре, но она, черт подери - еще жива!.. И она будет моею, черт тебя подери!!!
   С этим воплем Бриген налетел на Творимира.
   Эта была самая отчаянная, яростная схватка из всех, в которых доводилось участвовать Творимиру. Били на пределе сил, и с предельной скоростью. От клинков летели искры, а сами бойцы, уде получившие множество мелких раны, выдыхали кровавую пену...
   А потом их мечи переломились, и они бросились в рукопашную. Били друг друга кулаками, ногами, головами, и вдруг под руку Творимиру попался оброненный кем-то нож. Он сжал нож - бешено рванул на Бригена, хотел ударить его в шею, но тот вывернулся, и удар пришелся в плечо.
   Творимир вырвал окровавленный клинок - вновь занес.
   И тут взмолилась Анна:
   - Нет... Пожалуйста... Не надо... Не бей его... Достаточно уже боли...
   Творимир несмел противиться - отпрянул...
   Бриген зажал кровоточащую руку, поднялся, но покачнулся, и, не поддержи его Анна, упал бы обратно, в пыль.
   - Осторожно! - крикнул девушке Творимир.
   - Чего бояться? - молвила она. - Человеку помочь?.. Надо бояться боль причинять...
   Бриген сильно вцепился ей в плечо, зашипел:
   - Ну, узнала меня?..
   - Нет. Извините, не узнала. Но пройдемте - я вам руку перевяжу, а еще вас ждет целебный настой...
   Бриген обернулся к воротам. Створки были закрыты. Зарубленные воины лежали вперемежку с крестьянами, а за стенами бесновались конники... Надо сказать, что в этой первой серьезной стычке крестьян погибло куда как больше, чем воинов...
   Лик Бригена исказился гримасой злобы, он рявкнул:
   - Попался как мальчишка!.. Ч-ч-черт!!! - метнул испепеляющий взгляд на Творимира. - Ну, что со мной будешь делать?..
   Подоспел Лорен - пристально, как диковинку разглядывал Бригена. Молвил:
   - Ну, уж не отпустим... ваше... хм-ммм... величество! Это ж надо, какая удача!.. - к Анне обратился. - Лечи его. - крестьянам крикнул. - Глаз с него не спускать!
   Затем отозвал в сторону Творимира, и там говорил:
   - Восстание началось стихийно, и это, конечно, плохо. А всей неожиданности хватило только на взятие женского монастыря. Теперь о нас по всему миру знают, (я имею в виду эту, горами сжатую долину). Вслед за этим, первым войском собирается второе - куда большое. Предстоит тяжелая борьба, и с теми силенками, которые оказались среди этих стен заперты - обречены мы... Но ты выслушай: иные области нашего "мира" остались без присмотра, и сейчас там собираются повстанческие отряды. Главное - до их прихода продержаться. Общаться с ними, указания давать будем, с помощью почтовых голубей... Главное продержаться: три-четыре дня...
   Тут крестьяне подволокли небольшую фигурку. Доложили:
   - Вот - возле ворот нашли. Это не наш... Что с ним делать прикажите?
   Творимир сразу узнал пленника - это был маленький человечек с большим черепом - и Творимир пожал плечами:
   - А что с ним делать?.. Ну... посадите под замок...
   - Нет... - глаза человечка заблистали искренними слезами. - Я ведь мог с отступавшими бежать, но остался! Я столько боли, столько смертей за свою жизнь навидался! Надоело мне все это! А здесь, у вас, хорошо. Здесь... - он не договорил, помолчал, и добавил. - Пожалуйста, оставьте меня на воле. Свежим воздухом дайте подышать.
   Творимир представил унылую, тесную келью, в которую должно было заточить человечка, и поежился, сказал:
   - Ладно, пусть будет по- твоему...
   
   * * *
   
   Спустя несколько минут Творимир стоял в углу ярко-белой, солнечной комнаты, и неотрывно глядел, как Анна ухаживает за раненым Бригеном. Рана оказалась серьезной - все плечо было разодрано, но Бриген держался молодцом - не издал не единого стона. Анна очень волновалась, и успокаивала раненого нежными речами.
   Вот целебная, душистая мазь. Тонкие, легкие пальцы, осторожно втирают ее в разодранные ткани. Еще теплый отвар... наконец, перевязка...
   Смертно-бледный Бриген откинулся на белизну мягких подушек, и тут стало заметно, какой же он старый: частые, глубокие морщины бороздили лицо, седые пряди проступали в волосах. А глаза были измученные, усталые, с глубокой, давней тоскою.
   Он держал Анну за руку, и шептал:
   - Давай уйдем от них. Ради тебя я все оставлю... Мы будем жить в горах...
   - Что вы такое говорите? Нельзя уйти от людей. Еще много в людях боли, греха, и в наших силах все это изменить. А уйти никак нельзя, да я и не хочу.
   - Скоро здесь прольется очень много крови.
   - Да, я знаю. - вздохнула Анна. - Но я не оставлю этих людей...
   Бриген метнул на Творимира гневный взгляд:
   - Зато мне с этими людьми не по дороге. Так или иначе - ты будешь моей. А теперь вы должны выпустить меня.
   Творимир нахмурился, заявил:
   - Даже и не думай!
   Анна повернулась к нему, и сказала тихо:
   - Я прошу выпустить его.
   - Что?! Да по какому такому поводу?
   - Просто потому, что он хочет уйти. Не в коем случае нельзя лишать человека свободы. Свобода - величайший дар Бога всем нам. Ни ты, ни кто либо иной не смеет лишать человека Свободы... И потому я прошу - выпустите его.
   - Да он же... да он...
   Но не нашел Творимир, что возразить. Вспомнилось, как страсти ночью поддался, и что из этого вышло. Голову опустил, вздохнул:
   - Хорошо... сестра...
   Анна подошла, и осторожно пожала ему руку. Обдала своим голосом:
   - А за добро и нам добром отплатят. Верь мне...
   - Как же!.. Ну, да будь, по- твоему...
   Через полчаса Бригена вывели во двор. Творимир распорядился, чтобы подготовили широкую доску, на этой доске, на веревках собирались спустить со стены Бригена.
   Узнав, в чем дело, крестьяне начали роптать. Один из них буквально набросился на Творимира::
   - Это тебя монашка подговорила, да?
   - Я не могу ей противиться...
   - На поводу бабы идешь!
   - Не говорите так...
   - Почему?.. Грубыми мои слова кажутся?.. А о том, что с помощью Бригена можно было грядущий штурм оттянуть, ты не задумывался?.. А о тех, кто при этом штурме погибнет, не думал? Это не грубо?!
   - Я не знаю... не знаю... Штурма, так или иначе, не избежать, а так мы, по крайней мере, доброе дело сделаем...
   Крестьянин покачал головой, но, видя, что Творимира не переспорить, отступил.
   Творимир провожал Бригена на стену, и спрашивал:
   - А Землю еще помнишь?..
   - Что?.. Какую Землю?..
   - Бриген, Бриген - мне ты во всем можешь признаться. Вряд ли найдешь человека более близкого, чем я. У нас так много общего, мы даже любим одну и ту же...
   Бриген метнул на него испепеляющий взгляд, прошипел:
   - Ты меня сейчас отпускаешь, думаешь - добром за добром отплачу? Нет! Прямо так вот, открыто и заявляю - нет. Жди худшего! Что ж ты побледнел?.. Ну, давай - сбрось меня со стены, сила сейчас на твоей стороне.
   - Не стану этого делать, но ты, все ж про Землю скажи.
   - Ты все знаешь... Дьявол!.. Да - временами накатываются воспоминанья: страшный мир - гигантские дома, угрюмое небо; летающие в небе железные драконы... Так или иначе - мне тот мир отвратителен! Я хочу остаться здесь.
   - Бриген, но ведь ты и этот мир сделаешь таким же!.. Твой город - Бригенград - он и есть воплощение всего самого мрачного.
   - Я такой, какой есть. И я не могу себя изменить. Может, я страдаю, но это, черт! - не твое дело... А теперь - отпустишь меня?...
   Они уже стояли на стене. Шагах в двухстах за нею, уминая поле, уже расползся обильный, многопалаточный лагерь. Оттуда неслись крики, там гарцевали на конях, воины ставили временные укрепления. На фоне гор, размытый расстояньем, нависал замок Бригена - оттуда подступали все новые и новые отряды...
   - Иди! - вздохнул Творимир.
   Уже приготовили доску с веревками. При приближении Бригена, крестьяне невольно замолкали, и трепетно гнули шеи.
   Вот спустили. Горделиво подняв голову, Бриген устремился к своему лагерю.
   
   * * *
   
   Уже третий день продолжалась осада, за все это время не было ни одной атака, зато вражий лагерь неустанно разрастался. В монастыре росло напряжение - никто не смеялся, не улыбался. Все готовились к смерти. Лишь Анна, да еще несколько благочестивых монахинь старались подбодрить простодушным, совсем детским радушием...
   А что касается старого Лорена, то единственные, кто видел его в эти дни, были несколько его подмастерьев. Они выбрали одну пристройку, и очень там были заняты; просили, чтобы их никто не отвлекал, и добавляли, что то, что они делают - на общее благо.
   А в сумерках третьего дня спорхнул из неба почтовый голубь. Послание было предназначено Лорену, и, ознакомившись с ним, изобретатель сразу поспешил к Творимиру.
   Предводитель этого стихийного восстания стоял на стене, и всем видом своим выражал полное отрешение.
   - Все о монашке думаешь? - нахмурил седые брови Лорен.
   - Да... - глухим голосом ответил Творимир.
   - А зря. Она, по крайней мере, делом занята - за ранеными ухаживает. Можно сказать, не отходит от них. И о тебе не думает - некогда. Правильно, между прочим, делает... Я только что получил весть: собраны два больших повстанческих отряда. В каждом - более пяти тысяч человек. Они прилично вооружены, рвутся в бой. Они маршируют практически без останова, но будут здесь только на рассвете послезавтрашнего дня. А завтра - страшный для нас день. Враги тоже обо всем знают. Прежде они и не думали, что восстание примет такой угрожающий характер. Никогда еще, за всю историю, не было ничего подобного. Тут реальная возможность свержения власти... Хотя, никакой возможности и нет! Нам не выдержать завтрашней атаки. Силы осаждающих превышают наши в двадцать, а то и в тридцать раз. Также стало известно, что по дорогам продвигаются осадные машины, завтра они уже будут здесь... В эти дни, я и мои подмастерья создавали оболочку воздушного шара. Завтра, среди двора разведем большой костер - наполним шар жарким воздухом. Надо будет сделать достаточно большую корзину, но на это у нас есть плотники. Чтобы не погибнуть всем, нам придется оставить монастырь по воздуху. Что скажешь?
   - Да... я согласен... только, раз уж мы начали... надо держаться до последнего...
   - Да, конечно. Но, когда никакой надежды не останется, мы все-таки полетим.
   - Хорошо... Начинайте делать корзину.
   
   * * *
   
   В ту ночь Творимир не смог заснуть - ни на минуту. Он то глядел на звезды, то прохаживался по двору, и все не было ему покоя. И встретил Анну - она, ухаживая за раненными, тоже давно не спала. Но она ничем не выдавала своей усталости.
   И она прошептала тихо:
   - Я слышала, завтра бой будет...
   - Да...
   - И ведь многие погибнут. - она осторожно взяла его руку своей прохладной ладошкой. - ...Но зачем? Ты только посмотри, как дивна, спокойна эта ночь. Какая безмятежность, благодать в природе. Ну, почему же люди не могут жить так гармонично? Зачем все эти страдания, боль? Погляди - ведь все у нас уже есть - и мир, и время, и жизнь, и Любовь, и вся Вечность. Так зачем же причинять друг другу боль? Как так можно жить... - и тихая слеза страдания покатилась по ее гладкой щеке. - ...Ты только взгляни на этот двор: как тихо и серебристо здесь. Но ведь завтра опять крики боли, удары... Для Человека - естественно Любить ближнего своего, на то он и Человек. Скажи, зачем это восстание...
   - Для лучшей жизни...
   - Но как же через насилие можно прийти к лучшей жизни?
   - Я не знаю, не знаю. Наверное, от меня, как от героя, предводителя, требуются четкие речи, а вот я ничего не знаю, совсем запутался... И ты... вот гляжу я на тебя, и такую нежность, святость детскую вижу, что... так хочется защитить это от всего грубого, злого... Так много в этом мире зла. А ты такая хрупкая и возвышенная...
   - Но ведь мы сами создаем мир, в котором живем.
   - Знала бы ты, как права! Действительно... Иногда я сам об этом забываю, но - все, что мы видим - это порождения нашего сознания. Это живая планета... и все мрачное, что мы видим - это тоже в нас. Точнее - ты то уже избавилась от этого, через все прошла. А вот мне еще предстоит... Вот если бы я смог избавиться от какого-то тяжкого, грешного чувства в себе - завтра бы не было никакого боя. Ни крови, ни слез...
   - Что ты такое говоришь... - шепнула она тихо, нежно.
   - Но, должно быть, я - один из создателей, этого маленького, затерянного среди бесконечности мира... И ты, пожалуйста, прости меня, что в этом мире еще зло и боль... Прости, пожалуйста... я постараюсь исправиться... Ты только не гони меня...
   - Что ты такое говоришь?.. Ни ты, ни я, никто либо вообще не может Богом назваться. Не в наших силах представить Бога... Может умереть Время, все миры могут в прах обратится, но Бог, который есть Любовь - он вечен. Мы в этом мире только миг; и все наши дела - короткий сполох. Мы можем воспламенить бесконечность, но и бесконечность, также как и время, в конце концов исчезнет. А Любовь останется.
   - Ты так говоришь! Ты так уверена в этом.
   - Конечно. Ведь Любовь движется всем мирозданием. Разве ты не чувствуешь это?..
   - Ну, вот не во мне твоей уверенности. Мысли мечутся - идеи одну иную сметают.
   - Но, Творимир, ты посмотри - как ночь тиха...
   - Но вот ты прости меня, что завтра кровь будет литься. За всю боль прости. Милая, сестра моя Анна. Ты видишь меня всего, и, если я и сейчас говорю плохо, ты и за это прости. За все, что есть во мне плохого - прости. Если бы я мог тебя защитить от этого грубого, суетного мира!.. - и он пал перед ней на колени. - ...И за эту театральность прости, и за пылкие, ненужные чувства прости...
   Она положила ладонь ему на голову, и осторожно гладила его волосы, потом опустилась на колени, и также осторожно целовала его в виски. И она шептала:
   - Ну, бог с тобою - ты только знай, что за все простила... бог с тобою... А защитить меня... Да кто же мне плохое сделает? Ведь мы же все из Света...
   
   * * *
   
   И прошла эта тихая святая ночь. И настал день - отчетливый и жесткий. Кровавый и вопящий - похожий на виденье воспаленного, болезненного сознания...
   Мрачный, смертно-бледный Творимир стоял на стене - рядом, такие же угрюмые стояли восставшие. Были здесь и лучники, и мечники. Тяжело, жирно булькала смола в котлах. Творимир припомнил, каких трудов стоило эти котлы поднять, и тошно стало от понимания - эти труды были затрачены на то, чтобы причинить неимоверную боль...
   А по дороге, сотрясая землю, накатывались осадные механизмы. Это были массивные, как будто намеренно уродливые вышки, с жирными животами, в которых томились штурмовики. Вышки были как раз под стать стенам, и в верхней части были проемы, из которых должно были высыпать враги. Вышки тащили мулы, причем сверху на них были закреплены толстые дубовые доски - это защищало от стрел...
   Творимир опустил голову, прикрыл глаза. Вспомнилось ему, толи где-то читанное, толи самим пережитое:
   "Ослепительно яркий весенний день. Свет пышет везде: в воздухе, в ручьях, в последнем снеге; даже черные ветви пропитаны этим светом. Есть чувство сильного, творческого спокойствия. И еще мысль - сильная, как этот свет, вытесняющая все иные мысли:
   - Да как же может быть какая-то злоба в человеке, когда мир так прекрасен?.. Как люди могут создавать оружие, которое всю эту красоту вмиг может уничтожить?.. Зачем им эти Огромные технологии, когда они не научились Любить друг друга?.. А человек, прежде всего, должен стать Человеком"
   И вот стоял Творимир на стене, глаза прикрыл, голову опустил - вспоминал тот весенний свет, и жаждал, чтобы и вышки, и вся злоба разом исчезла: "Если этот мир родился из моего сознания, так пускай перестроиться в лучший..."
   И, когда он поднял голову, то увидел, что и вражий лагерь, и осадные машины пропали. Но лишь на мгновенье - это, оказывается, ветер высокими столбами пыль поднял, закружил, повыл, но и унесся - пылевая завеса спала, и вот снова и лагерь, и осадные машины - они уже совсем близко.
   - Да. Все верно... - устало прошептал Творимир. - Это мое желание от боли избавиться - как ветер, а мысли - пыль. Ведь в глубине моей все-время смятение, неуверенность, метания, порывы, жажды остаются... Если бы смог это преодолеть, стать как Анна... Раем бы все тогда стало... Но не могу - слаб. Стало быть, будем воевать, мучаться...
   А за его спиной, во дворе трещал большой костер; над костром, привязанный толстыми канатами к шестам, надувался большой воздушный шар. И корзину сделали значительную - по крайней мере двести человек могли в нее набиться.
   
   * * *
   
   Описание любой битвы возможно с двух позиций: либо с позиции участника сражения, либо - отстраненного наблюдателя - этакого божества войны рассеянного в воздухе.
   В первом случае откроется лишь незначительная часть происходящего. Участник видит ту часть боли, злобы и страха, которая вьется вокруг него - он часто сам ничего не понимает, и превращается в тварь, которая только и думает, как бы сберечь свою жизнь. При этом и чувства и мысли предельно упрощаются - отрывистые, они хаотично мечутся вокруг спасения своей жизни.
   Во втором случае возможна некоторая объективность: можно четко заявить, какой отряд куда пошел, кто кого зарубил, и какой момент в битве был переломным. Однако такой взгляд всегда преступно холоден - любая человеческая смерть, по сути - ни с чем несравнимая трагедия, а короткая строчка подобная: "при взятии того-того, того-то погибло столько-то...", похожа на скоропись бездушного железного механизма...
   Хаос - самое емкое описание любой битвы. А битва с четко составленным планом - это хорошо описанный хаос. Но в любом случае: хаос остается хаосом.
   
   * * *
   
   Осадные орудия приблизились настолько, что в них можно было метать стрелы. И метали. Наконечники стрел были пропитаны смолой - они врезались в башни, но те были чем-то пропитаны, и не загорались. Если же огонь все-таки появлялся - открывались маленький оконца, и из них ведрами выплескивалась заранее припасенная вода...
   Метали стрелы и в тягловых мулов, но, те были защищены дубовыми досками и ничего не чувствовали. Когда их разделяло не более двадцати метров - ливанули котлы с кипящей смолой. Едкая, дымная жижа разлилась по земле, попала под копыта животных, и те заорали, задергались. Но этих мулов долго, с тяжкими побоями обучали, и они, преодолев животный ужас, продолжили движенье.
   Еще несколько котлов перевернуто. Тут несколько мулов не выдержали - понесли в сторону, и одна башня, выявляя непрочность конструкции, опасно накренилась. Зато вторая была уже рядом. В верхней ее части неожиданно открылось множество окошек, и оттуда, туго, надсадно рвя воздух метнулись стрелы. Стоявший рядом с Творимиром крестьянин страшно закричал - стрела вошла ему в лицо, возле носа - и наконечником вырвалась в нижней части черепа. Он побежал, упал, вдруг резко вскочил, и упал уже окончательно. Были и еще раненные и убитые.
   Монахини, в числе которых была и Анна, подхватывали тех, кому еще можно было помочь, и тащили из бойни... Вновь ливень стрел - на этот раз крестьяне укрылись за зубцами, однако ничего не смогли поделать с протянувшемуся к их стене мостком. По этому мостку забахали кованые железом сапоги - воины ворвались на стену, и, как и положено тем, кто бежит в первых рядах - погибли. Однако - напирали все новые и новые.
   В нижней части осадной башни открылась дверь, и теперь в нее вбегали четко выстроенные колонны из лагеря. В них со стен сыпали стрелы, кое-кто падал, но большая часть, перепуганная и озлобленная, все же достигала цели. Внутри башни они взбегали по лестнице, и дальше - вырывались на стены, где ярился бой.
   Перед Творимиром, одна за другой появлялись перекошенные, окровавленные морды. Он иступлено рубил, и был забрызган кровью - на демона походил.
   Какой-то мужик, израненный, но еще дерущийся, вопил:
   - А-А-А! Живыми не дадимся!!! Бей их! БЕЙ!!! Наши-то идут!!!
   Но "наши" должны были подойти только на следующей рассвете, а тут, еще прежде чем наступил полдень - восставшие были согнаны со стен.
   Они отступали медленно, и на каждом шагу оставались тела. Каждый крестьянин, несмотря на то, что не имел ни брони, ни путного оружия, забирал двоих, а то и троих выученных воинов - но с осадных башен сыпали все новые и новые...
   К часу дня стало ясно, что восставшие обречены, и что должны подойти на следующий день отряды обнаружат только развороченный монастырь...
   - Отходим!!! - что было сил закричал Творимир. - К шару!!! Улетаем отсюда!!!
   Среди ворвавшихся в крепость был и Бриген Марк. Он получил несколько значительных ран, но, казалось - совсем не чувствовал боли, он тоже вопил:
   - А дьявол! Не уйдешь!!! Стреляете по шару!!! Где же эти лучники?!
   У шара кипела напряженная работа. Монахини (а в их числе и Анна), укладывали в корзину раненых, но раненых было слишком много, они не умещались, они вопили - они молили о забвении. А были еще и живые, и им тоже надо было разместиться в корзине.
   Уже у самой корзины звенит сталь. Там столкнулись Творимир и Бриген. С лязгом схлестнулись их мечи - высекли искры, но клинки переломились. Тогда они схлестнулись в рукопашной. Вопя, избивая друг друга, покатились под напряженными ногами.
   - Щенок! - хрипел кровавой пеной Бриген. - Дьявольский Щенок! Сейчас я тебя загрызу!..
   - Вечно ты на моем пути! Умри! Умри! Умри! - забыв о всякой благодетели, вопил Творимир.
   Тут юркнул к ним Лорен. Старый чародей ловко сыпанул на лицо Бригена некий зеленый порошок - тот выпустил Творимира, и, червем извиваясь, вопя, забился на земле.
   - В корзину... - быстро шепнул Лорен.
   Корзина была набита до предела. Некоторых держали на руках, а где-то под ногами стенали раненые (на них, правда, старались не наступать). Последние, а в их числе Творимир, взобрались на бортик, и там отбивали частые удары воинов.
   - Рубите канаты! - крикнул Лорен.
   В дело пошли заранее приготовленные, тяжелые топоры. Корзина накренилась - кто-то едва не вывалился... но вот шар получил окончательную свободу и начал медленный подъем (сказывался перегруз).
   Творимиру показалось, что Анна осталась внизу - сердце болезненно сжалось - огляделся - так и есть - рядом ее нет. И, несмотря на то, что они поднялись уже метров на пять - он готов был прыгнуть вниз, за нею.
   Но вот, сквозь общий болезненный рев услышал ее голос - она успокаивала раненого, но с другой стороны корзины.
   И наконец подоспели воины-лучники. Несложно было попасть в такую крупную цель как шар. И уже из многих дыр со свистом рвался жаркий воздух. Все же шар продолжал подъем - был уже на высоте метров пятнадцать - он поднялся над стенами, и ветер понес его в сторону.
   - Плохо дело... - сказал Лорен. - Еще несколько таких пробоин, и мы грохнемся. Да итак - далеко нам не улететь.
   Тогда Творимир перегнулся вниз, и закричал:
   - Э-эй, Бриген!!! Если твои люди не перестанут стрелять, мы все упадем и разобьемся! И Анна вместе с нами! Слышишь?!
   И Бриген слышал. С распухшим лицом, с почти ослепшими от зеленого порошка глазами, он смог подняться, и он крикнул:
   - Прекратите стрелять!
   Бригену привыкли безоговорочно подчиняться - поэтому и этот приказ был незамедлительно исполнен.
   Переполненный испуганными крестьянами, отданный на волю ветра шар продолжил свой полет, а за ним, по полям уже скакал большой конный отряд.
   
   
    Глава 12
    "Последний Фейерверк"

   
   Монастырь уже растаял в глубинах воздуха, и метрах в пятидесяти под корзиной проплывала плотная, но рассеченная изгибистой дорогой стена леса. Лес уже озолотился осенью, и тихо, на всей протяжности, шуршал палыми листьями. А по дороге сосредоточенно скакали угрюмые всадники...
   Шар продолжал терять драгоценный жаркий воздух, и, хотя еще не падал - уже и не подымался. Сначала Творимир пытался пробиться к Анне, но в тесно набитой корзине и двинуться был опасно - и он вынужден был остаться на месте.
   Однако, рядом с ним оказался Лорен. И Лорен говорил:
   - Нас вынесет на горы. Даже если мы не разобьемся - восстание обречено. Те два больших народных отряда, которые шли к монастырю, поодиночке будут встречены армией Бригена, и, конечно же, разбиты... Да простит нас Всесвят за то, что затеяли это...
   Творимир хотел было сказать что-нибудь ободряющее, но говорить было нечего, и на сердце было тяжело, и даже чувство полета совсем не радовало.
   Их действительно несло к горам (да куда еще, кроме как к горам, могло нести в этой закольцованной долине?). Корзина кренилась, вздрагивала, и кто-то вопил, норовил выброситься вниз.
   Вот удар. Шар сразу же, с громким треском, разорвался, и обдала сильная волна горячего воздуха. Корзину перевернуло, и их вывалило на камни.
   Камни эти поросли мхом, а потому удар был не столь уж силен, и только самые тяжело раненные избавились тогда от мук...
   С вершин несло холодом, и павшие уже дрожали, жались друг к другу, а над ними трепыхался бесформенный, большой обрывок шара. Творимир помнил, что всадники следовали за ними попятам, и вот вскочил, огляделся. Оказывается, судьбе было угодно занести их большой каменный выступ. Он на полсотни метров выпирал из толщи гор, и на столько же метров, отвесной стеной высился над лесом.
   Отвесные стены... сюда было невозможно подобраться снизу, но отсюда невозможно было и выбраться.
   И, склонившись, над воющей ветром пропастью, Творимир разглядел фигурки всадников: часть их осталась сторожить под склоном, а часть - помчалась обратно, докладывать о месте падения. Свистнула стрела - уже на излете ударилась о камень под самыми ногами Творимира - он вынужден был отступить.
   К нему подбежал бледный крестьянин, в изодранной, окровавленной одежке, и, сильно размахивая руками, закричал:
   - Куда нас завел?! А?!.. У меня тут жена, и дети тоже... Детей то почти подавили, дочурка и не дышит вовсе.. Куда ж ты нас завел... Диавол!!!
   Крестьянин замахнулся, налетел на Творимира, успел несколько раз ударить, но тут его скрутили, оттащили в сторону.
   И теперь Творимир ясно понимал, что начал это восстание по минутному импульсу, ничего не продумав, и также понимал - это было преступно, ведь теперь он, как руководитель, в ответе за чужие жизни. И Творимиру было стыдно: он не знал, куда деться, не находил себе места...
   И он, спотыкаясь о наслоения мха, побрел к дыбящейся на сотни метров каменной стене. Едва ли сознавая, что делает, нажимая на нее плечом, побрел вдоль нее. Стена была покрыта небольшими выточенными ветром выступами, и один из них вдруг дрогнул, и, скрежеща вдавился. Из глубин камня пришел сонный гул древнего механизма, и часть стены отодвинулась в сторону.
   Это заметили, и сразу собралась значительная толпа. Крестьяне оживились - наперебой кричали:
   - Проход!.. Интересно - куда?.. Да вниз идет!.. Может, сможем вырваться!.. Да-да - проскочим, да и вернемся незаметно к своим домам...
   Все же решили не идти всем гуртом: большая часть оставалась на площадке, а дюжина разведчиков, среди которых были и Творимир и Лорен, отправлялись вниз по лестнице. Анна оставалась ухаживать за ранеными. И, хотя Творимиру было стыдно перед ней - он жалел, что она не рядом - рядом с ней было и спокойней и яснее...
   И вот они спускаются по высоким, залепленным мхом ступеням; сверху свешивались плотные и тяжелые от осевшей пыли паучьи вуали. Эту паутину приходилось прорубать клинками, но она быстро облепляла клинки - приходилось останавливаться, очищать сталь.
   Неожиданно одна лестница разделилась на три. Выбрали ту, что была в центре, и продолжили спуск - через сотню ступеней лестница перешла в почти непроницаемую галерею. Из дальней части галереи разнесся, и тут же смолк в отдалении, громкий топот.
   - Мы здесь не одни, - заявил один из крестьян, но это и так всем было ясно.
   Настороженные, ожидающие нападения, продолжили они свой путь. В воздухе чувствовались диковинные запахи, природу которых никто не мог определить.
   И вновь - лестница, на этот раз - вверх. Это был очень долгий подъем, и все очень утомились - думали поворачивать назад; ну тут новая галерея - очень широкая, и свистящая ледяным сквозняком...
   Слишком поздно открылось, что здесь, в стенах, огромное количество проходов, и что найти тот, из которых они вышли, будет делом нелегким. Крестьяне вновь помрачнели, вновь начали роптать...
   Действительно, очень много было проходов - десятки, а может, и сотни. Лорен подошел к одному, и позвал остальных:
   - Если из остальных несет холодом, то отсюда - теплом. И запах приятный - будто цветет что-то...
   Никто не спорил, и так решили спускаться в этот, приято пахнущий проход. Надо сказать, спуск был не из легких - ступени совсем обветшали, и приходилось хватиться за изъеденные шрамами стены, и друг за друга, чтобы не покатиться вниз...
   И вдруг они оказались в большой, полной малахитовым сиянием зале. И, прежде всего, бросилось в глаза, что в зале множество прозрачных полусфер на подножках; чем-то они напоминали грибы - каждый, в полтора метра высотой. Показалось, что внутри сфер - очень искусные макеты. Но, когда подошли ближе, оказалось - это больше, чем макеты. Там плыли белые облачка, иль ж проползали, яркими электрическими нити тучи; и там стояли крохотные деревца, сверкали на солнце, серебрились в ночи ленты рек; игрушечные деревушки и города пристраивались в самых неожиданных местах. И, если долго и пристально вглядываться - можно было увидеть и крошечные фигурки человечков, которые, правда, были едва ли в половину муравьиного роста. В одном месте даже происходила битва таких коротышек...
   Все облепили полусферы, и с огромным интересом разглядывали эти маленькие мирки... Они и не заметили, что окружающий малахитовый свет заметно усилился. И вдруг раздался прегромкий голос. Каждое слово звучало так тяжело - словно каменная глыба падала.
   Все отпрянули; и, у кого были клинки - схватились за клинки. Однако, против того создания, которое они увидели, любые клинки были бессильны. Это был метров в пять высотой великан, с четырьмя руками, в двух из которых сейчас были зажаты длинные и острейшие клинки, а в двух оставшихся - щиты. У великана были очень длинные, изгибистые и тонкие пальцы; но самое удивительное - он был не из плоти, но из цельного драгоценного камня малахита. На нем была одежда из необработанного, непрозрачного алмаза, а голову венчала корона, с ярко сияющим многогранным бриллиантом. Позади великана, в великом множестве виделись его слуги: сороконожки, черви, жуки, стрекозы, пчелы и пауки - все, не менее метра высотою, и все из драгоценных камней.
   Однако великан не угрожал немедленной расправой - вот, что он говорил:
   - Так-так. Посмотрим, кто к нам пожаловал... Люди! Обитатели нижних равнин!.. Уж и не помню, когда у меня в последний раз были такие гости!.. Да-а-а, когда-то наведывались охотники за сокровищами этой горы. Я то думал - навсегда их отучил...
   Какой-то крестьянин, сдавленным голосом, в большом страхе, прошептал:
   - Это Владыка Бриллиантовой Горы. У нас то думали, что истории о нем - не более, чем бабушкины сказки... Он зорко следит за своими сокровищами...
   Несмотря на то, что крестьянин говорил очень тихо - великан его услышал. Он тут же принял боевую стойку, и грозно отчеканил:
   - Если хотите унести сокровища этой горы, вам придется иметь дело со мною!..
   - Ваши сокровища нам не нужны... - спешил его заверить Лорен. - Мы потерпели шарокрушение, и теперь просим о вашем заступничестве. За нами гонится армия Бригена...
   Великан внимательно их оглядел, затем убрал клинки, и махнул всеми своими четырьмя руками - его каменные слуги послушно, и с превеликим грохотом разбежались. Затем великан заявил:
   - Я не вмешиваюсь в ваши дела. Никому не помогаю, но никого, впрочем и не убиваю... хмм-м, если, конечно, этот кто-то не позариться на мои сокровища... Ну, ладно: ваше счастье - не похожи вы на грабителей, а потому - верю вам...
   - Есть ли отсюда выход? - осведомился Лорен.
   - Выход один - у подножья горы. Под уступом.
   - Плохо. - вздохнул старик. - Там нас уже поджидают. А нас слишком мало, и мы слишком слабы... Вы можете не помогать нам, но, по крайней мере, не гоните.
   Изумрудный великан задумался. Вот неспешно, раздумчиво проговорил:
   - Никогда не давал приют людям - не в моих это правило. Но, надо сказать, пришлись вы весьма кстати. Мне нужна одна услуга, с которой не справиться ни один из моих слуг... - он внимательно оглядел крестьян, а затем - ткнул длинным своим пальцем на Творимира. - Ты подойдешь...
   Тот отозвался:
   - Хорошо - если это будет в моих силах, я помогу.
   Тогда великан, тяжело гремя многотонными своими ножищами, прошагал к одной из полусфер, и положил на нее свою длань. Спросил:
   - Как вы думаете, что это?
   Один из крестьян, что посмелее, крикнул:
   - Так, подумалось - целый мир под этой сферой сокрыт! Людишки там малюсенькие, городишки...
   - Верно. В каждой сфере - маленький, замкнутый мирок, подобный вашей равнине. В каждом мирке: свои законы, своя история; и никто из живущих в них даже и не подозревает о том, что снаружи. Купол прозрачен только с одной, нашей стороны. Они же видят обычное небо. Однако, вы ошибаетесь, если думаете, что эти персонажи из плоти и крови. Нет - это величайшее из моих творений. Все они - механизмы из железа. Представьте - в каждой крапинке бьется металлическое сердце, тончайшие железные суставы приводят в движении руки и ноги. Они говорят, ходят, бегают, скачут, плавают, влюбляются, смеются и страдают. Среди них кипят нешуточные страсти, и они не подозревают, что все это происходит по заранее предусмотренному сценарию. Да - для каждой из полусфер я написал свой сценарий: предусмотрел роль для каждого, и каждый четко, выверено эту роль исполняет - это заложено в него столь же прочно, как и металлическое сердце. Когда сценарий заканчивается - свет меркнет, актеры переносятся на начальные позиции, и все начинается сызнова... Все шло хорошо, но недавно произошло непредвиденное: в одном из миров сломался один из значимых персонажей. Механизм заржавел, треснул, и его, в то время, как он скакал - разорвало. Осталась лишь груда ржавых обломков, и никто не признал в нем погибшего - он был объявлен без вести пропавшим. После этого нарушилась последовательность действа, что грозит полным уничтожением этого мира. Представьте, каково мне - ведь я угрохал на этот мир двести лет, и он - мой любимый. Один из вас должен спуститься в этот мир, и до, тех пор, пока я не изготовлю новую фигурку сломавшегося - заменить его...
   - Хорошо, я согласен. - поспешно кивнул Творимир.
   - Сразу предупреждаю: персонаж отрицательный - мучитель и тиран. Здесь, чтобы войти в роль, надо четко помнить, что перед тобой не живые люди, а механизмы.
   - Да, я согласен.
   - Этого героя зовут Ригеном. Он - предводитель Багрового Ордена. Тысячи и тысячи людей были замучены по его приказу. Никогда прежде он не любил, а тут страстно влюбился в девушку по имени Яна. Но Яна его не любит - ее сердце отдано: образованному, честному, доброму молодому человеку Мирославу. Эти два чистых сердца не могут смириться со зверствами творимыми Багровым Орденом, и они встают во главе народного восстания. Все идет довольно успешно, но в ряды восставших затесывается предатель. Он исполняет свою подлую миссию - восстание разгромлены, влюбленные схвачены и их везут в столицу, где собираются предать тяжким мукам и смерти. Риген может спасти Яну, но только в том случае, если она согласиться стать его супругой. Конечно - она не согласиться и примет мученическую смерть. Но это в дальнейшем - этого еще не произошло. Риген разорвался...
   - Да, я согласен. - глухим голосом отозвался Творимир, которому рассказанное удивительным образом напомнило его собственную историю, и он вполголоса добавил. - Этот Риген - явное отражение нашего Бригена. Никогда не думал, что доведется побывать в его шкуре.
   - Хорошо. В таком случае сейчас ты разучишь свою роль. Не обязательно запоминать все слова, но последовательность действий и указов - обязательно. И запомни - перед тобой будут лишь железные механизмы.
   
   * * *
   
   Вход в расстроившийся мирок был в нижней его части. Надо было нагнуться под сферу, открыть там маленькую дверцу.
   Творимир чудесным образом уменьшился, и пополз вверх по кажущейся бесконечной лестнице. Он совсем утомился, пока достиг верхнего люка - едва хватило сил распахнуть его - Творимир вывалился на пол в зловеще-багровой комнате. Также и из окон метались багровые сполохи, там плыли черные клубы - можно подумать, что бушевали большие пожары, но, ознакомившись с ролью, Творимир-Риген знал, что - это очередное массовое сожжение еретиков и ведьм. На Творимире тоже была багровая, словно кровью пропитанная одежда; рубиновая роспись ветвилась на груди и плечах. Также Творимир был в гриме: под глазами - темно-синие мешки, скулы подчеркнуто выделяются, в волосах - седина.
   Только Творимир отдышался - дверь распахнулась. На пороге появился маленький человечек с большим черепом - человечек побледнел, вскрикнул, рухнул на колени, забормотал:
   - А мы то думали - совсем вы пропали! Уже искали вам приемника!
   - Что?! Да как вы смели! - Творимир хорошо исполнял роль Ригена, и теперь аж побагровел от гнева.
   - Простите! Простите! - человечек ползал на коленях.
   - Встань! - презрительно рявкнул Риген- Творимир.
   Человек послушно вскочил - от волнения он сильно трясся.
   Поддерживая характер, Риген-Творимир захрипел:
   - Я приказываю: о моем исчезновении должно быть забыто. Никаких рассуждений, никаких слухов. Если кто-то будет утверждать, что я исчезал - поступайте с ним, как со злостным еретиком.
   Человечек затрясся сильнее и взвизгнул:
   - Конечно! Будет исполнено. Незамедлительно!.. Что вам сейчас угодно?
   - Отвечай, что с зачинщиками восстания Яной и Мирославом?
   - По-вашему указанию: заточили их в темницу, но еще не подвергали пыткам.
   - Хорошо. Я хочу, чтобы привели Яну.
   - Будет исполнено. - человечек побежал исполнять приказы, и Риген-Творимир остался в одиночестве.
   Пока он был один - он позволил себе расслабиться, и, по крайней мере, в чувствах побыть Творимиром. Подошел к окну. Открылась широкая площадь на которой происходило мрачное действо. Пылали огромные, многометровые костры. На них, пачками, сжигали людей. Не все уместились сразу - оставшихся приковывали к железным шестам, и как жаркое подталкивали в пекло. Слышался беспрерывный вопль этих мучеников. Блики пламени шли и из города - там тоже кого-то сжигали.
   Вдруг Творимир ясно осознал, что он владыка этого царства, и проговорил:
   - Какая у меня отвратительная роль.
   И тут сзади раздался громкий, ясный женский голос:
   - Как хорошо, что хоть сейчас вы это поняли!
   Творимир резко обернулся, и... растерялся. Должно быть, с минуту он простоял безмолвный и без движенья. Привели девушку, которая практически не отличалась от Анны, и, разве что волосы у нее были более темными. Он даже не замечал воинов, которые ее привели, и теперь струнами вытянулись - выжидали его указов.
   Но вот девушка сказала:
   - А вы изменились с нашей последней встречи... очень изменились...
   Творимир вздрогнул, и крикнул воинам:
   - Идите прочь!
   Те безмолвными статуями развернулись, и вышли.
   Творимир вновь настроился на то, чтобы быть Ригеном - припомнил заученную роль, и проговорил надменным голосом:
   - Ну, как мы видим - восстание потерпело крах.
   Девушка печально улыбнулась:
   - Да - отчасти вы правы. Из-за подлого предательства были убиты многие хорошие люди. Но я видела палачей: исполняя свое страшное дело, они бояться. Они чувствуют, что долго так продолжаться не может. Еще двадцать-тридцать лет и ваш Багровый Орден уйдет в историю. О вас будут вспоминать, как о преступниках...
   Риген-Творимир любовался девушкой... Наконец, собрался, и, как и следовало по роли, рявкнул:
   - А ну, заткнись!..
   Девушка вновь печально улыбнулась:
   - Вижу, вы, все-таки, не очень изменились.
   - А какого черта мне изменяться?! Я по-прежнему люблю тебя.
   - Ну, а я по-прежнему вас не люблю. Что дальше?
   - Яна, Яна. У тебя просто нет выбора.
   - Хм-м. Ну, положим, у человека всегда есть выбор. Вы, наверное, предполагаете, что меж костром и вами, я выберу вас. Зря так думаете.
   - А-а, ну я ждал этого! Все пустые, геройские фразы!.. Ну, отвечай - тебе дорог Мирослав?
   - Зачем спрашиваете? Ведь знаете, что да.
   - Он примет мученическую смерть на твоих глазах. А, если...
   - А если я соглашусь - вы его отпустите. Какая глупость! Как же можно согласиться любить? Вы можете заплатить несколько монет продажной женщине, и она согласиться разделить с вами ночку, можете назвать это любовью, хотя, конечно - никакая это не любовь. Положим, я притворюсь, продамся вам в жены, вы отпустите Мирослава, но он же без меня не выдержит (как и я без него). Это будет тягчайшая из всех мук. Если хотите сделать мне хорошо - выпустите меня, его и всех заключенных...
   - Молчи! Молчи! Молчи!
   - Знаете, что?
   - Что?!
   - Вы очень плохо играете свою роль. Не получается у вас отъявленным злыднем быть. Кажется - вы совершенно иной человек.
   Творимир вздрогнул. Ведь он помнил последние наставления Изумрудного Великана: если не удастся восстановить последовательность действий - погибнет весь этот мирок, и он, Творимир, вместе с ним.
   И вот он заскрежетал зубами, надвинулся на Яну, встряхнул ее за плечи, зашипел:
   - Скоро ты убедишься, что я все тот же, прежний. Завтра ваша казнь! Сначала Мирослав, затем - ты!..
   - Да - я была готова к этому с самого начала.
   - Сейчас я крикну, и тебя уведут. Но прежде ответь на один вопрос.
   - Да?
   - Ради чего все это твое упрямство? Разве бывает вечная любовь?
   - Конечно.
   - Ты говоришь так уверенно! Но это все спесь - пустая, геройская спесь. Ну, ответь, где ты видела эту вечную любовь?! Это пустые слова, которыми любят кидаться чувственные, пошлые твари, вроде... вроде твоего Мирослава! Вот двое: сегодня они счастливы, идут за ручку, сияюще улыбаются. Уверяют всех и себя, что это их чувство единственно, возвышенно, вечно. Проходит год, два, три, ну - пусть десять лет. И они приедаются друг другу. Какая тут романтика? Они имущество делить станут. А еще не поделят - подерутся. Ну, ничего - со временем новую "вечную любовь" найдут! И это повсеместно. И ты, Инна, вовсе не глупа - ты знаешь это. Останься ты с Мирославом, и лет через десять, начнутся у вас семейные склоки. Так зачем эти твои патетичные выражения?..
   - Мы живем с ним одним и тем же. У нас одинаковые мысли и чувства... Впрочем, что я говорю это вам, сидящему в своем мрачном дворце, в застенках своего отравленного сознания! Все, на что вы способны - на механические рассуждения. И я уже знаю, что вы скажите дальше: все эти чувства животные, основанные на половом влечении; а еще вы скажите, что никакой вечности вообще нет.
   - Конечно - нет. А с чего ты взяла, что есть? Почувствовала, поверила? Вера, есть то, чего человек хочет. Но не всегда исполняется то, что он хочет.
   - Всегда.
   - Бред!
   - Если человек очень захочет, он всего достигнет.
   - Ну, вот я очень хочу, чтобы ты меня полюбила.
   - Если бы вы действительно этого хотели, вы бы стали Мирославом...
   - А ты знаешь, что должна быть мне благодарна?!
   - За что же?
   - И ты, и все такие, как ты - возвышенные, благородные... А за то, что мы, злодеи, даем вам возможность погибнуть на пике чувств. Сгорите вы завтра, а о вас будут слагать песни, память о вас сохраниться в поколениях. Не было бы меня - вы бы и не встретились. А даже, если бы и встретились - все равно все окончилось скукой семейной жизни... Или что, думаете - так до старости и пробегали бы по цветущим лужайкам?! Бред! Бред! Со временем ты бы располнела, подурнела, а твой Мирославчик стал бы тебе изменять, а еще - пить в черную. Первым бы умер он. Ты бы поплакала над ним, а затем - забыла. В старческие годы и чувства и память притупляются...Последние твои годы прошли бы в сонном бездействии. А перед смертью ты и не вспомнишь, как этот твой Мирослав выглядел. А если даже и вспомнила, что толку - ведь это лишь твое воображение. Воображение затухнет, так же как и память о тебе... Но этого не будет! Ты умрешь героиней! Благодаря мне!
   - Вы хотите сказать, что, не будь таких как вы, не было бы и истории? Ошибаетесь. Все страдания честных людей направлены на то, чтобы появление таких, как вы, стало бы невозможным. Медленно-медленно, но мир все же становится лучше. Из тьмы скотских невежества, и инстинктов, поднимается Человек. Да - не будь Вас, не было бы и героев. Но в том светлом мире, к которому мы идем, не нужны герои. Не животный половой инстинкт, но ясное и осознанное чувство Любви будет сливать всех людей. Все будут жить ясной, полнокровной жизнью; забудутся боль, страдания, сомнения. И в Любви будет творить Человек. Все движется к этому, неужели вы не чувствуете? Историю не остановить.
   - Да что...
   - Ведь вы, палачи, боитесь. Ваше время прошло... А что про семейные склоки, старость и забвенье. Что ж, если человек еще не пришел к совершенству, если он подвержен страстям, как вы - конечно, все это будет. Но, если человек каждый день проживает осознанно - как тот, Человек будущего - он и до старости сохранит ясность ума и чувств... А больше я вам ничего не скажу.
   Риген больше прежнего побагровел. И вдруг он закричал:
   - Видите ее прочь!!!
   В то же мгновенье ворвались воины, схватили Яну, поволокли ее прочь. Риген кричал им вслед:
   - Завтра сожжение! Сначала Мирослава, затем - ее...
   Они ушли, и вновь Риген остался в одиночестве. И вот он начал стремительно прохаживаться от стены к стене. При этом он громко, нервно говорил:
   - Все наперед знал!.. И что ты тут поделаешь?!.. Зачем же ты приговорил ее к сожжению?!.. Черт!.. Не надо было этого делать! Не надо...
   Он остановился у окна. На площади продолжалось сожжение. Вой умирающих стал уже привычным - не замечался. И тут он схватился за голову, застонал.
   - ...Что это со мной? Ведь я - Творимир. Сейчас меня никто не видит, но я так проникся страстями Ригена, что забыл об этом... То есть, сейчас я стал убийцей, палачом!.. Да как же это так!..
   И он вновь стал ходить по этой багровой комнате. Было ему тяжко и одиноко, но никто не приходил на помощь.
   Хотя время тянулось невыносимо медленно, он не заметил, как на улице стемнело. Сожжение на площади прекратилась, и теперь большими лопатами сгружали в железные телеги груды раскаленных углей - спешно готовились к завтрашнему, торжественному сожжению.
   А из города валили багровые отсветы - там все жгли и жгли кого- то.
   Это была мучительная, бессонная ночь. В комнате было душно - Творимир распахнул было окно, но хлынул густой запах жженого мяса, и он поспешил закрыть. Вышел в коридор... Но как увидел нескончаемую, полную зловещих теней и стонов анфиладу - метнулся обратно. И до утра промучался в духоте, с головной болью, терзаемый угрызеньями совести.
   Он метался из угла в угол, и, чувствуя, что сходит с ума, бормотал:
   - Итак, я стал тем, против кого боролся. Ригеном-Бригеном!.. Изумрудный великан говорил, что надо помнить - все это механические фигурки. То есть, в них нет ни души, ни жизни. Хорошо, пусть так... Но они же ничем не отличаются от тех, кто окружал меня прежде, да и от меня самого. А что, если и все те - такие же механизмы, и я сам - тоже механизм. Вот заржавею и сломаюсь...
   И через час вновь заговорил:
   - Ты, Яна, говорила, что историю не остановить. А вот здесь ты была не права! Ты, также как и твой Мирослав, и все остальные здесь, вертятся в бесконечном колесе. Только сценарий подойдет к концу - свет тухнет, и снова свет. "Да будет свет!" Ха! И все начинается сначала. Все мы актеры. И вот я сейчас проверю - может и во мне, вместо крови, ржавчина?
   Он подошел к столику, распахнул - достал остро отточенный нож; сильно надавливая, глубоко разрезал ладонь на левой руке. Закапала темно-багровая, почти черная, густая кровь.
   Творимир не останавливал кровотечение - все ходил, и пол был залеплен кровью, и в воздухе нависал ее приторный запах...
   Но вот и утро. Творимир едва держался на ногах - они нестерпимо болели, даже распухли, но он все ходил - боялся остановиться.
   И, когда в дверь деликатно постучали, и приторным голосом доложили, что все готово к сожжению, он безумно рассмеялся и крикнул:
   - А знаете ли вы, что вам не удастся их сжечь?! Так написано в сценарии - их унесет крылатый единорог, которого они выходили в горах. Изумрудный великан не любит плохих концовок...
   Тут дворец, и весь этот мирок сильно передернуло. Творимир вспомнил, что, если он не станет Ригеном, то погибнет вместе с мирком. И он вновь закричал, чтобы его слова забыли, и что сейчас же надо приступать к сожжению.
   ...Утомительная дорога по залам и лестницам. Гротескно уродливые рожи приближенных - всякого рода подлецов, подхалимов, карьеристов на чужой крови. Эти рожи сменились рожами народа: безграмотные, суеверные, озлобленные и запуганные, грязные, пьяные, тупые. Но попадались задумчивые, печальные, а то даже и прекрасные лица.
   На это сожжение собралась громадная толпа. Они очень шумели, в некоторых местах затеялись пьяные драки, но, когда появился Риген - все смолкло, и многие пали на колени.
   Он прошел на отведенное ему место. Уселся в удобное, мягкое кресло.
   Некто, скрытый черным капюшоном начал зачитывать список преступлений Мирослава и Яны. Главным преступлением значилось то, что они желали свободы.
   Мирослава и Яну поставили на большие кучи хвороста, приковали к столбам - они смотрели в небо. Яну не тронули, а вот Мирослава пытали - его одежда пропиталась кровью, а лицо распухло от побоев.
   Риген-Творимир помнил сценарий. В горах, куда их отнесет единорог, Мирослав излечится от ран, а Яна будет любить его еще больше прежнего. И до старости они будут жить в любви. И будут они прекрасны и душой и телом. Многим людям помогут, чтить и помнить их будут, как святых.
   И он знал, что сейчас Яна обратится со вдохновенной речью к народу. Палачи попытаются остановить ее, но ничего у них не выйдет - на своей груде хвороста, слишком высоко она.
   Так было уже много-много раз. И вновь повторилось...
   Главный палач приказал скорее начинать сожжение. Но тут пошел сильный дождь, и дрова никак не хотели загораться. Пока бегали за горючей смесью, прошло много времени...
   - Все это уже было, было, было... - шептал Творимир.
   И вот с неба слетел единорог. Сбил цепи и на Мирославе, и на Яне, подхватил их. В них стреляли лучники, но единорог отбивал стрелы рогом и копытами. Затем единорог взмыл в небо - скрылся среди туч...
   Все перевернулось, полетело вверх тормашками.
   
   * * *
   
   И очнулся Творимир, в малахитовой пещере. Над ним возвышался изумрудный великан, а больше никого не было. В полусферах продолжалась своя жизнь, а в том мирке, из которого он только что вышел, было совсем темно. Но вот появился свет - озарил долы и реки, и крошечный городок, над которым, едва приметно вился зловещий дымок...
   - Ну, что? - спросил Творимир.
   - Все хорошо. Ты отлично справился со своей ролью. - похвалил его великан. - За это время я успел сделать фигурку Ригена, и он уже исполняет то, что должен исполнять...
   - Ну, а где крестьяне?
   - Они устроились в верхних уровнях моих хором. Та единственная пища, которая приемлема здесь для их желудков - мох. Но мхом не наешься. Они очень голодают, и за это время умерло несколько раненных и детей...
   Творимир вздрогнул, прохрипел:
   - Вот проклятье!.. И что - нас осаждают?
   - Да.
   - Хотя, что я спрашиваю! Конечно - осаждают. Разве Бриген уйдет, если здесь Анна. Наверняка, под стенами собралась громадная армия.
   - Именно так.
   - Ладно, я должен идти.
   - Тебя проводит один из моих слуг.
   От стены отделился алмазный паук, подхватил Творимира на спину - а тот напоследок спросил у Изумрудного Великана:
   - Скажите, зачем вы пишите такие трагические сценарии для своих миров?.. Разве нельзя обойтись без всяких Ригенов? Без боли...
   Великан искренне удивился:
   - Трагичные сценарии?.. Почему же... Да ты ставишь эти людские страсти так высоко, думаешь - они в этих мирах самое важное. Но в каждом из миров огромное количество персонажей, и все они одинаково важны. Сломайся не Риген, а какой- нибудь олененок - это также могло бы привести к разрушению целого мира. Все взаимосвязано, все одинаково важно...
   - Да, должно быть, я действительно ставлю эти людские страстишки слишком высоко. Ну, а сейчас мне предстоит неприятная встреча. Неси меня, паучок.
   И этот могучий алмазный паук стремительно понес его по извилистому каменному лабиринту, все вверх и вверх, пока не вынес в довольно светлую, согретую человеческим дыханием залу.
   И встреча действительно была неприятной. Голодные, измученные, испуганные крестьяне смотрели на Творимира как на виновника всех своих бед (не все, конечно, но большая часть - именно так смотрела). Анна была занята раненым, утешала его стонущий бред. Она отметила Творимира легким кивком головы...
   Алмазный паук остановился, и Творимир спрыгнул на каменный пол; неуверенной, медленной походкой направился к людям. Не доходя нескольких шагов, остановился, и, опустив голову, прошептал:
   - Простите меня. Во имя, Всесвята простите...
   И тут бросилась на него восково-бледная женщина. Забила кулаками в ему грудь, закричала:
   - А сыночка моего кто вернет?!.. Сыночка!!! Умер! Здесь!..
   Женщина вцепилась Творимиру в лицо, и, если бы ее не оттащили - выцарапала бы ему глаза.
   - Простите... простите меня... простите... - не чувствуя катящейся по лицу крови, шептал Творимир.
   Тут появился Лорен. До этого он в соседней зальце был занят, по его словам "подготовкой к фейерверку", но услышал крики, и решил вмешаться. Он громко говорил:
   - Да что вы люди?! Вспомните, с каким пылом все начинали! Творимир ли вас тянул! Он ли палачей, мучителей ваших создал?!..
   Творимира так и подмывало сказать "да - я!" - ведь это воплотилось в реальность из его сознания, но он сдержался. А Лорен долго еще стыдил крестьян - и они, по простодушию своему, простили Творимира, и даже просили у него прощения...
   
   * * *
   
   Творимир и не помнил, сколько просидел, вжавшись спиной в холодный камень, глядя прямо перед собой - в пустоту. Но вот он поднялся, и медленно-медленно прошел через залу к Анне, которая ухаживала за раненым.
   - Пойдем... - прошептал Творимир. - ...Пойдем, пожалуйста, со мною... Мне так одиноко... Я чувствую - смерть рядом... Пожалуйста, побудь со мною...
   Подошла другая благочестивая монахиня - пожилая женщина, и, положив ладонь Анне на плечо, молвила:
   - Иди, пройдись, доченька. Ты совсем измучилась.
   Анна поблагодарила монахиню, поднялась, шагнула к Творимиру, и тихо сказала:
   - Да. Мне действительно надо пройтись. Только обещайте, что не будете вести себя, как в прошлый раз.
   - А? Что? В прошлый раз? Ах да... - Творимир вспомнил, и зарделся стыдом. - Конечно, этого больше не повториться. Простите меня, Анна... Вы только пройдитесь со мною, поговорите... пожалуйста...
   - Да, конечно. - она подала ему свою маленькую, изящную ручку и так - рука об руку, вышли они из пещеры.
   По каменному туннелю поднялись вверх, в ночь. Небо пылало звездами. Было очень тепло. Вздыхал ветер.
   Анна остановилась, и, должно быть с полчаса простояла без движенья, просто созерцая. Творимир не смел шелохнуться...
   Но вот девушка вздохнула:
   - Как же ночь тиха... - и тут вновь подхватила Творимира за руку, и повела вперед к обрыву.
   А там, внизу, среди деревьев сверкали многочисленные крупные костры, неслись оттуда нестройные, пьяные песни.
   - Творимир, я должна к ним спуститься.
   - Что?!
   - Да - я должна перейти к Бригену Марку, а он за это обещает выпустить и никак не преследовать заключенных здесь людей.
   - Анна - это уже было! Быть может, ты и не помнишь, но ты уже переходила к Бригену, чтобы спасти меня. Но ты не могла его полюбить, и в итоге была отправлена на костер.
   - Не знаю, о чем ты говоришь. Ведь жизнь дается нам только один раз... Не только ради тебя, но и ради всех людей, спущусь туда. Но я действительно не смогу его полюбить так, как он хочет. Как несчастного, измученного человека - полюблю. Но он ведь не такой любви хочет... Творимир, у меня нет иного выхода. Ведь и ты это понимаешь - он не уйдет, пока не получит меня. Что же я - своей жизнью буду дорожить, а из-за меня люди погибнут... женщины, дети?.. Я уж нагляделась в эти дни на боль. Хватит с меня.
   - Но мы будем бороться... Черт!.. Черт!..
   - Пожалуйста, не ругайся. Ведь ночь так тиха...
   - Нет, ну нельзя же так. Мы обязательно что-нибудь придумает. Вон и Лорен что-то готовит.
   - Ты вспомни битву при монастыре. Опять убивать друг друга? Нет - я не позволю.
   Творимир долго, пристально глядел на Анну. Потом понял - ее не переубедить. Да и не хотел переубеждать...
   Тогда он сказал:
   - И я пойду с тобою.
   Она дрогнула, побледнела больше прежнего, спросила тихо:
   - Зачем?
   - Зачем? - переспросил Творимир, и задумался. - ...Конечно, я мог бы остаться; и, думаю, спустя какое-то время встретил бы иную Анну. Но все же я должен пойти с тобою. Понимаешь - мы, как две половины целого, и ты все спасаешь меня, на муки идешь, а я - отлеживаюсь, чего-то лучшего жду. Вся наша жизнь, как игра. И вот теперь просто чувствую - спектакль подходит к концу...
   - Творимир, живи долго и счастливо, а обо мне не вспоминай.
   - Быть может, ты не поймешь, что я сейчас скажу, но я все же скажу: эта живая планета, и она, кажется, уже не раз меня перерождала. Планета пытается излечить меня от всего плохого. То, что сейчас происходит - это трагичное действо, и я должен показать себя с лучшей стороны. Я должен быть рядом с тобой, Анна... не гони меня... не гони... Мне незачем встречать тебя вновь. Ты сейчас - совершенство. Зачем мне разлучаться с совершенством?
   - Ох, ну что ты говоришь? Совершенство - это ночь. Как она тиха, как нежна. Ты почувствуй. Когда будет тебе тяжело - вспомни эти звезды. Как они безразличны ко всем нашим страстям. Нас уже не будет, а они останутся...
   - Анна - ты не знаешь. Со временем и звезды затухают. Ты не знаешь что звезды, это...
   - Тихо. Как же тихо в ночи... Это же надо было такую красоту создать...
   - Анна. Раз я пойду с тобою - мне придется принять смерть. Через несколько дней все закончится. И вот я хочу спросить - что после? Неужели ничего не будет?
   - Ну, конечно будет.
   - Но, откуда же ты знаешь?.. И я не хочу, чтобы эта планета нас возрождала! Не хочу ни рая, ни ада! Но и тьмы, и забвенья не хочу!.. Сам не знаю, что сейчас говорю... Но ты останься со мной еще немного. Поговори.
   - Ты разделишь со мной эту дорогу до конца. Спасибо. - прошептала она. - А сейчас я должна показать тебе кое-что. Пока мы еще не спустились вниз, я нашла здесь...
   И она, безмолвно ступая, повела его в сторону. Подошли к каменной стене, обогнули покрытый мхом валун, и там, в небольшой выемке, приютился хрупкий цветок, с дивно тонкими, почти прозрачными светло-серебристыми лепестками.
   - Какой красивый, правда? - прошептала Анна.
   - Да... А что это за цветок?
   - Не знаю. Никогда прежде не видела.
   Она опустилась на колени, и поднесла к бутону сложенные лодочкой ладони. Цветок вздрогнул, и пали на ее ладони два серебристых семени.
   - Это он подарил нам. - прошептала Анна. - Одно я возьму себе, а второе - возьми ты. Раз нам суждено умереть - сохраним это до конца. Будем хранить это у сердца.
   И она убрала семя во внутренний кармашек. Тоже сделал и Творимир. Они уже собирались идти, как из мрака вынырнула фигурка. Это был маленький человечек с большим черепом. Он был с ними все время, и все слышал. И теперь он плакал и ползал на коленях перед Анной:
   - Не делай этого! Бриген не пощадит тебя! Вас обеих ждут страшные мученья! Мне ли его не знать?!.. Анна, все эти люди не стоят тебя!..
   Анна подхватила его под плечи, подняла:
   - Не к чему так страдать. Каждая человеческая жизнь бесценна. И, раз я могу помочь хоть одному человеку - я пожертвую собой. Так нас учил Всесвят...
   - И я последую за тобой! - вскрикнул маленький человечек. - Не боюсь мук! Буду с тобой до конца! Я не хуже твоего Творимира! Да!
   
   * * *
   
   Следующий день был днем прощанья.
   И крестьяне, и монахини не хотели выпускать Анну. Они знали, что ждет ее, и потому плакали, отговаривали. И старый Лорен, едва-едва сдерживая слезы, приговаривал:
   - А ведь я готовился к последнему бою!.. Или забыли, за что меня судили - я изобретатель! А я здесь нашел залежи серы. Я сделал много огневых зарядов. Мы сожжем многих... многих...
   Творимир подошел к нему, и, положив руку на плечо, сказал:
   - Да. Мы могли бы действительно сжечь многих. Долго бы ярилась эта последняя, непримиримая битва. В конце-конце все мы полегли бы... Но слишком долго мы воюем. Слишком много позади крепостей, городов, битв, кипящей смолы, стрел, пуль, боли, слез, крови... Но этого больше не будет. Из этой круговерти есть только один выход - пожертвовать собой. Не нужно долгих речей. Не к чему травить сердце. Прощайте.
   - Подождите. Побудьте с нами еще несколько часов. До сумерек. А в сумерках, когда вы будете выходить, я устрою фейерверк. Не волнуйтесь - никто не пострадает...
   - Хорошо. - печально улыбнулся Творимир. - Останемся еще на несколько часов, Анна?
   - Да.
   И они остались. Крестьяне дарили им песни. А потом Творимир попросил, чтобы и Анна спела. Она прошла в середину пещеры, и пропела спокойным, красивым голосом:
   
   - О, как же тих вечерний свет,
   Лежат поля без дуновенья,
   Ни голосов, ни вздохов нет,
   Лишь звезд далекое свеченье.
   
   Пускай уходит жизни день -
   В ночи открылась тьмы безбрежность.
   Печали пусть минует тень:
   Во тьме и свет, и жизнь, и нежность.
   
   Быстро пролетело время. И Анна, печально улыбаясь, шепнула тихо:
   - Ну, вот я чувствую - наступили сумерки.
   И старый Лорен не выдержал, и заплакал.
   - На прощание я все же устрою фейерверк. И они не посмеют меня тронуть...
   Появился алмазный паук. Понес их по туннелям, вниз. И в окончании последнего туннеля, у валуна стоял, готовился нажать на рычаг Изумрудный Великан. И он сказал:
   - Никогда не помогал людям, а сейчас - разжалобили вы меня. Если хотите - мои слуги вступятся за вас. Они разорвут все войско Бригена.
   - Что вы говорите. - прошептала Анна. - Конечно - нет. Как же можно "рвать людей"? Ведь они живые. Что ж из того, что они в войске Бригена? Нет ничего ценней жизни человека.
   - Да. - стараясь говорить так же спокойно, ответил Творимир. - Время войн прошло, а впереди - спокойствие.
   Изумрудный великан вздохнул. Нажал рычаг, и камень отодвинулся.
   Творимир и Анна слезли с паука, и вышли. За ними юркнул и маленький человечек с большим черепом. Проход закрылся за их спинами.
   Был поздний вечер. Спокойствие глубоких теней окутало землю.
   Их сразу заметили. К ним уже бежали с обнаженными клинками, и кричали...
   Анна протянула вперед свои легкие руки, и сказала ясным голосом:
   - Я та, которую ждет Бриген. Отведите меня к нему.
   Бриген оказался рядом, и он закричал воинам:
   - А ну - отойдите от нее! Кто хоть пальцем ее тронет!..
   Он не мог идти спокойно, и бросился к ней. Остановился в шаге - тяжело дышал, мучительные морщины разрезали его лицо. Голос его дрожал:
   - Ну, что же ты - пришла? Ты... ты моя?
   - Нет. - ответила она тихо. - И никогда не буду так, как вы того хотите. Но все же я пришла. Берите меня, везите в свой город... И только исполните одну просьбу: оставьте осажденных людей.
   - Раз ты просишь - конечно, оставлю. И обещаю - не стану преследовать их. На что мне это? Сейчас же уезжаем!
   - Как вам угодно.
   - А этот зачем? - он кивнул на Творимира.
   - Он решил последовать за мною.
   - Что?!.. Наглец! Безумец!.. Я не позволю вам быть вместе. Он будет заточен в темницу. И за него ты меня не проси. Лучшее - забудь про него.
   - Забыть - не забуду. И просить не стану - это действительно бесполезно. Пусть свершиться то, что должно свершиться.
   Тут Бриген вперился взглядом в маленького человечка с большим черепом.
   - И ты?! Ты что - тоже с ними?..
   А маленький человечек глядел на клинок. На острую, режущую сталь. Вспоминал он орудия пыток, которые не раз доводилось прежде. И он дрожал, и он решил, что нет смысла говорить правду.
   И он сказал:
   - Я был у них в плену. Но я все это время стремился вырваться.
   Конечно, ни Творимир, ни Анна не стали опровергать этих слов.
   
   * * *
   
   Творимира, как предводителя восстания, заковали в цепи, и под присмотром двух угрюмых стражей усадили в телегу. Анну Бриген взял в свою карету - там она сидела, и так ясен был ее взгляд, что Бриген не смел, ни притронуться к ней, ни заговорить
   Войско быстро собралось, и двинулась в обратный, и последний для Творимира и Анны путь. Когда они выехали на поле, и горы открылись, начался фейерверк Лорена.
   В темное небо взмывали сияющие сферы. За ними оставались призрачные вуали, а сами сферы расправлялись живыми огневыми цветками. Лепестки трепетали, расширялись, сливались со звездами. А следом летели синеватые драконы; раскрывали пасти и оттуда неслись тихие цвета заката. Вот взметнулась огромная, шипящая сфера. Она могла бы принести мучительную смерть сотням людей, но она разлилась в полнеба - миллиард новых звезд засиял. И многие воины изумленно вскрикнули; в льющемся из неба свете ярко сияли лица - некоторые улыбались.
   И долго-долго продолжался этот фейерверк...
   Последним расцвел серебряный цветок, семя которого покоилось у сердца Творимира. Цветок долго не таял, а потом взмыл к звездам.
   
   * * *
   
   Следующий день выдался удивительно солнечным.
   Ранняя осень. Не было жары, но обвевал теплый, душистый ветерок. Они ехали по большому лесу. Кроны сияли спокойным, мягким светом; с тихим шуршанием падали желтые и алые листья. Некоторые из них попадали и в телегу к Творимиру.
   И Творимир с жадностью смотрел на деревья, на листья, на дорогу, на небо. Щемило сердце, и когда высоко-высоко в небе увидел он летящую в дальние страны птичью стаю, не выдержал - застонал.
   А сидящий рядом воин рявкнул:
   - Ты что? А?! Тихо сиди!..
   Но Творимир закричал:
   - Анна!..
   - Ты так?! - воин сжал кулак и с размаху ударил Творимира по лицу.
   - Анна!
   Еще удар.
   Анна, которая все это время недвижимо просидела перед Бригеном, вздрогнула, струной напряглась. И она сказала тихим, грудным голосом:
   - Я знаю - в темнице нам с ним не доведется увидится. И вы это знаете... Позвольте мне сейчас побыть с ним. Я прошу вас.
   Бриген прикрыл лицо ладонью, и прошептал:
   - Хорошо...
   И Анна бросилась из кареты, пробежала меж всадниками, и вот уже впорхнула в телегу, к Творимиру. Он лежал с окровавленным, разбитым лицом, стонал. Воин в очередной раз замахнулся.
   - Нет! Остановитесь! - в первый раз за все время громко крикнула Анна. - Как вы можете причинять боль иному человеку?.. Остановитесь!..
   Воин узнал избранную Бригеном, и отшатнулся. Она склонилась над Творимиром, обняла за плечи, и, осторожно целуя в лоб, спрашивала:
   - Что?.. Что?..
   Творимир попросил, чтобы она помогла ему сесть - она помогла. Он говорил:
   - Один глаз заплыл, но хоть другой видит... Хорошо, что ты рядом. Анна... Я все не могу смириться, что вижу это в последний раз. Мне не пройтись по этому лесу, мне не сочинить больше ни стихов, ни песен. Мне больше ничего не видеть, не чувствовать. Впереди ведь - тьма. А я все не могу с этим смириться, Анна. И уйти я не могу. Если бы даже меня отпустили - я бы не оставил тебя, Анна.
   - Ты помни: "Во тьме и свет, и жизнь, и нежность".
   - Да не можешь ты этого знать! Никто этого знать не может!.. И все же я не оставлю тебя, Анна.
   - И я тебя. Ты про цветок помни. - и еще раз осторожно поцеловала его в лоб.
   - Анна! Анна! Но вот и кончился этот лес. Ты взгляни - какие поля! А река! А вон холмы вдали - видишь! Быть может, среди этих холмов такие дивные песни поют, но мне их не услышать... И все же я не оставлю тебя, Анна...
   И тут к ним подбежал бледный, трясущийся Бриген, он шипел:
   - Анна, я не могу позволить тебе оставаться с ним. Пойдем!..
   - Только скажите своим воинам, чтобы они больше не трогали его
   - Вы слышали - не трогайте его.
   Анна ушла, и Творимир остался в одиночестве. Он с жадностью смотрел на природу, жадно хватался за каждое мгновенье. Но мгновенья утекали слишком быстро...
   
    Глава 13
   "Заключение и Казнь"

   
   В Бригенграде уже знали о том, что предводители восстания схвачены, и их везут. И жители высыпали на улицы, жались к стенам домов, а тем, кому не хватало места - забирались на крыши.
   Анна была закрыта в карете Бригена, но Творимира видели все. И смотрели на него по-разному: кто с жалостью, кто со злобой. И кто- то закричал с крыши ближнего дома:
   - Скоро на наших глазах корчиться будешь!.. Твоя смерть долгой будет! Слышишь, ты?!
   Творимир знал, что так и будет. Он пытался успокоить лихорадочно несущееся мысли, опустил голову. В плечо ударил булыжник. Творимир сжал зубы, чтобы не застонать...
   Но вот заскрипели массивные врата, и они въехали на внутренний двор замка-исполина - на тот самый двор, где прежде уже сжигали Анну.
   Творимир хотел еще раз увидеть Анну - как она будет выходить из кареты, но ему не дали - сразу накинули на голову мешок, и, держа за руки, повели.
   Более-менее свежий воздух сменился воздухом затхлым. Волочащиеся за Творимиром цепи звенели по каменному полу, и гулко отдавались под низкими сводами.
   Долго они шли. В замке были глубочайшие подземелья, но Творимира, как предводителя восстания, повели вверх, в камеру предназначенную для наиболее значимых преступников.
   Несколько раз они останавливались: охранники, возле новых и новых дверей читали сопроводительную бумагу, открывали эти двери...
   Творимира ввели в камеру, которой суждено было стать его последним пристанищем. Там сорвали с его головы мешок, и двумя толстыми, тяжелыми цепями приковали к стене. Эти цепи были устроены так, что Творимир все же мог двигаться, и проходить по большей части этой камеры.
   Стены здесь были выложены из массивных, гранитных блоков. Толщиной отличалось и решетка. Пол был выложен соломой, но и под ней чувствовалась гранитная толща. Тюремщики проверили цепи, осмотрели камеру, и ушли - закрылась за ними толстенная стальная дверь, щелкнул замысловатый механизм ключа.
   Выгибая кисть скованной правой руки, Творимир добрался до внутреннего кармана, и осторожно достал драгоценное зернышко серебреного цветка. И он заметил, что зернышко раскрылось - пробился крошечный росток.
   - Что же ты? - спросил Творимир. - Тебе ведь земля нужна. А если ты такой хрупкий. Что, если погибнешь?..
   Тут щелкнул замок - Творимир едва успел убрать семя - в камеру вошли тюремщики. Один из них рявкнул:
   - А ну отвечай - с кем ты сейчас разговаривал?!
   Творимир сжал губы, и ничего не отвечал. Тогда они повалили его на пол и стали бить ногами. У них были тяжелые кованые сапоги, и от каждого удара трещали кости. Один удар пришелся в челюсть, были выбиты зубы - Творимир молчал, и не издавал ни единого стона; но в душе он молил, чтобы не повредили семя... Наконец тюремщики утомились; пообещали, что - это "только задоток" и удалились.
   Некоторое время Творимир не мог двинуться, но вот собрался, и, опираясь кровоточащей правой рукой, смог присесть: прислонился спиной к стене, и некоторое время просидел так. Легкие были повреждены, каждый вздох резал болью - он задыхался, в глазах темнело. Но все же Творимир и к этому привык...
   С величайшими предосторожностями, стараясь, чтобы не дрогнула изувеченная рука, достал семя - оно осталось целым, а хрупкий росток еще подрос.
   Тогда Творимир стал разгребать солому, и без всякого удивления обнаружил, что в одном месте на каменных плитах - горстка земли, там он и приютил семя. Затем -вновь присыпал, но солнечные лучи изящными колоннами проходили через решетку на окне, и через неплотную солому - дарили жизнь ростку.
   
   * * *
   
   Наступила ночь. Одна яркая, ясная звезда сияла за решеткой, а по полу приближался серебристый свет одноглазой Луны. Творимир обхватил колени руками, и смотрел прямо перед собою...
   Вновь и вновь двигались его разбитые губы, и слетал с них тихий шепот:
   - Анна, где ты?.. Что сейчас с тобою?..
   И вот почувствовал он, что сознание оставляет тело, и плывет сквозь стены. Творимир не удивился этому - он уже давно ничему не удивлялся.
   И оказался он в большой, мрачной зале. Он оставался незримым, но сам мог видеть и слышать все. В этой зале было три человека. В середине залы, освещенные факелами, стояли Бриген и Анна. В дальней части, укрылся за громоздким орудием пытки маленький человечек с большим черепом. Факельные блики перебегали по зловещим, массивным железным контурам, по свешивающимся из под потолка цепям. Густые наслоения спекшейся крови покрывали пол...
   Бриген безмолвно глядел на Анну. Молчала и Анна. Наконец, первым нарушил тишину Бриген. Он сказал:
   - Ты такая красивая, Анна. Никогда не встречал такой красоты. Никогда никого не любил... Точнее - любил. Но это была ты же! Я тебя сжег, а ты вновь воскресла.
   - Не знаю, о чем вы говорите.
   - Анна, я предлагаю тебе жизнь. На моей богатой вилле, среди гор. По утрам ты будешь купаться в родниках, дни проводить в тенистых рощах, среди пения птиц, а вечерами мы вместе будем любоваться закатами...
   - Нет. - ответила она спокойным, ровным голосом.
   - Почему?.. Я знал, что ты так ответишь!.. Но все же ответь: почему, почему, почему?!..
   - Мне кажется - все уже было сказано, и не к чему повторяться.
   - Да-да-да! Я уже не могу вспомнить, когда - но я уже спрашивал тебя об этом, и ты отвечала так же просто и убедительно... А, быть может, ты надеешься, что я из любви, просто выпущу тебя?..
   - Нет - не надеюсь. Я уже все знаю...
   - А ничего ты не знаешь! А, если бы знала, не говорила бы так!.. Если бы ты согласилась быть моею, я бы вывез тебя тайно, а так - есть и иные... да-с, я кое-кому должен показать каким я могу быть жестоким! Например, своему брату - он слишком рьяно ко власти рвется.
   - Что ж вы так страдаете? Это гнев вас сейчас гнетет. Простите своего брата, и всех-всех простите. Тогда вам самому легче станет.
   - Не говори мне этих проповедей! Вот, если бы ты согласилась быть моею - я бы стал другим.
   - Нет - не стали бы. Если вы действительно хотели бы измениться - вы бы это сделали и без меня.
   - Хорошо. Черт с тобою!.. А сейчас просто выслушай, что ждет тебя. Вот я говорю: ты такая красивая, а завтра это совершенное тело - тело в котором столько жизни и нежности; тело, которое могло бы дать жизнь многим детям, прикуют к столбу, под ногами твоими будут дрова, но не простые - подмоченные. Они будут тлеть, иногда - вспыхивать небольшими языками, медленно слизывать кожу с твоих ног. Если же пламень разойдется - палачи его притушат. Пройдет несколько часов: ты будешь стоять с прожженным, почерневшим телом, твои волосы сгорят, спекутся; кожа напухнет волдырями, глаза ослепнут, но ты еще будешь жива. Тогда ты взмолишься о смерти...
   - А что будет с Творимиром?
   - А-а, вздрогнула, побледнела?! Стало быть, дорог он тебе?!
   - Я его люблю как брата. Что ждет Творимира?
   - А Творимира ждет еще более страшная казнь. Я уж и не знаю, кто ЭТО придумал, но такую казнь применяют только над величайшими преступниками. Ты знаешь - у нас в городе народ ко всему привыкший, но все же, когда в прошлый раз такая казнь проводилась - некоторые женщины падали в обморок, а мужики - носы воротили.
   - Что ждет Творимира?
   - Есть у нас в тюрьме большая железная платформа на колесах; в центре платформы - железный столб. К столбу цепями прикуют Творимира. Четыре могучих буйвола вывезут его к месту твоего сожжения. От самого начала, и до конца он будет смотреть. Если он попытается закрыть глаза - палачи вырежут ему ресницы.
   - Нет - он не закроет.
   - Он увидит смерть той, которую, черт подери, любил!.. Но это будет только началом его мучений. Вслед за этим на платформу взойдет наш главный палач - большой знаток своего дела. Вместе с ним - два его помощника. Они внесут жаровню. В жаровне на углях будут шипеть раскаленные добела клещи. Возница ударит буйволов плетью, и они медленно повезут платформу. Палач возьмет клещи... Ну, а потом платформа медленно-медленно будет ездить по городу. Собравшиеся на улицах, и на крышах люди будут наблюдать работу палача. Раскаленные клещи начнут вырывать плоть из Творимира - кусок за куском. Он не умрет, ему не дадут потерять сознание... Это будет продолжаться многие часы; он потеряет человеческий облик, ему вырвут все, что можно вырвать у человека... у мужчины... но и тогда он еще будет жить, и чувствовать боль. Но ведь не в человеческих силах выдержать такую муку, и потому, сколь бы он не был силен - под конец он сойдет с ума - он будет визжать, брызгать слюною, и, пока ему еще не вырвали язык - проклинать своих мучителей. Если у него останутся волосы, они станут совсем седыми, словно он старец. Под конец в его глазах не останется никаких чувств, кроме боли - это будет взгляд безумного животного. Потом эти глаза выжгут, а в глазницы положат раскаленные угли... Только тогда он умрет... Ну что скажешь - ты знала это?
   - Да... - прошептала Анна.
   Она отступила на шаг, покачнулся, и тут лишалась чувств. Если бы Бриген не успел подхватить ее - она бы пала на пропитанный кровью пол. И кровь пошла у нее носом - только это показывало, чего стоило ей выслушать все.
   А Бриген держал ее в руках, и дрожал, и шипел:
   - Мерзавец!.. Какой же я мерзавец!.. Зачем мне понадобилось все это говорить?!..
   Маленький человечек с большим черепом слышал, и видел все это. Маленькие его кулачки сжимались и разжимались, он сдавленно хрипел. Он любил Анну, и ненавидел Бригена больше, чем кого-либо иного. И он решился: броситься, задушить Бригена, освободить Анну.
   И он действительно бросился. Но он и половину расстояния не пробежал, как понял - это безумие. Не удастся одолеть Бригена, не удастся спасти Анну, а вот его схватят и, конечно, подвергнут пыткам. (он и так, после возвращения от восставших, был на плохом счету).
   И он замедлил бег, и сжался.
   Бриген глянул на него раздраженно, рявкнул:
   - Ты что?!..
   Маленький человечек задрожал:
   - Я просто хотел спросить - не угодно ли вам отужинать?
   - Дурень! Какой ужин?!.. Впрочем, ты можешь идти - набивай свой желудок, напивайся. Иди!
   Человечек повернулся, пошел было. Однако, на полпути остановился. Дрожащим голосом спросил:
   - А что с ней?.. Вы с ней ничего не сделаете?..
   - А тебе какое дело?! Ты что - в лазутчики заделался?! А? Или, хочешь, чтобы тебя поджарили?..
   - Нет, нет, нет. - дрожал человечек - и он выскользнул из залы.
   Бриген остался наедине с Анной. Он держал на руках ее легкое, изящное тело, и быстро ходил среди орудий пыток.
   И он хрипел:
   - Мерзавец! Зачем ты ей это рассказал?!..
   И тут Анна приоткрыла глаза, и прошептала:
   - Пожалуйста, оставьте меня одну. Я должна приготовиться к завтрашнему.
   - Да. Конечно. Твоя воля - закон. Я отнесу тебя в одну маленькую комнатку, и оставлю там одну, до самого утра.
   И он действительно отнес ее в комнатку, и оставил одну. Сам же ушел терзаться. И терзался, и стонал страшно, и волосы рвал до самого утра.
   Анна лежала в темноте, за решетчатым окошком ярко светили звезды. И она шептала:
   - Творимир, я чувствую - твоя душа со мною. Ты все видел, все знаешь. Готов ли ты к завтрашнему дню?.. То, что рассказал Бриген - страшно; но уже завтрашним вечером все-все закончится.
   - Да... - шептал, веющий в этом воздухе, Творимир. - ...Я все слышал. Ко всему готов.
   - Да. - улыбнулась она. - Ну, тогда спи спокойно. - и она безмятежно, словно дите малое, заснула.
   
   * * *
   
   Творимир сидел, вжавшись спиною в прохладную каменную твердь, и смотрел, как медленно приближается, и уже обвивает его ноги поток лунного света с улицы. И он шептал:
   - Спи спокойно, милая Анна, сестра моя. Ты как ребенок... Ну, вот и хорошо. Спи спокойно, как дитя... А смогу ли я выдержать то, что ждет меня завтра? Дай мне не сойти с ума, не визжать, не сыпать проклятьями. Если я не выдержу - сломаюсь - мне не удастся вырваться из этого колеса. Планета вновь возродит и меня, и Анну, и вновь будут какие-то деяния, и битвы, и боль. Нет - не хочу этого! Завтра решающий день, и я выдержу... Но это такая страшная боль!.. Как же мне сохранить ясный рассудок до самого конца?.. Но ради Анны, чтобы она больше не возрождалась в этом греховном мире - ты должен выдержать. Как она говорила: в самые тяжелые мгновенья вспоминай звездное небо. Оно такое спокойное, безразличное всем нашим страстям. А я буду вспоминать Анну. Она бы смутилась, скажи я ей это. Но звезды такие далекие. А она вот рядом - и в ней столько нежности, тепла... Она бы сказала - не надо так говорить. Но все же, я буду вспоминать ее...
   
   * * *
   
   Маленький человечек с большим черепом медленно брел по темному каменному коридору. Он низко опустил голову, и плакал. Неожиданно на него налетели высокие пьяные фигуры, в темных одеяниях. Они схватили его под руки, и, грубо смеясь, поволокли за собою. На ходу они кричали:
   - Пойдем! Расскажешь, как в плену было!..
   И они втащили его в помещение с богатой обстановкой, но неряшливое, со смердящими следами многих оргий. Здесь набралось довольно много народу, и все уже изрядно выпили.
   На маленького человечка налетели с расспросами. Лезли на него перекошенные пьяные морды, и хохотали, и хлопали по плечам. Кто-то взвизгнул:
   - А, правда, что втюрился в ту девицу?.. Ну, в монашку?.. Как ее?! В Яну...
   - В Анну! - поправил иной. - В Анну!.. Хе-хе- хе!..
   - Да вы что? - маленький человечек рассмеялся. - Да на какой черт она мне сдалась?..
   - А что ж ты тогда по коридору шел и слезы лил? Или к крестьянам решил вернуться? Быть может, их жены ничего, а?!.. Ну, рассказывай, скольких крестьянских девок перепортил? Ха-ха- ха!
   Маленький человек скривился в ухмылке:
   - Никого не попортил - времени не было.
   - А чем же ты был занят?! А?! Хо-хо- хо!..
   - Думал, как к вам вернуться.
   - А вот и не верим. Ты поклянись.
   - Клянусь.
   - Поклянись, всем святым, что есть. И жизнью этой Анны поклянись.
   - Клянусь!
   - Ну, тогда - давай пить.
   - Ну, конечно, давайте пить.
   И маленький человечек начал пить. Никогда еще не пил он столько, сколько в тот вечер. И он очень громко смеялся, и пел вместе с остальными песни про вино, про гулящих девок, и про мудрость правителей.
   И уже перед самым рассветом он очень удачно пошутил касательно женской анатомии, и все очень громко и очень долго ржали. Он тоже ржал вместе с ними, и пристально вглядывался в лицо каждого.
   Потом он попросил отойти на минутку. Его отпустили, но сказали, чтобы поскорее возвращался, потому что приготовлены еще песни, и много-много вина. Он сказал, что непременно вернется, и, продолжая посмеиваться, вышел.
   В коридоре горел, окруженный острыми канделябрами светильник. Человечку пришлось встать на стул, чтобы до него дотянуться. Он погрузил руку в огонь, глядел как лопается кожа, и продолжал ухмыляться.
   Затем он вернулся, и еще с час пил, кричал всякие пошлости, и ржал вместе с остальными. Затем он еще раз попросил выйти. Его выпустили, но с прежним наставлением.
   Маленький человек с большим черепом вновь поднялся на стул, и с большим трудом открутил один канделябр. Он сжал его в ладонях, и что было сил ударил в шею. Он пробил гортань, но этого показалось мало. И он смог нанести еще один удар. В этот раз он разорвал артерию.
   
   * * *
   
   Творимир и не заметил, как пролетела эта ночь; но вот небо просветлело нежными заревыми красками, а из коридора раздались шаги.
   Тогда Творимир нагнулся к сокрытому семени - раздвинул солому. За эту ночь поднялся стебель - тонкий, хрупкий, серебристый; был и бутон, но бутон еще не раскрылся - ждал своего часа.
   Творимир поднес цветок к губам, и прошептал:
   - Ну, как же ты?.. Ведь, когда будут рвать меня - разорвут и тебя. Но все же - будь со мною.
   Щелкнул замысловатый замок, но, перед тем как в камеру шагнули тюремщики, Творимир успел убрать цветок во внутренний карман - к сердцу.
   Вместе с тюремщиками вошел и священник. Облаченный во все черное, и с лицом сокрытым капюшоном, он гробовым голосом спросил:
   - Будет ли у тебя последнее желание?.. - и, подумав, хмыкнул. - Сын мой...
   Творимир прикрыл глаза, задумался.
   - После желание... Странное у меня желание. Оно покажется вам совсем неисполнимым, но... пройдет немного времени, и посмотрим - может, исполниться.
   Священник хищно напрягся.
   - Что же это? А? Небось про восстание? Чтобы крестьяне победили?
   - Нет-нет. Больше никаких восстаний не будет. Мое желание, чтобы не было больше ни зла, ни боли. Чтобы ушли в прошлое все страсти, и непонимание, и ложь. А осталось одно ясное, сильное чувство.
   - А-а-а, тихенький какой стал! Делов наворотил, а теперь ему подавай: ни боли, ни зла, а одно ясное, сильное чувство. Ну, будет тебе сильное чувство! Взяли его!
   Тюремщики хохотнули, и стали отковывать его от стены. Творимир опасался, что они найдут росток, но они не стали его обыскивать, да и мешок на голову в этот раз не одевали. Повели по длинным коридорам, и нескончаемым лестницам.
   Вот и железная платформа, со столбом в центре. Творимира скрутили цепями - он не мог пошевелить ни руками, ни ногами, а шею сжимал ошейник, но он не чувствовал боли.
   Он думал о том, что сейчас ему еще раз доведется увидеть Анну, но потом, быть может, ничего не будет...
   Возчик ударил кнутом, и могучие буйволы медленно зашагали вперед. Тяжеленная платформа скрежеща, вдавливаясь в землю, двинулась за ними.
   Нарастал людской рокот. Несмотря на ранний час, на площади перед замком Бригена собралась громадная толпа. И, чтобы расчистить дорогу для повозки с Творимиром, воинам пришлось изрядно поработать хлыстами.
   Анну уже возвели на помост из смоченных дров, и приковали к железному столбу. Она стояла сильно бледная, но спокойная, и еще более прекрасная, нежели когда-либо. И непонятно было, как эту красоту можно губить.
   А из толпы разрывались пьяные, злые крики:
   - А-а, ведьма! Сколько жизней сгубила, стерва?!.. - и еще много чего кричали.
   А в Творимира кидали тухлыми овощами и камнями, плевали в него. Но в толпе были и печальные, и даже страдающие лики...
   На отдельном помосте, в удобном кресле сидел Бриген. Казалось, всю ночь его подвергали страшным мученьям - там он сам себя истерзал: на его старом лице появились новые морщины, а в волосах - седые пряди.
   Творимир вспомнил, как, помогая Изумрудному Великану, исполнял роль некоего Ригена, и как в той игре, во время сожжения появился летающий единорог... Он прикрыл глаза, и печально улыбался - он знал, что в этот раз никаких чудесных спасений не будет.
   Но вот раскрыл глаза, и смотрел с жадностью - ведь недолго ему оставалось видеть хоть что-то.
   После зачтения длинного и бессмысленного приговора, началось сожжение
   ...Сожжение продолжалось несколько часов. Творимир смотрел на лицо Анны, а она - в людское море. Ее вера придавала ей сил, и она ничем не выдавала своих страданий. Но когда пламень начал опалять ее лицо - Творимир поднял лицо вверх, к небу.
   Это было спокойное и печальное, теплое сентябрьское небо.
   Теперь Творимир желал, чтобы поскорее вывезли из этих стен. Он хотел, хоть издали, хоть в просветах меж домами еще раз увидеть поля, реки, горы.
   И он даже не заметил, как на платформу взошел палач в красном капюшоне. За палачом два его помощника тащили тяжеленную жаровню. Из жаровни торчали большие клещи. Нижняя часть клещей прокалилась до бела, верхняя была черной, но все же палач надел толстые перчатки из воловьей кожи - иначе бы он спалил мясо на ладонях, до самой костей.
   И вновь кто-то зачитывал длинный и бессмысленный приговор. Утомленная долгим сожжением Анны, толпа вырывалась из ворот: спешила занять места на улицах, на крышах домов. А некоторым было тошно, и хотелось поскорее уйти из этого города к природе...
   Приговор зачитан, возчик взмахнул кнутом - платформа двинулась в город. Когда они проезжали ворота, палач достал клещи. Стало жарко - как в июньский, переполненный солнцем день.
   Творимир смотрел прямо в сосредоточенные глаза палача - они единственные были видны из-под красного капюшона. И Творимир сказал:
   - Вот ты и есть последний человек, которого мне доведется видеть.
   - Молчи, иначе я вырву тебе язык.
   - Ты так или иначе вырвешь мне язык. Ну, что же - начинай делать то, что должно...
   И он перевел взгляд на далекие леса. Легкие, златистые кроны подобны были облакам, приютившимся у земли. А листья, мягко шурша, летели и по улицам. Прохладный ветерок заиграл в волосах. И тогда Творимир улыбнулся:
   - Еще совсем немного и все станет совсем иным - лучшим. Неужели вы не чувствуете?.. Просто улыбнитесь друг другу.
   В это мгновенье клещи сомкнулись на его правой руке - с шипеньем погрузились в плоть. Захрустела кость - оплавленная потекла, смешиваясь с шипящей, спекающейся кровью.
   Лицо Творимира стало восково-бледным, рванулись скулы, покатились крупные капли пота. Он зубами вцепился в нижнюю губу - разодрал ее до крови. Палач отступил - окунул шипящие клещи в жаровню.
   Творимир прошептал:
   - Это ничего... Анна ведь все выдержала... Анна, если ты здесь, пожалуйста, придай мне сил...
   И вновь вцепились клещи - в этот раз раздробили кисть левой руки. Творимир, скрежеща зубами, рвал губу.
   - Он не кричит! - раздосадовано заявил помощник палача. - Нам же за это жалование уменьшат!..
   - Да губы ему надо вырвать... - посоветовал второй.
   Спустя несколько минут это предложение было исполнено. Тогда Творимир громко застонал - тело его пробивали судороги - он лишился бы чувств, но его отлили ледяной водой, и продолжили истязание...
   
   * * *
   
   Из страшного, раскаленного, рвущего мира, стали появляться неожиданные образы. И Творимир понял - в эти последние минуты перед ним открывается прошлое.
   Вот он оказался в космическом порту, на Земле. Он сидит на подоконнике, а перед ним, в ряду космической экспедиции стоит иной Творимир - молодой, ничего не знающий - Творимир, у которого еще все впереди. И тот иной Творимир заметил его, и вздрогнул - только он один и заметил призрака... Дальше-дальше, сквозь время помчался он. Иные места: сначала на космической станции, затем - на живой планете.
   С печалью смотрел он на самого себя: такого неуверенного, терзаемого незнанием того, что для счастья надо совсем немного - надо просто Любить.
   
   * * *
   
   Вся боль, которая только могла быть, уже осталась позади.
   Внешне Творимир уже не был похож на человека, но внутри он был Человеком больше, чем когда бы то ни было. И палач, и помощники его утомились, вспотели - они ждали скорого уже, прохладного вечера.
   И те, кто наблюдал казнь, тоже устали, да и вид того, что было приковано к столбу, вызывало лишь отвращение. И они расходились.
   Небо темнело, и уже разгоралась в нем первая звезда.
   Палач заявил:
   - Ну, все - кончаем. Сейчас вырву ему сердце.
   Один глаз Творимира еще видел, а вот обрывки волос стали совсем седыми. Разодранный рот спекся, но все же он смог его раскрыть...
   Палач подошел. И тогда Творимир выдохнул:
   - Больше не будет ни боли, ни навести. Я хочу, чтобы была только Любовь. И я не хочу, чтобы в этом мироздании кто-то страдал. Не надо никакого ада, ни для кого. Пусть все злое сгинет без следа, будто, и не было его никогда. Ни одного злого чувства, ни крапинки боли - ни сейчас, не через тысячу веков; ни даже, когда погибнет сама бесконечность. Одно сильное, ясное чувство Любви для всех. И для всех эта простая, великая радость. Для всех прощение. - и он потянулся к палачу. - Я для тебя прощение. И тебя я люблю, как брата. Спасибо, за то, что ты есть. И ты не будешь страдать. Слышишь - возрадуйся: все боли, все войны остались позади, и это навсегда, навсегда. Слышишь?.. Как же хорошо. Как же я люблю тебя, и всех, всех. И, пожалуйста, полюбите все друг друга, также как я люблю вас, и меня полюбите. Как же хорошо сейчас будет. Как же хорошо...
   Палач едва ли разобрал половину слов, но и то, что он услышал, заставило его вздрогнуть. А затем он исполнил то последнее, что должен был исполнить - он разодрал раскаленными клещами, почерневшую, изуродованную грудь Творимира и вырвал оттуда сердце.
   Из самого сердца заструился, мягко обвился вокруг рук палача серебристый стебель. Такой же стебель поднялся из груды пепла, там, где сожгли Анну и бессчетное множество иных людей.
   Два этих стебля устремились навстречу друг другу...
   А Творимир тянулся к палачу, к убийце своему, и шептал:
   - Любви для всех - и для тебя... Люблю, Люблю...
   И тогда палач преобразился. На месте его стояла Анна...
   
   * * *
   
   Ни железной платформы, ни жара, ни холода. Ни города, ни толпы, ни палача. Ни боли... Ничего этого не было, и Творимир знал, что уже никогда не вернется.
   Вокруг ласково вздыхало что-то безбрежное, а он стоял на коленях перед Анной. Ее, озаренный тихим лазурным светом лик, воплотил в себе все самое прекрасное, к чему стремился Человек.
   И Нежность, и Вечная Материнская Любовь жили в ее лике.
   Творимир смотрел на нее, и счастливо улыбался.
   А потом он спросил:
   - Скажи - это навсегда, или же - это только видение моего затухающего разума? Пройдет ли еще немного времени, и все погрузиться в ничто; или...
   Он не договорил, вздохнул.
   А она ему ничего не ответила.

КОНЕЦ.
9.04.01