<<Назад
   
ТЁМНЫЙ ОКЕАН

   

ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Едва приметная дымка силового поля ненадёжно защищала их от огненных ужасов Ио и от радиации Юпитера. Они скрывались в пещере, на краю огненного плато. В нескольких километрах неустанно работал, выбрасывая потоки лавы и раскалённых газов, один из многих вулканов.
   А всё небо заполонял Юпитер. С такого расстояния хорошо видны были вихри, бушевавшие в его неистовой атмосфере и Красное пятно, которое, как говорили, в четыре раза превышало по размерам Землю.
    И из этой ядовитой Юпитерианской атмосферы, из газовых вихрей недавно вернулся один из двоих, прятавшихся в пещере. Его звали Константином, и по земным законам, он был преступником. Воровал в атмосфере Юпитера то, что принадлежало правительствам нескольких стран. Делал он это не один, а с помощью своей подруги Силены, которая сейчас стояла рядом с ним, и смотрела, как робот выгружал из корабля осколок. Делал вынуждено, потому что иначе его голова взорвалась бы на тысячу осколков. Но об этом позже...
   Это был пятый, выловленный ими в атмосфере Юпитера осколок, и они надеялись, что, продав его, они, наконец-то рассчитаются с долгом и даже кое-что себе оставят.
   Осколок источал синий свет, и был неправильный формы. Размером - около трёх метров, а весил - всего два килограмма. Тем ни менее, он был прочнее всех сплавов известных на Земле, и учёные до сих пор не сумели продублировать его состав.
   Высокая, белокурая Силена спросила, указывая на осколок:
   - Как думаешь, из какой части ИХ корабля это?
   Константин выглядел усталым. Глаза его были воспалены, а щёки, казалось, ввалились ещё больше обычного.
   Ответил:
   - А чёрт его знает. Только бы Тхорт согласился на сумму...
   - Ты знаешь: мне всегда было интересно, остался ли там, - Силена махнула туда, где должен был быть Юпитер, - ...кто-нибудь из ИХ экипажа.
   - Нет, конечно... Их давно разметало на атомы.
   - Но ведь фрагменты корабля остались.
   - Вот именно: только фрагменты... И вообще - не факт, что там изначально был кто-то живой. Может, это разведывательный зонд...
   - Через чур большой для разведывательного зонда. Найдено уже так много этих осколков, и, я уверена...
   - Ты ещё начни пересказывать учёные статьи... Мне то плевать, что это было: зонд или корабль. Мне бы только вырваться отсюда и забыть обо всех этих ужасах...
   - Я тебя понимаю. Я тоже устала. Чувствую себя плохо. Быть может, мы защищены здесь не от всего...
   - Конечно, не от всего! Например, от ищеек не защищены.
   - Про ищеек я помню. Я про Юпитер. И вообще... может, и от осколков этих какое-нибудь излучение вредное идёт...
   Тут компьютер возвестил:
   - Тхорт на связи...
   - Включай, - вздохнул Константин.
   Появилось посредственное изображение Тхорта. Ведь приходилось пользоваться секретным (и дорогим) каналом, сигналы которого пока не могли перехватить ищейки.
   Так как большая часть здешнего оборудования принадлежала именно Тхоту, распоряжений Константина на включение не требовалось. Тхорт уже успел осмотреть и оценить новый осколок.
   Но так как Тхорт отдыхал на своей роскошной вилле на Марсе, то сигнал к нему и от него шёл несколько минут (расстояние в сотни миллионов километров - всё же не шутка).
   И Тхорт уже принял решение:
   - Пять тысяч, Константин.... Пятьдесят тысяч...
   - Но ведь...
   Самодовольное, холёное лицо Тхорта расплылось в широкой улыбке:
   - Знаю, будешь возмущаться. Кричать, что - минимум сто тысяч. Но - нет. Ты знаешь, я своих решений не меняю. Списываю пятьдесят тысяч с твоего долга. Итого с тебя - ещё один и последний спуск в Юпитер. Можешь и Силену свою туда послать. Но ещё один осколок ты для меня добудешь. Принесёшь такого же размера - дам за него семьдесят тысяч. Итого - отдашь долг и с двадцатью тысячами останешься. Как раз то, что надо, чтобы начать новую жизнь законопослушного гражданина. Ну всё. Жду хороших новостей.
    И Тхорт отключил связь.
   
   * * *
   
    - Вот ведь гад! - выругался Константин. - Знает, что за один этот осколок получит не менее пятисот тысяч...
    - Тише, Константин. Ведь Тхорт может услышать...
    - Ну и пусть слушает! Пусть у него уши отсохнут!
    - Всё же мы в его власти...
    - Да. Я понимаю. Извини... Тебе так тяжело...
    Константин обнял Силену, поцеловал её сначала в щёку, потом - в губы. Повторил:
    - Извини. Я не должен был кричать. Ты ведь ещё раньше могла бросить меня, но не бросила. Осталась здесь, в этом пекле.
    - Не могла я тебя бросить, Константин, потому что люблю тебя. И я понимаю, почему ты ругаешься: устал, работёнка здесь очень нервная. Юпитер грозит смертью, а ещё эти ищейки, будь они неладны...
    - Ничего, Силена. Я справлюсь. Уже настроился, что придётся ещё один раз слетать туда. А потом - свобода.
    - Полечу я.
    - Нет, Силена.
    - Двадцать раз летал ты, девятнадцать - я. Моя очередь.
    - Силена, я не позволю тебе больше туда соваться. Я тебя втянул в эту историю, и не прощу себе, если ты погибнешь.
    - А если погибнешь ты? Как быть мне? Скажи?..
    Силена прижалась к нему и, заглядывая в глаза, ждала ответа. Он ответил:
    - Я всё же лучший пилот, чем ты... И я не позволю тебе рисковать. Если любишь меня, поймёшь...
    - Константин... господи... когда это закончится?
    - Завтра, Силена. Сегодня - отдыхаем. Завтра я лечу. Добуду осколок...
    - Почему уверен, что добудешь? Не каждый раз получается...
    - Я буду стараться.
    - Как будто это только от тебя зависит.
    - Понимаю: больше - от удачи. Но я верю: должно нам повезти.
    - Ладно. Как скажешь. А сейчас - отдыхать. Я приготовила грибной суп... Конечно, не из натуральных грибов, а заменителей, но я старалась. Знала, что ты такой любишь...
    И вновь Константин обнимал и целовал Силену. Казалось: не сможет без неё прожить.
    А им предстояла разлука.
   
   * * *
   
    Быстро промелькнули часы, в которые Константин и Силена были вместе. И вот уже попрощались. Константин летел к Юпитеру.
    Летел в кораблике, класса "Вепрь-сборщик". Кораблик этот: маленький, юркий, но с мощным гидравлическим хватом, который, если нужно, выдвигался из его корпуса. "Вепрь" был несколько модифицирован умельцами, работавшими на Тхорта. Корпус его и многие детали покрывал специальный состав, который делал "Вепря" менее заметным для ищеек правительства. Но всё же заметить могли. И тогда - если догонят и схватят, штрафом не отделаешься (да и платить было нечем), а три года тюрьмы - это минимум, что грозило.
    От Ио до Юпитера - 420 тысяч километров, и это расстояние "Вепрь" преодолевал за пять часов. А Константин вспоминал прошлое...
    Родился он на Земле, в России, но образование закончил в одном из Лондонских университетов. Оказалось, что программирование новых роботов-погрузчиков - это не его призвание, хотя диплом был именно по этой специальности.
    Константин жаждал полётов. И не на реалистичных компьютерных симуляторах, где воспроизводилось почти всё - только настоящие полёты, настоящая жизнь, а не её копия влекли его.
   Константин кое-как, с большим трудом скопил на свой первый, одноместный кораблик. С ещё большим трудом получил права на пилотирование. Первый полёт к Луне был восхитительным по впечатлениям, но занял целые сутки...
   Чтобы купить новый корабль Константин три года напряжённо работал, копил, недоедал. Тогда же он познакомился с Силеной. Она была девушкой непритязательной и романтичной. Загадки космоса увлекали её больше, чем создание уютного семейного гнёздышка. И она полюбила Константина за его отрешённость, загадочность, за стремление к некоей тогда ещё не совсем понятной цели...
   После того как был куплен новый и весьма хороший корабль - цель появилась. Участие в Марсианских гонках. Гонки проводились в Марсианских каньонах и делились на официальные и неофициальные. Официальные - транслировались по видеоканалам, и включали в себя много ограничений, в том числе - ограничение на скорость. Неофициальные почти ничем не ограничивались, и пилоты мчались на запредельных скоростях, порой врезаясь в рыжие стены каньонов, погибали...
   Официальные - устаивало правительство некоторых стран, неофициальные - мафия. Богатые люди делали ставки; наблюдая за происходящим и со стороны, и через камеры, установленные в кабинах пилотов.
   Если официальные гонки воспринимались людьми как почти безобидный футбол, то неофициальные - как бои гладиаторов со смертельным исходом. И от этого закипала кровь богатеев, они чувствовали возбуждение... Больные, всем пресытившиеся - они жаждали чувствовать смерть. Но не свою, а чужую, и на расстоянии. Некоторые тратили в этих играх целые состояния. А мафии это было выгодно. Мафия отстёгивала кое-кому деньги, и чиновники закрывали глаза на неофициальные гонки.
   Константин решил участвовать в неофициальных гонках не потому, что он жаждал смертельной опасности. Ведь рядом с Силеной он научился ценить жизнь. Согласился он на это из корыстной цели - хотелось получить больше денег, да и к тому же - попасть в неофициальную гонку было легче. Такие новички воспринимались там как пушечное мясо, на их победу никто и не ставил...
   А Константин упорно тренировался полгода. Несколько раз чуть не разбился. Не задумывался, что его победа никому не нужна...
   И вот настал день гонок. Новичков удостоил своим вниманием сам Тхорт. Вышел к ним, оглядел. Остановился перед Константином и, глядя на него, сказал:
   - Кое-кто из вас погибнет, но пришедшие не последними получат неплохой куш. Так что - рвитесь вперёд. Конечно, шансов вырваться в первую десятку у вас нет. Но если каким-то чудом кто-то из вас приблизиться к лидерам... в общем - притормозите. Здесь неожиданностей не нужно. Каждый знает своё место. Всё ясно?
   Константин кивнул. Он просто хотел получить деньги...
   В помещении, в котором гонщики готовились к старту, было душно. И кто-то поднёс Константину прохладительный напиток - он выпил.
   Как потом оказалось, в напиток был подмешен наркотик. А почему поднесли именно Константину? Значит, не один Тхорт заметил, что у него есть задатки выдающегося пилота и надо только это подстегнуть, пусть и нечестным способом.
   Сознание Константина кипело. Он летел на запредельной скорости. По его вине два корабля столкнулись и взорвались. Он сам несколько раз едва не погиб, но не чувствовал опасности, не боялся, ни о чём не думал, кроме того, что надо лететь быстрее и быстрее...
   Он пришёл к финишу третьим и помчался дальше, в открытый космос. Летел уже без сознания, пока в корабле не закончилось топливо.
   Его подобрали и доставили к Тхорту. Силена уже была там...
   - Ты просто дурак, но при этом - талантливый пилот...- сказал Тхорт Константину. - Теперь в твой мозг вживлен чип - нажму кнопочку и ба-а-ах! Головушка разлетится... Отправляю тебя к Юпитеру. Слыхал об осколках? Ну вот - на триста тысяч мне их натаскаешь, и можешь быть свободен. И помаши ручкой тому, кто тебе наркотик подсунул...
   Тхорт указал на аквариум, где в особой жидкости плавали несколько отрезанных, но живых голов.
   Видя, как содрогнулись Константин и Силена, Тхорт усмехнулся и произнёс:
   - С врагами я могу быть жестоким. Но я и милостив и щедр. Ты, красавица, можешь остаться здесь, и тебе ни в чём не будет отказа...
   Тхорт шагнул к Силене, а она бросилась к Константину, крепко обняла его. Сказала:
   - Везде буду с тобой. Даже в самом страшном месте...
   - О-о, любовь до гроба! Романтическая любовь! - рассмеялся Тхорт, но в его смехе слышалась и печаль. - Ну что ж - отправляйтесь вдвоём на Ио...
   
   * * *
   
   Конечно, Константин знал об осколках, найденных на Юпитере. Даже люди, не увлечённые космосом, слышали об этих остатках инопланетного корабля.
   Когда и от чего погиб корабль пришельцев, откуда он прилетел - об этом спорили учёные. Но, судя по всему, корабль был огромным, и какая-то сила разметала его на мириады частей. Эти осколки плавали в ледяном газе, метались в бешеных вихрях, то всплывали, то погружались на сотни километров...
   Найти их наудачу было гораздо сложнее, чем самую малую иголку в самом большом стоге сена - почти невозможно... Помогало излучение осколков. Приборы могли уловить такое излучение за сотни километров, но часто сигналы были неясными, а осколки уносились в стремительных ураганах Юпитера. Погоня за ними превращалась в смертельно опасный аттракцион.
   Мало того, что смертью грозил Юпитер, так ещё и все официальные власти строго запрещали любителям собирать части корабля пришельцев. Каждый осколок был военной и государственной собственностью и тайной, пойманные осколки увозили в секретные лаборатории, и там уже решалось - какие результаты исследований публиковать, а какие - помещать в раздел "совершенно секретно".
   Множество кораблей-ищеек патрулировало возле Юпитера, и, если бы у Тхорта не было человека, который информировал, когда образуется окно и можно лететь, то шансов у Константина почти не было бы. Да и так - приходилось рассчитывать на удачу, потому что ищейки не всегда летали по расписанию, а иногда меняли свои маршруты.
   В прошлый раз Константина едва не поймали, и только опаснейший манёвр у Красного пятна спас его от преследователей. Оставалась угроза, что за Ио теперь внимательнее следили...
    Говорили, что обшивка корабля защищает от сильной радиации Юпитера, но Константин знал и чувствовал - газовый гигант источал и другие излучения. В прежде здоровом теле Константина что-то разрушилось, рвалось, иногда он испытывал головокружение, иногда сердце отдавало болью.
   Но Константин больше волновался за Силену. Ведь это из-за него она здесь. Такая романтичная, искренняя, любящая. Но ведь и с её телом происходит та же беда! Она может умереть, из-за него. И Константин решил не возвращаться, пока не найдёт этот последний осколок. Как бы ему ни было тяжело, как бы он ни устал...
   
   * * *
   
   До верхних облаков Юпитера оставалась несколько километров. Здесь включились тормозные двигатели, так как врезаться на космической скорости, хоть в жидкую, но всё же оболочку планеты - это была верная гибель.
   Теперь, куда ни глянь, простиралась атмосфера, такая непохожая на земную: грозная, смертоносная, даже страшная и в тоже время - красивая. Здесь не было спокойствия, всё изменялось в неустанном, титаническом движении. Из глубин на десятки и сотни метров вздымались водородные, гелиевые и метановые облака; они бурлили, завихрялись и вдруг разрывались воронками, уводящими в бездну. В глубинах воронок сверкали, змеями переплетались молнии, высвечивали неистово перемешивающиеся газы...
   Константин направил "Вепрь" к алым отрогам, которые возвышались над атмосферой на несколько километров, но тоже менялись, так как были газовыми. То был край Большого Красного пятна - вихря по размерам большего, чем вся планета Земля. Считалось, что в самом Красном пятне летать опаснее, чем в других областях Юпитера: там чаще ломалось корабельное оборудование, вихри были более сильными, течения газов - более стремительными и неожиданными. Но по статистке там чаще попадались осколки...
   Константин повернул голову, ища глазами Ио. И увидел - маленькую крапинку уходящую за горизонт Юпитера. Из-за того, что Ио скрывалась за планетой, Константин не мог говорить с Силеной. Да и если бы она висела прямо над ним - всё равно не мог бы, потому что разговор могли перехватить ищейки...
   Стоило вспомнить о них, и тут же бесполый голос корабельного компьютера доложил:
   - Засечён корабль класса "Метеор- 5".
   - Один из лучших у них, - раздражённо проговорил Константин, так как "Метеор-5" только недавно поступил к ищейкам и ускользнуть от него на даже модифицированном "Вепре" было почти невозможно. - Только бы не засёк...
   И направил корабль ниже...
   Компьютер доложил бесстрастно:
   - "Метеор-5" движется к нам.
   - Чёрт! - рявкнул Константин.
   - Установлен визуальный контакт...
   На мониторе появилось изображение "Метеора-5": корабль всего лишь раза в два больший, чем "Вепрь", но с мощным вооружением. Такой, если преступник пытался скрыться, мог открыть огонь на поражение.
   Константин решительно направил "Вепря" вниз, в гущу юпитерианских облаков.
   Ворвался в сверкающую алыми блёсками толщу. Почувствовал, как тряхнуло "Вепрь", и загорелись предупреждающие об опасности перегрузок индикаторы. Но это было только началом, а впереди ждали ещё большие испытания.
   "Вепрь" впился глубже, в газовые облака Юпитера, которые становились более плотными, тёплыми, а потом - и горячими. Но и здесь движение газов было таким же стремительным, как и на поверхности.
   - "Метеор-5" вошёл в верхние слои атмосферы, - информировал компьютер.
   - А-а! Уже! Проворный какой, гад! - прохрипел Константин, и направил "Вепрь" прямо вниз.
   Прожекторы высвечивали стремительный калейдоскоп газовых красок, хаотическое завихрение потоков. "Вепрь" трясся всё сильнее, датчики показывали стремительно нарастающее давление, компьютер предупреждал:
   - Опасно. Рекомендую: снизить скорость. Вероятность поломки более пятидесяти процентов...
   - Заткнись! - потребовал Константин, а через несколько секунд, спросил. - Где "Метеор"?
   - Продолжает преследование. За последнюю минуту расстояние сократилось на тридцать пять процентов...
   - Отключить все системы! Двигатели! Всё! Отключись сам! - крикнул Константин.
   - Предупреждаю...
   - ОТКЛЮЧАЙСЯ!!
   
   * * *
   
    И стало темно...
    Невидимый газовый вихрь ударил "Вепря", перевернул, бросил в сторону, вниз, вверх, закрутил, а через мгновенье с бешеной силой метнул в бездну Юпитера.
    Константин, хоть и пристёгнутый ремнями, чувствовал тошноту, болела голова, болело тело...
    А замысел его был сколь прост, столь и опасен. Ведь "Метеор-5" мог засечь его только по излучению работающих двигателей и электроники "Вепря". Выключить всё это, значит - надеть шапку-невидимку. Но и опасность гибели возрастала. Отключённый корабль никак не мог отреагировать на приближающуюся опасность...
    Тьма начала наливаться синим сиянием, а потом - полыхнуло. Слепящая, многокилометровая ветвь молнии прорезала газовую толщу, но не исчезла сразу, как исчезают земные молнии. Она изгибалась исполинским змеем. Из змея вырывались новые отростки, соприкасались, разрывались белыми шарами...
    Электрический шар раза в три больший чем "Вепрь" нёсся прямо на кораблик. Он похож был на медузу с миллионами ярких игл, прикосновение которых сулило гибель.
    Холодный пот выступил на лбу Константина. Он глубоко вздохнул и поперхнулся, пальцы его сжались в кулак.
   "Включить "Вепря"? Для этого это надо всего лишь нажать на кнопку. Только - быстрее!"
   Взгляд Константина метнулся вверх. Не унимающаяся молния-исполин высвечивала не только стремительно нёсшиеся, переплетающиеся газовые облака. Благодаря её сиянию, Константин увидел и "Метеор-5". Чем-то похожий на хищного ястреба корабль завис на самом приделе видимости. Он не скрывался: работали, выплёскивая синеватые дуги, его двигатели. Но "Метеор-5" завис на месте - значит уловка Константина сработала. Ищейки потеряли "Вепря" со своих датчиков и теперь, возможно, высматривали его глазами. Заметят или не заметят? В одном Константин был уверен - если он включит двигатели, то они тут же рванутся к нему, и погоня закончится быстро и бесславно...
   Электрические шары стремительно разносились в стороны от центральной молнии, но тот ощетинившийся шар, который нёсся на "Вепря", замедлился. Что было тому причиной? Движение газов, переплетение невидимых энергетических полей?.. Константин этого не знал, но пока что это его спасало. Пока что...
   "Вепрь" тоже замедлился, а потом неожиданно резко крутанул в сторону. Одно из электрических щупалец полоснуло по экрану. Константин услышал сильное шипение, потом была такая яркая вспышка, что он ослеп.
   Быть может, снаружи бушевали молнии; быть может, очередной разряд должен был разорвать "Вепря" на части, но Константин ничего не видел. Тряска и кручение ещё усилились. Тело дрожало от перегрузок, хотелось кричать и... Константин закричал!
   Уж что-что, а его крик в этом аду никто не должен был услышать...
   
   * * *
   
   Возможно, на какое-то время он потерял сознание.
   Но теперь, приподняв голову, он понял, что снова может видеть. Тело ещё болело, но что это значило перед радостью оттого, что он ещё жив и зряч!
   На обзорном экране запечатлелась чёрная полоса от прикосновения электрического щупальца, но также видны были и многочисленные оттенки красного цвета: алые, багровые, кровавые, багряные... Газовые штрихи перемешивались, скрывали какие-либо далёкие детали, но всё же Константин догадался, что его занесло в Большое Красное Пятно.
   Пришло время ещё раз рискнуть. Если "Метеор-5" в радиусе пяти тысяч километров, то сразу засечёт его.
   И всё же Константин нажал на кнопку. На контрольной панели загорелись датчики. Компьютерный голос бесстрастно доложил:
   - Корабль получил повреждения. Рекомендация: вернуться на Ио.
   - Где "Метеор"?
   - Не могу определить.
   - Хорошо. Возможно, и он не может нас засечь. Продолжаем поиск...
   - Опасность. Системы защиты повреждены. При попадании в сильный вихрь обшивка может не выдержать...
   Константин подумал: "Десять минут... только десять минут. Если за это время не удастся засечь осколок, то возвращаюсь".
   Пошла восьмая минута поисков и компьютер возвестил:
   - Засечён осколок.
   - Быстрее, к нему!
   Когда "Вепрь", преодолевая сопротивление газовых потоков, рванулся в нужном направлении, раздался треск. На секунду датчики померкли, а на вопрос Константина "В чём дело?" - звучало только шипение.
   Но вот снова заговорил компьютер:
   - Обшивка повреждена. Настоятельно рекомендую возвратиться.
   - Осколок должен быть где-то поблизости. Ищи его! - упрямо приказал Константин.
   Ещё несколько напряжённых минут прошли в поисках. "Вепрь" немилосердно трясло. Иногда вновь раздавалось шипение, освещение пропадало, потом - возрождалось.
   Константин сильно побледнел. Он спрашивал:
   - Ну что - засёк?.. Где он?
   Компьютер шипел, трещал и иногда отвечал:
   - Сигналы неточные... Осколок перемещается... Возможно, повреждены системы обнаружения и захвата...
   - Но ведь он рядом! - крикнул Константин. - Если улечу сейчас, то ещё неизвестно, когда вернусь... Так что - ищи, чёрт тебя побери!..
   И впервые за все эти мучительные минуты, посмотрел на свои руки. Они дрожали, и Константин никак не мог унять эту дрожь. "Плохо дело" - подумал он. - "Расшатанные нервы для профессионального пилота, даже в самых экстремальных ситуациях - недопустимы... Или дело не только в нервах? Когда кругом столько опасных излучений, а системы защиты работают со сбоями - что с моим организмом? Может, я уже нежилец?.."
   Так, с непроходящим напряжением глядел он на свои пальцы. Всё пытался унять дрожь и пропустил тот момент, когда в буйстве оттенков красного появилось новое синеватое свечение.
   Но вот этот, ставший сильным синий свет перелился и на его пальцы.
   Константин поднял голову и увидел.
   
   * * *
   
    Это был самый крупный из всех осколков найденных Константином. Более того, это был самый крупный из всех осколков, найденных землянами. Константин мог хорошо его разглядеть, потому что осколок нёсся в том же газовом потоке, что и "Вепрь".
   -
    Неправильной формы, с выпирающими, острыми кусками разорванной оболочки - осколок был почти такого же размера что и "Вепрь".
    Забыв о смертельной опасности, Константин весь вытянулся к обзорному экрану, жадно разглядывая находку. И Константин думал: "Отдать это Тхорту?.. А он наживётся больше, чем на всех Марсианских гонках за последнее десятилетие. Оставить осколок себе и сбежать? Но ведь у меня в голове капсула. Сам её извлечь не смогу, а стоит только Тхорту нажать кнопку, и всё - череп на куски... Отрезать часть осколка? Припрятать, чтобы потом продать и разбогатеть? Но как отрезать? Это же крепчайший сплав..."
    Это беспокойное течение мыслей прервалось порывистым: "Вот!". Причём Константин даже не знал: выкрикнул ли он это "Вот!" - или только подумал...
    Осколок повернулся к "Вепрю" так, что стала видна его внутренняя, прикрытая обрывками оболочки часть. Там, накрепко вмороженный в синеющую поверхность, находился пришелец.
    Кого находили люди за пределами Земли? Примитивные формы жизни: на Марсе, на Европе, на Титане...
   В осколке находился трёхметровый гигант, конечно - недвижимый; конечно - насквозь промёрзший. Но ведь когда-то он двигался, думал, создавал... Тело гиганта было полупрозрачным, и синеватый свет проходил сквозь него, высвечивая более тёмные органы. Высокий, конический формы лоб, четыре, расположенные по окружности головы глаза; а вот носа и ушей не было видно. Что касается рта, то он находился где-то на стыке головы и туловища, шея же отсутствовала. У существа было четыре руки и четыре ноги, (а каких-либо половых признаков Константин не заметил)...
   - Давай, хватай его! - скомандовал Константин.
   "Вепрь" издал непонятный механический стон. Из его борта выдвинулся хват, потянулся к осколку и замер на полпути.
   - Быстрее же! - крикнул Константин, когда увидел, что газовый поток начинает относить осколок от "Вепря".
   Но корабль его не слушался, и Константин включил ручное управление хватом. Теперь его рука находилась в специальной перчатке, которая должна была передавать движения.
   Хват то двигался, то замирал.
    - Что происходит? - спросил Константин. - Отчёт - немедленно!
   Сквозь шипение с трудом прорезался голос:
   - Система жизнезащиты повреждена. Повреждены двигатели и гидравлические системы. Рекомендация: покинуть атмосферу Юпитера.
   - Хватай же его, и полетели! - крикнул Константин.
   Он сильно дёрнул рукой в перчатке. В этот раз хват тоже дёрнулся, ударил по осколку - оттолкнул его в сторону, в другой газовый поток, уходящий в недра Юпитера. Ещё мгновенье и его не стало видно!
   Но в Константине проснулись его лучшие навыки пилота. Как будто он снова участвовал в Марсианских гонках. Усилием воли ему удалось побороть дрожь в руках. И здесь и там всё решали придельная собранность, молниеносная реакция, ну и удача...
   Раз нельзя было положиться на электронику "Вепря", Константин управлял им вручную. Двигатели были включены на полную мощность, и корабль, сильно дёргаясь, скрежеща и предупреждая о скорой гибели, нёсся за осколком.
   Вот он! Ярко- синеющий, стремительно вращающийся. Вновь Константин тянулся к нему хватом...
   Почти уже дотронулся.
   И тут перед "Вепрем" распахнулась воронка. Нескольких километров в диаметре, наполненная сильно разряженным газом, она была перечерчена молниями, и уходила на сотни километров вниз. И осколок падал в эту бездну!
   "Вепрь" нёсся за осколком! Безумный азарт охватил Константин. Он понимал, что вряд ли ему удастся остаться в живых, но не мог, не хотел останавливаться.
   Хват схватил осколок, и одновременно с этим молния ударила прямо в обзорный экран. Вслед за яркой вспышкой нахлынула тьма.


   (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)