<<Назад
   
Многомирье: Центр

Глава 1
   "Бадж"
        Бадж был маленьким, ничем особо не примечательным миром, в трёхстах пятидесяти километрах от тёмной стороны Нокта. Бадж - тридцатикилометровый шарик, а Нокт - восьмисоткилометровый гигант - крупнейший мир в обозримом пространстве.
    Хотя сколько было их, этих миров? Даже невооружённый глаз замечал десятки, а уж если взглянуть в средней мощности телескоп, то виднелись уже сотни и даже тысячи миров. Все они висели в одном ярком, лазурном океане воздуха, и все оставались недостижимыми для простых жителей Баджа.
    А ведь они уже знали, что перелёты с мира на мир возможны, что для этих целей используют аэроциклы. Но до недавних пор Бадж был совсем не развитым миром, обитатели его из поколения в поколения занимались сельским хозяйством, а о дальних мирах мечтали только немногие из них. Может, кто-нибудь уже и додумался так улететь. И улетел, только другие не знали об этом...
    Только с недавних пор Ноктское правительство начало проводить новую политику: иные миры активно исследовались, а затем использовались - естественно с выгодой для могучего, технически развитого Нокта.
    Для Баджа Ноктская интервенция началась тихо, мирно, и даже приятно. Стали появляться подарки. Их находили на крылечках одноэтажных домишек, и даже на крыльце самого высокого на Бадже двухэтажного "дворца" местного правителя Загогора 197.
    Подарки - это вкусные продукты, игрушки для детей, инструменты для работы мужчин, и красивые наряды для женщин. Жителям Баджа казалось, что все эти предметы восхитительны и даже предположить не могли, что это Ноктский ширпотреб, - и в целом все эти подарки - только реклама крупнейших Ноктских производителей.
    А потом появились и гости - люди очень радушные, улыбчивые, источающие тонкий, притягивающий аромат духов и одеколонов. Никогда прежде на Бадж не прилетали гости из иных миров (а если и прилетали, то слишком давно и никто об этом не помнил). Но разве же можно было воспринимать этих расчудесных гостей настороженно и уж тем более - враждебно? Тем более, что гости привезли с собой целые корзины подарков, к которым так привыкли жители Баджа.
    Гости поселились во "дворце" правителя Загогора 197, и прожили в нём ровно два дня. За это время они заключили с правителем договор, которым Загогор остался очень доволен. Ведь и прежде определённый процент от всех торговых сделок на Бадже перетекал в закрома Загогора, а тут гости предложили открыть несколько магазинчиков, торгующих Ноктскими товарами, к которым так уже привыкли жители Баджа.
    Затем люди эти пошли по селениям, расхваливая, как старые, так и новые, ещё неизвестные этим простым людям товары. Эффект был заранее просчитан - ведь на Нокте хватало специалистов, которые только и занимались тем, что просчитывали, просчитывали и... редко ошибались.
    Люди, так наивно влюблённые в эти, по большей части ненужные им товары, влюблялись в них ещё больше. Ведь рекламировали их прекрасные, благоухающие существа, сошедшие к ним несомненно, из лучшего мира. И люди с радостью соглашались брать эти товары в кредит. На всём Бадже не нашлось ни одной семьи, которые не приобрела бы в кредит хотя бы что-нибудь из Ноктских товаров. А многие набирали себе столько, что им пришлось бы работать многие годы (естественно, с учётом набегающих процентов).
    На Бадже ввели Ноктские деньги - эзкудо. Теперь жители Баджа работали на полях и в садах вдвое больше прежнего, а из полученных за свою работу эзкудо половину отдавали за кредит. Но то ещё только начало. Помимо Ноктских магазинчиков, открылись ещё и Ноктские заводики - маленькие, но нещадно дымящие и ухудшающие здоровье баджцев. Тем ни менее, на заводиках платили побольше, чем за работу на полях, так что многие баджцы шли именно туда. Только вот беда - сколько они ни работали, а долги их только увеличивались. Приобретение одного товара влекло за собой покупку следующего, ведь от того, к чему привыкаешь, так сложно отказаться, а тут ещё и реклама неустанно работала. Тот кто не приобретал Ноктских товаров, чувствовал себя неполноценным, чуть ли ни изгоем, и в конечном итоге вынужден был идти в магазинчик.
    И, наконец, на Бадже открылся развлекательный комплекс. Конечно, "комплекс" через чур громкое слово для двухэтажного, сверкающего разноцветными огнями дома, но всё же размерами он превосходил даже "дворец" Загогора 197.
    А Загогор 197 вовсе не ревновал к размерам, ведь и выделенный ему незначительный процент от прибыли этого заведения превосходил всё, о чём он мог мечтать прежде. Он и без того уже стал значительно богаче 196-ти своих предшественников.
   В "развлекательном комплексе" был и игровой зал, где баджцы кое-что выигрывали, но значительно больше проигрывали, и несколько новых, особенно дорогих и манящих магазинчиков, и зальца с аттракционами, и, наконец, - кинотеатр.
    Вот кино воспринималось баджцами как настоящее чудо. Десятки раз они готовы были ходить на одни и те же фильмы, ахая при спецэффектах, рыдая, или закрывая глаза, когда любимому супергерою грозила опасность, а потом радостно смеяться и поздравлять друг друга при счастливом финале.
    Эти разрекламированные Ноктские фильмы были глупыми фильмами... такими же как жизнь баджцев, но в отличии от их жизни - более красочными, насыщенными, счастливыми, вот поэтому и тратили баджцы столько денег на кино, и залезали во всё новые и новые долги.
   
   * * *
   
    Задние двери развлекательного комплекса распахнулись, и из них повалила возбуждённо бурлящая, счастливая толпа баджцев. То и дело слышались имена любимых актёров и героев. Актёрами были Мэрианна Ангел и Стиг Лучий; героями, которых они играли - Мэрианна Нэж и Эван. И Мэрианна Нэж и Ангел существовали в реальности (хотя Нэж пропала при полёте к скорлупе мирозданья), у них была своя яркая, необычная, но резко отличающаяся от показанного в фильме жизнь. И всё же жители Баджа, также как и жители Нокта, также как и жители уже значительного числа миров, где распространялась Ноктская продукция, воспринимали героев именно такими, какими им показывали в фильмах и в комиксах...
    Рука об руку из кино шли юноша и девушка. Им было по девятнадцать лет, юношу звали Дэклом Водом, а девушку - Аннэей Вэгз. Девушка - миловидная, с розовыми щеками, вся пышущая здоровьем, с сияющими глазами, говорила возбуждённо:
    - Но как прекрасна Мэрианна Ангел! Как она играет! Она - божество для меня, и как бы мне хотелось хоть немного приблизится к той жизни, которую она ведёт.
    Юноша - хмурый, остроносый, слегка сутулый, но привыкший к тяжёлому труду на поле и от этого здоровый, жилистый, со сосредоточенными, готовыми вспыхнуть вдохновеньем глазами, с короткими волосами пшеничного цвета, и с небольшой бородкой, одетый гораздо скромнее девушки - пробурчал своим по обыкновению негромким голосом:
    - И что ты там станешь делать?
    - Ах, а ты будто не знаешь? Я стану актрисой!
    - Ну, как говорится: мечтать не вредно.
    - Будешь так ругаться, я обижусь и уйду от тебя. Или ты не знаешь, что у меня талант актрисы? Как я изображала для тебя всякие сценки из фильмов с ЕЁ участием, и как ты мне хлопал! Или забыл об этом?..
    - Нет. Не забыл.
    - Так какие же сомнения? Или ты не искренне хлопал? Или я сама не видела, как горели твои глаза, как каждым своим словом, каждым движеньем ты выражал искреннее восхищение мною?
    - Аннэя, я был искренен и тогда, и всегда при общении с тобой. Жаль, что я не умею обманывать тебя. А то бы сказал, что у тебя нет актёрского таланта и, стало быть, нечего тебе стремиться на Нокт...
    - Но зачем бы ты стал обманывать меня? Если бы тебе даже удалось - ты бы только очень огорчил меня. А разве ты мне желаешь зла?
    - Милая Аннэя, ведь ты знаешь, что я желаю тебе только хорошего, и именно поэтому хочу предостеречь от этого стремления попасть на Нокт и стать киноактрисой.
    - По-твоему, это очень сложно?
    - А ты разве не знаешь, что за визу на Нокт просят сто тысяч эзкудо, а с нашим заработком и с долгами наших родителей надо всю жизнь вкалывать, чтобы собрать только половину этой суммы. Из всех баджцев до сего дня на Нокте побывал только Загогор 197, да члены его семьи. Правда, семья у него большая и родственников хватает, но для всех остальных, кто не получает процент с наших кровных, путь туда заказан.
    - Но если работать не жалея себя, можно скопить хотя бы половину этой суммы. А остальное взять в кредит.
    - Будто ты не знаешь, что на визу они кредита не дают. Гости с иных миров для них нежелательны; опасаются, наверное, что мы привезём какую-нибудь заразу. И потом, если случится чудо, и ты попадёшь туда, что думаешь там найти? Так сразу и возьмут тебя в актрисы! Ха!.. Да - может, у тебя талант. Но киноактрис известных - по пальцам пересчитать, а на место каждой из них рвутся миллионы таких вот молодых, энергичных, не обделённых талантом.
    - Так уж и миллионы. На всем нашем Бадже тысяча человек проживает, а миллион - в тысячу раз больше.
    - А ты не сравнивай Нокт с Баджем.
    - Я и не сравниваю... А точнее, - всё же сравниваю, и поэтому так мечтаю попасть туда.
    - Нет там счастья. Много ненужной мишуры к нам оттуда пришло. И деньги - будь они неладны, эти деньги - сейчас все только и думают о деньгах. А счастливы только тогда, когда не живут своей жизнью, а забываются в Ноктских подделках.
    - Ты и фильмы Ноктские считаешь подделкой? Разве не восхитительны Эван и Мэрианна Нэж? Разве не хотел ты быть похожим на Стига Лучия, который с таким вдохновением играет Эвана? Разве не замирало у тебя сердце сегодня, когда из-за пределов мирозданья из этой дыры в скорлупе полезли щупальца, такие здоровые, что каждое из них могло бы обхватить и раздавить наш мир, как помидор...
    - Аннэя, но ведь я смотрю фильм "Эван и тьма извне" уже в третий раз. Мне хватило бы и одного раза, чтобы понять: Ноктская киноиндустрия опять не породила ничего, кроме суеты, которая отнюдь не добавляет в мир красоты. Но мог ли я отказать, когда ты с таким пылом завеешь на каждую премьеру, а потом - пересматриваешь эти фильмы вновь и вновь.
    - Ах вот как! Так, стало быть, тебе всё- таки не нравится Ноктский кинематограф?
    - В нём есть отдельные положительные моменты, например, - широкий размах. Но общее направление - не нравится. - Дэкл намеренно старался готовить сдержанно, без эмоций.
    А вот Аннэя Вэгз так и пылала эмоциями. Она высвободила своё запястье из ладони Дэкла и фыркнула:
    - Очень глупо так говорить! Ты видишь только плохое, а ведь сколько людей трудятся, чтобы создать это необычное, захватывающее зрелище! Тебе не нравится Нокт? Быть может, ты поклонник старого Баджа?
    - Нет, я не поклонник старого Баджа. Тогда поколения сменялись поколениями, текла ленивая, размеренная жизнь, и ничего хорошего не создавалось. Люди были привязаны к шарику, который можно обойти за сутки, и не знали, и не хотели знать, как устроено мирозданье. Нет - мне не нравится растительная жизнь. Но и сейчас баджцы привязаны к своему Баджу, и сейчас не хотят знать ничего, кроме примитивных Ноктских развлечений. Ах, ну да, - ведь эти развлечения помогают забыть о тяжёлых трудовых буднях, о зарабатывании гадких эзкудо на эти развлечения и товары, которыми нас пичкают, не оставляя нам никакого выбора.
    - Какой ты, всё-таки, сердитый, Дэкл!
    - А почему я должен быть радостным, улыбчивым, когда я жажду - именно жажду вырваться отсюда. Но не для того, чтобы помогать Ноктской промышленности, а чтобы узнать всё-всё, увидеть всю возможную красоту. Я хочу побывать в центре мирозданья, я хочу побывать у скорлупы и за скорлупой мирозданья.
    - Скажешь тоже - "за скорлупой". Ведь ты только что фильм посмотрел.
    - Ну и что же? Мало ли, что там показано?
    - Но ведь говорилось, что фильм основан на реальных событиях, и в нём показывается то, что видел Эван, когда его вынесло через дыру. Этот монстр, который полёз в нашу лазурную реальность - он хоть и огромный, а только частица тьмы и хаоса, которые царят за скорлупой.
    - Аннэя, я верю, что Эван совершил это путешествие, также был крейсер "Спаситель", и с опасностями Эвану довелось столкнуться , он и сражался, его и в дыру высасывало... Я верю всему этому, потому что смотрел интервью с ним по телевизору...
    - Да, да, я тоже смотрела! Разве же можно пропустить такое...
    - Ты обратила внимание на его глаза? Эти глаза не врали. Пусть он говорил то, что от него требовали на Нокте, заранее отрепетированное, выученное, лживое - об некой неопределённой опасности, которая ждёт нас за скорлупой мирозданья, ну и прочую чепуху в том же духе... Но его глаза не обманывали. В душе он не поддался Нокту, вот поэтому глаза говорили больше, чем рот. Там, за скорлупой, он увидел красоту. Что это такое, я не знаю, но к этому он теперь стремится.
    - Да, Дэкл, пожалуй, ты прав. Смотря то интервью, я подумала о том, о чём ты сейчас говоришь.
    - Вот! А восхищаешься Ноктским кино...
    - Восхищаюсь! Потому что это движение вперёд, развитие. Весь Нокт - это развитие, открытия в самых разных областях. Это лучше, чем старый Бадж. Без Ноктской науки Эван не добрался бы до скорлупы мирозданья, и ты не увидел бы его правдивых глаз по телевизору.
    Увлечённые этим разговором, Дэкл и Аннэйя и не заметили, как подошли к сумрачной стороне Баджа. Теперь перед ними простиралось погружённое в вечный сумрак поле. Блеклая, невысокая, похожая на призраков настоящих трав и цветов растительность робко выглядывала из почвы. За этим сумеречным полем начиналась уже тёмная сторона Баджа.
   Также как на светлую сторону всегда падало сияние лазурного неба, так тёмная половина никогда этого света не получала, и всегда представляла собой холодную, каменистую пустыню. Этим Бадж не отличался от миллиардов миров Многомирья.
    А с недавних пор на тёмной стороне Баджа дымил один из Ноктских заводиков. Хотя и Бадж и все остальные миры Многомирья висели в одной атмосфере - отравленный воздух не плыл к Нокту или же ещё куда-то, а оставался, привязанный тяготением, к этому тридцатикилометровому шарику. Баджцы замечали ухудшение своего воздуха, некоторые уже и кашляли. Кормились обещаниями Ноктских начальников, которые сулили очищающие воздух фильтры, но всё не привозили и не привозили.
    И когда, снова взявшиеся за руки Дэкл и Аннэя поднялись на вершину холма, отделяющего сумрак от тьмы, то увидели на фоне чёрных камней, чёрную же трубу, из которой поднималась струйка неприятного жёлтого дыма.
    Дэкл проговорил с гневом:
    - Посменно, без остановки работают. Всё гадят и гадят - отравляют и себя и окружающих. Ради того чтобы приобрести побольше шмоток, и в сотый раз посмотреть фильм!
    - Ну хватит ворчать! - взмолилась Аннэя.
    - Если бы я мог поменять язык на крылья, то с удовольствием совершил бы такую сделку, и улетел отсюда.
    - Кому нужна птица без голоса?
    - А какой птице нужен хозяин? Птице только свобода, только небо нужны.
    - Но и небу нужны птичьи голоса.
    - Скоро у нас все птицы перемрут из-за этих распроклятых заводов.
    - Хватит ругаться. Вот ты лучше скажи: знаешь ли легенду о Радужном камне?
    - Конечно знаю, мне её ещё бабушка рассказывала. Есть мол, на тёмной стороне Баджа такой волшебный камень, а возле него лежит молот. Вот если взять тот молот, да по камню ударить, то выскочит из него радуга. А радуга - это вроде такой цветной мост. И можно по этому мосту перебежать на такой мир, где всё хорошо и благостно, где люди не знают ни печалей, ни болезней. Только наказывала мне бабушка: не ищи радужный камень, потому что сторожат его злые духи, и разрывают на кусочки всякого, кто попытается к тому камню приблизиться... А я и не искал, потому что знал, что всё это - только сказки.
    - А давай сейчас поищем, - неожиданно предложила Аннэя.
    - Всё равно ничего не найдём.
    - Ну тогда хотя бы погуляем по тёмной стороне Баджа. Не так часто мы это делаем.
    И Дэкл согласился. Ведь он любил Аннэю Вэзг и готов был идти с ней куда угодно.
   
   
    
    Глава 2
   "Камень"
   
    На тёмной стороне Баджа, как и на тёмных сторонах иных миров было прохладно а иногда даже и холодно. Но если там, среди тёмных унылых камней идут двое молодых, если сердца их греет тёплая, чистая любовь, то что им этот холод? Они увлечены разговором, мечтают о будущем; они счастливы хотя бы тем, что рядом любимый человек, и это у них такие мгновенья жизни в которые не надо вспоминать прошлое, а которое самодастаточны сами по себе, и которые, быть может, потом придётся вспоминать с чуть заметной улыбкой и светлой печалью в глазах - вспоминать, как невозвратно ушедшее...
    В те мгновенья у них была конкретная цель - Радужный камень. В обычном состоянии, и даже при просмотре Ноктских фильмов, они не поверили бы, что этот камень не "бабушкина сказка", а реальность, но теперь, оказавшись наедине, в прохладном безмолвии, они верили в чудо. Дэкл Вод, правда, и теперь не признался бы, что верит в успех их поиска, а вот Аннэя Вэгз молвила:
    - Мы обязательно найдём этот волшебный камень и по радужному мосту перебежим на другой мир.
    - На Нокт? Прямиком в киностудию? - Дэкл хотел сказать это с сарказмом, но голос у него был светлым и вдохновенным, будто он говорил признание в любви.
    - Может, и на Нокт, а может и ещё куда- нибудь. Но там мы будем жить счастливо-счастливо, и делать добрые, прекрасные дела для всех людей.
    Дэкл рассмеялся:
    - Что смеёшься? - с лёгкой обидой спросила Аннэя Вэгз. - Или не веришь, что такое возможно?.. Ведь человек, если захочет, на всё способен...
    - Аннэя, милая, я смеюсь только потому, что мне очень хорошо с тобой и я счастлив. Наверное, глупо было бы вот так смеяться всё время. Но в такие мгновенья можно...
    - Вот видишь, как благодатно отразилась на тебе эта прогулка. Мы и Радужный камень найдём.
    - А если бы такой камень на самом деле существовал, то, как думаешь, где он? Смотри - камни все тёмные да неприметные.
    - Сейчас, подожди...
    Аннэя не выпуская ладонь Дэкла, резко остановилась, начала оглядываться. Потом указала на каменистую возвышенность. Размерами она не отличалась от других возвышенностей, но сердце, обострённо чувствующее всё плохое и хорошее, почувствовало некое неизъяснимое, едва заметное для глаз изящество. Будто древние существа привнесли сюда красоту, но за прошедшие тысячелетия красота источилась и теперь осталась только её тень, мимолётное впечатление, которое так сложно уловить.
    И Аннэя и Дэкл проговорили одновременно:
    - Пойдём туда.
    Рассмеялись от этой случайности. Вместе не пошли, а бросились к возвышенности. На бегу Аннэя споткнулась, но и это показалось ей весёлым, она только крепче перехватила Дэкла за локоть.
   --
    Вот они подбежали:
    Над ними возвышались крепкие, напирающие друг на друга камни, а среди этих камней виднелись...
    - Неужели это ступени? - удивлённо спросил Дэкл.
    - А ты как думал? - вдохновенно и счастливо воскликнула Аннэя. - Правда - очень старые ступени. В них и сейчас чувствуется былая красота. Здесь просто не может быть ничего плохого, злого.
    - Не может быть ничего злого? - проговорил Дэкл, и с трудом приостановил рвущуюся вверх Аннэю. - Я вот сейчас думаю: а, может, и правда существует Радужный камень?
    - Конечно же он существует! Скорее! - крикнула Аннэя.
    - Но почему ты забываешь о той части этой...хм-м... истории, где говорится, что радужный камень охраняют злые духи? Я, конечно, ни в каких духов - ни в злых, ни в добрых не верю, но там могут быть какие-нибудь ловушки. Ты ведь понимаешь: если там сокровище, то его надо охранять...
    - И что же ты предлагаешь? Испугаться этих мнимых ловушек? Вернуться ни с чем?
    Такая мысль показалась Дэклу очень неприятной. Уж чего-чего, а возвращаться на светлую сторону Баджа, к постылой, пропитанной всем Ноктским жизни, ему совсем не хотелось. И Дэкл пробурчал:
    - Ладно. Забираемся наверх. Но если там что-нибудь щёлкнет, пискнет или сдвинется, то сразу - сигаем вниз. Поняла?
    Аннэя даже не кивнула - так ей хотелось поскорее прикоснуться к Радужному камню.
    По полуразрушенным ступенькам, цепляясь за другие выступающие камни, забрались они на вершину возвышенности. Там Аннэю постигло разочарование: она то надеялась, что радужный камень будет лежать прямо под небом, но там лежали только самые обычные, ничем не отличающиеся от миллионов других, камни.
    Девушка произнесла:
    - Ну, значит, ОН под этими камнями!
    И она первой просунула пальцы в узкие трещины между камнями, потянула вверх. Раздался сухой треск.
    - Я прошу тебя - осторожнее! - взмолился Дэкл, и сжал плечи Аннэи.
    Он сделал это затем, чтобы попытаться отдёрнуть её на безопасное расстояние, если что-нибудь случится.
    Но Аннэя продолжала разгребать истрескавшиеся камни и говорила:
    - Ты бы лучше не боялся, а помог мне. Тоже мне - герой нашёлся!
    - Во- первых, я никогда не называл себя героем, а во-вторых - я боюсь больше за тебя, а не за себя, хотя и собственная жизнь мне тоже, конечно, не безразлична. Никто, потерявши жизнь, не находил её. Но если тебе так хочется рискнуть - ради тебя я приму этот риск на себя. Ты отойди на безопасное расстояние, а я буду разгребать столько, сколько хватит у меня сил...
    - Вот уж действительно геройство. Но оно излишнее. Давай уж разгребать вместе...
    И Дэкл понял, что возражать ей бесполезно. Он встал рядом с Аннэей на колени и начал разгребать камни...
    Несколько минут, как казалось им, ничего существенного не происходило, только энтузиазм двигал ими. Человек более скептически относящийся к жизни уже давно бы бросил это занятие...
    Одними руками они раскопали полуметровое углубление, когда запыхавшийся Дэкл произнёс:
    - Ну всё, хватит...
    Но Аннэя кивнула на особенно крупную, растрескавшуюся и ничем не примечательную каменную плиту, которая лежала под их ногами, и ответила:
    - Вот давай её отодвинем, и если ничего там не окажется, то, что ж - отложим наши раскопки до следующего раза...
    Дэкл вздохнул, вместе с Аннэей запустил пальцы в трещины плиты, потянул её вверх, и спросил:
    - До какого это ещё "следующего раза"?
    - Ну до того раза, когда тебе наскучит бессмысленно бродить по светлой стороне Баджа, ворчать на Нокт, и ты поймёшь, что жить не сможешь без Радужного камня.
    Дэкл ещё сильнее потянул камень вверх. При этом он бурчал:
    - Как же это я не смогу жить без Радужного камня, тогда как я уже почти убедился, что его вовсе не существует?
    Аннэя хотела ответить ему что-нибудь наставительное, но вместо этого так сильно дёрнула каменную плиту, что она, и без того уже ветхая, переломилась, и две крупных половины отскочили в стороны.
    Тогда Дэкл и Аннэя увидели Радужный камень.
    Сказать, что он был "прекрасный"? Но как употреблять эпитеты "прекрасный", "замечательный", "восхитительный", "манящий", "совершенный", тогда как такими, и многими другими словами жители Баджа называли Ноктскую продукцию, начиная от туалетной бумаги, и жвачек и до фильмов и игровых автоматов?..
    Радужный камень, в отличие от этой обречённой на быстрое исчезновение и забвение чепухи, был настоящим. Он был красивым, и гармоничным.
    Глядя на радужный камень, Аннэя проговорила таким вдохновенным голосом, какого Дэкл никогда от неё не слышал:
    - Только теперь я поняла, что такое красота. Раньше я красоты не видела.
    Дэкл помолчал немного, затем спросил тихо:
    - В Ноктских фильмах такое не покажут, правда?
    - Ага... - кивнула Аннэя, и продолжила любоваться Радужным камнем.
    ...Через некоторое время Дэкл спросил:
    - Ну, что тебе напоминает Радужный камень?
    - Он... словно уплотнившееся бесконечно небо... Но от того что оно так уплотнилось, оно не стало хуже. Нет! Ни в коем случае! Оно ещё улучшилось, словно бы всё тепло небесное, вся сила небесная, которая в свете выливалась бы тысячелетиями, уплотнённая в одно мгновенье, лежит перед нами... И можно до этой красоты дотронуться, провести по ней ладонью, вобрать в себя хотя бы маленькую толику этого чуда...
    С этими словами Аннэя приблизила ладонь к поверхности камня, уже почти дотронулась до неё, однако Дэкл перехватил её, и сказал:
    - Осторожно...
    - Ну, что такое? - вздохнула Аннэя.
    - Мне вспомнилось предупреждение о злых духах.
    - Вот глупости! И в такой неподходящий момент. Создавшие такую красоту не стали бы ставить здесь никаких ловушек...
    - Может, и не создатели этого камня. Тем более, что я думаю, у камня и не было создателей - он - порождение природы, того же самого лазурного неба. Но, видишь - он обрамлён обручём из серебристого металла, это уже кто-то постарался, и этот кто-то не хотел бы, чтобы кто попало дотрагивался до этого действительно красивого камня...
    - Вот если будешь думать такие плохие вещи, то с тобой и случится какая-нибудь неприятность. А я верю, что когда дотронусь до камня, то взовьётся из него радуга, и унесёт нас в мир такой хороший, где уже не придут к тебе подобные мысли...
    Она снова попыталась провести ладонью по Радужному камню, а пристыженный её словами Дэкл собирался позволить ей сделать это, но тут вблизи от той возвышенности, на которой они находились, раздался резкий, хрустящий звук.
    Тут Аннэя сама отдёрнула руку, и сжала запястье Дэкла, спросила у него трепетным, дрожащим шёпотом:
    - Слышал?
    Дэкл молча кивнул. Что тут было говорить? Что объяснять? Ведь на тёмной стороне Баджа отсутствовала какая-либо растительность и животные туда не захаживали. Откуда же в этой тишине могли появиться такие резкие звуки?.. Несложно было догадаться, что поблизости появился некто.
    Дэкл окликнул напряжённым, сдавленным голосом:
    - Эй, кто здесь?!
    Аннэя шикнула:
    - Тише, прошу...
    Дэкл прохрипел:
    - А чего нам таиться? Если здесь есть кто-то, то он уж нас наверняка заметил.
    И снова раздался этот резкий, хрустящий звук, теперь, как им показалось, поближе, нежели в первый раз. Аннэя произнесла:
    - Всё же надо это сделать.
    И, быстрее чем Дэкл смог её остановить, провела ладонью по Радужному камню. Недавнее счастливое выражение вернулось на её лицо. Она шепнуло:
    - Он тёплый, живой. В нём - настоящая сила. Но до этой силы ещё надо добраться.
    И тут лежавшая рядом, прежде казавшаяся неподъёмной, глыба плавно отъехала, и оказалось, что под ней лежит покрытый замысловатой резьбой молот - судя по виду, очень старый, но всё ещё крепкий.
    Всё это произошло через чур быстро, чтобы Дэкл или Аннэя испугаться. Но всё же они подумали, что из открывшейся выемки вылетят ещё призрачные и совсем неприятные охранники (вообще, рядом с Радужным камнем с большим трудом представлялись всяческие страшные образы). Но, во всяком случае, кроме этого молота ничего в этой выемке не было.
    Обычно Аннэя задавала вопросы, а Дэкл старался на них ответить, но в этот раз традиция была нарушена. Дэкл спросил:
    - Как думаешь, что с этим молотом делать?
    А Аннэя ответила:
    - Думаю, если есть молот и есть камень, то по камню надо ударить молотом.
    - А как же...
    - Нет-нет. Я совершенно уверена, что от этих ударов камню ничего не сделается, но зато из него может появится радуга...
    - Что же, можно попробовать, - кивнул Дэкл.
    В это время снова раздался неприятный, хрустящий звук. И теперь источник этого звука находился уже совсем близко - возле подножия возвышенности, на которой находились Дэкл и Аннэя.
    Дэкл схватился обеими руками за молот, и из всех рванул его вверх. Он ожидал, что молот окажется тяжеленным, рассчитанным на сказочного богатыря. Молот, действительно был весьма тяжёлым, но всё же не настолько, насколько ожидал Дэкл.
    Так что юноша не удержался, и вместе с молотом откинулся назад. Если бы Аннэя не успела бы его подхватить, то он больно ударился бы об обычные камни.
    Дэкл шепнул:
    - Спасибо, - и, покрепче сжимая ладонями молот, подбежал к уходящей вниз, полуразрушенной лестницы.
    Здесь надо сказать, что Дэкл никогда не признавал оружия. То есть он вообще не признавал никакого насилия, и всячески старался избежать конфликтов, и это вовсе не потому, что он был трусом, а потому что ему невыносимо тяжело было причинять какой-либо вред другим живым организмам, пусть даже и нападавшим на него. Так что, если не считать несколько небольших потасовок, в которых он вынужден был поучаствовать ещё будучи мальчишкой, Дэкл кулаками не размахивал, и уже тем более не применял оружия. Кого он действительно ненавидел, и с кем не мог примериться - это с теми немногочисленными представителями Ноктской власти, которые появлялись на Бадже. Он же чувствовал, как они презирают простых баджцев, но всё же используют их, как источник денег. Правда, до поры до времени Дэклу приходилось держать эту злобу внутри себя. Даже Аннэе он об этом не рассказывал, так как не хотел её огорчать.
    ...И всё же теперь, сжимая в руках этот загадочный, оставшийся от далёких эпох молот, юноша чувствовал себя гораздо уверенней и даже сильнее, нежели в том случае, если бы у него этого молота не было. Он даже потихонечку начинал верить в старые сказания о волшебном оружии, дававшем своему владельцу небывалую мощь. И то, что за его спиной стояла Аннэя, и особенно - её тёплое, мягким, невесомым покрывалом обволакивающее его шею дыхание, наполняло Дэкла и отвагой и чувством ответственности. Он думал: "Надо её, такую хрупкую, такую прекрасную, защищать..."
    Глянув вниз, он увидел несколько расплывчатых, тёмных силуэтов, которые копошились у основания лестницы.
    Он крикнул громко:
    - Кто вы?! Что вам здесь надо?!
    И он невольно представил сцену в духе столь нелюбимых им, но уже въевшихся в его сознание Ноктских фильмов: вот вспыхивают алым, злобным светом глазищи чудовищ, щёлкают они клыками, и, размахивая когтистыми лапами, начинают карабкаться вверх. Конечно, это прикосновение Аннэи к Радужному камню разбудило их, многие века спавших. Теперь они собирались поквитаться с нарушителями их забвения, полакомиться их плотью. Эта неприятная картина не испугала Дэкла - он был совершенно уверен, что раскидает их ударами молота.
    Однако, произошло то, чего он совсем не ожидал. Снизу в его лицо ударил яркий луч электрического света, да такой сильный, что Дэкл вынужден был отступить на шаг, да ещё и глаза прикрыл.
    А снизу гремел грубый голос:
    - Вопросы здесь буду задавать я! Итак, кто вы, и что вам здесь надо?!..
    Нет - этот голос принадлежал не тому клыкастому чудовищу, которое представлял Дэкл. Этот голос принадлежал человеку, который, правда, по жестокости, мог бы успешно посоревноваться с любимым чудищем. Звали этого человека Гордом Зардом, родом он был с Нокта и владел тем дымящим ядовитой желтизной заводиком, который стоял на тёмной стороне Баджа.
    За вредный для здоровья, опасный труд Горд Зард платил своим рабочим сущие гроши, а за малейшую провинность штрафовал. Этот Горд Зард так ловко обставил свои делишки, что большинство его работников уже просто не могли уйти с производства, потому что накопились за ними долги. Впрочем, Горд Зард им всё же кое-что платил, ведь должны же они были питаться, покупать Ноктские товары, ходить в "развлекательный комплекс"
   И делал он всё это так, что отдельные наивные работяги чувствовали признательность, даже уважали, даже и любили его. А он, конечно, если и заходил в опасные для здоровья помещения своего заводика, то в дорогостоящем защитном костюме, большую же часть времени он проводил, либо в "развлекательном комплексе", либо в специальной пристройке к дому Загогора 197, где ему прислуживали несколько очаровательных местных жительниц.
    Но как раз в этот день Горда Зарда угораздило осматривать свои владения на тёмной стороне Баджа. Рядом с ним стояли двое его ближайших помощников: двадцатилетние, широкие в плечах, но узкие во лбу парни - его личные телохранители, которых Горд взял из баджцев, и которым неплохо платил, за что те буквально боготворили его.
    Пока опешившие от такого поворота события Дэкл и Аннэя топтались наверху, один из этих телохранителей с выражением самодовольства рявкнул:
    - А ну-ка: спускайтесь сюда!
    Горд Зард весьма сильно пихнул его локтем в бок и прошипел:
    - Командовать здесь буду я... - и уже громко рявкнул. - Так что вы сдесь делаете?..
    Дэкл оправился-таки от замешательства, вызванного, главным образом, тем, что по его сведениям Горд Зард являлся не самым важным на всем Бадже человеком, а таких Дэкл и обходил, и опасался, и презирал, хотя они-то вряд ли обращали на него внимание.
    И Дэкл ответил намеренно запальчиво, чтобы показать, что важное положение Горда Зарда является для него скорее отрицательным фактором:
    - А в чём, собственно, дело?!.. Я ведь на твой ядовитый заводишко не покушался... Я и за тысячу эзкудо к нему близко не подойду!..
    - О-о, вот мы, значит, какие смелые! - в голосе Горда Зарда прозвучали эдакие сладкие, сахарные нотки.
    И те люди, которым не посчастливилось хорошо знать Горда Зарда, содрогнулись бы от этой сахарной интонации. За этой сладостью стояла ярость, жажда уничтожить противников. И многих уже загубил, втоптал в грязь Горд Зард. Конечно, он не убивал по настоящему, но кое-кто вставший на его пути уже попал на Ноктские рудники, откуда, как известно, далеко не все возвращались живыми.
    Горд Зард знал, что в последнее время рабочие, несмотря на жесточайшие штрафы, ведут себя на производстве кое-как. Некоторые даже отлучаются, расхаживают вблизи от завода. Они ему, конечно, объясняли, что воздухом свежим очень хочется подышать, что от испарений в лёгких жжение, но что было Зарду до этих объяснений. Главное, чтоб больше работали на него; он бы их как осуждённых на Ноктских шахтах использовал, да вот, к сожалению, не мог столь явно нарушать закон. А ещё недавно из заводика исчезли несколько не слишком- то дорогостоящих деталей. Кто украл? Кого винить? Не выбивать же признания плетью? И Горд Зард, шипя проклятья, вынужден был выписать с Нокта копии тех пропавших деталей. Для Зарда был невыносим сам факт той кражи: значит рабочие обнаглели настолько, что уже не испытывают священного трепета при упоминании о нём и о стоявшим за ним "великим" Ноктом. Зард размышлял, как бы припугнуть их, но пока что ничего большего, чем новые штрафы не выходило.
   И вот, осматривая окрестности завода, он увидел слабое, но очень приятное даже для его невосприимчивых к красоте глаз лазурное сияние. И самое удивительное, что сияние это исходило не из неба, которое за пределами исходящей от тёмной стороны Баджа тени действительно, как и всегда было лазурным, а от вершины некой возвышенности, находящейся примерно в полукилометре от его заводишки. Тогда Горд Зард и шикнул своим телохранителям, чтобы они шагали за ним, да потише. Однако, эти недотёпы, несмотря на все старания не шуметь не могли, и постоянно наступали именно туда, куда наступать им не следовало. Под их тяжёлые стопы попадались растрескавшиеся камни, молодчики будто специально из всех сил давили на них, и камни издавали громкий трескучий звук, который и всполошил Дэкла и Аннэю раньше времени.
   Надо сказать, что Дэкл и Аннэя уже привыкли к лазурному свету, идущему от Радужного камня, и поэтому не понимали, что именно этот свет и указал Зарду, где они находятся.
   А Зард уже точно решил, что вот именно эти двое не в меру наглых, и поэтому особенно ненавистных ему молодых баджца и станут козлами отпущения. Он им устроит показательный процесс, они будут обвинены в грабеже, в хождении по запрещённой территории и ещё во множестве грехов; они будут наказаны так, что другие содрогнуться.
   И вот Горд Зард повторил со всё той же сахарной интонацией:
   - Значит - такие смелые, уверенные в своей правоте и безнаказанности, да?.. А знаете ли вы, что это уже территория прилегающая к моему заводу, и появляться здесь без специальных пропусков нельзя?
   - Я же говорю... - начал было Дэкл, но Зард его прервал.
   Спокойным, сахарным голосом обратился он к своим телохранителям:
   - Ну что - это именно те, которых вы заметили в тот день?
   Телохранители переглянулись и ответили одинаковыми, тупыми голосами:
   - Да, они.
   Горд Зард улыбнулся и, как бы извиняясь, развёл руками:
   - Вот видите: вас узнали, как похитителей ценного оборудования с моего завода.
   - Мы ничего не крали! - крикнул Дэкл.
   - Ну да-да, конечно. Спускайтесь-ка, голубчики, сюда.
   - А зачем нам спускаться? - это уже Аннэя спросила. - Нам и здесь хорошо.
   - Мы пройдём на заводской склад, и там вам обыщем. Если у вас ничего не будет найдено, вы отделайтесь штрафом за проникновение на частную собственность. Ну а уж если... - тут Горд Зард сладко, широко улыбнулся, и даже зажмурился, представляя, как подбросит в их карманы некоторые детали, как потом при свидетелях обнаружит их, как спровоцирует нападение этого юноши Дэкла, и сколько выгоды получит за всё это.
   Продолжая кривить лицо этой неестественной, громадной улыбкой, он манил их своими ухоженными пальцами и приговаривал:
   - Спускайтесь, спускайтесь. Мне уже надоело здесь стоять, а вверх карабкаться как-то не сподручно. Ведь вы же такие честные, вам же нечего опасаться. Так к чему же эта канитель? Скорее же.
   - А, так вам не нравится вам стоять? - спросил Дэкл. - Сожалею... - вдруг глаза юноши вспыхнули яростью, и он прокричал. - А кто ты такой, чтобы командовать?! Откуда ты взялся?! Ты, наглый, задымивший весь Бадж вонючка!.. Ты говоришь, что нам нечего опасаться? Да, нам нечего опасаться! А вот тебе - есть чего! Только попробуй сюда сунуться, и я размозжу твой наполненный эзкудо череп этим вот молотом.
   Горд Зард обратился к своим телохранителям:
   - Слышали?
   Те молча кивнули, и сжали свои громадные кулачищи. Спросили:
   - Разрешите с ним разобраться?
   - Да уж - разберитесь. Но сильно не калечьте.
   Телохранители рванулись было вверх по остаткам лестницы, но Горд Зард снова остановил их. Он сказал:
   - Ещё, чего доброго, покалечит он вас своим молотком.
   Один из телохранителей проговорил:
   - Да не - он хиляк, мы его без проблем завалим.
   - Будут у вас проблемы, неуклюжи. Там же ещё и девка, а она юркая. Подножку кому-нибудь из вас, вы падаете, а тут и этот бандит с молотком подоспеет.
   - Не! Мы его уделаем!
   - Не возражать мне! - рявкнул Горд Зард, протянул одному из охранников пистолет, и пояснил. - Это парализатор, поставлен на среднюю мощность. Стреляйте с расстояния двух шагов. Цельтесь, лучше, в грудь, но можно и в голову...
   Телохранители вскрикнули бодро:
   - Будет исполнено!
   Им ведь уже несколько дней ни с кем не доводилось драться, и они откровенно скучали.
   Несмотря на то что, они боготворили Горда Зарда, сейчас они решились на эдакий небольшой бунт. То есть, они собирались именно избить Дэкла, а уж потом парализовать его. Впрочем, они не считали, что это такой уж большой проступок.
   И вот они, спотыкаясь, иногда и откатываясь назад, начали карабкаться по останкам древних ступенек...
   В это время Аннэя крикнула Дэклу:
   - Ну, что же ты стоишь?!..
   Тот отвечал напряжённым и в тоже время нервным голосом:
   - Подожди. Только подойдут они поближе, и я их...
   Он думал, как бы половчее ударить молотом первого из противников, и в тоже время понимал, что не сможет этого сделать. Ведь одно дело - ругаться, проклинать Ноктские власти, а другое - наносить такие удары, которые могли и изувечить и убить...
   И вот из-за этих сильных чувств, из-за незнания, как вести себя дальше, руки Дэкла дрожали, а глаза были выпучены.
   А Аннэя тянула Дэкла назад, прочь от ступеней, по которым карабкались, приближались охранники. Девушка говорила:
   - Что же ты всё так неправильно понимаешь? Ведь не надо, нельзя их бить! Ты по Радужному камню бей скорее! И тогда мы - спасены! Мы улетим на тот мир, где не будет этого безумия...
   И Дэкл послушался её. Он подбежал к камню, обеими руками поднял молот над головой, и, в этой верхней точке подъёма молот стал совсем невесомым; Дэклу даже показалось, что молот приподымает его вверх.
   Затем Дэкл со страшной силой обрушил молот вниз, на Радужный камень. Он чувствовал и восторг, от осознания своей молодой силы, и некоторый страх, от мысли о том, что камень всё же не выдержит такого сокрушительного удара и расколется.
   При таком ударе по обычной тверди, молот вырвался бы у непривычного к такому делу Дэкла, он бы и запястья мог вывернуть, но на этот раз ему повезло - Радужный камень в очередной раз проявил свои чудесные возможности. Поверхность камня немного прогнулась, а потом плавно и стремительно откинула молот вверх, так что он вновь оказался над головой Дэкла. Юноша видел, что на лазурной поверхности уже появились, переливаясь, вытягиваясь вверх, радужные наросты. Всё же он нанёс ещё один удар - не такой сильный, как в первый раз, и откинул молот в сторону.
   Из Радужного камня вырвалась радуга. Надо сказать, что ни жители Баджа, ни жители Нокта, ни жители миров в обозримом пространстве никогда не видели радуги. В их, лишённом облаков и дождевых осадков небе, просто неоткуда было взяться радуги. Необходимая для жизни растений влага содержалась в почве, при необходимости выступа на поверхность, текла ручьями, затем снова уходила в тончайшие земляные, каменные или ещё какие-то иные капилляры. И всё же жители многих из этих миров слышали о радуге. Сказания об этом чудесном явлении передавались из поколения в поколение, хотя, где источник этих сказаний вряд ли кто-нибудь сказать. В некоторых местах радугу даже называли живым существом, добрым божеством, которое исполняло хорошие желания.
   И всё же взметнувшаяся из Радужного камня радуга существенно отличалась от тех радуг, которые, я уверен, немало повидали в своей жизни читатели этой истории. Эта радуга, хоть и состояла из световых линий, но свет в ней был насыщен чрезвычайно. То есть, радуга вовсе не была слепящей, но в ней как бы сплотились сразу миллиарды радуг, и от этого небывалого сплочения частицы света так плотно примыкали друг к другу, что этот свет стал не призрачным, а к нему можно было прикоснуться.
   Яркие, насыщенные цвета трепетали. Казалось - прикоснёшься к ним, и они полностью преобразят тебя, и уже не будет возврата к прежней жизни.
   И поэтому Дэкл и Аннэя замешкались. Всё же нелегко было сделать этот последний шаг...
   Дэкл поднял голову вверх, разглядывая, куда тянется радуга. Оказалось, что она вытягивалась к одному, внешне ничем не примечательному миру, до которого было примерно восемьдесят километров. Естественно, что этот мир, также как и Бадж находился поблизости от великана Нокта. Ширина радуги была не более трёх метров, и на расстоянии в восемьдесят километров её, естественно, уже невозможно было бы увидеть, но из-за чрезвычайной насыщенности составляющих её частиц света, она всё же и в восьмидесяти километрах виделась как тончайшая нить.
   Дэкл проговорил:
   - Вот дотронемся до радуги, и нас туда унесёт. Думаешь, там так уж хорошо?.. Обычный мир, как мне кажется. Там, наверное, тоже построили "развлекательный комплекс"...
   Вот из-за этих сомнений они и замешкались. Дэкл всё ещё задумчиво смотрел на тот мир, размышлял, и при этом, увлечённый видом радуги, как-то совсем забыл о Горде Зарде и его телохранителях.
   А между тем, когда только взметнулась над возвышенностью эта насыщенная радуга, телохранители вжались в ступеньки, и на несколько секунд застыли. Один из них даже издал жалобный, скулящий звук. Уж они-то появления радуги не ждали, и сначала подумали, что это - произошёл взрыв.
   Но вот снизу раздался голос их "божества":
   - Что вы там мешкаете, а, болваны?!.. Быстро хватайте этих негодяев, и тащите их сюда...
   Телохранители снова начали карабкаться вверх. Когда они добрались до верхней кромки возвышенности, то снова остановились, и осторожно выглянули из-за неё.
   Увидели Дэкл и Аннэю, стоявших на фоне радуги (до них было примерно пять шагов).
   Один телохранитель прохрипел:
   - Чего это они устроили? Может, у них оружие какое?..
   Другой, в руке которого был парализатор, ответил:
   - Нет у них никакого оружия. Только молот, но вон он - валяется. Так что мы спокойно можем подойди и покуражиться над ними. А эта штука - прожектор какой-то. В нём никакой опасности нет.
   - А если они ослепят им... - буркнул первый.
   Но вооружённый парализатором, уже поднялся, и сделал шаг по направлению к Дэклу и Аннэе.
   Дэкл в это время глядел на радугу, и телохранитель намеривался ударить его рукоятью парализатора в затылок, а потом ещё избить. Но его приближение краем глаза заметила Аннэя, и крикнула:
   - Дэкл!..
   - А ну - стоять! - зашипел телохранитель.
   Но Аннэя уже повисла на руке, в которой был зажат парализатор, пыталась отвести эту руку в сторону от Дэкла. Это ей не очень то удавалось, потому что его рука шириной превосходила её собственную раза в три.
    И тогда Аннэя впилась в эту руку зубами. Да так впилась, что глаза телохранителя буквально полезли на лоб, а изо рта понеслись страшные ругательства.
    Он занёс вторую руку, намериваясь ударить Аннэю, но в это руку уже вцепился Дэкл. Юноша хрипел:
    - Убирайтесь прочь!.. Идите к своему хозяину, псы...
    Упал парализатор, и его тут же подхватил второй охранник, который из-за испуга до этого вёл себя тихо, и про него забыли.
    Он хотел выстрелить в Дэкла, но ближе находилась Аннэя, и он выстрелил в её голову. Девушка сильно дёрнулась, и, уже теряя сознание, ещё сильнее впилась в руку первого телохранителя. Другой ещё несколько раз выстрелил в Аннэю. Наконец, её зубы разжались, и она упала на камни...
    Потрясая окровавленной ручищей, телохранитель ударил её ногой, при этом он сыпал ругательствами...
    Вот тогда Дэкл почувствовал, что такое настоящая ярость! Оказывается, всё, что было до этого - это лишь игра, желание показать свою независимость, а вот теперь он был уверен, что сможет покалечить и даже убить этих негодяев. Ведь он не знал, что в Аннэю стреляли из парализатора - он был уверен, что они убили его любимую...
    Он рванулся к молоту и подхватил его. Странное дело, но теперь молот казался очень тяжёлым, практически неподъёмным. И всё же Дэкл, скрипя зубами, смог его поднять, и бросился на телохранителей.
    - Стоять!! - бешено заорал тот, в руке которого был парализатор.
    Конечно, Дэкл его не послушался, и уже гудел, рассекая воздух, молот. Телохранитель отпрыгнул, и в этом прыжке выстрелил. Заряд попал в ногу Дэкла, и нога тут же онемела, подкосилась - Дэкл начал заваливаться вперёд.
    Но неуклюжий телохранитель не рассчитал прыжка, попал на уже перевёрнутый, плохо стоящий камень. В результате, телохранитель не удержался, и попал прямо в радугу.
    Только что он находился на этом месте, и вот уже исчез. Радуга мгновенно, а точнее - со скоростью света перенесла его на расстояние в восемьдесят километров, на соседний мир.
    Второй охранник пятился к краю возвышенности, и, выпучив на Дэкла глаза, шипел:
    - Ты за это ответишь! Да тебя теперь укокошат!..
    Парализованная нога Дэкла судорожно вздрагивала, но он совсем не чувствовал её. Опершись локтем на рукоять молота, он стоял на одном колене, и глядел на телохранителя с такой яростью, что тот не решался приблизиться к нему.
    Снизу доносился напряжённый голос Горда Зарда:
    - Ну что там за происходит?! Что за крики?!
    Оставшийся телохранитель жалобным голосом вскрикнул:
    - Он Апрача куда-то дел! Исчез Апрач! А этого убить надо! Он опасен!
    - Что ты там мелешь, болван!.. Скорее стреляй в него из парализатора!..
    - Парализатор тоже унесло!
    - Так сделай что-нибудь, или я тебя уволю!
    Вот такая угроза показалась телохранителю действительно ужасной, и он напряг свои немногочисленные извилины, пытаясь придумать что-нибудь. Вот нагнулся, схватил камень, и запустил в Дэкла.
    Попал в плечо. Юноша вскрикнул, едва не упал, но ответных действий предпринять не мог, так как был ограничен в своих движениях.
   Телохранитель зло усмехнулся и прошипел:
   - Ну, всё. Теперь ты покойник...
   Он уже нагнулся за следующим камнем, когда произошло то, чего никто из присутствующих совсем не ожидал. Сверху ударил широкий, яркий луч белого, электрического света, и усиленный динамиком голос потребовал:
   - Остановитесь!
   
   
     Глава 3
   "Знакомство"
   
    Собственно, двигался только телохранитель, Дэкл же замер в напряжённой позе, и думал, как бы не свалиться. Но положение Дэкла было тяжёлым: паралич от ноги распространялся по всему телу...
    Телохранитель издал жалобный, молящий звук и выронил камень, который только успел приподнять.
    Сверху спускался аэроцикл. Массивный, но всё же не огромный, свободно способный разместиться на этой возвышенности. Вся лакированная, гладкая поверхность аэроцикла была окружена ярким облаком электрического света, но особенно яркий луч исходил из нижней части.
    Когда аэроцикл прикоснулся к поверхности, затрещали камни - всё же это был весьма тяжёлый механизм.
    Вот распахнулся люк, а над ним стремительно выдвинулась панель, полыхнула таким ослепительным сиянием, что и телохранитель и Дэкл вынуждены были зажмуриться.
    Когда же смогли приоткрыть глаза, то обнаружили, что под панелью уже кто-то стоит, но кто именно - разглядеть не могли. Этот неизвестный повторил спокойным, сильным голосом:
    - Так что здесь происходит?
    Телохранитель, равно как и Дэкл, был уверен, что это очень важный гость с Нокта. Подобострастным тоном проговорил телохранитель:
    - Здесь пресечено преступление. Вот эти хотели украсть с завода хозяина Горда Зарда важные детали.
    Стоявший в ярком сиянии обратился к Дэклу:
    - Правда ли это?
    Дэкл собрался с силами, приподнялся и вскрикнул:
    - Вот они и есть преступники! Нам до их гадкого заводика и дела никакого нет. Нет у нас никаких украденных деталей! Мы сюда вот забрались. Здесь Радужный камень...
    - Да. Вижу, - ответил неизвестный. - Можно сказать, вам повезло. Я пролетал на своём аэроцикле поблизости, и заметил этот плотный поток света... Я уже видел нечто подобное, правда - очень далеко отсюда... Но сейчас разговор не о том... Тебе очень плохо?
    Дэкл молча кивнул. Он из всех сил крепился, чтобы только не повалиться на каменистую поверхность.
    В руке неизвестного появился пульт, он нажал несколько кнопок, и из недр его аэроцикла стремительно выкатился компактный медицинский робот. Вот он уже очутился рядом Дэклом, и вколол в его ногу восстанавливающий раствор.
   Через несколько секунд юноша снова начал чувствовать свою ногу. Он вскочил и бросился к Аннэе. Медицинский робот уже находился возле девушки и сделал ей несколько уколов в шею и в руку, затем тонким, механическим голосом доложил:
   - Было произведено семь выстрелов из парализатора АОР-17, что является недопустимым нарушением инструкций... Тем ни менее, её нервная система обладает достаточной силой, и через полчаса неизвестная очнётся.
   Аннэей слабо застонала, судорожно дёрнула руками и ногами, но глаза её оставались закрытыми. Дэкл уже положил её голову к себе на колени, поглаживал её, и приговаривал:
   - Всё будет хорошо...
   Тем временем над краем возвышенности появился край головы Горда Зарда. Неизвестный сказал ему тем же уверенным, сильным голосом:
   - Смелее, смелее. Здесь ты получишь то, что больше всего хочешь получить.
   Горд Зард, по-прежнему только осторожно выглядывая, спросил:
   - Чего же я, по-вашему, большего всего хочу?
   - Эзкудо, - не оставляющим сомнений голосом заявил неизвестный.
   Горд Зард нервно рассмеялся, и проговорил:
   - Одно эзкудо, что ли?
   - Ну, зачем же одно. Получишь миллион.
   Горд Задр издал непередаваемый квакающий звук, должный выражать крайнюю степень его восторга, и, выглянув уже наполовину, прохрипел:
   - Шутить изволите?
   - Нет. Почему же? Я ведь так рассудил, что эти молодые люди нанесли вам некую обиду?..
   Тут снова вскрикнул Дэкл:
   - Это они преступники! Что им от нас надо-то было?!..
   - Тише-тише, - осадил его неизвестный, и вновь обратился к Горду Зарду. - Итак - миллион эзкудо, за то, что вы отказываетесь от всяких претензий к ним.
   Горд Зард почесал лысину и, с трудом сдерживая восторг, постарался возмутиться:
   - Но они ж моего телохранителя, так сказать, хм-м... испарили?
   - То есть как "испарили"? - этот вопрос неизвестный задал уже Дэклу.
   И Дэкл вкратце пересказал то, что произошло на этом месте. Неизвестный помолчал немного, затем проговорил:
   - Что ж. Нечто подобное и следовало ожидать, - и снова к Зарду обратился. - Ваш телохранитель сейчас находится вон на том, отдалённом от нас на восемьдесят километров мире. Думаю, от страха он наложил в штаны, но в остальном - здоров. По моему указанию он будет доставлен к вам через пару часов...
   - И всё же, я хотел бы получить два миллиона.
   - Да, вы получите два миллиона, но второй миллион я плачу вам не за телохранителя, а за эту вот возвышенность. Я выкупаю её, со всем, что находится на ней.
   - Но... За это я хотел бы получить втрое...
   - Хотите, чтобы мы проверили бумаги, где указана принадлежность этой территории к вашему заводику?
   Горд Зард сделал быстрое, отрицательное движение головой. Затем он подошёл к погружённому в яркий свет силуэту, и, протянув ему свою кредитную карточку, произнёс:
   - Прошу перевести сейчас же...
   Неизвестный принял карточку, и примерно минуту производил необходимые операции. После чего вернул карточку Зарду и произнёс:
   - Сделка зафиксирована в центральном банке Нокта.
   Зард выхватил карточку, проверил её, после чего сказал дрожащим от сильнейшего счастья голосом:
   - Два миллиона эзкудо прибавились. Будьте счастливы. Я ведь не торгаш. Это взаимовыгодная сделка. Я даже уступил вам, ведь я привык делать приятно хорошим людям...
   Силуэт проговорил:
   - Вот и замечательно. Сделайте же приятно хорошим людям: убирайтесь отсюда поскорее и своего телохранителя прихватите.
   Зард залепетал ещё что-то, совсем уж незначительное и ненужное. Цепляясь за остатки ступеней, он начал спускаться вниз, телохранитель поспешил за ним.
   Всё это время Дэкл смотрел в бледное лицо Аннэи, звал её, а она только слабыми стонами отвечала.
   Но вот неизвестный проговорил:
   - Радуга исчезает.
   Дэкл обернулся, и обнаружил, что радуга действительно бледнеет, становится прозрачной. Через несколько секунд она полностью исчезла. Дэкл кивнул на молот, лежащий рядом с Радужным камнем и произнёс:
   - Это не беда. Ещё раз ударишь им, и снова такая радуга появится.
   - Сейчас, пожалуй, ударять не будем, но возьмём этот молот с собой на Нокт, а потом ещё вернёмся сюда.
   - Вы что же, на Нокт нас хотите увезти? - спросил Дэкл.
   - Я только предлагаю. Хотите: оставайтесь здесь. Но на Нокте можно будет оказать твоей подруге должную помощь, а потом, если захотите, вернётесь.
   - Да. Обязательно вернёмся. Я соглашаюсь, но это просто потому, что не хочется сейчас оставаться здесь, и надо подумать, что делать дальше...
   - Помочь донести её?
   - Нет-нет, не надо. Я сам...
   И Дэкл, подхватив Аннэю на руку, зашагал к аэроциклу. Рядом с ним прокатился ещё один робот: этот робот, согласно указаниям неизвестного, поднял выроненный молот, и отвёз его внутрь аэроцикла.
   Через минуту аэроцикл стремительно взмыл вверх и, огибая Бадж, помчался к Нокту.
   
   * * *
   
    Неизвестный сразу прошёл в рубку управления, а Дэкл остался в небольшом, но вполне уютном помещении. Из динамика раздался голос их загадочного спасителя:
    - Там есть койка. Положи девушку. Медицинский робот сейчас подъедет.
    Дэкл выполнил и это указание. Уложил Аннэю, а сам уселся рядом, взял её подрагивающую руку.
    Вот подъехал медицинский робот, провёл сканирующим устройством над девушкой, после чего бодро отрапортовал:
    - Все жизненные функции постепенно восстанавливаются. Сейчас я введу комплекс витаминов, необходимый не к этому конкретному случаю, а к общей интоксикацией организма.
    - Что? Какая ещё интоксикация? С какой стати? - изумился Дэкл.
    - На вашем мире не вполне здоровая атмосфера. Присутствуют вредные для организма вещества...
    - А-а, из-за заводишки! - гневно проговорил Дэкл.
    - Да, источником заражения являются несколько лишённых фильтров заводов, которые были замечены мною при посадке...
    В это мгновенье Аннэя открыла глаза, оглядела помещение, и спросила тихим, торжественным голосом:
    - Что это за место такое?.. Неужели я умерла?..
    Счастливый тем, что она очнулась, Дэкл улыбнулся, и произнёс:
    - Так-то представляешь жизнь после смерти...
    - Но ведь подобное я видела только в Ноктских фильмах... Или я просто сошла с ума, и вижу то, чего нет на самом деле, а что я только хочу...
    - Нет, нет, не волнуйся Аннэя, - поспешил заверить её Дэкл, и тут рассказал всё, что было после того, как в неё выстрелил телохранитель.
    Аннэя внимательно слушала, кивала, а потом произнесла:
    - Теперь меня больше всего волнует вопрос: кто же наш спаситель?
    И тут рядом раздался голос:
    - Эван к вашим услугам.
    Они резко обернулись, и увидели того, с кем были знакомы по телевизионным программам; того, чей искажённый, неимоверно героический образ видели в Ноктских блокбастерах.
    Да - это был Эван. Молодые глядели на него и недоумевали. Даже Дэкл, который считал, что Эван не супергерой, а просто выдающийся человек недоумевал. Что уж говорить про Аннэю, для которой Эван был настоящим божеством. А Эван стоял перед ними - обычный, простой человек, среднего роста, и с лицом уже не таким молодым, даже и потрёпанным; с печальными, усталыми глазами. Одет Эван был в простую, неброскую одежду тёмных тонов.
    Встретив этот долгий, недоумевающий, ищущий кого-то другого взгляд, Эван невесело усмехнулся, и проговорил:
    - Не очень-то я похож на спасителя мирозданья, правда?
    - Ах, ну что вы... - вздохнула Аннэя.
    - Просто я не совсем такой, а точнее - совершенно не такой, каким вы привыкли видеть меня по телевизору. Видите ли: время быстро летит, а жизнь человеческая слишком коротка. Так летит жизнь, что страшно становится! Ни на одном аэроцикле за ней не угнаться. Вжих - и нет года. Ещё раз моргнул - два года позади... А у меня ведь даже стилисты есть. Знаете, кто такие стилисты?
    - Да- да, - быстро, с энтузиазмом закивала Аннэя.
    - Вот они и следят, чтобы я соответствовал образу молодого красавчика, который может и рекламировать товары, и нахваливать с безукоризненной белоснежной улыбкой Ноктское правительство, и всё время оставаться таким же, как и в первом фильме обо мне. У меня слишком много поклонников, и я не могу обманывать их ожиданий. Это большие деньги, бизнес... Совсем не значит, что мне это нравится... А меньше всего мне нравится, что мне уже тридцать семь лет, и вы так вот, с удивлением смотрите на меня.
    - Ох, ну что вы, - едва не плакала Аннэя.
    - Ничего. Я не огорчился, потому что это не новость для меня.
    - Вы... извините... как я могла... - шептала девушка.
    - Ну, хватит же. Я прошу вас - хватит. Улыбнитесь. Ведь я везу вас на Нокт...
    Тут Эван хлопнул в ладоши, и в помещение вкатился робот-кулинар. Он вёз поднос с аккуратными стопками бутербродов, и кувшин с вином.
    Эван достал компактный пульт, и нажал на одну из кнопок. Стремительно поднялся из пола стол, на который робот и поставил угощенье и выпивку.
    Дэкл и Аннэя смотрели то на стол, то на Эвана, и ничего не предпринимали. А Эван сказал:
    - Садитесь, угощайтесь, и, пожалуйста, не чувствуйте себя стеснёнными. Как вы уже увидели: я вовсе не божество, а такой же человек, как и вы...
    Конечно, Дэкл и Аннэя не могли отказать. И вот они прошли к столу, и уселись в удобные кресла, которые также, от нажатия на кнопки, выдвинулись из пола.
    Эван сам налил им в бокалы вино, и сказал:
    - Попробуйте. Это очень хорошее, лёгкое вино...
    Дэкл и Аннэя сделали несколько небольших глотков, а вот Эван осушил свой бокал залпом, и тут же ещё себе налил. Вино- то, конечно, было не особо крепким, но и от него можно было напиться. И тут Дэкл подумал: "А ведь Эван то этот основательно пьёт. Конечно, он ещё не пьяница, но если так будет продолжать, то ни к чему хорошему это не приведёт..."
    Восторженной, иногда вздрагивающей и от волнения, и от не полностью восстановившихся после парализатора нервов Аннэе, конечно, даже и мыслей таких "крамольных" в голову не приходило.
    Эван спросил:
    - Итак, вы как жители небольшого мира, наверное, мечтали посетить Аркополис, о котором уж, несомненно, наслышаны из всевозможных источников: особенно из рекламы товаров и из телевизионных программа.
    - Да, конечно, - произнесла Аннэя, и, набравшись смелости, тоже подлила себе вина.
    Она это сделала не потому, что много пила, а потому что в данной конкретной ситуации ей не хотелось чувствовать себя такой скованной.
    - Что ж, смотрите...
    Эван нажал на очередную кнопку, и одна стена этого помещения, а также и часть пола сделались прозрачными.
    Аннэя поперхнулась, но отнюдь не от этого очередного "чуда" Ноктской техники, а от того, что она увидела за ставшими прозрачными частями аэроцикла.
    Теперь аэроцикл летел на автопилоте, на малой, единственно разрешимой над Аркополисом скорости. Эта скорость равнялась ста километрам в час над крышами домов, и тридцати километрам в час при пролёте по самим улицам.
    В это время аэроцикл летел над крышами домов. Но как же не соответствовали эти дома тому, что ожидала Аннэя. Даже и Дэкл ожидал от Аркополиса чего-то большего.
    Надо сказать, что Аркополис был крупнейшим, да и единственным на Нокте городом. Проживали в нём, по некоторым подсчётам, до двенадцати миллионов человек. Расползся Аркополис в основном по теневой стороне восемьсоткилометрового Нокта.
   Престижные районы тянулись к светлой стороне; там, в действительно роскошных особняках обитали богатеи, или просто зажиточные граждане. Дальше, за их владениями начинались просторные, засеянные злаками поля и животноводческие фермы, которые и занимали практически всю светлую половину Нокта.
   Этих тщательно, с применением химии возделываемых угодий пока что хватало для того, чтобы прокормить громаду Аркополиса, но так как город постоянно разрастался, то Ноктские умы уже выглядывали подходящие для сельскохозяйственных и животноводческих целей мирки...
   Но всё это было на светлой стороне Нокта. А аэроцикл летел над той частью Аркополиса, которая уходила на тёмную сторону Нокта. Здесь в погружённых в вечный сумрак кварталах существовали бедняки. Дома их страшные, прогнившие, похожие на умирающих, взывающих к милости великанов, представлялись частью далёкого, враждебного людям мира. Между домами чёрными провалами зияли улицы, и одна возможность оказаться на этих улицах показалась Аннэе кошмарной. Она даже и не сомневалась, что её там дожидаются кровожадные чудовища.
   Эван проговорил:
   - Не стоит опасаться: здесь, в этих нищенских кварталах, живут такие же люди, как и везде: и плохие, и хорошие. Я и сам одно время жил здесь. На этих улицах есть и бандиты, и нищие поэты, и пьяницы, и участники Сопротивления, которые, рискуя жизнью, вот уже который год расклеивают свои листовки-воззвания. Они, жители великого, по вашему мнению, Нокта, не в состоянии вырваться из этой тьмы. Продолжительность их жизни невелика... Так что, можно сказать, жители Баджа даже находятся в более выгодном положении.
   Дэкл уже совершенно перестал стесняться Эвана, и ответил:
   - Однако, благодаря появлению Ноктских заводиков, наш воздух уже загажен, и скоро у матерей станут рождаться обречённые на частые болезни и короткую жизнь дети...
   Эван ответил то, чего ни Дэкл, ни Аннэя не ожидали от него услышать:
   - Верно. И в этом есть и моя вина...
   И, тщетно стараясь избавиться от чувства вины, он налил себе ещё вина (уже третий бокал). Даже и Аннэя заметила, что один из её любимых героев что-то уж через чур много пьёт.
    Она произнесла:
   - Ну что вы такое говорите... Ведь вы же...
   - Говорю то, что думаю. А кто я? Я - ходячая реклама Ноктского образа жизни; человек угодный правительству. Всё, что я делаю в последние годы - это небезуспешная работа по возвеличиванию Ноктских концернов, законников, правительства. Всё это делается весьма навязчиво, но простачки этого не замечают этого, и заглатывают товары с этикеткой "От Эвана"...
   Эван осушил и третий бокал. С видимым трудом, и только из-за присутствия гостей сдержался, чтобы тут же не налить себе и четвёртый бокал. Посмотрел на Дэкла и Аннэя пьяными глазами, затем, теми же глазами - на прозрачную стену.
   Аэроцикл летел к светлой части Аркополиса. Правда, ещё недостаточно было света, чтобы осветить улицы, но там уже не было так мрачно, как в трущобах. Под ними горели, переливались, празднично мерцали электрические и неоновые огни, которые, по большей части, рекламировали те или иные товары. В некоторых местах можно было видеть плакаты с изображением Стига Лючия - известного актёра, игравшего Эвана в кино. На плакатах этот Стиг, конечно, тоже рекламировал всевозможные товары. По улицам ехали машины, по тротуарам ползли массы аркопольцев; в воздухе сновали аэроциклы. Среди этих аэроциклов много было заметно выкрашенных в багровый цвет аэроциклов законников...
   Эван снова обратился к Дэклу и Аннэе:
   - Да! Вам несказанно повезло. Я заметил эту радугу, когда совершал очередной полёт... А знаете ли, почему я так часто летаю?.. - Дэкл и Аннэя отрицательно покачали головами. - ...Я летаю так часто потому, что хочу улететь с Нокта окончательно. Понимаете?.. Да?!..
   Не дожидаясь ответа, он налил себе ещё вина, и не говорил ничего до тех пор, пока не допил этот, уже четвёртый бокал.
   Затем, встряхнув головой, произнёс:
   - Но вот не могу улететь. Надоел мне Нокт. Тошнит от него, а улететь не могу! Выследят меня, всё равно... Да и не в том даже дело, что выследят... Если бы даже и не следили: окончательно не смог бы улететь. Тут, как говорится, судьба. Привязан я к этому месту. Столько с ним связано. И ведь не только воспоминания, но и надежды. Спросите, на что надеюсь?.. А сам не знаю, быть может, на таких вот, как вы...
   - А какие мы? - спросил Дэкл.
   - Быть может, такие, каким я сам был в юности: наивные романтики; верящие, что способны изменить весь мир. Как увидел вас, так и понял - вот двое, неиспорченных, полных внутренней силой... Вот такие и находят Радужные камни...
   - Кстати, вы говорили, что уже видели такой камень? - осторожно спросил Дэкл.
   - Да. Видел. Очень-очень далеко отсюда, возле скорлупы нашего лазурного мирозданья. Вы же знаете: в скорлупе была дыра, через которую миры вылетали в ледяной вакуум. Так вот, на одном из тех, обречённых на гибель миров, был установлен алтарь. Замерзающие, похожие на скелеты существа возложили на этот алтарь Радужный камень, столь прекрасный, что всем нам, участникам экспедиции, захотелось спасти его. Они начали бить по камню молотами, и из камня взвилась радуга, такая же плотная, как и в вашем случае. Радуга перекинулась на соседний мир, а потом... В общем, нам не удалось завладеть тем камнем, и он, скорее всего, вылетел через дыру в вакуум.
   - А что вы собираетесь делать с найденным нами Радужным камнем? - поинтересовался Дэкл.
   - Хм-м. Я ещё не решил. Во всяком случае, я заплатил за него миллион эзкудо этому вашему, как его...
   - Горду Зарду, - подсказала Аннэя.
   - Ну да. Горду Зарду. И, кажется, совершил глупость. Лучше бы отдал этот миллион какому-нибудь нищему поэту, чем этому негодяю.
   - Не жалейте миллион, - заверяла его Аннэя. - Это, конечно, огромные деньги, но сам Радужный камень, он стоит того!
   - Да дело не в миллионе. Для меня это небольшие деньги. Дело в том, что появление радуги, наверняка, было замечено одним из телескопических датчиков, которых в окрестностях Нокта сейчас понатыкано тьма-тьмущая. Просто к законникам очень много всякой информации поступает, и пока дойдёт время до обработки этого события, может пройти некоторое время. Правительство всё равно начнёт изучать этот камень, и не у дел окажется не только Горд Зард, но и, собственно, я. Пусть я кинозвезда, но такие вещи и кинозвёздам не дают: нам виллы, лучшие товары, девчонок, восторг поклонников, им - всю бесконечно захапать хочется. Так что погорячился я с Гордом Зардом. Поскорее от этого наглеца избавиться хотел, вот поэтому и всучил ему целый миллион...
   - А что же с молотом? - спросил Дэкл.
   - Ах, ну да. Молот я конфисковал. Будет такое пополнее в моей скромной коллекции артефактов.
   - Значит, не собираетесь им молот отдавать? - испуганно спросила Аннэя.
   - Пока что не собираюсь. Будем считать, что это такая каприза несчастного супергероя... Но о Радужном камне у нас, наверное, потом ещё будет разговор. А сейчас просто скажите: куда бы вы хотели, чтобы я вас доставил.
   - Ох, ну я даже не знаю... - вновь испуганно выдохнула Аннэя. - Этот Аркополис - он такой огромный. Только не оставляйте нас здесь одних.
   - Уж конечно не оставлю, - проговорил Эван. - Бросить вас на произвол судьбы - было бы преступлением. Да вас сразу посчитают за нелегальных перебежчиков и отправят на шахты. Без документов вы здесь никто. Этот город раздавит вас. Но я всё же звезда, супергерой, и это даёт мне некоторое преимущества. Вы ведь мечтали посетить Нокт. У вас была какая-то конкретная цель...
   Аннэя метнула быстрый взгляд на Дэкла, затем, потупив взгляд, смущённо пролепетала:
   - Я мечтала стать кинозвездой. Такой как Мэрианна Ангел..., - тут щёки Аннэи покраснели, и она добавила. - Ведь глупо это звучит, правда?
   - Правда. Глупо, - кивнул Эван. - Но я тебя понимаю. Обычная такая, недостижимая мечта...
   - Я ей говорил, что никому ты на киностудии не нужна. Таких миллионы. Все рвутся, а пробиваются единицы, - намеренно жёстко выпалил Дэкл.
   - А те кто вырвался, совсем не обязательно становятся счастливыми, - молвил Эван, и вновь начал подливать вино из уже пустого графина. - Известность ещё не придаёт жизни смысла, особенно если ты понимаешь, что твои действия скорее вредят, чем приносят людям пользу...
   На глазах Аннэи появились слёзы, она взмолилась:
   - Пожалуйста, не отказывайте мне!.. Это ведь самая главная моя мечта. Я всё равно не отступлюсь. Всю свою жизнь положу на то, чтобы приблизиться к киностудии.
   Некоторое время Эван смотрел на неё своими пьяными, печальными глазами, затем проговорил:
   - Да, ты не отступишься. Ни к чему хорошему тебя это не приведёт. Ты ведь не найдёшь света и счастья там, где их нет... Но я помогу тебе. Я сам ведь снимаюсь в телесериале; знаете - играю самого себя, в глупых историях, которые никогда в моей жизни не происходили...
   - Да, да, конечно, я видела все серии! - вскрикнула Аннэя.
   - На киностудии я не последняя фигура, и я похлопочу о тебе, точнее - о вас. Ведь вы же хотели быть рядом?
   - Естественно, - твёрдо заявил Дэкл, и положил ладонь на всё ещё подрагивающее запястье Аннэи.
   Эван продолжал:
   - Представляете, как я шикую: мне выделен целый этаж в крупнейшей гостинице "Столп Аркополиса". Попасть ко мне можно только на спец лифте с особым ключом. Большинство помещений я даже не использую, так что, пока выхлопочу для вас документы, предлагаю поселиться у меня...
   - Как это похоже на сон, - молвила Аннэя. - Ну да, мы согласны.
   Дэкл, которому совсем не нравилось, что они теперь как бы обязаны Эвану, вынужден был кивнуть.
   Тут Аннэя сказала:
   - Только о наших родителях не забывайте! Они же остались на Бадже. Если мы через несколько часов не вернёмся, то они начнут волноваться...
   - И о ваших родителях не забуду. Сначала вы немного осмотритесь в гостинице, подумайте - всё ли вас устраиваете, сможете ли там жить, ну а потом слетаем и за вашими родителями.
   - Так вы и их сможете перевести? - недоверчиво спросил Дэкл.
   - Есть деньги и есть желание помочь хорошим людям. Да - я сделаю это. Кто знает, быть может, они и смогут найти своё место в Аркополисе.
   - А где живут ваши родители? - спросила Аннэя.
   Эван нахмурился, выпил остатки вина, неверной походкой подошёл к прозрачной стене, и упёрся в неё ладонями. Страшно было на него смотреть. Казалось, вот сейчас он вывалиться и полетит в эту переполненную механизмами, бетоном, электричеством и людьми бездну.
   Но он только говорил тихим, печальным голосом:
   - Бежав со своего родного мира, я чувствовал себя бунтарём, и прошлое было мне ненавистно. Я не хотел вспоминать своих родителей... Правда, всё же вспоминал. Ведь невозможно полностью забыть своих родных. Ни одному человеку этого ещё полностью не удавалось... И только через три года после путешествия к скорлупе мирозданья, я посетил свою родину. Там многое изменилось. Уже появлялись Ноктские товары, уже знали меня, как супергероя, и приветствовали едва ли ни как божество. И ни за что не хотели узнавать во мне изгоя, которого гнали, обвиняли в гибели Стефана, который был моим лучшим другом, и который разбился, летая на случайно найденном мной аэроцикле... А своих родителей я не нашёл. Они умерли за два года до того, как я удосужился их посетить. Они стали частью земли, и никогда-никогда больше мне удастся поговорить с ними... Эй, ещё вина!
   Аннэя, сама удивившись своей смелости, произнесла:
   - Быть может, вам уже хватит пить?
   Эван резко обернулся, посмотрел на неё испепеляющим взглядом. Если бы она была важной Ноктской персоной, одной из тех, с кем он привык общаться, он бы сказал ей что-нибудь резкое, злое. Но, глядя на её наивное, чистое, испуганное лицо, он быстро успокоился, и произнёс:
   - Да... извини... Мне действительно не стоит больше пить... Но смотрите: вот и "Столп Аркополиса".
   
   
 & nbsp; 
    Глава 4
   "Персонажи"
   
    В конце следующего рабочего дня, сначала к дому Дэкла, затем и к дому Аннэи опустился аэроцикл Эвана.
    Родители, уже встревоженные исчезновением своих детей, теперь просто перепугались. Родители Дэкла даже попытались спрятаться, но их нашли, вывели наружу. Дети успокаивающе говорили им:
    - Это счастливый поворот в вашей жизни... Вас приглашают на Нокт...
    А когда родители Дэкла и Аннэи увидели Эвана, то действительно почувствовали себя счастливыми, и подумали, что это - самый прекрасный день в их жизни. И разместились они в аэроцикле, и полетели на Нокт. Везли с собой те вещи, от которых пока что не могли отказаться, это были самые обычные предметы домашнего скарба, а также и закупленный прежде Ноктский ширпотреб...
    Полетели на Нокт. Там их разместили на сто двадцатом этаже гостиницы "Столп Аркополиса". Весь этот этаж принадлежал супергерою Эвану, но ему более чем хватало и одних покоев класса "люкс". Ещё двое роскошных номеров были отданы родителям Дэкла и Эвана, ну и ещё в одном номере уже поселились Дэкл и Аннэя.
    Так облагодетельствовал их Эван, выслушал их благодарности, выпил вместе с ними вина, и удалился в свои покои, в тот вечер он, несомненно был самой мрачной, несчастной персоной на сто двадцатом этаже.
    Одиночество терзало Эвана. Казалось ему, что во всём мирозданье человека близкого ему, понимающего его.
    Эван вспоминал свою жизнь. Вспоминал тех, кого любил. Вот первая его любовь. Он случайно увидел её с другого мира в телескоп, и сразу романтически, наивно влюбился в ней, потом с большим трудом нашёл. Она оказалась Ноктской кинозвездой Мэрианной Ангел...
   В последствии им даже довелось некоторое время пожить вместе, но в конечном итоге Эван понял, что ничего общего то у него с ней и нет; в конце-концов это вылилось в сплошные ссоры; один раз Мэрианна Ангел даже вцепилась в его лицо ногтями, а он ответил ей ударом. Это было отвратительно. Потом они расстались, шумно, с многочисленным статьями в "жёлтой" прессе поделили имущество, и с тех пор встречались только случайно, в киностудии, но в одних фильмах, естественно, не снимались...
    Ещё встретилась на его жизненом пути Мэрианна Нэж. Законница, волевая, прагматичная женщина - она во много являлась противоположностью Эвана. Но всё же они много общались... Во время экспедиции к "скорлупе" мироздания Мэрианну Нэж выбросило из их крейсера "Спаситель", и в последствии её так и не удалось найти. Возможно, её уже и в живых не было...
    После возвращения от "скорлупы" мирозданья, Эван уже в полной мере стал Ноктской звездой. Про него снимали фильмы, товары с его изображением, или просто с именем пользовались неизменным успехом. Часто Эвана приглашали выступать на телевидение, и он отвечал то, что заучивал заранее, то, чего от него хотели власти. Также он снимался и в телевизонных фильмах про самого себя (не путать с многомилионными блокбастерами), в которых ему сниматься всё же не доверили...
    Итак, потеряв и Мэрианну Ангел, и Мэрианну Нэж, Эван всё чаще задумывался о том, что вот настоящую любовь ему встретить не довелось. Конечно, у него были поклонницы. Много поклонниц. Они буквально осаждали Эвана. И даже его деньги этим, в основном молодым девчушкам не были нужны. Они и не смели надеяться на его деньги. Но просто переспать с ним, а потом вспоминать это как наиважнейшее в своей жизни событие - это было их целью. И Эван давал им то, чего они хотели. Вечером - пил с ними дорогое вино, ел фрукты, закусывал икрой, потом - погружался в молодые тела, а утром просыпался разбитый, и едва ли с ненавистью выгонял их, и пил...
    Стремительно летело время, и с каждым месяцем, с каждым годом Эван всё больше пил. Дошло уже до того, что он сколько-нибудь выпивыл каждый день, а один раз в неделю обязательно сильно напивался.
    Он чувствовал свою зависимость от Нокта. Он ненавидел и презирал Аркополис, но в тоже время он и не представлял своей жизни без тех, в конечном итоге терзавших его удовольствий, которые давал ему этот город...
    И ещё одной причиной страдания Эвана было то, что когда-то он умел летать. Этот чудесный дар он получил во время того памятной, и так неверно освещённой на Нокте экспедиции к "скорлупе" мирозданья. Некоторое время он способен был летать совершенно свободно. Рассекал воздушный океан, и чувствовал себя счастливым.
    А всё же - откуда исходила эта способность летать? Ведь, когда он летел, то не прилагал к этому никаких усилий, кроме самого стремления лететь. Это было так же естественно, как хождение для человека со здоровыми ногами, но только ещё легче. Но ведь не было у Эвана крыльев. Не мог он ими двигать, как ногами...
    Сразу после возвращения от "скорлупы" на Нокт, он ещё чувствовал эту лёгкость, способность к полётам. Но потом, по-мере того как превыкал он к Аркополису, тем труднее ему становилось хотя бы немного приподняться над полом (делал он это в уединении, с занавешенными шторами, так как опасался газетчиков)...
   И за последние три года Эвану так ни разу и не удалось подняться в воздух, кроме как на аэроцикле. Но этот аэроцикл, каким бы дорогим и роскошным, он ни был, не мог заменить радости самостоятельного полёта. Есть такие вещи, которые невозможно купить ни за какие деньги - внутреннюю чистоту, свежесть.
   Итак, Эван пытался наслажаться жизнью, и в тоже время страдал. Ему исполнилось тридцать семь лет, но чувствовал он себя гораздо старше. Аннэю и Дэкла он спас именно потому, что в них увидел себя молодого, неиспорченного, ему хотелось общаться с ними; он надеялся, что они помогут ему стать таким, каким он был прежде. Но вот он выслушал Аннэю, и ему стало больно.
   Он понял, что вряд ли ей остаться прежней - наивной, светлой, чистой. Нокт изменит её, переделает под свои стандарты. Ну а если Аннэя не захочет под эти стандарты подстраиваться, то она погибнет...
   Так, в тот день когда родители Дэкла и Аннэи разместились на сто двадцатом этаже "Столпа Аркополиса", Эван развалился на диване в своих покоях, и мутными, пьяными страдающими глазами смотрел перед собой, на занавешенные плотные штору. В одной руке он сжимал большую бутылку редкого вина, за которую простому работяге из трущоб пришлось бы вкалывать целый месяц. Рядом с диваном расставлены были и ещё несколько бутылок с другими алкогольными напитками, ещё несколько запылившихся, пустых бутылок валялись под диваном. Конечно, эти бутылки, также как и многий другой мусор могли бы убрать горничные, но никаких горничных Эван к себе не допускал. В последнее время его всё больше пугала вероятность того, что некие чуждые люди будут вмешиваться в его жизнь, следить за ним, а потом ещё и пересказывать это...
   Другую руку Эван положил на поднос с очень вкусными закусками, которых он поглотил уже столько, что у него раздулся живот; но ещё больше закусок расставлено было на столе. Эван думал: "Вот до какого жалкого, ничтожного состояния я дошёл. Ленивый, сытый, пьяный, не хотящий ничего, кроме скучных, умертвляющих, однообразных наслаждений. Мне даже лень повнимательнее рассмотреть тот молот, которым ударяли по Радужному камню. И уж тем более, лень самому слетать к Радужному камню, изучить его повнимательнее... Ничтожество. Мёртвый, бесполезный, и даже вредный своим поп-конформизмом человечишко - вот в кого я превратился...", но и эти мысли были ленивыми, сглаженными вином. И уже вторгалась в сознание обыденная картина того, что повторялось многократно. Вот он допьёт вино, съест сколько можно больше закусок, затем сходит в туалет, умоется и повалиться спать, и будет спать...
   Вдруг стало темно. Эван не видел ничего, кроме черноты. Он спросил тихо:
   Что случилось?..
   Издали донёсся испуганный женский крик. "Где это кричали?.. Может, родители Дэкла или Аннэи?.. Нет... Крик донёсся с другого этажа. А здесь потолки толстые. Значит, кричали очень громко... И там стало темно..."
   Надо сказать, что за то время пока Эван жил в нищенском районе Аркополиса, пару раз случалось отключение электричества. Но ведь он уже привык к другой, роскошной жизни. В "Столпе Аркополиса" прежде таких сбоев не случалось. Вот поэтому и не догадался Эван, что просто отключалась люстра, да и все остальные осветительные приборы.
   Медленно, спотыкаясь, подошёл он к окну, отдёрнул штору. И увидел погружённый в сумрак Аркополис. Только едущие по улицам машины, да шнырявшие в воздухе аэроциклы давали хоть какое-то освещение. Но нигде в окнах не горел электрический свет. Правда здесь, в центральной части города, которая была ближе к светлой стороне Нокта, свет в квартирах вообще включали не так уж и часто (например, в таких случае, когда хотели почитать); но нищенские, приближенные к тёмной стороне районы, теперь оказались совершенно неосвещёнными.
   Подача электричества прекратилась по всему Аркополису. Эван представил, как, должно быть, страшно тем, оставшимся в полной темноте людям, и сам содрогнулся. Ему стало искренне жаль их, он захотел помочь им...
   Так он стоял, со сжатыми кулаками, с уставшим, помятым лицом, с глубоко несчастным взглядом, и всё ждал, когда же зажгутся электрические огни. Но проходили минуты, и ничего не изменялось. В дверь Эвана стучали, но он не обращал внимания на этот стук, так как самым главным ему казалось возвращение электрического света. Ведь он привык к электричеству также, как к Аркополису, в некоторой степени электричество было символом этого города...
   Через полчаса такого ожидания, Эвану стало казаться, что он не выдержит, и бросится в кладовку, где положил молот, и полетит с этим миром к Баджу, и ударит по Радужному камню, затем только, чтобы больше было света. Но вот начали одним за другим, начиная от самых дальних, нищенских загораться электричеством Аркопольские районы. Так Эван дождался того, что и в его аппартаментах засияла люстра...
   Но почему-то люстра эта уже не давала такого утешения, как прежде. Эван раззанавесил шторы, выключил люстру. От лазурного света неба было достаточно светло, но всё же не светом дня, а светом раннего вечера - ведь и "Столп Аркополиса" находился на теньевой стороне Нокта...
   Только тут Эван обратил внимание на весьма настойчивый стук в дверь. Пошёл открывать. На пороге стояли Дэкл и Аннэя. В руках держали уже потушенные свечи, смотрели на Эвана испуганно. Эван поспешил их заверить:
   - Всё хорошо. Электричество уже починили.
   - Мы совсем не испугались этого отключения. У нас на Бадже подобные перебои с электричеством случаются регулярно. Быть может, здесь подобные вещи чувствуются сильнее. Мы вот просто подумали: а что будет, если выключится свет не этот, городской, а небесный...
   - То есть, как? - нахмурился Эван.
   Дэкл проговорил:
   - Вот мы подумали, что раз небо всегда такое яркое, лазурное, то должна быть эдакая центральная лампа, которая своими размерами и мощностью, конечно, ни в какое сравнение не идёт с обычными лампочками.
   Эван проговорил:
   - Теоретически такой центральный источник света должен быть, но вы же, должно быть, знаете, что обнаружить его до сих пор не удалось...
   - Да, знаем. У нас на Бадже можно достать некоторые научно-популярные журналы... - это уже Аннэя ответила.
   Дэкл поведал:
   - К теоретическому центру нашего мирозданья, также как и к скорлупе было отправлено уже много зондов; однако ни самого центра, ни источника света они не нашли. Но, естественно, такой источник должен быть...
   - Должен-должен. Конечно... - пробурчал Эван, голова которого уже начала болеть от выпитого вина.
   Испытанное, в результате отключения электричества напряжение, казалось теперь через чур сильным, и Эван хотел поскорее умыться в душе и завалиться спать.
   Дэкл, не замечая хмурого, раздражённого выражения Ноктской звезды, продолжал
   - То, что центральный источник света существует - очень легко доказать. Ведь, если бы свет был равномерно рассеян в пространстве, то и миры имели бы только одну светлую сторону, но, как нам все известно, у каждого из бессчётного множества миров имеется и светлая и тёмная сторона...
   - Да-да, конечно, мне это уже очень давно известно, - сказал Эван.
   - Значит...
   - Я понимаю, что это значит. А сейчас - отправляйтесь спать. Завтра исполняется мечта Аннэи.
   Девушка смущённо улыбнулась, потупилась, щёки её порозовели. Она молвила смущённо:
   - Завтра идём в киностудию...
   
   * * *
   
    К словам Эвана действительно прислушивались в одной из крупнейших Ноктских кинокомпаний "СветАрк", ведь именно с ними был у Эвана заключён контракт, именно от него текли к ним немалые прибыли. Время от времени он пытался протолкнуть какого-нибудь молодого актёра или актрису, и их брали на незначительные, второстепенные роли. Так что, никто не удивился, когда Эван привёл Аннэю и Дэкла.
    В обшитом чёрной кожей кабинете Эвана и его подопечных приветствовали сразу несколько продюссеров, а также и режиссёр. Конечно, они собрались не по случаю прибытия Аннэи и Дэкла, а потому что через четверть часа в этом же кабинете должно было состояться совещание.
    Один из присутствующих, при появлении Эвана, сказал:
   Эван! Эван! Наш несравненный Эван...
   Аннэю же и Дэкла они словно и не заметили. А, между тем, Аннэя в то утро казалась особенно очаровательной. Она одела своё лучшее, привезённое с Баджа платье. Платье подчёркивало её молодость, стать, чистоту. Платье, весьма старомодное, но изящное, по- настоящему романтичное, смотрелось диковинно не только для этого помещения, но, пожалуй, и для всего Нокта. Лицо девушки выражало и природную скромность, и испуг, и в тоже время - энергию, могучее стремление к лучшему, красивому...
   Эван выбрал продюссера, которого знал лучше других, и который многому в своей карьере был обязан самому Эвану. Вместе с Аннэей и с Дэклом, которому в этом месте вовсе не нравилось, но который вынужден был следовать за своей возлюбленной - Эван подошёл к этому продюссеру.
   С трудом сдерживая раздражение, и не в силах скрыть усталости и печали в своих глазах, Эван спросил у этого продюссера:
   Ну как жизнь?.. Как обычно - кипит?..
   О, да. В производство запущены сразу несколько новых проектов, и ещё несколько - в подготовительной стадии...
   Замечательно. А я вот подыскал для вас молодых, и действительно талантливых актёров.
   Продюссер оценивающе посмотрел на Аннэю и Дэкла. Сразу определил, что типаж Аннэи не вызовет у Ноктцев нужных чувств. Да - симпатичная, но какая то уж очень вся светлая, наивная. Привыкшие к пошлости кинозрители, пожалуй, посчитают её дурочкой, а уж серьёзно-то воспринимать точно не станут. Что касается Дэкла, то по его нахмуренно-сердитому лицу сразу можно было понять, что сниматься ему вовсе не хочется.
   Конечно, если бы эти молодые пришли к нему одни, продюссер попросил бы их оставить резюме, и сказал бы, что в случае чего он с ними свяжется, и сам бы уже точно знал, что связывать не станет. Но рядом стоял Эван, а Эвану он отказать не мог. Он коротко вздохнул, натянуто улыбнулся, про себя выругался, а вслух сказал:
   - Ну что ж, раз Эван за вас ручается, то, считайте, роли у вас уже в кармане. Это будут второстепенные, но не эпизодические роли в одной из серий телевизионного сериала, который мы сейчас снимаем.
   Аннэя просияла, и, глядя на неё, Эван подумал, что вот она, пожалуй, может взлететь, и без всяких аэроциклов помчаться к центру мирозданья...
   Продюссер продолжал:
   - Больше о своих ролях вы узнаете по окончании совещания. То есть - через два часа... Конечно, перед началом съёмок вы пройдёте небольшую проверку. Просто покажете свои актёрские способности. Но волноваться не стоит, это просто формальность. Если сам Эван ручается за вас, то я не сомневаюсь, что вы справитесь с этими первыми ролями.
   А потом, ведь и новые роли будут... - мечтательно молвила Аннэя.
   Да, конечно.
   Казалось, Аннэя готова была расцеловать, и одарить самым лучшим, что было в её душе и продюссера, и всех этих важных, сосредоточенных, посвятивших свою жизнь съёмкам намеренно глупых фильмов людей. Она и не подумала, что раз съёмки начинаются так скоро, так, стало быть, на её роль, и на роль Дэкла уже были назначены какие-то актёры, и что этим актёрам теперь откажут. А, между тем, так и было. Отказывали талантливым, хоть и играющим вторые роли актёрам, которые нуждались в этих ролях, чтобы свести концы с концами...
   Говоря о том, что Аннэю в этом помещении никто не обратил внимания, я несколько погрешил против истины. Обратил внимание очень высокий, и очень худой юноша с бледной кожей, который стоял возле высеченной из чёрного камня статуи, изображающей пышную купальщицу. Это был очень богатый, очень влиятельный юноша. Сын одного из членов Ноктского правительства, он присытился бесконечными кутежами, и решил попробовать себя в качестве актёра. Играл он, естественно, более чем посредственно, но влияние папочки не давало выставить со съёмочной площадки. Более того, перед ним заискивали, к его не очень то умным советам прислушивались. Считалось большой честью, если он посещал тут или иную светскую вечеринку.
   Зрителям он был известен под именем Аддона Донча. В фильмах ему сниматься очень нравилось, засчёт этих съёмок он считал себя по настоящему творческой, выдающейся личностью, очень гордился этим. Только дубли терпеть не мог, и поэтому редко переснимались сцены с его участием. Естественно, при такой скорости съёмок и фильмов с его участием вышло множество.
   Хотя с его внешностью, больше бы пошли Аддону Дончу роли в фильмах ужасов, больше он любил роли романтических героев. В каждом фильме у него, неприменно, появлялась новая очаровательная пассия, с которой следовали постельные сцены и на экране, и в реальной жизни...
   Аддон Донч завидовал Эвану, потому что его популярность не могла сравниться с популярностью Эвана. Зрители обожали и блокбастеры и телевизионные сериалы, где снимался либо сам Эван, либо где его играли известные на Нокте актёры.
   При всём намеренном оглуплении сюжетов с Эваном, ни продюссеры, ни режиссёры, ни даже сам спивающийся Эван, не могли отнять главного - именно он, Эван стал символом новой эпохи - колонизации иных миров, именно на него старались походить подрастающие мальчишки.
   Итак, Аддон Донч, как увидел вошедшую в это помещение Аннэю, так уже и почти и не отрывал от неё своего пристального взгляда. Он испробовал прелести уже сотен Аркопольских красоток, здесь же появилось нечто совершенно новое. Такая чистая, светлая, наивная, не похожая на других - вот ей интересно завладеть, её надо использовать и в следующем его фильме, и в реальной жизни; обольстить, выпить её чистоту и непорочность... Думая так, Аддон Донч даже хищно облизнулся - и это показалось гораздо естественнее, чем большинство его ролей. В эти мгновенья он действительно был похож на вампира, возбуждённого видом молоденькой девственницы...
   
   * * *
   
    На следующий день состоялись кинопробы, и Аннэя с Дэклом, как и следовало ожидать, были утверждены на роли в сериале "Счастье и Сопротивление". Сюжет, в общем-то, состоял из обычного для Ноктского сериала примитивного набора штампов: благородные, даже прекрасные служители закона и правительства, и мерзкие, сеяющие смерть и разрушение участники Сопротивления. Пропаганда правительства накладывалась ещё и на мелодраматическую линию. Главный герой - красивый, честный законник, выполняющий различные опасные задания влюблён в прекрасную девушку: учёного-биолога, которая все силы отдавала тому, чтобы получить "красный" диплом, а затем отправиться на один из дальних миров. Но тут благородный законник серьёзно досадил мерзким участникам Сопротивления, и они похитили его возлюбленную, с тем, чтобы он сам, без оружия пришёл к ним.
    В той серии, в которой предстояло сняться Аннэе и Дэклу, главный герой приходит в логово законников, вроде бы без оружия. Его ведут к боссу - главному, мерзкому злодею. Этот злодей смеётся над славным законником, и говорит, что вот он пришёл, а его возлюбленную всё равно не выпустят, а замучают на глазах у героя. И тогда законник кидает спрятанный в его кармане нож в стоявшего рядом охранника, убивает его, завладевает автоматом. Начинается перестрелка...
    Красавица-биолог спасена, но главный злодей убегает. Законник преследует его, и настигает в магазине, где злодей берёт заложницу. Эту залодницу и предстояло играть Аннэе. Дэкл и по сценарию - юноша, который любит её; он говорит несколько пламенных, красивых реплик, пытается освободить её, но погибает. Главный герой пытается договориться со злодеем, обещает, что его выпустят из города; однако тот отвечает, что законники уже перекрыли все пути к отступлению, и убивает и себя, и прекрасную, хотя и нехарактерую для Ноктского кинематографа красавицу.
    Такой конец очередной серии "Счастьи и Сопротивления" должен был показать не только мерзость Сопротивления, но и придать некий драматизм сериалу, который, согласно опросам телезрителей, в последнее время стал уж слишком слащавым...
    Когда Аннэя и Дэкл прочитали сценарий, Аннэя спросила:
   - Ну, как тебе - не правда ли, мило.
   Дэкл нахмурился и проговорил мрачным тоном:
   - За всю жизнь свою не читал большей мерзости, но ради тебя и в этом готов сняться.
   - А ведь я могу обидеться...
   - Ну и обижайся, если тебе так хочется, - проворчал Дэкл.
   Аннэя действительно обиделась, и до самого начала съёмок не общалась с Дэклом.
   А Дэкл так и ходил хмурый, метал по сторонам неприязненные взгляды, и думал: "Если моя Аннэя и дальше будет сниматься в подобной гадости, то что же с ней станет?.. Неужели превратиться в одного из тех типажей с хищными лицами, которых я уже нагляделся за эти часы? И как её вразумить?.. Ведь она такая чистая, наивная. Даже и не хочет видеть грязи там, где она есть, обижается на меня, считает, что я говорю глупости... А куда деваться мне? Приходётся оставаться возле неё..."
   
   
   
    Глава 5
   "Разные"
   
& nbsp;   И вот начались съёмки. Снималась самая обычная серия, самого обычного Ноксткого сериала. И только Аннэя выделялась на общем фоне, присутствовавшие на съёмочной площадке переглядывались, шептались:
   - Как её допустили на площадку?.. Она, конечна, хороша, даже через чур хороша, но её не примет наш зритель...
   Говорят, её порекомендовал сам Эван.
   Сам Эван?.. Ну, тогда с этим не поспоришь. Придётся снимать...
   Отсняли несколько дублей этой драматической сценки. Как и было положено - сначала погиб Дэкл, затем - и Аннэя.
   По окончании съёмок, сияющая, забывашая о недавней ссоре Аннэя подпорхнула к Дэклу, спросила:
   - Ну не правда ли - чудесно?
   - Я устал. Я не хочу говорить об этом...
   - Ну что ты так хмуришься? Я не понимаю тебя! Ведь это такой прекрасный день. Нас сняли, и покажут по телевидению. И меня, и тебя увидят совершенно незнакомые нам люди: и здесь, на Нокте, и на нашем Бадже, и на всех тех мирах, где показывают Ноктское телевидение...
   - Но мне не нравится Ноктское телевидение, и ты об этом прекрасно знаешь.
   - И всё же, Дэкл, ты бываешь совершенно невыносимым. У тебя сейчас физиономия самоубийцы, или человека, приговорённого к казни. Глядя на тебя, я начинаю чувствовать себя плохо. Решил мне испортить этот прекрасный день?
   - Не хочешь смотреть на меня?
   - Хочу смотреть на тебя прежнего: приветливого, улыбчивого...
   - Я никогда не был особенно улыбчивым, а сейчас, если и выдавлю из себя улыбку, то это будет такая гримаса, от которой убежишь и ты, и все окружающие...
   - Нет, ты становишься совершенно невыносимым. Не знаю, что с тобой делать.
   - А ничего не делай. Нравится тебе здесь? Ну так и оставайся, ну и гуляй по этой киностудии, а я пойду в гостиницу!
   Вот на такой агрессивной ноте они и расстались. Дэкл нанял аэроцикл, и полетел в гостиницу (деньги они получили в кредит от Эвана, и, несмотря на его заверения, что это - плата за молот Радужного камня, обещали вернуть их при первой же возможности).
   Оказавшись в своём номере, Дэкл пытался почитать один из немногих нравившихся ему журналов "Флора и фауна иномирья", но, несмотря на действительно интересные статьи и фотографии, никак не мог на них сосредоточиться. Мысли его вновь возвращались к Аннэе: "Вот её нет рядом, и я понимаю, как же дорога она мне, как привязался я к ней. Готов на всё, лишь бы она оставалась рядом со мной. Рядом с ней я готов на многие свершение, без неё - пропаду, начну спиваться также, как этот несчастный Эван... Вот целых два часа не видел её, и уже весь извёлся. Где она сейчас? Что делает? Не случилось ли с ней что-нибудь в этом страшном, огромном мире?.."
   И Дэкл уже сожалел о том, что отказался принять от Эвана устройство мобильной связи, с помощью которого мог бы оперативно связаться с Аннэей.
   Надо сказать, что "мобильники" появились на Нокте совсем недавно. Это было одно из проявлений технического прогресса, который так резко взвился вверх после того, как началось изучение "Объекта". Конечно, по важности "мобильники" ни в какое сравнение не шли со световыми двигателями, но получали всё большее распространение в суетливом Аркополисе, и вскоре уже должны были появиться на таких мирах, как Бадж...
   Итак, Дэкл тщетно пытался избавиться от мыслей об Аннэе, и это ему не удавалось. И к тому времени, когда через три часа она, наконец-то, появилась, он совсем извёлся.
   Она вошла, сияющая больше прежнего, с большим букетом благоуханных, удачно подобранных цветов, и бросилась к нему, обнимая его, целуя, приговаривая:
   - Милый, Дэкл, ну что же ты опять такой мрачный?.. Ведь сегодняшний день ещё более прекрасный, чем я ожидала! Это сказка! Как же прекрасен Нокт, как же прекрасен Аркополис!
   - А что у тебя уже появились поклонники? - Дэкл отстранился и кивнул на букет.
   - Представь себе, появились. По-крайней мере, один поклонник.
   - Просто замечательно. Очень рад этой новости!
   В голосе Дэкла прозвучала боль, но Аннэя снова подошла к нему, обняла крепче прежнего, и, поцеловав в губы, спросила:
   - Неужели ты можешь ревновать меня?..
   - Я, право, не знаю.
   - Нет, ты опять обижаешь меня. Сомневаешься во мне?..
   - Нет. Я надеюсь...
   - На что надеешься? На то, что не изменю тебе? Но как же я могу тебе изменить, если я твоя; понимаешь - только твоя, до самой смерти.
    - Ладно. Я верю тебя. Но расскажи мне про этого поклонника.
   - Его зовут Аддон Донч, и он - очень известный на Нокте киноактёр. Снимается, в основном, в фильмах про любовь. Ты видел фильмы с его участием?
   - Нет, я не смотрю Ноктские фильмы "про любовь", потому что они про что угодно, но только не про любовь.
   - ...Ладно. А мне вот доводилось пару фильмов с Аддоном видеть, и, скажу тебе - он неплохо играет. Ну а в реальной жизни - он такой галантный, обходительный, тебе надо поучиться у него...
   Дэкл хотел сказать: "Учиться подлости не желаю", но решил, что Аннэя может совсем обидеться, и кое-как сдержался.
   Потом они ужинали, и Аннэя рассказывала о впечатлениях прошедшего дня, и о встрече с Аддоном Дончом. Оказывается, он пригласил её сниматься в следующем фильме с его участием.
   - Что - в роли его очередной любовницы? - спросил Дэкл.
   - Нет! Как ты мог подумать!.. Это такая же небольшая роль, как и сегодняшней серии. Но это уже не для телевидения. Этот фильм в кинотеатрах будут показывать. Он пригласил меня осмотреть место съёмок того эпизода. Это на курортном мире Жемчужина- 15.
   - И ты, конечно, согласилась?
   - Конечно, согласилась. А что в этом плохого?.. Ведь ты же понимаешь. Он мне интересен только как друг. Он очень хороший человек. Веришь мне?
   Дэкл ничего не ответил.
   - Ну так хочешь я тебя с ним познакомлю?
   Ещё чего! Конечно, нет. Обойдусь без таких знакомств...
   Дальше они долго разговаривали. И чем дальше шёл разговор, тем чаще Аннэя восхищался Ноктом и Аддоном, а Дэкл испытывал от этого раздражение. Закончилось всё тем, что он сказал Аннэе немало грубых слов, а она разобиделась на него, и спала в ту ночь в соседнем помещении (правда, в их номере было аж пять помещений, и десять кроватей и постелей).
   А на следующий день, не оставив Дэклу никаких записок, Аннэя улетела вместе с Аддоном Дончом на мир Жемчужина- 15. Впрочем, Аннэя была уверена, что этим только проучит мрачного, вспыльчивого Дэкла. О том, что у неё с Аддоном Дончом может вспыхнуть любовь, наивная Аннэя даже и не думала.
   
   * * *
   
    ...Прошло полгода. Дэкл, его родители, и родители Аннэи все ещё жили на сто двадцатом этаже гостиницы "Столп Аркополиса"; Аннэя вот уже пять месяцев как не появлялась там.
    Однажды вечером (опять-таки напомню, что вечер, ночь, утро и день - понятие в Многомирье весьма условные, ощутимые только организмами, но не передающиеся через разность освещения) - Дэкл сидел в роскошном номере Эвана, за богато уставленным столом. Всевозможные кушанья высились на тарелках, конечно много было и выпивки. Эван напился по давней привычке, Дэкл - едва ли ни в первый раз.
    Уже некоторое время они ничего не говорили, избегали смотреть друг на друга, но зато усиленно ели, и, конечно же, пили.
    Вдруг Дэкл проговорил:
   - Каждый день обещаю не узнавать о Аннэе, и каждый день срываюсь - буквально выискиваю информацию о ней... Впрочем, делать это несложно - "жёлтая" пресса любит обсасывать подробности её романа с Аддоном Дончем.
   - Ну и неужели за всё это время она даже ни разу не позвонила тебе?..
   - Нет. Не позвонила. Только письмо присылала... Да ты знаешь, я тебе его показывал: "Прости. Извини... Нашла свою истинную любовь" - таков смысл... Он обольстил её во время того полёта на Жемчужину-15... Показался ей настоящим божеством: сияющий, обольстительный, властный, из-за своих денег всемогущий... Теперь она снимается в главной роли, в его фильме... Знал, что она наивна, но не предполагал, что она такая дура!..
   Дэкл махом осушил большой бокал вина, подлил себе ещё.
   Эван, впервые за полчаса взглянул на Дэкла, но тут же отвёл взгляд, и спросил тихо:
   Обвиняешь меня в том, что привёз вас сюда.
   - Проклинал тебя. Были такие страшные часы, когда хотел убить тебя, а потом и на себя руки наложить. Но всё же спасся от этого страшного наважденья. Теперь ни в чём тебя не виню. Она бы всё равно вырвалась сюда. Кино всегда было главным в её жизнь, я всегда оставался на втором месте... Но, пожалуй, хватит о ней. Сердце и так истерзано...
   - Как твоя работа? - спросил, подливая себе и Дэклу вина, Эван.
   - Как обычно. Никаких изменений. Утром просыпаюсь, беру выданный мне список, начинаю обзвон... "Алло, скажите пожалуйста - это приёмный порт мира "Речной-16?". "Да". "А это Ноктская компания "ПлавСыр". "Получили ли вы вчера партию сырков с красным перцем?". "Да". "За какое время была произведена выгрузка?". "За три часа". "Скажите, какие плавленные сырки пользовались наибольшей популярностью в прошедшем сезоне". "Со вкусом огурцов, и с грушевым привкусом". "Поступали ли к вам жалобы от местного населения на нашу продукцию?" "Нет. Жалоб не поступало". "Есть ли пожелания к нашей компании". "Пожалуйста, присылайте сырки с блондинкой на упаковке, их особенно хорошо разбирают". "Спасибо. Всего хорошего". "И вам того же..."... "Алло, скажите пожалуйста, это приёмный порт мира "Речко-горный 27". "Нет. Это строительство развлекательного комплекса мира "Хвойный-58". "Извините"... Ну и так далее... Весь день - звонки от одного мира с другой, такие разные, и в тоже время - такие похожие, так быстро забывающиеся голоса...
   - Надоела эта работа.
   - Надоела?.. Не то слово!.. Однообразие убивает, а я ведь всегда стремился к полётам. Останусь на Нокте ещё хотя бы на три месяца, и сопьюсь. Стану таким же, как ты, Эван. Ты уж извини. Я пьян. Я говорю, что думаю. Ты ведь пьяница. Ты ведь убиваешь себя. Ответь: почему ты не можешь сбежать отсюда? Гниёшь ведь! Ответь!..
   - Не знаю, Дэкл. Не знаю... Вот сил нет. Молодость ушла, и сил нет... Я ведь никому не говорил: а в себе держал. Там, за "скорлупой" мирозданья. Там не только ледяная пустота, или, как её называют - вакуум. Там - есть жизнь. Огромное пространство. Мы и вообразить себе не можем такую бездну, а в этой бездне - сияющие архипелаги! Какими дивными цветами переливаются они... Не в силах я это описать. Даже лучший поэт смог бы только намекнуть, только малую частицу той бездны в своих стихах передать, а я...
   - Для меня - вовсе не откровение, что ты увидел там нечто прекрасное. В тех старых телепередачах, с твоим участием, которые я видел, ты хоть и говорил неправду; то, что от тебя требовали, а в глазах твоих светилась та красота... Теперь твои глаза потухли. Ты сидишь здесь, старый, усталый, день за днём приближаешься к смерти...
   - Не говори мне об этом, Дэкл! Мне больно это слышать!
   - Но ведь это правда. Почему ты боишься правды?..
   - Потому что я привык обманывать. И чем глубже в эту ложь погружаешься, тем больнее становится жить...
   - Ведь ты мечтал снова увидеть ту красоту. Путешествовать там, за пределами нашего мирозданья.
   - Именно таковой и была моя главная мечта. Но потом, день за днём всё забылось. Но, Дэкл, прошу хватит! Не причиняй мне эту боль... Я буду пить ещё и ещё...
   Эван только что опрокинул в себя бокал с вином, налил следующий, но, прежде чем пить, потянулся с той же бутылью вина к Дэклу. Хотел и ему подлить. Но Дэкл сделал отрицательный жест рукой, отставил свой бокал на край стола, и проговорил:
   - Нет, довольно...
   - Насмотрелся на меня? Не хочешь теперь? Перетерпишь свою боль-разлуку с Аннэйей?
   - Переживу, потому что понял, что должен делать.
   - А-а, дай-ка догадаюсь! - пьяным голосом вскрикнул Эван. - Улетишь с Нокта, правильно?!
   - Да. Я улечу с Нокта.
   - Я тебя не держу.
   - Ты помог бы мне устроиться на каком-нибудь дальнем мире?
   - Помогу. Ты ж знаешь, у меня есть связи, - Эван жадно пил вино.
   - На очень дальнем мире. Так, чтобы даже и при желании, и со световыми двигателями сразу нельзя было вернуться назад.
   - А?.. Что?.. Поближе к "скорлупе" прикажешь?..
   - Нет. Лучше поближе к центру мирозданья. Меня почему то всегда манил именно центр. Наверное, если доведётся узнать, что там такое, то и к "скорлупе" отправлюсь.
   - Ты же знаешь: точный центр так и не удалось обнаружить.
   - Но я хотел бы отправиться на базу, расположенную как можно ближе к центру.
   - Это можно устроить. Хотя ты, наверное, знаешь: на такие дальние базы, начинённые новейшей техникой, берут только коренных Ноктцев... Но ты не волнуйся. Я же герой их комиксов. Ради меня сделают ещё одно исключение; в конце-концов это не так уж и в разрез с ихними законами идёт. Они же должны показать, что и к выходцам с иных миров не как к зверям относятся.
    - Вот огромное тебе спасибо! Вот бы всё получилось!..
   - Получится-получится.
   - Эван, и ты со мной лети. Там ты себя свободней почувствуешь и пить перестанешь.
   - Ни в коем случае! - пьяно вскрикнул Эван, и помахал перед своим носом подрагивающим пальцем. - Если меня и отпустят, то сделают из этого путешествия дурацкое шоу... Так что ты готовься - в ближайшую неделю твой отлёт. Ну и не поминай меня лихом!
   - Что ты, Эван, друг мой! Ведь мы не в последний раз общаемся.
   - Конечно-конечно. Ну а теперь иди, я хотел бы побыть в одиночестве.
   Когда Дэкл удалился, Эван в какой уже раз подлил себе вина, и пробормотал:
   - Случайно нашёл вас, похожих на меня в юности, и вот вы разбежались-разлетелись. Кто же теперь остался со мной?.. Я совсем один здесь...
   
   * * *
   
    ...Промелькнуло ещё три года.
    И снова сто двадцатый этаж крупнейшей Аркопольской гостиницы "Столп Аркополиса". Давно уже не жили там ни Аннэя, ни Дэкл, ни их родители. Что касается родителей, то они, по проекции Эвана, нашли несложную, связанную с вводом данных в компьютерную базу, но хорошо оплачиваемую работу, и жили на тихой, почти светлой окраине Аркополиса. Дэкл улетел на дальнюю, приближенную к гипотическому центру мирозданья базу, что касается Аннэи... Аннэя в тот день пришла к Эвану.
    Она наслышана была, что Эван много пьёт, и в последнее время редко появляется на публике, поэтому, когда договаривалась о встрече, и слышала в трубке его усталый, печальный голос, приготовилась к встрече с человеком потрёпанным, мало похожим на кумира её молодости.
    И всё же, когда она вошла и увидела его, то вырвалось из неё невольное:
   Как же вы постарели!
   Он располневший, обзаведшийся вторым подбородком, сидел в кресле, смотрел блеклыми, с тёмными полукружьями глазами на неё. Заметила Аннэя, что в волосах его: и на затылке, и в неааккуратной бородке, появилась седина. Он тоже кое что заметил, и произнёс откровенно:
   - Ты тоже изменилась, Аннэя. В тебе уже нет прежней чистоты и энергии. Видишь, я откровенен. Я опять навеселе... Давай, на ты.
   - На "ты"? - переспросила Аннэя, садясь в кресло, напротив Эвана. - Можно и на "ты". Ведь ты мне как родной. Моя судьба обусловлена твоим поступком.
   - Тем, что увёз тебя с Баджа?.. Ну, да. Но не я толкал тебя в объятия Аддона Донча.
   - Прекрасно понимаю, ведь я уже не такая наивная дурочка, как три года назад. Я ни в чём тебя не виню. Просто говорю, что ты - важная веха на моём пути...
   - Ты уже не с Аддоном?
   - Конечно, нет. После меня он уже поменял с десяток "постоянных" девок. А уж сколько было "непостоянных", на одну ночь - никто не знает. Он ещё и при мне их менял, как свои дорогие костюмы. Но меня держал больше, чем кого-либо другого. Сколько я нервов с ним истрепала. Я узнала, что такое настоящая ненависть. Я готова была его убить!..
   - Слышал, с каким шумом вы расстались.
   - Да. Я устроила судебный процесс. Сорок миллионов эзкудо из него выжала. Не ожидал он, наверное, такой прыти от "деревенской простушки". Но я у него кое-чему научилась.
   - Стала такой, как все?
   - Одно время хотела стать такой, как все. Но нет - не получилось.
   - Аннэя, у тебя глаза усталые и печальные.
   - Но ещё без тёмных полукружий, как у тебя.
   - Я не пользуюсь косметикой. А что будет, если ты умоешься?
   - Ты увидишь маленькие морщинки, Эван.
   - Преждевременные?
   - Да. Ведь мне только двадцать три сейчас.
   - Совсем молодая... В таком возрасте я только начинал свои путешествия, а ты уже стареешь.
   - Эван!..
   - Что? Дамам такого не говорят?
   - Эван!..
   Она достала из кожанной сумочки тонкую, длинную дамскую сигару и зажигалку. Попыталась зажечь, но рука её дрогнула, зажигалка упала на пол.
   Эван взял стоявшую на краю стола свечу, поднёс к сигаре. Аннэя затянулась, откинулась в кресле. Некоторое время смотрела на занавешенное окно.
   Занавески были уже не такими непроницаемо плотными, как прежде, они просто скрывали их от улицы, но и люстра не горела. Одна лишь свеча. В этом просторном помещении царил сумрак, некоторые углы невозможно было разглядеть.
   Аннэя спешно, глубоко затягиваясь, выкурила сигару, взяла из той же сумочки следующую, и уже не дрожащими руками зажгла её от свечи; дальше курила неспешно, выпуская дым, который скапливался в сероватое, висящее рядом с люстрой облако.
   Эван спросил:
   - Зачем ты пришла?
   - Хотела узнать...
   Пока она затягивалась, Эван произнёс:
   - О Дэкле?
   - Да, о нём.
   - Что же сама, без меня не могла узнать?
   - Очень мало сведений о его экспедиции. Пыталась узнать у работников научного центра, а мне отказали. Деньги им хотела предложить, а они так мило улыбаются, и отвечают: нам от правительства такие деньги идут, которые вам и не снились. А про экспедицию, милочка, и не спрашивайте. Секрет, мо. И то, право, я ведь не звезда, а так - звёздочка; в "жёлтой" прессе то мелькала не из-за фильмов своих глупых, а из-за того процесса с Аддоном. А ты - настоящая звезда. Хоть на публику не появляешься, а публика всё с тобой связанное хватает.
   - А я Дэкле кое-что знаю. Два года назад прислали мне посылку от него. Конечно, ты понимаешь, раз экспедиция засекречена, то и посылка - нелегальная, но за несколько миллионов эзкудо мне всё же удалось договориться. Главное - знать, с кем договариваться. У меня за годы житья здесь появились кое-какие связи. Я хоть и сижу сиднем, а связи-то всё-равно появляются. Людишки-то сами меня ищут...
   - И что же о Дэкле слышно? Что в той посылке было?..
   - Там: представь себе, написанные по старинке, не на компьютере, а в тетрадях многочисленных произведения, как прозаические, так и лирические, там, также, и некоторые из его картин. Что касается тетрадных листов, так это - ксерокопии. А картины - подлинные...
   - И что же... - голос и пальцы Аннэи дрогнули.
   - Ты хочешь спросить, были ли там произведения, посвящённые тебе?
   - Да.
   - Не было.
   - Что же: ни одним словом, ни на одним штрихом на картине?
   - Нет.
   - Быть может, там другие женщины?
   - Ни женщин, ни мужчин. В художественных произведениях, впрочем, описывается жизнь людей, но к теме любви он старается не прикасаться. И, надо сказать, это ему удаётся. Читать Дэкла действительно интересно. Я понимаю, почему он интересен тебе...
   - И почему же? - Аннэя потянулась за очередной сигаретой, но всё же остановилась.
   - Хочешь найти в нём ту чистоту, ту молодость, которую сама потеряла.
   Она снова замолчала. Пальцы её были нервно сцеплены, им явно не хватало сигареты, но всё же она сдерживалась, не курила. Наконец, ответила:
   - Да. Ты прав. В последнее время, часто его вспоминаю. Думаю - простит ли он меня?
   И она перевела взгляд на Эвана, ожидала, что он ответит. А Эван только пожал плечами, и произнёс:
   - Ну откуда же я знаю? Тебе надо отправиться туда, и самой всё у него всё спросить.
   - Ой, Эван, я так волнуюсь. Вот представляю: посмотрит он на меня испепеляющим взглядом, да и ответит - убирайся обратно на свой Нокт, а мне и без тебя хорошо...
   - Попытаться, думаю, всё же стоит.
   - А ты можешь всё организовать?..
   - Да. Моих связей хватит, чтобы отправить тебя туда...
   - Что же я раньше к тебе не приходила?.. Но я и сейчас волнуюсь. Вдруг ничего не получится. Вот прилечу я, а он... Но, впрочем, хватит. Я уже точно решила, что лечу. Если понадобиться, на коленях перед ним буду стоять, молить.
   - Думаю, ему это не понравится. Он, судя по его произведениям, сейчас всё же спокойный, гармоничный человек, и ни к чему ему эти, привезённые с Нокта страсти...
   - Хорошо. Я буду стараться. Ну а ты полетишь?
   - Сейчас я привязан к Нокту больше, чем когда-либо, - Эван проговорил это спокойно, но в глубине его глаз читалась боль.
   - Но разве это так сложно? Вот просто взять и полететь?.. В конце-концов, просто глупо - сидеть здесь и напиваться день за днём, умертвлять себя.
   - Поживи жизнь другого человека, а потом обвиняй его.
   Ладно... Извини... А Дэкл присылал свою фотографию?
   Нет. Никаких фотографий. Только автопортрет... Сейчас...
   И Эван прошёл в соседнее помещение, где у него была кладовка. Включил там свет, и довольно долго возился. Слышно было, как он перебирает различные предметы, ворчит, ругается, покашливает от пыли...
   Наконец, вернулся. В одной руке нёс папку, в другой - объёмистый, вытянутый свёрток. Папку он протянул Аннэе, свёрток же положил к себе на колени.
   Аннэя раскрыла папку, и долго разглядывала автопортрет Дэкла, который лежал первым. Видно было его лицо - большие, спокойные глаза; и во всём лице - умиротворение.
   Девушка произнесла:
   - Я вспоминала его, но здесь он ещё красивее, нежели в моих воспоминаниях...
   Эван молчал, растерянно поглаживал лежавший на его коленях предмет.
   Аннэя, налюбовавшись на Дэкла, перевела взгляд на пейзаж, который также, с большим умением, тщательностью и любовью был изображён на заднем плане.
   Там простиралась долина. Диковинные, ярких тонов цветы и травы поднимались из почвы. Несколько похожих на причудливые замки деревьев многранными, плавными формами вздымались к небу, и там распускались лазурными, с золотистыми окоёмками лепестками.
    Аннэя обратила особое внимание на белый, с золотистыми и голубыми прожилками купол, который метров на пятнадцать поднимался посреди долины, и ещё на то, что небо не было везде одинаково лазурными; в одном месте эта лазурь как бы уплотнялась до невозможной для воздуха, алмазной плотности, и хотя содержала в себе оттенок золота, всё же оставалась небом...
   Девушка разглядывало это место в небе так же долго и пристально, с таким же вдохновением, как и лицо того, кого она хотела любить.
   Эван проговорил:
   - Хочешь узнать, что это такое в небе?
   - Да. Конечно...
   - И я хочу узнать, и Дэкл, и все участники той экспедиции. Предположительно, что там и есть центр мирозданья.
   - Ну и что же - они пытались долететь туда?
   - В своём письме Дэкл сообщал, что, конечно, пытались. Но, к сожалению, и с самыми совершенными Ноктскими приборами это оказалось невозможным. Во-первых, приборы отказались определить точное местоположение центра мирозданья. То есть, вроде бы, в небе видно это уплотнение, но приборы не фиксируют ни его точного положения, ни его удаления от наблюдателя. Тем ни менее, было запущено несколько зондов. На расстоянии примерно пяти световых часов от мира Дэкла они фиксировали такое же уплотнение в небе, по пролёте ещё доли световой секунды - оказывались уже с другой стороны уплотнения, хотя по приблизительным рассчётам - размеры его огромны, и невозможно его пролететь не только за световые секунды, но и за часы. Из этого следует вывод, что там - искажение пространства.
   - Так и не придумали, как это искажение обойти, как проникнуть внутрь?..
   - Нет, не придумали... Но здесь я перехожу к следующей части истории. Экспедиция Дэкла зафиксировала ещё некие световые явления: вроде бы как сияющие точки пролетали в небе. Но пролетали они слишком быстро, и ни разу не удавалось их чётко заснять. На самых лучших фотографиях видны только некие вытянутые субстанции, напоминающие змей. Вблизи от базы они не появлялись. Вот это сообщение заинтересовало властьимущих Ноктцев гораздо больше, чем вся история с неуловимым центром мирозданья. Они, как от них и следовало ожидать, посчитали, что эти вспышки - это проявления неизвестной Нокту цивилизации. Что, если эта цивилизация попытается завладеть световыми двигателями? Что, если у них уже есть световые или даже более совершенные двигатели? В общем, на мир Дэкла, и на прилегающие к нему миры было отправлено немало законников, ну и, естественно, самое мощное оружие, и боевые роботы. И ведь не унимаются: отправляют туда всё новые и новые отряды. Сделали из нескольких миров настоящие крепости; поэтому и такая секретность. Посылку от Дэкла я получил ещё до того, как началась эта суматоха, а сейчас, боюсь, и десяти миллионов эзкудо, не хватило бы, чтобы получить весточку из такого засекречнного места ...
   - Сколько же там сейчас Ноктцев?
   - Точных сведений даже мне не удалось получить, но несколько тысяч - это точно. В основном - упёртые законники. Сама понимаешь - это не самая приятная компания.
   - И всё же Дэкл, находясь там, взрастил в себе спокойствие.
   - Таким он был два года назад, ещё до того, как там появились законники. Надеюсь, таким он остался и сейчас.
   - Эван, но ты для меня выхлопачешь там местечко?
   - Сказал же - выхлопочу.
   - А сам не полетишь?.. Неужели не хочешь увидеть центр мирозданья? Ведь на картине, даже и самой совершенной, невозможно передать эту красоту, можно только почувствовать...
   - Хватит! Я останусь на Нокте. Я чувствую себя здесь вполне комфортно.
   - Но... Ладно, - Аннэя перевернула несколько страниц, и вслух начала читать первое из попавшихся ей стихотворений Дэкла:
   
    Когда в воспоминаньях светлых
    Ты забываешь жизни бег -
    Среди поэтов вдохновенных
    Ты ищешь рай, ты ищешь свет.
   
    Когда ты видишь мир безбрежный,
    Где ты один и царь и бог
    И слышишь голос мягкий, нежный,
    Так значит полюбить ты смог.
   
    Эван поднялся, снова прошёл в кладовку, долго там рылся, и вернулся с запылённой, явно давно лежавшей без внимания тетрадкой. Некоторое время перелистывал измятые страницы, и, наконец, остановился, произнёс:
   - А вот стихотворение, написаное мною несколько лет назад. Думаю, по духу искания, оно близко к стихотворению Дэкла:
   
    Мы не способны возвратиться
    В прошедший день, в ушедший час,
    И почему так время мчится -
    Без отклика волнует нас.
   
    И почему, чем ближе время,
    Когда нас смерть отсель возьмёт,
    Тем легче и страшнее бремя
    Секундных дней, мгновенных лет.
   
   - Как печально, - вздохнула Аннэя. - Но - это правда. Я чувствую тоже, что и ты. Время летит, года мелькают. Только, кажется, жила на Бадже, мечтала, была полна энергии, и вот уже ничего этого нет. Теперь только на Дэкла надежда. Примет меня, тогда, может, стану прежней. А коли нет - начну спиваться, как ты; и лениво, и невозможно будет покинуть для меня насиженное место.
   Затем она спросила:
   - А сейчас ты стихи пишешь?
   - Нет, - ответил Дэкл.
   И вот, когда он ответил "нет", стало темно.
   Дэкл вспомнил давний случай, когда Аннэя и Дэкл только поселились в гостинице. И он спросил:
   - Неужели опять отключили электричество?
   - Нет. Электричество не отключали, - ответила Аннэя, и кивнула в сторону кладовки.
   Там горела лампа, которую забыл выключить Эван. Эта электрическая лампа и являлась единственным источником света (свеча уже прогорела).
   Эван отложил лежавший на его коленях вытянутый свёрток и проковылял к окну. Он бормотал:
   Но что же это такое?.. Почему так темно?
   И он резким, нервным движеньем распахнул шторы. Внизу переливался электрическими и неоновыми огнями Аркополис, а над ним висело совершенно чёрное, без единого лазурного просвета небо.
   Аннэя тоже подошла к окну, прижала ладони к стеклу, и проговорила чуть слышно:
   - Я помню тот случай: мы с Дэклом находились в одном номере, такие молодые, счастливые, мы обнимались, целовались... И вдруг потух свет. В бетонных недрах этой, тогда непривычной нам гостиницы, мы испугались, что потух не электрический, а настоящий, небесный свет. Тогда мы долго стучали в дверь твоего номера, и ты, наконец открыл, успокоил нас... Ведь когда ломается электрический свет, его можно починить. А когда что-то ломается в небе, то я просто не знаю... в наших ли силах что-то исправят?.. А, может, его сейчас всё же починят; может, опять зажжётся?
   - Готовься к худшему, Аннэя. Думаю, эта тьма надолго.
   - Но ведь не навсегда?
   Эван ничего не ответил.
   
   
   
    Глава 6
   "Пробуждение"
   
   Эван и Аннэя стояли возле окна, смотрели на непривычно чёрное небо и ждали чуда, возвращения света, но ничего, кроме электрического света, которого за последние минуты в Аркополисе стало ещё больше, не видели.
   Впрочем, когда распахнули настежь окно (обычно в номере Эвана работал кондиционер), и, перегнувшись через подоконник, подняли лица к небу, то всё же смогли разглядеть там небольшие световые пятна. Впрочем, пятна эти также имели электрическую природу - то были Ноктские заводики, развлекательные комплексы, и прочие наделённые искуственным светом сооружения, расположенные, по прихоти архитекторов на тёмных сторонах различных миров.
   Одновременно и сверху и снизу распахнулись окна. Сверху на Эвана посмотрели средних лет пара - мужчина и женщина, насколько он знал - предприниматели; снизу - старуха с полным лицом, вдова богатея. Через некоторое время Эван понял, что они вопросительно смотрят на него; казалось, их испуганные глаза требовали: вот ты наш герой, так и отвечай скорее, что случилось, а ещё лучше - снова зажигай небо, ведь недаром про тебя столько фильмов сняли, пришло время действовать.
   Эван крикнул:
   Извините, я ничего не знаю! - и поспешил захлопнуть окно.
   Впрочем, занавешивать не стал. Включил люстру. Электричество подавалось, но с некоторыми перебоями, с мерцанием. Несложно было догадаться, что и во всём Аркополисе в эти часы все старались побольше включить света, всем - и законникам, и участникам Сопротивления, и простым гражданам страшно было оставаться в этой нежданной темноте.
   Эван и Аннэя вернулись к столу. Эван достал, положил на стол, развернул свёрток, который уже изрядно запылился. Оказалось, что в свёртке лежал молот, когда-то найденный возле Радужного камня. Едва приметное сияние можно было разглядеть вблизи от молота.
   И Эван проговорил:
   - Представь себе: я не доставал его с того самого дня, как привёз вас на Нокт.
   - А что же: законники не интересовались?
   - Нет, по случайности тот случай прошёл мимо них. Почему я летал возле Нокта и увидел эту ярчайшую радугу, а их приборы не зафиксировали её: остаётся для меня загадкой.
   - Но, помните: вы же заплатили Горду Зарду два миллиона эзкудо, выкупив возвышенность с камнем, и так не разу и не побывали там?
   - Вот, представь себе, не побывал. Сильно пьющий человек ещё и не такие странные вещи творит.
   С этими словами Эван поднял молот, и взмахнул им. Воздух загудел. Казалось, волны незримой энергии промелькнули в нём.
   И Эван проговорил:
   - Ты знаешь, Аннэя, а ведь я сейчас чувствую себя лучше.
   - Что? Ты рад тому, что небо потухло?
   - Нет. Я, конечно, понимаю, что радоваться этому нельзя. Возможно - это страшная трагедия. Просто - это на меня подействовало, как хороший пинок под зад. Вот ещё сегодня утром я пил вино, и скучал, этим же я занимался и месяц и год назад. Казалось, уже нет у меня сил ни на что, кроме этой омертвляющей лени, а тут - появилось нечто, постоянно подгоняющее меня, на ухо кричащее - нельзя так дальше жить. Лучше погибнуть, но погибнуть действуя. Пусть эти люди, которые сейчас кричали, просто насмотрелись глупых фильмов про меня, но почему бы мне не попробовать сделать что-нибудь.
   - Я очень рада, что ты так говоришь, - произнесла Аннэя. - Теперь и мне не так страшно.
   В ещё недавно мутных, усталых, несчастных глазах Эвана теперь искрами светилось прежнее вдохновенье. Он заявил:
   - Раз света нет в небе, мы должны стремиться туда, где свет всё же должен быть...
   - К Радужному камню, - молвила Аннэя.
   И тут пронзительно, тревожно, словно бы вещая о взвинченных нервах того, кто находился на противоположном конце провода зазвонило устройство видеосвязи.
   Эван тут же схватил лежавший на краю дивана пульт, и нажал кнопку включения. На экране появилось лицо Егорра Кзада, которого Эван знал, как генерала законников. С ним Эвану и прежде приходилось общаться. Егорр давал ему указания перед тем или иным выступлением перед общественностью. Вполне естественно, что этот упёртый, властный законник раздражал Эвана. Но, по крайней мере, он ещё ни разу не осмеливался звонить в его номера, а тут...
   Эван спросил резким, злым голосом:
   В чём дело?
   Егорр Кзад ответил таким же тоном:
   - Посмотри в окно, и поймёшь.
   - Я уже посмотрел, но что случилось не понял. Может, это результат действия очередного секретного супероружия нашего славного правительства?
   - Ты смеёшься, и дорого заплатил бы за свой смех, если бы не был Эваном. Ты должен прибыть на нашу секретную базу N3-а, в течении 15 минут. Садись в свой аэроцикл, и переключайся на автоматическое управление, мы проведём тебя дистанционно.
   - Чего ждёте от меня?
   - Ты должен помочь нам!
    Егорр Кзад уже собирался отключить связь, но в это мгновенье Аннэя вцепилась в ладонь Эвана. И Эван догадался, чего она хочет от него.
   Он крикнул:
   - Постой, Егорр!
   - Чего ещё?
   - Я прибуду не один.
   - С какой стати?.. С кем? С этой девчонкой? Кто она? Кажется звёздочка мелодрам?
   - Кем бы она ни была, а я за неё ручаюсь. Она может помочь нам.
   - Надеюсь, больше нежданных компаньёнов не предвидется?
   - Пока что, нет.
   - Хорошо. У тебя осталось тринадцать минут, - и Егорр отключил связь.
   Эван поспешно начал собираться. Распахнул шкаф, достал из него выглаженную, дорогую, хоть и изрядно запылённую одежду, и, не стесняясь Аннэи начал переодеваться. При этом говорил:
   - Вот это уже действительно интересно. Видала, а?! Я понадобился им не ради того, чтобы выступить по телевидению и проговорить очередную здравницу правительству. Ведь и этот Егорр Кзад со всей его суровостью воспринимает меня, прежде всего, как персонажа комиксов. То есть, надеяться, что я действительно способен на что-то такое небывалое, на что другие люди не способны. И сколько таких, верящих в мою силу, Ноктцев?.. Быть может, сейчас и вполне серьёзные, умные жители Аркополиса вспоминают меня, и думают: а способен ли могучий Эван вернуть свет на небо? Видал, как он сразу со мной согласился?
   - Да, это было здорово.Я лечу с тобой! Надеюсь, от меня будет польза.
   Снова зазвонила видеосвязь. Эван, который как раз натягивал штаны, споткнулся, но всё включил видео. Теперь с экрана глядела Натта Захрс - ведущая одного из новостных каналов, с которой Эван одно время крутил ни к чему не обязывающий романчик, и которая всё пыталась затащить его в свою передачу (её можно было понять - участие Эвана резко подняло бы рейтинг передачи).
   Теперь видно было, что Натта Захрс стоит в хорошо обставленной, просторной комнате, за окнами которой провисала чернота. И Натта Захрс спросила:
   - Эван, что это значит?
   - А я первый, кому ты позвонила?
   - Конечно, да.
   - Ах, "конечно"? - Эван усмехнулся. - Ну так знай, что я прекращаю пить вино, и вылетаю спасать мирозданье!
    И Эван отключил видеосвязь.
   
   * * *
   
   Когда Эван и Аннэя разместились в аэроцикле, Эван проговорил:
   - Хотят, чтобы я включил автопилот. Тогда включится их программа и мы без проблем домчимся до базы N3-а. А я когда-то прекрасно управлял аэроциклом. Пожалуй, на всём Нокте не было равным мне в этом деле... Так что сейчас проверим, верна ли пословица: "мастерство не пропьёшь", и ещё - появилось ли у них устройство для дистанционного включения автопилота...
   Это был тот самый аэроцикл, на котором Эван когда-то подобрал Аннэю и Дэкла с Баджа. Уже весьма старый, но всё же роскошный аэроцикл, в каютах которого могли без проблем разместиться десять человек.
   Но Аннэя в каюту не пошла, она сидела в кабине управления, на кожанном диване, позади Эвана, который с вдохновенным выражением склонился над пультом, включал двигатели
   Рядом с Анней лежал свёрток, а в свёртке - радужный молот.
   Вот двигатели были включены, и Эван повёл аэроцикл вверх, из расположенного подле стен "Столпа Аркополиса" ангара. В тёмном небе туда и сюда, в беспорядочном вихре проносились другие аэроциклы - малые и большие. А особенно много там было выкрашенных в багровый цвет аэроциклов законников. Большинство водителей аэроциклов включили электрическое освещение, но попадались и такие, которые от растерянности и страха забыли сделать это, так что их плохо было видно, присутствовала вероятность столкновения с ними; законники пытались остановить такие опасные аэроциклы, и иногда им это удавалось...
   Эван поднял аэроцикл уже над крышей "Столпа Аркополиса", и проговорил:
   - Вот ведь безумцы - мечутся, куда-то летят, паникуют, и ещё, может, думают, что своей суетой могут что-нибудь исправить.
   Он включил бортовой компьютер, быстро ввёл секретный код, и ещё быстрее забегал пальцами по клавишам, ища новый код. При этом улыбался, и говорил:
   - Кажется, сейчас кровь раза в два быстрее бежит по ему телу, нежели сегодня утром. Я уж и не думал, что можно так волноваться. Всё же это затемнение оказалось хорошим пинком для меня. Я действительно хочу разобраться, в чём дело...
   Тут Аннэя вскрикнула:
   - Осторожно!.. Эван!..
   Эван вскинул глаза от монитора, и увидел, что один из неосвещённых аэроциклов мчится прямо на них. Метрах в трёхстах за ним багровыми пятнами выделялись аэроциклы законников.
   И Эван проговорил:
   - Да ведь не безумец он. Зачем ему...
   Он был уверен, что тёмный аэроцикл завернёт, и сам не двигался потому, что опасался, что их движения могут совпасть. А в самое последнее мгновенье увидел пилота того, другого аэроцикла. Он уже не управлял - он закрыл своими широкими, полными ладонями лицо и плакал. Наверное, затемнение неба произвело сокрушительное воздействие на его, привыкшую к неизменности психику. А когда за его тёмным, опасным аэроциклом ещё и законники погнались, это окончательно его доканало. Безумная мысль о том, что это он каким-то образом виноват в том, что небо стало чёрным, и теперь его ждёт страшная казнь, лишила его возможности предпринимать какие-либо действия. Он только жаждал вырваться из этой невозможной реальности, но не знал, как это сделать, и поэтому просто закрыл лицо ладонями, и рыдал.
   Только те навыки, которые он приобрёл в юности, спасли Эвана от столкновенья. В самое последнее мгновенье он рванул-таки свой аэроцикл. И всё-равно через чур громозкий аэроцикл боком задел аэроцикл безумца, отчего и Эвана и Аннэю основательно тряхнула.
   Радужный молот повалился на пол, но Аннэя быстро подняла его, покрепче прижала к себе.
   Эван, потирая ушибленный лоб, проговорил:
   - Ну вот - это хорошее напоминание мне, что затемнение, это не столько встряска для меня, а трагедия - и для Нокта, и для иных миров. Как хочется верить, что не во всём мирозданье - такая тьма...
   Включилось устройство связи. Егорр Кзад глядел на Эвана сосредоточенным, злым лицом. Спросил, едва не срываясь на крик:
   - Что это за самоуправство? Ведь поступил приказ - перейти на автопилот.
    В Эване взыграло вольнолюбие, не желание подчиняться Ноктским законам, которые он не без основания считал тоталитарными. И Эван ответил:
   - Я прилечу на базу 3-а и без ваших подсказок.
   - А ты знаешь, что по законам военного времени, за невыполнение приказа, мы тебя...
   Эван ответил намеренно холодным, спокойным голосом:
   - Ещё не поступало никаких указаний, о том, что наступило военное время. Это во-первых. А во-вторых, я вообще не военный, меня от военных тошнит, так что под ваши законы я не попадаю... Ладно, лечу к вам. Через десять минут ждите.
   Дальнейший полёт к базе N3-а проходил без особых приключений. Конечно, попадались не управляемые (ну или почти не управляемые аэроциклы), но их Эван облетал без проблем, и только Аннэя, которая подобные крутые виражи прежде видела разве что в кино, вздрагивала и вскрикивала:
   - Осторожно!.. Пожалуйста, перейди на автопилот...
   На что Эван отвечал:
   - Автопилот рассчитан на обычное движение, и я не уверен, что он сможет спасти нас от такого неуправляемого аэроцикла. Но ты положись на меня. Я же уже не такой, каким был недавно...
   Так они долетели до той стороны Нокта, которая прежде заслуженно называлась тёмной, и на которой располагались различные секретные базы.
   В воздухе над базой их уже поджидали несколько грозного вида аэроциклов. Вновь включилось устройство видеосвязи и Егорр Кзад потребовал, чтобы они следовали за этими аэроциклами. На этот раз Эван не стал возражать.
   
   * * *
   
    Ещё одна заминка произошла уже внутри базы N3-а; точнее - в её приёмной части. Стоявшие за непробиваемым стеклом законники, увидели, что Аннэя несёт радужный молот, и через динамик хриплым голосом потребовали:
   - Вы обязаны сдать артефактное оружие в камеру хранения.
   Эван взял молот у Аннэи, покрепче сжал его, и, глядя на бледные лица законников (там были как мужчины, так и женщины), спросил:
   - И зачем же мы должны сдавать этот молот, который и оружием-то не является в камеру хранения?
    На что последовал ответ:
   - Будет решение о его исследование в нашей лаборатории.
   - Ну уж нет. Не согласен. Очередь до его исследования дойдёт только через несколько лет. А этот молот мне нужен прямо сейчас. С его помощью мы можем добыть свет...
   Скажи это кто-нибудь другой, и его слова были бы расценены, как явное, злонамеренное неподчинение, и законники скрутили бы такого человека (или ещё легче - выпустили бы из стены усыпляющую ампулу), но они видели не простого человека, а Эвана, которого привыкли воспринимать через призму кино и комиксов.
   Кое-кто из них, впрочем, знал, что в последние годы Эван пьянствовал, деградировал, и ничего героического не совершал. Но даже и такие сведущие полагали, что в эти страшные для Нокта и для других миров часы вернулся прежний Эван, который уже бывал у "скорлупы" мирозданья, и совершил там нечто такое героическое, о чём в разных источниках сообщалось с некоторыми расхождениями.
   Поэтому они уже собирались соединиться с Егорром Кзадом, который был главным на этой базе. Однако, Егорр Кзад и сам, через видеосвязь наблюдал за этой сценой. И вот на стене, рядом с перегораживающей дальнейший путь дверью загорелся экран, а с него глянуло лицо этого генерала законников, который, что вполне естественно, был напряжён и зол, и на которого Эвану глядеть совсем не хотелось.
   Егорр Кзад рявкнул:
   - И как понимать ваше неподчинение?! Есть закон: нельзя проносить на нашу базу предметы без особой проверки! Кто знает, что вы там такое несёте? Может, какую-нибудь инфекционную заразу! Немедленно сдать!..
   И из стены выдвинулась металлическая клешня, которой и надлежало передать радужный молот.
   Эван сохранял спокойствие. Он чувствовал свою власть над этими людьми, понимал, что даже и Егорр Кзад воспринимал его как супергероя, и только из-за своей привычки командовать не мог сразу согласиться.
   Эван проговорил:
   - Если вы сейчас конфискуете радужный молот, начнёте его долго изучать, то у вас будут ох какие серьёзные проблемы.
   - Не сметь мне угрожать! - прошипел Егорр Кзад.
   - Я не угрожаю, я просто констатирую факт. Этот молот довольно долго пролежал в кладовке вашего супергероя, и теперь пришло время воспользоваться им...
    Егорр Кзад нахмурился и спросил:
   - Какого ещё супергероя?
   - А то вы не знаете?.. - Эван выдержал паузу.
   Любой другой, не будь он членом правительства, или же человеком, стоящим выше на иерхической лестнице законников, не решился бы задать такой вопрос Егорру Кзаду...
   Но Эван, ещё утром чувствовавший себя разбитым, потеряным человеком, чувствовал себя достаточно уверенным, чтобы спросить именно это. Ему хотелось бороться, действовать, и, возможно, погибнуть.
   Егорр Кзад примерно полминуты глядел на Эвана, затем произнёс:
   - Пропустите их.
   И Эвана с Аннэей пропустили. Молот держал Эван.
   
   * * *
   
    В сопровождении охранников Эван и Аннэя прошли в то помещение, где их ждали Егорр Кзад, и ещё примерно три десятка законников, разных, весьма высоких должностей, а также и двух полов.
    Эван шепнул Аннэе:
   - Не переживай. Они всего-лишь законники.
   Аннэя ничего не ответила, но про себя подумала: "Тебе легко так говорить, потому что ты чувствуешь за собой силу. Ну а кто я такая? Актриска, которой легко найти замену, и которую легко растоптать. Но всё же я должна стерпеть всё это. Ведь я хочу встретиться с Дэклом. Иначе вся моя жизнь теряет смысл..."
   И вот они уселись за столом. Несколько десятков глаз внимательно начали их изучать. Глядели в основном на Эвана, но некоторое внимание перепадала и Аннэй. Всё же интересно было, кого это притащил с собой их супергерой.
   Эван понимал, что слова неизбежны, но молчал, - ждал, что скажут они. И вот Егорр Кзад спросил:
   - Что это за вещь, которую вы пронесли с собой?
   - Молот, - ответил Эван, и ухмыльнулся.
   Эван даже глаза прикрыл, представляя психологию этих людей. Вот они жили, занимались своими делами, пытались поддерживать закон, но произошло нечто совершенно необъяснимое. Они обратились к учёным, а те тоже ничего не смогли ответить. Небо больше не светило, и всё.
   Но как же это так - не светило небо? Когда Егорр Кзад родился, небо светило; когда жили его родители, деды, прадеды, и прапрадеды - небо всегда сияло лазурью, а тут - тьма. Более высокие, властные люди из правительства требовали от Егорра Кзада отчёт, в чём дело. Егорр Кзад спрашивал у своих подчинённых, но никто ничего не знал, все пожимали плечами, и при этом - надеялись, что найдётся некто, кто всё знает, всё исправит. Таким образом, в этой, питающейся от автономного источника базе каждый сохранял внешнюю презентабельность, спокойствие, выдержку, каждый исполнял возложенные на него обязанности, но делал всё это автоматически, только из-за веры в то, что придёт супергерой, который всё это исправит.
   И, естественно, первым вспомнили Эвана. Он понимал, что среди этих людей вряд ли найдётся кто-либо не смотревший хотя бы один фильм с его участием. Вот поэтому Эван и чувствовал уверенность, вот поэтому и отходила на второй план вызванная его беспутной жизнью усталость.
   Эван положил на стол радужный молот, и откинулся на спинку кресла. Спросил:
   - А кофе можно?
   Одна из пожилых женщин-законниц хлопнула в ладоши, и молодая, совсем худенькая прислужница поднесла Эвану крепкого кофе - именно такого, какого он хотел.
   И снова подзабыл Эван, что происходящее - это не пинок, от которого он оживал, просыпался, а трагедия для многих. Он даже прикрыл глаза, с удовольствием вспоминая, как ещё недавно Егорр Кзад упрямился, не пропуская его на базу с молотом, а ведь все эти законники только и ждали, что он не просто прийдёт, а ещё и принесёт с собой нечто, что поможет всем им. И вот получалось так, что предмет, пролежавший в кладовке Эвана из-за его лени, а также и невнимательности самих законников, теперь пришёлся очень даже кстати, поддерживал его статус супергероя, находящего выход из любых ситуаций.
   И Эван, выпив кофе, и чувствуя, как с болезненной скоростью бьётся его, уже измученное алкоголизмом сердце, в порыве вдохновенья проговорил:
   - Ведь никто из вас не станет сомневаться в том, что наше мирозданье существовало ещё задолго до того, как на Нокте обосновалась нанешняя цивилизация, с её письменностью, законами и историей. Была и другая история, которая не записана у нас, но о которой мы можем с большой уверенностью говорить. Правильно, ведь есть доказательства?..
   Эван пристально посмотрел на Егорра Кзада. Тот неопределённо пожал плечами. Эван не растерялся, он продолжал:
   - Ведь не даром же нынче было произнесено это слово "артефакт". Значит, у вас уже есть некий опыт обращения с артефактами, оставшимися от предков.
   - Возможно, - проворчал Егорр Кзад, который все ещё не хотел признавать того, что Эван стал самым главным и желанным на базе N3-а.
    Эван победно усмехнулся, и продолжал тем же вдохновенным, энергичным голосом:
   - Так вот. Это один из таких артефактов... Вы ведь подробно знаете об экспедиции "Спасителя" к "скорлупе" мирозданья?
   - Достаточно подробно, - молвил генерал законников.
   - Известно ли вам о том моменте, когда наш крейсер "Спаситель" подлетел к "скорлупе" и было принято решение спускаться на поверхность одного из замерзающих миров?
   Егорр Кзад ответил:
   - Да, мне известно об этом. Решение ошибочное. Именно из-за этого часть вашей экспедиции была похищена врагами с железного мира.
   - Но известно ли вам, почему такое решение было принято?
   - Вы заметили некий артефакт, произведший на вас большое впечатление.
   - Известно ли вам, что именно это был за артефакт?
   - Судя по вашим же рассказам, некий радужный камень.
   - Но видели ли вы его?
   - К сожалению, именно с того времени передаваемые со "Спасителя" изображения стали через чур размытыми. Мы предполагаем, что это - из-за воздействия железного мира.
   - Но мы увидели не только радужный камень, но и радугу, которая из этого камня взмыла.
   - Ну да, помню, - проворчал Егорр Кзад, хотя рассказы Эвана о путешествии к "скорлупе" мирозданья он читал невнимательно, и таких подробностей не помнил.
   - А для того, чтобы радуга поднималась из камня, туземцы били по нему молотами...
   Эван указал на лежавший перед ним молот:
   - Я думаю, что достаточно было и одного молота. Возможно, они просто исполняли древний ритуал, хотя и не знали, зачем. Возможно, они действительно хотели убежать от холода по радуге...
   Егорр Кзад громко прокашлялся, затем выразительно поглядел на нескольких важных законников. Хотел спросить этим взглядом: "А не безумен ли наш герой? Не бредит ли он?". Но те отвечали угрюмыми, сосредоточенными взглядами, некоторые даже осмелиливались отрицательно покачивать головой. Нет - им не хотелось верить, что Эван безумен. На кого же тогда надеяться? Ведь не на учёных, которые ну совершенно ничем не могли объяснить затемнение неба...
    Эван понимал всё это, поэтому и самоуверенность не оставляла его. Он продолжал:
   - Тогда, находясь у "скорлупы" нашего многомирья, мы и не предполагали, какими свойствами обладает эта радуга. Да нам и не до того нам тогда было... Но уже в последствии я пришёл к выводу, что такая радуга - это не просто свет, она обладает необычной плотностью и энергией. Шагнувший в эту радугу переносится на другой мир.
   - Чего? На какой ещё другой мир? - пробурчал Егорр Кзад.
   - На такой мир, где также находится радужный камень, по которому можно ещё раз ударить молотом.
   - И?
   - При новом ударе взовьётся ещё одна радуга, и перенесёт на следующий в очереди мир. Так возможно путешествовать внутри насыщенного светового потока, от мира к миру.
   - Этому есть доказательства, или же только ваши предположения? - поинтересовался один из законников.
   Так-как Эван кое-что знал в технических возможностях секретных баз, на одной из которых он теперь находился, - Эван потребовал:
   - Данные с наблюдательного поста N377 за...
   И он ту дату, когда впервые встретился с Дэклом и Аннэей. Даже и время этой встречи назвал. Среди многих иных дней, в которые ничего существенно не происходило, этот выделялся, и Эван хорошо его запомнил.
   Сидевшая в углу секретарша вопросительно посмотрела на Егорра Кзада. Тот утвердительно кивнул. Тогда тонкие пальцы секретарши забегали по клавиатуре - она набивала необходимый, весьма длинный запрос. Ухоженное личико секретарши выказывало восторг. А как же! Ведь не даром же всё это говорит сам великий Эван, не даром же его вызвали сюда; значит он уже что-то придумал, и вскоре свет вернётся в небо.
   И вот на занимавшем значительную часть одной стен экране появилось изображение - это была запись, сделанная через одну из многочисленных Ноктских камер. Большую часть обзора занимала тёмная сторона Баджа; там можно было разглядеть и чадящий ядовито-жёлтым дымом заводишко, и даже возвышенность с Радужным камнем. Аннэя и Дэкл представлялись лишь тёмными точками, но и их при желании можно было разглядеть. Там и другие фигурки бегали.
   Ладонь Аннэи, которая до этого покоилась на запястье Эвана дрогнула, и девушка проговорила:
   - Это же телохранители Горда Зарда. Они нас тогда чуть не поймали...
   А Эван говорил:
   Да, действительно, некий Горд Зард и его телохранители хотели, совершенно без всякой причины схватить двоих жителей Баджа. Среди них была и Аннэя... Смотрите - сейчас должна появиться радуга
   И радуга появилась. Камера действительно показало перекинувшуюся с Баджа на соседний мир радугу, но отнюдь не такой небывало плотной, насыщенной, каковой она была на самом деле. Это были просто цветовые полоски, которые вполне можно было принять за дефект записи...
   Через некоторое время к Баджу опустился аэроцикл Эвана, ещё через недолгое время разноцветные полоски исчезли. Радуга потухла.
   Ещё некоторое время присутствующие смотрели на экран, но так как там ничего не происходило, Егорр Кзад спросил:
   - И что же дальше?
   - Это именно то, что я хотел вам показать, - ответил Эван.
   - Не впечатлило, - произнёс генерал законников.
   - Запись не смогла передать того, какой была радуга на самом деле. Наверное, именно поэтому событие это и осталось без всякого внимания.
   - Возможно... - пожал плечами Егорр Кзад. - Я верю тебе, Эван. На разных мирах расположены эти Радужные камни; остались они от наших предков, о которых у нас нет других сведений. Может, это вообще были непохожие на людей существа. Я всё это допускаю, во всё это готов поверить. Не секрет ведь, что за последние десятилетия картина нашего мирозданья существенно поменялось... Но всё это не важно... Да - не важно!.. Я вот просто-напросто не понимаю, какая польза от этой системы радужных камней в сложившейся ситуации? Или ты, Эван, решил расцветить небо сотнями радуг?..
   - Нет, - ответил Эван, и тут впервые за всё время пребывания на базе N3-а, почувствовал растерянность и испуг.
   Вдруг понял Эван, что также как и эти люди хватались за него в сложившейся непонятной ситуации, так и он хватался за молот и вызываемую им радугу. На что он надеялся? Почему считал, что удары по Радужному камню вернут свет на небо?.. Нет - он определённо не мог дать ответов на эти вопросы. Он ничего не знал, ничего не понимал, и всё же ему хотелось вновь стать супергероем, а не алкоголиком, ему нравилось это пристальное внимание к нему, ему нравилось, с какой надеждой глядел на него даже Егорр Кзад.
   Эван проговорил:
   - Нет, я не думаю, что с помощью этих радуг мы сможем расцветить всё небо, но всё же чувствую - это ключ к спасению.
   На самом-то деле он ничего кроме растерянности и смущения не чувствовал, и голос его уже не был таким уверенным, как прежде...
   - Только чувствуешь? - спросил Егорр Кзад.
   Эван вынужден был кивнуть.
   Тогда Егорр Кзад проговорил:
   - Одно предчувствия в этом деле маловато. Мы надеялись на большее.
   - На что же вы надеялись? - резко спросил Эван. - Может, на то, что я достану из кармана коробку, открою её, выпорхнет из неё лазурная птица, и зальёт своим светом всё небо?.. Наверное, думали, что я всё время держал такую птицу в своей кладовке?..
   - Молот-то держал, - проговорила одна законница.
   - Это единственное, что я могу вам сейчас предложить, - проговорил Эван.
   - А что ты, собственно, предлагаешь? - спросил Егорр Кзад.
   - Предлагаю отправиться к Радужному камню на Бадже, снова вызвать радугу и начать изучать её особенности.
   - Что это даст нам в сложившейся ситуации?..
   - Пока не знаю, но это всё что я могу вам предложить. Вы же не зря меня вызывали, ждали от меня какого- нибудь совета. И вот мой совет: надо отправляться на Бадж. Естественно, я лечу с вами. Полетит также и Аннэя, ведь и она причастна к этой истории.
   Егорр Кзад проговорил раздражённым голосом:
   - Мы уже потратили на тебя много времени... Хорошо, ты и Аннэя полетите на Бадже. С вами отправятся и несколько наших специалистов. Но сразу скажу: и я, и собравшиеся здесь, и многие другие Ноктцы ждали от тебя большего. Отправляйтесь на Бадж сейчас же!
   
   
   
    Глава 7
   "Удары"
   
   Через несколько часов аэроцикл Ноктских законников опустился на тёмной стороне Баджа, которая теперь по освещению мало чем отличалось от "светлой".
   Ориентиром стал завод Горда Зарда, который, также как и прежде, дымил, испускал ядовитый, желтоватый дым. Вскоре отыскали и возвышенность с Радужным камнем, опустились на неё.
   Когда вышли из аэроцикла, Аннэя закашлялась, проговорила:
   - Всё же воздух стал ещё хуже, чем четыре года назад. Ну и не удивительно, если этот проклятый заводишко все эти три года дымил...
   - Да, к этому воздуху ещё надо привыкнуть, - вздохнул Эван.
   Один из присутствующих законников проговорил:
   - Рекомендуются кислородные маски.
   Его совету все, вышедшие на поверхность Баджа законники - кислородные маски закрывали половину их лиц. Если добавить к этому, что находились они в окружении практически непроглядного мрака, и только устанавленные на аэроцикле прожекторы высвечивали возвышенность, то вид у них был диковинных. Казалось, что не вблизи от Нокта они находятся, а на далёком, диковинном мире.
   Законник обратился к Эвану:
   - Вам тоже следует надеть маску.
    На это Эван ответил:
   - Долго мы я здесь всё-равно не пробуду, так что обойдусь и без этой маски.
   И он, сжимая в руках молот, направился к Радужному камню. Аннэя пошла было за ним, но Эван остановил её, сказал негромко:
   - Ты лучше подожди.
   - Но почему? Я тоже хочу испытать это. Шагнём в радугу вместе...
   Эван ещё понизил голос, прошептал:
   - Я знаю, что, шагнув в этот свет, я полечу. Полечу со скоростью света. Знаешь, насколько велика эта скорость...
   - Четыреста тысяч километров в секунду.
   - Да, около того. Я знаю, что меня перенесёт к другому подобному камню. Но я не знаю, выйду ли я живым или разобьюсь. Если будет столкновение, то вряд ли от меня что-нибудь останется.
   - Ой, я уже начинаю волноваться.
   - Не стоит. Конечно, некая опасность присутствует, но она не столь уж велика.
   - Тогда, может, стоит кого-нибудь другого послать?
   - Уже посылали.
   - Кого же?
   - Или в самом деле забыла? Ну, помнишь, т телохранитель Горда Зарда. Ведь сама мне рассказывала. Ещё до того, как я появился, вы толкнули его в эту радугу, и он тут же исчез. Точнее - перенёсся на другой мир со световой скоростью.
   - А, вспомнила!.. Но, честно говоря, за последние годы в первый раз вспомнила. Понимаешь, это такой неприятный персонаж был.
   - Понимаю. Мне тоже никогда такие громилы не нравились.
   От аэроцикла раздался окрик законника:
   - Эй, ну что вы там застряли?..
   Эван оглянулся. Законники стояли в световом кругу, возле своего аэроцикла, и их окружали миллионы и миллиардов километров тьмы. Редкие освещённые оазисы в этом пространстве были не в счёт.
   И опять Эван читал в их глазах растерянность. Они надеялись на него, потому что не знали, на кого ещё им надеяться.
   Эван крикнул им:
   - Сейчас!
   А к Аннэйе он обратился с такими словами:
   - ...Вот я и не полетел потом на тот мир, на который его должно было отнести. Всего-то сорок километров отсюда, а мне лень было лететь, узнавать, волноваться. Ты ведь знаешь - я пил... Вот и не знаю ничего о его дальнейшей судьбе. Не знаю была ли вообще эта судьба, или разбился он тогда... Но сейчас исправлю это ошибку, всё проверю.
    Эван подошёл к Радужному камню и из всех сил ударил по нему молотом. Руки его уже давно отвыкли от физических нагрузок, поэтому молот вывалился, отскочил, едва не зашиб Аннэю.
    По поверхности камня забегали многоцветные, насыщенные блики, начали выгибаться вверх.
    Девушка говорила возбуждённо, с блеском в глазах:
   - Вот именно так и в прошлый раз было.
   - Всё же я прошу тебя: пожалуйста, отойди...
   Аннэя нехотя отошла к аэроциклу. Стоявшие там законники настороженно косились на Радужный камень. Некоторые даже достали оружие.
   А Эван хотел поднять молот, ударить по камню ещё раз. Однако, этого не потребовалось.
   Радуга, казавшаяся ещё более яркой, плотной, нежели четыре года назад, взмыла из камня, и мгновенно встала превращающимся в тончаюшую нить мостом. Эван знал, что она вытягивается на сорок километров, но мира, к которому она прикасалась, не мог видеть. Непроницаемая чернота окружала радугу...
   Эван слышал голоса законников:
   - Это очень плотное образование!
   - И в тоже время оно состоит из света.
   - Кажется, в нём столько света, что можно осветить всё небо.
   Эван, не обращаясь к ним, громко проговорил:
   - Нет, к сожалению, этого света не хватит, чтобы осветить всё небо. Думаю, даже и на ваш любимый Нокт не хватит. Сейчас я испробую, как работает это средство передвижения, а вы летите вдоль радуги. Сами в радугу не прыгайте. Не хватало ещё, чтоб вы свалились мне на голову.
   И с этими словами тот, кого на Нокте считали супергероем шагнул вперёд.
   
   * * *
   
    Яркая, могучая сила радуги прошла сквозь тело Эвана. Он видел, этот насыщенный до плотности алмаза свет, и радовался ему. Вовсе не щурился, потому что свет не слепил, в него даже хотелось вглядываться...
    Под своими ногами Эван чувствовал твёрдую поверхность, догадывался, что это - Радужный камень, и всё ждал когда начнётся полёт. А потом подумал: "Да что же это я?.. Конечно, полёт закончился сразу после того, как я шагнул в радугу. За безмерно малую долю секунды я перенёсся на соседний мир..."
    Эван шагнул вперёд. Оказывается, он уже привык к насыщенному сиянию радуги, и поэтому тьма в которую он вывалился, показалась ему совершенно непроницаемой.
    Под ногами его оказался крутой склон. Эван, чувствуя, что заваливается вниз, попытался за что-нибудь ухватиться. Уже падая ухватился за корень, но корень этот не выдержал его погрузневшего за проведённые на Нокте годы тела, и оборвался. Эван полетел вниз...
    Если бы внизу были камни, то Эван, несомненно, разбился бы, но так как там была земля, он просто больно ударился. Полежал немного, стеная и глядя на постепенно затухающую радугу. Местный Радужный камень также как и на Бадже находился на возвышенности, до вершины которой было не менее десяти метров...
    Но радуга превратилась в полупрозрачную субстанцию, а потом и вовсе растворилась в черноте. Эван оглядывался по сторонам, и ничего не видел. Задрал голову, стал вглядываться в небо. Он ожидал увидеть огни правительственных баз на тёмной стороне Нокта, но разглядел только незнакомые ему тёмно-синие, и, судя по всему, очень отдалённые огни, которые медленно ползли в вязкой, угольной черноте.
    Тогда и пришла мысль: "А кто знает, куда меня унесло. Почему решил, что на соседний мир, за сорок километров от Баджа?.. Ну да - это очевиднее всего, но ведь мы ничего не знаём о свойствах Радужных камней. Быть может, я уже за миллионы километров от Баджа". И эта мысль показалась ему пугающей.
    Находясь среди Ноктцев, он чувствовал, что они воспринимали его как супергероя, и получал энергию от них. Теперь, когда Ноктцев поблизости не наблюдалось, и Эван остался один, он ясно осознал, что никакой он не герой, а алкоголик, в котором, возможно, ещё и оставалась сила, но у которого даже не было никакого оружия.
    И воображение уже рисовало картины, одна отвратительнее другой: вот тянуться из черноты щупальца, клешни, раскрываются глотки. Враги, которые и породили эту тьму, теперь собираются поглотить его. Он даже не осознавал того, что образы этих монстров в точности копировали тех, кого он, от нечего делать, за последние годы насмотрелся в Ноктских фильмах.
    И, когда он услышал шорох, то сразу отдёрнулся назад, и спиной упёрся в практически отвесную стену, с которой недавно свалился. Сердце его не только иступлённо билось в груди, - оно ещё и болело. Эван подумал: "Как же я ослабел за последние годы!.. Ещё немного и превращусь в старика...". Шорох повторился, на этот раз ближе и отчётливее. Теперь Эван уже точно слышал, что это шаги. Судя по тому, что шаги почти сливались в одно полотно - приближалось сразу множество неизвестных.
    "Успокойся. Успокойся! Успокойся!" - такой приказ отдавал себе Эван, но успокоиться не мог, и только быстрее колотилось его сердце, только большей резью в груди отдавало.
    Эти многочисленные шаги приближались, а он думал: "Не доживу до старости. Сейчас всё закончится...". А ещё вспомнил, как будучи у "скорлупы" мирозданья, смог воспользоваться даром - полетел. Тогда он тоже был на грани смерти, и тогда у него всё получилось...
    Вот он прикрыл глаза, представляя, как взлетит к Радужному камню, как ударит по нему молотом (хотя молот ещё предстояло найти), и окончательно улетит из этого зловещего места. Но по- прежнему стремительно, отдавая резью билось сердце, по-прежнему панические мысли мелькали в голове.
    И уже не только шаги слышал Эван. Теперь до него доносились и другие звуки. Чьё-то хриплое дыхание, будто бы шептание, но шептанье бессмысленное, чуждое человеку. Потом и запах почувствовал - это был звериный запах.
    "Что за звери?.. В такой тьме только хищники могут подкрадываться. Вот сейчас прыгут, разорвут меня..."
    Он всё шарил дрожащими руками по стене, пытался выдрать из неё какой-нибудь камень. Тогда бы у него было хоть какое-нибудь оружие. "Но что я могу с этим оружием? Я засиделся, залежался на диване. Я и ударить-то не смогу".
    Шаги остановились рядом с Эваном. Теперь, стоило ему только протянуть руку, и он дотронулся бы до неведомых существ. Терпеть это дальше не было никаких сил, и Эван спросил нервным голосом:
   - Кто здесь?..
   И неожиданно прозвучало резкое, испуганное, громкое:
   - Кто здесь?!..
   "Что это - эхо? Нет. Не похоже на эхо"
   Алый луч ударил в лицо Эвана. И хотя это был простой свет, а не та насыщенная субстанция, которая составляла радугу - именно от этого света Эван закрыл глаза, зажмурился.
   Спросил, не в силах совлать с дрожью:
   - Назовитесь скорее. Чего вам от меня надо?
   Тут что-то стальными клешнями сжало руку Эвана, дёрнуло её с такой силой, что Эван едва не повалился на спину.
   Вновь выкрикнул Эван:
   - Что вам от меня надо?!
   А рука его уже болталась в воздухе, лицо оказалось окрытым. Он щурился, пытался привыкнуть к алому свечению, но пока что не мог. И снова гаркнул этот грубый, хриплый голос:
   - Я узнал тебя.
   - Да что же вам от меня надо? Откуда вы меня знаете? Кто вы?
   - Я Апрач.
   - А я Эван.
   - Да. Ты Эван. Я видел тебя в фильмах...
   Только тут Эван начал привыкать к алому свечению, и увидел прямо перед собой неприятное, и даже страшное лицо. Глубокий, длинный шрам рассекал это лицо от лба до подбородка, рот был приоткрыт, в нём виднелись многочисленные, чёрные провалы между гнилыми зубами. Глаза казались совершенно тёмными, а алый свет придавал лицу дополнительное, зловещение выражение.
   Апрач продолжал жадно вглядываться в лицо Эвана, а тот скосил взгляд, и обнаружил, что поблизости от них стоят коровы. Да - самые обычные домашние коровы, которых разводили на прилегающих к Нокту мирах, в основном, чтобы удовлетворить нужды стремительно разрастающегося Аркополиса.
   И то, что он принял коров за монстров, позабавило Эвана, он даже усмехнулся, и проговорил:
   - Да, я Эван, Ноктский супергерой. Сейчас думаю над тем, как вернуть свет на небо... А ты смотрел фильмы со мной?
   Апрач, не выпуская Эвана, проговорил тем же грубым, хрипловатым голосом:
   - Да, смотрел. Но у нас здесь редко фильмы показывается. Нас здесь всего сорок человек живёт.
   - Здесь, это где? Как ваш мир называется?
   - "Коровник N15".
   - Замечательное название. Это его, конечно, на Нокте так назвали.
   - Да. На Нокте. Мы здесь коров разводим.
   - Это я уже понял. А вот, интересно, ты слышал о таком мире, как Бадж?
   При слове "Бадж", Апрач с такой силой сжал руку Эвана, что тот тихонько вскрикнул, и простонал:
   - Ты всё-таки поосторожнее. Я хоть и супергерой, а руки у меня не стальные. Если кости мне поломаешь, то кто потом вернёт свет на небо?
   Апрач встряхнул Эвана так, что тот, несмотря на свою грузность на секунду взмыл в воздух. Апрач хрипел:
   - Почему ты спросил о Бадже?
   - Потому что я сам оттуда прибыл...
   Похоже, что для Апрача героическая слава Эвана ничего не значила. Во-всяком случае, после этих слов он вжал его в каменную стену, и, дыша острым перегаром в лицо, потребовал:
   - А ну рассказывай, что там, на Бадже.
   - А что там на Бадже? - изумлённо простонал Эван. - ...Там сейчас также темно, как и везде. Я там ничего толком и не видел.
   - Рассказывай! - взревел Апрач, снова приподнял Эвана, и встряхнул его так, что Ноксткий супергерой ударился затылком об каменную стену.
   - Ох..., - вздохнул Эван, и забормотал. - Чего там?.. Воздух дрянной. Да - очень дрянной. Здесь, несмотря на коровьи "ароматы", дышится гораздо легче. Заводишко там, как четыре года назад дымил, так и до сих пор атмосферу портит.
   - Так, значит, стоит ещё завод! А как Горд Зард поживает?
   - Горд Зард? - изумлённо переспросил Эван. - А откуда ты знаешь про Горда Зарда?
   - Отвечай скорее, как дела у Горда Зарда?
   - Да не знаю я. Не совался я на его заводик, встречи с ним не искал... А ты? Неужели ты?..
   - Что я?.. Я то его телохранителем был! Я то ему честно служил. Я бы счастлив был. Я бы уже поженился давно, я бы давно детей завёл. Жил бы счастливо на Бадже. Но... Есть один враг, которого, если повстречаю, на части разорву!
   "Дэкл!" - едва не вырвалось из Эвана, но всё же он сдержался. А Апрач, немедля, подтвердил его предположения:
   - Я его морду навсегда запомнил! И его деваху тоже! Это из-за них я сюда упал!
   Эван глядел на искажённое злобой лицо того, кого он четыре года назад должен был бы вернуть на Бадж, и думал, что, хотя ему и хотелось избежать этой встречи, а вот встретились они.
   А Апрач продолжал:
   - Я как в этот свет попал, так дёрнулся, ну и сразу вниз полетел. Во-он сверху, и сюда грохнулся. Лицом! Понимаешь? А в траве камни лежали! Понимаешь?! У меня всё лицо из-за него изуродованное...
   Эван хотел было вступиться за Дэкла, и Аннэю, сказать, что, если бы телохранители не полезли тогда на них, то и травм бы избежали. Но и тут он сдержался, пробормотал только:
   - Мне очень жаль, что так получилось.
   - Ему, видите ли, жаль! - со злобой прошипел Апрач и выпустил Эвана. Сам отступил на шаг, и стоял там с таким видом, будто собирался ударить Ноктского героя.
   Конечно, Эван не мог расслабиться. Стоял со сжатыми кулаками, и ждал, что ещё вытворит Апрач.
   А тот вдруг издал гулкий, хлюпающий звук, и... заплакал. Всхлипывая, говорил:
   - Ты вот, Эван, герой! Я на тебя смотрел, и думал, вот бы и мне, как тебе летать!.. Я б тогда на Бадж полетел, я бы свою невесту взял, я бы того гада растерзал, я б...
   Здесь Апрач начал ругаться, и ругался довольно долго. Затем, вытерев слёзы, и снова сердито зыркнув на Эвана, продолжил:
   - А не мог! Я здесь вообще нелегалом без документов оказался. Здесь тогда только первую молочную ферму строили. Ну, меня сначала едва на Ноктские шахты не сослали, а потом всё-таки сжалились, оставили. Выполнял самую грязную, тяжёлую работу, а платили за неё сущие гроши. Ну ещё иногда, правда, подкармливали. Вот такая житуха! И всё тот гад! Теперь нет целее важнее, чтобы отомстить ему. Он бы у меня долго умирал, тяжко бы мучался... Я часто у этого проклятого камня со своим стадом прогуливаюсь. Всё жду, может, свалится он. А свалился ты...
   Тут Эван несколько осмелел и спросил:
   - Что же ты: фильмы со мной смотрел, а не боишься меня? Я же герой.
   - Так я же понимаю, что это в фильмах ты такой герой, а в жизни-то - дрянь...
   Такое рассуждение тугоумного телохранителя-коровника озадачило Эвана, и он даже не рассердился. Апрач же продолжал ругаться:
   - А как увидел твою физиономию мятую, так понял, что ты спиваешься... Дешёвка! Никакой пользы от вас, знаменитостей, нет. Одна боль!
   Чтобы перевести разговор на другую тему, Эван спросил:
   - Ну а к радужному камню ты пытался подняться?
   - Лазил я туда, - проворчал Апрач. - Я бы этот камень гадкий разбил, но ничего не получилось... Во гляди - летит сюда кто-то...
   Эван посмотрел вверх, и увидел стремительно приближающееся белое пятно. Ещё несколько секунд прошло, и уже спустился, разогнав половину коровьего стада, тот вместительный аэроцикл законников, на котором Эван прилетел на Бадж. Теперь стало видно, что со всех сторон возвышаются
   Апрач продолжил удивлять Эвана. Вот он повернулся к аэроциклу, и посмотрел на него с презрительным и злым выражением.
   Уже распахнулся люк, уже выходили законники, и вдруг из-за их спин рванулась к Эвану Аннэя.
   Но до Эвана она не добежала, её перехватил за руку Апрач, и легко, будто пушинку, вздёрнул в воздух, прорычал:
   - Это ты! Отвечай, где он?!
   Странное дело, но не только бывший телохранитель узнал девушку, но и девушка узнала его, хотя при жизни на Бадже они и встречались то всего пару раз, и никакого внимания друг на друга не обращали. Она сразу поняла, что Апрач спрашивает об Дэкле, понимает, что Апрач безумен, и что способен убить и её, и самого Дэкла.
   Вися в воздухе, она говорила:
   - Оставь нас... Мы ведь ничего плохого тебе не сделали. Ты тогда сам на рожон полез, вот и получил. Я то надеялась, что это тебя чему-то научит...
   Апрач бешено зарычал и уж, наверное, свернул бы Аннэе шею, но тут в его собсвенную шею впилась игла. Как подкошенный, Апрач повалился на землю, но при этом Аннэю не выпустил, и она упала прямо на него.
   Законник, который держал в руке парализующий пистолет, спросил у Эвана:
   - А это ещё за дикарь? Он вас знает?..
   Эван неопределённо пожал плечами, пробормотал:
   - Может, и знает...
   Законники переглянулись, один из них проговорил:
   - Надо отвести его на Нокт...
   Эван догадывался, что на Нокте Апрача ничего хорошего не ждёт. Там стали бы думать, что это за странный человек, начали бы его допрашивать, и, в конце-концов отправили бы его на рудники, где, как известно, мало кто долго выдерживал. И поэтому Эван сказал:
   - Оставьте его. Здесь он тихо-мирно живёт, никого не трогает...
   Снова переглянулись законники, посовещались, и, наконец, выразили своё согласие. А ещё через пару все забрались в аэроцикл и взмыли в чёрное небо, полетели обратно к Нокту. Эван потребовали, чтобы ему отдали молот, на что получил ответ:
   - Молот мы подобрали, но так как теперь установлено, что это ценный артефакт, он поступит в нашу лабораторию, и будет самым тщательным образом изучен.
   - Вот проклятье! - выругался Эван.
   А с монитора на него уже смотрел Егорр Кзад. Генерал законников спросил:
   - А чего ты, собственно, хочешь делать с этим молотом? Почему так за него цепляешься?..
   - Вы же видели...
   - Да, просмотрел запись. И что же?.. Или я чего-то не понимаю? Как эти Радужные камни вернут свет на небо?
   - Пока ещё не знаю. Но надо проанализировать данные...
   - Вот анализом мы сейчас и занимаемся. И, между прочим, получили интересную информацию от экспедиции "x- c15".
   - Вот как! - воскликнул Эван.
   - Что это за экспедиция? - шепнула ему на ухо Аннэя.
   - Та экспедиция, в которой Дэкл, - также шёпотом ответил Эван, а к генералу законников обратился с вопросом. - Мы можем ознакомиться с этой информацией?
   Егорр Кзад проговорил раздражённо:
   - Да. Я, скажу откровеннно, никогда не верил в твоё геройство, но тут поступил ещё один указ сверху: оказывать тебе всяческое содействие. Когда вернёшься на нашу базу, ознакомишься с этой информацией, - и, помолчав немного, добавил. - Прими к сведению: за последние три часа, то есть со времени затемнения неба, средняя температура в Аркополисе упала на полградуса.
   - Этого и следовало ожидать, - произнёс Эван. - Вы же знаете, что на тёмной стороне любого мира всегда было холоднее, чем на светлой. Но теперь повсюду такая тёмная сторона. Температура будет падать...
   - Об этом же говорят и наши учёные, - ответил Егорр Кзад. - Причём температура будет падать до так называемого абсолютного нуля...
   - Я знаю, что такое абсолютный нуль. Ведь я был за пределами "Скорлупы". Там, в вакууме, всё мгновенно промерзает. Все миры без света превратятся в ледяные глыбы. Но произойдёт это не скоро.
   Егорр Кзад ничего не ответил, и отключил связь.
   А Аннэя проговорила:
   - За три часа температура упала на полградуса. Пока что это не заметно. Но скоро люди начнут мёрзнуть. Если пока что удаётся сдерживать всеобщую панику, то что начнётся, когда люди почувствуют этот холод - трудно представить... А что там с Дэклом? Ведь он вблизи от центра нашего многомирья... Мне кажется, именно оттуда, от центра всё и началось... Какая катастрофа там случилось? Жив ли мой Дэкл?
   
   
   
    Глава 8
   "Дэкл"
   
    С любовью вспоминала Дэкла Аннэя, с ненавитью - Апрач, а он был далёк от них, и не знал, и не подозревал об этом. Другим были заняты его мысли, его чувства.
    Как уже говорилось, экспедиция "х-с15", в состав которой входил Дэкл, считалась на Нокте секретной, простым гражданам не полагалось знать, что происходит там, вблизи от центра мирозданья.
    В тех секретных бумагах, которыми пользовались Ноктские специалисты, тот мир назывался "Светлым- 62", но Дэкл такой официальной терминологии с цифрами избегал. Этот мир настолько ему понравился, что он назвал его Родиной. Ведь, надо сказать, он никогда не любил Бадж, не видел в нём ничего хорошего, и с тех пор, как начал сознательную жизнь, только и думал о том, как бы сбежать с него. И вот его мечта осуществилась - он сбежал...
    Одну только посылку отправил он Эвану. Но в этой посылке было сокровенное - отксеренные версии его стихотворений, и несколько оригиналов картин. И по одной посылке Эван верно почувствовал, что Дэкл нашёл и гармонию, и покой, и творческое вдохновенье.
    Действительно, сложно было, находясь на Родине, не чувствовать постоянного ласкающего, тёплого излучения, которое исходило из той части неба, где находился центр мирозданья, где само небо было крепче, чем алмаз, и куда не мог проникнуть ни один аэроцикл, ни один зонд...
    Помимо наблюдений за центром мирозданья, участники экспедиции изучали и окрестные миры, их флору и фауну, а также - искали артефакты; возможно, записи древних цивилизаций, которые помогли бы ответить на волнующие их вопросы. Было исследовано около трёх тысяч миров, ещё за пятнадцатью тысячами вились постоянные наблюдения, но, что удивительно, не было обнаружено не только остатков древней цивилизаций, но и современных дикарей. А ведь и в окрестностях Нокта, и в других, исследованных уголках многомирья, в среднем на двух из трёх миров жили какие-нибудь наделённые разумом существа. По большей части они возделывали землю, занимались охотой, ну до полётов к соседним мирам они ещё не додумались.
   Правда, Ноктскими зондами в разных частях многомирья было открыто девятнадцать цивилизаций, начавших строительство воздушных кораблей, но быстрее скорости звука, то есть - трёхсот метров в секунду, ни один из этих кораблей не летал. Конечно, способные путешествовать со скоростью света Ноктцы вырвались далеко вперёд этих цивилизаций, а на контакты с ними не шли, осторожно наблюдали, опасались, что те могут завладеть их световыми двигателями. А летя со скоростью звука кораблю даже ближайшей цивилизации пришлось бы двигаться к Нокту больше тысячи лет...
    Итак, вблизи от центра мирозданья, как казалось, отсутвовала разумная жизнь. Среди участников экспедиции "х-с15" бытовало мнение, что всё же здесь есть разумные существа, и что они сами наблюдают за ними, однако делают это так осторожно, и через такие совершенные приборы, что Ноктцы этого не замечают...
    Но Дэкл знал и ещё кое-что, что придавало ему уверенности в том, что неведомые разумные существа не только наблюдают за ними, но и находятся поблизости...
    На одной из картин, которые Дэкл послал Эвану был изображён белый, с золотистыми и голубыми прожилками купол, который поднимался над долиной. Этот купол не был единственным - на соседних мирах участники экспедиции нашли такие же. Некоторые из этих куполов были покрыты растеньями- вьюнами, некоторые - занесены песком, некоторые - даже находились под водой. Конечно, купола пытались изучить: просветить различными излученьями, отломить от них хотя бы кусочек, но все попытки оставались тщетными. Купола не просвечивались, не крошились. Кто-то сказал, что вот это и есть артефакты древней цивилизации, а ему ответили, - ну да, может и артефакты, однако, никаких доказательств этому нет, и, следовательно, могут это быть и такие особые похожие на сверхплочные кристаллы растения, и вообще - что угодно, пока непонятное Ноктцам, но только не артефакты древней цивилизации.
    Конечно, изображения белых куполов были переданы на Нокт, тамошние специалисты подумали-подумали, и ответили просто: продолжать изучение куполов...
   Этот, в общем-то ни к чему не обязывающий ответ пришёл с неизбежным шестнадцатимесячным опозданием. Восемь месяцев сигнал летел до Нокта, ещё пару дней там обдумывали ответ, и - восемь месяцев на обратную дорогу. И без ответа участники экспедиции продолжали изучение и куполов и окрестных миров. Правда, на купола обращали всё меньше внимания, полагали, что всё- равно никакой пользы от них не будет...
    И когда уже были получены эти указания с Нокта, исследователи заметили непонятные полупрозрачные, но иногда очень ярко вспыхивающие предметы, которые стремительно перемещались в небе. Догнать их никак не удавалось, потому что они исчезали также неожиданно, как и появлялись. Засняли их на плёнку, но получились размазнные изображения, на которых ничего толком нельзя было разобрать, кроме, разве что того, что предметы эти сильно вытянуты и напоминают змей. И эти изображения были переданы на Нокт.
    Когда происходила передача, начальник экспедиции произнёс:
    - Конечно, ждать ответа долго. Но я уж знаю, каков будет ответ: не словами, а делом - налетят сюда законники, с пушками, с роботами, и начнётся суета-маета. Хоть не передавай это... Но надо...
    А Дэкл-то знал, что не только всполохи в небе, но и поднимающиеся из почвы белые купола не простые, что именно в этих куполах ключ к той цивилизации, которую они искали и встречи с которой так опасались... Возможно, сами эти купола были представителями этой цивилизации, но настолько необычные для людей, что они не хотели принимать их за разумных существ.
   
   * * *
   
    ...Дэкл, в отличии от своих товарищей, которые в свободное время любили полежать где- нибудь поблизости от своего мобильного исследовательского центра, что, конечно, тоже было полезным занятием, так как с неба на них лилось приятное, хоть и нерегистрируемое их приборами излучение, - в отличии от них Дэкл предпочитал прогулки.
   Во время этих, весьма продолжительных прогулок, он и стихи писал, и картины рисовал, а чаще любовался теми пейзажами, которые открывались ему.
   Надо сказать, что Родина была весьма крупным миром - диаметр её составлял сто двадцать пять километров, так что места для открытий и походов хватало.
    Вообще, были такие периоды, когда участники экспедиции целыми днями ничем не занимались. Ну, разве что поедали запасы качественной, дорогой Нокстской пищи, или местные плоды, которые официально были признаны съедобными. Вот в один из таких дней Дэкл и отошёл на двадцать километров от их лагеря, и оказался возле белого купола.
   Так как Дэкл уже настроился на неспешное течение жизни, которое так отличалось от всегдашней суеты Баджа и Нокта, то он целых полчаса просто стоял и созерцал купол. Блаженная улыбка украшала его лицо.
   ...Наконец он пробормотал:
   - Рисуй не рисуй, а такой красоты всё- равно передать не удастся...
   И тут Дэкл почувствовал, не усталость, а просто желание поспать. Думал он, что во сне будет ещё лучше, чем в реальности. Он, продолжая улыбаться, подошёл к куполу, и сел, прислонившись к нему спиной...
   Казалось, что купол был специально создан для того, чтобы к нему так вот прислонялись - тёплый, мягкий, он похож был на самую удобную из всех перин, на которых доводилось спать Дэклу.
   А когда он закрыл глаза, то послышался ему голос - мелодичный, успокаивающий, он пел что-то на незнакомом юноше языке, но Дэкл чувствовал, что это колыбельная. И вот он заснул...
   И видел Дэкл, будто он взмыл в небо, и летит, без всяких аэроциклов, не чувствуя своего тела. Проносятся мимо него миры, а он улыбается им, будто они - живые существа, друзья его.
   Если бы знал Дэкл, что испытывал во время своих полётов Эван, то сказал бы, что сейчас и он испытывает тоже самое...
   Приближался, заполнял весь обзор центр мирозданья. Бесконечно плотное, но всё равно лазурное небо расступалось перед ним. Счастье и лёгкость не покидали Дэкла. Он знал, что не разобьётся...
   И вот оказался там, куда не долетал ещё ни один Ноктский зонд. Сияние окружило его, сияние затопило его...
   Дэкл сказал:
   - Здравствуйте. Я уверен, что вы друзья...
   Светлая сила переполняла его, несла стремительно. Но Дэкл понимал, что не он выбирает направление движения, а кто-то руководит им.
   И он взглянул на многомирье изнутри этой светоносной, плотной сферы, которая была Центром.
   Вот только не мог он уже сказать, что эта сфера-Центр бесконечно плотная. Оказывается, по её поверхности ползали существа, больше всего похожие на многометровых змей. В них Эван узнал существ, размытые изображения которых удалось заснять участникам их экспедиции. Были они полупрозрачными, но всё же можно было их разглядеть, и видно было, что они вгрызаются в оболочку центральной сферы, прогрызть в ней отверстие.
   И это им удавалось - Дэкл заметил многометровые шрамы, которые не могло бы оставить ни одно Ноктское оружие. Зубы этих змей способны были перекусить любой, имеющийся в многомирье материал, но для того, чтобы прогрызть покрывающую центр оболочку, им требовалось определённое время.
   Дэкл подлетел совсем близко к внутренней поверхности сферы, и тут увидел, что на змее сидит наездник. Разглядеть он его не успел, только, разве что заметил, что наездник этот значительно крупнее человека.
   Затем светлая сила понесла его прочь. Несколько тысяч километров осталось позади, и вот он вновь у внутренней поверхности сферы. Там пока что не было заметно никаких червей. Сфера расступилась перед ним, выпустила его...
   Дэкл летел обратно, к миру, который называл своей родиной, и спрашивал:
   - Чем я могу помочь вам? Как уничтожить этих отвратительных червяков?
   Но никто не давал ему ответа. И вот Эван очнулся у белого купола, совершенно уверенный в том, что увиденное им - это не сон, а реальность.
   
   * * *
   
    Дэкл вернулся на базу, и повстречал начальника экспедиции. Тот внимательно посмотрел на юношу, и спросил:
   - Что-нибудь случилось?
    Дэкл покачал головой и ответил:
   - Всё нормально.
   - Всё нормально, говоришь? Да на тебе лица нет. Что тебе такое привиделось, а? Может, с теми светляками, которые по небу летают, повстречался?.. Я не удивлюсь, если это так...
   - Нет. Не повстречался, просто гулял...
   - А я вот знаю, какой приказ привезут с собой законники с Нокта: запретят такие вот прогулки. Не хватало ещё, чтобы кого-нибудь из нас похитили.
   Дэкл ответил:
   - Если мы столкнулись с действительно развитой цивилизацией, то могут похитить всех нас. В конце-концов, у нас не такая уж и надёжная защита...
   - И всё же, я не хотел...
   Но Дэкл резко прервал его. Он сказал:
   - Не пытайтесь ограничивать мою свободу. Вы должны понимать, что это бесполезно.
   Начальник экспедиции хорошо знал Дэкла, знал, что спорить с ним бесполезно. Знал, что если его в заточение посадить, так он и из заточения вырвется, или... погибнет.
   Поэтому только вздохнул, махнул рукой, и сказал:
   - Ну, гуляй, на свой страх. Только на Нокт можешь не вернуться.
   Дэкл усмехнулся и сказал:
   - Нашли, чем пугать. Мне на Нокт совсем не хочется возвращаться.
   Да - Дэкл не стал рассказывать о том, что видел у белого купола. Он ведь понимал, что его история выглядела совершенно фантастической, а если к этому ещё добавить то, что у него не было никаких доказательств, а среди своих товарищей он слыл мечтателем- фантазёром, то реакция была вполне предсказуемой: ему бы не поверили, а если бы он начал настаивать, то ещё, чего доброго, во лжи бы обвинили.
   Конечно, намеренно от них он бы ничего скрывать не стал. Он бы даже хотел донести до них всю правду, но только пока не знал, как это сделать...
   Потом его отправили на очередной, подлежащий исследованию мир, где уже обнаружили некую тонкую, похожую на паутину траву, которая начинала дёргаться, дрожать, когда в небе появлялись те световые объекты.
   Дэклу и ещё нескольким исследователям предстояло выяснить, каким образом трава чувствовала появление тех объектов...
   
   * * *
   
    Несмотря на то, что Дэкл нашёл и на том мире, где росла и дёргалась странная трава, белые купола, - ни с одним из них ему не удавалось установить нового контакта, хотя он, конечно, многократно приходил к ним, прислонился, пытался заснуть, даже и засыпал. Правда, спать было неудобно, так как купола чувствовались им такими же твёрдыми, как и остальным Ноктцам.
    Целых три месяца провёл он на том мире. Исследования двигающейся травы проходили медленно, нехотя. Похоже, что участники экспедиции привыкли даже к световым существам, которые промелькивали в небе с каждым днём всё чаще. Им даже и не верилось, что с Нокта могут прилететь законники, и ввести некие жёсткие, военные законы...
    Да - ещё надо сказать, что у Дэкла была подруга. Особой любви он к ней не испытывал, но относился к ней хорошо, а она ему отвечала взаимностью. В общем-то, они нужны друг другу были, в основном, для удовлетворения потребностей своих молодых тел, понимали это, и о большем не мечтали. Звали эту миловидную, белокурую девушку Кззеддой, и она заметила, что в последнее время Дэкл изменился, ходит мрачный, мало с кем общается (напомню, что это случилось уже после того, как Дэкл отправил посылку со своими светлыми стихами и картинами Эвану на Нокт). Кззедда спросила, в чём дело, но и ей Дэкл не сказал правды, понимая, что она не поверит ему, также как и все иные остальные участники экспедиции.
    Между тем, чем больше проходило времени, тем больше волновался, терзался Дэкл. Можно сказать, что его мучения увеличивались пропорционало количеству мелькавших и исчезавших в небе световых объектов. Он то знал, что они не исчезают бесследно, что это черви и их наездники, которым нет дела до Ноктцев, но которым есть дело до центра мирозданья. Они летели туда, к центру, своими ужасными зубами они пытались прогрызть его.
    ...Вот однажды Дэкл пришёл к тому куполу, где было ему первое и пока что единственное видение. Прислонился он к нему и прошептал:
   - Зачем показал мне то, что происходит там, в центре, и не говоришь, что делать дальше? Ответь! Пожалуйста, ответь...
   И опять, в какой уже раз! - присел, прислонился к куполу спиной, попытался заснуть, и опять сон не шёл, и никаких видений не было...
   А потом прибыли законники с Нокта. Даже начальник экспедиции, человек прагматичный, знакомый с Ноктским властями, не предполагал, сколько их прелетит. Сотни аэроциклов, а также - несколько крейсеров, самый крупный из которых - трёхсотметровый "Молот Нокта", повис в небе прямо на Родиной.
   В тот день Дэкл и Кззедда сидели на пороге их палатки, неподалёку от чистейшего родникового ручейка. Кззедда, обычно весёлая, улыбчивая, теперь нахмурилась, и проговорила:
   - Не нравится мне эта махина железная. И надо же ей было прямо над нашими головами повиснуть! А если случится что- нибудь?.. Ну, может, действительно какие-нибудь враги объявятся и подобьют её. Вот тогда грохнется она на наши головы...
   Её прервал неожиданно подошедший законник с чрезвычайно худым, белым, вытянутым лицом. Этот облачённый в стандартный для законников багровый костюм человек держал в своих руках автомат-излучатель, настороженно оглядывался, и говорил:
   - Почему вы находитесь за пределами базы?..
   - Здесь наша палатка, - простодушно ответила Кззедда.
   - Вам запрещается находится за пределами базы, - отчеканил законник.
   - Это, собственно, почему? - хмыкнула Кззедда. - Вы кто такие? Нам и без вас тут неплохо жилось. А теперь поналетели, принесли свои порядки. И начнётся здесь...
   Всё же Кззедда поотвыкла от Ноктской жизни, где приказы законников исполнялись бесприкословно, как в военное время.
   Дэкл относился к законникам гораздо хуже, чем Кззедда, однако и понимал, что спорить с ними бесполезно, а то можно нарваться: могут ведь и в изолятор посадить.
   Поэтому он ответил:
   - Да, мы перенесём свою палатку на территорию лагеря.
   ...В тот же вечер (это понятие при неизменности освещения условное), в центре лагеря собрались все участники экспедиции. Надо сказать, что окрестности лагеря изменились. Теперь над окраинными палатками возвышались махины самых мощных, самых совершенных созданных на Нокте роботов. Особенно выдающиеся из них оказались даже выше белых куполов, но в отличии от настраивающих на мирный лад куполов, эти роботы пугали. Из них торчали пушки, полемёты; они вращали своими квадратными или треугольными, или ещё какими угодно, но только нечеловеческими головами. Не на мгновенье нельзя было расслабиться. Участникам экспедиции страшно было сделать неправильное движение, сказать резкое слово. Казалось, только они это сделают, и роботы откроют по ним огонь.
   А тут ещё и законники прохаживались. Увешенные всевозможным оружием, в защитных костюмах, переговаривающиеся друг с другом по рации. В-общем, учёные уже чувствовали себя заключёнными концлагеря.
   Когда они собрались (а каждому хотелось сказать, что не по своей воле собрались, а пригнали их), - перед ними на платформу вышел главарь прилетевших законников - Валлез Прожен. Человек с выдающейся, массивной фигурой, где весьма странным образом сочетались и жир и мускулы, он поначалу даже напомнил Дэклу однажды виденного наездника на змее. Но, поразмыслив немного, Дэкл пришёл к выводу, что, Прожен, хоть и возвышался над своими подчинёнными на голову, а ни в какое сравнение не шёл с теми наездниками - они-то были, как-минимум четырёхметрового роста, да и контуры их тел мало напоминали человеческие...
   Валлез Прожен говорил без всяких микрофонов, но голос его оказался настолько мощным, что заполнил весь лагерь, а некоторые учёные даже морщились - уж очень громко, режуще для слуха звучало каждое его слово.
   Здесь нет надобности передавать всю его речь. Достаточно сказать только, что в первой части это была стандартная для Нокстких чиновников речь, заученная заранее и, естественно, полная здравниц в адрес правительства. Слушать это торжественно-пустое многословие было очень тяжело, хотелось разойтись и заняться своими обычными, не напрягающими делами. Однако, куда уж тут было расходиться, когда топорщились на них, несчастных учёных, и вооружённые до зубов законники и роботы. Надо было слушать, выражать почтение, в нужных местах кивать...
   Хуже всего удавалось выражать почтение Дэклу. В глазах его читались и раздражение, и неприязнь, и желание выкрикнуть что-нибудь резкое, и избавиться от этих законников.
   Но вот Валлез Прожен подобрался ко второй части своей речи. Здесь уже обошлось без здравниц - этот важный законник ругался. Да как ругался! Любой участник одной из многочисленных Аркопольских банд позавидовал бы богатству его ругательного лексикона.
   А кого же ругал Валлез Прожен? Оказывается, представителям неведомой цивилизации, которые неуловимо мелькали в небе, досталась едва ли десятая часть его злословия. Всё остальное обрушилось на участников экспедиции - учёных.
   Он ревел, неистовствовал, брызгал слёной, скрипел зубами, размахивал кулачищами. Он, кажется, готов был их тут же расстрелять. И ведь какое преступление они совершили! Они, уже после того как была замечена чужая цивилизация, летали по окрестным мирам, исследовали их, тогда как могли быть схвачены врагами; и, ладно, их жизни - раз они такие ... так их жизни ничего не стоят, но враги могли захватить Ноктские аэроциклы, завладеть световыми двигателями, после чего напасть на сам Нокт.
   Валлез Прожен разошёлся. Ему ведь нравилось ругаться, угрожать. Он дошёл уже до того, что пригрозил всех их на Ноктских рудниках сгноить, но тут всё же остановился, так как у него был приказ от вышестоящих чиновников - участников первой экспедиции оставить на месте, и использовать их как специалистов по окружающему пространству.
   ...Далее последовал длинный перечень тех защитных мер, которые участники экспедиции должны были предпринять, но не предприняли. Например, они должны были собрать и установить боевого робота, который, оказывался находился в недрах их грузового аэроцикла. Робкое возражение о том, что у этого робота не осталось несколько важных составляющих, Валлез Прожен принимать не захотел, и тут же обвинил их в том, что они сами украли эти важные составляющие...
   Закончил он свою ругательную речь тем, что приказал всем "правонарушителям" оставаться внутри лагеря до "особого распоряжения". "Правонарушителями" он называл всех участников первой экспедиции, а "особое распоряжение", естественно, должно было прозвучать из его уст...
   
   * * *
   
    Прошло несколько томительных, бездейственных дней и ночей. В лагере теперь царил постоянный сумрак. Густые тени падали не только от громад окружавших их роботов, но и от крейсера "Молот Нокта", который нависал на незначительной высоте.
    ...В палатке лежали Дэкл и Кззедда. Дэкл лежал на спине, и сосредоточенно смотрел на слегка вздрагивающие своды, Кззедда прижалась к его боку, и шептала ему на ухо:
   - Я так больше не могу. Такое впечатление, что за нами постоянно следят.
   На что Дэкл ответил тоже шёпотом, но не жалобным, как у Кззедды, а злым и волевым:
   - Это не впечатление, а действительность. За нами действительно следят. Ты знаешь, что этот Прожен, будь он неладен, задумал?.. Будут проверять каждого из нас самым тщательным образом, едва ли не на кусочки разбирать.
   - Ох, ужас какой! Это зачем же такое?
   - А затем, что подозревает, что мы уже имели дело с чужой цивилизацией, и в нас уже вживлены всякие там устройства, которые позволят нами управлять, и через которые ведутся наблюдения.
   - Ох, бред какой...
   - А ты это Прожену скажи. Он тебе быстро голову скрутит... И я тебе скажу: это ещё цветочки. Он тут теперь царь и бог. Когда ещё на Нокте оценят сложившуюся здесь ситуацию, когда ещё придут указания. А пока что будет указывать он, Прожен... Знаешь ли, что и на его и на остальных законников тоже начала действовать местная умиротворяющая атмосфера.
   - Хорошо бы подействовала, и он успокоился.
   - Успокоить такого как он может только смерть. А пока он, чувствуя это спокойствие, разъярился ещё больше. Вот представь: он считает, что и спокойствие исходит от чужаков, что это они такими волнами воздействуют, чтобы притупить бдительность, а потом нежданно напасть. Так он теперь принимает какие-то вещества, возможно и наркотические, от которых ходит в постоянно возбуждённо-деятельном состоянии, и думает, как бы ещё защитить наш лагерь и ограничить наши права... Его подчинённые тоже принимают эти вещества, но в меньшем количестве. На всех этого вещества не хватит. Ты ж видел, сколько их прелетела...
   - Вообще не видела. Но, кажется, очень много...
   - Много! Это не то слово - много. Нас тут горстка, а этих - куча. Тысячи.. Не удивляюсь, если десять или даже пятнадцать тысяч. Не только здесь, но и на соседних мирах разместились. Сами летают, роботов своих везде расставляют, а мы тут заключённые. А, между тем вся их суета совершенно лишняя...
   - Почему? Может всё же что-нибудь хорошее будет? Хотя бы защитят...
   - Защитят?.. Чем?.. Этими роботами, своими автоматами?.. Почему они думают, что этой чужой цивилизации очень нужны их световые двигатели? Быть может, эта другая цивилизация уже ушла далеко вперёд их...
   - Ты так говоришь, будто что-то знаешь?..
   - Тише ты. Я не уверен, что нас не подслушивают.
   - Так, стало быть, всё-таки что-то знаешь?
   Аннэя продолжала его расспрашивать, но Дэкл отнекивался, говорил, что всё это - только его предположения. И, наконец, Кззедда заснула.
   А вот Дэкл спать не мог. Сердце его часто билось. Он всё думал о центре мирозданья, о тех змеях, которые пытались прогрызть его оболочку. Он, Дэкл, один знал про это, и никому не мог рассказать.
   И вот он думал, почему же не было ему новых видений. Теперь, запертый в лагере, он даже не мог подойти к куполам, и от этого было особенно мучительно. Быть может, именно теперь, когда его свобода была так ограничена, от него ждали помощи, хотели передать что-нибудь важное через тот купол...
   И чем дольше он так лежал, тем быстрее билось его сердце, тем яснее понимал он, что оставаться в лагере и ждать неизвестно чего невозможно.
   И вот ударила, обожгла мысль: "Надо устроить побег...". Он даже усмехнулся, когда понял, что действительно, несмотря на смертельный риск, попытается бежать. Мучительным, угнетающим было бездействие, теперь он снова был полон сил, и обдумывал свои дальнейшие действия.
   Вот вздохнула, покрепче прижалась к нему и прошептала во сне его имя Кззедда. Дэкл скосил на неё взгляд, и подумал с лёгкой печалью: "Ну а с тобой мне придётся расстаться. Вряд ли мы ещё встретимся..."
   Но Дэкл ошибался.
   
   
   
    Глава 9
   "Побег"
   
    Ещё много времени понадобилось Дэклу для того, чтобы выбрать такой удачный момент, когда можно было сбежать. Ведь Валлез Прожен и его подчинённые не дремали - следили не только за окружающим пространством, но и за учёными.
    Чего стоило только исследование, когда каждого участника первой экспедиции, действительно, едва ли не разобрали на части. И всё для того, чтобы Прожен проворчал: "Что же. Нашим приборам пока что не удаётся обнаружить в вас объектов чужеродной цивилизации, однако, это вовсе не значит, что таковых объектов в вас нет, и вы не опасны для окружающих".
    Вот поэтому и передвигались эти несчастные учёные под дулами автоматов законников. Вот поэтому и вынуждены были сидеть в лагере, под вечно нависающим над их головами "Молотом Нокта". Так проходили дни, недели, месяцы. Как-то раз Дэкл осторожно намекнул своему товарищу, что надо бы сбежать. Дэклу казалось, что он неплохо знал этого человека, который преежде работал на бурильной установке, и который в последнее время часто бубнил - проклинал и Валлеза Прожена и законников, но делал это, конечно же, украдкой. Выслушав осторожное, расплывчатое предложение Дэкла, этот человек ужаснулся, и сказал, что, если Дэкл попытается устроить такое, то не сносить Дэклу головы.
    Вот тогда Дэкл окончательно уверился, что придётся ему одному бежать...
    Путём наблюдений он установил следующее: некоторые из законников заставляли учёных грузить своё разобранное военное оборудование на аэроциклы, которые разлетались по окрестным мирам, где строились новые защищённые базы - оплоты Нокта. Вообще-то, это не одобрялось Валлезом Проженом, но вовсе не потому, что он жалел учёных, а потому, что он продолжал подозревать их в связи с враждебной цивилизацией. Но всё же Прожен часто отлучался на окрестные миры, следил за тем, как там идёт строительство защитных сооружений, вот простые законники и пользовались тем, что их грозный начальник не в состоянии за всем уследить...
    Дэкл знал, что большинство законников тщательно следят за процессом погрузки. То есть, они пересчитывали количество учёных, задействованных на этой рабской работе, и остаться кому- нибудь внутри грузового аэроцикла, было нереально.
    Но при этом Дэкл обратил внимание на одного законника. Необычайно толстый, состоявший, казалось, из нескольких предельно надутых, розовых шаров. Передвигался он медленно, в развалочку, много ел, много пил, много спал, а в оставшееся время много говорил и зевал. Не понятно было, как он попал в ряды суровых законников, но это и не суть. А главное, что Дэкл узнал: этот толстяк иногда (правда, очень редко), следил за погрузкой на грузовые аэроциклы. Следил невнимательно, иногда отворачивался, иногда закрывал глаза, и с блаженной улыбкой представлял некие, приятные ему образы...
    Естественно, надо было воспользоваться его невнимательностью; затаиться в аэроцикле, среди ящиков, улететь на соседний мир, откуда уже несложно будет совершить окончательный побег.
    Но беда была ещё в том, что законники сами назначали тех учёных, которые должны были тоскать ящики. Конечно, раз на раз не приходиться, но Дэклу за всё время выпало таскать всего три раза, и все эти три раза толстяка рядом с загружаемым аэроциклом не было, а стоял там, держа автомат у груди, подтянутый законник с злыми, настороженными глазами. От такого, конечно, не сбежишь...
    Что же было делать Дэклу? Ведь он знал те дни, когда дежурил толстяк, но не мог же он сам напроситься на работу. Это выглядело бы очень подозрительно. Зачем напрашиваться на то, чего учёные старались избежать, и даже болезни ради этого симулировали?.. Ему бы не поверили, за ним бы начали следить ещё пристальнее, и тогда побег точно не удался бы...
   
   * * *
   
    Тот день начался также скучно, как и многие его предшественники. Дэкл и Кззедда сидели возле своей палатки, лениво поглощали принесённый с кухни гороховый суп. Надо заметить, что приказом всё того же Валлеза Прожена строжайшим образом запрещалось потребление всех местных продуктов, поэтому и питались, только полуфабрикатами, привезёнными в пакетиках с Нокта.
    Дэкл из-за долгого бездействия сделался раздражительным, ворчливым. Вот указал на росший в десяти метрах от их палатки, усеянный светло-жёлтыми ягодами раскидистый куст, и проговорил:
   - Что за идиотский закон?! Почему я не могу есть эти замечательные ягоды, тогда как до прилёта законников ел их, и получал удовольствие. А теперь - ничего. Ты знаешь: даже стихи не идут. Не могу писать, не могу рисовать. Только начну заниматься творчеством, и тут же в голову лезут эти глупые законы, я испытываю злобу, хочется скомкать лист, бросить его в лицо этому тупому Валлезу Прожену, и ещё добавить парочку таких ругательств, что...
   - ...Что он точно тебя в изоляторе сгноит, - закончила Кззедда.
   - Да. Ведь на его стороне сила. Но я так больше не могу! Ведь я человек, а не раб.
   По особому блеску в его глазах Кззедда поняла, что Дэкл собрался предпринять некий дерзкий поступок. И она спросила:
   - Что ты задумал?
   - Да ничего особенного. Вот просто подойду к этому кусту, нарву с него ягод, сам поем и тебя угощу.
   - Что ты, Дэкл. Ведь ты же знаешь...
   - А мне надоело знать и бояться. Я хочу жить, а не присмыкаться.
   Дэкл порывисто вскочил на ноги. Если бы Эван мог видеть его в эти мгновенья, то сказал бы, что Дэкл напоминает его в юности; быть может, Эван даже вдохновился бы его энергией.
   Но тут и сама Кззедда вскочила, схватила Дэкла за руку, прошептала:
   - Смотри...
   И увидел Дэкл такое, от чего его решительность несколько поубавилась. К ним приближались двое законников, причём, судя по их возбужденному, решительному виду, они недавно приняли то полунаркотическое вещество, которое особенно любил Валлез Прожен.
   Даже и двигались эти законники с некой особой скоростью; вроде бы и не бежали, а, благодаря своим широченным, частым шагам, сразу оказались возле Дэкла и Кззедды.
   Один из них проговорил громко, едва не закричал:
   - Опять проклятые болезнь симулируют!
   - Нам ещё один на погрузку нужен!!
   Дэкл был уверен, что законники укажут на него, но они разом указали на Кззедду. Дэкл уже собирался воспротивиться, сказать, что это незаконно. В общем, несмотря на неадекватное состояние законников - попытаться поскандалить с ними.
   Но тут один из законников выкрикнул:
   - Сегодня Дажез дежурит! А завтра мне!!
   Дэкл знал, что Дажез - это имя толстяка и, стало быть, это шанс для побега. Вот только выбрали не его, а Кззедду. И Дэкл проговорил:
   - Дело в том, что Кззедда моя подруга.
   - Мы знаем, что она твоя подруга! Что дальше?! - под действием наркотика законники могли только кричать.
   - Она очень хрупкая. Я готов заменить её на погрузке...
   - Она не очень хрупкая! Мы знаем её! Она уже таскала тяжести!
   - И всё же от меня будет больше пользы. Я очень волнуюсь за неё. Пожалуйста, я готов поработать...
   Кззедда с удивлением смотрела на Дэкла. Не ожидала она от него таких слов, такого поведения. Смекнула, что он что-то задумал, но промолчала.
   Законники же продолжали кричать:
   - Мы решили, что будет работать она! Твоя очередь - завтра! Сиди здесь, и ешь суп!..
   Но Дэкл не хотел сдаваться (когда ещё подвернётся такой случай!), он продолжал тем же молящим тоном:
   - Ну я очень за неё волнуюсь. Я буду работать рядом с ней, помогать ей. Вместе мы выполним больше работы. Позвольте мне, пожалуйста...
   Законники переглянулись и очень громко рассмеялись. Затем проговорили:
   - Больше работы - это хорошо! Быстрее погрузите! Похвальный пыл! Но даже и не думайте сбежать к своим дружкам из этой... враждебной цивилизации! За вами тщательно следят!..
   Последнее замечание показалось законникам смешным, и они засмеялись. Смеялись долго, очень громко, всё никак не могли успокоиться - это растворённый в их организме наркотик не давал им покоя.
   Дэкл и Кззедда молча стояли перед ними, ждали, когда приутихнут законники. Иногда Кззедда бросала вопрошающие взгляды на Дэкла: "Что ты задумал?", но он делал вид, что этих взглядов не замечает.
   Наконец, законники перестали смеяться и повели их к тому месту, где проходила погрузка.
   Здесь, между двумя большими деревьями, ветви на которых уже частично были поломаны, стоял крупный грузовой аэроцикл. Метрах в пятидесяти от него, из земли поднимался вылитый из стали, окружённый колючей проволкой склад. Там, в подземном бункере, находилась часть привезённого с Нокта, и ещё не развезённого по окрестным мирам оружия, а также - боевых роботов, которых надлежало монтировать на местах назначения...
   А два уже смонтрированных боевых робота высились непосредственно над складом. Дэкл насчитал, что из стальных многометровых корпусов торчало по шесть крупнокалиберных пулемётов, по три огнемёта, по три плазмомёта, и по одной пушке, стреляющей ядерными зарядами. Дэкл всегда задумывался на тему того, зачем эта пушка? Ведь если выпустят ядерный заряд, то разнесут не только возможного противника, но и ещё несколько окрестных миров. В общем, рядом с этими железными великанами Дэкл чувствовал себя очень плохо, и хотел, чтобы они исчезли...
    Поблизости от грузового аэроцикла в удобном, раскладном кресле сидел толстяк Дажез. Рядом с ним находился столик, а на столике расставлены были всевозможные кушанья, да ещё и напитки - как алкогольные, так и безалкогольные. Судя по нескольким пустым тарелкам, Дажез уже успел основательно подкрепиться. Но округлые его руки вновь и вновь тянулись к еде, так что останавливаться он пока что не собирался...
    Другие законники, при виде Дажеза, вновь засмеялись. Один из них вскрикнул:
   - Ну ты скоро лопнешь! Или в монстра превратишься! Ха-ха!.. Следи за этими учёными, а то они к чужакам убегут...
   Дажез тоже хмыкнул, взял себе большой кусок пирога с яблочной начинкой, и проговорил:
   - Будьте уверены: никто не убежит...
   Помимо Дэкла и Кззедды законники подвели ещё около восемнадцати учёных. Всем им предстояло заниматься погрузкой.
   И вот началось...
   Учёные быстро шагали, а то и бежали на склад, поднимали тяжёлые ящики, тащили их в грузовой аэроцикл. Рядом с Дэклом всё время находилась Кззедда. На помогала ему поднимать очередной ящик, несла вместе с ним...
   Наконец, Дэкл проговорил раздражённо:
   - Я и сам справлюсь. Мне полезно спортом занимаешь. Сама говорила, что засиделся я...
   - Ты будешь один эти ящики таскать, а обо мне подумал?
   - А ты бери вон трубки. Много на себя не нагружай и тогда не надорвёшься.
    Кззедда пристально посмотрела на Дэкла и проговорила:
   - Я же вижу, что ты что-то задумал...
   Как раз в это время рядом проходили другие учёные, и Дэкл передёрнулся, шикнул на Кззедду:
   - Тише ты.
   Ну теперь я уверена, что ты задумал... Ты сбежать решил, правильно?
   Тише же ты, прошу тебя!
   В это время они как раз вошли в недра грузового аэроцикла. Вроде бы, пока никого поблизости не было видно. И тогда Дэкл, чувствуя, что Кззедда не уймётся, шикнул:
   - Да, я задумал сбежать. Но если ты...
   - Я тоже хочу сбежать.
   Дэкл схватил Кззедду за руку и утащил её в узкий проход в между ящиками. Там из-за тени ничего не было, но всё же Дэкл вплотную приблизился к её лицу, и, едва не касаясь губами её губ, и, чувствуя её тёплое дыхание, зашептал:
   - Зачем тебе это надо? Кого ты пытаешься обмануть?.. Ведь я то знаю, что ты меня не любишь.
   - Что значит: любишь - не любишь? Вообще- то, я к тебе привыкла. Мне с тобой интересно. Понимаешь?
   Но...
   - Но сбежать решила не из-за тебя. Надоело мне всё это, понимаешь?.. Или, думаешь, только ты один такой свободолюбивый?.. Надоели мне эти законники. Видить их больше не могу.
   - Но ты представляешь?..
   - Да, представляю. Если это обнаружится, то по головке не погладят. И всё же я готова.
   - Вот не ждал от тебя такого...
   Дэкл был удивлён не только поведением Кззедды, но и своими собственными чувствами. Оказывается, он испытывал сильную радость от того, что она всё-таки летит с ним.
    В темноте он улыбнулся, и порывисто поцеловал её. Кззедда отвечала ему страстным поцелуем. Давно они так не целовались. Обычные отношения, тянущаяся изо дня в жизнь в палатке, под надзором, не шла ни в какое сравнение с тем, что они чувствовали теперь, когда словно бы заново открыли друг друга...
    И так увлеклись этим страстным поцелуем, как даже не услышали, как кто-то вошёл в аэроцикл. И вот услышали окрик одного из учёных:
   - Эй, есть здесь кто- нибудь?!
   Они ничего не ответили, только ещё глубже забились в проход между ящиками. Теперь Кззедда спиной прижималась к стенке аэроцикла...
   Сзади раздался голос ещё одного учёного:
   - Чего кричишь то?..
   - Да, вроде, шорох какой-то был...
   - Может, крысы?..
   Здесь надо отметить, что законники привезли с Нокта не только тонны продуктов, но также крыс и тараканов. И эти неприятные существа уже успели расплодиться и на Родине, и на нескольких окрестных мирах. Так что предположение того учёного выглядело вполне логично. Его коллега по несчастью ответил:
   - Да. Никто отзывается. Значит, крысы.
   - Так ставь ящик.
   Первый учёный поставил тяжёлый ящик, другой учёный поставил следующий, столь же тяжёлый ящик. Подходили и другие учёные, ставили ящик на ящик. Вскоре узкий проход, в конце которого обнимались Дэкл и Кззедда оказался полностью перегороженным.
   ...Поцелуй был блаженством, его не хотелось прекращать. Поцелуй отвлекал их от излишнего волнения, которое всё- равно ничем бы им не помогло.
   Ещё некоторое время происходила погрузка. Но вот донёсся робкий, усталый голос одного из учёных:
   - Вроде бы всё.
   Последовала значительная пауза, после чего ленивый голос толстяка Дажеза вопросил:
   - Точно, всё?
   - Да, точно. В том отсеке на складе, который нам указывали, больше ничего не осталось. Зато трюм грузового аэроцикла набит под завязку.
   - Ну, хорошо. Можете расходиться. Хотя, подождите. Все тут в сборе, никого не потеряли?
   - Вроде бы - все.
   - А что-то этой девицы я не вижу. Ну такая высокая, с тёмными волосами. Она ещё с этим бородатым ящики таскала.
   - Так это Кззедда и Дэкл. Дэкла ведь тоже нет...
   Дажез снова сделал значительную паузу, рыгнул, затем спросил:
   - Ну и что это значит?..
   - Так они, вроде того, любовники, - в голосах учёных послышалось смущение.
   Воспитание не позволяло им открыто говорить на такие темы. Снова длительная пауза, отрыжка, вопрос Дажеза:
   - И что же из этого следует?
   Кто-то решился вымолвить:
   - Ну, мне показалось, что им захотелось уединиться. Кажется, они к себе в палатку ушли.
   И снова молчал Дажез, и снова жевал, и снова рыгал, и снова спрашивал:
   - Кажется, или точно...
   Послышались неуверенные, слабые, усталые голоса измученных людей:
   - Кажется, точно... Ну, да ушли... Я видел... Да, кажется - это они были... К себе пошли... Ага... Молодые... Любовная парочка...
   - А, ладно. Расходитесь, - проговорил Дажез.
   Наступила тишина, которая продолжалась несколько минут. А внутри грузового аэроцикла, в узком проходе всё стояли, всё обнимались, лишь ненадолго отрывались друг от друга Дэкл и Кззедда. Потом снова целовались, шептали друг-другу те простые, сокровенные и глупые слова, которые обычно шепчут влюблённые.
   И даже не слышали, как снаружи Дажез включил рацию, и проговорил своим ленивым голосом:
   - Всё нормально. Погрузка завершена... Через сколько?.. Ох, ещё десять минут ждать... Чего хочу?.. Так вздремнуть хочу...
   Послышались шаги Дажеза. Он только заглянул внутрь грузового аэроцикла, затем - закрыл на электронный ключ дверь. Снова уселся в свой раскладной стул, и когда через десять минут подошли два пилота, он уже дремал. Они разбудили его, начали ругать:
   - Ты спишь! У тебя из-под носа аэроцикл с ценным оборудованием умыкнуть могут...
   На что Дажез ответил:
   - Некому умыкать. Это я точно говорю! Вы знаете, я вам по секрету скажу... Я в эту чужую цивилизацию вообще не верю! Да! Вот так. А то что мы на небе видим - это просто световые явления...
   - Да тебя, видим мы, совсем развезло. Ладно, ступай к себе. Отсыпайся...
   Через пару минут грузовой аэроцикл вздрогнул; пол и стены его мелко завибрировали. Эта вибрация быстро прекратилась, зато до слуха Дэкла и Кззедды донёсся едва слышимый, тонкий свист.
   Только тогда Дэкл отстранился от девушки и шепнул:
   - Ну всё. Мы летим... Преступление совершено. Дороги назад нет.
   Она покрепче обняла его за шею, и, прикасаясь губами к уху, зашептала:
   - Ты знаешь: вот если бы я здесь одна находилась, так умерла бы от страха. А вот с тобой рядом мне ничуточку не страшно. Кажется, только сейчас начинаю понимать, какой ты хороший. Люблю тебя, люблю...
   Ещё через несколько минут Кззедда спрашивала:
   - Ты хотя бы представляешь, куда мы летим?
   - Нет. Не представляю. Ты же знаешь: все дела законников держатся от нас в тайне. Мы для них только досадная помеха. Если бы представился удобный случай, то Валлез Прожен непременно всеъ нас перестрелял.
   - Надеюсь, мы больше никогда не встретимся с этим человеком.
   - Да уж. Он нас вряд ли пощадит.
   - И всё же, Дэкл, расскажи, что ты собираешься делать дальше?
   - Ну а вот ты со мной этот побег совершила? На что ты рассчитывала?
   - Я... Ну мне так опротивела эта жизнь, я так тосковать начала по нашей прежней жизни, которую мы тут вели до появления законников, и которую мы почти совсем не ценили, что я подумала: как хорошо было бы совершить этот дерзкий поступок: угнать аэроцикл со световым двигателем, и умчатся туда, где нас никто не найдёт. За сто миллионнов километров отсюда, в такой мир, где тихо, спокойно.
   - Нет, Кззедда, отставь эти мечты. До спокойствия ещё очень далеко...
   В это время в грузовом отсеке аэроцикла зажёгся слабый зеленоватый свет, и Дэкл прямо перед собой увидел встревоженное лицо Кззедды. Она прошептала:
   - Ну, рассказывай, что помешает нашему счастью и спокойствию.
   Дэкл вздохнул, и подробно начал рассказывать о том, что видел, прислонившись к куполу.
   Рассказ увлёк не только Кззедду, но и самого Дэкла. Ему казалось, что он заново переживает всё, увиденное тогда...
   Вот освещение стало более ярким. И по светлым, стремительным бликам, которые прорывались в грузовой отсек с одного из обзорных мониторов, можно было понять, что теперь аэроцикл летит со скоростью света.
   Но и это не отвлекло Дэкла. Он всё рассказывал и рассказывал, а Кззедда, неотрывно вглядывалась в его лицо, слушала, боясь пропустить хотя бы одно слово. Но вот рассказ был завершён. Дэкл перевёл дух, и спросил:
   - Ты веришь мне?
   И Кззедда, не задумываясь, кивнула, ответила:
   - Да, верю. Полностью верю.
   - Вот не ждал от тебя такой доверчивости.
   - А я и сама от себя не ждала. Если бы ты мне это хотя бы сутки назад рассказал, то я бы не поверила. А сейчас... в общем, я буду с тобой... Может, я только сегодня себя нашла... Может - это и есть моё предназначение...
   
   * * *
   
    Через полчаса полёт был завершён. Посадку нельзя было назвать мягкой: недра аэроцикла основательно тряхнуло, и даже упали несколько ящиков. Один из них задел Дэкла за плечо, и юноша вскрикнул.
   - Что такое? Что с тобой? - встревоженно спросила Кззедда.
   - Кажется, всё нормально, обошлось без переломов, - простонал, потирая ушибленное плечо, Дэкл.
   - Но ящик-то какой тяжеленный. Наверняка, синяк будет.
   - Да уж, синяка не избежать. Но, знаешь, Кззедда, впереди нас ещё столько синяков ожидает, что если каждый считать, то слов не хватит. И хорошо, если только синяка отделаемся.
   Снаружи раздался громкий скрежет, и механический голос отчеканил какие-то слова. Кззедда снова прижалась к Дэклу, прошептала:
   - А вот теперь мне страшно становится...
   На что Дэкл ответил:
   - Я знаю, что это... Это - погрузочные роботы. Здесь ведь таких учёных-простачков, которых можно гонять, издеваться над ними - нет. Здесь сплошные законники. Ну и их роботы. Сейчас они начнут разружать этот аэроцикл.
   - А как же мы? Что нам делать?
   - Я думаю, сейчас мы находим на взлётном поле, внутри их базы. Нашего появления никто не ожидает, и это даёт нам некоторое преимущество. Вряд ли удастся угнать аэроцикл, на котором мы сейчас находимся. Слишком он крупный, слишком приметный, но какой-нибудь другой аэроцикл поскромнее вполне нам подойдёт...
   В это мгновенье со всё тем же громким скрежетом распахнулась наружная дверь, и механический голос отдал команду:
   - Начать выгрузку комплекта N17-18-19dy!
   Кззедда сжимала руку Дэкла и шептала:
   - Мне так страшно.
   Дэкл отвечал:
   - Помни: главное наше преимущество в том, что никто не подозревает, что мы здесь находимся.
    Пол, стены и ящики задрожали от тяжеленной поступи металлических грузовых роботов. Так как ящики были установлены ненадёжно, то ещё несколько из них упали. Хотя в этот раз не задели ни Дэкла, ни Кззедду, но грохот от их падения перекрыл даже шаги грузовых роботов.
    Со стороны входа грянул голос законника:
   - Что здесь происходит?
   Робот отрапортовал:
   - В следствии отстуствия крепежа...
   - Вижу я. Опять эти тупицы на Свт-1 (так законники называли 120-километровую Родину - первый, из изученных в этой области миров) гоняли тех заморышей из первой экспедиции! Вместо того, чтобы погрузочных роботов использовать! Да их за это под суд...
   Тут встрял другой голос:
   - Тише ты, не кипятись. Знаешь, как на этих роботах экономят? Это ж тоже деньги... Кругом эти эзкудо. Понимаешь?..
   - А то! Куда ж без эзкудо! И всё-таки они на Свт-1 придурки. Или не знали, что к нам сегодня сам Валлез Прожен наведался?
   - А откуда им было знать? Ты ж знаешь, как этот Прожен любит гонять: с мира на мира перелетает, инспекции неожиданные устраивает. И уже сколько нагоняев было; скольких наших ребят премий решил. А помнишь эту историю на Свт-23? Десятеро было отправлено на Нокт. И, я уверен: там их будут судить по законам военного времени. На шахты отправят...
   - Я как подумаю об этом: мне сразу плохо становится. Вот нагрянет прямо сюда, увидит этот беспорядок, скажет, что мы в этом повинны, и всё - обвинит нас в нанесении порчи дорогостующему оружию. Рудники и нам обеспечены. Доказывай потом, что это болваны с Свт-1 виноваты...
   - Да уж. Эй, вы пошевеливайтесь! Поднимайте эти ящики! Да, смотрите, чтобы ничего не вывалилось.
   Последний окрик относился к грузовым роботам, которые слаженным, могучим хором ответили:
   - Приказ принят!
   Дэкл шепнул Кззедде:
   - Здесь они, кажется, уже не такие невнимательные, как у нас на Родине. Но ничего. Главное, выбрать правильный момент. Тогда мы сможем ускользнуть.
   Грузовые роботы довольно быстро работали - поднимали, уносили ящики. И чем меньше оставалось ящиков, тем больше света становилось в этом помещении.
   Вот прямо перед ними металлические клешни схватили сразу три ящика, но верхний ящик начал крениться, и упал бы на голову Дэкла или Кззедде, если бы эти же стремительные клешни не подхватили его.
   Открылся проход. Вон уже и база законников видна. Как и следовало ожидать, ничего хорошего они там не увидели. Лётное, уже забитонированное поле, и на поле этом - несколько крупных кораблей законников; среди них - статуями возвышались охранные роботы, прохаживались законники. На краю поля виднелись бараки. Там также стояли несколько защитных роботов...
   Дэкл кивнул на проём, шепнул:
   - Вроде, поблизости никого нет. Ты готова?
   - Ох, у меня ноги от страха подкашиваются. Ну да... Надо бежать...
   Они уже находились возле люка, когда перед ними появился, заслоняя весь проход, грузовой робот. И этот робот проговорил:
   - Вы не должны здесь находиться.
   Если бы это был военный робот, он тут же пригрозил незванным персонажам оружием, но грузовой робот не имел точных инструкций, как поступать в подобном случае.
   Дэкл, чувствуя, как напряжён его голос, проговорил:
   - Мы должны пройти.
    Робот дёрнулся, не предпринял никакий действий. Быть может, его и удалось бы уговорить, то тут сзади, со взлётного поля раздался голос законника:
   - С кем это ты разговариваешь?
   Робот начал поворачиваться. Он по-прежнему перегораживал весь проход, но уже и не было в этом проходе надобности, ведь на взлётном поле стояли законники.
    Кззедда ещё крепче сжала руку Дэкл, шепнула:
   - Что же делать?..
   Дэкл стремительно оглянулся и кивнул на боковой коридор, молвил:
   - Туда.
   И они бросились через грузовое отделение аэроцикла в боковой коридор. Ещё далеко не все ящики были убраны. Некоторые валялись на полу, приходилось через них перепрыгивать. Кззедда споткнулась, ударилась ногой, и вскрикнула, больше от нервов, а не от боли.
   Тем временем, грузовой робот докладывал законнику:
   - В грузовом отсеке замечены неизвестные.
   - Чего?! - вскрикнул законник, и даже рассмеялся. - Какие ещё неизвестные?! Что ты такое мелешь? Или тебя замкнуло?
   Робот продолжал невозмутимым:
   - Двое человеческих особей: мужчина и женщина. Они не являются членами экипажа и они не являются грузом. Неизвестно, откуда они взялись!
   - Проклятье! - вскрикнул законник, и добавил ещё несколько крепких ругательств.
   Другой законник проговорил мрачно и зло, обращаясь к роботу:
   - А ну - с дороги. Дай пройти! Это, наверное, зайцы! Эти сачки из первой экспедиции, сбежать захотели! Ну мы им сейчас зададим!..
   Слышно было, как неуклюже, грохоча своими металлическими конечностями, отходит грузовой робот, как нервно переругиваются законники. Один проговорил:
   - Ты бы с оружием потише, а? Если Валлез Прожен заметит...
   - А что Прожен?.. Преступники ведь не мы, а эти учёные беглые. Им и будет наказание. Но я их сейчас из парализатора...
   Дэкл и Кззедда уже добежали до окончания коридора, но там вынуждены были остановиться, так как проход был перекрыт металлическим люком.
   А на стене был закреплён монитор: он показывал посадочное поле. Неподалёку от их грузового аэроцикла выделялся небольшой, но роскошно выглядящий аэроцикл, рассчитанный на трёх или на четырёх человек.
    - Вот бы туда попасть, - вздохнула, указывая на небольшой аэроцикл, Кззедда.
   Из-за поворота коридора доносился топот, законники приближались. Дэкл ударил кулаком по стене, и случайно попал на кнопку. В результате - между ними и законниками появилась металлическая перегородка.
   Кззедда проговорила:
   - Молодец. Ты - герой...
   - Случайность. Это нам надолго не поможет.
   И всё же Дэкл отметил, что ему нравится, когда его называют героем. Он разглядывал кнопки на стенах, и вот шепнул:
   - Всё же, похоже, нам придётся и дальше летать на этом грузовом аэроцикле.
   - Но..., - начала было Кззедда, однако Дэкл прервал её, шепнул. - Тише.
   Сам же нажал на только что примеченную кнопку с мелкой надписью: "Вызов пилота".
   Несколько томительных секунд ожидания, затем ленивый, чавкающий голос (видимо пилот подкреплялся после полёта), спросил:
   - В чём дело?
   Дэкл ответил решительным, твёрдым голосом:
   - По указанию Валлеза Прожена мы должны пройти, забрать кое-какую документацию.
   - Что? - пилот явно опешил, и, судя по дополнительному звуку, даже выронил еду, которую до этого держал в руке. - Какую ещё документацию? Почему?
   - Почему, я не знаю. А у меня предписание от Валлеза Прожена. Немедленно откройте. Прожен не любит ждать.
   Между тем, по коридору разносился стук и приглушённые крики. Это оставшиеся за перегородкой законники ломились.
   Пилот спросил:
    - Что там происходит?
   - А я откуда знаю, что происходит на вашем аэроцикле! А пока просто откройте люк, дайте нам пройти...
   Возможно, пилот уже тянулся к кнопке, открывающей люк в кабину управления, но тут включилась сигнализация. Алые лампы замигали под потолком - механический голос отрапортавал:
   - На аэроцикле чужаки. Экипажу привести в готовность оружие. Внимание. Производится сканирование. Чужаки замечены в коридоре Y-5 перед кабиной управления. Внимание!..
   Связь с пилотом тут же была отключена. Дэкл проговорил:
   - Похоже, всё же не придётся нам полетать на грузовом аэроцикле.
   А Кззедда молвила:
   - Может, только на тюремном теперь полетим.
   - Ну уж нет! - крикнул Дэкл, и бросился обратно по коридору.
   - Постой! Ты куда? - спрашивала Кззедда.
   В глазах девушки блистали слёзы. Похоже, она и не подозревала, что побег может быть таким опасным, и сложным, почти невыполнимым.
   - Сдаваться им, - буркнул Дэкл.
   - Ведь ты шутишь...
   - Конечно, я шучу. Я им живым не дамся...
   Не добегая нескольких шагов до перегодившего коридор люка, Дэкл начал исступлённо колошматить ногой по металлической решётке, которая располагалась в нижней части стены, возле самого пола.
   При этом Дэкл приговаривал:
   - Это винтялиционная система. Пробиться бы туда! А дальше - будь что будет! Проклятье! Ну и твёрдая же эта зараза...
    А из-за перегораживающего люка приближался тяжёлый топот. Вот он прекратился, и механический голос отрапортавал:
   - Сварочный робот N625727 прибыл по вашему указанию.
   - Прорезать эту преграду! - приказал законник.
   Другой законник произнёс:
   - А нельзя её как-нибудь по другому открыть?
   Первый ответил:
   - Нет. Эти гады перекрыли аварийный люк, он только от кабины пилоты открывается.
   - Так пускай пилот и открывает.
   - Он трус! Как узнал, что на корабле чужаки - боится в коридор высунуться. А там только и надо кнопку нажать...
   - Может, преступники вооружены.
   - Наверняка, вооружены...
   - Может, всеобщую тревогу поднять!
   - Ты что?! Потом такие разбирательства начнутся! Нас ещё на Нокт отправят. Там - суд, шахты.
   - Да ты наговоришь с этими шахтами! Накличешь беду на голову!..
   Между тем, сварочный робот начал выполнять возложенное на него задание. Сначала один участок перегораживавшего коридор люка покраснел, затем там появилась выпуклость, и, наконец, из этой выпуклости полетели жирные брызги расплавленного металла. С каждым мгновеньем этих брызг становилась всё больше.
   Вот одна из капель попала на рукав рубахи Дэкла, тут же прожгла, впилась в мясо. Юноша скривился, закричал от боли, и тут же со страшной силой, обеими ногами ударил в уже прогнувшуюся решётку. И решётка не выдержала такого удара, погнутая полетела вниз по вентиляционной трубе.
   Губы Дэкла побелели, он подталкивал Кззедду, говорил ей:
   - Ну же - скорее. Пролезай... Я, кажется, ногу сломал...
   - Правда, что ли?!
   - Да пролезай же ты скорее, или мы тут заживо сгорим...
   Наконец, Кззедда протиснулась в трубу, и, упираясь в её стены руками и ногами, поползла вниз. Затем раздался её вскрик:
   - Расширяется труба! Я падаю! А- а!!
   Скрипя зубами, Дэкл протискивался за ней. Кругом падали капли расплавленного металла. Любая из этих капель могла выжечь ему глаз или нанести другое увечье. Он видел, как уже отгибается часть переплавленного люка. По ту сторону виднелся и сварочный робот.
   - А-а, была не была! - простонал Дэкл, и дёрнулся вниз.
   Сначала он задевал за стены трубы. Затем она расширилась, и Дэкл полетел вниз. Падение было совсем недолгим, но когда он врезался в пол, нога резанула новой болью.
   Тут же его подхватила под плечи, помогла подняться, прислонила к стене Кззедда. С ужасом смотрела на его ноги, спрашивала:
   - Неужели, в самом деле перелом?
   Дэкл ответил:
   - Нога горит. Лучше на неё не наступать... Но, может, не перелом, а только вывих. Тогда ещё не всё потеряно. Мы ещё побегаем от них. А куда это нас занесло?..
   Они находились в освещённом тёмно-синим светом коридоре с гладкими, округлыми стенами. После того шума-гвалта, который царил наверху, этот коридор показался им совершенно тихим. Но, между тем, это тоже была часть грузового аэроцикла. Они так и не вырвались хотя бы на взлётное поле. В любое мгновенье могли появиться законники.
   Опираясь на плечо Кззедды, Дэкл закавылял по этому коридору. Остановился возле одной двери, хмыкнул невесело:
   - Приятные запашки идут. Там у них съестные припасы. Но нас там быстро найдут.
   Остановился возле следующей двери, на которой было написано "Оружейная", нажал на кнопку, не особо надеясь на какой-либо эффект. Однако из динамика раздался компьютерный голос: "Добро пожаловать", и дверь стремительно отъехала в сторону.
   - Что ж, раз приглашают, можно и войти, - усмехнулся Дэкл, и, вместе с Кззеддой прошёл внутрь.
   Тут же нажал на другую кнопку, и дверь закрылась. Дэкл оглядел полки и ящики со всевозможным оружием и боеприпасами, и проговорил:
   - Это какое-то недоразумение, что нас сюда пропустили. По-видимому - неполадка или недоработка в электронных системах аэроцикла... Но нас здесь быстро обнаружит.
   - Мы же в оружейной, - испуганно вымолвила Кззедда.
   - Да. Мы в оружейной. Думаю, нас уже за опасных преступников, а не за простых перебежчиков считают. Так что - попытаются уничтожить.
   - Ох... Страшно мне...
   - Мне тоже страшно, но мы ещё, всё-таки, не трупы. А ну-ка, помоги мне сдвинуть этот ящик.
   Общими усилиями они сдвинули один, а потом и ещё несколько ящиков. Накренили и обрушили стеллаж; в результате - выход в коридор оказался полностью перегорожен.
   Кззедда молвила, жалобно:
   - А я думала: мы будем прорываться.
   - Ишь ты, какая героиня. Решила с законниками в пострелюшки поиграть?.. Так они половчее тебя стреляют.
   - Честно говоря, мне вообще ни разу стрелять не доводилось.
   - Ну а я тоже - не любитель оружия. Однако, кое-что на досуге всё-таки изучил. Даже и стрелять приходилось. Знаешь - попадалась агрессивная фауна на некоторых мирах. Правда, стрелял только усыпляющими.
   - Что же мы - ждать теперь будем?
   - Вот уж глупое занятие - ждать. Нас отсюда точно выкурят.
   - Как... выкурят?
   - Ну, например, пустят газ. Усыпляющий или смертоносный. Но что ты так дрожишь. Ведь я уже кое-что придумал.
   Кззедда поспешно вытерла ладошкой слёзы, которые, одна за другой катились по её щекам, и проговорила:
   - Ты меня извини. Я просто очень за жизнь свою боюсь. Я ведь молодая. Мне так жить хочется! Вот какая я трусиха...
   - Ничего-ничего. Я тебя понимаю... Жить-то всякому хочется...
   С этими словами Дэкл ворошил ящики, поднимал и отбрасывал то одно, то другое оружие, и, наконец, довольно, хмыкнул:
   - Есть...
   Он поднял и положил на стоявший посреди оружейной стол массивнное, тяжёлое орудие с широкой пушкой, проговорил:
   - Теперь только заряд осталось найти...
   В дверь начали колошматить, снаружи раздавались крики законников:
   - Именем Нокта - откройте!..
   Другой голос произнёс:
   - Как же - откроют они! А если откроют, то голову тебе снесут! Они ж в оружейной!..
   - Отходим! Быстро!.. Ну ничего - долго они там не просидят...
   Дэкл, опираясь на плечо Кззедды, часто нагибался, подбирал и тут же отбрасывал коробки с различными зарядами, бормотал:
   - Не то... всё не то...
   Наконец произнёс:
   - Вот, то самое...
   Он поднял весьма объёмистую коробку, прошёл вместе с ней к столу, там начал разрывать упаковку, бормоча:
   - Ну, надо же, как намотали... Будто это подарок на день рождения...
   Кззедда, как могла помогала ему. Наконец им удалось раскрыть упаковку, внизу лежал цилиндр.
   Девушка спросила:
   - Что это такое?
   - Сейчас узнаешь... - пробормотал Дэкл, вставляя цилиндр в нижнюю часть заранее положенного на стол орудия.
   Наконец, это ему удалось. Он произнёс:
   - Теперь отходим - к двери. Живо!
   Они отошли к завалу, возле двери. Там Дэкл направил орудие на противоположную часть этого помещения, проговорил:
   - У-х, и жарко сейчас будет.
   - Страшно мне! - повторяла Кззедда. - А вдруг взорвётся? Ты откуда знаешь, как всё это действует?
   - Доводилось читать...
   - Подожди!
   - Нет, ждать некогда...
   И Дэкл указал на густой, тёмно-зелёный дым, который начал выбиваться из-за зарешёченного отверстия под потолком.
   - Видишь: уже травят нас. Когда эта гадость до нас доберётся, мы точно перестанем бояться, и вообще - чего-либо чувствовать.
   С этими словами Дэкл нажал на спусковой крючек. Из дула орудия вырвался полупрозрачный, желтоватый луч и ударил в противоположную стену. Луч пульсировал - то сжимался, то раздувался, орудие в руках Дэкла вибрировало, нагревалось.
   Что же касается противоположной стены, то она несколько секунд оставалась без изменений, а затем из глубины её проступило алое свечение. Затем свечение стало белым, стена начала оплывать. Нахлынули волны жара. Кззедда закашлялась, вцепилась в плечо Дэкла, простонала:
   - Зачем всё это...
   Дэкл прохрипел:
   - Я просто хочу вырваться на свободу! Я раньше не ценил свободу! А теперь вот ценю...
   Дэкл закашлялся. Жар увеличился уже до такого предела, что капли пота текли и по его лицу, и по рукам. Накалялось и орудие - оно не было рассчитано на столь длительное, непрервыное использование. Затем орудие и вовсе отключилось. Но надобность в нём уже отпала.
   Раскалённая стена аэроцикла оплыла вниз, и стала видна часть летного поля. Похоже, что находящиеся в этом грузовом аэроцикле законники ещё не подняли общей тревоги. Надеялись, что удастся избежать серьёзных неприятностей.
   Кззедда вскрикивала дрожащим голосом:
   - Что же мы натворили?..
   - Бежим! - крикнул Дэкл, и, припадая на ногу, двинулся к раскалённому выходу.
   Всё же он обрадовался уже тому, что он может двигаться и без помощи Кззедды, и даже тащить её, перепуганную, плачущую, за собой. Значит, его нога не была сломана.
   Но ещё предстояло преодолеть то место, где булькал, лопался крупными пузырями расплавленный металл. Когда они оказались в трёх шагах от этого багрового озерца, жар сделался таким, что и Дэклу уже казалось, что его кожа горит, что он слепнит.
   Кззедда уткнулась в его плечо, и молила:
   - Мы же сейчас сгорим! Сделай что- нибудь!..
   Глаза слезились, но всё же Дэкл видел, что прямо рядом с ним горят коробки с боеприпасами. Пока что горела только упаковка, но ведь они в любое мгновенье могли рвануть.
   Дэкл попытался повалить железный стеллаж, но тут же отдёрнул обожённые руки - стеллаж тоже раскалился.
   Он прохрипел:
   - Кззедда, мне нужна твоя помощь! Слышишь?! Надо повалить этот стеллаж! У меня только одна здоровая нога...
   Девушка кивнула, и вместе с Дэклом ударила ногой по стеллажу. Тот покачнулся, но не упал. Отчаяние, чувство того, как близка смерть, придавали им сил. Последовало ещё несколько сильных ударов, после чего стеллаж повалился прямо на расплавленный металл.
   Одновременно с этим произошёл взрыв. Правда, пока что не слишком большой, так как рванул только ящик с патронами. Но всё-равно несколько осколков просвистели рядом с ними.
   Кззедда всё время наровила уткнуться в плечо Дэкла, спастись от жары, а он тащил её за собой. Вот забрались они на перевёрнутый стеллаж, поползли по нему к выходу.
   Дэкл уже ничего не видел. Ему казалось, что он умирает, падает в расплавленный металл. Жар вгрызался в его кости, в мозг. И всё же в пылающем мозгу ещё вспыхнула мысль: "Надо прыгать!".
    Он приоткрыл глаза, и увидел, что они на краю упавшего, и тоже уже плавящегося стеллажа, а прямо перед ними дышала жаром пробоина в борту аэроцикла; в трёх метрах, на поверхности взлётного поля кипел расплавленный металл.
    Сзади прогремел взрыв - рвануло ещё что-то из боеприпасов; стеллаж вздрогнул, начал крениться вниз.
    Дэкл крикнул Кззедде:
   - Прыгай!
   - Нет! Не могу! Горю я!..
   Дэкл с силой дёрнул её вверх, так что она оказалась на ногах. Затем, вместе с ней рванулся вперёд.
   Последовал очередной взрыв, более сильный, чем предыдущие. Взрывная волна ударила им в спины, развернула в воздухе, и они, пролетев ещё метров пять, упали на поле.
   Дэкл почувствовал, что его губа рассечена, но он сплюнул кровь, и усмехнулся с весёлым ожесточением, прохрипел:
   -Я ещё жив!
   А аэроцикл, из которого они с таким трудом вырвались, сотрясался от новых и новых взрывов. Из прожённого борта валили клубы чёрного дыма, вместе с ними прорывались и неистовые языки пламени.
   Над взлётным полем, над всей базой законников неистово верещал сигнал тревоги. Уже спешили к этому месту выкрашенные в ярко-красный цвет пожарные роботы. Что касается боевый роботов, то они, пока что, к счастью не предпринимали никаких действий. Ведь и не поступил ещё сигнал, что это - вражеское вторжение, пока происходящее расценивалось, как несчастный случай. Бывшие на борту горящего аэроцикла законники так и не передали данных о чужаках.
   Так как замеченный раньше роскошный, но небольшой аэроцикл стоял поблизости, то именно к нему и побежали Дэкл с Кззеддой.
   И тут им повезло. Поблизости от открытого люка раньше дежурил законник, но теперь он побежал в расположенную на краю поля столовую. Побежал, конечно, не затем, чтобы перекусить. Он побежал за пилотом, который, совершенно уверенный в том, что ничего не случится, пошёл туда, отведать кулинарных изысков (поговаривали, что местный повар умудрялся делать из Ноктских полуфабрикатов что-то действительно вкусное). Устройсто связи пилот тоже взял с собой, однако, оставил свой пиджак в раздевалке столовой. Устройство связи лежало в кармане пиджака. Бежавший к нему законник испытывал настоящий ужас, его прямо-таки трясло. Ведь ему, молодому ещё бойцу поручили охранять не что-нибудь, а аэроцикл самого Валлеза Прожена - великого и ужасного, предводителя всех законников на окрестных мирах. А стоявший поблизости грузовой аэроцикл вдруг вспыхнул, начал взрываться, что, если эти взрывы дойдут до аэроцикла Валлеза Прожена - не сносить ему тогда головы!
   Он оставил свой пост, забыв даже закрыть входной люк. Ну а Дэкл и Кззедда воспользовались этим. Вот они уже внутри аэроцикла. Прежде всего бросился в глаза большой, плотно приклееный к стене плакат, изображающий членов Ноктского правительства, и стоявшего рядом с ними Валлеза Прожена. Лицо Прожена выражало восторг.
   Дэкл закрыл люк, а Кззедда тут же повалилась на стоявший в кают-каюте диванчик. Лицо девушки было тёмным, страшным, волосы спеклись, глаза глядели дико. Примерно также выглядел Дэкл, только в глазах его оставалось больше воли, чем страха.
   Кззедда стонала:
   - Пить... пожалуйста... пить...
   - Подожди! - прикрикнул Дэкл. - Сначала мы должны взлететь...
   Он бросился в кабину управления. До того как на Родине появились законники, Дэкл совершил много полётов, изучал устройство различных аэроциклов по специализированной литературе. Теперь это ему понадобилось. Прежде всего, он отключил блокировку управления, затем нажал кнопку включения двигателей, повернул ручки управления вперёд. Аэроцикл поднялся над взлётным полем.
   Горящий грузовой аэроцикл в очередной раз тряхнуло. Из отверстия в его борту вырвались потоки синеватого пламени, и были они такими длинными, что дотянулись до только что взлетевшего аэроцикла.
   Но Дэкл повернул ручки управления, и аэроцикл вылетел из этой опасной зоны. Затем он повёл ручки управления вниз, нос аэроцикла задрался вверх. Он повернул ручки управления, и аэроцикл рванулся в небо. Через несколько секунд обогнул висевший там Ноктский крейсер. Никто не попытался их остановить, потому что ещё не разобрались, что произошло.
   Скорость возрасла до трёх тысяч километров в час. По сторонам от аэроцикла резво пролетали миры. Дэкл уже потянулся к рычагу, включающему световую скорость, когда над его головой загорелся экранчик. Там появилось перепуганное лицо пилота, и стоявшего рядом с ним бледного законника (они находились в столовой).
   Пилот вскрикнул:
   - Что это такое?! Почему вы... Вернитесь...
   - И не подумаю, - ответил Дэкл - в голосе его чувствовалось ожесточение.
   - Это же аэроцикл самого Валлеза Прожена! - вскикнул законник.
   - Валлеза Прожена? - зло усмехнулся Дэкл. - Это для меня новость! Ну что ж - тем лучше.
   - Он вас раздавит, удушит, он вас сгноит, - бормотал пилот, представляя, по-видимому, что такие кары обрушатся не на Дэкла, а на него.
   - Ну это мы ещё посмотрим. Пускай сначала попробует нас сцапать. А нам уже терять нечего. Возвращаться не станем. Можете не уговаривать...
   И Дэкл включил световую скорость...
   Всё это происходило за восемь месяцев до того, как Нокте потемнело небо.
   
   
    
    Глава 10
   "Замысел"
   
    На Нокте пытались урегулировать начавшуюся в связи с затемнением неба панику. Но это не удавалось. Законникам, учёным и даже членам правительства, которые выступали по телевидению, нечего было сказать, кроме того, что сейчас ведутся некие разработки, и вскоре эта проблема будет урегулирована.
    Возможно, их выступления были неудачными и потому, что они сами не верили в то, что говорили, и в их глазах, внимательные и чуткие из-за собственного страха зрители, читали неуверенность.
   Выступил по телевидению и Эван.
    Над ним неплохо поработали в студии, загримировали так, что сглажеными оказались и преждевременные морщины, и тёмные полукружья под глазами, и даже его начавшие редеть волосы привели в порядок. Естественно, заранее была заучена его речь.
    И он, стоя на фоне картины, изображавшей залитые солнцем, погружённые в лазурь неба миры, говорил, что уже совсем недолго осталось, что лично им, Эваном, будет возглавлена сверхсекретная операция по возвращению света на небо.
    Закончил он эту речь такими словами:
   - Правительство Нокта, законники, с вами; и вам абсолютно не о чем волноваться. По мере возможностей продолжайте выполнять возложенные на вас законом обязанности. Помните, что сейчас категорически запрещены полёты на аэроциклах даже со включенным освещением.
   У входа из студии его ждали несколько важных законников и учёных. Среди всех них только один человек мог показаться посторонним, но этим человеком была Аннэя, и именно к ней первой обратился Эван:
   - Ну, как моя речь?
   - Лучше, чем речи других, - смело ответила Аннэя.
   - Если бы меня сразу поволокли в студию, если бы не было никакой надежды, то я был бы также мрачен, как и остальные выступавшие.
   После чего Эван обратился к человеку, весь вид которого - и белый халат, и белая, ухоженная бородка, и очки, и проницательный, умный взгляд, - выдавал в нём учёного:
   - Ну, как продвигаются разработки по моему проекту?..
   Учёный прокашлялся и ответил тихим, сдавленным голосом:
   - Вы же знаете: проект является секретным...
   - Да. Знаю. Боитесь, что подслушают?..
   - Конечно. Ведь мы находимся не в полностью изолированном помещении.
   - Всё это паранойя.
   - Быть может, и паранойя. Но разговаривать на эту тему, мы будем только в положенном месте.
   Через несколько минут от здания телестудии взлетел окружённый алым свечением крупный аэроцикл законников. Внутри этого аэроцикла, помимо прочих персонажей, находились и Эван с Аннэей.
   Они сидели в отдельном, небольшом помещении, возле иллюминатора, смотрели вниз. Под ними проплывал Аркополис. Электричеством горели окна в богатых кварталах. И на улицах, и в воздухе заметны были бессчётные патрули законников. И если в богатых кварталах ещё кое-как удавалось сдерживать массовые беспорядки (хотя от многократно возросших случаев самоубийств и помешательств законники были бессильны, и даже сами были подвержены этим недугам) - то бедняцких окраинах Аркополиса, в том числе и в сто двадцать седьмом районе, в котором когда-то жил Эван, беспорядки бушевали с особой силой...
    Там, на общем тёмном фоне, особенно отчётливо выделялись места, где бушевали пожары. Конечно, пожарники, и с земли и воздуха пытались победить огненную стихию, но пока что единственное, что им удавалось сделать - это отогнать огонь от центральных районов Аркополиса. Недавно потушенные пожары вскоре вспыхивали с новой силой. Похоже, что это старались поджигатели, которые пользовались паникой, - например, грабили магазины или простых людей.
    Оттуда, от пожаров, волнами исходили волны гари и жара, но этот жар не мог спасти Аркополис, Нокт, да и все остальные миры от надвигающегося холода.
   За прошедшую от исчезновения света неделю средняя температура упала на пять градусов, а так как жители Нокта, также как и жители иных миров не знали, что такое смена сезонов, то и эти пять градусов были весьма ощутимы для них. А, между тем, температура продолжала падать. Люди чувствовали, паниковали больше.
    И вот Аркополис остался позади. Теперь аэроцикл летел над той частью Нокта, которая прежде была единственно тёмной...
    Вот и секретная база. С ними связались по устройству видеосвязи...
   Пилот аэроцикла назвал код доступа. Открылась залитая ярким, электрическим светом белая шахта. Рядом с шахтой вращались, выискивая потенциальных врагов, крупнокалиберные пулемёты. В связи с последними событиями, меры предосторожности были повышены...
    Через несколько минут Эван и Аннэя, в сопровождении тех же важных учёных и законников, шли по коридору. Коридор, также как и шахта, по широкому стволу которой спустился их аэроцикл, был ярко освещён электричеством...
   Безупречная чистота стен, потолков, полов. Тишина. Казалось - это приют спокойствия. Но Эван-то знал, что за дверьми, возле которых они проходили, напряжённо работают учёные - ищут пути спасения, возвращения света на небо; пытаются хотя бы понять, почему исчез свет.
    Вся группа вошла в большую залу; тоже чистую, светлую, тихую. Ещё несколько учёных, уже заранее предупреждённых об их прибытии, ждали их там, натянуто улыбались. Эван вынужден был отвечать на их настойчивые рукопожатия.
    После чего Эван нетерпеливо спросил:
   - Ну, как успехи?
   Старший в этой группе учёных ответил:
   - Был произведён пробный запуск...
    Обычно печальные глаза Эвана на какое-то мгновенье полыхнули чистым светом молодости. Но вот он кивнул на Аннэю и произнёс:
   - Рассказывайте по порядку. Она тоже должна всё знать.
   Старший учёный молвил было:
   - Но... - осёкся, кивнул. - Да, конечно.
   Стоявшая возле входа секретарша нажала на вмонтированную в стену кнопку, и из пола выдвинулись удобные, мягкие кресла. В них присутствующие и разместились. Секретарша нажала на другую кнопку, и свет в зале потускнел. Вернулась тревожная атмосфера наружного, затемнённого мира. Всем им, подсознательно, хотелось как можно более яркого освещения, хотелось укрыться этим светом от главной проблемы...
    Третья кнопка была нажата, и раздвинулись партеры, открылся экран, столь же большой, как в стандартном Аркопольском кинотеатре. И уже не секретарша, а старший учёный проговорил в миниатюрное устройство связи:
   - Файл 763778232 вывести на обозрение.
   На экране появилась красиво, тщательно прорисованная картина: Нокт и окружающие его миры. Сначала они висели на фоне лазури, но словно бы выгорела эта лазурь. Миры остались - чёткими сферами выделялись на фоне черноты.
   Аннэя вздрогнула, порывисто сжала запястье Эвана, тот молвил:
   - Ничего страшного. Подобную черноту я видел и снаружи нашего мирозданья. Там, в вакууме, или, иначе - в космосе, тоже есть жизнь. Но об этом я расскажу тебе позже. А сейчас слушай его.
   Рассказывал, встав в стороне от экрана, всё тот же старший учёный:
   - Наш проект получил условное название "Радужный молот". Толчком к нему послужила идея, выдвинутая нашим несравненным Эваном.
   Эван почувствовал раздражение, нетерпеливо крикнул:
   - Ближе к делу!..
   Старший учёный покорно кинул, неискренне улыбнулся, и продолжил:
   - Теперь уже известно, что многие миры имеют на своей поверхности такие, наделённые необычными, до сих пор не до конца нами изученными свойствами камни, при ударе по которым вырывается поток световой энергии, условно названной радугой. Причём ударять надо не неким посторонним предметом, как, например, кулак или рукоять пистолета, а молотом, который храниться вблизи от такого камня...
   Другой учёный на несколько секунд приподнялся и робким голосом вставил свои слова:
   - Надо заметить, что далеко не на всех мирах сохранились такие камни.
   Главный учёный кивнул:
   - Да, совершенно верно. Нам было изучено 456 миров с радужными камнями, и на них только у 185 были обнаружены молоты. Но, главное, что, жители некоторые из этих миров, либо пытались уничтожить радужные камни, либо - перенести их на другое место - это у них не получилось. Из этого можно сделать вывод, что эти отсталые существа не имеют никакого отношения к созданию радужных камней...
   - То же мне - новость, - хмыкнул Эван. - Я это понял ещё до того, как вы начали свою работу. Но, однако, продолжайте.
   Главный учёный прокашлялся и продолжил:
   - Да, наш премногоуважаемый Эван - личность выдающаяся; личность, которую, конечно же, не зря показывают по телевизору; личность, с которой нам говорят брать пример. Мы, без его подсказки, и не догадались бы, что можно бы попытаться рассчитать, так сказать, направленность этих радуг... Да-да. Что будет, если ударить по всем радужным камням, на всех мирах, на которых они расположены: как вы думаете?
    Секретарша подошла к пульту, нажал на одну из расположенных на нём клавиш. От сферы, которая изображала Бадж, протянулась тонкая, но яркая, сочетающая в себе многие цвета линия - она схематично изображала радугу. "Радуга" дотронулась до соседнего мира, перескочила на следующий, затем последовали новые и новые скачки.
    Постепенно увеличивался масштаб изображения. Всё больше и больше миров влезало на экран, они выглядели уже не сферами, а точками, но радуга всё равно была видна. Она описывала огромную спираль, постепенно приближалась к центру...
    Главный учёный изрёк торжественно:
   - Да. Именно к центру нашего мирозданья направляется путь радуг...
   - Теперь самое время рассказать о том, что скрывается от общественности, - заявил Эван.
   - Что именно? Ведь сейчас от общественности скрывается слишком многое. Ну вы сами понимаете..., - главный учёный смущённо прокашлялся.
   - Эпизод со световыми двигателями, - подсказал Эван.
   - Ах, ну да. Эпизод со световыми двигателями. В общем, да будет вам известно, - учёный обращался, главным образом, к Аннэе. - ...Наши несравненные световые двигатели, гордость Ноктской науки, позволявшие нам путешествовать по всему нашему мирозданью, они, после того как исчез свет неба, тоже перестали работать. Сейчас мы можем путешествовать только в прилегающем к Баджу пространстве. Связь с нашими отдалёнными колониями также потеряна. По сути дела, мы изолированы. То единственное, что сейчас даёт нам путешествовать со скоростью света - это радуги. Ведь, как известно, попавшая внутрь такой радуги субстанция переносится со скоростью света к следующему миру.
   Эван произнёс:
   - Да, это мы обсуждали в прошлый раз. И я выдвинул такую идею: раз свет исходил из центра мирозданья, то, естественно, и искать причину его исчезновения надо там, в центре. Раз мы не можем отправить туда экспедицию на аэроцикле со световыми двигателями, то должны полететь туда в радуге, от мира к мира...
   Эван указал на закручивающуюся к центру спираль. Главный учёный кивнул, и ответил:
   - Да. Конечно. Именно это подсказал наш несравненный Эван.
   Этому учёному успешно удавалось скрывать иронию в своём голосе. А, между тем, ирония присутствовала. Ведь ещё прежде того, как им это посоветовал Эван, они пришли к такому же выводу, и только не знали, стоит ли разрабатывать план подобной экспедиции, получит ли она финансовую поддержку от правительства.
   Но Эван сказал своё слово, и его слова послушались. Этого слова растерянные жители Нокта ждали...
   И уже не главный учёный, а сам Эван вскочил со своего места, и, стоя возле экрана, заговорил громким, возбуждённым голосом. Глаза его пылали, лицо выглядело вдохновлённо, он словно бы помолодел, словно бы и не было этил лет горького пьянства и безделия. Правда, в этом помогал ещё и грим, нанесённый на его лицо, перед выступлением по телевидению и до сих пор не смытый.
   - Радуги не исчезают. Они прекрасный проводник к центру мирозданья, но есть одна проблема. Мы ударяем молотом по камню - переносимся на другой мир, и там вынуждены искать такой же молот, который, вполне возможно, уже украден... Конечно, можно нести молот с собой, это несколько облегчит нашу задачу, но всё же ударять каждый раз, на миллионах попадающихся нам на пути миров... А ведь могут там быть и миры враждебные, миры, где нас попытаются остановить. В общем, молот очень легко потерять, не проделав и тысячной части нашего путешествия. И я предложил сделать особый аэроцикл. На днище его должен быть закреплён молот. Вот мы спускаемся на первый радужный камень. Молот бьёт по этому камню. Соответственно, появляется радуга, и аэроцикл, вместе со своими пассажирами, переносится на соседний мир. Аэроцикл снова на радужном камне, и тут же, в безмерно малую долю секунды закреплённый на его днище молот ударяет по камню. И опять - переброска на соседний мир, и опять автоматический удар. Так, совершив миллионы прыжков, спокойно сидя внутри нашего чудесного аэроцикла мы и совершим путешествие к центру мирозданья.
   Эван замолчал, выжидающе посмотрел на главного учёного. Тот поведал:
   - Да. Мы начали разработку такого аэроцикла. Запустили первую пробную модель без пилота. По нашим рассчётам он должен был пролететь в радуге тридцать миров, и остановиться, однако - этого не произошло. Оставляя за собой радужный след, он начал прыгать от мира к мира. Промелькнул и тридцатый и сотый мир. На тысячном мире наши приборы слежения перестали его фиксировать, однако, есть уверенность, что он и сейчас продолжает свой путь. Стали искать причину... Да - на днище аэроцикла был закреплён один из найденных нам молотов, специальное устройство наносило удары молотом, и всего, в соответствии с нашим замыслом, должно было нанести тридцать ударов. Сломалось устройство? Нет - там всё было выверено, мы потратили на него немалые деньги. Оказывается, не надо наносить ударов. Вернее - достаточно нанести первый удар. При переносе на следующий мир достаточно соприкосновения молота с камнем (ну и давящей сверху массы аэроцикла), чтобы взвилась следующая радуга. Ну и так далее... Он будет прыгать с мира на мир, пока не достигнет центра.
   Аннэя так была увлечена этим рассказом, что даже забыла о своей робости. Она проговорила:
   - Я помню, как мы с Дэклом раскапывали радужный камень на Бадже. Он оказался засыпан другими, обычными камнями. Такая же ситуация может быть и на других мирах.
   Учёный кивнул, произнёс:
   - Да, я понимаю, что ты хочешь сказать. Конечно, если аэроцикл перенесётся в радуге на очередной мир, и не соприкоснётся с радужным камнем, то и путешествие прекратиться. На изученных нами 456 мирах - 124 радужных камня находились под поверхностью, но на относительно небольшой глубине - от метра, до трёх метрах; на 7 - под водой, и на одном - радужный камень стоит в обрамлении мраморных колонн... Решение этой проблемы было найдено нами очень быстро. Под днищем аэроцикла генерируется поле, которое расталкивает в стороны все сторонние предметы. Единственный предмет, который оно не может сдвинуть - это радужный камень. Так уж положено самой природой, или нашими неведомыми предками. Скорость этого раздвижения равняется скорости света, то есть - никак не отразиться на скорости полёта.
   Аннэя задала следующий вопрос:
   - И что же будет там, в центре, при последнем прыжке? Аэроцикл разобьётся?..
   Главный учёный произнёс:
   - Нам так до сих пор и не известно, что такое этот центр. Раньше он был источником света. Сейчас света нет, но что-то там, в центре, несомненно существует. Думаю, этот первый, пробный аэроцикл действительно врежется в это нечто, так как ни он сам не может остановиться, не мы его не можем остановить. Но следующий аэроцикл, который уже разработан (спасибо нашему правительству, которое выделило на это миллионы эзкудо). Итак, следующий аэроцикл уже создан, снабжён и оборудованием, и оружием, и запасами пищи. Это вместительный аэроцикл грузового класса. В нём свободно разместится экспедиция из двадцати человек. Нами рассчитан его маршрут до центра. Там, не долетая до этого центра трёх световых часов, он вберёт молот в своё днище. Соответственно, очередного удара по камню не последует, радуга не взовьётся, вы остановитесь.
   Эван недовольно проворчал:
   - Три световых часа - это миллиарды киллометров. Слишком большое расстояние. Думаю, трёх световых минут, или даже секунд хватило бы.
   - Конечно, заманчиво оказаться так близко от этого загадочного центра, - вздохнул главный учёный. - Однако, не забывайте, что мы не можем рассчитать точного расстояния, не только потому, что ваш путь проходит не на прямую, а по спирали, а и потому, что нам вообще не известно расстояние до центра. Смею напомнить, что до сих пор не были рассчитаны ни точные размеры нашего мирозданья, ни положение его центра. Все наши попытки исследовать центр с помощью зондов заканчивались фиаско. Мы не можем так рисковать. Даже три световых часа - это через чур опасно при такой относительной точности. Была идея остановить вас за световые сутки.
   - Тогда уж лучше вообще не отправлять эту экспедицию! - воскликнул Эван.
   - Вот мы и остановились на этих трёх световых часах, - развёл руками учёный. - Что поделать? Всё равно из-за вынужденной неточности вы можете оказаться не в миллиардах километров от центра, а уже врезаться в него.
   - Если там вообще есть во что врезаться, - сказал Эван.
   - Да-да. Мы вынуждены только предполагать.
   - Если такое столкновение вообще возможно, - продолжал ворчать Эван. - Ведь мы не знаем - имеется ли в центре нечто твёрдое.
   - Конечно, не знаем, - смиренно приговаривал учёный. - Но нами были получены приблизительные данные, что там, в небе всё же замечено некое уплотнение, к которому так и не удалось подлететь...
   - Ладно. Об этом, я думаю, все присутствующие знают, - молвил Эван. - Раз вы так настаиваете на этих трёх часах, то пусть будет по вашему. Ведь, в конце-концов, я не один лечу. Команда уже набрана...
   Тут Эван остановил свой пристальный взгляд на Аннэе. Она вздрогнула, спросила:
   - И я полечу?
   Эван проговорил:
   - Конечно, я не могу настаивать...
   Но Аннэя, которая уже не чувствовала смущения, но была уверена в поддержке этого могучего, вознесённого самими Ноктцами Эвана - подошла к нему, взяла его за руку, и проговорила достаточно громко, чтобы её услышали все присутствующие:
   - Да. Конечно, я согласно. Ведь там - человек, который мне дороже всех остальных...
   Эван ответил:
   - Ну вот: именно на такое проявление твоих чувств я и рассчитывал. Полетим вместе. Быть может, твоя мечта осуществиться...
   Он намеренно не стал ей говорить о том, что шансы найти Дэкла были невелики. Затем он обратился к главному учёному:
   - И сколько, по вашим рассчётам, займёт наше путешествие до центра?
   - Если отталкиваться от того условия, что ваше путешествие будет проходить беспрепятственно, со световой скоростью, то вы можете достигнуть центра через двадцать пять месяцев.
   - Ох, как долго! - воскликнула Аннэя. - Это же больше двух лет...
   - К сожалению, - развёл руками учёными. - Ведь вы будете лететь не по прямой, а по закручивающейся к центру спирали... Но, конечно, мы не можем вам позволить вам все эти два года бодрствовать.
   - Что он такое говорит? - спросила Аннэя у Эвана.
   И Эван разъяснил:
   - Он говорит правильно. Ведь я сам был участником экспедиции "Спасителя". Шесть месяцев мы летели к скорлупе мирозданья, и эти месяцы весьма болезненно сказались на участниках экспедиции. Особенно пострадала их психика. Столь длительный срок находится в замкнутом пространстве - такое не каждый выдержит...
   Здесь Эван опять-таки рассказал не всю правду: ведь тогда на борту "Спасителя" действительно появились сторонние существа. В появлении их виноват был кое-кто из участников экспедиции. Не надо было воздействовать излучателями на мозг загадочного Существа...
   Главный учёный мило улыбнулся, и произнёс:
   - Эван совершенно правильно говорит. Мы ведь вынуждены констатировать, что на борту вашего аэроцикла, за столь длительный промежуток, могут возникнуть конфликты, которые будут восприниматься особенно остро из-за того, что вы находитесь в замкнутом пространстве. Но этого не произойдёт, потому что всё время полёта вы будете заморожены. Технология заморозки была разработана и многократно опробована нами ещё до того, как исчез свет...
   Аннэя кивнула и сказала:
   - Хорошо. Я согласна и на это... А как насчёт остальных? Они не замёрзнут?
   - Что-что? - нахмурился учёный.
   - Ну вот мне известно, что за две недели, прошедшие от затемнения, средняя температура упала на пять градусов. А мы будем лететь два с лишним года? Не замёрзнут ли за это время все? Может, тогда температура будет уже минус сто, минус двести градусов?..
   Губы учёного едва заметно дрогнули, он проговорил:
   - Нам остаётся надеяться, что такого не произойдёт; что в пространстве накоплено достаточно тепла для того, чтобы остывание проходило всё медленнее и медленнее...
   Чувствовалось, что эта тема, на которую и этому главному учёному, и всем остальным, присутствующим в этой зале, вовсе не хотелось говорить. Болезненная тема. Ни Нокт, ни другие миры не были готовы к дальнейшему охлаждению. Не было ни у кого из них меховой одежды, прежде не было надобности её шить. Имелись, правда, защищающие от переохлаждения костюмы, но костюмы были дорогостоящими, на всех явно не хватало. Да что там говорить - едва ли тысячная часть жителей Аркополиса могла приобрести такую защиту. А растения и животные? Как защитить их? Если погибнут они, то откуда брать пищу?.. Конечно, на такие темы запрещено было даже намекать в телевизионных и радиопередачах. И без того охватывала Аркополис паника, и, чем дальше - тем хуже...
   Эван сказал:
   - Да, конечно, и я, и все остальные очень на это надеемся. Скажите, на какой стадии подготовка нашей экспедиции?
   Главный учёный ответил:
   - Аэроцикл построен. Остались, в принципе, сущие пустяки: установить там кое что из оборудования. Сейчас ведутся беседы с участниками экспедиции. Но разговоры эти не будут длительными. Психологические тесты ими уже пройдены. Все они вполне готовы к этому полёту. А внушать им нечего. Что мы им можем посоветовать? Мы не знаем, что ждёт вас там, у центра. И вы...
    Учёный не договорил, но Эван его понял. Он добавил:
   - Да - мы не знаем, что там будем делать. Ведь никто до сих пор не знает, что же случилось. Но я знаю, что вы надеетесь на меня, и я постараюсь оправдать ваши ожидания.
   - Старт через трое суток.
   
   
  &n bsp;
    Глава 12
   "Осуществление"
   
    Стремительно пролетели эти трое суток. Ни Эван, ни Аннэя, ни кто-либо из участников экспедиции за это время ни разу не появлялся в Аркополисе. Они вообще не покидали пределов секретной правительственной базы. Их берегли. Там, в Аркополисе, с ними вполне могло приключиться что-нибудь плохое. Аркополис, и в лучшие времена - беспокойный город с высоким уровнем преступности, нынче всё глубже погружался в хаос. Несмотря на старания законников, беспорядки разрастались. Горели бедняцкие кварталы, грабежи и убийства теперь совершались там едва ли не ежесекундно. А жители из тех кварталов пытались перебраться в центр город, где обстановка была чуть получше, но где люди тоже сходили с ума; где преступники, пользуясь занятостью законников, тоже грабили и убивали мирных граждан. Город был переведён на военное положение. Ведь и закооники тоже не роботы - и их охватывала паники, и они чувствовали усиливающийся холод.
    Для всех этих людей организовали ещё несколько выступлений Эвана. Обращался он уже не из телестудии, а с секретной базы. Выговаривал заранее выученные, полные обещаний тексты...
   Когда он спросил у одного знакомого законника:
   - Как дела в Аркополисе?
   Тот ответил:
   - Пока что нам удаётся держать ситуацию под контролем, но всё же я рад тому, что меня не оставили там, а назначили в эту экспедицию, и я здесь, а не там.
   Эван же произнёс:
   - Мне это начинает напоминать бегство. Будто мы заверили их, что сделаем что-то, и...
   - Но если мы ничего не сделаем, то всё равно погибнем, хоть там, хоть здесь, - возразил законник. - Нам даже не удастся пожить дольше. Два года в заморозке промелькнут, как мгновенье.
   - Да, да, конечно, - вздохнул Эван, и пошёл по ярко освещённому, белому коридору в предназначенный ему номер.
   Тяжело было у него на душе, и снова хотелось пить. Если бы на секретной базе имелось вино - Эван бы выпил литр, а, быть может, и два. Ему не привыкать...
    И тошно, и больно ему было от ощущения через чур быстро проходящей жизни. Вспомнилась вдруг Мэрианна Ангел. Он её уже несколько лет не видел. Ну, разве что, в кино. А ведь когда-то они жили, как муж и жена; когда-то он влюбился в неё. Она стала его первой женщиной - первой, самой искренней, чистой любовью, которая быстро обратилась в неприязнь.
    А её последние роли... Раньше она, по крайней мере, играла хорошо; и фильмы с глупыми сюжетами было интересно смотреть хотя бы из-за её присутствия. Но уже не осталось в ней вдохновения. Чувствовалось - устала она от Ноктского кинематографа; быть может - тошнило её от этих ролей. Она заметно постарела. В глазах - боль, усталость. Эван даже подумал: может, она также как и он, потихоньку спивается...
   Ну да, ну да - ролей становилось всё меньше, гонорары уменьшались, на место прежней красотки, любимицы публики приходили новые, свежие, очаровательные, ещё не разочарованные в жизни актрисы. Среди них стремительно промелькнула и тоже начала вянуть столь непривычная для циничных Ноктских взглядов Аннэя.
    Два года - это их путь в одну сторону; а потом ещё неизвестно - вернётся ли он на Нокт. А если и вернётся - Мэрианна Ангел ещё больше изменится. А, может, и не переживёт она этой тьмы, может замёрзнет, как замёрзнут и все остальные...
    Вот от таких мыслей и хотелось Эвану пить.
   
   * * *
   
    Так незаметно, ничего существенного в себя не неся, промелькнули эти дни.
    На третий день участники экспедиции стояли перед аэроциклом, которому суждено было донести из до центра мирозданья. Аэроцикл - действительно массивный, сам - цилиндрической формы, выкрашеннный в чёрный цвет, стоял на дне широкой шахты, в тайной лаборатории законников.
    Аннэя, которая стояла рядом с Эваном, шепнула ему:
   - Не нравится мне наш "Световод" (так официально назывался этот аэроцикл). Ну зачем его так в чёрный цвет выкрасили? Он прямо как напоминание о той тьме, в которую мы сейчас вылететь должны. Названию своему он не соответствует.
   Эван ответил:
   - А ты вспомни инструктаж о возможном столкновении с враждебной цивилизацией. Тогда мы должны применить всё, имеющееся на борту нашего аэроцикла, оружие. Никого не жалея. Главная цель - прорваться к центру... Чёрный цвет служит для маскировки... Хотя... Если уж мы будем путешествовать внутри ярких радуг, то нас сложно будет не заметить. Единственное наше преимущество, это световая скорость. Мы проскользнём быстрее, нежели они поймут, в чём дело...
   - А возле центра остановимся.
   - В нескольких миллиардах километрах от центра.
   - Вот там нас и схватят, и никакое оружие нам не поможет, - в голосе Аннэи прозвучала горечь.
   Эван хотел ответить что-нибудь утешительное, но тут прозвучал голос из динамика:
   - Всем участникам экспедиции "Свет" пройти на борт аэроцикла "Световод".
   Они послушно прошли. Тот же голос, но уже из внутреннего динамика потребовал:
   - Всем, кроме пилота, занять места в криогенных камерах.
   Участники распрощались, пожали друг другу руки. Натянуто улыбались, заверяли друг друга, что эти два года в заморожённом состоянии промелькнут совершенно незаметно.
   Аннэя сказала Эвану:
   - Ведь ты пилот.
   - Да. Совершенно верно. Ещё не потерял своих навыков, что и доказал вчера на симуляторе...
   - Так ты ещё не в криогенную камеру идёшь?
   - Нет.
   - Так я с тобой.
   - Аннэя, но ведь это приказ. А приказы не обсуждаются.
   - Но подожди, Эван. Ведь мы ещё не на войне, и мы уже не на Нокте. То есть, никто меня отсюда вытаскивать не станет, если я просто посижу несколько минут рядом с тобой. Просто страшно засыпать на целых два года.
   - Ладно...
   Эван и Аннэя прошли в кабину управления. Эван уселся в переднее кресло, Аннэя - за ним.
   Эвану пришлось ещё объяснять, почему Аннэя с ним, а не в криогенной камере. Невнятное объясние Эвана быстро приняли, ведь, в конце-концов, это было не так уж важно.
   Несколько минут томительного ожидания, затем голос из динамика произнёс:
   - Разрешаю взлёт.
   И Эван нажал на нужные кнопки, затем - по старой привычке крутанул ручки управления вперёд.
   И аэроцикл "Световод" понёсся вверх по шахте. Уже открылись толстые створки наверху, уже видно было чёрное небо.
   При вылете из шахты к ним присоединилось ещё несколько не столь крупных, но ощетинившихся оружием аэроциклов законников. Их цель была - сопровождать "Световод" до Баджа.
   А на поверхности Баджа заранее был установлен, ярким алым светом мерцал маяк. Согласно инструкциям, Эван подвёл "Световод" к Баджу, и полетел в сотне метров над его поверхностью. Внизу виднелись линии электричества, и несколько унылых, безмолвных селения. Никакого селения не заметил там Эван. Казалось, что вымерли те селения...
   Ещё через пару минут он обогнул Бадж, и завис над ярко высвеченной возвышенностью, на которой лежал радужный камень. Возле этой возвышенности стояли боевые роботы, поварачивались из стороны в стороны - защищали от неведомых врагов.
   Опять-таки, следуя инструкции, Эван опустился на радужный камень. Теперь ему только оставалось нажать на одну кнопку...
   Посмотрел на экран, встретился с насторожёнными, ожидающими взглядами законников и учёных. Проговорил:
   - Прощайте.
   И нажал на кнопку.
   Из днища аэроцикла выдвинулся молот, и ударил по радужному камню.
   И вот уже на экране не видно ничего, кроме приятного, довольно яркого, но не режущего глаза, мерно пульсирующего радужного сияния.
   Эван спросил:
   - Как наше путешествие?
   И уже компьютерный голос ответил:
   - Все системы функционируют нормально. Скорость равняется скорости света - 300 тысяч километров в секунду. При такой скорости мы пролетаем через в среднем по 25 тысячам миров каждую секунду.
   Аннэя вздохнула и произнесла:
   - Всё же сложно в это поверить. 25 тысяч миров каждую секунду!.. Мне не мало довелось попутешествовать, но я и тысячи миров не посетила. Да что там - сотня едва ли наберётся. Да и то - столько впечатлений... А тут 25 тысяч. И уже столько секунд прошло. Вот одна... вторая... третья...
   Эван посмотрел на приборы, и проговорил:
   - Да, да. Совершенно верно, и вот приборы показывают, что за пределами этой радуги - по прежнему тьма.
   - И никто из обитателей этих тысяч... милионнов миров не знает, что случилось с небесным светом.
   - Никто не знает. Откуда? - пробурчал Эван.
   - Их слишком много, таких разных. Ведь Ноктская наука не изучила и тысячной доли этих миров... Как думаешь, мы можем кого-нибудь раздавить?..
   - Раздавить? - хмыкнул Эван, и вспомнил о том, как в первый раз увидел радужный камень.
   Это было ещё при путешествии к скорлупе мирозданья. Тогда вокруг радужного камня собрались скелетообразные существа, и одно из этих существ било по камню молотом.
   Конечно, подобные процессии могли собираться и на определённом (незначительном) проценте миров, к которым они теперь вынуждены были совершать прыжки.
   - Может, и раздавим кого-нибудь. Может, и сами погибнем, - вздохнул Эван. - Такое путешествие сопровождено определённым риском. Но, довольно - пора в криогенную камеру.
   - На два года?
   - Ты же знаешь - на двадцать пять месяцев, шесть суток, восемнадцать часов, пятьдесят три секунды...
   - Знаю... Ну, ладно, пошли.
    Теперь аэроциклом управляла автоматика. Эван и Аннэя прошли в помещение, где располагались криогенные камеры. Прошли рядом с ними, глядя на побелевшие, словно из снега вылепленные лица участников экспедиции.
   Они, недвижимые, насквозь промёрзшие, лежали за куполами из непробиваемого стекла, казались умершими.
   И Аннэя даже спросила:
   - С ними всё нормально? Нам удастся их разбудить?
   - Они будут разбужены автоматически, через двадцать пять месяцев. Датчики показывают, что заморозка прошла успешно - никаких отклонений.
   Эван решительно прошёл к своей криогенной камере, снял верхнюю одежду, улёгся. Рядом с камерой стояла, вглядывалась в него Аннэя. Голос её был молящим:
   - Эван, пожалуйста, поговори ещё немного со мной.
   - Нет, Аннэя, довольно. Такие разговоры только растравляют душу. Поговорим мы с тобой через два года. Точнее через секунду...
   - Вот секунда прошла! Не уходи, не засыпай, не оставляй одну...
   - Ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю - два года промелькнут для тебя в одну секунду, когда ты будешь заморожена.
   - Мне страшно. Мне кажется, я уйду в темноту, в небытие, и никогда-никогда больше ничего не увижу, ничего не почувствую...
   - Всё это глупости, Аннэя. Ведь ты проходила тесты на Нокте; было выявлено, что ты годишься для этой экспедиции.
   - Без твоего слова, не взяли бы они меня. Я здесь лишняя... Но всё же я не жалею, я ведь к Дэклу лечу... Пожалуйста, хотя бы несколько минуток поговори со мной...
   - Всё, довольно! - уже раздражённо проговорил Дэкл, и обратился к компьютеру. - Камеру N20 - на заморозку.
   Криогенная камера N20 - была его камерой, камера N19, которая пока что пустовала - камерой Аннэи.
   Компьютер ответил:
   - Команда принята. Заморозка произойдёт через тридцать секунд.
   Плавно опустился защитый, прозрачный купол. Эван лежал, и не двигался, смотрел на Аннэю, которая осталась с другой стороны этого непробиваемого купола. Глаза девушки были полны слёз, губы её дрожали.
   Потом Эван перестал что-либо видеть и чувствовать.
   
   * * *
   
    Апрача никогда никто не называл умным человеком. За всё время своей жизни на Бадже он не прочитал ни одной книги, и даже чтение "жёлтой" Ноктской прессы было для него слишком заумным занятием. Апрач предпочитал развлекательные передачи, и фильмы...
    Работа телохранителем у Горда Зарда ему нравилось. Во-первых, он получал большие, по Баджским меркам деньги; во-вторых, чувствовал себя начальником, и на других людей смотрел с высока. Он знал, что его побаиваются, и это тоже ему льстило. Апрач любил выпить и в таком состоянии затеивал драки, многие хулиганства сходили ему с рук только потому, что он был важен к такому важному лицу, как Горд Зард. Имелась у Апрача и невеста - девица тоже не блиставшая умом, но зато с выдающейся, грудастой фигурой. Вполне возможно, в конечном итоге, они составили бы идеальную пару необразованных обывателей, и даже воспитали бы на горе миру нескольких олухов, но...
    Читателю уже известно о столкновении Апрача с Дэклом, о том, как перенёсся Апрач на соседний мир, названный в последствии "Коровником-15"; как упал от радужного камня, и навсегда оставил на своём лице глубокий, длинный шар. Как он ждал, что его вернут к прежней жизни, как с каждым прожитым днём росла его ненависть к Дэклу. Просто такая уж была у Апрача натура - ему требовалось кого-нибудь ненавидеть, а так как ненависть его не находила исхода, то постепенно перерастала в сущее безумие. Уничтожение (желательное мучительное), Дэкла, сделалось для Апрача главной целью жизни.
    Также читатель знает, что когда на "Коровнике-15" была организована коровья ферма, Апрач вынужден был пойти на эту ферму работать, и ему ещё говорили, что ему повезло, что не сослали его на рудники Нокта, что доверили хотя бы самую грязную, подсобную работу. Он тщательно исполнял эту работу, а в душе всё копил и копил ненависть. Ходил чаще с опущенной головой, потому что люди шарахались, завидев тёмную, едкую ярость в его глазах.
    С "Коровника-15" его не выпускали. Кому он был нужен на других мирах? Что бы он там делал?.. А он и не мечтал о других мирах. Только бы отомстить Дэклу... Даже на Бадж он не хотел возвращаться. Казалось ему, что прошлая жизнь безвозвратно потеряна...
    Итак, Апрач дослужился до пастуха. Потемнело небо, однако, в соответствии с инструкцией, полученной с Нокта, следовало выводить коров на пастбище и под тёмным небом. Что Апрач и делал. Ходил, переполненный злобой, часто приближался к радужному камню, в глубине души надеялся, что Дэкл, спустся все эти годы, всё-таки появится у этого камня, и тогда... Тогда Апрач бы его не выпустил, и умирал бы Дэкл долго и тяжело.
    Но появился не Дэкл, а Эван, которого Апрач просто презирал, так как с необычайной для себя прозорливостью считал пьяницей (сам же Апрач, попав на "Коровник-15" ни разу не пил, хотя и была такая возможность, но всё замещала ненависть)...
   Потом появилась и Аннэя. Апрач сразу узнал её. Она стояла на втором месте в его внутреннем списке ненависти, он тоже хотел её уничтожить...
    Впрочем, читатель уже знает и об этом, и о том, как закончился этот эпизод - Апач получил заряд парализующего вещества, и повалился на землю...
   Очнулся он в темноте, крикнул злым голосом:
   - Где вы?
   Но ответили ему не люди, которых он жаждал наказать, а коровы. Они своим протяжным мычаньем словно бы насмехались над ним, словно бы говорили: "Ну всё - подурил и хватит. Пора возвращаться на ферму".
   Апач зарычал от ненависти, подбежал к одной из коров, местоположение которой он мог определить только по её голосу, и ударил в её голову с такой силой, что корова упала, и осталась лежать, издавая жалобные звуки.
   Ещё немало времени Апрач потратил ища свой фонарь. Наконец, нашёл его, и осветив перепуганное стадо, прорычал:
   - Ну, ничего. Я ещё покажу вам! У меня есть кое-что!
   
   * * *
   
    Это "кое-что", о котором говорил Апрач, был молотом, который он нашёл уже на этом мире, поблизости от радужного камня. Произошло это ещё в первый день, после его переброски, когда ещё не было ни коров, ни фермы. Тогда он просто зашвырнул молот в овраг, но через пару недель вернулся за ним, и перенёс в своё новое, собранное им из ветвей и камней жилище. Молот он спрятал в тайник, под каменным полом. Почему-то уже и тогда Апрач чувствовал, что этот молот в дальнейшем ему может пригодиться.
    В дальнейшем, когда построили ферму, и Апрач, с горем пополам устроился работать на неё, его уродливый домишко оброс ещё несколькими столь же непрезентабельными сооружениями, которые, правда, были сделаны из Ноктских материалов. В этих сооружениях обитал мужской персонал фермы (женщин поселили с другой стороны коровьих стойбищ, опасаясь, по-видимому, излишнего размножения всех этих неграмотных работников, которых у Нокта имелось с избытком).
    Апрач был против кое-каких нововведений, но, конечно, к его мнению никто не прислушивался. И все эти, поставленные практически впритык домишки, были соеденены широкими коридорами. Кстати, по некой инструкции, им даже и дверные перегородки запрещалось ставить. Перегородки-то работники фермы поставили, но всё- равно, из-за тонких стен, слышно было, что происходит в помещении соседа. Они даже привыкли переговариваться друг с другом, сидя в своём доме. Слышал сосед и с одной и с другой стороны. Но и к этому они привыкли. Так уж устроен человек, ко всему он привыкает, хотя в его душе и живёт протест...
    После очередного рабочего дня (шла уже третья неделя их пребывания во мраке), Апрач лежал в своём домишке. Свет он выключил, но не спал, смотрел широко раскрытыми, злыми глазами в потолок. Из маленьких трещин в стенах и в крыше, в помещение прорывался свет из соседних домишек. И, конечно, Апрачу было слышно всё, что там происходило. И справа, и слева работали телевизоры. Передавали программу новостей.
    Вот слева раздался окрик:
   - Эй, Апрач!
   И в то же мгновенье - такой же окрик справа:
   - Эй, Апрач!
   Апрач сжал кулаки. Прохрипел тихим, зловещим голосом:
   - Вы мне не нужны. Только Дэкл. Из-за него я попал в эту дыру... Гад такой...
   И Апрач с необычайной ясностью представил лицо Дэкла. И видел-то его всего-лишь раз в жизни, но запомнил навсегда. Он даже потянулся к этому лицу, намериваясь разорвать его в клочья, словно и не лицо это было, а лист бумаги.
   И тут раздался стереокрик:
   - Телевизор включи!
   Видно, за годы такой тесной жизни, эти люди так привыкли к близости друг друга, что уж и произносили одинаковые фразы одновременно.
   Апрач нецензурно выругался.
   И снова стереоголос и двух глоток, с двух сторон вырвался, скрестился в голове Апрача:
   - Там этого Эвана показывают!..
   Хотя Апрач презирал Эвана, это известие заинтересовало его. В последнее время, Апрач интересовался Эваном. Ведь знал, что рядом с Эваном была Аннэя, а там где Аннэя, там и его главный враг - Дэкл должен был находиться.
   И поэтому он вытянул руку, взял со стола пульт, и включил телевизор Тут же его комнатушка наполнилась дополнительными голосами (которые, впрочем, и прежде доносились из соседних жилищ, где, за неимением других дел, также смотрели эту программу новостей).
    Диктор говорил:
   - ...Да, это в очередной раз продемонстирует торжество нашей Ноктской науки. В то время, когда мы лишины возможности пользоваться нашими световыми двигателями, найдён новый, и, возможно, ещё более удачный, чем прежде, способ передвижения. Внутри радуг. Хотя все подробности ещё не раскрываются; сегодня мы узнаем кое-что об этом замечательном проекте, который, несомненно, вернёт свет в наши небеса и тепло в наши дома. Конечно же, Эван - главный герой нашей эпохи стремительного развития и новых взглядов, причастен к этому. Ему, славному герою Нокту, принадлежит и идея путешествия, и главная роль в экспедиция. Сейчас вы увидите запись нашего небольшого интервью с ним.
    На экране появились внутренности тайной базы законников. В просторном помещении стоял Эван и другие участники экспедиции. Они были облачены в светло-серебристые, защитные костюмы, улыбались, и в первых кадрах приветственно помахали руками.
    Когда Апрач увидел, что рядом с Эваном стоит Аннэя, он вскочил со своего замусоленного дивана, и придвинулся к телевизору. Он внимательно слушал и смотрел:
    Эван, на лице которого лежал лёгкий, призванный скрыть старение слой грима, начал:
   - Я не могу говорить всего, но мы знаем точно - именно в центре мирозданья надо искать причину затемнения. Уже разработано оборудование для восстановления испорченного...
   (конечно, такого оборудования на Нокте не существовало, так как Ноктцы и не знали, что испортилось).
   - ...Мы полетим внутри радуг. Для этого разработан особый аэроцикл... Здесь говорят, что это всё я придумал. Не - это не точно. Я только подал идею, а воплотили её в реальность наши замечательные учёные.
   Корресподент задал вопрос:
   - А как по вашему: возможно ли, что в дальнейшем именно внутри радуг будут совершаться путешествия?
   - Думаю, здесь существуют некоторые сложности, и именно поэтому не советуем никому даже пытаться повторить наш маршрут. Но всё же именно для нашего путешествия к центру этот способ подходит наилучшим способом.
   Апрач уставился злобным взглядом на Аннэю, и она выглядела неуверенной; казалось - хотела спрятаться. Словно бы чувствовала этот, направленный на неё из будущего взгляд.
   Бывший телохранитель скрипел:
   - Знаем мы эту идею, это торжество науки. Молотами по камням будут стучать и перелетать с мира на мир. Это мы уже проходили...
   Из соседнего домишки прозвучал ворчливый вопрос:
   - Чего ты там бормочешь?
   - Не твоё дело! - рявкнул Апрач.
   С противоположной стороны с некоторым запазданием пришёл тот же самый вопрос: "Чего ты там бормочешь?".
   Апрач снова выругался, и придвинулся к телевизору уже вплотную, едва не впечатываясь лицом в экран. Главным образом он взглядывался в Аннэю, но и на Эвана тоже поглядывал.
    Эван говорил:
   Мы стартуем с Баджа, и со скоростью света долетим до Центра.
   Здесь Эван сделал паузу, так как вспомнил, что ему не положено говорить, сколько именно продлиться эта экспедиция. Кое-кто на Нокте вполне правильно рассудил, что простым гражданам вовсе не обязательно знать, что экспедиция, в лучшем случае, займёт двадцать пять месяцев. Тут бы даже и пристиж Эвана не спас положения.
   Власти собирались многократно, и от случая к случаю потчивать гражан заверениями, что свет вернётся на небо в самое ближайшее время.
   Кулаки Апрача были сжаты. Он хрипел:
   - Знаю я, этот "хитроумный" замысел! Всего-то и нужно - хлопнуть по радужному камню молотом... Улетели, стало быть? Ну, ничего, я ещё до вас доберусь, я вас ещё выпотрошу. У меня ведь тоже есть кое-что.
   Репортёр задал вопрос Аннэя:
   - Мы знаем вас, как успешную киноактрису. Ваши роли в таких фильмах, как "Защитница Закона", "Власть Любви", "В краю облаков", запомнились многим зрителям. И вот вы отправляетесь к Центру мирозданья...
   Аннэя вздохнула и порывисто ответила:
   - Конечно, я могла бы сказать, что это просто огромная честь для меня. Да. Так оно и есть. Я, клянусь, что все силы отдам, чтобы только вернуть свет на небо. Ведь я искренне волнуюсь за обитателей многочисленных миров. Среди них есть и хорошие и плохие. Самые разные. Но все хотят жить, и особенно сейчас, когда такая опасность нависла над ними. Но и ещё - почему я так стремилась в эту экспедицию, почему мне удалось преодолеть все преграды, и попасть в число этих избранных - это потому, что я надеюсь найти там, в центре мирозданья, своего возлюбленного.
   - Как романтично! - воскликнул корресподент позитивным тоном. Этот позитивный возглас был направлен на то, чтобы зрители, что таким героям будет очень легко вернуть свет на небо. Словно бы они не в неизвестность отправлялись, а выполняли задание в очередном телевизионным шоу.
   Аннэя уже прямо смотрела в камеру, и говорила громко, воодушевлённо:
   - Я говорю это, потому хочется мне верить в чудо. Что, если вопреки всему, он меня услышит?.. Вдруг этот возглас долетит до него! И вот я говорю ему, и пусть все- все знают: я люблю тебя, Дэкл! Люблю и всегда буду любить, милый мой... Прости, если сможешь, за то, что однажды изменила тебе... Но теперь я лечу к тебе...
   И снова на экране стоял корреспондент. Теперь он уже в киностудии находился. Улыбался, говорил энергичным, игривым голосом:
   - Ну, думаю, теперь уже никаких сомнений ни у кого не осталось: такие герои вернут свет на небо!
   Продолжения его речи Апрач уже не слышал. Это продолжение не имело для него никакого значения. Ударом ноги он вышиб дверь в соседний домишко; и уставился выпученными глазами на сидевшего там на диване тощего мужичка. Этот мужичок сидел на таком же замусоленном, как и Апрач, диване, в одних трусах. Живот победно возвышался над впалой грудной клеткой.
   Он был так поражён вторжением обычно отсижившегося у себя Апрача, что даже не смог испугаться.
   Он только раскрыл рот, и выдохнул:
   - Что?
   Апрач подошёл к нему вплотную, и глядел на мужичка с таким выражением, что у того никаких сомнений не осталось в том, что, если он не ответит на его вопрос, то Апрач свернёт ему шею.
   Вот, что говорил Апрач:
   - Тебе придётся напрячь свои мозги. Ты готов?
   Мужичок молча кивнул.
   - Так слушай. К центру они полетели...
   - О да-да. Полетели-полетели. Я видел. Радуга эта появилась в темноте. Такая яркая-яркая. Ага! Появилась! Ага! Она в эту возвышенность ударила. Туда, где, вроде этот камень стоит. Потом таять стала. Потом и вовсе исчезла. Ага! Ага! Я тогда и не знал, что это такое. Думал - так. Ерунда думал, какая-то! Ага!
   - Ты, дурак, не "агакай", а меня внимательно слушай. Как они, по твоему полетел и...
   Мужичок умудрился вжать живот. Он, если бы это было возможно, весь, полностью, вжался бы в воздух, спрятался бы, таким образом, от Апрача; но, так как это невозможно было осуществить, он вынужден был оставаться на месте, на своём замусоленном диване, и пялится на незванного, ужасного гостя. Он никак не решался ответить "не знаю".
   Апрач приблизился к нему ещё на пол шага и прошипел:
   - Подсказываю: существует некий молот. Ударяешь им по камню этому гадскому, и появляется радуга...
   - Ага! А дальше что? Ага!
   - Я тебя спрашиваю? Как они так быстро полетели? От мира к миру! Далеко. К самому центру мирозданья...
   - Так, наверное, там на каждом мире такой камень находится. Ага!
   - Правильно! Так они что - по нему каждый раз молотом стучат, что ли?..
   - Так... Ага! Может, он просто под ними находится! Ага!
   - Кто под ними находится?
   - Ну, молот этот... Они, как появляются на новом мире, так его тяжестью своей придавливают, и это взамен удара... Вот! Ага!
   Так этот перепуганный мужичок, который и читать-то толком не умел, оперативно придумал то, над чем весьма долго размышляли видные Ноктские учёные.
   - Так, если бы у меня такой молот был, и я за ними хотел в погоню отправиться, то как бы мне его своей тяжестью придавить?..
   Мужичок успел по настоящему испугаться. Измученный маниакальным присутствием Апрача, он выговорил:
   - Так ты на него, на молот, то бишь, встань. Ага! Ты же тяжёлый! Ага!..
   Апрач резко развернулся и зашагал к выходу. Мужичок простонал ему вслед:
   - Но ты ж не полетишь? Ага!
   Апрач обернулся к мужичку, и уставился куда-то мимо него. Глаза его видели нечто другое. Он спросил хриплым, безумным голосом:
   - Чего?!
   Мужичок уже и сам пожалел, что остановил его. Пробормотал слабым голосом:
   - Ничего! Ага!
   Апрач вихрем ворвался в свою комнатушку, начал разгребать, разбрасывать в стороны покрывавшие пол гладкие камни. Один из этих камней попал в телевизор, разбил экран. Уже ничего не показывал экран, а из динамика всё нёсся возбуждённый поток рекламы.
   Наконец, Апрач достал молот, зверем зарычал, ударил им в стену. Вообще-то, он собирался ударить только один раз, а потом распахнуть дверь на улицу. Но ударив один раз, уже не мог остановиться, и наносил страшные удары до тех пор, пока полностью не проломил стену.
   После этого выскочил в пролом, и быстро растворился в царившей снаружи темноте.
   Тем временем, у любившего "агакать" пузатого мужичка собирались соседи. И хотя они прекрасно слышали, всё, что здесь происходили, они начали расспрашивать его о подробностях. Мужичок с радостью начал рассказывать. Голос его дрожал, слюна слетала с губ, "Ага!" звучали чаще, чем обычно.
   И уже каким-то образом узнали об этом происшествии женщины, жилища которых находились с другой стороны коровьей фермы. И они тоже прибежали, набились в это крошечное помещение. Казалось, что стены не выдержат такой толкучки, и рухнут.
   - Неужто он полетит?! - кричала одна женщина.
   - А молота-то у него нет! Ага! Как же он полетит?! Ага!
   - А кто ж, как не он, с молотом побежал? Я видела...
   - Откуда же он молот взял?! Ага!
   - Так он же с ума сошёл! А молот... значит, был у него молот...
   Воздуха не хватало, собравшиеся начинали задыхаться. Кто-то чихал, кто-то кашлял, кто-то ругался, некоторые закурили.
   Не в силах выдерживать это дальше, начали выбегать на улицу. Там собирались в толпу, ёжились от прохлады, к которой так и не смогли привыкнуть, и выжидательно глядели в небо.
   И - дождались! Яркая радуга вычертилась в темноту, к миру, присутствие которого угадывалось только из-за синеватых огней, стоявшего на нём селения.
   - Значит, всё-таки улетел.
   - Ну, и хорошо! Ага! Надеюсь, никогда не вернётся! Ага!.
   
   
   
    Глава 13
   "Далеко"
   
   А за восемь месяцев до событий на молочной ферме, Дэкл и Кззедда сидели в кабине управления роскошного аэроцикла, который ещё недавно принадлежал Кззедда Валлезу Прожену.
   Совсем недавно ногу Дэкла осмотрел миниатюрный медицинский робот, который также нашёлся на борту этого аэроцикла. Робот констатировал, что обошлось без перелома, а есть только вывих. Он сильно дёрнул больную ногу своей металлической культяпкой, отчего Дэкл издал вопль, и выругал робот. Но робот не обиделся на ругательство, вколол в ногу некое лекарство, и пообещал, что через десять-пятнадцать минут нога будет совершенно здоровой.
   И вот Дэкл и Кззедда, словно заворожённые смотрели на мельтешение светлых оттенков на экране наружного обзора, не моргали, не двигались.
   Но нет - они не были зачарованы. Вот Дэкл усмехнулся, и проговорил:
   - Всё-таки вырвались, и летим сейчас со световой скоростью.
   - К центру? - уточнила Кззедда.
   - Да, конечно, к центру.
   - А они не могут нас остановить?
   - Тут было устройство дистанционного управления, так я его с корнем вырвал. Вон - видишь, валяется.
   - Может, это не единственное устройство.
   - Может, и не единственное. И всё равно - они ничего с нами сделать не смогут. Не достанут уже! Мы ускользнули от их голосов, от их изображений, от их команд. Мы летим со скоростью света. Какой же сигнал угониться за нами?..
    Через некоторое время Дэкл посмотрел на часы и произнёс:
   - Ну вот - наш полёт продолжается уже пятнадцать минут. Судя по всему до центра ещё пять минут.
   - Но ведь никто так и не достиг этого центра.
   - Я ведь рассказывал тебе!
   - Да. Я помню. Но это твоё путешествие... Оно произошло по воле тех существ, и больше не повторялось. А имею в виду то, что ни одному из наших кораблей так и не удалось приблизиться к центру. Ты же сам прекрасно знаешь: сначала центр впереди, затем - краткий, на тысячную долю световой секунды прыжок вперёд, и мы уже с другой стороны центра.
   - Знаю, конечно, - ответил, сосредоточенно глядящий на таймер, Дэкл.
   - А наши попытки прорваться к центру на обычной скорости. Помнишь? Летим на пяти тысячах километров в час.
   - Помню, конечно, помню. Сам участвовал в такой экспедиции. Миры пролетают по сторонам. Скорость пять тысяч километров в час. По всем рассчётам - вот она точка, на которой происходит переброс на другую сторону центра, а нет никакой переброски, и центр не приближается. А миры все пролетают и пролетают по сторонам... Час, два, три часа - все вперёд и вперёд. Один раз так трое суток летел, а центр нисколько не приблизился.
   - А сейчас ты на что-то надеешься?
   - Да. Кое на что надеюсь. Раз они мне показали центр, значит, надеялись на помощь от меня. Может, сейчас они в ловушке, поэтому и не могут позвать меня вновь... Ну вот. Всё. Кажется, прилетели.
   Дэкл нажал на кнопку, выключающую световой двигатель. Тут же на обзорном экране появилось лазурное небо, и миры, возле которых пролетал их аэроцикл.
   Кззедда воскликнула:
   - Смотри!
   Указала рукой на то, что и без неё сразу увидел Дэкл. Среди этих миров, на расстоянии примерно в двести или в триста километров от них, летел огромный, блещущий светло-золотистыми чешуйками змей.
   Кззедда спросил:
   - Это один из тех, кого ты видел у центра?
   - Ага.., - кивнул Дэкл. - Только те, которых я у центра видел, были значительно меньше. А этот - настоящий гигант. Он, пожалуй, целый мир может заглотить, как яблоко.
   - А нас он не заметит? - робко спросила Кззедда. - Ведь мы такие крошечные.
   - Не знаю. Но, надеюсь, мы пока не представляем для него интереса.
   - Ох, Дэкл, давай улетим отсюда.
   - Нет, Кззедда, моя цель - это центр. Я не знаю, как, но я всё же должен помочь тому свету, к которому прогрызаются эти существа.
   - Но я хотела, - Кззедда вздохнула и замолчала.
   Дэкл, продолжая следить за летящим среди миров змеем, спросил:
   - Чего хотела? Улететь от законников и обрести спокойствие?
   - Да. Ведь именно спокойствие я потеряла. Невыносимыми стали их военные законы. А я хотела свободы, я хотела найти тихий мир, жить вместе с тобой.
   - Пока что не время для отдыха. Мы должны...
   - Что должны, Дэкл? - воскликнула Кззедда. - Ты и сам не знаешь, что нам делать. Вот погибнем ни за что, ни про что.
   И снова осеклась Кззедда.
   И она, и Дэкл смотрели на аппарат, похожий на металлического осьминога, который выскочил из-за мира, возле которого пролетал световой змей.
   Кззедда тихим голосом спросила:
   - А это ещё что такое?
   Дэкла также тихо ответил:
   - Я уверен, что это - Ноктское. Видел я части этих железных гигантов. Их на крейсерах привозили, а собирали не у нас, а...
   В это мгновенье из верхней части металлического чудища вырвался яркий, белёсо-синий луч, и ударил в чешую светящегося змея. Тот, как показалось Дэклу, покачнулся, затем - исчез.
   - Неужели уничтожили его? - со смешанным чувством надежды и страха спросила Кззедда.
   Ведь, после рассказов Дэкла, она относилась к светящимся змеям ещё хуже, чем к Ноктскому оружию (которое тоже, естественно, не любила).
   Но луч, который мгновенно уничтожил бы крупный аэроцикл, не причинил змею существенного вреда. Змей исчез, а через мгновенье появился как бы из ничего, позади Ноктского боевого аппарата.
   Аппарат зафиксировал его появление, орудия развернулись, но было уже поздно. С молниеносной, неуловимой для глаз скоростью вырвались из распахнувшейся пасти змея светящиеся, тонкие, похожие на паутину нити.
   И вот эти нити оплели Ноктский аппарат. Тот, похоже, пытался вырваться, но был бессилен. Оплетшая его паутина почернела, а вместе с ней начал темнеть и боевой аппарат.
   И вскоре он стал совершенно чёрным, похожим на уголь, потерял свою прежнюю форму, сжался, и... исчез.
   Змей, как ни в чём ни бывало, облетел вокруг ближайшего мира (при этом казалось, что он может раздавить этот мир своим хвостом). После этого змей продолжил свой полёт.
   Вообще-то, он летел чуть впереди аэроцикла, но, как им казалось, его выпученный глаз глядел прямо на них. Также они видели и наездника, который восседал на спине змея. В сравнении с исполинским змеем, этот наездник вовсе не казался карликом - он был пропорционален ему - то есть, всего раз в десять меньше змея. Если длина змея равнялась примерно шестидесяти километрам, то в наезднике было, по меньшей мере, шесть километров.
   Кззедда вскрикнул:
   - Летим отсюда! Скорее! Я прошу тебя! Он же на нас смотрит! Сейчас проглотит!!.. Дэкл, он что загипнотизировал тебя?! Ты почему не двигаешься?! Дэкл!
   Но Дэкл не был загипнотизирован, он просто думал о том, что и этот змей, и его наездник не из их многомирья. Ведь ни один из миров не мог прокормить такого исполина. Средний диаметр мира в многомирье 30-40 километров, реже - 60 километров. Гиганты, наподобии 800-километрового Нокта попадались крайне редко.
   Но вот и Дэклу показалось, что змей и наездник смотрят на них. Рука Дэкла дёрнулась к пульту управления, он включил световой двигатель. На экране замелькали яркие полосы.
   Кззедда проговорила:
   - Мне кажется, что он всё-равно может нас догнать.
   Дэкл кивнул:
   - Да - мне показалось, что он тоже перемещается со световой скоростью. Остаётся надеяться только на то, что мы не представляем для него интереса.
   Затем Дэкл выключил световые двигатели. И снова они летели с обычной - пять тысяч километров в час, скоростью.
   Значительную часть неба занимало то загадочное уплотнение, которое не могли зафиксировать обычные приборы, но которое видно было невооружённым глазом. Там лазурь казалась бесконечно уплотнённой, и в тоже время - она не была алмазом, или ещё неким твёрдым телом - просто там небо сгущалось, и в тоже время оставалось небом.
   Но кое что сразу заметил и Дэкл и Кззедда - на поверхности этой лазури извивались белые черви. С такого расстояния они казались совсем крошечными.
   Дэкл произнёс:
   - А ведь они, может, больше того гиганта, которого мы только что видели. Разъелись! Может - в каждом из них уже тысяча километров.
   - Быть такого не может! - ужаснулась Кззедда.
   - Разъелись. Энергией центра питаются, но ещё не прогрызли его оболочку...
   - Откуда ты знаешь, что не прогрызли?
   - А я думаю: если бы прогрызли, то вообще никакого света не было.
   - Что ты такое говоришь?
   - Да вот думаю: если смогут они оболочку прогрызь, то и свет поглотить смогут. Ведь именно свет - их цель.
   - Но как такое может быть?.. Я что-то не могу себе представить. Вот есть свет, и... нет его? Как это?
   - Тёмным будет небо, и ни на одном мире ты уже не найдёшь покоя. Чернота беспросветная, ужас, а затем и смерть - вот что ждёт и тебя, и меня, и всех остальных.
   - Что ты такое говоришь?.. Ведь ты не можешь знать.
   - Действительно - не могу знать. Только предполгаю, и, конечно, надеюсь, что мои предположения не сбудутся.
   Некоторое время они летели по направлению к центру. Но ни центр, ни вгрызающиеся в его поверхность змеи, как казалось, не приближались. Приборы же вообще отказывались регистрировать существование этого центра (что, впрочем и не удивительно - так было всегда).
   Но вот на обзорном экране появилось и начало приближаться любопытное сообщество из пятнадцати или даже шестнадцати миров. Все эти миры, расположенные, самое большее на расстоянии в два-три километра друг от друга, связаны были ветвями тёмно-зелёных растений. А с ветвей свешивались многометровые наслоения мха.
   Кззедда, указывая на этот мох, произнесла:
   - Так похоже на вуали в театре.
   - Что-то мне не хочется, чтобы они раздвигались, и из-за них кто-либо вылетал, - отозвался Дэкл.
   Но то, чего не хотели ни Дэкл, ни Кззедда, произошло: моховые вуали раздвинулись и из-за них вылетел многометровый железный аппарат, произведённый явно на Нокте. На аппарате выделялась пушка с широченным дулом.
   - И до сюда они добрались, - вздохнула Кззедда. - Такое впечатление, что они все окрестности центра нашпиговали свои проклятыми аппаратами.
   - Причём вред от этих аппаратов может быть причинён только нам, а не настоящим врагам, - молвил Дэкл.
   Тут из динамика неожиданно раздался механический голос. Они даже вздрогнул:
   - Выключите двигатели.
   - С какой стати? - спросил Дэкл.
   Он попытался придать своему голосу побольше властности, но тут же сообразил, что разговаривает с автоматом, которому безразличны его эмоции, и который просто выполняет приказ.
   Из динамика вырывались слова:
   - Вы, угнали аэроцикл. Вы, нарушили закона Нокта. Вы подлежите аресту, и последующему суду. В противном случае - вы будете уничтожены.
   Дэкл нажал на кнопку, включающую световой двигатель, экран стал светлым.
   - Не догоните! - прокричал Дэкл.
   - Быстро же они узнали, о нас, - проговорила Кззедда.
   - Ну да. Данные о нашем побеге летели за нами со световой скоростью, однако мы сами не всегда летели со скоростью света. Так что сигналы уже обогнали нас, и мы за ними не угонимся.
   - Не надо было останавливаться...
   - Так или иначе - далеко от центра я улетать не собирался. Но меня действительно удивляет, сколько же они привезли сюда с Нокта аппаратов! Сколько труда для их создания (и я уверен - в основном, рабского), и всё напрасно. Ничего они не смогут сделать.
   С этими словами Дэкл выключил световой двигатель.
   Несмотря на то, что за секунды полёта они преодолели миллионы километров, центр, как казалось, не приблизился, и всё так же извивались на его поверхности световые змеи.
   Кззедда молвила:
   - Ну не могут быть эти змеи такими громадными. Не могут, и всё. Чтобы их с такого расстояния видеть... Они же сами по миллиону километров, что ли? Это уж слишком.
   - Здесь всё может быть, - ответил Дэкл. - Но, скорее всего, здесь - искажение пространства.
   - То есть, как это: "искажение пространства"?
   - Задаёшь мне тот вопрос, на который и наши учёные ответить не могут. Не знаю. Я только предполагаю.
   И тут поблизости от них, словно бы белым пламенем полыхнуло. Вообще-то ничего удивительного в этом не было: такими вспышки следовали после того, как какой-либо аппарат прекращал полёт на световой скорости. А вот и сам аппарат появился.
   Почему-то Дэкл совсем не удивился, когда увидел тот самый Ноктский механизм, который уже посылал им предупреждение. На этот раз обошлось без предупреждений. Аппарат задействовал оружие. К счастью, не самую большую пушку, которая сразу бы разнесла аэроцикл, а излучатель, который выпустил тонкий, словно нить луч. Этот луч пробил борт аэроцикла в одном месте, и тут же исчез.
   Дэкл нажал на кнопку, включающую световой двигатель, но беспристрастный голос бортового компьютера поведал:
   - Световой двигатель повреждён лучом ZD-3. Восстановление возможно только в мастерской.
   Но ещё работал обычный двигатель, и вот его Дэкл включил на полную мощность. Теперь их аэроцикл летел со скоростью шесть тысяч километров в час. Ноктский аппарат больше не стрелял, но не отставал - летел с такой же скоростью, которая и для него была предельной. Значит, он получил распоряжение взять их живыми.
   - Как он нас выследил? - спросила Кззедда.
   Дэкл пожал плечами, и проговорил:
   - От нас многое скрывают. Например, одно время говорили, что аппарат, летящий со световой скоростью, оставляет за собой некий след, по которому всегда можно высчитать конечную точку его полёта. Затем про это перестали говорить. Я думаю - поступило распоряжение, не говорить. Значит, так было угодно законникам. Они использовали эту возможность в своих секретных целях. Вот, пожалуйста - наглядная демонстрация этих возможностей...
   - И что же теперь? - голос Кззедды дрогнул. - Ведь он не догонит нас?
   - Он то? - Дэкл кивнул на аппарат и горестно хмыкнул. - Пожалуй, он не догонит. Вот только, я уверен, что он уже передал сведения о нас, и сейчас сюда уже летят другие аппараты. Они появятся и спереди, и сбоку от нас. Начнут сближаться, сожмут нас, словно клещами, схватят... И к тому же, топливо...
   Дэкл кивнул на датчик.
   - ...Валлез Прожен явно не любил летать среди миров с обычной скоростью. Может, и боялся таких перелётов здесь, вблизи от центра. При такой скорости топлива хватит на полтора, максимум - на два часа. Но нас схватят ещё раньше.
   - Придумай что-нибудь, пожалуйста, - взмолилась Кззедда.
   - Придумай- придумай, - проворчал Дэкл. - Вечно я всё должен придумывать. А на что ты? Может, тебе что-нибудь в голову взбредёт? А? Ведь и ты способна на резкие, неожиданные решения. Правда? Ведь сбежала же со мной, а я этого совсем не ожидал... Ну давай - удиви меня ещё раз.
   Кззедда отнеслась к его предложению совершенно серьёзно. На мгновенье она задумалась, а потом поинтересовалась:
   - Как думаешь: есть на этом аэроцикле спасательная шлюпка? Ну, чтобы улететь на ней в случае какой-нибудь опасности.
   Тут же Дэкл нажал на клавишу и обратился к бортовому компьютеру:
   - Есть на борту средство для экстренной эвакуации?
   И компьютер ответил:
   - Есть капсула спасательная Тез-1, рассчитана на одного человека.
   - Только на одного человека! - горестно воскликнул Дэкл.
   - Ничего. Я думаю, мы как-нибудь там разместимся, - ободрённая тем, что это она придумала, сказала Кззедда, и потребовала у компьютера. - Проведи нас к этой капсуле.
   Компьютер отозвался:
   - Пройдите в кают- каюту.
   Они не прошли, а пробежали в это роскошное помещение.
   Стоявший посреди его стол отъехал в сторону, открылся люк, а под ним обнаружилось в оглубление, в котором и находилась эта капсула. Формой капсула напоминала карандаш, в котором мог разместиться действительно только один человек.
   - Открой, - потребовала Кззедда.
   Борт капсулы раздвинулся, и обнаружилось обитое бархатом нутро. Там же была и трубка для подачи питательной массы, и обзорный экран.
   - Мы там поместимся, - уверенно проговорила Кззедда, и первой забралась в капсулу.
   За ней втиснулся и Дэкл. Они тесно прижались друг к другу, обнялись.
   - Стартуем, - молвила Кззедда.
   - Куда изволите? - осведомился компьютер.
   - К ближайшему миру, на максимальной скорости, - ответил Дэкл.
   Борт захлопнулся, мягким бархатом проскользил по спине Дэкла, а он всё обнимал Кззедду, смотрел в её глаза, которые занимали весь обзор.
   Он шепнул:
   - Надеюсь, проскользнём.
   Капсула вздрогнула, вырвалась из борта аэроцикла, устремилась к ближайшему миру.
   - Обязательно проскользнём, - ответила Кззедда, и припала к губам Дэкла в долгом, страстном поцелуе.
   
   * * *
   
    Всё же в первые секунды полёта ещё очень сильна была боязнь того, что Ноктский аппарат схватит их. И, чем сильнее был этот страх, тем крепче они прижимались друг к другу, тем более страстным становился их поцелуй.
    Но прошло и тридцать секунд, и минута, а ничего не происходило. И только через две минуты Дэкл оторвался от Кззедды и повернулся к обзорному экрану.
    Увидел, что Ноктский аппарат уже удалился на значительное расстояние, и представлялся совсем незначительным тёмным пятнышком. Ну а аэроцикла, который когда-то пренадлежал Валлезу Прожену, и вовсе не было видно. Зато их капсула стремительно приближалась к тёмной стороне какого-то мира.
    Кззедда спросила:
   - Быть может, на светлую сторону перелетим?
   - Нет. Лучше на тёмную. А на светлой уже, может, какое-нибудь Ноктское оборудование нас поджидает. Законники ведь следят за этим пространством. Одно меня утешает: слишком у них много объектов для наблюдеия. Может, и не заметят нас сразу. Ну а что касается аэроцикла, то он ещё хотя бы минут двадцать пролетит. Потом его остановят, а нас на нём не найдут. Может, ещё не сразу разберутся, что к чему, тщательно проверять начнут. Ну а мы, тем временем... Впрочем, я не знаю, что мы будем делать в то время. По сути, мы беспомощны....
   - Не надо этих мрачных мыслей. Любовь всегда нам помогала...
   И с этими словами Кззедда вновь припала к Дэклу в поцелуе.
   Но этот поцелуй уже не был таким долгим, как предыдущие. Через несколько секунд последовал не сильный толчок, и встроенный в капсулу компьютер доложил:
   - Посадка произведена успешно.
   - Открывай капсулу, - приказал Дэкл.
   Капсула мгновенно распахнулась, и Дэкл вздрогнул от прохладного воздуха тёмной стороны, пробравшего его сзади.
   Дэкл поднялся, и помог вылезти Кззедде. Из капсулы доносился компьютерный голос:
   - Какие ваши дальнейшие указания?
   - Давай запасы провизии, какие у тебя есть, - сказал Дэкл.
   Из борта выдвинулся небольшой ящик с ручкой и трубкой. В ящике находилось питательной вещество.
   - Оружие какое-нибудь имеется? - спросил Дэкл.
   - Да. Имеется нож охотничий складной.
   - Давай!
   Из борта быстро выдвинулся нож с золотой рукояткой. Дэкл взял нож, и прочитал выгравированную на рукоятке надпись: "Валлезу Прожену, славному борцу за закон и справедливость, от его подчинённых, в день 45- летия".
   Дэкл нажал на кнопку. Стремительно выдвинулось отточенное, блестящее лезвие. Юноша произнёс:
   - Хороший нож. С таким можно выходить на охоту, но против светящихся змей он вряд ли поможет.
   - Лучше ты и не вспоминай про этих змеев, - произнесла Кззедда.
   - Как же не вспоминать?.. Они ведь сами о себе напоминают. Вот - гляди.
   И Дэкл указал на светлый расчёрк, который стремительно мчался по небу, а потом вдруг исчез. Кззедда вздохнула и произнесла печально:
   - Такое впечатление, что их становится всё больше и больше.
   - Ладно, пойдём потихоньку на светлую сторону, - молвил Дэкл. - Оглядимся там потихоньку. Может, и не заметят нас сразу.
   Они уже сделал несколько шагов от капсулы, когда Дэкл обернулся и вновь обратился к компьютеру:
   - Отключи все устройства и сам отключись.
   - Будет исполнено, - отрапортовал компьютер.
   Через мгновенье исходящий изнутри капсулы слабый свет померк.
   - Ты отключился? - спросил Дэкл.
   Ответа не последовало. Тогда Дэкл произнёс:
   - Так, надеюсь, нас посложнее будет найти.
   Среди холодных камней, по покрытой щебёнкой поверхности зашагали они к светлой стороне этого, пока что неведомого для них мира.
   
   * * *
   
    Через час они достигли сумеречной части мира. Здесь, также как и на сумеречных сторонах большинства миров, уже появлялась кое-какая растительность, но была одна блеклой, жалась к земле, и в тоже время в беспомощной попытке передвинуться, тянулась к светлой стороне.
    Дэкл и Кззедда передвигались уже осторожнее, чем на тёмной стороне. Пару раз впереди им чудилось некое движение, и тогда они падали на землю, вглядывались, ползли. Затем, не замечая больше ничего подозрительного, поднимались, снова шли.
    Кззедда говорила:
   - Воздух сумрачный, как и в Аркополисе...
   - Ты жила в Аркополисе? - растеряно спросил Дэкл.
   - Да. Ведь я тебе рассказывала.
   - Наверное, это было давно. Столько всего произошло, что я подзабыл об этом факте... Ну и как тебе Аркополис?
   - Я очень устала от этого города, от его всегдашней суеты. Поэтому и пробилась в эту экспедицию... Даже и не верится, что до центра, который есть источник света для всего многомирья, отсюда совсем недалеко. Кажется, здесь всё должно быть залито ослепительным сиянием, а здесь так сумрачно.
   - Я читал, что у края мирозданья миры получают столько же освещения, сколько и у центра. Центр - это не лампочка, это...
   - Что это, Дэкл?
   - Не знаю, Кззедда, не знаю. Никто из нас не знает.
   И вот сумрачная часть мира осталась позади. Теперь они стояли в начале аллеи. Роскошные деревья с крупными изумрудными листьями склонялись над этой аллеей, а снизу поднимались цветы и травы. Лепестки имели чуть приглушённые, настраивающие на задумчивый лад оттенки. Приятные ароматы витали в воздухе. Кружились в танцах бабочки, стрекозы, и ещё некие крупнокрылые, незнакомые ни Дэклу, ни Кззедде, но тоже очень красивые, насекомые.
   Среди трав начиналась одна небольшая, вытоптанная явно копытами животных тропка.
   Дэкл произнёс:
   - Ну, надеюсь, Ноктцы здесь ещё не ходили.
   - Я тоже надеюсь, - вздохнула Кззедда.
   - Смятых банок из-под пива и окурков не видишь? Нет?.. Значит, действительно есть надежда, что мы здесь первые. Ну, пойдём дальше, ознакомимся с местной флорой и фауной.
   
   
    
    Глава 14
   "Единороги"
   
    Через десять минут они остановились. Впереди деревья расступались, открывалась широкая, просторная поляна. В ярком, насыщенном цветами воздухе также как и прежде порхали бабочки и другие насекомые.
    Дэкл и Кззедда пригнулись, укрылись за кустом, и, осторожно выглядывая из-за него, глядели на кусты, которые росли на другой стороне поляне. Эти, украшенные белыми цветами кусты вздрагивали, несмотря на то, что даже самого слабого ветерка не было.
   - Как думаешь, кто там? - спросила Кззедда. - Ведь не могут быть Ноктцы?
   - Я уже не удивлюсь, если даже и Ноктцы, - ответил Дэкл. - С их проворством-то.
   - Что же делать? Неужели - обходить поляну? - вздохнула Кззедда.
   - Да. Придётся обходить, - отозвался Дэкл.
   Но только они сделали несколько крадущихся шагов, как вздрагивавшие кусты раздвинулись, и на поляну выбежали несколько прекрасных, белоснежных зверей. Они напоминали лошадей, но были такими стройными, статными, с таким достоинством держались, что совершенно точно можно было сказать: ни на Нокте, ни в его окрестностях такие не встречались. И ещё изо лбов этих зверей торчало вперёд по одному прямому, похожему на изящное копьё рогу.
   И Кззедда вымолвила с восторгом:
   - Это же единороги. Я-то думала они только в сказках бывают...
   - Ну я уже давно понял, что наше Многомирье столь многообразно, что любая сказка в какой-нибудь его части является реальностью... - но и голосе Дэкла чувствовалась радость от встречи с этими прекрасными созданьями.
   Кззедда предложила:
   - Я думаю, в них нет ничего опасного. Давай, подойдём к ним.
   - Что ж, давай попробуем. Если, конечно, они не убегут от нас, - кивнул Дэкл.
   Они медленно вышли из-за кустов, и, стараясь не делать резких движений, неспешно направились к единорогам. Те остановились на краю поляны, смотрели на людей умными, красивыми глазами, и не пытались убежать.
   Кззедда произнесла миролюбивым, ласковым голосом:
   - Здравствуйте.
   И тогда единороги пошли навстречу им. Шагали тоже неспешно, тоже не делали резких движений, и, как казалось, улыбались.
   Люди и единороги остановились в шаге друг от друга. Некоторое время Дэкл просто смотрел на этих зверей, потом улыбнулся, произнёс тихо:
   - Так хорошо я чувствовал себя на Родине, до того, как прилетели законники... Кажется, от этих единорогов исходит такая аура умиротворения...
    Кззедда проговорила:
   - Они такие доверчивые. Ждут от нас хорошего. И, право, чего они могут бояться? Ведь сюда ещё не добралась цивилизация. Живут себе мирно, радуются. И никогда ни о каких законниках не слышали.
   Ещё когда Дэкл в первый раз произнёс слово "законники", стоявший перед ними единорог дёрнул ушами. Когда это слово повторила Кззедда, и дёрнули ушами, и оглянулись по сторонам сразу несколько единорогов. И тогда Дэкл спросил:
   - Неужели вы уже встречались с законниками?
   Он и ожидал, и боялся того, что единороги кивнут, но те не кивали, а просто смотрели на людей своими внимательными, чарующими глазами.
   Дэкл произнёс:
   - И что я к ним обращаюсь, как разумным? Ведь они просто звери, хотя и прекрасные.
   - Зря ты так, - с искренней обидой вздохнула Кззедда. - Я ещё не видела созданий более гармоничных, чем они; а ты их сводишь до примитива, только потому, что они не могут тебе кивнуть.
   Тут единороги развернулись, и пошли с поляны. Возле кустов они на обернулись, выжидательно посмотрели на людей.
   Дэкл сказал:
   - Ну, кажется, они предлагают нам последовать за ними. Что ж. Не станем отказываться. Возможно, они собираются показать нам что-то действительно интересное.
   И вот Дэкл с Кззеддой пошли за единорогами.
   Лес не был густым. Разнообразные цветы и травы настраивали на мирный лад; хотелось просто прилечь или усесться, созерцать. Попалась им и речушка с холодной, чистейшей водой.
   Сначала из ручейка напились единороги, затем - и Дэкл с Кззеддой. Девушка произнесла:
   - Это самая вкусная вода, которую я когда-либо пробовала в жизни. И скажи ещё, что это не так. На Нокте тебе такую ни за какие деньги не поднесут.
   - Да согласен я, согласен, - кивнул Дэкл.
   - Ну а что такой мрачный тогда?
   - Зато ты - больно весёлая. Или забыла, что центру и всему многомирью грозит?
   - Не забыла. Но здесь место такое прекрасное...
   - Место-то прекрасное, только вот надолго ли? Под этими деревьями от той гадости, которая центр прогрызает, да и от Ноктских аппаратов не справиться. Вот поэтому и не могу я сейчас этого спокоствия, этой красоты. Придётся расплачиваться. Чувствую, чувствую, что-то тёмное, страшное нас ожидает.
   - Да ну тебя! - сердито и испуганно воскликнула Кззедда. - Наговоришь тоже.
   - Я только предсказываю то, что кажется мне наиболее вероятным.
   Единороги нетерпеливо крутанули головами, сделали несколько шагов вперёд.
   Кззедда проговорила:
   - Кажется, им не нравится, что мы здесь задерживаемся. А уходить так не хочется. Но они нам хотят что-то показать. Придётся идти.
   Идти пришлось недолго. Ещё через четверть часа единороги отстановились, и опустились на колени возле кустов, за которыми начиналась очередная поляна. Посмотрели на людей молящими глазами.
   Дэкл прошептал:
   - Кажется, они предупреждают об осторожности.
   Люди тоже припали к земле, дальше передвигались крадучись. Очень осторожно отодвинули ветвь, выглянули.
   То, что они увидели, поразило их. Посреди поляны стоял Ноктский летательный аппарат. Метров восьми в высоту, с торчащими из боков железными штырями, с буром, который уже основательно вгрызся в почву. Внутри аппарата что-то тихонько, но настойчиво и неприятно ворчало, а из трубы выбивалась струйка желтоватого дыма.
   Кззедда не удержалась, сказала:
   - И до сюда уже добрались.
   Дэкл хотел ответить, что аппарат этот, скорее всего, появился здесь ещё до того, как они угнали аэроцикл, но не успел этого сделать.
   Вдруг одна из трубок, которая выступала из борта Ноктского аппарата, стремительно развернулась в их сторону. Только они успели вжаться в землю, а над их головами уже появился, дотронулся до единорога синеватый луч.
   Явно этот луч должен был обнарушить их, незванных пришельцев, так неосторожно шептавшихся, но обнаружил только зверя - одного из тех, которые уже были замечены поблизости ранее, и по предворительной экспертизе не представляли никакого интереса для Ноктской науки.
    Единорог почти не двигался. Он стоял, глядел своими умными, спокойными глазами в глубины леса. А луч передвигался по его шерсти в сторону головы, и постепенно из синеватого делался тревожно-алым. Дэклу и Кззедде, которые лежали на земле, так и хотелось крикнуть единорогу, чтобы он бежал. Ведь от такого аппарата всего можно было ожидать. Он мог уничтожить одного зверя или сразу многих показавшихся ему опасными зверей.
    Но вот луч оторвался от единорога, пробежал по стволам деревьям, по другим единорогам, и исчез столь же неожиданно, как и появился. Аппарат, также как и прежде, возвышался посреди поляны, издавал негромкое, неприятное урчание...
    Наконец, Дэкл решил пошевелиться. Он припал губами к уху Кззедды, и прошептал тихо- тихо:
   - Я увидел кое-что интересное, с другой стороны этой поляны. Мы должны пробираться туда...
   И они, стараясь не издавать никаких звуков, поползли к единорогам. Потом они шли, пригибаясь, скрываясь за спинами зверей, и те скрывали их белоснежной стеной.
    Наконец, они отошли от опасной поляны, остановились.
    И люди почувствовали, что единороги вопрошающе глядят на них. Дэкл произнёс:
   - Я понимаю, зачем вы привели нас туда. Сначала на вашем, прежде спокойном мире, появился этот аппарат, который не мог вам понравиться, затем и мы. И вы думаете, что мы как-то связаны, с этой опасной штуковиной. Поверьте, мы очень мало связаны... То есть, мы хотели избежать столкновений с такими вот механизмами, и с другими людьми. Мне очень неловко, что из-за Нокта у вас дополнительные неприятности. Но ведь и это ещё не самое страшное. Вы замечали, что в небе что-то не в порядке? Замечали эти всполохи?
   Кззедда, которая робко прикосалась к локтю Дэкла, шепнула ему на ухо:
   - Ты обращаешься к ним, как к разумным. Ну и правильно. Они ведь понимают тебя.
   И, в подтверждении этих слов, стоявшие рядом с людьми единороги, подняли головы, посмотрели на обрывки лазурного неба, которые были видны в просветах между ветвями. В их глазах читалась печаль.
   Дэкл проговорил:
   - Но, как я сказал, выглянув на поляну с Ноктским аппаратом, я увидел кое-что интересное. На другой стороне поляны деревья расступались, образуя аллею. Дальше местность опускалась к оврагу, затем выравнивалась, и начинала поднимать к холмам. И вот на этом подъёме... Впрочем, пойдёмте. Поглядим на это вместе.
   Кажется, единороги поняли и это предложение Дэкла. Стоявший ближе всех единорог даже кивнул.
   И вот все они пошли вперёд. Вот перед ними оказался овраг. Единороги перепрыгивали через него, а Дэклу и Кззедде пришлось карабкаться, спускаться сначала на дно, затем - подниматься, цепляясь за ветви.
   И вот то место, о котором говорил Дэкл: очередная, весьма широкая поляна, посреди которой поднимался на десяток метров светлый, купол...
   Один из тех куполов, которые встречались на ближних к центру мирах, и, прислонившись к одному из которых, получил то памятное послание.
   Вот Дэкл, Кззедда, а также и единороги вышли на край этой поляны. Дэкл посмотрел на единорогов, и ему показалось, что они радуются. Он обратился к Кззедде:
   - Вот об этом я и говорил. Как хорошо, что здесь нашёлся этот купол. Кто знает, быть может, благодаря ему, мы сможем перенестись в центр.
   - И что мы там будем делать? - спросила девушка.
   - Пока ещё не знаю, но и оставаться здесь, мне кажется, не имеет смысла.
   И вот они пошли к куполу. Единороги легко сделали несколько первых шагов, а потом вдруг остановились, как вкопанные.
   Глянув на них, Дэкл впервые за всё время заметил в их глазах настоящую тревогу. Спросил:
   - Что-то не так?
   И стоявший рядом с ним единорог утвердительно кивнул. Дэкл молвил:
   - Но, может быть, причина вашей тревоги исходит с неба, а не из этого купола.
   Но единороги глядели именно на купол. А потом они начали пятиться. Дэклу не хотелось верить, что и с куполом случилось что-то неладное. Он проговорил:
   - Ну ладно, мы просто прислонимся к нему, проверим.
   Он, а за ним и Кззедда сделали ещё несколько неуверенных, робких шагов вперёд. И тут из купола раздался пронзительный треск, болью резанул по ушам. Несколько кусков откололось от него.
   Кззедда произнесла:
   - А ведь нашим учёным не удалось отколоть хотя бы самого малого кусочка от таких, как он.
   Дэкл произнёс:
   - Мне кажется, что из него что-то рвётся наружу. Ну, как из яйца...
   И вот часть поверхности всколыхнулась, стала словно бы жидкой. Единороги издали крики, в которых чувствовались и боль и тоска, развернулись и бросились с поляны.
   - И нам надо бежать отсюда, - сказала Кззедда.
   - Но, может быть, это открываются ворота в центра. Может, мы должны шагнуть в этот купол, и тогда...
   - Дэкл, у тебя волосы шевелятся, - вскрикнула девушка.
   - И у тебя...
   Волосы на их головах теперь извивались, словно змеи, и всё усиливалось жженние. Казалось, что сотни мелких, невидимых насекомых жалили их. В воздухе появились тонкие, стремительно извивающиеся нити ярко-алого и белого цветов.
   Кззедда крикнула:
   - Это электричество. Надо бежать отсюда! Нас же убьёт!
   Но Дэкл, хоть и испытывал и боль и страх, всё же не торопился бежать за единорогами. Всё ему казалось, что это открывается проход к центру.
   И только тогда, когда из купола начал выступать лик змея, Дэкл уверился, что это не ворота открываются, а приближаются враги.
   Купол вздрагивал, куски всё больших размеров откалывались от него, один из этих кусков пронёсся над головами Дэкла и Кззедды.
   И Дэкл подумал, что когда из купола вырвется наездник змея и увидит их, тогда им точно не будет спасения. Всё это время Кззедда пыталась оттащить его назад, и вот Дэкл уже сам схватит её за руку, и потащил.
   Они ворвались в лес, но не нашли там спасения. Окружавшие их деревья стенали, роняли ветви, а между деревьями змеями изгибались, становились всё более толстыми электрические дуги.
   Одна из этих дуг задела руку Кззедды, и девушка так пронзительно, так страшно вскрикнула, что Дэкл испугался, что этот удар оказался смертельным. Он дёрнул её за руку, потянул к земле. Они упали, а на них уже падали листья, небольшие ветви. Рядом рухнуло целое дерево.
   Кззедда стонала...
   Дэкл позвал её:
   - Ты как?..
   Она обернулась к нему, даже улыбнулась, сказала:
   - Ничего. Живая... кажется. Только надо было сразу бежать.
   И вот тогда Дэкл почувствовал свою личную ответственность за жизнь Кззедды. Ведь, пусть и несознательно, но именно он втянул её в эти злоключения. И Дэкл проговорил:
   - Ну, ничего. Нам бы, главное, до оврага добраться. Он послужит хорошим укрытием...
   Они не запомнили, как добрались до оврага. Пожалуй, это было большой удачей, что ни один из многочисленных электрических зарядов, которые прорезали воздух, так и не задел их.
   Но, когда они уже катились вниз по крутому склону, над их головами, вместе с бьющими наискось молниями, полетели вырванные из земли, пылающие, превращающиеся в угли деревья.
   Они упали в протекавший на дне ручей, погрузились в него, и даже не хотелось им выныривать, будто вода могла защитить их от этой напасти, будто сама не проводила электричество.
   Но, к счастью, новых электрических разрядов не последовало, и через полминуты они выбрались на берег. Мокрые, дрожащие от напряжения, повалились под нависающими корнями.
   Некоторое время слышен был такой невыносимый грохот, что, даже если бы они даже закричали, то не услышали бы друг друга. Сверху тучей летела гарь, багровые сполохи прорывались оттуда.
   Потом, вдруг дым сорвало, и они увидели, как в разом выцветшее небо устремился многометровый светящийся змей, и сидел на спине этого змея исполинский наездник.
   Дэкл произнёс:
   - К центру полетел...
   А Кззедда всё оглядывалась по сторонам, приговаривала:
   - Где же единороги?.. Неужели они не спустились сюда? Неужели, наверху остались.
   - Если они остались наверху, то, наверняка, заживо сгорели, - сказал Дэкл, и тут же осознал беспощадность своих слов, выдохнул совсем уж лишнее. - Извини...
   И вот они лежали и ждали. Сначала сверху волнами наваливался жаркий воздух; затем, вроде бы, даже и прохладно стало. Иногда жалобно начинал постанывать ветер, но, в основном, окружала их тишина.
   Первым поднялся Дэкл, помог подняться Кззедде. И снова они не двигались, ждали. Быть может, ждали, что появятся единороги, но единороги не появлялись. Ничто, кроме иногда проносившихся в воздухе кусков пепла да потемневшего ручейка, не двигалось.
   Тогда Дэкл проговорил:
   - Ладно. Давай будем выбираться отсюда...
   И Кззедда молча кивнула, покрепче схватилась за руку Дэкла. Вместе они начали карабкаться по противоположному от купола склону оврага (приближаться же к кополу им вовсе не хотелось).
   Когда выбрались, оглянулись, то им стало горько на душе. И лес, и растения, и те красивые насекомые, которые порхали в благоуханном воздухе - всё теперь было сожженно. Оглянулись на поляну, над которой прежде возвышался купол, - теперь там чернела воронка, над её краями взвивался дым.
   Кззедда проговорила жалобно:
   - Ну а единороги? Я всё же надеюсь, что они живыми остались. Может, на тёмную сторону мира успели убежать.
   - Пойдём и мы туда, - мрачно ответил Дэкл. - Здесь нам больше делать нечего.
   И таковым было их состояние, что они даже забыли о Ноктском аппарате, которого, незадолго до этого так боялись.
   И вспомнили только, когда дошли до поляны, на котором прежде этот аппарат стоял. Впрочем, ни аппарата, ни самой поляны больше не было. Везде валялись обожённые, иногда ещё дымящиеся деревья. Травы и цветы не то что выгорели, а просто обратились в прах, и теперь безжизненным, призрачным ковром лежали на мёртвой почве.
   Что же касается аппарата, то он оплавился, отёк, из его выгнувшихся к земле бортов лениво побрызгивали искры, и ещё что-то в нём бурчало, дринькало, но он уже явно не способен был взлететь.
   Дэкл и Кззедда стояли, взявшись за руки, и глядели на этот аппарат, когда начало темнеть. Сначала они и не поняли, что происходит, подумали даже, что это дым пригнало... Но, нет, дым вроде стилились к земле.
   Тогда они подняли головы и увидели...
   
   * * *
   
    Та часть небосклона, которая прежде являлась центром их многомирья, теперь темнела.
    Чувство было такое, будто неожиданно, несмотря на все предыдущие предупреждения, умирает самое близкое, любимое существо. Хочется закричать, остановить любой ценой это умирание, но что делать? Человек слаб, бессилен перед смертью. Он может только стоять, страдать, жалея прежде всего себя, свои надвигающиеся тёмные, лишённые света дни...
    Центр не потемнел сразу. Темнота расползалась от световых змей, которые прежде извивались, усиленно вгрызались в его поверхность. Впрочем, и эти змеи уже не были такими светлыми, как прежде, и они темнели, словно бы выгорали изнутри.
    А тьма всё расползалась и расползалась по центру; всё выцветал, всё более тёмным становился воздух. Стремительно двигалась ночь.
    И Кззедда приговаривала жалобно, иногда с мольбой поглядывая на Дэкла:
   - Ну хватит. Ну пожалуйста. Я хочу, чтобы это прекратилось. Что же это такое делается?
   В принципе, Дэкл предполагал, что эти световые змеи могут изничтожить свет, даже и готовил себя к такому страшному исходу, но, когда это действительно произошло - оказался неготовым, потому что и невозможно было к этому, страшному приготовиться.
   Не просто темнел центр, он, прежде не фиксируемый приборами, не имеющих точных координат в пространстве, вдруг сделался ужасающе материальным.
   Ужасным - от той тёмной, едкой массы, которая покрыла его. Эта масса извивалась, ходила волнистыми кожанными или чушайчатыми валами; с хищными остервенением захватывала всё большее пространство на центре.
   Из- под этой отвратительной массы ещё пробивался свет - брызгал слабыми, трепетными, словно бы молящими о спасении импульсами, потом...
   Всё же полного мрака ещё не было. Теперь большую часть неба заполняла исполинская сфера. Казалось - этот, обтянутый живой материей шар полетит и поглотит все миры.
   В тусклом багроватом свечении видно было, как на поверхности Этого колыхались щупальца, как надувались, собирались лопнуть слизких пузыри, о размерах которых можно было только предполагать.
   Кззедды прошептала:
   - Но ведь внутри остался свет?.. - потом вскрикнула. - Что же ты молчишь?! Ведь внутри этого всё же остался свет?!
   Дэкл кивнул, проговорил:
   - Да, я надеюсь. Я верю. Потому что, если это не так, то все мы обречены, и незачем уже бороться. Тогда - все мы обречены. Но мы не будем останавливаться. Побежали на тёмную сторону. Туда, где оставили капсулу. Там что-нибудь придумаем...
   И вот они побежали по выженной земле, среди останков деревьев.
   Плохо было видно и из-за потемневшего воздуха, и из-за пепла, который вздымалась из-под их ног. Поэтому не заметили нежданно начавшегося спуска, покатились под уклон...
   Когда, наконец, остановились и поднялись, - грязные, с выпученными глазами, сами похожие на чудищ, то заметили рядом с собой шевеление. Некие живые организмы находились рядом с ними.
   Дэкл выхватил охотничий нож, который прихватил ещё из капсулы, крикнул:
   - Кто здесь?!
   И тут разобрал, что это - единороги. Тоже в пепле, с потемневшими, кое-где спекшимися гривами. Но всё же глаза единорогов остались такими же красивыми, как и прежде.
   Дэкл и Кззедда обрадовались этим глазам. Девушка проговорила:
   - Ну, значит, ещё действительно не всё потеряно...
    Затем - обратилась к единорогам. В голосе её слышались и сожаление, и печаль:
   - Вы знаете, мы, люди здесь ни при чём. Не мы это устроили. Мы бы очень хотели остановить это, вернуть свет на небо, но пока что не знаем, как это сделать.
   Тот единорог, который стоял перед ним, кивнул. Кззедда проговорила с умилением:
   - Ты посмотри - всё они понимают... Как хорошо, что они есть. Если бы ни они, если бы ни ты, Дэкл, то я бы, наверное, сошла с ума. Как это можно вынести?
   Краем глаза Дэкл заметил стремительное движенье. Что-то приближалось к ним. Юноша схватил Кззедду за руку, отдёрнул её в сторону. Единороги тоже бросились врассыпную, но не все успели.
   Один единорог вскрикнул пронзительно и жалобно. Дёргаясь, пытаясь всё же убежать, он начал заваливаться.
   Кззедда сделала было движение к нему, но тут же обернулась к Дэклу. Глаза её были широко раскрыты. Она вскрикнула:
   - Что это на нём? Дэкл, что же это?!
   Дэкл смотрел на упавшего единорога, качал головой, приговаривал:
   - Не знаю. Правда, не знаю, но это - пришло оттуда...
   Он указал вверх, на заросшей отвратительной, колышущейся плотью центр.
   К спине единорога прицепилось нечто слизистое, источающее слабый, зловещий тёмно- синий цвет. Из этого нечто вырывались щупальца, вгрызались в плоть единорога, обволакивали его тело.
   Кззедда спрашивала:
   - Ну чего же мы ждём? Мы должны помочь ему!..
   Дэклу с большим трудом удавалось её удерживать, он говорил:
   - Не приближайся. Это очень опасно. Оно может и на тебя перескочить.
   - Пусти! Пусти! Пусти! - вскрикивала Кззедда, и всё пыталась вырваться от Дэкла.
   Всё же она перестала вырываться и даже прижалась к нему, когда сверху с тихим, шелестящим звуком упали ещё несколько таких слизких тварей. Одно из этих созданий попало на дерево, и тут же начало вгрызаться в небо.
   Единороги растерялись, сбились в кучу, издавали тревожные вскрики, но не знали, что делать дальше, потому что прежде никогда ни с чем подобным не сталкивались.
   И ещё одна слизистая тварь попала на единорога. Тот упал было, но тут же вскочил, и бешено начал дёргаться, извиваться, пытаясь сорваться с себя это. Другой единорог попытался сорвать эту тварь своим единственным рогом. Дэкл и Кззедда видели, как рог погрузился в колышующуюся материю, как щупальца обхватили его, и единорог, как ни силился вырваться, а уже ничего не мог поделать - начать срастаться с первым поражённым.
   И эти единороги, и дерево - уже были облеплены щупальцами, и не только темнели, словно бы выгорая изнутри, а ещё и отекали, как попавший в огонь воск.
   Кззедда говорила:
   - Ведь они в таких же слизких превращаются. Что же это, Дэкл?
   Она рыдала, она дёргала Дэкла за локоть, ждала от него ответа. И эти рывки вернули Дэкла к реальности. Он крикнул:
   - Скорее - бежим отсюда!
   И потащил Кззедду за собой. Но скоро уже и сама Кззедда вырвалась вперёд, тащила Дэкла.
   Некоторое время единороги бежали рядом с ними, но потом - свернули в сторону, и больше Дэкл и Кззедда их не видели.
   Но вот и тёмная сторона мира.
   Источающий багровое свечение центр остался за горизонтам, и нахлынула на них такая темень, что пришлось постоять несколько минут, чтобы хотя бы немного привыкнуть.
   Кззедда всхлипывала:
   - Мне очень страшно. Мне кажется, что эти твари подползают к нам, и скоро вцепятся.
   - Надеюсь, что их больше нет.
   - Размечтался! Я так понимаю: их теперь центр вырабатывает, их - миллионы, а может и миллиарды.
   - И всё же они - на бывшей светлой стороне мира.
   - Откуда в тебе такая уверенность?
   - Ну а что им здесь делать? Ведь здесь только камни. Не к кому прицепляться.
   - Видел, как эта гадость к дереву прицепилась? И дерево ни пойми во что превратилось. Может, камни для них столь же притягательны, как и деревья.
   - Ладно, Кззедда, я сейчас уже кое-что различать начинаю. Сейчас главное - до капсулы добраться, а там видно будет.
   - Защитит ли нас капсула? Есть ли вообще что-нибудь, что способно противостоять им? Даже небо потухло, а что уж говорить о каких-то Ноктских железках.
   И всё же Кззедда побежала рядом с Дэклом.
   Через несколько минут они добрались до капсулы. По первому же приказанию Дэкла капсула распахнулась. Перед ними было предназначенное для одного человека мягкое ложе.
   Дэкл спросил:
   - Твои устройства работают нормально?
   Компьютер отрапортавал:
   Все системы функционируют нормально, за исключением того, что потеряна связь с внешними Ноктскими источниками. Но причины этого надо искать не во мне.
   - Я уж знаю, что не в тебе, - кивнул Дэкл, и поинтересовался. - Запасов продовольствия на сколько хватит?
   - Вынужден сообщить, что все запасы продовольствия вы забрали из меня.
   - Ах, ну да! - горестно вскрикнул Дэкл. - Потащил за собой на светлую сторону миру, а там где-то обронил. Даже и не помню, где... Но, кажется, когда мы в овраг скатились.
   - Ведь мы не станем возвращаться туда? - с дрожью в голосе спросила Кззедда.
   - Нет. Не будем. Забирайся скорее в капсулу.
   - А ты?
   - И я за тобой полезу. Уж не волнуйся. Здесь не останусь.
   И вот они оказались внутри капсулы. Прижались друг к другу.
   Тут же компьютер доложил:
   - Замечено движение.
   - Кто именно движется? - спросил Дэкл.
   - Не могу индифицировать этот объект.
   - Он живой?! - вскрикнула Кззедда.
   - Не могу определить. Он приближается. Прикажете подождать? Через 10 секунд он будет здесь.
   - Нет! Лети! Слышишь?! Лети!! - заорал Дэкл.
   Капсула захлопнулась, заработал двигатель, начался полёт.
   
   * * *
   
   - Мы далеко отлетели? - спросил Дэкл.
   Компьютер незамедлительно ответил:
   - Сейчас нас от поверхности покинутого мира отделяет 253 километра. Поблизости замечен другой мир. Прикажете осуществить высадку?
   - Нет. Пока не надо. Лети дальше. Направляйся к центру.
   - Будет исполнено.
   Следующий вопрос задала Кззедда:
   - А какое-нибудь движение тобой замечено?
   - Да. Переодически мои датчики фиксируют объекты, которые я не могу индифицировать. Подобный же объект приближался к нам поверхности оставленного мира.
   Дэкл видел прямо перед собой испуганные глаза Кззедды. Она говорила:
   - Как хорошо, что мы успели улететь. Это было оно...
   Дэкл спросил у компьютера:
   - С какой скоростью они передвигаются?
   - Скорость - совершенно разная. В основном - от трёхсот до девятисот километров в час. Но скорость некоторых 9 и даже - 15 тысяч километров в час.
   - Ты можешь избегать столкновения с ними?
   - Да. Но только в том случае, если они не начнут преследования. Из полученных данных я могу сделать вывод, что эти объекты могут изменять направление своего полёта. То есть, если предположить их хищные намерения, то они охотятся.
   - Ладно-ладно. Продолжай полёт к центру, и если засечёшь что-нибудь необычное - сразу докладывай.
   - Дело в том, что я постоянно замечаю необычные явления. Начать докладывать?
   - Нет! Только если заметишь что-нибудь совершенно новое, чего ещё не было этого момента...
   И после этих слов Дэкл прижался в поцелуе к Кззедде. Через минуту этот поцелуй прекратился, но их губы из-за узости пространства всё-равно практически прикасались друг к другу.
    Кззедда спросила:
   - Что же ты?
   Дэкл ответил:
   - В твоих глазах я по-прежнему вижу страх. Прежде поцелуи помогали. Мы, чувствуя близость друг друга, забывали о тех опасностях, которые нам грозили, и счастливо избегали их.
   - Одно дело - Ноктские корабли, и совсем другое - эти отвратительные создания, эти змеи.
   - Змей мы в последнее время не видели. Но я не думаю, что они куда-то исчезли. Они - где-то поблизости.
   И, как только Дэкл произнёс эти слова, как компьютер:
   - Чрезвычайная ситуация. Поблизости - огромное, и, по видимому, живое тело.
   Дэкл и Кззедда взглянули на обзорный экран да тут и обмерли. Со стороны источавшего тусклый, зловещий свет центра приближался, извиваясь, совершённо чёрный змей.
   Вот пролетел он рядом с тёмным кругляшом какого-то мира, и этот мир показался совсем маленьким - не больше головы змея.
   И уже начало зреть в голове Дэкла неожиданное решение. Он спросил у компьютера:
   - С какой скоростью летит змей?
   - Около двух тысяч километров в час. Через пять минут он должен пролететь в непосредственной близости от нас. Хотите отлететь в сторону.
   - Нет, - решительно ответил Дэкл, и с вызовом усмехнулся.
   - Что ты задумал? - спросила Кззедда.
   - Скоро узнаешь.
   - Нет. Я хочу знать сейчас. Ты ведь чувствуешь, как бьётся моё сердце? Я не могу так волноваться. Я уже устала. Отвечай немедленно, что ты задумал.
   - Прицепиться к чешуе змея. Змей огромный, и зазоры между чешуей должны быть достаточно большими, чтобы туда втиснулась наша капсула. Если нам повезёт, то змей не заметит нашего присутствия.
   - Но зачем это?
   - Ты видишь: центр охвачен неизвестной материей, она вырабатывает этих слизких существ, которые перерабатывают и людей и животных и растения и, возможно, даже камни. Вряд ли нам удастся прорваться к центру. А змеи - ведь они не только умеют передвигаться со скоростью, они ещё и исчезают.
   - Да. Это давно было замечено. Вот только не удалось определить, куда же именно они исчезают.
   - А я вот предполагаю, что они мгновенно переносятся в другое мирозданье. Ведь - помнишь, я тебе говорил: они родом не из нашего многомирья, ни один из миров не смог бы взрастить таких исполинов. И, прицепившись к чешуе змея, мы перенесёмся в то место, откуда они родом. Конечно, это не точно. Это только моё предположение.
   - Но если мы даже перенесёмся туда, то что там будем делать?
   - Возвращать свет на небо.
   - Но...
   - Только не спрашивай: "как мы это будем делать?". Я не знаю. Я вообще ничего не знаю. Впрочем, уверен, что здесь мы долго не продержимся. Без еды, во мраке, в окружении этих перерабатывающих существ. Может, мы погибнем. Даже очень вероятно, что змей наш уничтожит. Но всё же мы должны попытаться.
   - Кажется, у нас действительно нет выбора, - вздохнула Кззедда. - Ладно, я согласна.
   И через несколько минут на экране появилась чешуя змея, который пролетал рядом с ними. Согласно с указаниями Дэкла, капсула сделала рывок, затесалась в зазорах между этой чешуёй.
   От страха, от напряжения, Кззедда заплакал. Дэкл чувствовал её часто, жаркое дыхание. Он говорил:
   - Ну вот видишь: мы ещё пока что живы.
   А следующее мгновенье змей совершил прыжок и исчез из многомирья.
   
   
 &n bsp; 
    Глава 15
   "Путешественники"
    
    Аннэя не хотела засыпать, ей страшно было на два года уходить из реальности. Ей казалось, что после этого она уже не сможет проснуться.
    И вот она сидела в кресле, и смотрела на Эвана, который, также как и другие участники экспедиции, лежал замороженным в криогенной камере. И хотя ей уже и прежде доводилось совершать путешествия со световой скоростью, всё же сложно (а, может, и невозможно), было себе представить, что в каждое мгновенье она отдаляется на триста тысяч километров от Нокта, и что все эти километры заполнены непроглядной тьмой.
    Она вздрогнула, когда заговорил компьютер:
   - Участнику экспедиции предприсывается занять положенное место в криогенной камере.
   - Ты ко мне обращаешься? - спросила девушка.
   - Да, я обращаюсь к вам.
   - Так вот что: я не буду ложиться в криогенную камеру.
   - Тем самым, вы нарушаете предписанный график полёта.
   - А что ты со мной можешь сделать? - резко и даже зло спросила Аннэя.
   - Я просто должен предупредить, что вы будете нести ответственность.
   - Ответвенность за что? - выпалила Аннэя. - Ведь я не собираюсь ломать этот аэроцикл, и вообще - как-либо мешать полёту. Я просто не хочу засыпать и всё.
   После значительной паузы компьютер поинтересовался:
   - Позвольте узнать, чем вы будете заниматься.
   - На этот вопрос должен ответить, прежде всего, ты. Чем ты можешь меня развлечь?
   - Вас интересуют фильмы, книги, музыка.
   - Да, меня интересуют любые формы искусства, если они создавались с талантом, с душой, а не так, как на Нокте... Впрочем, ничего другого у тебя всё-равно нет, так что придётся привыкать...
   В этом аэроцикле имелся и зал для проведения совещаний. Туда и прошла Аннэя. Сказала:
   - Ну, включай список записей, которые у тебя имеются...
   На экране появилось начало списка. Аннэя молвила:
   - Ну, вот и хорошо. Хотя здесь всё, в основном, глупости, но всё же я смогу развлечься и этим.
   - А чем вы намерены питаться? - поинтересовался компьютер.
   - Да. Вот это серьёзный вопрос, который меня волнует. Скажи-ка, как рассчитаны запасы провизии.
   - В хранилище имеются питательные таблетки. Каждая таблетка способна поддержать жизнедеятельность организма в течении суток. Мы рассчитываем на трёхгодичное питание каждого из двадцати участников экспедиции.
   - На Нокте действительно считали, что пробудем у центра три года?
   - Всякое может быть. Ведь никто не знает, что там нас ждёт.
   - Да. Действительно. Но всё же я начну подпитываться таблетками именно из того, что рассчитано на меня. Ну а на обратном пути мне всё же придётся спать. Это будет уже не так страшно. Главное - это вернуть свет на небо... Ну, ладно. Давай посмотрим, что тут у тебя есть.
   
   * * *
   
    Вот так и началась новая жизнь для Аннэи. Однообразные дни пролетали то медленно, то через чур быстро. Девушка читала, слушала музыку, смотрела фильмы, среди которых были и те, в которых снималась она, а также и фильмы с участием Эвана, или ещё чаще - фильмы про Эвана, но без его участия.
    В Аннэе проснулось творческое начало. Так как в хранилище нашлась гитара - она на этой гитаре частенько наигрывала. И стихи писала. Затем засела за мемуары... Писала долго и по многу, подробно описывала свою жизнь. Потом, когда села перечитывать - написанное показалось ей необычайно скучным, и она уничтожила большинство записей...
    Но затем, от нечего делать, снова начала описывать свою жизнь, но теперь уже с примесью фантастики. Так, например, она воображала, будто изначально отправилась к центру мирозданья, вместе с Дэклом. Далее следовали бессчётные, переполненные страстью диалоги, реже- приключения. Вместе, они спасали мирозданье от коварных врагов, и не допускали такого кошмара, как затемнение неба.
    Много чего воображала в эти одинокие дни Аннэя. Но, хотя старалась настроить себя на возвышенный, романтический лад - всё чаще в её грёзы приходил такой кошмар. Будто за их, бесконечно прыгающем от мира к миру аэроциклом гналось некое безобразное чудище. И главной целью этого чудища была она, - Аннэя.
    Однажды ей приснилось, будто чудище догнало их, разорвало обшивку аэроцикла, а затем - и грудь Аннэи, вырвало её, ещё бьющееся сердце.
    Девушка с пронзительным криком проснулась там, где она засыпала - в зальце. На столике перед ней ещё лежала недавно распечатанная книга со стихами. В воздухе витала тихая, усыпляющая музыка.
    Компьютер осведомился:
   - Вам опять приснился кошмар?
   - Да, опять, - вздохнула Аннэя.
   - Быть может, всё же пройдёте в криогенную камеру? Это избавит вас от всех кошмаров. Ваш мозг будет полностью отключен - никаких снов...
   - Ты прекрасное знаешь мой ответ: нет. Лучше скажи, может ли нас догнать кто-либо?
   - Нет. Мы летим с предельной скоростью. Никому ещё не удавалось разогнаться быстрее скорости света.
   - И всё же... Ведь мы летим к центру по спирали, долгим, закрученным путём. А вот если бы кому-нибудь удалось срезать - пролететь по прямой, тогда бы он нас догнал.
   - Но вы же знаете: после затемнения неба отказали световые двигатели у всех аэроциклов. Причина в том, что эти двигатели черпают составляющую своей энергии из света неба.
   - Всё это мне это известно, и всё же мне кажется, что найдётся кто-то, кто может догнать нас и без световых двигателей.
   - Но кто же это может быть? Мне ни известно ни о других Ноктских экспедициях, ни, тем более, о чудовищах, которых вы себе воображаете.
   - Да. Наверное, ты прав. Откуда я могу знать о том, что за нами кто-то гонится. Это так одиночество и особенно - постоянное пребывание в замкнутом пространстве так на меня влияют. Если бы здесь были запасы алкоголя, то я начала бы пить, и пила бы, как Эван в свои худшие времена. Но алкоголя нет, и поэтому я займусь чтением стихов.
   
   * * *
   
    Несмотря на то, что Аннэя за время этого полёта часто вспоминала свою прошлую жизнь, - воспоминания об Апраче приходили к ней крайне редко. Не могла она предположить, что именно он, Апрач, гонится за ними. Слишком ничтожным он ей казался. Такой способен только пригрозить, помахать кулачищами, но и не больше того - против Ноктской техники он был бессилен. Он так и должен был, по разумению Аннэи, навсегда остаться пасти коров.
    Но читателю уже известно, сколь велика была жажда отмщения в сердце Апрача. Он, по сути, был уже безумцем, но безумцем рассчётливым, напряжённо, с полной самоотдачей идущим, а точнее - летящим к своей цели.
    Правильным оказалось предположение его перепуганного соседа: не обязательно было каждый раз бить молотом по радужному камню. Достаточно было только встать на этот молот, и дальше - под тяжестью Апрача, молот уже сам нажимал на камни, и вызывал новые и новые радуги.
    Апрач не помнил, как он бежал от коровьей фермы к камню. Но если бы кто-нибудь случайно попался на его пути, то Апрач, не задумываясь, снёс бы молотом эту преграду.
    Но ни людей, ни животных ему не попалось. Только деревце, на которое он наскочил в темноте. Вот - удар молотом, и десятилетний ствол уже расщеплён, и дерево упало... Нет - ничего этого не запомнил Апрач!
    Он вскарабкался по крутому склону, который тоже ненавидел, ведь именно с него упал когда-то и изуродовал своё лицо.
    Вот и радужный камень. Апрач поставил на него молот, а потом и сам, обхватив своими широченными, мощными ладонями рукоять, встал на молот...
    Апрач оказался внутри радуги. Он видел прекрасное сияние, которое могло бы восхитить почти любого человека, но не испытывал ничего, кроме едкой, сильной ненависти, желания поскорее добраться до Дэкла.
    Так прошло несколько минут. Вдруг Апрач выругался, прохрипел:
   - Что я здесь стою?! Может, и не работает эта радуга, может, я с места не сдвинулся!
   И он дёрнулся в сторону, вывалился в темноту.
   Когда поднялся на ноги, увидел, что рядом испускают белое сияние округлые светильники, и что произрастают эти светильники из лбов существ очень худых, но всё же с телами похожих на людей.
   Они стояли, тихонько раскачиваясь из стороны в сторону, и полнили воздух пением, похожим на шелест. За их спинами, и в небе над ними нависала темнота.
   - Значит, работает? - спросил Апрач.
   От его голоса эти тонкие существа попятились. Быть может, голос его прозвучал для них через чур грубо.
   Апрачу понравился их страх. Его ведь давно не боялись. На коровьей ферме он считался вполне заурядным, хотя и чрезмерно замкнутым на себе работником.
   Смелея, Апрач сделал шаг вперёд, и крикнул:
   - Эй, а о Нокте вы слыхали?
   Существа продолжали пятиться, а потом, вдруг, развернулись, и мгновенно канули во мраке.
   Уже исчезла радуга, и не было иных источников света. В полном, непроглядном мраке оказался Апрач. И тогда сделалось Апрачу страшно. Он хищным зверем заревел, требуя, чтобы те существа вернулись; он грозил им самыми страшными карами, в какое-то мгновенье, он даже возненавидел их почти также сильно, как Дэкла.
   Но этот приступ быстро прекратился. Апрач похвалил сам себя за то, что он, по- крайней мере, не бросился за ними, а, стало быть, радужный камень должен был находиться где-то поблизости.
   И вот Апрач наощупь начал этот камень искать. Когда нашёл - издал торжествующий вопль, и, также как и прежде - разместил на камне молот, а сам встал на молоте.
   И продолжился полёт со скоростью триста тысяч километров в секунду.
   
   * * *
   
    Хотя Апрач поклялся себе, что он больше не сделает шага в сторону, пока не достигнет центра, - вскоре он понял, что эта клятва была преждевременной, невыполнимой.
    Очень скоро Апрача начал донимать голод, а ещё по истечении нескольких часов этот голод стал уже невыносимым.
    И Апрач сделал шаг в сторону.
    Вокруг во мраке шумело, дыбилось что-то. Апрачу показалось, что это чудища несутся на него. Он взревел, размахнулся, и... рассёк молотом волну.
    Очередной алтарь поднимался из глубин миниатюрного океана, который по-видимому, покрывал всю поверхность тридцати или сорока километрового мира.
    Апрач уже думал встать обратно на камень, перелететь в более удачный для добывания пищи мир, когда одна из волн осветилась изутри жемчужным, переливчатым свечением.
    Испуганными, злыми глазами глядел Апрач в этот свет, но не отступал, ждал продолжения.
   Из волны высунулись тонкие руки, и лик молодой девушки. Она молила о чём-то Апрача, но он не понимал слов, хотя они, быть может, и имели общие корни с Ноктским языком.
   - Ты русалка? - спросил Апрач.
   Она кивнула.
   - Русалка. Нечисть значит, - Апрач бешено усмехнулся, и схватил её за руку, выдернул из волны.
   Она, беспомощная, тонкая лежала перед ним, извивалась, но Апрач был слишком силён для неё. Он разглядел её рыбий хвост, и прохрипел:
    - Да. Ты - нечисть. А с нечистью у нас разговор короткий... Ты только на одно пригодна...
   Уже светились волны. Родственники русалки спешили к ней на помощь. Русалка рванулась в родную стихию, но Апрач одним сильным движением свернул ей шею, и водрузил уже мёртвое тело на радужный камень.
   Взял русалку за хвост, а сам встал на молот. Путешествие продолжилось.
   
   * * *
   
    Так Апрач добыл себе пропитание. Русалки ему хватило надолго. Он не воспринимал её как существо разумное, наделённое душой. Она для него была всего-лишь рыбой, пищей, средством поддержать жизненную энергию в своём организме. Он сжимал остатки её тела в руках, и, когда хотел есть, откусывал от неё куски, тщательно прожёвывал сырое, жёсткое мясо, глотал, и не испытывал ни отвращения, ни жалости. Он только радовался тому, что теперь лететь, не останавливаясь. Он даже естественные потребности своего организма справлял, не сходя с молота.
    И только когда остатки русалки начали тухнуть, он злобно выругался, и выбросил их за пределы радуги.
    Терпел ещё сутки, а потом вынужден был снова выйти, отправиться на очередную охоту. На этот раз, чтобы поймать некое, похожее на зайца, существо, ему пришлось потратить три с лишним часа, что, конечно же, привело Апрача в ещё большую ярость. Он ведь знал, что Аннэя удаляется от него беспрерывно, каждую секунду. Ему мнилось, что она успеет найти Дэкла, что они смогут спрятаться от него. И после поимки зайцеобразной добычи, он ещё целый час искал радужный камень. Он рычал от ярости, он был безумен, но именно ненависть придавала ему огромную силу. Он был способен на многое.
   
   * * *
   
    Два года внутри аэроцикла. Два года одиночества. Двадцать четыре месяца просмотра Ноктских фильмов, прослушивания музыки, чтения официальной литературы и рекомендованных для школ стихотворений.
    Всё это нисколько не повлияло на Аннэю. Она не только не прониклась духом Ноктской культуры, но даже и отдалилась от этой культуры. Всё больше занималась своим творчеством, и много действительно хороших стихов было написано ей за эти два года.
    Кожа Аннэи стала бледной, девушка похудела (ведь питалась она мало, едва ли ни вдвое урезала свой рацион). Если сравнить её с той Аннэей, которая отлетала с Нокта, то она стала и более красивой, и более загадочной. Ну а ежедневные занятия на тренажорах не дали окончательно засохнуть её телу.
    Путешествие казалось ей бесконечным. Два года промелькнули, но Аннэя так привыкла к своему одинокому существованию, что провела бы внутри аэроцикла и ещё два тысячелетия. Даже и образ Дэкла выцвел, и не был Дэкл таким желанным, как прежде. Вообще - не было такого человека, к которому стремилась бы Аннэя. Оказывается, то, чего ей не хватало на Нокте - это одиночества.
    Компьютер доложил:
   - До завершения экспедиции остался месяц.
   А Аннэя даже не воспринила эти слова, и продолжила работать над своим очередным стихотворением.
   Ещё пара дней миновала.
   Аннэя дремала за письменным столом, и вдруг - замерцали яркие красные огни. Девушка вскинула голову, растерянно, но не испытывая страха, стала оглядываться.
   Эти красные, суетливые огни казались ей настолько невероятными, что она и не воспринимала их, как реальность. И только странным казалось - с чего это пришёл к ней такой странный сон.
   Вдруг хрипящий, через многочисленные помехи прорывающийся голос компьютера дошёл до её слуха:
   - Стороннее тело.
   Всё ещё не веря в реальность происходящего, Аннэя спросила тихим голосом:
   - Какое ещё сторонее тело?
   Помехи усиливались, а часть красных ламп вдруг перестала мигать. Половина помещения погрузилась в непроглядную темноту. И всё же Аннэя смогла разобрать:
   - ...Стороннее тело... Прицепилось к оболочке аэроцикла... Оболочка повреждена... Происходит трансформация... Опасность...
   Внимание Аннэи привлекло некое движение (ведь она так отвыкла от какого-либо стороннего движения за эти два года!). Девушка задрала голову, и увидела, что по потолку расползается, клокоча и вздыбливаясь, некое тёмное вещество.
   И хотя это казалось невероятным, похожим на сон - именно это и вернуло Аннэю к реальности. Созданный её воображением тихий мир рушился.
   Вот она вскочила, спросила:
   - Что же мне делать?
   Компьютер, кажется, что-то отвечал, но его слов за помехами совершенно невозможно было разобрать.
   В углу комнаты, на тумбочке лежала стопка тетрадей. Все тетрадки были исписанны аккуратным, практически каллеграфическим почерком Аннэи. В основном - стихи, но также и проза. Всё предназначенное для Дэкла, то, что она создала за два года.
   Девушка подумала, что это надо спасать и бросилась к тумбочке. Протянула руку, и тут увидела, что тёмное вещество уже переползает со стены на тумбочку, и дальше - на её творения.
   Она схватила тетрадь, с силой дёрнула. Тетрадь разорвалась. Ту часть, которая была ближе к стене, тут же поглотила в себя, переработала в нечто бесформенное, тёмная масса, но и на том куске, которая держала Аннэя, осталось это чёрное, и оно распространялось, подбиралось к руке девушки.
   Ещё мгновенье и будет поздно!
   Аннэя отбросила кусок в сторону. Кусок упал на пол, а через секунду был уже полностью переработан в клокучущую массу. Зараза продолжала распространяться и по потолку, и по стенам, и уже по полу.
   Вот чернота добралась до экрана, который занимал одну из стен, и на котором Аннэя посмотрела столько Ноктских фильмов. Экран начал выгибаться, вдруг вспыхнул.
   Сквозь помехи прорезался неожиданно чёткий, тревожный голос компьютера:
   - Нарушены системы жизнеобеспечения. Экипажу покинуть корабль!
   Аннэя бросилась в то помещения, где, замороженные, лежали в криогенных камерах, участники экспедиции.
   То, что она там увидела вырвало из неё мученический вопль. Как же проклянала себя Аннэя за то, что не бросилась сюда в первое же мгновенье, когда только началась тревога.
   Значительную часть камер уже поглотила чернота, и только несколько крайних ещё оставались целыми. По-видимому, компьютер уже потерял контроль над этими камерами, и не мог разморозить участников экспедиции автоматически.
   Также как и многим другим жителям Нокта, Эван представлялся Аннэи самым сильным, самым героическим. К тому же, для Аннэи он являлся самым близким из всех участников экспедиции. Ведь с остальными она познакомилась буквально за несколько дней до старта.
   Поэтому и неудивительно, что сначала девушка бросилась именно к его криогенной камере, хотя она и стояла с дальней стороны помещения.
   За последние два года она неплохо изучила и систему замораживания-размораживания, поэтому, несмотря на сильное волнение, безошибочно набрала все нужные команды. Колпак камеры откинулся в сторону, изнутри повалили клубы холодного пара.
   Аннэя закричала:
   - Эван, скорее!
   Но Эван лежал также, как и прежде - недвижимый, безучастный к происходящему. Тогда Аннэя выгнулась к нему, схватила его за руку, да и вскрикнула - рука Эвана оказалась обжигающе ледяной и твёрдой.
   - Очнись же! - кричала Аннэя.
   Чернота приближалась, поглощала одну за другой криогенные камеры. Исчезали безвозвратно участники экспедиции.
   Морщась, скрипя зубами от холода, Аннэя схватила Эвана за плечо, вытащила его из камеры, и потащила по ещё не заполненного чернотой коридору прочь.
   При этом девушка шептала:
   - Что же мне теперь делать?.. Герой не может даже пошевелиться; стало быть, это я должна стать героиней, вытащить его отсюда...
   И вот она оказалась в том помещении, в которое привёл бы Эван, если бы он очнулся. Здесь стояли компактные спасательные капсулы.
   Всё же эти капсулы были побольше, чем та, на которой улетали Дэкл и Кззедда. В каждой из капсул была по два кресла, а также - компактное хранилище продуктов питания.
   Аннэя втолкнула Эвана в капсулу, и захлопнула дверцу. Компьютер в капсуле был впорядке. Он осведомился:
   - Ваши указания?
   - Покинуть аэроцикл! - крикнула Аннэя.
   - Ввиду сложившейся чрезвычайной ситуации, выполняю ваш приказ.
   Вспышка, затем - тьма.
   Аннэя оглядывалась, и ничего не видела. Дрожащим голосом спросила:
   - Ты успел отстыковаться от аэроцикла? Где мы сейчас?
   Компьютер безмолвствовал. Непроглядная чернота окружала Аннэю. Девушке казалось, что к этой черноте можно прикоснуться. Голос её дрожал всё сильнее, она спрашивала:
   - Ведь ты успел? Мы где-то между мирами? Чернота не поглотила нас? Правда?.. Эй, Эван, ты слышишь меня.
    Но Эван, также как и компьютер, безмолвствовал.
   
   * * *
   
    За три месяца до описанных ваше событий, в путешествии Апрача произошёл коренной перелом.
    Он изменился за двадцать один, проведённый в пути месяц. Оброс, одежка его совсем оборвалась и изрязнилась, и не одежду уже напоминала, а шкуру животного.
    Апрач и прежде, во время своего пребывания в коровнике, частенько сам с собой разговаривал; в последнее же время говорил почти беспрерывно. В основном - представлял месть: жестокое, мучительное убийство Дэкла и Аннэи. Но, если бы кто-нибудь мог послушать его разговоры со стороны, то не разобрал бы в них ни слова - бессвязное мычание, хрипы и стоны, вот что вырывалось из его глотки.
    Апрач ненавидел не только Дэкла и Аннэю. Он ненавидел и свой желудок. Ведь именно из-за желудка ему приходилось делать остановки - добывать пищу, а уж какой эта пища была: растительной или животной, разумной или нет - его не интересовало. Он сам превратился в хищного зверя, хитрого и коварного, благодаря чему несколько раз выворачивался из опасных передряг, когда жители случайных миров устраивали охоту на незванного гостя. И чем дальше он летел, тем ощутимее становился холод при вылазках.
    Что касается сна, то Апрач приучил себя спать стоя, обхватив молот руками и ногами. Таким образом, и во сне продолжал он своё путешествие, а не тратил ежедневно по восемь бесценных часов.
    Итак, за три месяца до трагических событий на Ноктском аэроцикле, в путешествии Апрача произошёл коренной перелом.
    Незадолго до этого он основательно подкрепился, и ещё даже дожёвавывал, не чувствуя вкуса, некое существо, ни облика, ни отчаянного молящего визга которого уже совершенно не помнил. Он подумывал, что пора уже спать, но вдруг его путешествие прекратилось.
    Он полетел вниз, больно ударился, но тут же вскочил на ноги, и, по-прежнему ничего не видя, начал размахивать молотом, рыча и шипя, воображая, что он выкрикивает нечто угрожающее.
    Вдруг в темноте вспыхнул свет, и Апрач увидел существо, в руке которого также был зажат молот. Конечно, Апрач зарычал, и, замахнувшись бросился на противника. И всё же он не нанёс удара.
   Дело в том, что Апрач узнал в этом существе самого себя. Если бы этот второй Апрач выглядел также, как и первый - грязным, уродливым, с запекшейся, в основном чужой кровью на лице, волосах и на остатках одежды, то Апрач всё же ударил бы его молотом, хотя бы потому, что такой облик был ему ненавистен. Он хотел избавиться от этого уродства, хотя за время своего путешествия всё больше превращался в монстра...
   Но этот новый Апрач был даже красив. То есть, в него было влито всё самое лучшее, что имелось в лице и фигуре настоящего Апрача, а все лишние детали, как глубокий, рассекающий всё лицо шрам, как безумные глаза - всё было убрано. И одет новый Апрач был изящно, и только молот в его руке казался точно таким же, как и в руке настоящего Апрача.
   Настоящий Апрач спросил хриплым от долгого неупотребления голосом:
   - Кто ты?
   В ответ прозвучал голос сильный, хорошо поставленный:
   - Я - твоё отражение.
   - Но разве отражения разговаривают?
   - Я необычное отражение.
   Апрач пригляделся, и обнаружил, что его отражение находится внутри совершенно гладкого камня.
   И снова спросил, чувствуя, что ему начинает нравится подзабытое искусство разговаривать:
   - И что ты тут делаешь?
   - Я здесь живу...
   - Почему же ты, похожий на меня, живёшь здесь?
   - Я похож на любого.
   - Не понял! Что ты мелешь?!
    Апрач говорил грубо, но на самом деле чувствовал в своём сердце радость. Ему даже не хотелось хватать и пожирать этого (и даже не потому, что он был уже сыт, а потому, что в нём начало просыпаться что-то человеческое).
   - Я жил здесь издавна. Я знаю, откуда ты; знаю историю твоего мира. Но ещё задолго до того, как там появились первые люди, я уже был здесь - в камне, вмурованный в поверхность мира. Такова моя судьба - пребывая здесь миллионы лет, не общаясь ни с кем, не чувствовать одиночества. Природа наделила меня определённой властью: я, лишённый возможности передвигаться, чувствовал, пропускал через себя те невидимые нити, которые пронизывают пространство, связуют прошлое и будущее.
   Апрачу нравился этот торжественный сильный тон существа прекрасного, и каким-то удивительным образом похожего на него. Всё же Апрач посчитал нужным выкрикнуть:
   - Так и что же из того?! Я не знаю никаких таких нитей! Чего ты меня сюда вытащил, а?!
   - Имей терпение выслушать меня, Апрач. Ведь, возможно, я помогу тебе достигнуть цели быстрее, нежели ты смог бы сам...
   Конечно, такие слова заинтересовали Апрача. Он рявкнул:
   - Ну, давай быстрее - рассказывай!
   Голос спокойный и чистый не мог не радовать Апрача:
   - Я знаю всех кто жил, и всех кто будет жить. Дела тёмные отравляют мир, и нет совершенство. Всегда рядом с радостью горе, рядом с любовью - разлука. Кто-то сыт, кто-то голоден, но и того кто сыт через мгновенье съедят черви. Быстро летит время. И жизнь твоя - мгновенье. Мне жаль тебя, мне жаль других. Я не могу уничтожать тьму, я могу только преображать её в лучшее. И ты видишь себя таким, каким бы ты мог быть. Также и любой, даже самый плохой и страшный, увидел бы себя с лучшей стороны. И этим прекрасным отражением был бы я. Пол не важен: я обращаюсь к тебе, как мужчина, но мог бы воплотиться и женщину, и существо бесполое, и даже в растение...
   Апрач простонал тоскливо:
   - Хотел бы я быть таким, как ты; да есть один - он мне всю жизнь разрушил. Я его...
   - Дэкл не виновен.
   - Ну нет, не отговаривай меня. Не выйдет.
   - Знаю, что не выйдет.
   - Так зачем же остановил? Где радужный камень?
   - Я не останавливал тебя. Но радужного камня нет здесь.
   - То есть, как это нет? Я ж с мира на мир прыгал, от камня к камню. Всё точно, всё рассчитано. А если здесь нет камня, так и эта экспедиция тоже здесь должна была застрять.
   Апрач аж подскочил от этого своего предположения, и рявкнул:
   - Ну, признавайся - они здесь?!
   - Нет. Они пролетели несколько дней назад.
   - Так почему же я не пролетел?
   - Потому что радужного камня нет на прежнем месте.
   - Кто же его снёс?
   - Тот, кого некоторые из вас называют змеем, хотя, конечно, там, откуда он родом, такими обозначениями никто не пользуется.
   - А откуда он родом.
   - Оттуда, где тьма.
   - И ты тоже чувствуешь то место?
   - Нет. Оно скрыто от меня.
   - Это из-за таких змеев темно стало?
   - Они способствовали этому.
   - А зачем он здесь пролетал?
   - Ему нужна была пища.
   - Чем же он питается?
   - В основном - светом; но теперь, когда центр облеплен - не брезгает и мирами. Естественно, он не один такой. Змеев миллионны, или даже миллиарды.
   - Очень много.
   - Да - очень много. Даже я не знаю, точного их числа, потому что - многомирье моё, а они - не из многомирья. А ещё есть споры. Эта, наделённая силой слизь, которая вырабатывается из тьмы, которая облепила центр. Слизь разлетается во все стороны пространства, и то, к чему прикасается перерабатывает в подобие себя. Первые сгустки уже достигли этих областей, и некоторые миры заражены. Но в каждом мире есть определённая сила. Каждый мир - живой. Эта сила помогала прежде растениям, животным, птицам и разумным существа; теперь каждый мир борется с заразой. Сгустки поглощают только отдельные участки того или иного мира, но не перерабатывают весь мир в слизкое, тёмное безобразие...
   Апрач чувствовал всё большую связь с отражением. Можно сказать, что он даже был влюблён в это отражение - в лучшего себя. И задал вопрос, который больше соответствовал тому новому уровню, на который он поднимался:
   - Если миры сопротивляются, то почему центр больше не светит?..
   - Враг коварен и направил на него всю свою мощь. Центр - главная добыча. Свет не истощал змеев, они впитывали его в себя, и перерабытывали во тьму, набирались ещё больших сил. Змеи открывали ворота из тьмы, и, вместе со своими наедниками врывались в эту реальность; когтями разрывали защиту центра, и чем больше защищался центр, тем большой силой заряжались враги. И, наконец, когда центр был изранен, когда из шрамов хлынул свет, открылись главные ворота, и из них появилось нечто. Оно похоже на пиявку, но здесь, в нашем многомирье, только рот этой пиявки, её тела мы не видим; оно - в том месте, где тьма.
   Апрач слушал, кивал. Затем пробубнил:
   - Но у меня есть цель.
   - Убить Дэкла?
   - Да. Убить Дэкла. Остальное неважно. Впрочем, я ещё и Аннэю убью. Я их долго убивать буду. Они мне жизнь испортили.
   - Но ведь они уже далеко. Во всяком случае, Дэкл перенёсся туда, где тьма, и я его больше не чувствую.
   - Он что - погиб? - с тревогой спросил Апрач.
   Ведь Апрач действительно боялся, что Дэкл мог погибнуть. Как же так - он столько за этим Дэклом гнался, столько сил положил, это целью его жизни было, а он погиб без него.
   Отражение проговорило:
   - Мне неизвестно, что с ним, ведь он не в многомирье. Но, возможно, он не погиб.
   - Вот так новости: Дэкл, значит, из многомирья смотался! Ну ничего - от меня не уйдёт... Нет - не уйдёт... А где, кстати, радужный камень, на который я должен был попасть?
   - Я же говорил: его снёс змей, когда здесь пролетал. Также была снесена и половина мира, поэтому, собственно, и я открылся. Правда, радужный камень, также как и меня, змей не смог поглотить. Но камень теперь в сотнях километрах отсюда, плавает в темноте...
   - Как же мне до него добраться?
   - С твоими средствами уже, по-видимому никак.
   Дэкл заскрипел зубами. Он даже приподнял молот. В какое-то мгновенье ему захотелось разбить отражение, которое принесло ему такую горькую новость.
   Но он только спросил:
   - Так что же мне теперь делать?
   - Прежде всего, ты должен взять меня с собой. Ведь я лишён способности передвигаться.
   - Тащить тебя? Ты сколько весишь то?
   - Я не вешу. Весит только камень, к атомам которого привязана моя сущность.
   - Камень? - Апрач оглядел глыбу, в которой жило отражение. - Он же целую тонну, наверное, весит. Я не подниму...
   - Если быть точным: пять с половиной тонн.
   - Вот-вот. Я такую махину не подниму.
   - Придётся разламывать.
   - Молотом?
   - Да. Молотом.
   Апрач внимательнее вгляделся в отражение, проговорил:
   - Жалко будет.
   Это слово - "жалко", прозвучавшее не с сожалением о том, что он до сих пор не может впиться в Дэкла, а действительно из жалости к кому-то другому, прозвучало необычно. Если он и испытывал когда-то нечто подобное, то было это давно, в детстве, и он сам подзабыл об этом.
   Но в этом другом Апрач видел улучшенного себя, и поэтому всё же скорее себя, а не другого жалел.
   Апрач спросил:
   - Ведь тебе будет больно, правда?
   - Камень, в котором я заключён, не способно расщепить ни одно из орудий; даже и змеи из тьмы здесь бессильны. Но природа того молота, который ты сейчас держишь в своей руке, и моя - схожи. Молот может расщепить камень, если я этого захочу.
   - Так чего ж ты тут сидел? Давно бы так устроил, чтобы тебя кто-нибудь освободил.
   - Разве же я говорил, что мне было плохо? Печаль в начале своего существования испытывал; затем - гармонию. Но теперь гармония нарушена.
   - Так ты и не ответил: будешь ли испытывать боль?
   - Да, я буду испытывать боль, но я выдержу её, потому что так надо; потому что, если не выдержу сейчас - потом будет ещё хуже.
   Апрач отошёл на шаг, размахнулся, но... так и не смог нанести этого удара, пробормотал:
   - И всё же - как-то не так. Будто себя самого бью.
   - Ты бей по краям камня, будто портрет в рамке вырезаешь.
   Апрач вздохнул и нанёс первый удар. Из той части глыбы, по которой он ударил, посыпались искры, осколки, и ещё: то ли свет, то ли тьма, то ли жидкое, то ли газообразное - то ли в почву впиталось, то ли в воздухе растворилось.
   Апрач почувствовал боль в теле, подумал, что это - от отлетевших на него осколков. Спросил:
   - Ну как ты?
   - Ничего. Пока - терпимо. А ты продолжай работу.
   Апрач наносил новые и новые удары, содрагался от всё усиливающейся боли в своём теле. И хотя эта боль была невыносимой, он слышал и стоны своего отражения, и считал, что отражение больше его страдает, жалел не себя, а отражение своё.
   Наконец, из глыбы была выдолблены часть размерами сходная с самим Апрачом.
   Апрач посмотрел на свои окровавленные руки, и уже хотел отбросить молот, когда отражение произнесло:
   - Пока не делай этого.
   - Кого ещё придётся бить?
   - Хотя бы радужный камень.
   - Но ведь ты говорил...
   - Да - действительно, радужный камень, который стоял над этим местом, был снесён, и сейчас за сотни километров отсюда, парит в тёмном воздухе. Но на этом мире есть и ещё один радужный камень.
   - Правда что ль? А я думал, на любом мире не может быть больше одного камня.
   - На многих мирах действительно только по одному камню, но, дело в том, что в нашем Многомирье существует множество путей, а не только тот спиральный, к центру, которым проследовала Ноктская экспедиция. Соответсвенно, чтобы начать путешествие по другому маршруту, надо найти один из камней, принадлежащих именно к этому пути, к этой цепочке. На некоторых мирах маршруты пересекаются, соответственно, не совершая перелётов в воздухе, на одной поверхности можно найти и два, и три, а в некоторых случая даже и по десять-пятнадцать камней. Например, на огромном Нокте существует восемьдесят пять таких камней, но ни один из них ещё не был найден, потому что все они находятся глубоко под почвой. Знай, что, если бы не летящий перед тобой аэроцикл, то ты давно бы уже застрял, так как просто не смог бы прикоснуться молотом к скрытым под различными преградами радужным камням.
   - Дорогу он мне что ли расчищает?
   - Вот видишь - ты и сам всё понимаешь.
   - Тогда кто же будет расчищать дорогу дальше, если мы полетим по другому маршруту?
   - Дорогу буду расчищать я. Ведь я имею некоторую власть над материей, только на камень, который давно уже стал частью моей сущности, я повлиять не могу.
   Апрач хмыкнул, и проговорил:
   - Хороший союзник у меня... Тебе то это зачем?
   - Скоро узнаешь. А сейчас иди вперёд, вон до той скалы - видишь, из мрака возвышается?
   Апрач вздохнул, взвалил глыбу на плечи и потащил её.
   
   
   
    Глава 15
   "Страх"
   
    В Многомирье - миллиарды миров, и все они помещены в один воздушный океан. Большинство миров, совсем небольшие, их диаметр - 20-30, реже 40 километров. И уж совсем редко попадаются такие гиганты, как Нокт - мир диаметром в 800 километров. Но, в силу особенностей Многомирья, сила притяжения даже и на самых крошечных мирах такова, что по ним могут ходить, не отрываясь, не улетая, животные и люди. Из почвы растут травы, цветы, деревья, журчат реки, ручейки. Облака и тучи, правда, существуют не во всех областях Многомирья, но влага вырабытывается прямо из почвы, питает всех, кому она нужна...
    Миры не вращаются, но в центре Многомирья существует некий до смх пор неизученный источник света, который заполняет мягким лазурно-золотистым сиянием всё небо.
    Большинство из миров пока что осталось на уровне средневековья, то есть жители его занимаются сельским хозяйством, и лишь немногие из них помышляют о полётах; далеко не все даже представляют, что на других мирах тоже есть жизнь.
    Каждый мир поделён на светлую и тёмную стороны. Светлая - эта та, которая повернута к центру, к источнику света; на этой то светлой стороне и проистекает жить. Если взглянуть со светлой стороны в небо, то можно увидеть только тёмные кругляши, это - всегда повёрнутые к ней тёмные стороны иных миров; а чтобы увидеть светлые стороны уже других миров, надо зайти на тёмную сторону того мира, на которой мы сейчас находимся.
    Большинство тёмных сторон безжизненны - там лишь камни, да загадочные и пугающие дыхания прохладного ветерка...
    Впрочем, всё это, о чём рассказывалось выше, можно употребить с приставкой "было".
    Однажды случилось страшное, то, чего никто не ждал, - центральный, загадочный источник света вдруг потух. Прежде лазурное небо стало чёрным.
    Подобного не помнил никто. Подобного и предположить никто не мог. Ну, разве что на Нокте были такие фильмы-страшилки, в которых тьма врывалась извне, прогрызала "скорлупу", которая окружала многомирье, но в фильмах тьму всегда останавливали супергерои.
   Но чтобы отказал именно центр, именно светило, которого, правда, никто и не видел! Это было шоком, от этого можно было сойти с ума; некоторые, слабые духом, и сходили, и даже кончали жизнь самоубийством. Всякое было - велико Многомирье!
   Нокт - самый технически развитый, уже открывший возможность перемещения со световой скоростью мир, отказался отрезанным от своих многочисленных колоний (связь сохранилась только с ближайшими мирами). Сами световые двигатели уже не работали, так как черпали силы именно из небесного света...
   Крупнейший Ноктский город Аркополис тоже был бы поглощён тьмою, если бы не электричество. Дело в том, что Аркополис и в лучшие дни располагался между тёмной и светлой сторонами Нокта. То есть, одна часть, где жили люди зажиточные, лежала скорее на светлой стороне, деловой центр был погружён в вечный сумрак, ну а бедняцкие районы - громоздились на тёмной стороне. И бедняцким районам, и сумрачному центру Аркополиса необходимо было освещение, а вот богатеи освещали только чуланы, подвалы да и прочие помещения своих хоромов.
   Можно было бы сказать, что, когда пришла тьма, бедняки оказались в более выгодном положении: ведь у них имелось больше возможностей для освещения. Но и прежде в их районах орудовали банды, теперь, подстрекаемые тьмою, начались массовые беспорядки. Поначалу законники справлялись с этими беспорядками, но уже начались пожары (расползались они от разграбленных магазинов), у пожарных не хватало сил, порой и самих пожарных обстреливали.
   Паниковали и простые граждане, и законники, и пожарные, бандиты тоже не были исключением. Кто-то сходил с ума, кто-то валялся и гнил в тёмных переходах. Некоторые бедняцкие кварталы Аркополиса были оцеплены; тех, кто пытался вырваться из них - сразу расстреливали.
   Такими методами правительство пыталось остановить разрушительный шквал, но - всё тщетно. Во многих местах бушевало пламя, но, лишённый настоящего небесного света воздух день ото дня становился всё более холодным, а это значило медленную, страшную смерть. Ноктцы, как и жители иных миров, не умели защищаться от настоящих холодов.
   По всем каналам (радио, телевидение, газеты) передавали известие о том, что к центру Многомирья отправилась экспедиция, в состав которой вошёл сам Эван - тот, о ком снимали фильмы, тот, о ком рисовали комиксы; тот, чьё имя украшало многие товары. Эван не был супергероем, таким его сделала Ноктская индустрия, которой нужен был идол.
   Известие об экспедиции положительно подействовало на определённый круг граждан, но и они приуныли, когда получили подтверждение слухи о том, что экспедиция достигнет центра только через два года после старта; то есть тогда, когда на Нокте уже наступят лютые холода...
   
   * * *
   
    Эрд родился в бедном, но всё же не самом худшем районе Аркополиса. Его, сто одиннадцатый район, располагался между деловым центром и тёмными окраинами, в которых проживали наиболее обделённые Аркпольцы.
    Отец Эрда работал в цехе по производству масляных красок, мать - этими красками раскрашивала всевозможные помещения. Сам Эрд учился в школе, и подрабатывал, разнося газеты (надо сказать, что многие его сверстники из самых бедных районов, да и кое-кто из родного района не имел возможности платить за учёбу, или же просто не было у них такого желания, эти оболтусы вступали в уличные банды)...
    У Эрда было несколько друзей, вообще же он слыл парнем малоразговорчивым, странным. Так, на самом деле и было - Ноктская жизнь его мало интересовала, а порой и раздражала. Он только, разве что, некоторые достижения техники ценил, но вообще - жаждал улететь подальше, и даже одно время собирался поступить в лётную школу - стать пилотом аэроцикла со световым двигателем.
   Конечно, и ко всему этому, вышесказанному, правильно прибавить приставку "было". Пришла тьма, и отец перестал работать в цеху по производству масляных красок, а мать - перестала раскрашивать всевозможные помещения. Эта работа вдруг оказалась ненужной, за неё больше не платили.
   Вот газеты одно время всех очень даже интересовали, так что родители присоединились к Эрду - разносили газеты вместе с ним. Потом и за газеты перестали платить. Зато цены на еду подскочили. За квартиру, и, особенно - за электричество, тоже надо было платить.
   Чтобы выжить, эти простые люди пошли на то, на что ни за что не решились бы, когда в небе был свет. Ведь прежде они считали себя законопослушными гражданами. Но уж очень соблазнительно разграбили (но всё же не до конца) продуктовый магазин по соседству с их домом.
   И пока законники вели бой с членами банды (у бандитов имелись и пулемёты, и гранаты, и даже самоходная установка), мирные граждане растаскивали из магазина то, что там ещё осталось. Участвовало в этом и порядком исхудавшее и истрепавшееся семейство Эрда.
   Так как продуктов оставалось не так много, как хотелось бы им, в сотрясающемся от ближних и дальних взрывов магазинчике произошло несколько очень некрасивых сцен, а попросту - мирные жители подрались.
   Строго воспитанный Эрд ни в каких потасковах участвовать не хотел, но всё же и ему пришлось оттолкнуть одну, вцепившуюся в их тележку домохозяйку...
   После этого они перевезли продукты в свою квартирку, и там, как могли, спрятали. Это на случай, если нагрянут с обыском законники. Конечно, если бы законники нагрянули, то они легко отыскали бы их немудрённый тайник, но у законников слишком много и других дел было, чтобы ещё шастать по квартирам граждан, которые никак себя особо не проявляли.
   Добытую еду экономили, двигались мало, из квартиры практически не выходили, мёрзли, надеялись на лучшего. Так тянулись и летели дни; так, в мучительном ожидании прошло три месяца со дня затемнения.
   
   * * *
   
    Эрд осторожно приоткрыл дверь из своей квартиры на лестницу, выглянул, прислушался.
    На лестнице было темно, и разве что через разбитое окно, вместе с багровыми отсветами пожарищ, доносился ещё и вой аэроциклов законников, и отдельные выстрелы. Но это происходило далеко, и не настораживало, к этому за последние месяцы успели привыкнуть.
    Сзади, из коридора раздался встревоженный, усталый голос матери:
   - Куда это ты собрался, Эрд?
   - Пойду, пройдусь.
   - Ты же знаешь, как это опасно. В страшные времена мы живём. На улице могут убить запросто так...
   - Всегда в Аркополисе могли убить запросто так. Уровень преступности, в последнее время, конечно очень возрос, но и ты меня пойми: не могу я постоянно сидеть дома. Мне двигаться нужно.
   - Ты меня не жалеешь, так хотя бы отца пожалей. Ведь он в последнее время совсем плох. Болеет.
   - Знаю я, мама. Ну вот, если я так всё время буду дома сидеть, то заболею, также как и отец. У меня и так уже голова болит.
   - А если ты опять к законникам попадёшь?
   - Больше не попаду. И не волнуйтесь вы за меня так сильно. Я буду вести себя осторожно. Через три часа часа вернусь.
   - Давай, лучше через час возвращаюсь.
   - Ждите через три. Всё, пока.
   И Эрд поспешно пошёл вниз по лестнице.
   На первом этаже его ждал Перо, его лучший друг, с которым он прежде учился в одном классе, и интересы которого во многом совпадали с его собственными интересами.
   Также как, и Эрд, за последние месяцы сильно исхудал, а на его теле, поверх нескольких слоёв обычной одежды, была намотана ещё и тёплая войлочная материя.
   Такие самодельные костюмы делали фигуры и Перо, и Эрда, и большинства других граждан нелепыми, смешными, но они хоть как-то защищали от холодов.
   Ведь средняя температура к тому времени опустилась до нуля градусов...
   Перо спросил:
   - Чего такой мрачный?
   - А ты будто весёлый?.. Чему радоваться-то. Из хороших вестей, только то, что я наконец-то вырвался из квартиры. Всё остальное - по-прежнему, или даже, день ото дня хуже...
   - Да-а-а, у нас в семье тоже ничего хорошего. Еды почти не осталось. Вот и думаем, что делать. Наверное, придётся промышлять воровством. Но ты лучше думай о том, куда мы сейчас идём, что нас ждёт.
   - А куда мы идём? - пожал плечами Эрд. - Быть может, ничего мы не найдём, а, может, и погибнем...
   - Да ну тебя, - махнул рукой Перо. - Несмотря ни на что, надо надеяться на лучшее. Ты, кстати, ничего не забыл?
   Эрд хлопнул рукой по небольшому рюкзаку, который был закреплён у него на спине и ответил:
   - Вроде бы - нет. Верёвка, кусачки, фонарик...
   - Вот и отлично. У меня с собой такое же оборудование. Так что - пошли.
   
   * * *
   
   Здесь необходимо рассказать о том, с чего началась эта история. Дело в том, что Эрд и Перо время от времени выбирались на рейды по своему району. Передвигались они, конечно, очень осторожно, часто им приходилось прятаться. Цель таких прогулок была сколь банальна, столь и необходима - они искали еду.
   После прошедших весьма тяжёлых боёв, когда законникам удалось отогнать бандитов, многие магазины были взорваны, и под развалинами до сих пор можно было найти кое-что из продуктов. Имели смысл и вылазки в те полуразрушенные дома, жители которых либо погибли, либо были куда-то угнаны. Там, под руинами, также можно было найти кое-что из еды. Попадались, правда, и куда более неприятные, страшные вещи - изуродованные трупы, обрывки окровавленной одежды...
   И вот во время последней из таких вылазок друзья очутились возле громадного здания, которое стояло в отдалённой части их района, возле широкого пустыря.
   Большинство окон в здании были выбиты, в стенах зияли пробоины от снарядов. Эрд и Перо слышали, что в этом месте проходил особенно тяжёлый бой между крупной бандой и окружившими их законниками. Вроде бы большинство бандитов перебили, а некоторых взяли живыми, и отправили на рудники, с которых, как известно, нет возврата.
   Так или иначе, а здание с тех пор стояло заброшенным, и напоминало изудорованного великана, который поглотил и держал в своём чреве весь небесный свет.
   Эрд и Перо решили исследовать здание, но так и не дошли до него. Вдруг из широкого, полуразрушенного подъезда вырвался странный, тускло-синий свет.
   Никогда прежде ничего подобного ни Эрд, ни Перо не видели. Ноктская технологическая цивилизия просто не могла породить такого мистического свечения. Это явно появилось откуда-то извне. Оно и пугало, и притягивало одновременно.
   В одно мгновенье свет набрался наибольшей яркости, затем - начал меркнуть. И только когда свет практически сошёл на нет, Эрд проговорил:
   - Мы пойдём туда, и узнаем, что это такое.
   Слишком они увлечены были созерцанием света, поэтому и не заметили, как опустился рядом с ними аэроцикл законников.
   Но, как только друзья поднялись из ненадёжного укрытия, в котором лежали до этого, как обнаружили, что законники уже окружили их, и наставили на них дула скорострельных автоматов.
   Злой голос рявкнул:
   - Документы!
   Документы у Эрда и Перо оказались в порядке, однако, после прошедшего вслед за этим обыска, у обоих юношей обнаружились ножи.
   - Это что такое?! - рычал на них законник.
   Перо отвечал:
   - Это средство самообороны. Ведь вы же знаете.
   - А вы не знаете, что оружие носить запрещено? Откуда мы знаем, может - вы сами бандиты?
   Эрд едва сдержался, чтобы тут же не брякнуть, что законники и есть самые настоящие, несомненные бандиты. И Эрд и Перо неоднократно слышали о том как законники грабили и даже убивали мирных граждан.
   Эрда и Перо запихали в аэроцикл, и повезли в участок законников. Там их ещё раз обыскали, и ничего подозрительного не обнаружили. Тем ни менее, их тщательно допросили, а когда вспыльчивый Эрд выпалил что-то неподобающее - избили и его и Перо.
   Потом законник, потирая кулаки, проговорил:
   - Вы на меня молиться должны. Я ж вас мог в рудниках сгноить, а выпускаю.
   В участок вызвали родителей Эрда и Перо, взяли с них те деньги, которые родители смогли наскрести, и отпустили вместе с их окровавленными чадами.
   Родители переживали это происшествие болезненее, чем их дети. Именно после этого и слёг отец Эрда. Сами же молодые быстро поправились, и договорились отправиться к тому заброшенному дому.
   
   * * *
   
   И вот Эрд и Перо пробирались по улицам. Над ними нависали стены высоченных, обычных для Аркополиса жилых домов. Но только лишь из незначительной части окон выплёскивался электрический свет. Зато высоко в воздухе проплывали клубы дыма и отражалось на них зарево дальних пожаров. Издали доносились до отдельные выстрелы, то беспорядочная автоматная стрельба.
   Но вот где-то совсем близко, в подворотне, кто-то страшно закричал. И не понять было, кричат ли от боли, от злобы, от страха или от торжества. А, скорее, все чувства слились в этом безумном вопле.
   Друзья бросились вперёд, завернули за угол дома, залегли в неведомо кем прорытой траншее. Рядом с ними кто-то пробежал...
   Подождав немного, Эрд и Перо уже собрались вылезать, но тут неизвестный пробежал в обратном направлении. Пришлось отлёживаться, выжидать ещё целую минуту.
   После этого поднялись, крадучись, пошли.
   Перо шепнул:
   - А нож взял?..
   - Угу. И даже два на всякий случай. Ты ж знаешь - у меня их целая коллекция набралась. И ещё кое- что...
   Эрд хлопнул по рюкзаку, и зло, с вызовом ухмыльнулся.
   - Чего там у тебя? - поинтересовался Перо.
   Эрд ответил очень тихо:
   - Нож.
   - Да ты что! Ведь если законники с пистолетом нас поймают, так сразу, без всяких разговоров - на рудники отправят. А с рудников, как известно, обратной дороги нет.
   - Ну я этим гадам живым не дамся, - со всё тем же злым, мстительным чувством проговорил Эрд.
   Дальше некоторое время шли в молчании, затем Перо шепнул:
   - А, пожалуй, ты всё-таки прав. Ведь мы в такое место идём... Без оружия там делать нечего. А с твоим пистолетом...
   - Пистолет - это защита от случайных уличных бандитов, но не от того, что ждёт нас в том подвале.
   - А как ты всё-таки думаешь, что нас там ждёт.
   - Я не больше твоего знаю, Перо. Но ведь ты тогда со мной был, так же как и понял: оно не с Нокта.
   - А почему ты вообще так уверен, что оно там осталось? Может, и улетело тогда?
   - Нет-нет, оно тогда не покидало пределов здания. Я уверен, что оно там.
   И снова после значительной паузы Перо спросил:
   - А тебе страшно?
   - Врать не стану - страшно.
   А ещё через несколько минут они достигли окраины своего района. Там, над обширным пустырём, возвышалось это жутковатое, заброшенное здание.
   Некоторое время друзья смотрели, ждали, что из подъезда снова вырвется тот загадочный, тёмно- синий свет, но, если не считать отсветов от дальних пожарищ, других источников освещения не было.
   И вот они пошли к этому дому.
   
   
   
    Глава 16
   "Подвал"
   
    К дому они подходили медленно; несколько раз даже бросались в выбоины - следы прошедших в этих местах боёв. И один раз это их спасло. Буквально в десятке метров над их головами пронёсся аэроцикл законников. Даже и луч прожектора на мгновенье их осветил. Возможно, законники их даже и заметили, но не придали этому большого значения. Ведь на улицах Аркополиса до сих пор гнило множество неубранных трупов, а лежащих на дне выбоины, скорчившиеся оборвыши действительно очень похожи были на трупы...
    И вот Эрд и Перо добрались до дома. Остановились возле подъезда. Ничего там не было видно, непроглядная тьма сгущалась, казалась плотной, как уголь...
    Перо прошептал:
   - Чуешь, какой оттуда сыростью веет? И воздух - он такой затхлый...
   Эрд достал фонарь, но Перо схватил его за руку.
   - Ты чего? - спросил Эрд.
   - Если ты включишь фонарь, то Оно нас точно заметит.
   - Быть может, Оно нас уже заметило.
   - Тем хуже... Ну да ладно. Раз пришли, так пойдём до конца.
   Перо тоже достал фонарь, тоже его включил. Когда вошли в подъезд, их страх ещё усилился, и никуда от него невозможно было. Фонари высвечивали только незначительную часть стен, и стены эти были покрыты трещинами, выщерблеными и дырками от пуль.
   В одном месте стена была густо залита чем-то тёмным, давно уже ссохшимся. Мысль о том, что это - кровь, придавала ещё большего напряжения в и без того нездоровую обстановку.
   Медленно поднимались они по лестнице, и, когда достигли второго этажа, то увидели, что из выбитых окон пробиваются отсветы пожаров. Это позволило им выключить фонари.
   Но вот Перо сделал неосторожное движение, наступил на железку, которая тут же перевернулась и упала на недавно пройденную лестничную площадку.
   Сверху, с третьего этажа раздались шаги. Затем - чей то сиплый голос окрикнул:
   - Э-эй, Дубзак, это ты?
   Снизу, из квартиры с вышебленной дверью, мимо которой также недавно проходили друзья, прозвучал такой же сиплый, настороженный голос:
   - Не, это не я!
   - Ты опять заснул что ли?
   - Не спал я, Хзатач! Ты чего?!
   - В доме чужаки!
   - Ты чего, Хзатач?! Ты меня так не пугай!..
   Теперь шаги раздавались не только сверху, но и снизу. Перо быстро выгнулся от стены, глянул вниз, и тут же отдёрнулся, шепнул:
   - С автоматом...
   А сверху гремел, приближался голос:
   - Э-эй, кто здесь?! Мы вас сейчас изрешетим, а потом поджарим и сожрём!
   И ещё сразу несколько голосов - страшных, хриплых, и мужских и женских раздались сверху:
   - Чего там разорались?!
   - Кажись, к нам кто-то угодил! Ну, раз угодил - живым отсюда не выйдет...
   Эрд кивнул на выломанную дверь лифта. За ней провисала чернота, но оба юноши знали, что на самом деле - там шахта.
   - Туда что ли прыгать? - простонал Перо - глаза его округлились от ужаса.
   - Это наш шанс спастись. Там должен быть тросс. За него хватайся.
   - Может, нет там уже никакого тросса. Здесь же всё...
   Эрд не дослушал своего друга. Ведь времени у них не оставалось. В любое мгновенье их могли заметить. Он сам первым прыгнул в черноту. Понимал, что раз здание разромлено, то и тросса там действительно могло не оказаться, и тогда он упадёт вниз, на какие-нибудь обломки, поломает кости, или шею свернёт.
   И всё же он очень надеялся на то, что тросс окажется на месте, и выставил перед собой руки. Ему повезло - в этой черноте он не пролетел мимо тросса, а врезался в него, ударился лицом, расшиб в кровь губы, но и не заметил этого, намертво вцепился.
   Очень хотелось окрикнуть своего друга, но он понимал, что любой звук может их выдать.
   А Перо всё же решился - прыгнул. Он врезался в спину Эрда, со слепу вцепился в его шею, да так сильно, что едва не задушил. Впрочем, он быстро осознал свою ошибку, и сполз, тоже вцепился в тросс.
   Шаги приближались, и вот остановились прямо напротив того места, где висели друзья. В проёме, на фоне тусклого багрового свечения увидели они две фигуру: одну массивную, накаченную, другую - щупленькую; но и у того и у другого имелись автоматы.
   Массивный спросил у щуплого:
   - Ну чего - никого не увидел?
   - Не-а. А они, наверное, в шахту кинулись...
   - Они же не самоубийцы.
   - Может, он один был...
   - Какая разница! Главное, что услыхал нас и от страха - туда рванул.
   - Тогда б мы услыхали, как он шлёпнулся.
   - Слышь, а что если это то... из подвала?
   - Ты это чего, а?.. Ты меня так не не того... Я и так нервный, я вот тебя сейчас изрешечу...
   - Но-но, разговорчики! Прежде чем ты на курок нажать успеешь, я в тебе пах отстрелю. Смотри-ка, куда мой автомат смотрит...
   - Ты это, того - ты сам начал. Про подвал то зачем заговорил? Нет там ничего, ты понял!
   Последнюю часть этой беседы Эрд и Перо уже не слышали. Дело в том, что всё это время они, цепляясь за тросс, спускались вниз.
   И вот достигли дна шахты лифта. Отпустили тросс, отступили, вжались в стену. Так стояли, задрав головы, и ничего не видели, ничего не слышали. Они не решались включить фонарики.
   От напряжения, от страха, сердца их бились очень часто, глаза были округлены. И всё казалось им, что из черноты тянется к ним нечто, и вот сейчас прикоснётся. Случись такое, и не смогли бы они сдержать вопля, который пронизал бы всё это здание.
   Казалось им, что уже часы прошли, но на самом-то деле только пять минут минуло. И, наконец, Перо прошептал:
   - Как думаешь, они ушли?
   - Почему бы им и не постоять там у шахты? Это, кажется, не так сложно, - также шёпотом ответил Эрд.
   - Тогда придётся ещё ждать, - вздохнул Перо.
   Так, в мучительном ожидании, простояли ещё пять минут. Наконец Перо простонал:
   - Всё, я так больше не могу. Включай фонарь.
   - Подождём ещё...
   - Нет. Я не могу больше. Пусть видят, пусть стреляют, мне начхать на них. Они ж люди, просто люди, хоть и скверные, конечно, людишки, а тут что-то запредельное. Что-то такое, от чего волосы встают дыбом. Неужели ты не чувствуешь?
   - Кое что чувствую. И мне очень плохо... Ладно, всё включаю...
   И Эрд нажал на кнопку фонаря (Перо выронил свой фонарь, когда прыгал в проём). Луч фонаря высветил дно шахты.
   В первое мгновенье им казалось, что совершенно ничего необычного в этом месте нет. Один раз, ещё когда они были мальчишками, им даже довелось побывать в шахте другого лифта. Там они видели примерно такое же дно... примерно такое, да всё же не совсем такое.
   Из пола слегка выступал бетонный люк. Причём юноши сразу отметили, что люк, также как, впрочем, и всё дно шахты было гораздо более древним, чем стены дома.
   Перо шёпотом спросил:
   - Как думаешь, что под этим люком?..
   Эрд также, шёпотом ответил:
   - Думаю, подвал... И мы сейчас проверим.
   Он нагнулся над люком, провёл по нему ладонью, и тут же отдёрнул руку.
   - Что? - прошипел Перо.
   - Холодный... Очень холодный...
   - Быть может, не будем открывать?.. Мы же не знаем, что там, в подвале...
   - Не знаем, так узнаем. Быть может, именно из подвала нам и удастся выбраться, а путь наверх для нас закрыт. Там нас дожидаются.
   Быть может, и в подвале дожидаются...
   Не забывай: мы и шли сюда, чтобы найти нечто неведомое, мистическое, а не этих бандюков, на которых мы за последние месяцы нагляделись, и от одного вида которого меня уже тошнит.
   Я просто не думал, что будет так страшно.
   Ладно. Хватит болтать. Лучше помоги мне. Видишь, ручки здесь нет, так что придётся поддевать. Вот эта железка подойдёт...
   Эрд вытащил из дыбившейся в углу груды мусора тонкую, длинную, но, судя по всему, твёрдую железку, и начал просовывать её в узкий зазор между краем люка и дном шахты.
    Наконец, это ему удалось; вместе с Перо надавил на железку. Бетонный люк, как и следовало ожидать, оказался очень тяжёлым. Будь Эрд один, ему бы не удалось хотя бы приподнять его. Общими усилиями, рывками, они всё же подняли люк, затем, чувствуя, что не в силах его больше удерживать - ударили по люку ногами.
    И вот люк с грохотом перевернулся, упал на дно шахты.
    Сверху раздался возглас. Эрд сразу выключил фонарь, вместе с Перо, отскочил к стене шахты, вжался в неё.
    Друзья стояли, тяжело дышали, и смотрели в черноту. Сверху снова прогремел грубый голос:
   - Там точно кто-то есть!
   - Так, может, ты и полезешь туда, проверишь?!
   - Сам полезай!
   - Я что - дурак?! Да я ни за какие ковришки туда не полезу, а что если там Это... из подвала?!
   - А почему ты до сих пор эту дыру не закрыл?!
   - Я не закрыл?! Вместе ведь досками тут всё закрыли, и где эти доски, кто их унёс?
   И тут загремели выстрелы. Они казались особенно оглушительными, потому что громыхали в узком, замкнутом пространстве. Пули рекошетили от стен шахты, высекали искры, несколько мелких камешков с силой ударили по Эрду и Перо, вкровь их расцарапали.
   Наконец, этот невыносимый грохот прекратился. В ушах у Эрда и Перо ещё звенело, но всё же они смогли разобрать донёсшиеся сверху голоса:
   - Ты чего делаешь то?!
   - Я стрелял!
   - Я видел, что ты стрелял?! А зачем, болван ты такой?!
   - Болван - ты. Если кто и прятался там, то я его подстрелил...
   - Уговор же был - без особой надобности не стрелять. Законники так и шарят, так и высматривают, а мы здесь на нелегальном положении...
   И ещё новые голоса примешались, загудели, переплетаясь - ругательные, злые. Бандиты выясняли отношения, даже грозили сбросить стрелявшего в шахту. Но, к счастью, до этого не дошло.
   Вот наверху появились косые лучи фонариков, зашарили по стенам, но до самого низа так и не спустились, исчезли. Голоса бандитов отдалились, но не исчезли полностью...
   Всё это время Эрд и Перо испытывали страх не перед бандитами, а перед тем неведомым, что они открыли. Из невидимого в темноте люка исходил холод, и ещё незнакомый запах. Они даже и представить не могли, что так пахнет, хотя за последние месяцы всякого нанюхались - и вони разлагающихся трупов, и испорченных продуктов, и гари, и ещё много-много чего.
   Наконец, когда бандиты отошли от шахты, Эрд включил единственный оставшийся фонарик.
   Нет - из открывшегося люка никто не вылез. Но чернело, источало холод отверстие, и казалось оком, которое внимательно разглядывало друзей...
   Друзья склонились, посмотрели в эту черноту, направили в неё луч фонаря. Луч высвечивал лишь незначительное пространство, дальше - сгущалась темнота.
   Перо молвил:
   - Я то надеялся - мы хотя бы дно увидим.
   - Ничего, сейчас узнаем, насколько здесь глубоко, - отозвался Эрд.
   Затем Эрд склонился над грудой камней, выбрал самый крупный, который весил не менее пяти килограмм, и бросил его вниз.
   Друзья замерли, ожидая, что услышат удар, но проходили секунды, а удара всё не было и не было.
   Так прождали они не менее минуты. После этого Эрд молвил:
   - Всё... Не дождёмся...
   - Что же делать? - тихо спросил Перо. - Там, под нами, может бездна какая-то. Неужели станем спускаться в неё...
   - У нас длинна верёвок по пятнадцать метров, так что в бездну не спустимся. Но, может, до дна какие-то десять метров.
   - Но почему...
   - Может, там дно такое особое: все звуки поглощает. Вот поэтому и не услышали, как камень грохнулся.
   - Значит, всё-таки полезешь?
   - Да, полезу. Попробую. А ты постоишь здесь - будешь держать верёвку. Если не достану до дна, то будем искать другие пути...
   И вот Эрд начал спускаться. Одной рукой и ногами он обхватил верёвку, а в свободной руке держал фонарь. Перо постепенно спускал верёвку, и всё ему казалось, что не удержит, случайно выпустит. Время от времени он спрашивал:
   - Как ты там?
   Снизу доносился ответ:
   - Ничего... нормально. Давай - дальше спускай...
   Через некоторое время Перо вынужден был выкрикнуть:
   - Всё - верёвка заканчивается.
   Снизу едва донёсся ответ Эрда:
   - Ладно. Давай обратно поднимай...
   И Перо пришлось вытягивать своего друга. Под конец он совсем утомился.
   Но вот голова Эрда, а вместе с ним и желанный луч фонаря появились над краем люка.
   Перо, трясущимися руками помог ему выбраться, потом выдохнул:
   - Ещё ни разу так не радовался при твоём появлении. Знаешь, как мне здесь одному было страшно?..
   - Поверь, там, внизу, тоже очень страшно. Мне всё время казалось, что за мной кто-то наблюдает.
   - Ладно, давай думать, как будем отсюда выбираться, - намеренно деловым тоном произнёс Перо. - Ведь не через подвал же.
   - Да. К сожалению, нам там пока что не пробраться. Вернёмся сюда потом, возьмём более длинные верёвки...
   - Ну да. Может быть. А пока что... Единственный путь - это наверх.
   - Да. Стены шахты в сплошных выбоинах, по ним можно карабкаться. Нам бы до уровня первого этажа добраться. Насколько я помню, там вход в шахту завален каким-то мусором. Наша задача будет - бесшумно эту преграду разобрать, ну а уж дальше - мы почти на свободе...
   - Ага. Правильно. Только давай люк закроем.
   Эрд направил луч фонаря на массивный люк, и ответил:
   - Ладно, давай поставим его на место. Так и мне спокойнее будет...
   С немалым трудом (руки их тряслись от напряжения), поставили они люк на место. В конце, всё же, не выдержали, отпустили, и люк грохнул.
   Друзья выключили фонарь, ждали минуты три, но больше никаких звуков не доносилось. Похоже, что бандиты успокоились.
   Вот Эрд произнёс:
   - Ладно, давай карабкаться.
   Он даже начал водить ладонью по стене, выискивать подходящую выбоину, когда Перо резко схватил его за плечо.
   - Ты чего? - спросил Эрд.
   Перо страшным голосом прохрипел:
   - Смотри...
   А посмотреть было на что: из-под только что поставленного на место люка выбивался уже знакомый друзьям тёмно-синий, совершенно невозможный для Нокта свет.
   С каждым мгновеньем свет всё усиливался. Уже отчётливо виден был и люк, и стены шахты.
   Вот люк взмыл в воздух, повис над головами друзей.
   Эрд дрожащими руками полез в свой рюкзак, попытался достать пистолет, но тут вдруг понял, что доставать его будет слишком долго, да и ненужно это.
   Пистолет мог защитить от бандитов, но не от того, что поднималось из подвала.
   Слышая, как часто дышит Перо, чувствуя, что его друг сейчас закричит, Эрд смог проговорить:
   - Не стоит так волноваться. Мы либо погибнем, либо в живых останемся. Причём, если Оно бандитов не тронуло, так и нас не тронет. Ведь мы же хорошие!
   Сам от наивности своих рассуждений усмехнулся, но вместе с тем и ободрился.
   
   
    Глава 17
   "Оно"
   
    Из подвала поднималось нечто расплывчатое, бесформенное, представляющее собой уплотнённый тёмно-синий свет.
    Друзья стояли, вжавшись в стену, и всё ждали, что появится какое-нибудь лицо, или, на худой конец - хотя бы клешни или щупальца. Увидев более-менее привычную форму, они не испытывали бы уже такого мучительного, невыносимого страха.
    А холод всё усиливался, и зубы стучали, и тела тряслись уже не столько от страха, сколько от этого пронизывающего, мучительного холода.
    Наконец Перо не выдержал, вскрикнул:
   - Кто ты?!
   Сияние перестало вздыбливаться вверх, но, вместе с тем усилилось, как бы обернулось к друзьям.
   Этот новый свет даже напоминал желанную небесную лазурь, но был таким ледяным, что и Эрд и Перо, желая защититься от него, выставили перед собой руки.
   Эрд проговорил:
   - Кем бы ты ни был, но, если захотел нас заморозить - это у тебя хорошо получается.
   И тут сверху прорвался панический крик:
   - Опять - Оно! Свет этот проклятый! Слышите?! Оно из подвала поднимается!
   Отвечал грубый, но тоже испуганный голос:
   - Не паниковать! Слышишь?! Если ты сейчас не прекратишь орать, я сам тебя пристрелю!.. Стреляйте вниз! Слышите?! Мы эту дрянь, чем бы она ни была, сейчас изрешетим!
   - Но законники...
   - Нет поблизости законников. Они сейчас в сто двадцатом районе, там основной бой идёт. Ну и мы сейчас постреляем! Пора разобраться с этой дрянью из подвала!
   Перо жалобно посмотрел на Эрда и проговорил:
   - Похоже, в этот раз мы у стены не отстоимся. Заденут они нас.
   И в подтверждение его слов сверху прозвучала очередная команда:
   - Гранаты туда кидайте!
   Эрд сжал кулаки, и проговорил:
   - Погибать так глупо? Ну уж нет!
   И он бросился туда, где ледяной лазурный свет достигал наибольшей плотности - к распахнутому люку.
   Перо, глаза которого округлились от ужаса, метнулся за своим другом.
    Свет расступился перед ними, дал прыгнуть в люк.
   А сверху грянули взрывы, полетели осколки, затрещали автоматы.
   Бетонный люк упал на место, отгородил их от этой стрельбы. Друзья падали вниз, в темноту.
   
   * * *
   
    Падение продолжалось секунд пятнадцать, быть может - двадцать. Затем друзьям показалось, что на их пути встала преграда, но преграда не жёсткая, она расступилась, поглотила их.
    Сразу после того как они прыгнули вниз, исчез страх, остался там, за бетонным люком, в Аркополисе.
    И Перо спросил:
   - Фонарь при тебе?
   - Нет. К сожалению, когда я прыгал - задел за что-то, и ладонь моя разжалась. Фонарь вылетел...
   Эрд начал двигать руками, и ему показалось, будто он раздвигает не воздух, а нечто полужидкое, похожее на воду, и всё же более лёгкое, чем вода. И вот он проговорил:
   - Фонарь нашёлся. Он, оказывается, висел в воздухе, рядом со мной.
   - Так что же ты. Хотя погоди, не включай свет, дай собраться духом. Ведь мы сейчас увидим что-то такое, необычное...
   Но, на самом деле и Перо, и Эрд только нагнетали на себя страх, не понимали, как это они могли разом от такого привязчивого, сильного чувства избавиться. Но страха не было, и всё тут.
   Вот Эрд нажал на кнопку фонаря.
    Да - они действительно увидели странное, необычное. Перед ними выгибалась вверх, а также - плавно загибалась в стороны пористая, слизкая стена, из которой выступал, глядя на Перо и Эрда громадный, тускло-зелёный глаз. Друзья видели свои отражения в этом глазу (между прочим, поблизости из стен выступали и другие, не меньшие, а то и большие по размерам глаза). Луч фонарика тонул в загадочной глубине глаза, как в омуте, - чувствовалось, что глаз продолжается, уходит в глубины стены.
    Вот Перо молвил:
   - И что это такое под Аркополисом выросло...
   Он, впрочем, тут же прокашлялся, и молвил:
   - Извините, если кого обидел...
   Эрд отозвался:
   - Не говори глупостей.
   - Я знаю, что говорю глупости, но так волнуюсь, что ничего путного в голову не идёт...
   - Ну тогда лучше помолчи...
   Но Перо уже не мог замолчать:
   - Ты посмотри: здесь этих глаз множество. И ещё неизвестно, насколько велик этот коридор. А, быть может, здесь целый лабиринт...
   - Думаю, хозяин, или хозяева этого царства сами могут нам ответить на все вопросы, - заявил Эрд, и поднял голову вверх.
   И Эрд и Перо ожидали, что сверху появится, вернётся из Аркполиса мистический, тёмно-синий цвет, но вместо этого начали разгораться тускло зелёным свечение глаза. Вскоре исходящее от них свечение стало настолько ярким, что друзья вынуждены были зажмуриться, а Эрд взмахнул рукой, и выкрикнул:
   - Ну хватит уже, хватит! Мы пришли к вам, как друзья...
   Свечение постепенно стало уменьшаться, и, в конце концов сделалось приятным для глаз.
   Тогда в воздухе прозвучал сильный, идущий, как им показалось, сразу со всех сторон голос:
   - Ведь требовалось вас изучить. Теперь мне известно и ваше прошлое, и ваш язык, и ваши мысли.
   - А наше будущее тебе неизвестно? - спросил Эрд.
   Голос бесстрастно ответил:
   - Вы умрёте. Этого ещё никто не избежал. Но, возможно, ваша смерть наступит ещё нескоро (по вашим, человеческим, меркам).
   Перо прокашлялся, и молвил:
   - Спасибо. Надеюсь, это не угроза.
   - Нет. Мне незачем вам угрожать.
   - А тот... ну который вверх полетел. Тёмно- синий такой. Он ведь тоже не хотел нам ничего плохого? - спросил Эрд.
   На это полследовал бесстрастный ответ:
   - Это, собственно, был я.
   - А-а, значит, уже вернулся? - предположил Перо, который осмелел, и чувствовал себя даже уверенне, нежели в Аркополисе.
   - Нет. Я не возвращался. Я здесь, и я ещё там.
   - Раздаиваешься, что ли? - спросил Эрд.
   - Нет. Не раздаиваюсь. Я и здесь, и там.
   - Сразу во многих местах? - удивился Эрд
   - Да, сразу во многих местах.
   - И давно ты поселился под Аркополисом? - этот вопрос задал Перо.
   - Я не селился под Аркополисом, я существовал, и существую, в ином измерении.
   - А я прежде думал, что другие измерения бывают только в фантастических фильмах, - произнёс Эрд
   - Мне уже известно, что ты думал, и что думал Перо, мне известно ваше прошлое.
   - Ну а всё же: давно ты стал наведываться в наш Аркополис?
   - За десять лет, как у вас стало темно.
   Хм-м, а у вас что - своего света не хватает?
   - Нет, не хватает.
   - И давно у вас потемнело?
   - Значительно раньше, чем у вас. По- крайней мере, по вашим меркам. Примерно, пятьдесят тысячелетий назад.
   - Ну вы - настоящий долгожитель, - проговорил Эрд.
   - Жизнь у нас не прекращается. Смерти, как таковой, у нас не существует.
   - Счастливые вы! - произнёс Перо. - Мы, люди, никак не можем свыкнуться с тем, что наша жизнь конечна.
   - Тем ни менее, счастья у нас нет, после того, как ушёл свет. Во всяком случае, для таких, как я.
   - А зачем к нам наведываетесь? Ведь и у нас теперь нет света.
   - Частицы света всё-таки остались. Просто ваши приборы ещё слишком несовершенны, чтобы фиксировать их.
   - А вы поглощаете эти мельчайшие частицы?
   - Да. Я их поглощаю. И очень рискую.
   - Что, такие вылазки запрещены у вас?
   - Не то, чтобы запрещены. Они даже поощряются. То есть, если бы я сообщил приверженным тьме и её частицам о таком портале в ваше измерение, то меня бы удостоили награды. Но это опасно, прежде всего, для вас. Те, кто появились у центра вашего Многомирья, появятся прямо у вас в Аркополисе. Ведь, пока что только там, у центра, они смогли прогрызть ход между измереньями, потому что само пространство там искажено. Именно они похитили свет вашего неба...
   Последнее заявление прозвучало шокирующе. После минутной паузы Эрд спросил:
   - А зачем вы похитили свет нашего неба?
   - Подождите!
   - Что- нибудь случилось?
   - Я просто проверяю, нет ли кого- нибудь поблизости...
   Глаза потускнели, свет ушёл в их глубины, и друзья снова оказались во мраке. Если бы не фонарь Эрда, то они вообще ничего бы не увидели.
   Но вот глаза начали разгораться, и снова они оказались в центре слегка пульсирующего малахитового сияния.
   Сильный голос столь непохожего на них существа говорил:
   - Сейчас, кажется, никого поблизости нет. Хотя, конечно, нельзя быть уверенным, что никто нас не подслушивает. Разные части нашего мирозданья связаны теперь порой самым невероятным образом...
   - Тогда, быть может, вернуться назад в Аркополис? - предложил Эрд.
   И тут же сам добавил:
   - Хотя, вообще-то, не хотелось бы. Если бы не родные, то мы сами давным-давно сбежали из этого города.
   Голос ответил:
   - Возвращение назад невозможно, а точнее - сопряжено почти со стопроцентной вероятностью вашей гибели. Дело в том, что стрельба в шахту лифта была услышана пролетавшим поблизости патрулём законников. Обитатели этого дома...
   - Бандиты, - подсказал Эрд.
   - Если угодно, обобщай их одним словом "бандиты", хотя там присутствовали и вполне порядочные люди. Так вот: обитатели этого дома считали, что силы законников сосредоточены в другом районе Аркополиса, но они забыли или не знали, о дополнительных силах, которые были созваны из ближайших к Нокту миров. Так вот: сейчас дом окружён, и методически уничтожается с помощью весьма сильного оружия.
   Перо молвил:
   - Что ж: вполне предсказуемо. Законники в последнее время совсем озверели. Но их, впрочем, можно понять: массовые убийства - вот чем занимаются банды.
   Эрд произнёс:
   - Может, для кого-то это и интересно, но только не для нас. Нас уже тошнит от этой Аркопольской жизни. Собственно, мы и бежали к чему-то действительно новому, и теперь не хочется слушать об этом.
   Голос ответил:
   - Тем ни менее, примерно через полчаса то здание превратиться в весьма высокую груду обломков, из под которой вам едва ли удастся выбраться.
   - Ну и плевать! - с вызовом выкрикнул Эрд. - Как-нибудь выберемся... А сейчас рассказывайте: очень интересно послушать, кому же и зачем понадобилось похищать свет с нашего неба.
   Вот, что поведал сильный, приятный голос этого существа:
   
   * * *
   
    Ваше Многомирье выглядит как воздушный океан, столь огромный, что простому смертному, без сторонней помощи, едва ли удастся пересечь его. В воздухе висят недвижимые миры, свет благодатно льётся на них; почва впитывает энергию этого света, и произрастает из почвы жизнь.
    Всё это было в прошлом, а нынче нависла над этим угроза уничтожения. Многие замёрзнут, а многие превратятся в слизь - споры, которые нынче разлетаются от центра Многомирья, помогут этому...
    Возможно ли это остановить? Вероятность этого не велика, но всё же она есть.
    Вас интересует, какие события предшествовали затемнению вашего неба, почему произошло вторжение? Итак, рассказываю...
    Если Многомирье - это воздушный океан, необъятный для взгляда, то в нашем мирозданье, а лучше сказать - в нашей сфере, (потому как и наш мир, также как и ваше Многомирье, заключён в сферу) - нет таких открытых просторов.
    У нас есть туннели. Изгибистые, огромные и тонкие, - переплетаются они в лабиринт, подобного которому вы и представить себе не можете.
   Если бы у нас было открытое пространство, то свет пересекал бы его из края в край в течении десяти лет. То есть, размеры нашей сферы, примерно равняются размерам вашего Многомирья, вашей сферы.
    Да... так было... а нынче всё, за исключением отдельных уголков, наподобие того, в котором вы сейчас находитесь, погружено во тьму.
    Мы, жители нашего мирозданья... Кстати, у нас было название для него, но оно, мне так кажется, слишком труднопроизносимо, да и вовсе не переводимо для вашего языка, так как в нём отражается наша, а не ваша жизнь.
    Вы ещё почти ничего здесь не видели, но кое-какое впечатление у вас уже сложилось, и я чувствую это слово: "Слиглазье". Что ж, не буду спорить с таким определением, оно, конечно, очень упрощённое, но всё же отражает сущность происходящего здесь. Именно - слизь и выпученные, тёмные глаза - такими мы стали...
    По вашим понятиям, мы, скорее растения. Мы произрастаем из стен туннелей. Нас - превеликое множество, и все мы, в той или иной степени, были связаны между собой корнями. Упрощённо говоря: всё наше мирозданье можно было назвать единым, растущим, живым организмом. Но, к сожалению, этот огромный организм не был совершенен: скорость чувства внутри этого организма проносилась быстрее скорости света, но всё же и эта скорость не мгновенна. Разные части думали, чувствовали не совсем одно и тоже. Разным частям было нужно разное...
    Чем больше проходило времени (а по вашим меркам это очень значительный отрезок - миллионы лет), тем больше усиливалось непонимание, тем сильнее разрывались связующие прежде целое корни (я намеренно умалчиваю о ныне утерянных достижениях нашей культуры, так как это была прежде всего внутренняя культура, а не музыка, литература или живопись).
    Наибольшее значение в нашем мирозданье имел центр. Именно оттуда, по видимому, и начался рост туннелей, хотя это происходило в такой древности, что память об этом утеряна. Быть может, именно из-за обособленности центра и началось наше непонимание; быть может, уже и тогда там произошло извращение начальной сущности.
    Переплетением мыслей, столь же сложным, как и наши туннели, пришли мы к выводу, что энергию, которая питала нас, которая была частью нас, надо переправлять к центру; тогда, якобы, ярче должен был вспыхнуть свет, дававший всем нам жизнь.
    Это мы и начали осуществлять. Энергия перетекала, заглатывалась центром, но обратно мы ничего не получали, кроме, разве что, обманчивого чувства того, что скоро-скоро наступит наше счастье.
    Центр забирал, ничего не давая взамен, а это вело к жадности, жадность - к подозрению, обиде, и злобе. Злоба, разрастаясь за тысячелетия в лютую ненависть, приводила к уродству.
    В каждой клетке, в каждом атоме центра накопилась великая сила; но сам центр стал уродливым до невероятности. Мы, остальные, уже недоверчивые, уже разобщённые части, чувствовали только границы центра, что же происходило внутри - было скрыто от нас.
   Тысячелетия неведения. Тысячелетия постоянной, вынужденной отдачи энергии, привело и нас к озлобленности. И мы были уже отнюдь не такими прекрасными, как прежде.
    Да, да - были такие времена, когда вы испытали бы восторг, увидев наше мирозданье, и не "Слиглазьем", а каким-нибудь светлым, поэтичным словом назвали бы его.
    Итак, на нас ослабленных, уже разобщённых, был направлен удар центра. Против силы, которую мы сами тысячелетиями отдавали, мы не могли ничего выставить. Чёрные корни, изгибаясь, пронизывали нас насквозь, связывали с центром, из центра в нас перетекали лютая ненависть.
    Представьте себе - в растение вливают яд, этот яд искажает его, делает уродливым, но не уничтожает, а оставляет в страшном, мучительном существовании.
    Тьме, уродству, злобе отвратительна красота, и чем сильнее эта ненависть, тем она и коварнее и, в тоже время - бессмысленней, точнее понятней на самом примитивном уровне. Просто изменить всё, подмять под себя, сделать таким же уродливым, злобным.
    Примитивность, это всё же не значит тупость. Примитивность - это стремление у одной, глупой, ничтожной и страшной цели, но ради этого затрачивается огромное количество энергии. Иногда ненависть бывает сильнее любви.
    Завладев нашей сферой, превратив его в "Слиглазье", тьма не успокоилась. Ведь тьма знала, что за пределами сферы есть ещё что-то, и она стала разъедать оболочку (или, по вашему, "скорлупу"), но наткнулась на вакуум - вымораживающий всё живое, он заставил тьму отступить.
    Были ещё и наружные трубы, ведущие к другим сферам, и через них пыталась прорваться тьма, но там на пути её стал текучий пламень, и тьме пришлось отступить.
    Каждое мгновенье в дальнейшем существовании заполнившей наше мирозданье тьмы было наполнено всё растущей яростью от того, что существует необъятный мир - множество сфер, а также и космос с его галактиками, до которого она не может добраться.
    Тьма билась в этом беспрерывном, неумолимом стремлении, искала своей однобокой, прямой, страстной мыслью путь.
   Эта мысль - чёрная, уродливая, ветвистая, порождала фантомов, фантомы же, купаясь во тьме, обретали плоть, и, в конце- концов, превратились в змеев и в их наездников. С ними, вам, быть может, ещё предстоит столкнуться.
   
   * * *
   
   - И, в конце- концов, тьма достигла нашего Многомирья... - проговорил Эрд.
   - Да. Тьме удалось разъесть тонкую грань между Слиглазьем и Многомирьем.
   - После этого и начались у нас неприятности, - молвил Перо.
   - Совершенно верно.
   - Ну а что вам от нас надо? - спросил Эрд.
   - Ничего не надо, - ответил голос. - Вы ведь попали сюда случайно.
   - А я уж подумал: от нас понадобиться какая-нибудь помощь, - вздохнул Перо.
   - Вы, жители Аркополиса, через чур высокого мнения о себе... Кстати, известно ли вам, что время у нас и у вас идёт по разному?..
   - Нет. Откуда же...
   - Так знайте, что за время нашего разговора в Аркополисе прошло уже пять месяцев.
   - Как же... Но наши родители... - в голосе Эрда прозвучало недоумение.
   - Они замёрзли. Там почти всё вымерзло. Но свет скоро вернётся.
   - Я не верю! - крикнул Перо. - Это сон.
   Перо ущипнул себя, вздохнул:
   - Нет. Не сплю я.
   - Свет скоро вернётся... - продолжил голос.
   - Откуда такая уверенность? - спросил Эрд.
   - Есть такие существа, которые помогли этому возвращению...
   - Неужели Эван?
   - Мне известно о вашем Эване. Был ещё Дэкл, была Аннэя и другие... Некоторые из них погибли... Кто-то остался живым.
   - А Эван?
   - Вам это лучше не знать.
   - Но кто же вернул свет?
   - Скоро вы это узнаете... Возвращайтесь.
   Незримая сила подняла друзей вверх. Потом они выбрались из-под развалин.
   Вновь сияло лазурью небо. В промёрзшем Аркополисе медленно возрождалась жизнь.
   Выжили немногие, но они уже выбирались из своих подземных убежищ.
   Перо подошёл к миловидной девушке с красивыми глазами, и спросил:
   - Скажите, кто вернул свет на небо?
   Девушка улыбнулась, и ответила:
   - Разве вы не знаете?..
   - Нет... Мы были далеко отсюда...
   - Его звали Апрачом. Он ворвался в великую тьму с камнем, который преображает тьму в свет. И тьма стала светом...
   - А кем он был прежде - этот Апрач?
   - Он был благородным человеком. Он был верным сыном Нокта...
   
   Никто не знал, откуда дошли слухи об Апраче до Нокта. Но это не он победил тьму Слиглазья.
   Велико Многомирье, много в нём героев и героинь; много удивительного, и миллиарда томов не хватило бы для того, чтобы описать хотя бы тысячную долю тех чудес.
   Ну а что касается Эвана, то он, быть может, и на самом деле погиб во тьме. Во всяком случае, на Нокте его больше никто не видел.
   Многочисленные фильмы с его участием пропали. Вообще - после великих холодов мало что осталось от культуры старого Нокта.
   Символ ушедшего стал короткометражный, чудом сохранившейся фильм. Там показывали актрису Мэрианну Ангел.
   Она стояла на площади, в широкополой шляпе, улыбалась. Вдруг случайный порыв ветра сорвал с её головы эту шляпу. Мэрианна бросилась за шляпой, но не догнала её (шляпа улетела в фонтан).
   Несколько секунд Мэрианна смотрела в небо. Казалось, увидела там свою крылатую мечту. Потом опустила голову, натянуто улыбнулась...
   Давно уже не было Мэрианны Ангел, мало кто помнил подробности её жизни, а вот взгляд остался. Казалось, взгляд этот вопрошал у кого то:
   Где ты... где ты... где ты?
   


   КОНЕЦ
    18.10.2007