<<Назад
   
"Многомирье: Край"


    Глава 1
   "Гости"


    Семь месяцев Эван провёл на мире, предоставленном ему правительством Нокта. Семь месяцев он ни с кем не общался, и это не слишком тяготило его, потому что были в его жизни периоды, когда он ни с кем не общался, и ещё большее время.
    И всё же, часто случалось так, что Эван начинал волноваться, смотрел на высаженные им грядки с овощами, смотрел на плодовые деревья и думал, что все это, конечно, хорошо, но вот где-то летит или висит огромный, неведомо откуда взявшийся "Объект", что живёт в этом "Объекте" Существо, которое владеет такими знаниями, которые Эвану и не снились.
    Последнее, что узнал Эван перед своей ссылкой - это то, что "Объект" приблизился к Нокту на пятьдесят тысяч километров и там остановился, выжидая неведомого чего. Вроде бы, "Объект" не предпринимал никаких агрессивных действий, быть может, надеялся на контакт с жителями Нокта, но кто знает, чего ждать от Ноктского правительства:
   Быть может, они послали к "Объекту" очередную экспедицию, с мощными бомбами, и с единственной задачей - уничтожить "Объект".
   Вот такие мысли донимали Эвана, и тогда он начинал тяготиться своей бездейственной жизнью.
   Мир, представленный Эвану, был, в общем-то, благодатным. Несколько ручейков с чистой водой, несколько лесочков, где звонко чирикали птицы, и никаких хищников, никаких местных жителей:
   Вот светлая сторона мира. Там и дом Эвана (дом пластиковый, привезённый с Нокта), и устроенный им сад. Как и положено - на светлой стороне мира всегда одинаково светло, в лазурном небе тёмные шары: близкие и далёкие, маленькие и большие. Это тёмные стороны иных миров. Среди повернутых к нему тёмной стороной - и Нокт.
   Нокт - огромнейший среди известных Эвану миров (800 километров в диаметре), представлялся с такого расстояния маленьким тёмным пятнышком, а уж рассмотреть какие-либо детали на его поверхности - совершенно невозможно. Зато Эван прекрасно знал, что на тёмной стороне Нокта, в тайных лабораториях расположены мощные телескопы. За многими объектами наблюдали они, и за главным "Объектом", конечно, тоже. Ну а уж Эван, так - объектишко, но и за ним следили. Ведь он владел ценной информацией, о главном "Объекте". Эта информация была известна уже и правительству и законникам, но её скрывали от простого населения Нокта.
   Или же это простое население знает об "Объекте" уже больше, чем Эван? Но Эван был изолирован. Питался с грядок, пытался наслаждаться мирной жизнью, отсутствием суеты:
   Иногда Эван ходил на тёмную сторону предоставленного ему мира. Все там было как обычно, как на тёмных сторонах большинства миров: прохладный воздух, темнота и холодные камни вокруг, а над всем этим - бесконечное лазурное небо, которое льёт и льёт своей свет вниз:
   С тёмной стороны тоже были видны иные миры, но они - повернуты светлыми сторонами, и на некоторых из них можно разглядеть реки, поля, холмы; есть и горы, занимающие большую часть того или иного мира; виднеются и деревушки и небольшие города. Кто там живёт? Какие люди? Плохие или хорошие? О чём они думают, разговаривают, мечтают, во что верят? Эван не видел этих людей, и ему оставалось только гадать, представлять их жизнь:
   Впрочем, Эван наверняка знал, что науки в тех мирах недалеко ушли. В отличие от жителей Нокта они ещё не научились путешествовать по воздуху из мира в мир, сидели у себя, на данном им судьбой крошечном кусочке мироздания:
   И как тут, в долгие одинокие часы созерцания, не вспомнить о своём детстве?.. Ведь Эван и сам родился на одном из таких полудиких миров, жил в небольшом поселении и мечтал о путешествиях. Вопреки запретам взрослых, вместе со своим другом Стефаном забрёл на тёмную половину мира, где они нашли случайно туда залетевший и разбившийся аэроцикл с Нокта. Но этот аэроцикл ещё работал. Первым на нём полетел Стефан, но не справился с управлением и разбился. Эван притащил Стефана обратно на светлую сторону, и на десять лет стал изгоем (хотя и жил рядом со своими родственниками).
   И только в возрасте двадцати трёх лет он бежал на тёмную сторону, где опять нашёл аэроцикл и улетел на нём.
   К моменту начала этого повествования Эвану исполнилось тридцать лет.
   
   * * *
   
    Эван сидел на лавочке, посреди своего сада, смотрел на тёмные стороны миров и гадал: есть ли среди этих далёких шариков и точек "Объект"? Вспоминалось прощание с Мэрианной Нэж - она говорила, что, если он захочет, чтобы она прилетела за ним, то пусть высадит цветы в таком порядке, чтобы их лепестки сложились в крупную надпись "МЭРИАННА".
    Вспоминая это, Эван печально улыбался. Мэрианна, конечно, законница, и у неё есть награды, ей доверяют, но ведь не может она сама, по своей воле, увезти Эвана из изгнания. Тем самым она нарушит закон, которому служит.
    Но почему же она ему так сказала при прощании? Быть может, хотела этим дать понять, что любит его? И снова Эван печально улыбнулся. Когда-то он был наивным романтиком, а теперь: во всяком случае, Эван сам себя старался уверить, что он больше не романтик, и в сказочную любовь не верит. Ведь люди есть люди - все со своими слабостями и недостатками.
    И тут Эвану показалось, что от ленивого, размеренного течения мыслей он уже начинает засыпать. Вот воздух перед ним всколыхнулся, и прямо из глубин этого воздуха начало выступать крылатое существо. Ну разве же такое бывает наяву?
    Но вот Эван взглянул в умные, проницательные глаза существа и сразу всё понял. Он громко воскликнул:
    - Призрак
!    В его голове прозвучал ответ: "Да, ты можешь называть меня Призраком, если тебе так удобно. Ведь на моей далёкой родине нет имен. Есть только чувства, которыми мы обмениваемся".
    Конечно, за семь месяцев, проведённых в изгнании, Эван ни раз вспоминал Призрака. Они познакомились внутри "Объекта". Призрак, также как и миллиарды других экспонатов, был заморожен и находился в клетке. Эван сам тогда находился в бедственном положении, но он заметил, что Призрак полупрозрачный, и понадеялся, что он сможет скрыть его от роботов-пауков, и пронести его к центральной части "Объекта". Эван не прогадал. Призрак и сам мог становиться прозрачным, и делать невидимым того, кого он обхватывал своими руками.
    В центральной части "Объекта" они нашли огромное Существо, которое тоже было замороженным. Эван рискнул - разморозил Существо, и оно попыталось пойти на контакт, а потом - отпустило их. Но Призрак не полетел на Нокт, он распрощался с Эваном, стал невидимым и отправился в свободный полёт среди миров.
    Эван и не надеялся, что вновь увидит Призрака, и теперь был несказанно рад его появлению. Он порывисто встал, хотел дружески обнять Призрака, но, вспомнив, сколь непохож Призрак на человека, - только дотронулся до кончиков его крыльев.
    В сознании приятной музыкой звучал голос друга - Призрака: "Ты ведь хочешь знать, почему я вернулся?"
    "Да, очень бы хотелось понять эту приятную неожиданность".
    "Оставив тебя, я надеялся найти хоть какие-нибудь следы моего народа. Тогда я ещё не знал, или не хотел знать, насколько далеко занёс меня "Объект". Но нет никаких следов, никаких отголосков, ни одна пересекающая пространства ниточка чувств не достигает меня. И тогда я осознал, что до моей родины такое расстояние, которое мне не удастся пересечь и в сто своих жизней. Живём мы по пятьсот лет (но двести лет я уже отжил до того, как меня похитил "Объект").
    И вот я остался один, летел среди миров, и вспоминал тебя. Хотя мы и немного общались, но духовная связь между нами успела возникнуть. Я чувствовал твой след, Эван. Он был смутным, неразборчивым, и я посетил несколько десятков миров, прежде чем нашёл тебя здесь. Думаю, вместе мы не будем чувствовать себя такими одинокими".
    - Это точно! - от волнения Эван снова заговорил вслух, но Призрак одинаково хорошо понимал и его чувства, и его слова.
    Эван уже собирался сказать о том, что неплохо было бы отправиться в путешествие к какому-нибудь неизведанному миру, когда раздался музыкальный, но слишком уж настойчивый и громкий звук. Вслед за этим женский голос властными нотками оповестил:
    - Ссыльный Эван, подойдите к своему дому, и пригласите своего гостя.
    Эван развёл руками и вздохнул:
    - Что поделать - за мной наблюдают через телескоп, и уже узнали о твоём появлении, друг. Здесь есть системы аудио и видеосвязи. Однако, за всё время со мной связывались только три раза, и всё по пустякам. А теперь - так сразу, неожиданно. Ну, ничего - можно подойти. Быть может, они сообщат что-нибудь важное об "Объекте". Бояться-то особо не стоит, от простого сеанса связи нам не может грозить опасность:"
    "Что же, если ты так считаешь, то давай подойдём" - согласился Призрак.
    Первым к пластиковому дому подошёл Эван, а за ним не пошёл, а медленно подлетел, плавно размахивая полупрозрачными крыльями, Призрак.
    Вот они добрались до крыльца, вот Эван распахнул дверь, и первым переступил порог, уставился на экран видеосвязи. Однако, против его ожиданий, экран оставался тёмным, голос тоже ничего не говорил.
    Эван пожал плечами, и обернулся к Призраку, который завис в воздухе, в метре от порога:
    - Ты влетай-влетай, дружище, осмотри мою скромную обитель. А потом уж будем решать, на какой мир отправимся.
    Призрак перелетел через порог, и тут снова завис.
    - Ну что же ты? - удивился Эван. - Не узнаю тебя. Ты совсем не двигаешься.
    Он ожидал ответа, но никакого ответа не последовало. Зато Призрак вдруг стал необычайно вещественным. Эван мог разглядеть каждую мягкую сероватую шерстинку, покрывавшую его крылья. Видел и его умные, но застывшие, направленные в одну точку глаза. А ещё Эван заметил, что по телу Призрака пробегают тонкие синеватые всполохи - как бы разряды электричества.
    - Что это значит? - пробормотал Эван, протянул руку к крылу Призрака, и тут же со вскриком отдёрнулся.
    Неизвестная сила оттолкнула его и обожгла.
    Загорелся экран связи, и Эван увидел красивое, но очень строгое лицо женщины, в форме капитана законников. Женщина сухим голосом представилась:
    - Я, Руджия Ворз.
    - А я Эван.
    - Я прекрасно знаю, кто вы. Через 15 минут к вам прибудет наша команда. Не пытайтесь что-либо предпринять.
    - Но что стало с моим другом, Призраком?
    - Призрак схвачен силовым полем.
    - Но откуда в моём доме появилось силовое поле?
    - Силовое поле было установлено в самом начале, при конструировании вашего дома.
    - Но ради чего?
    - Ради того, чтобы поймать Призрака.
    - А откуда вы знали, что Призрак посетит меня?
    - Материал содержался в ваших объяснительных и в текстах допросов, оставленных вами во время расследования вашего посещения "Объекта".
    - Но я же ничего такого не говорил: То есть, я рассказал и записал всё, как было. Призрак распрощался со мной, и я сам не думал, что он ко мне вернётся.
    - Тем ни менее, наши учёные оказались выше ваших дум, и возвращение Призрака было предугадано с вероятностью 73%. Естественно, мы не могли позволить существу, способному становиться невидимым, летать в окрестностях Нокта.
    - Но что вы теперь с ним собираетесь сделать?
    - Содержать в строжайшей изоляции. Изучать. Его жизни ничего не грозит.
    - А свободе?
    - Не поняла ваш вопрос.
    - Как насчёт свободы его и моей? Ей чего- нибудь грозит?
    Эван не дождался ответа Руджии Ворз. Он просто понял, что её задача - поддержать разговор, отвлечь его до прилёта команды.
    Юноша накинул на экран видеосвязи тёмную материю.
    Из расположенного под потолком динамика раздался властный, но и встревоженный голос Руджии Ворз:
    - Команда прибудет через 10 минут. Не пытайтесь предпринять что-либо до этого времени. Противозаконными действиями вы только навлечёте на себя дополнительное наказание.
    Эван схватил табуретку, и из всех сил швырнул её в динамик. Бросок получился метким. Динамик зашипел, а потом и вовсе замолк.
    Эван подбежал к Призраку, но уже не пытался дотронуться до него - знал, чем это чревато. Присмотрелся к потолку над Призраком, и увидел там отверстия. Можно было догадаться, что силовые потоки выходили именно из этих отверстий.
    Юноша бросился в кладовку, осмотрел тот домашний инструмент, который вручили ему на Нокте. Конечно, ничего подходящего там не было - уж на Нокте то позаботились об этом:
    Но всё же, какими расчетливыми ни были Ноктские специалисты, а всего они предусмотреть не могли. И они не рассчитали, что у одного из росших на предоставленном Эвану мире растений чрезвычайно прочный, хотя и гибкий стебель. Растение легко было вырвать из земли, легко было очистить от лепестков, но сам стебель оставался целым, и у Эвана никак не получалось ни разрезать, ни тем более разорвать его.
    Ещё раньше Эван нарвал таких стеблей, намериваясь сплести из них корзину, и переносить в ней интересные кристаллы, найденные им на тёмной стороне.
    Корзину Эван ещё не сплёл, а заготовленные стебли лежали возле порога.
    И вот Эван схватил эти стебли, и снова подбежал к Призраку. По толщине стебли подходили к отверстиям в потолке. И вот Эван приподнялся на мысках, и из всех сил ударил - вбил стебель в отверстие.
    Стебель бешено задёргался, край его пошёл пузырями, но пузыри эти быстро остыли и вплавили стебель в потолок. Из соседнего отверстия жёлтой струйкой ударил дым, раздалось назойливое жужжание.
    "Ага, у меня получается" - с радостным и мстительным чувством подумал Эван. "Ну, мы ещё зададим этим Ноктским учёным".
    И он, посильнее размахнувшись, воткнул очередной стебель в следующее отверстие.
   Всё повторилось - край стебля вплавился в потолок, из соседнего отверстия повалил жёлтый дум, а жужжание ещё усилилось.
   Так, один за другим, Эван вбил пятнадцать стеблей. Пару раз задевал рукой за силовое поле, обжигался, но настойчиво и стремительно продолжал свою работу.
   И вот - получилось! Часть потолка над Призраком раскололась, и из трещины вырвался уже не только жёлтый дым, но и огонь.
   Ожил ещё один динамик и возвестил: "Пожар! Опасность! Приступаю к тушению!"
   И из-под потолка десятками тонких струек хлынули потоки воды, накаченной из подземного озера. Пожар был в несколько секунд потушен, но устройство, генерирующее силовое поле, уже сломалось.
   Призрак беззвучно упал на пол. Эван подбежал к своему другу, и начал его тормошить, вопрошая:
   - Эй, ты жив? Можешь лететь? Можешь хотя бы стать невидимым? Эй: Призрак:
   Тут Эван впервые пожалел, что дал ему такое имя. Звать его "Призрак" - это совсем не подобало в сложившейся ситуации.
   Но, как его ни зови, а Призрак оставался недвижимым, и совершенно видимым. Его умные глаза по-прежнему глядели в одну точку.
   Тогда Эван подхватил Призрака под крылья и потащил его на улицу. Он надеялся, что под лазурным небом Призрак придёт в себя, но этого не случилось.
   Эван метнул быстрый взгляд на небо. Пока что там не было видно аэроцикла с Нокта. Но он мог появиться и сесть в любое мгновенье. Уж Эван-то знал с какой скоростью летали современные аэроциклы.
   Эван тащил Призрака в сторону зеленевшего неподалёку лесочка и думал: "Конечно, они наблюдают за каждым моим шагом, но, может быть, там, под кронами деревьев, мне удастся выгадать хотя бы пару минут".
   И вот они уже под кронами деревьев. Звонко, беззаботно чирикали птицы, выводил свою нескончаемую песнь ручеёк. Именно к этому ручейку и направился Эван. Возле ручейка имелся и небольшой овражек - стены которого доставали до плеч.
   Эван осторожно положил Призрака возле воды и сам склонился над своим другом. Вот зачерпнул в ладони воду, и медленно вылил её на нечеловеческое лицо Призрака. Снова начал звать, и тут заметил - слабо пошевелились губы Призрака.
   Тогда Эван направил к своему другу мысленный позыв: "Очнись! Нам грозит опасность! Мы должны как можно скорее улететь отсюда"
   И в своей голове услышал слабый ответ: "Я словно бы во сне, и не могу вырваться: Помоги мне:"
   Эван снова зачерпнул воду - это была чистая, холодная, родниковая вода, и осторожно, медленно полил её на губы Призрака. Губы вздрогнули, приоткрылись. Тогда Эван стал выливать воду тоненькой струйкой.
   И вот Призрак пошевелил крыльями, его уже вполне осознанный взгляд остановился на Эване. Юноша отчётливо почувствовал его мысли: "Силы возвращаются ко мне, скоро я снова стану невидимым, и смогу унести тебя с собой".
   В это же мгновенье на них пала тень. Сверху грянул властный женский голос:
   - Оставайтесь на месте! Не двигайтесь! Вы на прицеле.
   Эван поднял голову, и увидел, что к ним спускается, ломая ветви деревьев, аэроцикл модели "Мечта-4" - предшественник отправленных в экспедицию к "Объекту" аэроциклов "Мечта-5".
   "Мечта-4" способен был развивать скорость до четырёх тысяч километров в час, а в задней, грузовой части, мог перевозить как законников, так и нарушителей Ноктского закона.
   Эван вновь обратился к Призраку: "Мы должны немедленно скрыться от них. Если ты ещё не можешь улететь, то хотя бы сделай нас невидимыми:"
   Крыло Призрака вздрогнуло и едва заметным прикосновение обхватило Эвана. Тело Призрака начало тускнеть, сделалось полупрозрачным, но полностью исчезнуть он ещё не мог - не хватало сил.
   "Мечта-4" ещё не прикоснулся к земле, а в нём уже открылся люк, и из него выпрыгнули несколько законников, среди которых была одна женщина. В ней Эван Руджию Ворз, с которой незадолго до этого общался по видеосвязи.
   В руках только двух законников было огнестрельное оружие, другие держали пистолеты-парализаторы. Но первой прицелилась и выстрелила Руджия Ворз! Выстрел оказался точным и заряд попал точно в шею Призрака.
   Мысли Призрака в голове Эвана тут же потускнели, снизошли в неразборчивое бормотание, а затем и вовсе исчезли. Сам Призрак снова стал полностью видимым. Эвану оставалось только выбраться из-под его крыла. Он встал в полный рост, посмотрел на Руджию Ворз и спросил у неё:
   - Что меня ждёт дальше?
   Он намерился задать этот вопрос спокойным голосом, но голос его выдал - он дрожал, был испуганным.
   И Руджия Ворз вполне поняла его чувства - она усмехнулась и проговорила:
   - Испугался, что мы тебя отправим на шахты или вовсе - ликвидируем?.. Пока можешь не волноваться. Несмотря на твоё вызывающее поведение, есть указание - оставить тебя здесь. Зачем ты ещё нужен правительству, я не знаю. Но зачем-то, по-видимому, ещё нужен. Живи, пропалывай грядки, и жди, что будет дальше. Только учти, что если в следующий раз не будешь слушаться, то можешь схлопотать серьёзное наказание:
   Затем Руджия Ворз тем же командным голосом обратилась к законникам:
   - Перенести Призрака на аэроцикл.
   Законники направились к Призраку. Эван сжал кулаки, глаза его потемнели от ярости.
   Эван страдал, и страдание его ещё увеличивалось от того, что он уже настроил себя на то, что отправиться в полёт - побывает на многих мирах, а потом и к "Объекту" подлетит, и, возможно, узнает все его тайны.
   Но все мечты рушились из-за вмешательства законников.
   Один законник взял Призрака за руки, второй - за ноги, и так они его понесли к аэроциклу. При этом крылья Призрака задевали за корни, вздрагивали.
   И тогда Эван крикнул:
   - Стойте
!   Столько гнева и боли было в его крики, что законники невольно остановились.
   Но Руджия Ворз оставалась невозмутимой. Она только усмехнулась и сказала:
   - Что ж, придётся тебя слегка наказать. Такой непослушный мальчишка
!   Она направила на него парализующий пистолет, и, почти не целясь, выстрелила. Ампула попала Эвану в запястье левой руки. Он выдернул её и отшвырнул, но содержимое ампулы уже попало в его кровь.
   Эван сделал только два шага. После этого упал, судорожно передёрнулся и застыл.
   
   
   
    Глава 2
   "Вызов"

   
    Эван очнулся на том же месте - в овражке, возле ручейка. Его мучила жажда, и, прежде всего, он сделал несколько глотков, закашлялся от холодной воды, но все же почувствовал себя лучше. После этого поднялся, огляделся. Вполне естественно, что ни Призрака, ни законников, ни аэроцикла он уже не увидел.
    Все они улетели на Нокт, а его оставили. Зачем оставили? Зачем наблюдали за ним? Или и теперь, после поимки Призрака, у них ещё был какой-то расчет на него? Ведь они все просчитывают заранее, вот и на Призрака вышли за счёт него:.
    Эван поднялся и побрёл к своему пластиковому дому. Мрачным было его лицо, ещё темнее было в его душе. На что теперь надеяться? Если за ним так следят - обретёт ли он когда-нибудь свободу?..
    Всё же он не пошёл в дом. Думал, что там за ним ещё легче будет наблюдать, что там ему могут устроить ещё одну ловушку. Он остался в саду, улегся под деревом, и долго лежал там, недвижимый, глядя в лазурное небо, которое просвечивало среди листьев.
   
   * * *
   
    Надо ли говорить, что во все последующие дни Эван пребывал в мрачном состоянии духа?..
    Правда, иногда к нему приходила такая надежда: а что, если Призраку удалось обмануть Ноктских законников и сбежать от них? Ведь умел же Призрак становиться невидимым. Может быть, он обладал и ещё какими-нибудь необычными способностями.
    Но проходили, мелькали однообразные дни, а ничего не изменялось. Эван питался со своих грядок, или собирал ягоды в лесу, иногда на несколько часов уходил на тёмную сторону мира:
    Однако, он прекрасно знал, что за ним всегда наблюдают. Даже и на тёмной стороне:
   Как-то раз в давнем разговоре Мэрианна Нэж сообщила Эвану, что компактные, но весьма мощные Ноктские телескопы расположены и на других мирах. Жители тех миров и не знали, что, например, в затылке идола, которому они поклонялись, замаскирован телескоп, передающий изображение на Нокт.
   Эван уже совсем измучился, извёлся, и не знал, на что надеяться дальше.
   И вот однажды он, как и всегда, лежал под деревом, вблизи от своего огорода, и глядел в небо. Несмотря на однообразие дней, Эван вёл им счёт, и знал, что это - 189 день после того как увезли Призрака.
   Вдруг случилось то, чего Эван никак не ждал. В небе, на фоне тёмных половин иных миров, вырисовывался силуэт и стремительно стал приближаться, разрастаться. Не прошло и пяти секунд, после того как Эван его заметил, а на его огород уже сел аэроцикл "Мечта-4". Причём, опустился он так ловко, что его шасси попали точно между грядками, не задев ни одну из них.
   Эван, понимая, что убегать от аэроцикла не имеет смысла, поднялся и пошёл к нему. Остановился в трёх шагах от закрытой двери, скрестил руки на груди и придал своему лицу надменное и обличающее выражение.
   Через тридцать секунд дверь распахнулась, и: выражение лица Эвана стало удивлённым, радостным, и чуть глуповатым. Ещё один нежданный сюрприз преподнёс ему этот день.
   Из аэроцикла на проход между грядками спрыгнула Мэрианна Нэж.
   Она глядела на Эвана и улыбалась. Потом она рассмеялась и сказала:
   - Видел бы ты, как нелепо ты смотрелся со своим гневным выражением на своём огороде.
   - Вот уж не ожидал тебя увидеть, - выдохнул Эван.
   - А что - не рад меня видеть?
   - Ну что ты, Мэрианна! Конечно же, хотел! Очень хотел
!   - Почему же тогда не выполнил нашего договора? Помнишь, что я тебе говорила при расставании?.. Посади цветы так, чтобы их лепестки сложились в имя "МЭРИАННА". Тогда бы я увидела эту надпись в телескоп и прилетела бы к тебе. И ты согласился:
   - Но я не верил, что такое возможно. Я думал: ты так сказала просто: чтобы одобрить меня:
   - Я ничего не говорю просто так:
   - И прилетела, конечно же, не просто так:
   Сказав эти слова, Эван снова помрачнел. Первая радость от появления Мэрианны исчезла. Теперь Эван вспоминал то, о чём ни раз думал прежде, в дни своего одиночества и безделья. Н а Нокте, видать, просчитали каждый его шаг, и если обращаются с какой-либо просьбой, то уже знают, как он отреагирует, и какую пользу это принесёт Ноктскому правительству. Вот и теперь - раз уж появилась Мэрианна Нэж, то появилась по указанию Ноктских властей. Ведь она же законник - никогда об этом не надо забывать.
   Мэрианна ответила:
   - Да, конечно же, я прилетела не просто так.
   - Что ещё нужно "великому" Нокту от меня? - голос Эвана стал намеренно грубым и язвительным.
   - Сначала мне нужно кое-что от тебя. Ведь мы уже год, как не виделись:
   Она взяла Эвана за руку и буквально потащила в сторону леса. Эван упирался, но слабо, нехотя.
   Он говорил:
   - Заниматься сексом здесь? На виду у всего Нокта?
   Мэрианна Нэж плотоядно усмехнулась и ответила:
   - Во-первых, за тобой наблюдает не весь Нокт, а только несколько человек. Во-вторых, здесь все же есть несколько мест, недоступных для наблюдения. Ты их не знал, но скрывать их от тебя дальше не имеет смысла:
   Быстро, едва ли не бегом, они прошли по узкой лесной тропке к высокому, старому дереву. Очень широкой была нижняя часть ствола, а под корнями имелся лаз. Первой в этот лаз змеей юркнула Мэрианна, за ней последовал Эван:
   Они оказались в большом дупле, или в маленькой, деревянной пещерке. В верхней части имелись трещины, и через эти трещины, изумрудный от листьев, слабо, загадочно, тускло пробивался свет неба.
   Мэрианна быстро скинула с себя одежку и помогла раздеться Эвану.
   
   * * *
   
    Через несколько часов подуставшие, но вполне счастливые Эван и Мэрианна сидели на подножке аэроцикла "Мечта-4", и ели клубнику, которую Эван собрал со своего огорода.
    Одной рукой Мэрианна брала ягоды, а вторую - положила на плечи Эвана.
    Эван проговорил расслабленным, добрым голосом:
    - А ты ловко научилась аэроциклом управлять. Вон как его посадила - ни одной грядки не задела.
    На что Мэрианна ответила:
    - А это ты меня во время экспедиции к "Объекту" впечатлил. Что ни говори, а "Мечтой-5" ты управлял виртуозно. Вряд ли кто-нибудь смог бы с тобой в этом деле соперничать. Не зря тогда тебя избрали в нашу экспедицию: Ну а я кое-чему действительно научилась за эти месяцы, но с тобой всё равно не сравнюсь:
   - А я все эти месяцы не тренировался, так что, может быть, уже и разучился.
   - Раз один раз научился - уже не разучишься.
   Эван вздохнул, перестал есть клубнику, и спросил строго:
   - И все же зачем тебя прислали? Ведь не затем же, чтобы заниматься со мной сексом.
   Мэрианна убрала руку с плеча Эвана, но клубнику есть не перестала. Вот, что она ответила:
   - Во-первых, я занималась с тобой любовью, а не сексом, а это - совершенно разные вещи. Во-вторых, в официальную программу моего визита вовсе не входили занятия любовью. Ну, может быть, там, на Нокте и просчитали, что мы будем заниматься любовью, но мне об этом не говорили. Да я бы и не послушала, если бы мне сказали: Ну а в-третьих, естественно, если есть неофициальная программа моего визита, то есть и официальная. Ты хочешь поскорее всё узнать? Даже сжал кулаки? Опять напряжён? Ха-ха! Ну, слушай:
   
   * * *
   
    Ещё год назад, когда Эван был только изгнан с Нокта на заброшенный мир, "Объект", подлетев к Нокту на расстояние в пятьдесят тысяч километров, остановился. Тогда же к "Объекту" была направлена ещё одна экспедиция, из двадцати новейших аэроциклов "Мечта-6". Каждый аэроцикл нёс мощную бомбу. Цель была вполне очевидной - уничтожить "Объект".
    Однако, ещё на подлёте к "Объекту", все бомбы неожиданно вышли из строя, при этом в устройстве самих аэроциклов ничего не сломалось.
    Тогда же на поверхности "Объекта" открылось отверстие. Казалось, что Ноктские аэроциклы кто-то приглашает на экскурсию. Половина аэроциклов залетела внутрь "Объекта", а половина осталась снаружи, патрулировать.
    И если снаружи "Объекта" ничего существенного не происходило, то внутри было сделано несколько примечательных открытий. Впервые на Нокт были переданы изображения бессчётных коридоров и клеток с замороженными экспонатами, которые "Объект" собрал на дальних мирах; затем была найдена центральная зала. Там находились все (или почти все) роботы-пауки. Они стояли, вцепившись железными лапами в выросты на стенах; глаза их не горели, они были выключены. Семь аэроциклов остались в этой зале, а три - влетели в центральную сферу, где Эван и Призрак разморозили Существо. Эта сфера была тщательно осмотрена, однако Существо в ней обнаружить не удалось.
    Оставив центральную сферу, аэроциклы продолжили исследование "Объекта".
    Тысячи и тысячи коридоров были ими излетаны и занесены на объёмную карту "Объекта". Но, наконец, была обнаружена та часть "Объекта", которая не относилась ни к центральной сфере, ни к той части, в которую прежде заглатывались миры.
    Эта часть "Объекта" была отгорожена от других весьма толстой, и, конечно же, покрытой тёмными наростами заслонкой. Сначала эта преграда показалась непреодолимым препятствием, но когда аэроциклы подлетели к ней, то в заслонке, также как и на внешней поверхности "Объекта", открылось отверстие. Три аэроцикла влетели внутрь.
    И они увидели коридоры, залитые рыжеватым свечением. Только клеток с экспонатами не было в этих коридорах. Вдоль стен тянулись трубы, ещё выпирали баки, и приборы непонятного предназначения. Только при первом взгляде было видно, что время повредило этим коридорам сильнее, чем коридорам с экспонатами. Многие трубы и баки были разорваны, покрыты трещинами и дырками. Только лишь немногие из приборов издавали жужжание, но выполняли ли они при этом свои функции или же доживали свои последние денёчки - было непонятно.
    Была составлена трёхмерная карта и этой части "Объекта". Нашлись и функционирующие, почти не изъеденные временем коридоры - таких, правда, оказалось совсем немного:
    Полученная информация была проанализирована на Нокте, и оказалось, что все эти залитые рыжеватым свечением коридоры относились к двигательной системе "Объекта". То, что часть этих коридоров ещё находилась в рабочем состоянии, позволяло "Объекту" перелетать от мира к миру со скоростью 1500 километров в час. Посредством так и не понятных на Нокте процессов, топливо вырабатывалось прямо из света, и поэтому было неиссякаемым. Однако, двигательная система "Объекта" работала едва ли в тысячную долю от своей предельной мощности - это было доказано Ноктскими учёными. Вот если бы удалось залатать все эти баки и трубы - тогда бы "Объект" развил скорость совершенно недостижимую для современной Ноктской науки.
    В общем-то, заниматься этим было бы совсем незачем, если бы не удалось разобраться в системе управления "Объектом". Было предположено, что такая система находилась в сфере, где Эван и Призрак разморозили Существо.
    С Нокта была запущена следующая, третья экспедиция, которая состояла из ста пятидесяти вместительных аэроциклов, которые везли полторы тысячи специалистов, а также - множество их оборудования - последних и дорогостоящих воплощений учёной мысли Нокта. Вот вся эта орава и занялась изучением Сферы, в то время как четвёртая Ноктская экспедиция начала прочёсывать коридоры с экспонатами и коридоры двигательной системы, в поисках пропавшего Существа. Эти поиски ни к чему не привели, зато группе работавшей в сфере удалось разобраться с управлением "Объекта". Правда, нельзя сказать, что они разобрались полностью. Уж слишком много функций было в управлении "Объектом". Многие из его возможностей так и остались непонятыми Ноктцами. И самое главное препятствие заключалось в том, что команды отдавались посредством нажатия тех или иных кнопок, рычажков или углублений - команды отдавались и посредством мысленных импульсов. Например, для того, чтобы сдвинуть "Объект", требовалось представить себе и, собственно, сам "Объект" и его передвижение в пространстве. Работа представлялась практически невыполнимой, потому что надо было сознать в мозгу не просто поверхностный образ "Объекта", но со всеми составляющими его деталями:
    Конечно, имелась и другая "ручная" система управления. "Ручной" её назвали весьма условно, так как на большинство этих кнопок и рычагов не могли нажимать человеческие руки, а требовались специальные мощные манипуляторы, также привезённые с Нокта:
    Ещё одна группа специалистов продолжала работу в двигательной части "Объекта". Ими было установлено, что повреждённые трубы и баки можно было залатать и с помощью Ноктской промышленности. Руда, добываемая на шахтах Нокта, как раз обладала теми редкими, но необходимых для особо прочных заплаток свойствами.
    Было подсчитано, что потребуется более трёхсот тысяч заплаток, и все - разных форм и размеров. От почти правильных прямоугольников, до сложнейших многогранников с тончайшими лучами, от сантиметровых плошек, до десятиметровых, тяжеленных махин.
    Естественно, в высочайших кругах Нокта было проведено совещание. И решено - производить эту чудовищную по цене операцию. Полностью завладеть могучим "Объектом", летать на нём со скоростью миллионы километров в час - это ли не мечта? Ведь с этим уже можно серьёзно утвердиться и не бояться неожиданного вторжения из далёких, тоже, возможно, сильных и враждебных миров.
    Конечно, нельзя было забывать и про проблему Существа. Хотя сотни аэроциклов уже несколько раз самым тщательным образом обыскивали "Объект" - Существо так и не было найдено. Но в том, что Эван и Призрак действительно встретили Существо, не приходилось сомневаться. Показания Эвана много раз проверяли и анализировали - никаких противоречий в них не нашли.
    То, что Существо не нашлось на "Объекте", вовсе не значило, что оно испарилось или покинуло "Объект". Ведь все же, на "Объекте" ещё могли быть места просто недоступные для изучения. Например - в толстенной, непробиваемой обшивке "Объекта". А ещё, возможно, Существо могло становиться невидимым. Правда, коридоры прочёсывались и с помощью сетей, но: на "Объекте" ничего не приходилось удивляться.
    В связи с этим, поимка друга Эвана Призрака представлялась важной задачей. Ведь, мало того, что он умел становиться невидимым, как, возможно, умело и Существо, так он ещё и телепатией владел. А если бы удалось разобраться в механизме его мысленных импульсов (или телепатии), то и с управлением "Объектом" удалось бы получше разобраться - огородить управление от возможного посягательства Существа.
   
   * * *
   
    Вот что сообщила Мэрианна Нэж за время своего весьма длительного рассказа. Говорила она увлечённо, и даже про клубнику забыла. Однако, по окончании рассказа снова взялась за эти вкусные ягоды. А вот Эван уже совсем не мог ни о клубнике, ни о других полезных для организма плодах думать. Он спросил:
    - Ну а что же с моим другом?
    - Ты о Призраке?
    - Ну, конечно же, о нём
!    - Мне известно немногое. Знаю, что его содержат в строгой изоляции в секретной лаборатории, что его кропотливо изучают, но пока что значительного прогресса в этих исследованиях нет. Вот и всё, что я могу рассказать. Большее мне действительно неизвестно.
    Эван начал ходить, ворошить ногами грядки, которые так аккуратно сберегла при посадке аэроцикла Мэрианна.
    Юноша восклицал:
    - Что же это за исследования? Небось разрезали на кусочки, и при этом ещё оставили существовать в мучении?! Знаю я этих ваших учёных - на всё готовы, лишь бы выслужиться перед правительством.
    - Да не волнуйся ты так, - примирительно сказала Мэрианна. - Никто твоего друга разрезать не станет. Его охраняют, как величайшее сокровище: Вот, кстати, ещё одно открытие: Призрак питается светом, а если ты помнишь, то и "Объект" вырабатывает топливо из света.
    - Помню я, помню! - раздражённо буркнул Эван.
    - Ты не доволен моим рассказом? Считаешь, что я мало тебе сообщила?
    - Сообщила, сколько тебе было позволено сообщить. Но самого главного я ещё не знаю. В чём настоящая цель твоего визита? Что Ноктское правительство хочет от меня?
    Мэрианна подошла к Эвану, положила ему руки на плечи, и сказала:
    - Ты можешь полететь на "Объект".
    - Что?! - сколько уже раз Эван говорил себе, что не стоит ничему удивляться, а тут опять удивился.
    Мэрианна проговорила:
    - Ты не ослышался: ты можешь полететь на "Объект". Это не приказ, а предложение.
    - Здорово! - вырвалось из Эвана, но он тут же напустил на себя мрачность, и спросил. - С какой целью? Что именно на этот раз просчитали ваши специалисты? Для чего я понадоблюсь на "Объекте"?
    - Тебе предлагается место работы в двигательной системе "Объекта". Там, где сейчас уже начали восстанавливать все эти трубы и баки. Что именно ты там будешь делать, тебе объяснят на базе, которая сейчас построена вблизи от "Объекта". Но, заверяю, ничего особенно сложного для тебя там не будет. Согласен на такое предложение?
    - Получается, что я опять буду работать на правительство Нокта? - Эван постарался придать своему голосу побольше гневных ноток.
    - Так ты что - отказываешься?
    - Подожди, я ещё не сказал "нет". Я думаю: Вот! Я согласен на это предложение, если будет освобождён мой друг Призрак. Мы будем работать вместе.
    - Дорогой Эван, неужели ты думаешь, что ты можешь диктовать условия? Или ты стал одним из правителей Нокта? У тебя появились такие интересные перспективы, а ты сразу начинаешь качать права: Так что отвечай: летишь на "Объект", или остаёшься здесь, выращивать клубнику?..
   
   
   
    Глава 3
   "Базы"

   
    Полёт от мирка, на котором Эван занимался сельским хозяйством, до базы, занял тридцать часов. Если учесть, что скорость "Мечты-4" составляла 4 тысячи километров в час, то они пролетели 120 тысяч километров. Ну а уж от базы до "Объекта" оставалось каких-то жалких 200 километров.
    Если рассматривать базу отдельно от "Объекта", то она казалась грандиозной, заставляла думать о мощи Нокта. К месту её построения несколько месяцев слетались грузовые аэроциклы, несли части базы. На месте, на компактных аэроциклах, перелетали монтажники, сварщики, и прочие рабочие. Работа кипела без перерыва.
    И вот была построена тёмно-серебристая сфера пятисотметрового диаметра, с выпирающим двухсотметровым треугольником, который в окончании своём сужался до узкой иглы. Кое-где на поверхности сферы и треугольника имелись окна из непробиваемого стекла. Собственно, это и была база.
    База вращалась вокруг "Объекта" треугольником вперёд. Скорость вращения равнялась пятистам километрам в час. Топливо, продукты, и прочие необходимые материалы на базу подвозили грузовые аэроциклы.
    Для работы на базе было набрано ещё три тысячи специалистов из различных областей науки. При этом строго запрещалось покидать пределы базы и поддерживать контакт с оставшимися на Нокте родственниками. Таким образом, правительству до сих пор удавалось сохранять существование "Объекта" в тайне от широких масс. Правда, кое-какие слухи всё же просачивались, искажались, преобладали совершенно невероятные формы. И такие "страшилки" даже были напечатаны в некоторых "жёлтых" газетах крупнейшего Ноктского города Аркополиса. Правда, сразу же после этого такие "жёлтые" газетки закрылись, а их главные редакторы бесследно исчезли. Другие "жёлтые" издания уже не решались публиковать слухи об "Объектк" - они то знали, чем чревато распространение неугодных правительству слухов. Но все же слухи, раз появившиеся среди народных масс, уже ничем невозможно вытравить. Отныне, эти слухи передавали шёпотом, с оглядкой:
    Эван, правда, не знал ни об этих слухах, ни об истории с Аркопольскими "жёлтыми" газетами. Он довольно долго жил в Аркополисе, и этот город оставил в его душе самые тяжёлые воспоминания. Возвращаться туда ему совсем не хотелось, и поэтому он обрадовался, что ему предстояло лететь сразу на базу, а не на Нокт.
   
   * * *
   
    Итак, Эван сидел в кабине управления "Мечтой-4", и смотрел на приближающийся "Объект" - точный диаметр "Объекта" равнялся 1258 километров, то есть он на 458 километров превосходил диаметр Нокта. "Объект" выглядел и величественно и устрашающе.
   Если и лазурное небо и висящие в нём миры казались свежими, только что родившимися (хотя они были ещё более древними, чем "Объект") - именно "Объект" представлялся и древним и загадочным. А обращённая к свету сторона "Объекта" отличалась тёмно- зелёными, тёмно-серыми и тёмно-бурыми тонами. И хотя уже точно было установлено, что "Объект" - это механизм, но всё равно казалось, что он вот-вот изменит свою сущность, и станет живым организмом, взглянет малахитовыми глазами, раскроет многокилометровую глотку, и крикнет на всё бессчётное множество миров:
   А затем Эван увидел на фоне "Объекта" базу. Серебристый кругляш с золотистым наконечником - рядом с "Объектом" это торжество Ноктской технической мысли казалось жалким.
   Но аэроцикл приближался к базе, и скоро она заслонило всё небо и "Объект". В серебристой сфере раскрылся шлюз. Мэрианна держалась за ручки управления и говорила:
   - Я знаю - ты отличный пилот, но я и сама кое-что умею. Так что позволь посадку я совершу сама.
   Эван не возражал.
   Через шлюз они влетели в весьма просторную, освещённую ярким светом белую залу. Вдоль стен были расставлены аэроциклы различных моделей, а возле них прохаживались охранники. Мэрианна аккуратно посадила "Мечту-4" в положенное место. Вместе с Эваном вышла наружу. Те охранники, которые оказались рядом, приветствовали её, улыбались ей.
   Эван заметил это, и когда они уже отошли, сказал Мэрианне:
   - А тебя здесь знают:
   Мэрианна самодовольно усмехнулась и произнесла:
   - Конечно, знают. Ведь "Объект" интересует меня не меньше, чем тебя. Или ты думаешь - только ты один такой любитель тайн и путешествий? Я же здесь работаю:
   - Думаю, у нас всё же разные цели, - буркнул Эван.
   Он уже настраивал себя на встречу с официальным представителем Ноктской власти, и всё никак не мог смириться с тем, что ему придётся договариваться, вступать в какие-то сделки с властью, которую до сих пор считал преступной.
   
   * * *
   
    Представителем власти оказался плотный, улыбчивый крепыш, с выкрашенными в зелёный цвет жидкими волосами. Он пригласил Эвана и Мэрианну усесться в кресло, придвинул к ним стаканы с непрозрачной, оранжевой жидкостью. Спросил, широко улыбаясь:
    - Мэрианна Нэж ввела вас в курс дела?
    - Ввела, - сухо ответил Эван.
    - Ах, ну вот и замечательно. А теперь - некоторые подробности.
    Зеленоволосый взял в руку пульт, и нажал на нём кнопку. Заработал вмонтированный в стену экран. На нём появилась замысловатая, состоящая из множества пересекающихся и расходящихся линий объёмная схема. Эта схема медленно вращалась.
    Зеленоволосый пояснил:
    - Это та часть двигательной части "Объекта", в которой вам предстоит работать.
    Зеленоволосый нажал на другую кнопку, и появилось изображение аэроцикла с прикреплёнными к нему манипуляторами и сварочным аппаратом.
    - Вот, пожалуйста, "Свар-6". Ловкий, скоростной - прекрасный сварщик. Управлять им, совмещая это с управлением сварочным аппаратом, конечно, не легко, но, думаю, такой специалист, как вы, без труда освоится:
    - Да, да, я всё понял. Когда мне приступить?
    - Вы пройдёте инструктаж, и сразу же после этого приступите.
   
   * * *
   
    Инструктаж прошёл быстро. Эван, уже искусный во владении аэроциклом, всё схватывал налету. Ему только надо было управлять приделанным к аэроциклу манипулятором и паяльным аппаратом:
    Партия новеньких аэроциклов "Свар-6" помещалась в недрах грузового аэроцикла. На этом же грузовом аэроцикле летели и Эван с Мэрианной. Они сидели обнявшись, в каюте для пассажиров, глядели в окно, которое занимало всю стену. "Объект" уже давно заслонил всю видимую через это окно часть неба. И теперь только увеличивались покрывавшую всю его поверхность неровности, да проём:
    Поблизости пролетели несколько небольших, юрких аэроциклов. Мэрианна только что поцеловала Эвана в губы и теперь, улыбаясь, сказала:
    - Ты из всех сил стараешься напустить на себя мрачность, но сейчас у тебя такое довольное выражение лица, какого я у тебя уже давно не видела. И от этих противоречивых чувств ты кажешься очень забавным:
    Она снова поцеловала его в губы.
    Эван же говорил:
    - Всё-таки мы приближаемся к "Объекту". Быть может, открытие тайн "Объекта" - это главное дело в моей жизни: И ещё, Мэрианна, я замечаю, сколько стало аэроциклов - все летают и летают. Прежде такого не было - только очень немногие выбирались за пределы Нокта. А теперь - все эти грузовые аэроциклы и аэроциклы сварщики: Неужели за эти месяцы технологии Нокта сделали такой скачок вперёд?
    - Нет, никаких скачков, и никаких технологий "Объекта" до сих пор не удалось использовать в нашей промышленности. А все, что ты видишь, было разработано ещё раньше, ещё задолго до твоего первого появления на Нокте, просто многое из этого не использовалось, потому что считалось нецелесообразным. Зато теперь все компетентные Ноктцы заинтересованы в изучении "Объекта", так что и запылённые технологии достали с полок:
    Их грузовой аэроцикл подлетел к проёму, и остановился. Тут Эван заметил, что проём перекрыт новой, гладкой стальной решёткой.
    Юноша спросил:
    - А это ещё зачем?
    - Чтобы Существо не сбежало.
    - Хм-м, очень наивно. Перекрыли дверь, которую им открыло само Существо. А, может быть, на "Объекте" тысячи таких замаскированных дверей-проёмов.
    - Может быть, - кивнула Мэрианна. - Но также может быть, что это единственный проход.
    - Ну да, конечно. А ты забыла что ли о тех отверстиях, через которые заглатывались и выпускались миры?
    - Не забыла: тебя всё равно не переспоришь: Сетка привносит хоть какую-то уверенность некоторым. Вот её и натянули.
    Оказывается, к ним уже пристыковался дозорный аэроцикл. Вошли двое хмурых законников, они быстро просмотрели документы, также осмотрели груз, после чего удалились.
    Грузовой аэроцикл подлетел вплотную к решётке, и тогда составляющую решётку прутья разъехались именно на такое расстояние, чтобы между ними мог пролететь этот аэроцикл. Сразу же после того как аэроцикл пролетел, прутья сошлись, перегородили проход.
    Теперь они летели по тянущемуся на километры туннелю. В стенах туннеля, а также в его потолке и в пол были вмонтированы клетки с замороженными экспонатами. Впрочем, "верх" и "низ" - понятия внутри "Объекта" весьма условные, ведь там - невесомость.
    Всё это Эван хорошо знал по его прошлому визиту в "Объект". Но всё же он с большим интересом вглядывался в клетки, возле которых пролетал аэроцикл. Иногда даже успевал разглядеть вмороженных в них обитателей далёких миров. Были там и человекообразные особи и создания удивительные, прекрасные, ужасные или ничем особо не выделяющиеся на общем фоне.
    Эван спросил:
    - Так никого из них и не разморозили?
    - Что ты! Конечно, разморозили. И уже не менее тысячи. Их изучают на базе:
    - А роботы-пауки? Они с тех пор так и не начали двигаться?
    - Роботы-пауки были извлечены из "Объекта" и уничтожены, посредством бомбы. Считалось, что они в любую минуту могли обрести прежние функции, и поэтому очень опасны. Только одного робота-паука осторожно разобрали на части и теперь изучают всё на той же базе.
    - А ты, Мэрианна?..
    - А я работаю, как на базе, так и на самом "Объекте", занимаюсь отбором пригодных для размораживания особей, даже немного и в их дальнейшем изучении участвую. Не волнуйся - я буду навещать тебя, во время твоей работы в двигательной системе. Как выпадет свободная минутка - так я сразу к тебе.
   
   * * *
   
    Вот они, наконец, добрались до двигательной части "Объекта". Через многогранный проём, многие ненужные выступы на котором были срезаны, они влетели в коридоры, залитые рыжеватым, кое-где мерцающим освещением. Тянулись и очень сложно переплетались бессчётные трубы, жирными животами выпирали баки. И по наростам, и по тёмному цвету чувствовалось, что и трубы и баки - очень древние, но тут и там свежим серебристым цветом сияли привезённые с Нокта уже приваренные заплатки.
    Ещё много коридоров, широких и узких они миновали. Эван видел коридоры, где трубы и баки были ещё совершенно не заделаны, зияли многочисленными прорехами.
    Наконец, они влетели в залу, стены которой также были обведены трубами и баками, отсюда же отходили многочисленные проходы. В центре залы висела платформа, по частям привезённая с Нокта и смонтированная здесь же. На платформе стояли сотни сварочных аэроциклов, также там находился склад с металлическими заплатками, несколько служебных помещений, и ещё - дом, в котором отдыхали, спали и ели Ноктские специалисты и рабочие.
    На пороге этого дома Эван и распрощался с Мэрианной.
   
   
   
    Глава 4
   "Двигатели"

   
    Уже четвёртые сутки Эван работал в двигательной системе "Объекта". Можно сказать, что работа у него была несложной и довольно-таки однообразной.
    На складе он получил запас заплаток, и программу, которая отображалась на дисплее "Свар-6" - указывались точные места в коридорах, к которым надо было подлететь, и приварить к ним пронумерованные заплатки. Работал Эван много - по десять часов, посреди которых стоял весьма вкусный обед (уж на продукты для таких важных работников Ноктское правительство не скупилось). Спал Эван мало - терзался бессонницей. В предназначенное для сна время он вспоминал своё прошлое, и всё чаще задумывался: а многим ли его нынешнее положение отличается от того времени, когда он, как перебежчик из другого мира, работал на Ноктской шахте?..
    Конечно, он понимал, что и заплатки, которые он приваривает, да и все эти сотни аэроциклов - всё выплавлено из Ноктской руды. А значит, там, на шахтах, на опасном производстве работали, из последних сил выбивались, умирали раньше срока многочисленные заключенные.
    Быть может, это были участники Сопротивления; быть может, граждане (в том числе и невиновные), осуждённые по другим причинам. Главное, что Ноктскому правительству требовалось как можно больше рук, способных выполнять задарма опасную работу.
    Такие мысли всё чаще навещали Эвана и все больше его изводили. А вот Мэрианна Нэж ни разу за все это время не навестила его. Неужели она нужна была только затем, чтобы доставить его в двигатели "Объекта"? Неужели не понимала, как нужна ему именно теперь?..
   
   * * *
   
    Итак, тянулись четвёртые сутки работы Эвана в двигателях. На складе он получил очередную партию заплаток, и программу, указывающую, где их нужно приварить. Оказалось - это было в той дальней части двигателей, куда ему ни разу не доводилось залетать.
    И если во время прежней работы он постоянно видел пролетавшие туда и сюда сварочные аэроциклы, то здесь сделал уже несколько заворотов, а ни одного аэроцикла так и не повстречал. Здесь трубы и баки тоже были изъедены временем, но отличались от виденных прежде внушительными размерами.
    Эван подлетел к трубе, которую ему назначено было латать, и выключил двигатель аэроцикла. От внешнего мира он был защищён колпаком из непробиваемого стекла. Если бы ни это стекло, то он легко мог остаться без глаз при интенсивной сварке.
    Но теперь Эван не собирался латать - во всяком случае, сначала хотел оглядеть это необычное место, прислушаться. Вот он нажал кнопку, и прозрачный колпак бесшумно отъехал в сторону.
    Эван полной грудью вдохнул воздух "Объекта". Этот воздух официально был признан не ядовитым, но Эван, сколько ни дышал, никак не мог привыкнуть к нему. Тысячи, если ни миллионы незнакомых запахов витали в нём, и не сливались в одно невыразительное полотно. Каждый из этих запахов можно было в определённые моменты почувствовать, и это ошеломляло.
    А в этом пустынном месте необычный воздух "Объекта" был ещё более необычным - более древним, что ли. Теперь, когда исчезло назойливое стрекотание двигателей, Эван поразился, какая же мертвенная, абсолютная тишина его окружала. Он слышал своё осторожное дыхание, частые удары своего сердца, ну а больше он ничего не слышал.
    Зато Эван почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Тут же одёрнул себя: "Что за бред? Кто за мной может наблюдать в таком месте? Неужели, Существо?"
    Вспомнилось тридцатиметровое, шестиглазое Существо, сверху всё покрытое мощными костями. Эван вздрогнул. Конечно, он был уверен в миролюбивых намерениях Существа, но всё же так неожиданно встретиться с эдаким чудищем он не был готов.
    И тут Эван услышал в своей голове отчётливый, знакомый голос:
    "Не бойся. Это я. Твой друг, Призрак".
    Вот такого поворота Эван совсем не ожидал и поэтому негромко вскрикнул. И снова в его голове прозвучал голос Призрака:
    "Я сам никого не замечаю, но ответь - поблизости никого нет?"
    "Никого нет".
    "Тогда сейчас ты меня увидишь".
    И Призрак стал видимым. Оказывается, он висел прямо перед аэроциклом, на фоне трубы, которую предстояло латать Эвану.
    Эван во все глаза таращился на Призрака, и задал вполне очевидный вопрос:
    - Как ты здесь очутился?
    И вот какую историю услышал в своей голове Эван:
   
   * * *
   
    "Что касается моего пребывания в Ноктских лабораториях, то я об этом времени практически ничего не помню. В меня вкалывали наркотики, и я постоянно спал. Может быть, меня и резали, изучали строение моего тела, но и боли я не чувствовал. Потом я обнаружил только несколько совсем незначительных шрамов на своём теле:
    Но после долгого сна наступило пробуждение, и я узнал, что меня привезли на "Объект". Причём - ны ту часть, где мы повстречали Существо. Там, внутри сферы, меня собирались использовать - найти с помощью моей телепатии Существо, и получше разобраться с управлением "Объектом". Весь я был облеплен датчиками. Ну а также меня предупредили, что если я попытаюсь устроить что-нибудь недозволенное, то непременно узнаю, что такое мучительная смерть:
    Итак, начался новый этап изучения меня и "Объекта". Присутствия Существа я не ощущал, что же касается телепатического управления "Объектом", то здесь у меня возник некоторый прогресс - это я понял по мыслям Ноктцев.
    Долго продолжались эти исследования, и если бы меня иногда не выносили за пределы "Объекта", то я совсем бы истощал от голода. Ведь пищей для меня служит свет неба, а не то зеленоватое свечение, которое царит внутри "Объекта".
    Меня вывозили в специальном контейнере, который крепился к аэроциклу. Одна из стен контейнера была прозрачной - через неё то и попадал на меня свет. И вот, после очередного такого кормления, меня перевозили обратно к центральной сфере "Объекта". Аэроцикл летел по коридору с замороженными с экспонатами, когда случилось нечто непредвиденное. По какой-то причине сломалось крепление, и контейнер, в котором находился я, отцепился. Это произошло как раз возле поворота туннеля. В следующее мгновенье аэроцикл скрылся за этим поворотом, ну а контейнер по инерции полетел вперёд и ударился об стену с такой силой, что произошла ещё одна поломка - коротнуло в дверце, и она немного приоткрылась. Ты, Эван, не смог бы протиснуться через этот проём, но моё тело может сжиматься - вот я и выскользнул наружу. Только успел стать невидимым, как вернулся аэроцикл. Они снова подцепили контейнер, осмотрели его, и уж после этого подняли тревогу. Как же! Ведь пропал такой важный экспонат, как я
!    Но я уже далеко улетел. Конечно, я мог бы попытаться ускользнуть из "Объекта" - ведь, несмотря на повешенного у внешнего проёма решётку, можно сжаться и вылететь вместе с одним из аэроциклов, которые там так и снуют. Я побывал там, повисел, невидимый, впитал в себя побольше лазурного света, но: улетать не стал. Причина этого в том, что я чувствовал, что дела мои на "Объекте" не закончены. Можно сказать, что это был зов, который я ощущал своим сердцем, но зов исходил вот именно отсюда, из двигательной системы "Объекта". Здесь я летал, выискивая. И кое-что действительно нашёл:
    А потом увидел тебя, Эван. Вообще-то, я чувствовал, что ты приближаешься, а потому твоё конечное появление здесь не было для меня такой уж полной неожиданностью.
   
   * * *
   
    Эван выслушал рассказ Призрака, и произнёс:
    - Ты знаешь - эта "случайность", когда контейнер с тобой отцепился от аэроцикла, а потом приоткрылся от удара об стену - мне кажется, что это было подстроено.
    - Но ведь я при этом читал мысли пилота того аэроцикла. И он вовсе не думал, что надо подстроить моё бегство. В основном, его мысли были заняты предстоящим обедом.
    - Это ещё ничего не значит. Пилот этот мог быть всего лишь исполнителем, не знающим, что он исполняет. То, что контейнер отцепился, и то, что он потом приоткрылся, было устроено другими людьми, которые находились слишком далеко, и их мысли ты не мог прочитать.
    - Но зачем подстраивать моё бегство? Ведь я был таким важным экспонатом.
    - Вот этого я не знаю. Разве поймёшь этих Ноктских специалистов? Но у них уж точно всё просчитано. Или забыл, как ты сам пострадал, попав в ловушку, устроенную этими гадами в моём доме?
    - Этого мне никогда не забыть.
    - Так что, очень вероятно, что и наша встреча здесь была предугадана. Не зря ведь именно меня послали в эту пустынную часть двигателей. Возможно, что прямо сейчас за нами наблюдают.
    - Но я не чувствую ничьего присутствия.
    - Совсем не обязательно здесь должен находиться кто-то живой. Вполне возможно, что здесь установлено устройство наблюдения, которое подаёт сигнал, куда надо.
    - Ты стал через чур подозрительным, Эван.
    - А ты, разве, нет?
    - Я мало изменяюсь со временем. Я ведь пожил больше твоего, и разные проявления жизни меня не удивляют. Всё, по сути своей, одинаково и повторяется, хотя и неисчислимо в формах проявления.
    - Ладно. Тогда я задаю тебе вопрос, ответ на который, быть может, услышу не только я, но и те, кто хотят услышать. Ты сказал, что нашёл нечто интересное здесь. Что именно?
    - Я хотел бы, чтобы ты сам увидел.
    - Хорошо. Покажи мне, куда лететь.
    - Вот сюда, - Призрак подлетел к широкой пробоине в особенно крупном баке.
    - Внутрь, что ли? - удивился Эван.
    - Да, внутрь. Твой аэроцикл вполне может пролететь. Только будь осторожнее - там будут крутые повороты.
    - Мне к крутым поворотам не привыкать, - вздохнул Эван, и направил аэроцикл вперёд.
    Медленно подлетел к пробоине в баке, и втиснулся внутрь. Сюда тоже проникал рыжеватый, мерцающий свет, но был он значительно слабее, так что и стены бака разглядеть не очень то удавалось. Впрочем, можно было понять, что стены покрыты наростами и что они мало отличались от наружных стен.
    Между тем, Призрак летел всё вперёд и вперёд. Бак переходил в трубу, по которой также мог пролететь аэроцикл, но здесь Эвану уже пришлось проявить своё мастерство - малейшее отклонение от прямого курса, и борта аэроцикла с ужасающим скрипом царапали эту трубу.
    А впереди Эвана ждали те крутые повороты, о которых предупреждал Призрак. Труба изворачивалась, переходила в новые баки - тоже с дырками с стенках, но недостаточно широкими, чтобы через них пролетел аэроцикл.
    Перед очередным поворотом Призрак предупредил:
    - Вот здесь снизь скорость до минимума.
    Настороженный, заинтригованный Эван так и сделал - снизил скорость почти до нуля, и развернул аэроцикл.
    За этим поворотом открывалось небольшое, прямоугольное помещение уже без всяких пробоин и трещин. Там было бы совсем темно, если бы в противоположной от трубы стене не горел зелёным светом круг. Этот свет не был простым освещением, он не мерцал, как мерцал испорченный рыжеватый свет в двигательных коридорах. Этот свет был живым. Эван чувствовал его тепло, он чувствовал, что свет проникает в него, сливается с ним мельчайшими своими частицами.
    Призрак, естественно, понял чувства Эвана, и в своей голове юноша услышал его голос:
    "Да - действительно, этот свет, живой. Он сродни лазурному сиянию неба. Мне уже не надо вылетать из "Объекта". Я хорошо питаюсь именно от этого света:"
    Эван открыл покрывавший аэроцикл стеклянный колпак и вылетел за его пределы.
    Работая руками и ногами, подплыл к самому зелёному шару. Произнёс:
    - Здесь так тепло. Свет и согревает и освежает. Как думаешь, если дотронусь до него - со мной ничего не случится?
    - Думаю, что не случится.
    Эван протянул руку вперёд, и приложил ладонь к центру зелёного круга. И словно бы живительная волна по его телу пробежала. Улыбнулся Эван и сказал, то, что чувствовал:
    - Мне очень-очень хорошо. Пожалуй, мне ещё ни разу не было так хорошо, как сейчас.
    Мысли Призрака прозвучали в его голове:
    "Возможно, тебе было бы ещё лучше, если бы ты смог прожечь ту преграду, которая преграждает нам путь к источнику этого света"
    - Так здесь ещё и преграда есть?
    "Конечно. На самом деле - ты держишь ладонь на том же материале, из которого сделаны и трубы и баки. Просто с другой стороны к этой преграде подходит труба, в которой источник этого света. Ну или путь к этому источнику".
    "Так ведь я могу прожечь здесь проход сварочным аппаратом" - обрадовался Эван.
    "Вот поэтому я так и обрадовался, когда почувствовал твоё приближение. Мало того, что ты мой друг, так у тебя ещё такая ценная вещь, как этот сварочный аэроцикл. Только хотел бы предупредить тебя: этот живой свет может оказаться через чур сильным, и не столько по яркости, сколько по заключённым в нём энергии, и кто знает - что он сделает с нами".
    "Наверняка, что-нибудь сделает. Но это будет хорошее превращение. Такой приятный свет просто не может делать плохого".
    И Эван полетел обратно к аэроциклу. На лету он приговаривал:
    - Интересно, как это Ноктцы до сюда не добрались? Они же, вроде бы, исследовали и занесли на карту всю двигательную систему: Сейчас я посмотрю.
    Он включил карту на бортовом компьютере, начал внимательно её изучать, и тут рассмеялся, воскликнул:
    - Ну, они просто глупцы! Надо же - ошиблись! Не внесли один поворот, другой - соединили не с тем проходом, в результате получается, что сюда просто невозможно попасть. Ха-ха! Но мы то нашли.
    "Там просто был один такой, сильно заросший наростами поворот, который, если не приглядеться, то и не заметишь. Однако, не ты ли недавно говорил мне о проницательности Ноктцев?".
    - Ага, говорил. Но в этот раз они просто сдурили.
    "К сожалению, нет. Я чувствую, что они приближаются".
    - Что?! - Эван так крикнул, что зазвучало эхо и, отразившись от тесных стен, едва его самого ни оглушило.
    Призрак поведал:
    "Вот сейчас я их хорошо чувствую. Они влетели именно в тот проход, который я тебе показал. Передвигаются очень быстро. По-видимому, у них скоростные, маневренные аэроциклы. Они очень взбудоражены. Но ты взбудоражен ещё сильнее, чем они".
    - Конечно же, я взбудоражен! - крикнул Эван.
    Он направил аэроцикл к зелёному кругу, включил сварочный аппарат на полную мощность, и начал плавить зелёный круг по краям.
    При этом он говорил громко:
    - Ну уж нет! Теперь этим хитрецам до меня не добраться!.. Всё просчитали?! Ха-ха! Как бы ни так - я всё равно ускользнул от них. Только бы успеть расплавить! Ну, плавься же быстрее
!    У Эвана был очень нервный смех. Конечно, он не знал - удастся ли проплавить круг до того, как прилетят Ноктцы. Но все же он продолжал бешено ухмыляться и бодрить себя и Призрака.
    Эван кричал:
    - Вы нас всё равно не достанете! Мы туда влетим, и проход с обратной стороны запаяем! Ха-ха!.. А сколько вы ещё времени потратите, прежде чем прилетите сюда на других сварочных аппаратах? Мы узнаем всё, что должны узнать.
    Призрак предупредил:
    "Они уже через минуту будут здесь".
    - Но и мне немного до завершения осталось.
    Эван понимал, что говорит он неправду. Ведь он не проплавил преграду хотя бы в одном месте, а по надо было проплавить целый круг, в которой мог бы влететь аэроцикл. На это и часа не хватило бы.
    "Они уже здесь!" - сообщил Призрак.
    Сзади раздалась команда:
    - Немедленно прекратите. Отключайте сварочное оборудование и отлетайте на безопасное расстояние. В случае невыполнения приказа, открываем огонь на поражение.
    - Как бы не так, - процедил сквозь сжатые губы Эван.
    Глаза юноши сверкали - в них смешалось чувство ярости и жажда обрести свободу.
    Он продолжал плавить преграду, но уже готов был развернуть аэроцикл и броситься в атаку. У него ведь даже и оружие имелось - включенный сварочный аппарат. И, несмотря на протесты Призрака, он действительно бросился бы и схлопотал бы, если не смертоносные, то усыпляющие заряды, но тут случилось то, на что он почти уже не надеялся.
    Сварочный аппарат проплавил-таки преграду. Из образовавшегося проёма вырвался всё тот же луч волшебно-приятного зелёного цвета.
    Конечно, человеческому глазу невозможно уследить за движением луча, но все последствия были видны - луч отразился от поворота туннеля, как от косого зеркала, и уходил дальше. Из этого помещения уже невозможно было увидеть, куда именно он вытягивался. Луч вырисовывался жилой, которая пульсировала, перегоняя в себе некое вещество.
    Один из Ноктских аэроциклов ещё несколько мгновений назад висел в том месте, где теперь пульсировала жила луча. Теперь этот аэроцикл исчез.
    У одного из оставшихся законников сдали нервы, и он без всякой на то команды выстрелил в Призрака. Но Призрак почувствовал, что в него собираются выстрелить, и отшатнулся в сторону. При этом он краешком крыла задел луч.
   Призрак исчез.
   И снова по зальце гремели голоса, в которых чувствовался испуг (всё же не предполагали они, с чем столкнуть здесь).
   - Никаких движений! Оставаться на месте
!   Но, конечно, Эван не собирался их слушаться. Уж слишком долго он был пленником Ноктских правителей:
   И он направил свой аэроцикл в жилу зелёного света.
   В Эвана всё-таки выстрелили (это были парализующие заряды), но, несмотря на меткость стрелка, заряды никуда не попали.
   И аэроцикл, и Эван исчезли.
   
   
   
    Глава 5
   "Новое"

   
    Испытывал ли Эван блаженство, попав внутрь зелёного луча? Пожалуй, нет. "Блаженство" - не то слово. "Блаженство" он испытывал в объятиях Мэрианны Нэж, а ещё раньше - в объятиях киноактрисы Мэрианны Ангел. Схожее с этим блаженство испытывали и миллионы других обитателей Нокта и других миров (а это совсем не значит, что подобные ощущения плохие):
    Просто теперь Эван испытывал нечто особенное, что не испытывал до этого не один житель Нокта. Это было за пределами наслаждения или боли, за пределами любви и ненависти, это было и не чёрное, и не белое, и не зелёное. Но, тем ни менее, это было сильнейшее чувство, которое захватило всего Эвана, вытеснило все его обычные чувства и воспоминания. Он словно заново родился, - родился в другом мире, где нет ничего привычного, но все новое и захватывающее:
    Сколько это продолжалось, Эван не знал, потому что и само понятие времени забылось, осталось в прежнем мире. Но всё же в эту живую неизменность донёсся зов. Это был очень слабый зов, но всё же он прорвался из прежней жизни.
    Тогда Эван сделал движение:
    Прежнее восприятие мира вернулось к нему, вернулись и воспоминания, и он понял, что видит тот луч тёплого зелёного света, который вырвался из недр "Объекта".
    Потом Эван оглянулся:
    Он находился в месте совершенно ему незнакомом, необычном. Он видел лазурное небо, он видел миры, но: он видел и облака.
    Я уж уверен, что читатель этой книги, если он только не житель Нокта, знает, что такое облака. А вот Эван облаков прежде не видел. Ведь и над его родным миром, и над Ноктом, и над теми весьма многочисленными мирами, на которых он побывал, никаких облаков не было.
    А теперь Эван видел облака. Они не вращались вокруг какого-нибудь мира или миров, они свободно плыли, свободно меняли свои очертания. Эти облака обладали таким свойством, что сила тяготения не властвовала над ними. Облака образовывали арки, туннели, залы; они были видны и вблизи, и на большом расстоянии. В какую сторону ни глянь - везли находились облака, и ещё - миры, которые облака обвивали своими почти невесомыми прикосновениями.
    И хотя внутри этих облаков видимость значительно сужалась - облака не порождали тени, и повсюду виднелись просветы привычного лазурного цвета.
    Увиденное понравилось Эвану, но в то же время он недоумевал. Что же это за место такое? Как это новое связать с прошлой жизнью? Какой в этом смысл?
    Эван огляделся, желая увидеть зелёный луч из "Объекта" и, быть может, вновь к нему прикоснуться. Но, куда ни глядел Эван, а луча больше не видел.
    А потом юноша заметил, как поверхность одного из облаков всколыхнулась, пошла рябью, затем из этого облака выступил фиолетовый купол:
    И первая мысль, которая пришла в голову Эвана была: "Вот летающий аппарат, столь же удивительный, как и это место. Кто этим аппаратом управляет?.. Надеюсь, что это дружелюбное существо".
    Висящий в пространстве Эван замахал руками, закричал:
    - Э-эй, я здесь
!    Затем даже сделал несколько движений, намериваясь приблизиться. А потом: Потом купол полностью вырвался из облака, и оказалось, что за ним тянутся длиннющие, многометровые щупальца желтоватого цвета.
   И щупальца эти, и купол оказались полупрозрачными, видны были внутренние органы (тоже полупрозрачные), видны были и водянистые, здоровенные глазищи, которые, как показалось Эвану, глядели прямо на него. Сразу вспомнились медузы, которых он немало повидал несколько лет назад, когда застрял на Водном мире.
   Да - это существо действительно напоминало медузу, однако плавало не в водном, а в воздушном океане.
   Вот щупальца существа задвигались - сначала сжались, потом - разжались, вытянулись, и "медуза" стремительно полетела к Эвану.
   Юноша быстро оглядывался. Теперь он вспомнил и про сварочный аэроцикл, на котором нырнул а зелёный луч. Однако, аэроцикла, также как и луча, он не увидел.
   Пытаясь отдалить от "медузы", Эван начал дёргаться. Он делал резкие толкательные движения руками и ногами. Вроде бы, он даже передвигался, однако его скорость не шла ни в какое сравнение со скоростью медузы.
   Эван думал: "Попал в новое, интересное место, и так глупо - ни за что, ни про что погибну здесь! Летит, летит сюда чудище! Но какая же эта тварь громадная! Такая проглотит и не заметит, что проглотила:"
   Уже некоторое время он видел тёмные пятна, которые мельтешили на фоне "медузы". Но вот эти пятна приблизились, чётко вырисовались, и стало видно, что это - птицы. Размером тела каждая из этих птиц была не менее трёх метров, размах крыльев достигал семи метров. Однако, на фоне "медузы" и они казались карликами, а медузе пришлось бы поглотить много таких птиц, чтобы наестся.
   Поначалу, заметив изогнутые, саблевидные клювы птиц, Эван подумал, что они охотятся на него, но потом услышал их хриплые, тоскливые крики, и догадался, что они сами - добыча "медузы".
   Вот одно из прежде загнутых в спираль щупалец медузы начало разматываться со скоростью, которая поначалу была неспешной, но затем щупальце сделало стремительный рывок и ударило сразу по двум птицам. Помимо простого удара, там был ещё и удар электрическим током, так что птицы сразу околели.
   На щупальцах выступали липкие присоски, на которых и повисли дохлые птицы. Затем щупальце замоталось - направило добычу в рот медузы. И всё это время медуза стремительно летела вперёд. Вот ещё несколько щупалец рассекли воздух, и очередная порция птиц отправилась в полупрозрачную утробу медузы.
   Если медуза и не заметила Эвана, и не собиралась охотиться на него, то она всё равно летела на него, и столкновение с этой громадиной казалось неизбежным. Но нет - что-то надо было делать
!   Рядом с Эваном пролетела трёхметровая птица. Эван увидел её безумные, выпученные глаза, раскрытый в крике клюв, и: из всех сил дёрнулся к ней! Обе руки вытянул, и обеими руками ухватился за её оперенье, которое на деле оказалось тёмно-голубым, с редкими оранжевыми прожилками. От резкого рывка руки Эвана, да и всё его тело пронзила сильная боль, он громко вскрикнул, но ладони не разжал, а остался болтаться на спине птицы. Та, хотя и почувствовала незваного седока, - пока что не могла от него избавиться, и все силы отдавала на то, чтобы ускользнуть от громадной медузы.
   От перьев птицы исходил резкий, неприятный запах. Но к этому запаху Эван быстро привык, и даже смог оглядеться.
   Оказалось, что птичья стая состояла, как минимум, из трёхсот особей. И вот эта стая разделилась на три примерно равных части. Естественно, "медузе" надо было выбрать только одно направление. Она и выбрала. Оказалось, что она преследовала ту часть стаи, в которой летела птица с Эваном на спине.
   И снова рванулись щупальца. Нёсшая Эвана птица едва успела отдёрнуться в сторону. Зато её соседке повезло гораздо меньше - она оказалась висящей на щупальце, а затем - последовала в пасть чудовища.
   Треть стаи разделилась ещё на три части, и на этот раз "медуза" не стала преследовать птицу, в которую вцепился Эван
   Через некоторое время птица влетела в облако, и видимость значительно ухудшилась. Уже на расстоянии десяти метров все предметы становились размытыми, нечёткими.
   Всё же Эван мог разглядеть и других птиц, которые летели на разном расстоянии от них. Их зазывные крики в этом густом тумане вызывали дрожь. Глаза Эвана были выпучены, он часто сглатывал слюну, и все представлялось ему, что щупальца "медузы" уже вытягиваются за ним, и вот-вот ударят его по спине, поразят током, утащат в склизкую глотку:
   Но через некоторое время стая вылетела из облака и, оказалось, что "медузы" поблизости не видно, зато из соседних облаков вылетают и другие части стаи, соединяются, летят вперёд, к неведомой пока что цели:
   Птицы перекликались, но их крики уже не звучали ни испуганно, ни тоскливо - теперь чувствовался в них некий задор. И вот тогда Эван задумался: "А не стоит ли мне поскорее отцепиться от этой птицы? А то ведь - что ей стоит развернуться и склевать меня"
   Но он так и не решился выпустить перья. Просто представил себе: вот улетят птицы, а он останется один, между мирами, да так и будет беспомощно бултыхаться, пока его ни найдёт "медуза", или же он - умрёт от голода и жажды. Он рассудил так: "Ведь наверняка птицы летят на мир, где они могут отдохнуть и перекусить. Вот там, чтобы самому не стать закуской, я и отцеплюсь от них:"
   Однако, независимо от мыслей Эвана, птица, нёсшая его, всё время чувствовала своего ездока, и он весьма сильно раздражал её. Она продолжала размахивать широкими, сильными крыльями, но при этом развернула голову на 180 градусов назад, и уставилась выпуклыми, тёмными глазами на Эвана.
   Юноша содрогнулся и нервно вскрикнул:
   - Ну, лети скорее вперёд
!   Птица почувствовала его испуг, и от этого осмелела. Она издала гневное клокотание, и стремительно дёрнула клюв. Вот тут Эвану в какой уже раз пригодились те навыки, которые он обрёл, управляя погрузчиком на Ноктских шахтах. Юноша с молниеносной скоростью отскочил в сторону, но при этом умудрился вцепиться в другие перья, так что остался висеть на птице. А удар клюва пришёлся в тело самой птицы - она закричала от боли, и попыталась ещё раз клюнуть Эвана. Но юноша снова увернулся, и ещё умудрился заехать птице коленкой в глаз. Ужас птицы был не слабее, чем от встречи с медузой. Она даже полетела в сторону от основной стаи.
   Эван приговаривал:
   - Неси меня туда, где много еды и воды.
   Птица, конечно, не понимала Эвана, и вскоре присоединилась к основной стае. Летевшие поблизости птицы тоже замечали юношу, издавали недовольные вскрики:
   
   * * *
   
    Мир, к которому спустя пару часов подлетела птичья птица, оказался наполовину погружённым в облако, которое и дальше наплывало, заглатывало его. Но птичья стая опустилась на ту часть мира, над которой ещё сияло лазурное небо.
    Там росли и цветы и травы, но всё же почва была каменистой, так что Эван, спрыгнув с приземляющейся птицы, сильно ударился. Если бы его кости не были такими крепкими, то не обошлось бы без переломов, а так отделался ушибами. Но опасность ещё не миновала.
    Птице спрыгнувший с неё человек показался и жалким, и хлипким, и она решила заклевать того, кто посмел причинить ей боль. Тут в дело пошли и клюв и когти. Исцарапанный Эван вертелся, прыгал, змеёй извивался среди камней, ну а птица со всем своим проворством пыталась добраться до него. Крик её переполошил и остальных птиц, которые расположились было на отдых. Теперь они тоже кричали. Некоторые из них взвились в воздух, некоторые - перебегали по земле, пытались покончить с Эваном.
    Эта смертельно опасная игра усложнялась, потому что в ней всё больше становилось птиц. Когти и клювы мелькали перед его лицом, грудь в некоторых местах была расцарапана, кровоточила:
    На поверхности мира была трещина, которую Эван увидел ещё в самом начале. Но прыгать в неё Эвану совсем не хотелось, потому что он не видел её дна, и не знал - не разобьётся ли он. Но теперь у него не оставалось выбора, и Эван прыгнул.
   
   * * *
   
    Падение было недолгим. Под Эваном появился такой же лазурный свет, какой он привык видеть в небе.
    "Неужели я вылетел с другой стороны мира? Неужели он такой тонкий?"
    Но вот Эван ударился. Как известно, об небо удариться невозможно, и из этого Эван сделал вывод, что лазурное - это вовсе не небо, а нечто мягкое, тёплое, приятное на ощупь, и к тому же издающее благоухание, как от дорогих духов.
    Юноша повёл ладонями, и почувствовал прикосновение лепестков.
    "Так это цветы!" - догадался он. - "Но какие удивительные цветы - выросли во мраке и сами источают свет: Однако, мне очень хочется кушать и пить. А запах, исходящий от этих цветов, только разжигает мой аппетит. Быть может, их можно есть?"
    И Эван, ухватившись за один из цветков, попытался вырвать его из почвы. Однако, как ни стался Эван, цветок не поддавался, намертво засел:
    Тогда Эван выбрал цветок, который показался ему крупнее других. Юноша потянулся к нему, приблизил своё лицо, намериваясь откусить листья, не выдирая твёрдый стебель из почвы. Да тут и застыл - в какой уже раз поражённый неожиданностью увиденного.
    Между лепестками находился куполок, от которого и исходило наиболее яркое лазурное свечение. Внутри этого куполка, словно в прозрачном яйце, шевелилась крошечная, но наделённая человеческими чертами фигурка. У фигурки этой помимо рук, ног и головы, имелись ещё и крылышки, которые, правда, пока что были сложены.
    Конечно, о том, чтобы есть цветок, в котором обитало такое существо, не могло быть и речи. Оглядевшись, Эван обнаружил, что и в других цветках заключены фигурки, правда - они были ещё совсем крохотными, неразвитыми и почти не шевелились. Тут юноша испугался, того что он уже мог передавить некоторых из этих хрупких созданий. Но, приподнявшись, обнаружил, что существа были хорошо защищены - их коконы не погнулись, не лопнули. Тогда Эван вернулся к цветку с наиболее крупным созданием, приблизив глаза вплотную, начал разглядывать его.
    Увидел крохотное личико с лазурными крапинками глаз, и понял, что создание уже не дёргается, а тоже разглядывает его.
    Эван позвал:
    - Эй, ты слышишь меня?
    Вообще-то, он не ожидал, что создание как-либо отреагирует, но тут маленькая головка кивнула.
    - Ты можёшь выбраться ко мне?
    Эван снова получил утвердительный кивок.
    Затем создание приблизилось к краю кокона, приложило к нему ладошки, и раздвинуло стенки так легко, будто это были партеры. И тут же быстро забились крылышки, создание стремительно облетело вокруг Эвана, и осталось висеть в воздухе, размахивая крылышками, возле его лица.
   
   
   
   Г лава 6
   "Эльфы"
   
    Юноша приветливо улыбнулся, и произнёс:
    - Я Эван. А ты?
    Существо ничего не ответило, но тут его крылышки забились так быстро, что Эван уже не мог их разглядеть. Создание сделало несколько молниеносных виражей. Эвану показалось, что за созданием оставался след (или этот след оставался только на сетчатке глаз Эвана?). Прежде чем след окончательно исчез, Эван смог прочитать слово "эльф".
    Сразу вспомнились сказки, которые он слышал от своей бабки, в детстве. Эльфы - это крошечные крылатые существа, которые наделены разумом, умели петь песни, сочинять поэмы, и ещё - отменно ткать. По рассказам бабушки у эльфов было своё королевство, свои герои и правители. Но где это королевство находится, бабушка, конечно, не знала:
    И теперь, стоя на дне трещины, Эван думал, что бабушка, которая, также как и все её сородичи, отродясь сидела на полудиком мире, конечно, ничего конкретного не могла знать об эльфах, и сама эти истории считала выдумками для детей:
    Всё же то создание, которое теперь видел перед собой Эван, как нельзя лучше подходило именно под описание эльфа.
    И следующий вопрос, который задал Эван, был:
    - Ты можешь рассказать о том мире, на который я попал?
    Снова эльф заложил стремительный вираж и Эван смог прочесть: "Да".
    - Насколько он далёк от Нокта?
    За пару секунд вычертилась следующая надпись:
    "Если Нокт - это мир, с которого ты прилетел, то я прежде ничего не слышал о нём. Но я чувствую, что это находится очень-очень далеко. У нас уже очень давно не было гостей, прибывших из такого далёкого места. И хотя внешне ты несколько похож на наших заклятых врагов - базгов, я чувствую твои добрые намерения, и ты мне симпатичен".
    - Ты так много знаешь, а мне показалось, что ты только что родился.
    "Но ведь я родился из материнской земли, и пока рос, необходимые знания впитывались в меня".
    - Это хорошо природа с вами придумала. Очень удобно - не надо ничему учиться.
    "Кое-чему мы всё же успеваем научиться, но на то, чтобы учить язык, и прочее - у нас просто нет времени".
    - Нет времени? - удивился Эван. - А мне бабушка рассказывала, что эльфы живут очень долго. Фактически, они бессмертны.
    "По-видимому, твоя бабушка не всё знала об эльфах, или знала про других эльфов, отличных от нас. Ну а мы живём по твоим меркам очень мало - всего лишь одни сутки".
    - Сутки! - воскликнул Эван. - Но это же невероятно! Всего лишь одни жалкие сутки. Да разве же может целая жизнь уместиться в такой крошечный отрезок времени?
    "Ну а почему же не может?"
    - Вот для меня, бывало так, сутки мелькали быстро, незаметно. Пролетят эти сутки, и не можешь понять - были они на самом деле, или просто показалось:
    "Но ведь и вся твоя жизнь может так промелькнуть. В конце и не поймёшь - была ли она на самом деле, или только показалось".
    - И всё же это не так. Ведь жизнь состоит из тысяч, даже из десятков тысяч суток. Как же можно смириться с тем, что проживёшь только одни сутки?
    "А вот есть раса Крытонъов. Их тела - из кремния, и по их жилам течёт лава. В среднем крытонъ живёт пятьдесят тысяч лет. Пятьдесят тысяч лет для тебя - невообразимо огромный отрезок времени, а для крытонъа - это само собой разумеющееся; это - просто его жизнь. Вряд ли он сможет понять - как это: жить так мало - каких-то восемьдесят или сто лет. А вот ты и твои соплеменники смирились, потому что у вас нет выбора".
    - Я, честно говоря, не смирился. Я не могу себе представить, как это - проживу я ещё лет пятьдесят, и меня не станет. То есть, как это - я сейчас есть, существую, а потом исчезну.
    "Я не знаю, что ждёт тебя, но про себя знаю наверняка. Когда я проживу эти сутки до конца, - моё тело распадётся в пыльцу, и пыльца полетит обратно, сюда, в одну из трещин, покрывающих этот мир".
    - Откуда такая уверенность?
    "Ведь я уже знаю всё, что должен знать о своём народе. Я готов прожить свою жизнь длиной в сутки".
    - Но почему ты уверен, что пыльца вернётся именно на этот мир?
    "Потому что этот мир притягивает пыльцу также, как магнит притягивает железо. Мы произрастаем не из простой почвы. Здесь - наше "я", наше "ядро". Вся центральная часть нашего мира - живой организм. Можно сказать - это главный эльф. Правда, внешне он на эльфа совсем не похож - это многометровый шар, из которого тянутся отростки. Собственно - эти отростки и есть цветки, в которых созревают новые эльфы. А когда мы умираем или погибаем, то пыльца опадает именно в эти трещины, впитывается в центрального эльфа. Знания, приобретённые за короткую, по твоим меркам, жизнь, становятся достоянием "ядра", а заодно и всех нас. Сейчас я отделился от "ядра", но чувствую его, общаюсь с ним, и это будет продолжаться до самой моей смерти. После этого моё "я" срастётся с центральным "я", вновь произрастёт, и изменения будут минимальными - только с дополнениями в знаниях, которые придут от других частичек главного эльфа:"
    Всё это весьма длинное повествование было высвечено эльфом очень быстро - в течении одной минуты.
   Эван спросил:
   - А что насчёт птиц? Они такие здоровые, с острыми клювами. Меня чуть насмерть не заклевали:
   "Это вполне безобидные птицы, мы зовём их кзыл. Если их не трогать, то и они тебя не тронут. Правда, с недавних времён, наши злейшие враги базги приспособились использовать их в своих целях - тренируют их, и летают на них:"
   - А медуза? Громадная, жуткая медуза. Она меня чуть не сожрала
!   "Таких медуз в окрестном пространстве сотни. Странно, что тебе попалась одиночка, обычно они летают сотнями. Но нам, эльфам, от них никакого вреда нет".
   - Что ж. Это очень занимательное повествование. Но что мне делать дальше? Быть может:
   Тут Эван замолчал, потому что вдруг осознал, что больше всего он хочет вернуться к "Объекту", и продолжить его изучение. Но зачем говорить об этом эльфу, если тот даже и о Нокте ни разу не слышал:
   Ответ эльфа удивил юношу:
   "Центральное "ядро", которое я по-прежнему чувствую, и чью волю исполняю, уже придумало задачу для тебя. Ты поможешь в нашей войне с базгами".
   Эван пробормотал:
   - Рад бы вам помочь, но, честно признаюсь, я не воин.
   "А тебе и не придётся воевать. Твоя задача - пройти в их город и сломать распылитель".
   - Ничего не понимаю, - честно признался Эван.
   "Объясняю: распылитель - это страшное по силе оружие, которое обращает нас в пыльцу ещё на подлёте к городу базгов".
   - Но ведь ты сказал, что я только напоминаю базга. Думаю, они сразу распознают во мне чужака и не подпустят к своему страшному оружию, и, чего доброго, ещё и распылят.
   "Распылитель действует только на нас, эльфов. Что же касается твоей внешности, то ты явишься к ним замаскированным".
   - Как же вы меня замаскируете?
   "Ты сам увидишь. Следуй за мной. И не бойся наступать на моих созревающих собратьев. Как ты уже понял - они хорошо защищены в своих коконах".
   И вот эльф полетел вперёд, среди отвесных стен трещины, а Эван пошёл за ним. Несмотря на предупреждение эльфа и на свой собственный опыт, Эвану поначалу было страшно наступать на цветы, которые казались такими хрупкими. Но упругие стебли изгибались так, чтобы Эвану удобнее было наступать - словно бы приглашали его. И вскоре Эван перестал стесняться и выбирать, где бы наступить половчее. Эльф закладывал виражи перед его лицом, черкал: "Быстрее! Быстрее же!"
   Эван из всех сил побежал вперёд. Эльф только приветствовал это, и летел перед его лицом. А вокруг разливалось лазурное свеченье:
   Вот дно ущелья пошло вниз. Угол спуска всё увеличивался, и в конце- концов разогнавшийся Эван не удержался, и завалился лицом вперёд. При этом он скользил вниз по склону.
   Так как цветы, по которым он ехал, подталкивали его, то скорость спуска увеличивалась. И очень скоро Эван разогнался до такой скорости, что если бы задел за стену, то разбился бы насмерть. Однако, эльф по-прежнему летел перед его лицом, и ещё вычерчивал: "Не волнуйся. Мы не дадим тебе погибнуть".
   Постепенно стены ущелья раздвигались, а потом Эван и вовсе перестал их видеть. Он оказался на поляне, сплошь заросшей цветами. Лазурное свеченье было особенно сильным под его ногами, так что, казалось, будто он стоит на небе. Свеченье поднималось и вверх, но, примерно в десяти метрах над головой Эвана, сгущался мрак. Настоящего неба он не увидел.
   Зато Эван заметил ещё нескольких эльфов, которые ничем не отличались от первого, увиденного им, и, так как начали стремительно кружиться с ним в воздушном танце, то Эван быстро перестал разбирать, где здесь первый, где второй, где десятый. Да и имело ли это хоть какое-то значение?..
   Зато Эван увидел, что, подталкиваемое цветами, к нему плывёт некое тело.
   Тело подплыло к самым ногам юноши, и он отступил на шаг. Перед ним лежал некто, одновременно и похожий и не похожий на человека. Прежде всего, обращало на себя внимание его лицо с необычайно выпирающими скулами, которые были настолько острыми, что о них можно было серьёзно порезаться. Что касается носа, то он представлял нечто среднее между человеческим носом и клювом птицы. Из затылка торчал единственный, но толстый в основании рог, который спиралью загибался над лбом. Череп существа был совершенно лысым, но с заметными шишковидными наростами. Шея практически отсутствовала, голова торчала прямо из широченной грудной клетки, состоящей из трёх основных частей. Живот существа защищали кости. Но ниже начиналась чешуя, которая покрывала и пах и ноги существа. Также у существа имелся хвост, который заканчивался копьевидным наростом. Какая-либо одежда на существе отсутствовала.
   - И кто это? - спросил Эван, хотя уже знал, каковым будет ответ.
   "Базг" - вычертили сразу три эльфа.
   - Н-да: Сложно будет меня загримировать под такое страшилище:
   Тут Эван осекся. Ему пришло в голову, что Базг может оказаться живым. Вот поднимется, да и врежет ему хорошенько за это "страшилище". Но эльфы продолжали вычерчивать:
   "Этот базг упал и разбился. Ни жизнь, ни сны уже не вернуться к нему:"
   Последняя фраза показалась Эвану не вполне понятной, но он не стал переспрашивать, потому что эльфы чертили ещё более интересное:
   "Мы выдолбили его изнутри, обработали так, чтобы время не портило его, и теперь базг этот, хоть и мёртвый, может двигаться, словно живой. И для того, чтобы он двигался, просто кто-то должен находиться внутри его полого тела. Мы, эльфы, настолько сплочённые, что могли бы в количестве нескольких сотен набиться в этого гиганта, и управлять им так слаженно, что другие базги и не заметили бы подвоха. Но дело в том, что каждый входящий в их город, подвергается воздействию распылителя. Для базгов и для тебя такое воздействие совершенно безопасно, а вот мы, как тебе уже известно, превращаемся в пыльцу:"
   - Так, стало быть, вы хотите, чтобы я залез в это чудовищное тело?
   "Да. Всё уже готово. На спине базга есть шов, который мы раздвинем, и ты проберёшься внутрь. Шов мы зашьём так аккуратно, что другие базги ничего не заметят. Ну а твоё тело как раз такое, что, находясь внутри базга, ты не будешь чувствовать себя ни через чур стеснённым, ни через чур свободным. Воздух будет поступать через рот и через ноздри базга:"
   - Хорошо. Предположим, я смогу двигать руками и ногами. Может, даже и головой научусь вращать, хотя и не вижу шеи. Но как мне управлять хвостом базга?
   "Базги редко взмахивают своими хвостами. Только когда сильно возбуждены. Это возбуждение начинается, когда поблизости оказываемся мы, эльфы. В обычном же состоянии хвосты волочатся за базгами".
   - А есть ли у вас одежда базгов?
   "Базги вообще не пользуются одеждой".
   - Ну а как вы доставите меня к городу базгов?
   "Мы поднимем тебя и донесём до мира, который базги посещают на прирученных ими кзылах. А оттуда уже и до их родины совсем недалеко. Вот они и доставят тебя к городу".
   - А поймут ли меня базги также хорошо, как вы?
   "Дело в том, что у базгов нет языка. Все слова они заменяют жестами".
   - Но как же я жестами смогу объяснить, что мне надо в их город?
   "Очень просто - просто укажи на их мир. Он оттуда хорошо будет виден".
   - Ну а как они догадаются, что мне надо именно в их город?
   "Это основное место. Но для уверенности ты ещё изобрази спящего, и тогда они точно поймут тебя. Доставят к самым воротам. Там и распылитель действует, там и многочисленная стража, но ты не волнуйся - проходи спокойно. И вот ты окажешься в городе: Сейчас мы покажем тебе карту улиц с маршрутом, который тебе предстоит пройти. Этот маршрут запечатлится в твоём мозгу. Приготовься.
   Тут подлетели ещё несколько десятков эльфов. Они сложили в воздухе сложную фигуру, и дальше, хоть и размахивали крылышками, а с места не сдвигались. И вот Эван понял, что видит схему улиц с огненно-горящим маршрутом от ворот и до:
   ":Распылителя" - это уже эльфы задвигались, вычертили. - "Базги полностью доверяют друг другу. Поэтому распылитель стоит на площади, и к нему может подойти любой базг. А кто, кроме базгов, может оказаться там, если всех чужаков они останавливают ещё возле ворот?.. В городе вообще очень тихо. Лишь немногочисленные караульные прохаживаются по его улицам. Но и ты сойдёшь за караульного. Итак, ты подойдёшь к распылителю, найдёшь в нём круглое отверстие, и бросишь в него вот это".
   С дюжину эльфов поднесли к Эвану гладкую каменную трубку. Последовало объяснение:
   "Под каменной оболочкой - сок, нацеженный из самой сердцевины нашего главного эльфа. Этот сок в скором времени разрушит и оболочку и распылитель. И, как только распылитель перестанет действовать, мы почувствуем это и двинемся на город базгов".
   - А что же будет со мной?
   "После того, как ты сбросишь оболочку в распылитель, у тебя останется ещё два часа, чтобы выйти из города. Оставайся на вершине одного из ближайших к городу холмов. Оттуда мы тебя и подберём".
   Эван думал, какой бы ещё вопрос задать, но ничего не шло ему в голову. Честно говоря, ему не хотелось вмешиваться в войну между эльфами и базгами (а уж лезть в шкуру базга - и подавно). Но он уже слишком много выслушал, и просто боялся сказать "нет". Ведь что бы было, если бы он ответил "нет"? Может, эльфы и отпустили бы его, но куда бы он пошёл? Бродить по каменистой поверхности их мира, перепрыгивать через трещины? Или попытаться зацепиться за залётного кзыла? Далеко ли унесёт его кзыл? Может, до мира базгов, но уж до Нокта он его точно не донесёт: Эх, Нокт, Нокт! Желанный и отталкивающий. Ведь от Нокта уже и до "Объекта" с его манящими тайнами недалеко: А пока что Эвану оставалось принять предложение эльфов. Тем более, что эти маленькие крылатые создания были приятны ему. И вот Эван ответил то, что от него ожидали услышать:
   - Да. Я согласен.
   
   
   
   
    Глава 7
   "Базги"

   
    Облачение в тело базга прошло без проблем. Вообще-то Эван опасался, что изнутри базг будет вонять, и его стошнит, но неприятный запах отсутствовал:
   Хотя, всё же, слабый запашок присутствовал. Так пахнет смоченный дождём камень.
   Эльфы ловко зашили шов на спине, и усилием нескольких сотен особей подняли тело Эвана-базга на ноги. Эван попытался пошевелиться, и это ему удалось. Ещё некоторое время ушло на тренировку, которая проходила под руководством эльфов. И вот заключённый в тело базга Эван уже ловко расхаживал и даже подпрыгивал. Разве что хвостом не мог вращать.
   Эвану протянули каменную трубку, и он сжал её рукой, на которой, кстати, имелось три острых, костистых пальца.
   После этого эльфы вывели своими огнистыми росчерками:
   "Вот и всё. Теперь ты готов. Ты уж постарайся - не подведи нас".
   Эван заговорил, и голос его, вырывающийся из-под губ базга, оказался басистым и глухим, словно бы из каменного колодца вырывающимся:
   - Я не подведу. Можете быть уверены:
   
   * * *
   
    Подхваченное не меньше чем тысячью эльфов, тело базга-Эвана полетело вверх. Лазурный свет лепестков остался внизу, а вверху постепенно усиливалось сероватое свечение. Эван уже замечал каменные стены, которые стремительно отлетали вниз.
    Но вот стены остались внизу, а лазурного свеченья неба по-прежнему не было видно. Эван догадался, что он находится внутри облака, которое как раз захлестнуло эту часть мира.
    Вскоре и облако осталось позади. Оказывается, эльфы увеличили скорость полёта. Конечно, с современными Ноктскими аэроциклами они не могли соревноваться, но, по крайней мере, двести километров в час делали.
    Приближался усеянный острыми скалами мир. Эльфы обогнули его тёмную сторону и высадили Эвана на светлой. Половину неба занимал мир повёрнутый к ним, естественно, тёмной стороной. К этому миру приближалось сразу несколько облаков. Также Эван увидел целую стаю кзылов.
    Эван надеялся, что эльфы ещё что-нибудь ему сообщат, но они стремительно улетели, и он их больше не видел.
    Так Эван снова остался в одиночестве. Правда, это одиночество продолжалось недолго. Стая кзылов приближалась. И скоро эти крылатые громады уже закружили над ним. Эван вспомнил об их острых клювах, и содрогнулся. Сложно ему было оставаться на месте, а не попытаться спрятаться.
    Но вот от стаи отделился один кзыл, и опустился на камни, рядом с Эваном. Только эта птица даже не пыталась клюнуть юношу. Голова её была опущена, а клюв крепко сжат. На спине кзыла в широком и длинном седле восседал базг и вопросительно глядел на Эвана. И хотя кзыл сидел недвижимо, словно каменное изваяние, Эван знал, что он живой, и Эвану было страшно. Ему казалось, что это чудище разгадало замысел эльфов и сейчас набросится на него, разорвёт на части.
    Мысли Эвана путались, и он едва вспомнил, что должен делать. Он указал на мир, который занимал половину неба. Базг тут же безмолвно сдвинулся на переднюю часть седла, освобождая Эвану место.
    Собрав волю в кулак, Эван шагнул к кзылу, и, неловко, едва не упав на камни, взобрался-таки в седло. Подумал: "Вот теперь они точно разгадают обман:"
    Базг натянул поводья и кзыл взмыл в небо. Весь отряд, а это не менее полусотни кзылов с наездниками, последовала к миру базгов.
   Эван подумал: "Сопровождают, словно правителя: или шпиона"
   Последнюю мысль постарался отогнать, а она настойчиво всё лезла и лезла. Тут ещё подумал: "Может, эти базги мысли умеют читать? Тогда я точно пропал! Впрочем, эльфы ни о чём таком не предупреждали".
   Кзылы несли их на сумеречную часть мира. То есть, город базгов располагался также, как и Аркополис на Нокте.
   Оказалось, что город базгов был накрыт рубиновым куполом, но из-за скудного освещения этот купол представлялся почти полностью чёрным. Кзылы, описывая большой полукруг, полетели вниз. Один Кзыл опустился, другие кружили над ним.
   Эван представлял, что эти ворота будут огромными, величественными, но оказалось, что высотой они были всего лишь в три метра, то есть как раз такими, чтобы обычный базг мог в них входить, не сгибаясь. На фоне вздымающейся на сотни метров стены, они казались совсем крошечными, и если бы не багская стража, то их вообще сложно было бы заметить.
   Стражники стояли возле ворот тройными рядами, и, несмотря на то, что в город никто не входил, и никто не выходил - они сохраняли чёткое построение, и не двигались, Эван подумал: "Сколько же они так стоят? Может, год или два? Как похожи они на каменные изваяния!"
   Но все же, когда он слез с кзыла и направился к воротам - он заметил, что головы всех базгов слегка повернулись в его сторону. Как уже говорилось, у базгов не было шей, и при этом повороте из нижних частей их челюстей раздался слаженный, щёлкающий звук.
   А Эвану предстояло пройти между ними. Представил он себе это, и на его лбу выступила испарина (ко всему прочему, внутри пустого базга становилось жарко и душно). Тут лёгкое движение сбоку привлекло внимание Эвана, и он тоже с щёлкающим звуком повернул голову. Оказалось, что это облако наплывало на мир базгов, и высокой, клубящейся, белой стеной приближалось по холмистой местности к городу.
   И, словно бы спасаясь от облака, Эван поспешил к воротам. Ряды базгов стояли так близко друг к другу, что Эван едва не задевал их. И, естественно, он всё ждал, что его разоблачат, схватят. От волнения он так крепко сжал каменную трубку, что она затрещала.
   Но вот и стражники, и ворота остались позади. Эван оказался на улице. Город был накрыт рубиновым куполом, и на улице царила бы темнота, если бы не алые шары, которые горели на углах домов. Но этих шаров явно не хватало, да и исходящий от них свет казался слишком тусклым. Так что большую часть улиц Эван просто не мог разглядеть. Несмотря на предупреждение эльфов, полное отсутствие прохожих на улицах удивило Эвана. Всё же слово "город" ассоциировалось в сознании Эвана с Аркопольскими суетливыми массами. А это место напоминало скорее не город, а огромный склеп. Ассоциация со склепом усилилась, когда Эван проходил возле окна, расположенного возле алого шара. Заглянув в это окно, Эван увидел помещение с каменными стенами и потолком, лишённое каких-либо украшений. Зато на полу, на небольших каменных возвышениях-ложах покоились базги. Они лежали на спинах, скрестив руки на груди, и совершенно не двигались.
   Эван прошёл ещё немного, заглянул в следующее окно, и разглядел там точно такую же картину. А на тёмных улицах по-прежнему было пустынно: Чувство страха не оставляло Эвана:
   Он бы уже давно заблудился, если бы не карта, которая, стараньями эльфов, запечатлелась в его мозгу. Стоило ему прикрыть глаза, и он видел свой огнём выведенный маршрут.
   Но когда он только подходил к воротам, появилась ещё одна проблема. Эван захотел в туалет - причём сразу и по большому, и по малому. И с каждым шагом эта проблема только усиливалась. Ещё ни разу ему не хотелось в туалет с такой сокрушительной, мучительной силой.
   "Вот проклятье! И надо же - так прихватило именно сейчас, когда я нахожусь в шкуре базга!.. И с чего бы это?.. Вроде бы уже давно ничего не ел и не пил! Откуда же расстройство?.."
   Эван снова прикрыл глаза, и по карте определил, что прошёл едва ли треть пути до распылителя. Тогда же он понял, что его организм не справиться с такой нагрузкой, и он наложит в костюм базга, прежде чем пройдёт следующую часть пути.
   Но ведь ему и так уже тяжело было дышать, и всё чаще капли пота скатывались по его лицу и по телу. А с такой дополнительной ношей он точно долго не выдержит - его либо стошнит, либо он потеряет сознание.
   Надо было срочно что-то делать:
   Эван остановился возле поворота на совершенно тёмную улицу. По плану эльфов ему не надо было туда заворачивать, но по их же карте эта улица вскоре заканчивалась площадью, и вот с этой-то площади Эван и расслышал журчание воды (звуки в молчаливом городе базгов вообще разносились очень хорошо и далеко). И Эван решил, что это как нельзя лучше подойдёт ему. Там он выберется из костюма базга, сделает то, что требует его организм, затем - вымоется, залезет обратно в костюм, и выполнит то, что хотели от него эльфы. Пускай шов на спине не будет зашит. Раз базги такие невнимательные, то они ничего и не заметят - так рассуждал Эван:
   И вот он повернул на тёмную улицу. Вскоре стены домов раздвинулись. Из-за темноты Эван не видел площади, но знал, что она перед ним. В темноте разглядел только совершенно чёрную возвышенность, от которой и исходило журчание. Подумал, что это - фонтан. Не доходя до фонтана двух десятков шагов, начал срывать с себя костюм базга.
   Нужда сделалась совершенно невыносимой - Эван скрипел зубами. Наконец, он сорвал с себя ненавистный костюм, упал на каменную мостовую, отполз на несколько шагов, там стянул с себя обычную одежду, и сделал то, что так хотел сделать:
   После этого прошёл к фонтану и с удовольствием вымылся в его холодных струях.
   Вот он повернулся, и тут понял, что из-за мучений последних минут совершенно позабыл, где оставил костюм базга. Представил, что на тёмной площади в это время могли находиться безмолвные базги, наблюдать за ним, и упал на колени, начал ползать, на ощупь искать:
   И, как и следовало ожидать, вскоре вляпался в свой кал. Но страх был настолько велик, что ползти обратно к фонтану, отмываться в нём, он уже не мог. Думал: "Найду костюм, и тогда уж отмоюсь".
   Нащупал стопу базга и подумал: "Наконец-то! Но почему ступня находится в вертикальном положении? Неужели я оставил костюм стоять? Впрочем, почему бы и нет? Ведь он твёрдый, как статуя".
   И он повёл руками вверх, намериваясь отыскать разорванный шов на спине. Но не было там никакого шва. Чтобы удостовериться в этом, Эван провёл ладонями ещё несколько раз. Нет - не было там никакого шва! А потом трёхпалые руки сжали запястья Эвана, с такой силой, что затрещали его кости. Но вскрикнул юноша не от боли, а от отчаянья. Всё-таки попался
!   Его подняли и понесли. О том, чтобы вырваться, не могло быть и речи, да и куда бы он побежал в такой темнотище?
   Впрочем, несли его недолго. Потом - бросили, и он упал в холодную воду. Руками вцепился в каменистое дно, и не желал его выпускать, так как знал, что наверху его поджидают базги.
   Но вот сверху появилось алое свеченье. Оттуда же вытянулась трёхпалая ручища, немилосердно сжала плечо Эвана и выдернула его на поверхность. Снова Эван болтался в воздухе, а с него текла вода. Такое купание избавило его от неприятных запахов:
   Прямо перед собой Эван увидел лица базгов, которые напоминали страшные маски. Базги не разговаривали, но иногда двигали головами, и уже со всех сторон Эван слышал щёлкающие звуки - догадался, что многие базги подошли к нему, и он просто не может разглядеть их всех.
   Эван хотел сказать что-нибудь, но понял, что любые слова прозвучат жалко и не нужно - ведь всё равно базги не умели разговаривать.
   Его понесли, и в этот раз долго несли. Улица сменялась улицей, а Эван, прикрывая глаза, и сверяясь с планом эльфов, понимал, что несут его совсем не к распылителю.
   "И сдался мне этот распылитель!" - думал Эван. "Вот бы заснуть, и проснуться уже на Ноктской базе, возле "Объекта". Но нет - не проснуться мне в желанном месте, рядом с Мэрианной. Ведь то, что меня окружает - это реальность, и никуда от неё не деться, и сдавливают они меня так, что скоро совсем расплющат: Но куда же они всё-таки меня несут?.. Скоро узнаю. Но не думаю, что меня там ждёт что-нибудь приятное".
   
   * * *
   
    Эвана внесли в просторную, скудно освещённую алыми шарами залу. Воздух в этой зале был полон незнакомыми Эвану благовоньями, и к тому же - приятно тёплым, убаюкивающим.
    Эвана положили на поверхность, которая оказалась и мягкой и обволакивающей. Эван глубоко зевнул, потянулся, подумал: "Что это со мной? Чего это я так расслабился? Мне бы сейчас кричать, извиваться. Ведь они, наверняка, начнут меня пытать:" Но, несмотря на такие пугающие мысли, Эван ещё больше расслабился.
    К нему приблизились, пристально вглядываясь в него, лица базгов. Глаза их пылали мерно пульсирующим алым светом. Голова Эвана кружилась, глаза слипались.
    И вот юноша пробормотал:
    - Прощайте, страшилы. Я засыпаю крепко-крепко. Надеюсь, что проснусь рядом с Мэрианной.
    Эван закрыл глаза и представил себе Мэрианну.
   
   * * *
   
    Эван чувствовал себя словно бы наяву, но в тоже время - таким расслабленным, лёгким, что, казалось, - взмахни руками, и уже полетит он среди миров, свободный, без всякого аэроцикла. Но ему не хотелось никуда лететь, потому что перед ним на лугу, укрытом мягкими, изящными цветами, стояла Мэрианна. За ней, у близкого горизонта, белой, изгибистой стеной поднимались облака, но облака эти совсем не двигались:
    Зато Мэрианна улыбалась Эвану и глаза её сияли приятным, тёплым светом жизни. Это не были ни Мэрианна Нэж, ни Мэрианна Ангел - это было что-то среднее меж ними. К тому же она - молодая, красивая, с женственным гармонично развитым телом стояла прямо перед ним.
    Несмотря на то, что сознание Эвана было расслабленным, ему всё же несложно было догадаться, что это всего лишь виденье, и наслано оно базгами. Но ему уж очень хотелось верить, что перед ним стоит такая невозможная, идеальная Мэрианна. Раз она ему улыбалась - он тоже улыбнулся, и задал весьма глупый вопрос:
    - Где мы находимся?
    Она ответила голосом таким музыкальным, что у Эвана приятно закружилась голова:
    - Это не важно. Но у меня есть к тебе несколько вопросов. Готов ли ты ответить на них?
    Эван глубоко вздохнул, и утвердительно кивнул, бормоча:
    - Да, конечно же. На любые вопросы, милая, прекрасная Мэрианна.
    - Тогда скажи мне, почему ты ввязался в войну между базгами и эльфами?
    Эван поморщился и произнёс:
    - Мне неприятно об этом вспоминать, но если тебе нужно, то отвечу - меня попросили об этом эльфы.
    - Чего же хотели от тебя эльфы?
    - Чтобы я доставил к распылителю сок центрального эльфа. Сок способен уничтожить:
    - Но ты не донёс?
    - Нет. И мне очень бы не хотелось вспоминать об этом. Случилась история совершенно не романтичная.
    - Можешь не рассказывать. Но выдал тебя не тот случай на площади, а твои глаза. Ведь у базгов глаза алые - совсем не как у людей. А твои глаза не были скрыты в оболочке базга. Их заметили сразу же. Тебе пропустили так далеко, потому что сам по себе случай был неслыханным. И базги не могли сразу решить, что же делать с тобой.
    - Ну и ладно! Прекрасная Мэрианна, давай не будем больше говорить о заварушке между эльфами и базгами.
    - Нет, дорогой Эван. Ты напортачил, и теперь, будь добр, дать отчёт в своих действиях.
    Эван вздохнул и, разглядывая тело Мэрианны, ответил голосом напроказившего мальчишки:
    - Конечно: Спрашивай.
    - Вспомни, что интересного рассказывали тебе эльфы?
    - Да всё больше о городе базгов, как я должен в него пробраться:
    - Нет, не то. Я чувствую - они случайно сообщили тебе некую важную информацию в самом начале вашего общения. Ты только вспомни, прикрой завесу.
    - Глядя на тебя, мне трудно сосредоточиться на глупых эльфах.
    - Если не вспомнишь, очень огорчишь меня. А если вспомнишь, я всегда буду твоей.
    Предложение, что ни говори, заманчивое. Эван аж застонал от натуги, пытаясь вспомнить. И: вспомнил
!    - Эльфы говорили, что, погибая в войне с базгами или просто умирая, они превращаются в пыльцу, и в виде этой пыльцы летят на свой родной мир, чтобы возродиться вновь.
    Глаза Мэрианны вспыхнули ярким алым светом, и она превратилась в базга.
   
   * * *
   
    Эван сидел в мягком кресле, перед ним в таком же кресле сидел базг - глаза базга не горели; казалось, что он дремлет:
    Эван приподнялся, сделал несколько шагов, которые звонким эхом отдались под сводами. Он ожидал, что базг проснётся, окликнет его, но нет - базг спал.
    Тогда Эван побежал. Вот тёмный дверной проём. Эван проскочил через него, и едва не покатился по лестнице с высокими и широкими ступенями. Только благодаря своей реакции, он успел схватиться за периллу, а то сломал бы и кости и шею.
    Но осторожности это Эвану не прибавило. Воображение рисовало целые сонмы базгов, которые подбирались к нему из темноты, чтобы схватить и наказать за сговор с эльфами. Вот лестница закончилась и Эван выскочил на улицу города базгов.
    Всё те же алые, круглые светильники горели на углах домов, всё та же тишина и безбажие. Правда, Эван не слышал тишины - в его висках бабахала кровь, и он громко топал, перебегая от светильника к светильнику. Именно в тёмных проёмах меж светильниками мерещилась ему наибольшая опасность.
    Долго он так бежал и мучался от страха. Все время представлял, что вот сейчас, наконец, появятся ворота, и он выбежит из ставшего уже ненавистным города. Но ворота все не показывались. Много сил было в теле Эвана, и этих сил хватило на то, чтобы он целых пятнадцать часов бегал и быстро ходил. Время от времени он закрывал глаза, пытаясь вспомнить карту города, которую, как казалось, на все времена впечатали в его мозг эльфы.
    Но карту он совершенно не мог вспомнить - она попросту стёрлась.
    И, наконец, совершенно измученный, он остановился, прислонился к стене дома, и медленно съехал по ней вниз, лёг на мостовую. Мысли ползли в его усталой голове: "Вот и всё. Побег не удался. Я слишком ослаб".
    Глаза Эвана слипались. И вот он заснул, думая, что уже никогда не проснётся.
   
   * * *
   
    Эван услышал приятные, мелодичные звуки: почувствовал сияние неба, которое тёплой лазурью прикасалось к его лицу, и, несмотря на нежданную лёгкость и свежесть, с раздражением подумал: "Как же всё закружилось-завертелось. И не поймёшь, где явь, где сон. Вот сейчас открою глаза, и опять что-нибудь примерещится: Уж лучше буду лежать с закрытыми глазами:"
    Но раздался голос, которому невозможно было отказать. Это говорила Мэрианна:
    - Встань, Эван.
    И Эван поднялся, открыл глаза. Он увидел залитый светом, возведённый прямо из облаков город. Причём, строительство ещё продолжалось. Но не было ни пыли, ни гари - только движения ароматного эфира.
    А строителями были базги. Но теперь они вовсе не казались чудовищами. Хотя формы их тел не изменились, но стали эфемерными, призрачными, и от этого приобрели грациозность. Казалось даже, что базги - это логичные продолжения облаков.
    Эван огляделся, желая увидеть Мэрианну. Но вместо Мэрианны увидел базга, который смотрел на него лазурными, добрыми глазами. Эван спросил:
    - Это ты хотел, чтобы я открыл глаза?
    - Да. Но не только я, а и все остальные базги. Мы приветствуем тебя, и называем своим другом.
    Эван глубоко вздохнул и проговорил с возмущением:
    - То, что я сейчас вижу - несомненно красиво. Но зачем этот обман?
    - Это не обман, это наш сон. И ты попал в него, потому что заснул на улице нашего города.
    - Сон или гипноз - какая разница?! Главное, что этого не существует
!    - Для нас это существует. Это - наша воплощённая мечта. Реальность, которая наилучшим образом подходит для нас. А вот войны с эльфами действительно больше не существует.
    - Ну да, конечно! Рассказывайте сказки кому-нибудь другому. Только совсем недавно эта война существовала, и тут вдруг исчезла.
    - Нет. Вовсе не "вдруг". На её завершение потребовалось пять с половиной месяцев.
    - Но где же я был все это время?
    - Всё это время ты спал.
    - Но я не видел никаких снов
!    - А это был сон без сновидений. Для тебя он промелькнул за одно мгновенье.
    - А почему я должен верить вам?
    - Быть может, то, что ты услышишь, поможет тебе поверить:
   
   * * *
   
    Откуда появились базги, никто не знает, но в легенде говорится, что их матерью были облака, а отцом - камни. И это вполне объясняет двойственную природу базгов. Внешне грубые, словно бы вытесанные из камня, а внутри - несущие мир прекрасных сновидений.
    Откуда появился каменный город базгов, также неизвестно, но базги спали в нём испокон веков. Именно спали, и ничего больше не делали. Но во снах проткала их насыщенная событиями, яркая, красочная жизнь. Недвижимые, они лежали в своих домах, зато во снах - были связаны между собой, там общались, любили, творили.
    Каких высот достигли базги в искусстве, в науке, каким совершенным был их мир! В реальности они никогда не создали бы такого. Чего стоит город из облаков, частицу которого ты, Эван, сейчас видишь.
    Так бы мирно и протекала их жизнь-сон, но потом в неё вторглись эльфы. Откуда они изначально появились мы, базги, тоже не знаем. Во всяком случае, раньше поблизости от нас не было заражённого эльфами мира.
    Но как пчёлы слетаются на мёд, так и эльфы слетелись на наши сны. Да будет тебе известно, что именно снами и питаются эльфы, а без снов чахнут. Итак, эльфы проникли в город и украли сны у некоторых базгов. Те лишились покоя. Правда, они ещё могли засыпать ненадолго, но тем мучительнее потом было возвращение к реальности, которая не для нас, не для базгов.
    А эльфы, как не сложно догадаться, не унимались. Раз попробовав наши сны, они поняли, что ничего лучшего им не найти. Раз за разом проникали они в наш город и лишали покоя всё новых базгов.
    Базги не хотели войны, но они вынуждены были принять вызов - защищаться. Можно долго рассказывать, как придумывалось оружие - распылитель, как приручали птицы кзылы:
    Разбуженные базги не только защищали город, они ещё хотели вернуться к своим родным, которые ждали их во снах. Ну а эльфы совершали всё новые и новые попытки проникнуть в город.
    Так продолжалось до тех пор, пока не появился ты, пришелец издалека, Эван. Ты попал на мир эльфов, они быстро раскусили тебя, и решили использовать. Только случайно проболтались - снабдили тебя такой информацией, которая, в итоге, помогла нам выиграть войну.
    Ведь прежде мы не знали, что, превратившись в пыльцу, эльфы возвращаются на свой мир, чтобы вновь возродиться. Пыльцу-то мы видели, она действительно улетала, но мы не придавали этому большого значения.
    Узнав от тебя правду, мы взялись за создание нового, более сложного чем распылитель механизма (вот к какому ненужного для нас прогрессу подталкивает нас отсутствие снов). Через три с половиной месяца механизм был завершён, и тогда же мы отключили распылитель - словно бы приглашая эльфов полакомиться нашими снами.
    Мы уже вполне изучили легкомысленный характер эльфов, и не просчитались - они клюнули. Целые сотни этих изголодавшихся по свежим снам существ приблизились к нашему городу. На что они надеялись? Быть может, на то, что тебе, спустя три с половиной месяца удалось- таки сломать распылитель?
    Но распылитель был исправен, и мы его включили, когда эльфы подлетели достаточно близко. Тут их армия и распылилась. Затем мы включили новое оружие - засасыватель, и пыльца не полетела обратно, а была засосана в специальный резервуар, где в виде безобидной трухи хранится и ныне.
    Не все эльфы участвовали в той атаке - некоторые оставались на своём родном мире. И вот, оседлав кзылов, мы, не спящие базги, отправились к миру эльфов. Ведь надо же было обезопасить себя и на будущее:
    Эльфы защищались отчаянно, но с распылителем и засасывателем, они не могли совладать.
    Они бросались в атаки, но, не успев нам ничего сделать, распылялись. Не могли они и обратно улететь, потому что засасыватель засасывал пыль. Центральный эльф вырабатывал всё новых и новых воинов, но, так как пыльца не возвращалась - он уменьшался, и, в конце- концов, сжался в иссушённый шар. Этот шар мы достали из того мира - теперь на его месте огромная округлая пещера. Его мы также размололи, и в виде пыли сбросили в засасыватель.
    Вот на этом и закончилась наша война с эльфами.
    Правда, мы, разбуженные базги, не знали, как вернуть украденные сны, но всё же надеялись, что с гибелью эльфов они вернуться к нам.
    Так и получилось. После возвращения на родной мир, в этот тихий, укрытый рубиновым покрывалом город, нам всё больше хотелось спать:
    А ты, Эван, уже спал. Так отреагировал твой мозг на тот допрос, когда ты рассказал правду об эльфов, и ещё - нам пришлось стереть ту часть воспоминаний, где содержалась карта нашего города. Эльфы снабдили тебя этой картой, чтобы ты прошёл к распылителю, но они поступили, либо очень жестоко, либо непродуманно:
    Весь, если бы мы, базги, не стёрли эту карту из твоей памяти, то ты уже навсегда остался бы с ней. Каждый раз, закрывая глаза, ты видел бы план улиц нашего города, и свой, горящий огнём, маршрут к распылителю. В конце- концов ты сошёл бы с ума:
   Но мы избавили тебя от такой муки.
    Итак, ты спал, и мы не знали, сколько ещё ждать твоего пробуждения. Сами мы уходили в этот блаженный, совершенный для нас мир, который ты сейчас видишь.
    Возле тебя оставался только один базг. Он, самый стойкий, должен был дождаться, когда ты откроешь глаза, и рассказать тебе обо всём, показать выход из города.
    Мы бы, конечно, могли и сами, пока ещё не заснули, вынести тебя за стены, но там тебя быстро склевали бы кзылы, которые без нас быстро одичали; ну или одна из медуз поглотила:
    Итак, ты здесь, разговариваешь с нами, но твоё тело лежит на пустынной, тёмной улице. Ты устал, тебе хочется есть и пить. Еду и питьё ты обнаружил бы и в зале, в которой проснулся, но ты был невнимателен, тебе хотелось поскорее убежать, хотя ты и не знал дороги.
    Пищу ты обнаружишь и неподалёку от того места, где заснул. Пройди пятьдесят шагов, заверни на узкий переулочек, в его окончании встань на колени, и отбрось куски раздробленной в том месте мостовой; в образовавшийся проём опусти руки. Там ты обнаружишь корни, которые заменят тебе и хлеб и воду.
    Захочешь ли ты уйти из нашего города? Подумай об этом. Да - там темно и пустынно. Но там так тихо, так спокойно. Там ты сможешь мечтать, создавать в своём воображении новые, совершенные миры. Там, с каждым днём, ты будешь засыпать всё чаще, всё глубже, на всё дольше время. И, в конце-концов, ты заснёшь навсегда, также, как заснули мы.
    А что ждёт тебя снаружи? Каменистое плато по которому плывут облака? Стаи диких кзылов, или многометровые медузы, которые охотятся на кзылов, но не прочь полакомиться и человечиной?.. Или, быть может, ты решил оседлать одного из кзылов и улететь? А куда ты полетишь? Кзылы особенно далеко не летают - пятнадцать-двадцать окрестных миров, вот и всё. Здесь они всегда жили, гнездились, и дальнейшие исследования им ну совершенно не интересны.
    Или ты думаешь приучить нескольких кзылов и в корзине отправиться к тому миру с которого попал к нам?
    Но и эльфы и мы почувствовали, что ты прибыл из такого далёка, что и ста и тысячи твоих жизней не хватит, чтобы вернуться туда на кзылах.
    Так что - думай. Погуляй ещё по нашему городу, но уже не пугайся тишиной, а наслаждайся ей, впитывай в себя спокойствие. И, когда ты в следующий раз заснёшь, сообщи нам, чего ты хочешь: остаться в городе, или выйти наружу.
    Мы тут же объясним тебе дорогу, но только, пожалуйста, не торопись с решением: обдумай, прочувствуй всё хорошенько.
   
   * * *
   
    Эван проснулся на том же месте, на котором заснул: возле стены дома, на улице города спящих базгов, под рубиновым куполом.
    Но уже не было в нём прежнего ужаса. Он выполнил указания - протиснулся в переулок, и нашёл в его окончании корни, которые вполне удовлетворили его желудок.
    Потом Эван долго бродил, останавливался, присаживался на редких лавочках или же возле фонтанов, которые не видел, но журчание которых слышал.
    Речь базга произвела на него впечатление. Представлялся путь к "Объекту" - настолько длинный, что и всей жизни не хватит, чтобы преодолеть его. А какие опасности ждали его на этом пути? Дикие кзылы, электрические медузы - это только известные, а дальше - какие ещё чудовища? Может, такие, в сравнении с которыми эти медузы покажутся совсем безобидными. И ради чего пускаться в такое путешествие, если всё равно - жизни не хватит, чтобы вернуться.
    А город базгов казался манящим, желанным. Эван уже давно, даже и в изгнании с Нокта, когда он выращивал овощи на грядках, не чувствовал такого спокойствия. Он всё чаще зевал, а блаженная, умиротворённая улыбка появлялась на его лице.
    И, когда он, очарованный журчанием фонтана, разместился на мостовой и заснул, то, увидев облачный город и нескольких базгов, крикнул им:
    - Да, я согласен остаться
!   
   
   
    Глава 8
   "Кино"

   
    :Всё реже Эван бродил по улицам города базгов, всё чаще, всё дольше спал он.
    Сны Эвана были самостоятельными, в них он видел мир, где были у него крылья, где он легко, играючи, мог перелетать от мира к миру. И не было там ни чудищ, ни злодеев, ни Ноктского правителя. Вот Мэрианна была - она ни в чём не отказывала Эвану, иногда, когда он хотел, перелетала с ним от мира к миру.
    Впрочем, много рассказывать об этом не стоит:
    Как-то раз, в сон Эвана явился базг. Эван не удивился, потому что он и прежде встречался во снах с базгами, общался с ними.
    Эван улыбнулся, и сказал:
    - Ну как идёт строительство облачного города?
    - Город столь велик, что не хватит и всей твоей жизни, чтобы просто облететь его: Но сейчас разговор не о городе, а о тех, кто явился за тобой:
    - Что? Кто же явился за мной? - Эван спрашивал это благодушно, потому что это, как и всё происходящее во снах, воспринималось им легко:
    - Могу сказать только, что они такие же, как и ты. И появились вблизи от нашего мира совсем недавно.
    - А почему ты думаешь, что они явились именно за мной?
    - Ну а кого же эти существа ищут?
    - Действительно - кого?.. - вздохнул Эван. - Ну, ладно. Раз ищут, так я к ним выйду. Только досмотрю этот сон:
    - Нет, извини, Эван, но мы не можем тебе это позволить. Эти незваные гости могут проникнуть и в наш город, а нам бы этого очень не хотелось. Так что ты прямо сейчас выйди к ним.
    - Ну, ладно. Я согласен, - в голосе Эвана сквозило равнодушие.
    - Тогда слушай, как тебе дойти от того места, где ты сейчас спишь, до ворот:
    - Не надо рассказывать, я уже достаточно изучил ваш город, и могу найти эту дорогу хоть с закрытыми глазами.
    - Тогда сейчас ты проснёшься.
    И Эван проснулся.
   
   * * *
   
    Вместе с пробуждением, вернулось к Эвану и обычное восприятие мира. Естественно, он начал волноваться. Кто это за ним прилетел? Неужели с Нокта? Но как они его нашли? И зачем? Как преодолели огромное расстояние?..
    В общем, вопросов было множество, а ответить на них могли только эти гости. Также Эван почувствовал, что ему уже надоел город базгов. Он, впрочем, и не жалел, что провёл в нём столько времени, но одно дело жить во снах, а другое - в реальности.
    Сны, всегда разные, всё же были предсказуемы самим Эваном; реальность же несла в себе волю других живых существ, была неожиданной, порой и резкой и злой, но всё же именно реальность хотел познать Эван.
    И он быстро пошёл по безмолвным улочкам, среди домов, в которых спали базги:
    Вот и ворота. Они были закрыты, но когда Эван положил на них ладони, они бесшумно и стремительно распахнулись перед ним.
    Привыкший к сумраку Эван вынужден был зажмурить глаза. И всё равно лазурное свечение проникало к его зрачкам, слепило их:
    Эван сделал несколько шагов вперёд, и позвал:
    - Эй, есть здесь кто-нибудь?
    Но только ветер засвистел среди камней. Юноша сделал несколько шагов вперёд, и тогда свет значительно поубавился. Эван почувствовал прохладные, почти невесомые прикосновенья на своём лице, и понял, что это надвинулось, поглотило его облако. Тогда он открыл глаза.
   Щурясь, огляделся. Разглядел склон холма, и начал по этому склону подниматься.
   Когда облако отлетело, и с неба хлынул лазурный свет, Эван ещё продолжал щуриться, но глаза не закрывал.
   Задрав голову, он увидел другие облака, которые двигались на разном расстоянии от него.
   И вот из- за облака, которое пролетало относительно близко, вылетела медуза. Она двигалась стремительно, дёргала своими многометровыми щупальцами и, как показалось Эвану, охотилась именно на него.
   Эван даже подумал: а не броситься ли ему обратно, к городу базгов, укрыться за его рубиновыми стенами? Но он не успел этого сделать, потому что следом за медузой из-за облака вылетел массивный аэроцикл.
   Медуза в очередной раз замахнулась щупальцем, хотела ударить по аэроциклу, но так и не успела этого сделать - из аэроцикла сверкнул зеленоватый луч, и разрезал щупальце надвое. Причём, отрезанная половина, продолжая извиваться, поплыла в воздухе, а медуза, обезумев от боли, бросилась на аэроцикл.
   Оставшиеся щупальца изогнулись, готовы были атаковать. Казалось, что аэроциклу уже не вывернуться, но он отдёрнулся назад с такой скоростью, что Эван не успел за ним уследить:
   А потом аэроцикл появился уже в другом месте - вылетел из-за облака. Медуза вновь собиралась наброситься на него, но зелёный луч ударил в голову чудища, и методично разрезал её на две части.
   Одна половины медузы упала на планету базгов, километрах в трёх от Эвана, другая половина - осталась трепыхаться в пространстве, но опасности уже не представляла.
   Хотя прежде Эван никогда не видел аэроцикла такой модели - он был уверен, что аэроцикл этот Ноктский. Он замахал руками, закричал:
   - Я здесь!..
   Кричал, хотя был уверен, что с такого расстояния его не увидят, но: увидели.
   Аэроцикл, заложив крутой вираж, опустился рядом с Эваном. От нахлынувшей волны холодного воздуха юноша едва не упал.
   Аэроцикл действительно был здоровый - настоящий летающий дом; причём дом, в котором могло жить много народу.
   Эван стоял в напряжённой позе и ждал.
   Вот люк аэроцикла распахнулся, и наружу выскочила: Мэрианна Нэж. Девушка была в тёмном, обтягивающем костюме. Половину её лица скрывала маска. Эван узнал её по глазам.
   Эван подошёл к ней и спросил:
   - Почему вы решили меня найти?
   На что Мэрианна ответила:
   - Потому что ты теперь герой.
   - Герой? Вот чего не ожидал, того не ожидал. Я уж подумывал: а не считают ли меня опасным преступником, не собираются ли уничтожить.
   - Говорю же: ты теперь герой.
   - С какой стати?
   - Просто на твою долю выпало много приключений. Как считают, благодаря твоему мужеству, Ноктская наука сделала такой рывок вперёд.
   - Бред какой-то. Меня ни с кем не спутали?
   - Уж, конечно, люди осведомлённые знают, чего ты хотел в двигательной части "Объекта": сбежать от нас - никакого геройства, просто личная, романтическая выгода. Но всё же решили сделать из тебя героя, так что можешь возвращаться на Нокт без страха, там тебя ожидают приятные сюрпризы.
   Эван оглянулся, и увидел, что у входа в аэроцикл стоят, с интересом смотрят на него люди в форме законников: мужчины и женщины.
    Эван прошёл внутрь аэроцикла. Как и ожидалось - там было просторно. А в каюте управления он обнаружил незнакомое ему оборудование. И Эван спросил:
    - Что это такое?
    Но Мэрианна Нэж поинтересовалась:
    - Покушать сначала не желаешь?
    В воображении Эвана тут же появились разные вкусные яства. Он сглотнул слюну, и ответил:
    - В последние недели я питался исключительно корешками, которые давали силы для того, чтобы спать и немного жить. Но так хочется нормальной еды.
    - Я так и знала
!    И Мэрианну распахнула дверь в залитую зеленоватым сиянием комнатку. В комнатке на столе находился кувшин с соком и несколько пирожков на подносе. Эван ещё раз сглотнул слюну, и уже хотел приступить к трапезе, но Мэрианна усмехнулась и сказала:
    - Неужели ты думаешь, что это и есть все угощение для тебя? Остальное ещё не готово. Ведь мы не знали, что найдём тебя именно сейчас. Но ты не переживай, а пока лучше помойся.
    Мэрианна подтолкнула Эвана к другой двери, за которой обнаружился душ. Эван закрыл дверь, и тщательно вымылся (в душе нашлись и шампунь, и мыло, и ножницы). С помощью ножниц Эван сократил раз в пять отросшую за последние месяцы бороду, и подравнял волосы. Выходя из ванной, он обнаружил одежду, которой и заменил старую, изодранную.
    И после этого, посвежевший, чистый, даже улыбающийся, вошёл в столовую, где его ждала Мэрианна Нэж, и ещё несколько участников экспедиции, а помимо того - изрядное количество кушаний и выпивки, действительно очень хороших. Такую еду Эван в последний раз пробовал после Большой гонки в ресторане (тогда он занял третье место и получил миллион эзкудо). Эван долго, с аппетитом кушал и пил (в основном, вино). И, именно благодаря вину, он перестал смущаться других, незнакомых участников экспедиции, и спросил громко:
    - Так что же это за оборудование такое в кабине управления?
    На что и ответила незнакомая ему белокурая женщина с пухлыми губами:
    - Это для управления световым двигателем.
    - Что-то не слыхал я о таком двигателе, - произнёс Эван, и подлил себе ещё вина.
    - И не удивительно, - ответил мужчина с острой, узкой бородкой. - Световой двигатель был разработан уже после того как ты: хм-м-м: покинул пределы Нокта.
    - Разработан на основе твоего открытия, - торжественно проговорила белокурая и также добавила себе вина.
    - Моего открытия? Не понимаю.
    - Да знаем мы, что только сбежать хотел! - усмехнулась Мэрианна.
    - Но на Нокте так уже официально считается: ты работал в двигательной системе "Объекта" специально для блага Ноктской науки. Там ты провёл кропотливую, почти невероятную работу, и совершил героический поступок. Рискуя жизнью, пробился к лучу, который и унёс тебя.
    - Не только меня, но и Призрака.
   Мэрианна сказала:
   - Призрак уже найдет нами и сейчас содержится на базе, возле "Объекта": Что ни говори, а "Объект" действительного много дал Ноктской науке.
   - Ладно. Насчёт моего друга Призрака мы ещё поговорим. А сейчас удовлетворите моё любопытство: очень хочется узнать - насколько далеко унесло меня от Нокта?
   Мужчина с острой бородкой, приветливо глядя на нос Эвана, проговорил:
   - От тебя, Эван, у нас нет секретов. Для начала ты должен узнать скорость, с которой распространяется свет. Эту скорость удалось высчитать, благодаря всё тому же зелёному лучу, который вырвался из двигателя "Объекта".
   - Почти четыреста тысяч километров в секунду, - проговорила Мэрианна. - Эта информация была напечатана в газетах. Конечно, с разрешения правительства. Теперь и некоторые другие сведения об "Объекте" не скрываются от народа. Такова новая правительственная программа.
   Остробородый мужчина продолжал:
   - Что касается твоего вопроса, Эван. Итак - примерно четыреста километров в секунду - скорость распространения света. И именно с такой скоростью ты полетел, когда попал в зелёный луч. Внутри луча ты находился один час, пятнадцать минут и тридцать шесть секунд. Производим нехитрое умножение и получаем, что ты отдалился от Нокта на 1814400000 километров.
   Эван осушил очередной бокал и произнёс:
   - Число внушительное, но слишком большое, чтобы я его мог представить.
   Мэрианна продолжала:
   - Вы с Призраком обнаружили это основное, световое, двигательное вещество "Объекта", а наши учёные уже и сконструировали на его основе световые двигатели. Пока что мы не научились это вещество синтезировать, но в резервуарах "Объекта" содержатся запасы, которых хватит на миллионы длительных, многомесячных полётов. Тебя интересует, как мы нашли тебя, после того, как ты был унесён на такое огромное расстояние? Отвечаю: любой живой путешественник или механический корабль оставляет после полёта с такой скоростью особый след в пространстве, который также можно заметить с помощью нового оборудования: В общем, ты понял:
   - Понял, но далеко не всё. Как избежать столкновения с случайно попавшемся на пути миром при такой скорости?
   - О, это одно из замечательных особенностей светового двигателя! - самодовольно улыбнулся мужчина с узкой бородкой. - При полёте, перед аэроциклом образуется поле, которое изворачивается, делает крюк, если на пути его появляется какое-либо тело, крепче воздуха. Любой оснащённый световым двигателем аэроциклом летит внутри этого поля. То есть, он заворачивает, облетает сторонний предмет, будь то целый мир, или только крошечный камешек. И именно благодаря этому полю, аэроцикл не изгорает от трения об воздух (при такой скорости не помогла бы никакая другая защита - он мгновенно распался бы на атомы). А так мы в полной безопасности. Произведено уже более тысячи полётов аэроциклов со световым двигателем (это не считая первых, испытательных, без пилотов), и до сих пор ни одной аварии:
   Белокурая женщина поднялась из-за стола и произнесла:
   - Лучше пройдём в каюту управления, откуда всё и увидим.
   Эван тоже поднялся из-за стола, сделал несколько шагов на не вполне твёрдых ногах, и заметил:
   - А ничего, что мы такие: хм-м: навеселе:
   Женщина ответила:
   - Ничего страшного. Теперь твои навыки пилота не понадобятся. Все выполнит автоматика. Ну а программу будем запускать не мы, а другие члены экипажа.
   И вот они прошли в каюту управления. Тут же, как показалось - без приглашения, вошли две молоденьких, стройных девушки в коротких юбочках и, ласково улыбнувшись Эвану, склонились над широким, многокнопочным пультом управления, начали что-то вводить.
   Мэрианна села на мягкий диванчик, рядом с Эваном и, поймав его удивлённый взгляд, произнесла:
   - Почему набирают таких?.. Не знаю: Впрочем, по внешности лучше не судить. Или что, по твоему - если красивая девчонка в мини-юбке, так и не способна ни на что, кроме как вертеть бёдрами?
   - Нет-нет. Я вовсе не то хотел сказать, - шептал Эван. - Просто удивительно видеть таких. Экспедиция, вроде, строгая, научная.
   - Да нет. Скорее, развлекательная. Хотя была, конечно, вероятность, что мы уже не найдём тебя в живых. Но, зная, какой ты удачливый: это была небольшая вероятность: Но хватит болтать. Лучше смотри:
   Стройные девушки уселись на диванчик, соседний от того, на котором разместился Эван. И тут же облака и миры на обзорном экране обратились в радужный калейдоскоп. Затем, все отчётливее стал проступать лазурный свет и, наконец, он заполнил всё.
   Мэрианна произнесла:
   - Итак, мы летим со скоростью света, и через час и пятнадцать минут будем у Нокта.
   
   * * *
   
    Первый полёт со скоростью света прошёл для Эвана интересно, хотя ничего особенного за это время не происходило. Обзорный экран сиял лазурным цветом, но иногда появлялись и другие цвета и оттенки (все всегда связанные с лазурью), но эти дополнительные цвета быстро пропадали, и снова выступала лазурь.
    Мэрианна, которая держала руку Эвана в своих ладонях, объяснила ему, что эти перемены связаны с увеличением или уменьшением количества миров на тысячу квадратных километров (миры не были распределены равномерно).
    За тридцать секунд до финиша загорелось табло, показывающее, сколько километров осталось до Нокта (Эван мог разглядеть только сотни тысяч) - затем загорелась надпись "Световые двигатели отключены).
    В одно мгновенье на экране появился Нокт с сияющей живой жемчужиной на теневой стороне - городом Аркополисом. С другой стороны экрана находился "Объект", и видны были несколько крупных аэроциклов, которые в это время как раз пролетали поблизости.
    Эван не мог сдержаться. Он воскликнул:
    - Как всё же изменились окрестности Нокта за последние годы! Раньше ни одного аэроцикла, а теперь - так и шныряют туда и сюда.
    Мэрианна проговорила:
    - Напомню: политика правительства в этой области изменилась. Будущее - за освоением новых миров. Ну а мы летим на Нокт. Там тебя ждут новые сюрпризы.
   
   
   
    Глава 9
   "Кино"

   
    Сразу после приземления, Эвана пересадили в другой аэроцикл, и отвезли в уже знакомую ему гостиницу "Столп Аркополиса", которая находилась в престижном, хорошо освещённом районе этого многомиллионного города.
    Девушки провели его в роскошные покои, где его ждали ещё несколько комплектов дорогой одежды, душ, ванная, уже готовая еда, и меню, по которому он мог заказывать еду в местном ресторане: Одна девушка кивнула на большую, мягкую постель и сказала:
    - Вы можете поспать после путешествия:
    Эван ответил:
    - После месяцев, проведённых в городе базгов, думать не могу о сне. Кажется, что я там на весь остаток жизни выспался.
    Тогда подала голос Мэрианна:
    - И все же постель нам понадобится. Вы нас проводили - теперь свободны.
    Девушки обиженно фыркнули и, усиленно виляя задами, удалились. Ну а Мэрианна поспешно начала раздеваться и ещё помогала раздеться Эвану.
    Она проговорила возбуждённым голосом:
    - Я очень давно тебя ждала:
    Эван не спрашивал - были ли у неё за это время другие мужчины, потому что знал - были. Такой уж у Мэрианны характер, и Эван воспринимал это спокойно, не ревновал, хотя почти любил Мэрианну Нэж. За последние годы он научился воспринимать мир без особого романтизма, без излишних требований к своим партнёрам и друзьям. Понимал, что и они, также как и он, люди, ну а "Призракам" тоже свойственны недостатки.
    Когда надвигался оргазм, он закрыл глаза и представил, что сжимает не Мэрианну Нэж, а Мэрианну Ангел, с которой занимался сексом на несколько лет раньше, в этой же гостинице.
    Потом, лёжа в объятиях Мэрианны Нэж, спросил:
    - И все же - зачем меня сюда привезли? Какие у Ноктского правительства планы на меня?
    Мэрианна сладко улыбнулась, покрепче его обняла и промурлыкала:
    - Не будем сейчас об этом, милый. А завтра все узнаешь.
   
   * * *
   
    На следующее утро, уже довольно поздно, после того как Эван и Мэрианна позанимались любовью и позавтракали, к ним пожаловали гости. Гостей было двое - важный мужчина в глянцевом, лиловом костюме с оплывшим, но все же выразительным лицом, и ту, кого Эван уж совсем не ожидал увидеть - Мэрианна Ангел.
    С момента последней встречи Эвана с Ангел прошло четыре года, но за это время она почти не изменилась, разве что ещё похорошела. На Ангел было новое платье жемчужного цвета, которое очень ей шло.
    Мужчина в лиловом пиджаке пожал руку и представился:
    - Фульций Магн, кинопродюсер.
    - А также - друг и представитель моего мужа, Люция Керга, - молвила Ангел, и дружески пожала руку Эвана - при этом так особенно надавила на его ладонь, что Эван понял - нет - она не просто друг.
    Он метнул быстрый взгляд на Мэрианну Нэж, но она, кажется, ничего не заметила, а смотрела в окно. Там, по лазурному небу медленно летел аэроцикл с длинным флагом, на котором радужными буквами было выведено: "Миллиарды миров ждут вас, жители свободного Аркополиса! Добросовестный труд - ключ к счастливому будущему!"
    Между тем, Фульций Магн, отпив немного апельсинового сока, начал говорить:
    - Как вы уже поняли, уважаемый Эван, всё оказанное вам внимание - неспроста. Мы действительно очень рады вашему возвращению на Нокт. Собственно, вернулись вы инкогнито, иначе бы вам прохода не дали. Сами не подозревая того, на Нокте вы превратились в фигуру культовую.
    - Мне уже рассказывали, что из меня сделали героя. Якобы, это благодаря моему мужеству Ноктские учёные добрались до световых двигателей и сделали много важных открытий.
    - Да, так считается. Но вы и сейчас не представляете, насколько уже "раскручено" ваше имя, Эван.
    - Из вас сделали супергероя. Вам приписываются истории совершенно невероятные: и спасение далёких миров, и сражения с армиями страшилищ. Про вас рисуют комиксы, выпускают товары с вашим идеализированным изображением или просто с надписью "Эван". Тема иномирья сейчас очень популярна на Нокте, она поддерживается правительством, так что вы сейчас самый известный супергерой. Уже намечены ваши платные встречи с общественностью и другие мероприятия: Конечно, все ваши речи будут обговариваться и заучиваться заранее: Но сейчас разговор не об этом. Дело в том, что кинокомпания "СветАрк" запускает в производство фильм "Эван могучий". Вариант, конечно, беспроигрышный. Высокий бюджет, участие любимого публикой Стига Лючия, который будет исполнять вашу роль - большие кассовые сборы гарантированы. Но компания "СветАрк", хотя тоже часть правительственной индустрии - наши конкуренты. Я представляю кинокомпанию "Премьер-Свет", выпустившую такие блокбастеры, как "Строители", "Батальон Закона" и "Капитан Сила". Мы планируем альтернативный проект. Сначала это будет несколько телевизионный серий, которые, по нашим прогнозам, соберут очень большую аудиторию. Ну а затем и большой, высокобюджетный фильм для кинотеатров запускаем. Наша изюминка в том, что в роли великого Эвана будет сниматься сам Эван.
    Рассказав всё это, Фульций Магн поперхнулся, выпил целый стакан апельсинового сока, затем спросил:
    - Ну что - принимаете наше предложение?
    И Эван выпалил:
    - Да, принимаю
!    Мэрианна Ангел проговорила:
    - Надеюсь, ты уже догадываешься, кто будет играть твою партнёршу?
    - Ты?
    - Да:
   
   * * *
   
    В тот же день Эвана пригласили в офис "Премьер-Свет". Везли на аэроцикле, в сопровождении двух громил-телохранителей. В офисе его провели в изолированную комнату, где усадили на мягкое кресло, и вручили сценарий первой телевизионной серии.
    Фульций Магн пояснил:
    - Именно этот сценарий мы намериваемся положить в основу большого художественного фильма для кинотеатров. Название фильма: "Путешествие к краю". Но сначала будет снят телефильм. И сюжет и название вы обязаны держать в тайне до телепремьеры. Впрочем, все ваши контакты с общественностью и нагими конкурентами будут под надзором. А сейчас ознакомьтесь со сценарием. Если нужна будет еда или ещё что-нибудь - позвоните в колокольчик.
    Фульций Магн указал на золотой колокольчик, который лежал на столе. Затем все удалились - Эван остался один. Он раскрыл чёрную, лакированную папку, и начал читать текст, который был напечатан жирным шрифтом на мелованной бумаге.
    Первый вариант содержал краткое содержание без диалогов. Во втором варианте, который также прочитал Эван, были расписаны и диалоги и планы съёмок, и другие, необходимые для создания фильма подробности.
    Здесь приводится краткое содержание фильма.
   
   * * *
   
    На Нокт готовят вооруженное нападение повстанцы. Их цель - захват власти и постепенное превращение жителей Нокта в рабов. Эван - великий герой и ярый сторонник Ноктского правительства, который ходит не иначе как в форме майора законников (уже известно, что эта форма очень пойдёт Эвану) - он узнает о планах повстанцев, и во главе большого отряда законников нападает на базу повстанцев.
    Показана эта база - целый мир, обитый железом. Под железной оболочкой - жестокое общество, где царят варварские законы, где убивают за малейшую провинность. Лидер повстанцев - Замтар уже имел столкновения с законниками. Тогда ему едва удалось уйти от Эвана, но при взрыве он потерял руку, ногу, а часть его внутренних органов была повреждена. Замтар, несмотря на то, что от рождения он был человеком исключительно сильным, умер бы от этих ран, если бы не его верный помощник - гениальный, хоть и злобный доктор Солтон. Рука, нога и некоторые внутренние органы Замтара были заменены на механические части, благодаря чему Замтар получил ещё большие, нежели прежде, силу и ловкость.
    Итак, Ноктские законники напали на базу повстанцев. Завязался жестокий бой (взрывы, драки, погони, различные спецэффекты - в телефильме это занимает 5 минут, в художественном - 15). Неся тяжёлые потери, законники приближаются к победе. Видя, что его поражение неизбежно, Замтар включает систему уничтожения базы повстанцев - теперь должны погибнуть и большинство повстанцев и находящиеся на базе законники.
    Сам Замтар находится вблизи от аэроцикла со световым двигателем. Эван, преследуя его, попадает в тюремный блок повстанцев, где встречает свою возлюбленную Мэрианну Нэж (второстепенный персонаж комиксов об Эване - её играет Мэрианна Ангел). Он спасает её, но к кораблю они не успевают - до взрыва остаётся две минуты. Что делать? Эван с пафосным выражением говорит: "Ради свободы и счастья Нокта мы должны уничтожить Замтара любой ценой!" И они пробиваются к верхней части шахты, по которой должен пролететь аэроцикл Замтара. До взрыва остаётся тридцать секунд. Замтар взлетает, но пока что на обычной, а не на световой скорости. Эван стреляет и тремя меткими выстрелами пробивает двигатель аэроцикла. Из двигателя вырывается световой и выносит Замтра.
    Эван, обнявшись с Мэрианной, стоит возле этого луча и говорит: "Теперь он далеко, но он может вернуться. А я не могу этого позволить". Мэрианна в ответ: "Я последую за тобой, хоть на самый край мирозданья!"
    И вот они прыгают в зелёный луч. Летят в пульсирующем сиянии, и впереди видят Замтара (это, конечно, не правдоподобно, так как Замтар за те секунды, пока они разговаривали, улетел бы на миллионы километров). Как бы то ни было, а Эван прямо внутри луча пробивается к Замтару, и вступает с ним в схватку. Долго они сражаются, и, наконец, израненные, выпадают из луча. Мэрианна обнимает Эвана, а Замтара уносит в другую сторону. Так они оказываются на разных мирах. Но, самое интересное, что эти миры находятся на самом краю мирозданья. Дальше - тянущаяся во все стороны стена серебристого цвета. Что за этой стеной - никто не знает.
    Мэрианна выхаживает Эвана (по сценарию они говорят пафосные речи и занимаются сексом).
   Замтар оказался на пустынном, каменистом мире, где он питается слизняками и слышит голоса в своей голове: "Ты должен пробить стену и впустить нас". Замтар отвечает: "Я готов на это, но как мне это сделать?" В ответ: "Под камнями, по которым ты ходишь - лежит наш зонд, ему тысячи лет, но он ещё исправен".
   Замтар со своей титанической силой разгребает камни, и действительно обнаруживает зонд, который не похож ни на что знакомое людям, и производит устрашающее, отталкивающее впечатление. С помощью тех же голосов в голове, Замтар начинает разбираться с управлением.
   Между тем, Эван и Мэрианна знакомятся с разумными, говорящими птицами фазгами, которые перелетают с мира на мир. Вот от них-то благородные герои и узнают, что делает Замтар. Любой ценой готовы они остановить злодея.
   Они договариваются и сплетают из ветвей корзину, привязывают её к фазгам и летят к краю мира. Между тем, Замтар уже в сиденье возле пульта управления зондом. В это же мгновенье в него втыкается шприц и переливает в него чёрную жидкость, которая заменяет Замтару кровь. Он превращается в ужасное чудовище с клешнями вместо рук, с щупальцами, которые торчат прямо из его глотки, с единственным красным глазом во лбу.
   Теперь Замтар узнает о цели монстров, живущие за стеной. Они, окруженные вечной чернотой, жаждут поглотить лазурный свет, слить его с собой и с чернотой. Так как Замтар уже один них - он полностью соглашается с ними.
   Замтар летит на зонде, а Эван - на фазгах. Так как скорость движения зонда гораздо больше, чем скорость движения фазгов, Замтар прилетает с стене мирозданья первым. Он начинает сверлить поверхность скорлупы (ещё одна неувязка - как зонд из черноты попал в лазурное мирозданье, если не было дыры?).
   Тут прилетает Эван, и между ним и Замтаром начинается очередной поединок (стрельба, драки, а в конце, естественно, побеждает Эван).
   О том, как Эван возвращается на любимый им Нокт, и какие его при этом ожидают приключения, обещают показать в следующей телевизионной серии.
   
   * * *
   
    Когда Эван прочитал сценарий, он взял золотой колокольчик и позвонил в него. Мгновенно вошли Фульций Магн, Мэрианна Ангел и секретарша. Фульций, приветливо улыбаясь, спросил:
    - Ну, как вам наш сценарий?
    Эван ответил то, что он думал:
    - Сама идея узнать, что там, на краю мирозданья, бесспорно интересна, но сценарий, как и большинство сценариев Ноктских фильмов - бредовый. Супергерой, суперзлодей - какие абсурдные персонажи. Я, несмотря на свою наивность, понял, что в жизни таких не бывает: И даже Нокт с его законами вовсе не так плох, как казалось мне некоторое время назад:
    Присутствующие переглянулись, Фульций Магн прокашлялся и сказал:
    - Конечно, вы, благодаря Ноктским властям, раскрученный персонаж. В узком кругу вам разрешаются весьма резкие высказывания, но если вы с таким вот заявлением выступите публично, то у вас будут серьёзные проблемы. Я это говорю не потому, что плохо к вам отношусь, а потому, что это правда. Вас легко подняли, но также легко могут и опустить. Из супергероя сделать суперзлодея. Тогда о карьере киноактёра, естественно, придётся забыть:
    - А придётся отправиться на шахты, где томятся борцы Сопротивления, - мрачно проговорил Эван.
    - Не борцы, а террористы, - поправила его Мэрианна Ангел, повторяя, тем самым, настроение Мэрианны Нэж.
    - Ладно, - махнул рукой Эван. - В любом случае, я хоть и супергерой, а человек подневольный, так что вынужден согласиться с вашим предложеньем.
    - Вот и замечательно, - улыбнулась Мэрианна Ангел. - Завтра приступаем к репетициям.
   
   * * *
   
    Следующую ночь Эван опять провёл в гостинице "Столп Аркополиса" (напомню, что ночь понятие в Многомирье условное - сияние неба всегда остаётся неизменным). Но на окна были опущены тёмные шторы, а голая Мэрианна Нэж, сжимая в своих объятиях Эвана, спрашивала:
    - О ком ты думаешь?
    Эван, выражение лица которого было печальным и романтичным, ответил:
    - О тебе.
    Нэж ещё плотнее прижалась к нему и проговорила:
    - Смотри у меня! Если узнаю, что обманываешь, то тебе не поздоровиться
!    А Эван обманывал. Вспоминал Мэрианну Ангел, но не такой, какой она ему открылась однажды - развратной и расчётливой, а такой, какой он представлял её прежде, ещё до первой их встречи: возвышенной, романтичной - в общем, не человеком, а высшим существом:
   
   * * *
   
    Уж, наверное, Ноктские специалисты просчитали и то, какой актёр получится из Эвана. А актёр получился хороший. Роль-то у него была глупая, но он вкладывал в неё своё вдохновенье, отчего и роль, и весь фильм должны были получить дополнительную глубину.
    Но вообще Эван был разочарован. Он ожидал от процесса киносъёмок большего - творчества, интересных открытий, а тут - бесконечные, изматывающие, нудные дубли и поправки:
    В первый и второй день съёмок на съёмочной площадке присутствовала Мэрианна Нэж, но на третий день её срочно вызвали в исследовательский центр на тёмной стороне Нокта, и она с утра улетела:
    В тот день как раз снимали ту сцену на базе повстанцев (в павильоне компании "СветАрк"), в которой Эван освобождал Мэрианну Ангел (Нэж) из повстанческого плена. По сценарию, Мэрианна сначала должна была принять Эвана за повстанца, и ударить его выкрученной из стены трубой (только шлем на голове спасал его от серьёзной травмы). После, увидев, кто он на самом деле, Мэрианна должна была сразу испытать к нему сильное нежное чувство, а Эван ответить взаимностью. Для подчёркивания чувственности запланированы были два поцелуя Мэрианна: сначала - в слегка ушибленный лоб, а затем - и в губы Эвана.
    И, также как и другие сцены - эту переснимали много раз. А игра актёров здесь была на высшем уровне. Особенно удался тот дубль, когда Мэрианна, поцеловав Эвана в лоб, тихонько шепнула ему на ухо:
    - Сегодня вечером: в нашем старом номере: в гостинице "Столп Аркополиса".
    После этого она поцеловала его в губы, а Эван судорожно её сжал. Глаза юноши пылали изумлением и страстью, и это попало в кадр.
    Именно этот дубль и был отобран для фильма.
   
   * * *
   
    Эван и Мэрианна Нэж остановились на сто двенадцатом этаже "Столпа Аркополиса", а номер, в который приглашала Эвана Мэрианна Ангел, находился на сто двадцатом этаже этой грандиозной гостиницы.
    И в назначенное время (в девять часов вечера), Эван робко постучал в уже знакомую ему дверь. На несколько лет раньше именно за этой дверью Мэрианна Ангел преподнесла ему первые любовные уроки.
    Дверь почти мгновенно распахнулась, обнажённая Мэрианна Ангел схватила его за локоть, втянула в прихожую, закрыла за ним дверь.
    - Ты с ума сошла! - зашипел на неё Эван.
    - Ну что же ты стоишь как истукан? - прошептала Мэрианна.
    Она целовала его, раздевала и приговаривала:
    - Будто не понимаешь, что я по тебе очень-очень соскучилась:
    - Будто у тебя никого за это время не было:
    - Не будь занудой:
    - В прошлый раз ты отказалась от меня, потому что я тебе надоел. А теперь что? Привлекает моя известность?
    - И это тоже. Но неужели ты не веришь, что я могла тебя просто взять и полюбить?
    - Нет, в это я не верю:
    Мэрианна ласкала уже обнажённое тело Эвана, а он постанывал от удовольствия. Всё же нашёл в себе силы сказать:
    - Если Нэж узнает, нам не поздоровится.
    - Тебе не поздоровится, - поправила его Мэрианна Ангел. - А, впрочем, какие она имеет на тебя права? Или она ни с кем, кроме тебя, не трахалась?
    - Трахалась:
    - Вот видишь: Ты просто боишься её потерять. Но кто она такая? Ведь не её, а меня ты увидел тогда в телескоп:
    - Так это всё-таки была ты? Широкополая шляпа, порыв ветра:
    - Вот будешь хорошим мальчиком, и я расскажу тебе об этом. Ложись-ка на кроватку:
    И Эван послушался, с радостью лёг.
   
   * * *
   
    Через несколько часов весёлая, счастливая Мэрианна Ангел помогала одеваться Эвану. А Эван спрашивал у неё:
    - Так тогда, несколько лет назад, это была ты? Это с твоей головы ветер сорвал широкополую шляпу и унёс её?
    - А вот не помню, - Мэрианна Ангел загадочно улыбнулась.
    - И всё же:
    - Тебя это очень интересует?
    - Мэрианна, ты даже не представляешь, насколько это для меня важно. Ведь, если это так на самом деле было, то зря я разуверился в волшебстве и романтике.
    - Вот если будешь себя хорошо вести: почаще меня навещать и пореже вспоминать о Мэрианне Нэж, то я постараюсь вспомнить правду.
    Окончательно одетый и причёсанный Эван почувствовал прилив сил. Он даже улыбнулся. На прощанье сказал:
    - Завтра увидимся на съёмочной площадке. Ну а потом я постараюсь навести тебя здесь: До встречи:
    Эван вышел из номера, и со всём тем же счастливым выражением лица, сделал несколько шагов по коридору. Но потом его лицо побледнело, а сам он вздрогнул, и резко остановился. Дело в том, что двери лифта распахнулись и перед ним предстала Мэрианна Нэж.
    Глаза девушки пылали, кулаки были сжаты.
    "Ну всё - она узнала о моей связи с Мэрианной Ангел" - мелькнуло в его голове. - "И что теперь, интересно, будет? Она - девушка горячая, может исцарапает, может и прибьёт".
    Мэрианна Нэж подошла вплотную, внимательно посмотрела в его глаза и спросила:
    - Что ты здесь делаешь?
   "Неужели ещё не знает?" - так подумал со слабой надеждой, а вслух произнёс:
   - Здесь живёт один из работников кинокомпании "Премьер-Свет". Я обсуждал с ним некоторые детали предстоящих съёмок.
   - К чему этот напыщенный тон? - фыркнула Мэрианна Нэж. - Тебе, возможно, не придётся участвовать в киносъёмках. Во всяком случае - не в ближайшее время.
   - А в чём, собственно, дело?
   Негромким, твёрдым голосом Мэрианна Нэж произнесла то, от чего Эван побледнел сильнее:
   - Ноктские разведочные зонды достигли края мирозданья. Там обнаружено нечто требующее нашего вмешательства. И, возможно, ты примешь участие в экспедиции туда.
   
   
   
   Г лава 10
   "Загадка"
   
    Полёт на тёмную сторону Нокта не запомнился Эвану ничем, кроме напряжённого ожидания. Ведь Мэрианна Нэж наотрез отказалась сообщать подробности - сказала, что он всё узнает на месте.
    Когда они уже летели над тёмной стороной, Эван спросил:
    - Ну и как ты меня нашла?
    - Так это было не сложно. Ведь к тебе приставлены телохранители. Следят, чтобы супергерой не покинул пределов гостиницы.
    - И: что они тебе сказали?
    - Сказали, что ты отправился на сто двадцатый этаж. А почему это тебя интересует?
    - Да так просто: Когда же мы долетим?..
    Секретная лаборатория находилась под каменистой, холодной поверхностью. В неё надо было спускаться по туннелю. На посадочной площадке их ждали учёные. Выглядели они так, как, по мнению Эвана, и должны были выглядеть учёные: пожилые, с благообразными белыми бородками, и в безупречно белых халатах. Но ученые делились на две группы. Одни были худыми, даже иссушёнными, другие - румяными, упитанными. И это указывало на различие в их характерах и в мировосприятии.
    Руководил ими учёный из группы упитанных. Он представился Тонгом Трэем, и крепко пожал Эвану руку. Лицо Тонга лучилось радушием и энтузиазмом. Он говорил:
    - Прошу вас - следуйте за мной. Ещё немного, и вы всё узнаете:
    Эван шагал вместе с учёными по хорошо освещённому белому коридору и думал: "Они что - и в самом деле меня за супергероя принимают?.."
    Вошли в залу с рядами мягких кресел. Одну из стен занимал демонстрационный экран. Эвану предложили усесться в самое удобное для просмотра кресло. Рядом с ним села Мэрианна Нэж, прикоснулась к его ладони своими пальцами.
    Напротив экрана встал Тонг Трэй и проговорил:
    - Сначала - небольшое вступительное слово. Наша разведочные зонды оснащённые световыми двигателями, улетают в разные стороны пространства. Во время самого полёта никакой интересной информации получить от них невозможно. Вы, Эван, сами знаете - при полёте с такой скоростью на обзорном экране не видно ничего не видно, кроме лазурного свеченья. Даже и самые совершенные датчики пока что не в состоянии реагировать на то, что происходит снаружи. Но через месяц или через два месяца полёта зонды, по нашим программам, останавливаются, и передают данные об очень отдалённых мирах. Так, например, была обнаружена цивилизация развитая не меньше, чем Нокт до появления "Объекта". Конечно - у них нет технологии световых двигателей. Зато в наших зондах имеется система самоуничтожения. Так что, если бы они попытались туда сунуться, то: В общем, понятно: Сразу, по появлении опасности, мы не можем отозвать зонд, потому что если он отлетел от нас на два световых месяца, то и задержка в видео и аудио сигналах составит два месяца. Мы предусмотрели разные случайности. Зонды останавливаются в той или иной точке пространства ровно на минуту. Этого достаточно, чтобы собрать значительную информацию об окружающих зонд мирах. Затем зонд начинает обратный путь к Нокту. Совершаются перелёты по десять-пятнадцать минут со скоростью света. Несложно подсчитать, какое огромное расстояние преодолевает зонд за эти минуты. Затем - остановки и новый сбор информации. Но сейчас - разговор не об этом. Один из наших зондов, посланных в теневую сторону (то есть в ту сторону, куда повернуты тёмными сторонами миры), пролетел шесть месяцев, и тут, неожиданно, изменил направление своего полёта. Как же так, недоумевали мы - и уж потом, послав к той точке пространства другие зонды, поняли, поняли, в чём дело - зонд достиг стены, огораживающей всё наше мирозданье. А если точнее, то это стена, а как бы СКОРЛУПА. Ведь и мирозданье, по нашим предположеньям, имеет круглую или овальную форму. Сейчас вы увидите полученное нами изображение:
    Тонг Трэй негромко, но чётко проговорил:
    - Показать архивный файл номер 6782164, категория С.
    Свет в зале притух, а на экране появилось изображение того, что Эван и ожидал увидеть.
    В лазури (никаких облаков, никой излишней тьмы), висели миры. Но уходящую вдаль глубину пространства можно было наблюдать только с одной стороны. С другой - выделялась цветом уплотнённого, светлого жемчуга, стена. Она, как и следовало ожидать, простиралась и вверх, и вниз, и вправо, и влево (хотя эти понятия в таком месте, конечно, условные).
    Эван проговорил:
    - Действительно, выдающееся открытие
!    Тонг Трэй продолжал:
    - :Первый зонд, достигнув стены, отразился от неё, как луч света.
    - Так вы мне предлагаете полететь к скорлупе? Исследовать её? - с надеждой спросил Эван.
    - Нет, не совсем так - покачал головой Тонг Трэй. - К обычной поверхности "скорлупы" уже вылетела наша экспедиция и достигла её через месяц. Вас предполагается послать к другому месту: Ещё одно пояснение. Следующий зонд был запущен по рассчитанной нами траектории полёта "Объекта", - к тому месту, где он, по нашим расчетам, должен был пролететь через "скорлупу". Зонд достиг цели, затем - вернулся. Но полученные от него сведения шокировали нас. Смотрите сами:
    То, что увидел Эван, заставило его содрогнуться. Снова жемчужная скорлупа, но в этой скорлупе зиял чернотой провал. Ничего, кроме черноты, в провале не было видно. А миры двигались к дыре, влетали в неё и исчезали бесследно. За время минутной записи туда кануло аж целых три мира.
    Тонг Трэй продолжал:
    - По нашим предположениям, за пробоиной находится пустота или, иначе - вакуум. Этот вакуум практически свободен от атомов какого-либо вещества, и обладает очень низкой температурой. Именно вакуум и вытягивает в себя наш воздух.
    - Вы хотите сказать, что "Объект" сделал эту пробоину? Прилетел извне? - поинтересовался Эван.
    - Совершенно верно.
    - Но я не вижу в этом логики! Как пустота могла породить "Объект" и Существо? Вам, кстати, так и удалось обнаружить Существо?
    - Нет, не удалось. А что касается вашего первого вопроса, то мы тоже не знаем, как в пустоте и лютом холоде могла зародиться жизнь. Быть может, вы, Эван, сомневаетесь в том, что там очень холодно? Так посмотрите на увеличенные изображения, переданные нашим зондом.
    И Эван увидел поверхность мира, который подлетал к дыре. Не двигались, застыли реки и озёра, а жители - шестирукие и двенадцатирукие существа, лежали возле своего, похожего на муравейник поселения.
    И снова объяснил Тонг Трэй:
    - К сведению, температура за бортом нашего зонда - минус сто градусов, а по мере приближения к дыре, она всё уменьшается. Диаметр дыры - 810 километров, так что он как раз равняется диаметру "Объекта" и не оставляет никаких сомнений в происхождении дыры.
    Следующие слова Тонг Трэй изрёк торжественно:
    - Мы должны залатать дыру - сейчас это наиважнейшая задача для Нокта. Через дыру в вакуум высасываются не только миры, но и воздух. Если это не остановить, то мы либо задохнёмся, либо замёрзнем.
    Тут другой учёный прокашлялся и заявил:
    - Правда, если учесть, что "Объек" проник в наше мирозданье сотни тысяч лет тому назад, то:
    - Да, да, за эти сотни тысяч лет было высосано огромное количество миров и воздуха. Это значит, что в ближайшие годы Нокту ничего не грозит. Но! Вопрос спорный! На снимках с более высокой детализацией видно, что поверхность скорлупы возле пробоины деформировалась. Это следствие постоянного давления вытекающего воздуха. А деформированная поверхность может окончательно разрушиться и вылететь в вакуум. Пробоина увеличится до десяти, а то и двадцати тысяч километров. Давление на её края ещё вырастет, так что не сложно догадаться, к каким последствия это может привести.
    - Вся скорлупа раскрошится, - вздохнул Эван.
    - Совершенно верно, - кивнул Тонг Трэй. - Я рассказал это специально для вас, потому что мои коллеги прекрасно знают об этих выводах. Знают, с каким трудом мне удалось убедить правительственную комиссию в необходимости финансирования проекта. И это несмотря на то, что правительство сейчас и само заинтересовано в исследованиях пространства.
    Тут худющий учёный произнёс:
    - Ещё бы они сразу согласились, если на весь проект потребуется двадцать миллиардов эзкудо
!    Тонг Трэй ответил:
    - Сумма, конечно, огромная. Но, например, у Люция Керга, бывшего мужа Мэрианны Ангел, имеется примерно такая же сумма. И это при том, что во время бракоразводного процесса Мэрианна отсудила себе пять миллиардов эзкудо.
    - Как, Мэрианна Ангел, уже не замужем за Люцием Кергом? - вырвалось у Эвана.
   Он чуть не добавил: "А она мне ничего не сказала", но он во время осёкся, сообразив, что рядом сидит Мэрианна Нэж. Но Нэж никак не отреагировала на его вопрос, а Тонг ответил:
    - Да. Процесс был громким. Бульварные газетёнки только о нём и писали, но потом всё вытеснили известия об "Объекте" и световых двигателях.
    Далее Тонг говорил:
    - Выделенной правительством суммы хватило на разработку и строительство новейшего аэроцикла-крейсера, который мы назвали "Спаситель"
    - Название в духе дешёвого Ноктского фильма, - хмыкнул Эван.
    - Тем ни менее - название вполне отражает основное назначение этого крейсера. Спасение нашего мирозданья. Покрытие аэроцикла способно выдержать любую температуру до так называемого абсолютного нуля - то есть, до той температуры, при которой все атомы прекращают своё движение (такая температура, по-видимому, царит в вакууме). Экипаж будет состоять из пятидесяти человек и: одного Призрака.
    - Неужели - моего друга? - с дрожью в голосе спросил Эван.
    - Да.
    - Вот здорово! - воскликнул Эван, и широко улыбнулся.
    - Мы предполагаем, что там могут пригодиться такие его способности, как повышенная чувственность, телепатия, невидимость, и другие, ещё мало нами изученные. Аэроцикл укомплектован нашим новейшим оборудованием, оружием и запасами еды на два года. Хотя всё путешествие, по нашим расчетам, уляжется в год с небольшим. Но самое главное - вот:
    Тонг Трэй назвал номер архивного файла , и на экране появилась, медленно вращаясь, сетка, того же жемчужного цвета, что и скорлупа мирозданья.
    Тонг Трэй пояснил:
    - Мы разработали это на основе вещества, найденного в двигательной системе "Объекта". Вещество обладает такими свойствами, что при температуре выше нуля - оно гибкое, мягкое, но когда температура падает, оно затвердевает - причём затвердевает раз и навсегда. Другая уникальная возможность этого вещества - это его исключительная прочность. Квадратный пятиметровый лист толщиной в одну десятую миллиметра способен выдержать массу до ста тонн. Изготовленный же нами лист имеет толщину в сантиметр, и по своим параметрам способен залатать оставленную "Объектом" дыру: Все оборудование для крепежа заплатки находится на борту "Спасителя".
    - Все это, конечно, здорово, - проговорил Эван. - Но почему вы выбрали меня? Или забыли, что я супергерой комиксов и фильмов, в не реальной жизни.
    - Ну как же, как же, или забыл, сколько интересного, героического уже случилось в твоей жизни? - спросила Мэрианна Нэж и ладонью провела по затылку Эвана. - Ты необычайно находчив, ловок, удачлив. Ноктскими специалистами подсчитано, что шансы на успех экспедиции при твоём участии значительно возрастают.
    Эван проговорил задумчиво, вполголоса:
    - Действительно - я супергерой, который в отличие от простых героев, застрахован от случайной гибели. Вот только от старости, и конечной смерти никто не застрахован. А время летит быстро. Не успел оглянуться, а уже за тридцатник:
    - Но ты хорошо сохранился, - улыбнулась Мэрианна Нэж. - Не в обиду тебе будет сказано, но я не могу называть тебя мужчиной. Просто - ты юноша, - и, приблизившись, прошептала ему на ухо. - :Юноша, которого я люблю, и не потерплю его измены.
    - А Мэрианна Нэж тоже летит? - громко спросил Эван.
    Тонг Трэй ответил:
    - Да, конечно. Ведь вы с ней - идеальная пара.
    - Но у меня есть определённые обязательства перед кинокомпанией "Премьер-Свет".
    - Считайте, что все возможные неурядицы решены. Наши специалисты уже договариваются с представителями "Премьер-Свет". Вам будет предложен контракт на сумму, гораздо большую, нежели та, что вы могли получить раньше. Вы, Эван, станете мультимиллионером, но за это будете снимать всё, что происходит на краю мирозданья, а весь отснятый материал передадите "Премьер-Свет".
    - Это заманчивое предложение. Ведь я ещё никогда не был мультимиллионером. Даже и не представляю, для чего нужны эти многочисленные миллионы. Но неужели там, у дыры, у меня ещё будет время что-то снимать?
    Тонг Трэй ответил:
    - Миникамеры будут вмонтированы в вашу одежду, и в одежду Мэрианны Нэж. Весь материал будет сниматься автоматически, и затем монтироваться в "Премьер Свет". Естественно - совершенно исключены съёмки вашей интимной жизни. Об этом также оговорено в контракте.
    - Я согласен, - бодро ответил Эван. - Не столь важен контракт и миллионы, главное - достичь Цели. Когда вылетаем? Надеюсь скоро, да?
!    Тонг Трэй усмехнулся и ответил:
    - Ну вы настоящий герой. Не в обиду, а в восхваление было сказано: Всем бы быть такими, как вы:
    - А я то думал, что избавился от юношеского пылкого максимализма , - проговорил Эван.
    Тонг Трэй, выдержав паузу, ответил:
    - Что касается даты отлёта, то осталось ждать неделю. Эту неделю вы проведёте здесь, на секретной базе.
   
   
   
   Гл ава 11
   "Дни"
   
    Если первая экспедиция к "Объекту" была окутана строжайшей государственной тайной, то из отлёта к краю мирозданья тоже государство сделало яркое шоу. На недавно построенном летном поле, возле светлой окраины Аркополиса возвышался крейсер "Спаситель".
    Действительно, "Спаситель" почти ничего общего не имел с крошечным аэроциклом "Великий Дракон", на котором когда- то летал Эван. Это была овальная, возвышающаяся аж на сто пятьдесят метров громада.
    К полю были стянуты правительственные войска, которые обеспечивали тройной кордон. К месту старта, помимо участников экспедиции, допускали лишь немногих избранных. Ведь законникам было известно, что после прошедших несколько лет тому назад арестов и относительного затишья, Сопротивление снова набирало силы, так что можно было ожидать теракты.
    Но возле стадиона были установлены громадные экраны, через которые демонстрировалось всё происходящее. Множество народу сидело на трибунах, в километре от места старта. Вход на эти трибуны тоже стоил немалых денег, но все места были заняты.
    Некоторые из участников экспедиции произнесли короткие, заранее выученные речи. Произнёс свою речь и Эван. Речь, естественно, была написана не им, и состояла, в основном, из восторженных высказываний в адрес Ноктского правительства. Эван часто запинался и поглядывал в бумажку. Несмотря на это, его речь была воспринята с гораздо большим энтузиазмом, чем все остальные речи. Даже и с расстояния в километр Эван услышал восторженный рёв многотысячной толпы. В мыслях подивился: "Неужели это они меня так славят? Какой абсурд! Чем я отличаюсь от любого из них? Хм-м, действительно, чем?.. Быть может, тем, что моя жизнь интересна?"
   
   * * *
   
    Шестьдесят девять участников экспедиции прошли в просторных переходный шлюз. Туда же был доставлен и контейнер, в котором, по словам учёных, находился семидесятый участник - Призрак. Ещё перед стартом Эвану пояснили, что Призрак будет содержаться в особом отсеке, под присмотром, а также, - что в тело Призрака вживлены специальные датчики, позволяющие отслеживать его движения.
    Закрылись, отгородили их от Нокта толстенные двери, и участники пошли по длинному коридору в кают-залу, в которой им надлежало находиться при старте.
    Рядом с Эваном пристроился полный, лысоватый мужчина, с жидкой, седенькой бородкой и такими же усами. Глаза у мужчины были на выкате, от чего он имел изумлённый вид.
    Мужчина протянул Эвану пухлую, отдающую кисловатым запахом руку, и когда тот её пожал, представился:
    - Я, Задор Сэйдж - биолог. Просто мечтал познакомиться с живой легендой - Эваном-героем:
    - Можете не продолжать. Мне не нравятся все эти эпитеты. Я просто Эван, каким был, таким и остался:
    - Прекрасно вас понимаю. Ведь мне тоже не нравится вся эта шумиха, которую развели вокруг вашего имени. Хотя я согласен, что вы прекрасный человек, и достойны быть участником экспедиции. В общем, примите заверения в дружбе: Заходите ко мне в лабораторию. Там ещё пообщаемся.
    И вот они вошли в кают-залу, расселись в креслах. Тут же на экранах появилось изображение длинного стола, за которым сидели члены Ноктского правительства (в том числе и бывший член Мэрианны Ангел - Люций Керг). И члены правительства обратились к участникам экспедиции с напыщенной, длинной речью, которая начиналась словами:
    - Вся общественность Нокта:
    Эван едва сдержался, чтобы не зажать уши, но вот зевоты он никак не мог сдержать. Мэрианна Нэж украдкой пихала его локтем в бок и шипела:
    - Как не стыдно? Ведь миллионы граждан Нокта наблюдают за тобой по телевизорам:
    Эван ответил:
    - Ну не могу я слушать их голоса. Они сон нагоняют.
    Все хорошее и плохое рано или поздно заканчивается. Вот и плохая речь членов правительства подошла к концу. Появилось изображение взлётного поля. "Спаситель", с помощью обычных двигателей взлетел над ним. Из громады превратился в лазурное яйцо, затем яйцо развернулось, вылетая на тёмную сторону Нокта. А потом связь с Ноктом пропала.
    Капитан "Спасителя", он же генерал законников Сан-Тар IV торжественно заявил:
    - Наш шестимесячный полёт к краю мирозданья объявляю стартовавшим.
    И на экране появился лазурный фон, на котором иногда промелькивали и другие светлые оттенки. Они летели со скоростью света.
   
   * * *
   
    В ближайшие дни Эван вёл размеренную, ленивую, но отнюдь не супергеройскую жизнь.
    Он ел, пил, занимался любовью с Мэрианной Нэж, изучал доступные (немногочисленные) материалы о скорлупе мирозданья, разговаривал с другими участниками экспедиции, смотрел Ноктские фильмы в кинозале (в том числе и фильмы с Мэрианной Ангел). С Призраком он не общался, потому что доступ к нему был закрыт. А большую часть времени старался провести в уединении - сидел за столом в своей каюте, где писал роман о жизни на неком отдалённом мире. В главном герое он представлял себя, в главной героине - помесь из Мэрианны Нэж и Мэрианны Ангел, называл он её Кэрианной.
    А вообще, Эван частенько зевал, спал много. Думал, чем бы ему ещё заняться, и никак не мог придумать.
    И тогда он вспомнил о предложении Задора Сэйджа зайти к нему в лабораторию, пообщаться:
    Только Эван постучал, как Задор Сэйдж распахнул дверь - будто специально ждал, готовился к этому моменту.
    Задор схватил Эвана под руку, и повёл вглубь своей лаборатории, среди удивительных растений и клеток, в которых издавали различные звуки не менее удивительные звуки.
    Задор пояснил:
    - Мне, как известному на Нокте биологу (простите за нескромность), была отдана часть добытых на "Объекте" экспонатов. Вот эти звери, птицы и растения:
    - Разве "Объект" собирал растения?
    - Да, Эван, собирал. Только далеко не всегда. Эти растения - не совсем растения. Они - наполовину животные, а, может быть, и разумные существа. А эти сидящие в клетках животные - тоже, возможно, разумные. Вот, например, поглядите на этот экземпляр:
    Задор указал на существо с сиреневой шерстью и с большими, выпученными глазами, которые делали его похожим на самого Задора.
   Биолог пояснил:
   - Его мозг так же велик и сложен, как и человеческий. Однако, все попытки вступить с ним в контакт ни к чему не привели: А сейчас - прошу сюда:
   И Задор настоятельной усадил Эвана на табуретку под двухметровым растением с широко распахнутыми, ярко-жёлтыми лепестками. Из каждого соцветия глядел глаз. Эти глаза имели разную форму и цвет, и иногда даже моргали. Несмотря на то, что Эван за свою жизнь на многих чудищ нагляделся, ему под этим растением было неуютно. Всё ему казалось, что оно его схватит и разорвёт.
   Но Задор взял другую табуретку, придвинул её, уселся рядом с Эваном, проговорил:
   - Не волнуйтесь. Это растение, хоть до конца ещё и не изучено, но до сих пор никакой агрессии не проявляло.
   - А чем оно питается?
   - Различными волнами-излучениями, которые испускают наши тела, и приборы, находящиеся вблизи от растения. Вот, например, сейчас капитан Сан-Тар IV и его помощники, которым поручена слежка за участниками экспедиции, перестали получать информацию от датчиков, закреплённых в вашей одежде, а также и в теле.
   - Как? Разве есть такие датчики?! - искренне изумился Эван.
   - Конечно, есть. В каждом из нас. Даже и в Сан-Таре IV - правда, данные от его датчиков будут проанализированы уже после возвращения экспедиции на Нокт. Там уж и решат: награждать его или судить. А пока судит нас Сан-Тар IV.
   - Что-то я до сих пор не слышал, чтобы он кого-либо судил.
   - Ну да, серьёзных наказаний не было - так, незначительные выговоры, которые тебя не касались, и ты их не замечал. Другие участники экспедиции знают или догадываются, что в них вживлены такие датчики. Вот они и стараются быть паиньками.
   - Значит, даже когда я с Мэрианной:
   - Да - даже и тогда.
   - Но это же возмутительно
!   - Возмущайся, если тебе угодно, но только знай, что открытое возмущение ни к чему хорошему не приведёт. Из тебя хоть и сделали супергероя, а всё равно, ты - просто игрушка в лапах Ноктского правительства.
   Словосочетание "Ноктское правительство" было произнесено таким тоном, что Эван догадался - Задор Сэйдж испытывал к этому правительству самые неприязненные чувства. А тут и ещё одним высказыванием ошарашил его Задор Сэйдж:
   - Тебе привет от Шокола Эза.
   - От Шокола: от моего соседа, который:
   - Да, да - именно от него. Ты жил по соседству с ним, в сто тридцать седьмом, нищенском квартале Аркополиса. Он рассказал тебе о Сопротивлении, он втянул тебя в эту борьбу, ты расклеивал на улицах сто тридцать седьмого квартала листовки, а потом Шокол Эз был арестован. Тогда - шесть лет назад, законникам удалось выйти на след Сопротивления, и многие, очень многие были арестованы. Кого расстреляли, кого заточили в тюрьму, кого отправили на шахты. "Преступления" Шокола Эза были невелики, и его приговорили "всего лишь" к трём месяцам на шахтах, хотя прекрасно знали, что старик едва ли выдержит и три недели. Множество вредных излучений, отправленный воздух - этим славятся Ноктские шахты, и это знакомо тебе не понаслышке. Но законники просчитались - старик оказался живучим. Правда, под конец его разбил паралич и теперь он почти совсем не двигается. Но его окружили заботой верные люди, они его кормят и поят, а он диктует им статьи, в которых блещет прежний светлый разум Шокола Эза.
   - А скажите: - тут Эван осёкся.
   - Ты хочешь узнать - являюсь ли я сам участником Сопротивления?
   Эван молча кивнул.
   - Да, я являюсь участником Сопротивления, - бодро и бесстрашно ответил Задор Сэйдж.
   - Но как же?! Ведь существует Сыворотка правды, которую во время подготовки к полёту принимал каждый участник экспедиции. Невозможно отвечать неправду, после её приёма. И один из вопросов, на который мы должны были ответить - "Имею ли я отношение к Сопротивлению?". Я, например, ответил, что связей с Сопротивлением не поддерживаю, но прежде расклеивал листовки. Этот факт никого не смутил, так как законникам уже давно известно об этом:
   - Ну а Сопротивлению тоже известно об сыворотке правды. И у нас есть учёные, которые разработали сыворотку неправды. Её надо принимать непосредственно перед сывороткой правды, так как и действует она приблизительно столь ко же (более сильная доза может попросту уничтожить мозг). Так как перед тестом законники за нами следили, пришлось применить специальную капсулу, которая уже находилась в моём организме, но растворилась, выпуская сыворотку неправды, непосредственно перед тестом:
   - Но зачем Сопротивлению это понадобилось? Неужели вы собираетесь: - Эван проговорил с запинкой. - Устроить: теракт:
    Задор Сэйдж печально улыбнулся и ответил:
    - Вижу, тебя уже обработали законники. Ну да - правильно. Иначе, и не допустили бы тебя до этой экспедиции. Расскажи-ка, каких ужастиков ты от них наслушался?
    - Мне известно, что вы далеко не такие праведные борцы за свободу, какими представить вас Шокол Эз. Вы используете теракты, пытки и ложь. От вас страдают и погибают невинные люди:
    - Типичный лживый, пропагандистский бред законников, - проговорил Задор Сэйдж.
    - Почему же ложь, если есть факты, - пытался парировать Эван.
    - Ну и какие же факты?
    - Например, теракт во время открытия нового дворца Правительства. Я видел запись. Это было чудовищное преступление. Взорвалась часть трибуны, а на ней - кое-кто из правительства, но гораздо больше погибло мирных граждан. Там были женщины, дети: Ну разве не было такого теракта?
    - Был.
    - Разве Сопротивление не было к нему причастно?
    Задор Сэйдж на мгновенье замялся, затем ответил:
    - Не причастно.
    - А вот мне кажется, что причастно.
    - Изначально, в ответ на жестокие притеснения законниками некоторых групп граждан, мы действительно собирались уничтожить нескольких членов правительства. На совести этих гадов - тысячи человеческих жизней, и поэтому, боясь мести, они всегда передвигаются в закрытом транспорте, под усиленной охраной. Но когда выяснилось, как тщательно будет охраняться мероприятие открытия дворца, и что при теракте (а мы предпочитаем говорить - "акте возмездия") могут погибнуть невинные люди, мы решили отказаться от своего замысла. Однако, Сопротивление - большая организация, и в неё входят разные люди, каждый - со своими амбициями. Вокруг одного из таких людей образовалась группировка экстремистов, которые хотели возмездия любой ценой. В тайне от нас они подготовили и осуществи этот действительно "ужасный" и этот действительно "теракт". К слову сказать, погибли совсем не те члены правительства, которые должны были погибнуть. Например, один из погибших являлся сторонником либеральных реформ. Естественно, что после теракта реакционная политика только усилилась.
    Эван, который во время этого рассказа смотрел в глаза Задора Сэйджа, проговорил:
    - Я готов поверить, что это правда. Но тут меня смущает имя поэта Кэя Нурца, стихи которого мне до сих пор нравятся. Ведь и он был казнён, как причастный к этому преступлению.
    - Человек пишущий хорошие стихи, никогда не пойдёт на преступление. Преступленья - удел бездарей. А Кэй Нурц действительно был хорошим поэтом и участником Сопротивления. Именно он в числе первых высказался против теракта при открытии Дворца Правительства. Но он был схвачен как участник Сопротивления, а тогда все сопротивленцы рассматривались как причастные к взрыву. Кстати, сыворотка правды тогда ещё не была разработана и к Кэю Нурцу примени жестокие пытки, но он до конца оставался стойким и никого не выдал.
    - Но ведь и участники Сопротивления применяют пытки, чтобы добыть нужные сведения у законников.
    - Я бы мог, конечно, ответить, что это война, а на войне, жестокость - это норма. Но Сопротивление ведь и организовывалось как противоположность Правительству и законникам, у которых есть множество способов подавления и уничтожения неугодных им личностей. Соответственно, всякая излишняя жестокость, а тем более - пытки, запрещалась. Но, опять- таки, из-за громоздкости организации, мы уже не могли контролировать всех вступающих в неё. Попадался и всякий сброд. Такие людишки, ради достижения своих целей, были способны и на описанные тобой преступления. Но если такая жестокость выявлялась, то преступника карали тоже весьма жестоко - вплоть до казни. Но что касается многочисленных жертв, якобы зверски замученных Сопротивлением - то это ложь. Законники в своих целях приписывают к жертвам Сопротивления и убитых, и замученных уличными бандами, а уж эти-то банды не имеют к сопротивлению никакого отношения, и даже враждуют с ним, потому что вполне резонно опасаются, что Сопротивление может отобрать у них власть:
    - Вы хотите убедить меня в том, что Сопротивление на такое уж и плохое?
    - Да.
    - Что ж, отчасти вам это удалось. Но я считаю, что и Ноктское правительство не такое уж и плохое.
    - А знаете, почему вы так считает?.. Потому что Ноктская промышленность строит аэроциклы, различные приборы. Обеспечивает, стало быть, вас полётами.
    - Да, я очень люблю полёты. И тот первый аэроцикл, который я нашёл на тёмной половине своего мира, был построен именно на Нокте.
    - Отчасти это так. Но ведь Ноктское правительство и тормозит прогресс. Или вы забыли, как мало аэроциклов было ещё несколько лет назад? А простые граждане Нокта не могли улететь к другим мирам:
    - Это я уже слышал. Но вы отклонились от моего первого вопроса: Зачем вы всё-таки пробрались на борт "Спасителя"?
    - Я сюда не пробирался. Я сюда попал стараньями многих людей. Что же касается моей миссии, то вы узнаете о ней позже, если будете достойны. Сейчас вам уже пора выходить из-под цветка, и из моей лаборатории. Сан- Тар IV знает, что некоторые из моих питомцев способны вносить помехи в его приборы слежения, но ваше через чур длительное пребывание здесь может вызвать в нём подозрения. Впрочем, он и так всех и постоянно подозревает:
    Эван уже собирался встать и уйти, но Задор Сэйдж положил ему ладонь на плечи и проговорил:
    - Только приходите ещё раз. Хотя бы завтра. Хотя бы через неделю. Я надеюсь на вас.
    - Возможно, - буркнул Эван.
    - А вы стихи пишите?
    - Возможно.
    - Я вот пишу. Думаю, вам близка эта тема:
   
    Если день, как кирпичик ты положил,
    В храм свободной, счастливой жизни,
    Не жалел ни тепла, ни собственных сил, -
    - Этот день не умрёт отныне.
   
   
   
    Глава 12
   "Недели"

   
    Эван пришёл к Задору Сэйджу через две недели. Уселся под глазастым цветком, и сказал глазастому биологу:
    - Я ждал от этой экспедиции большего. Никогда не думал, что полёт со скоростью света может быть настолько скучным. Ничего не происходит! Занятия сексом с Мэрианной Нэж превратились в обыденность. Мне ещё положено изучать оружие и приёмы рукопашного боя. Супергерою положено знать такие штучки: Ну да - я кое-что изучил, но чувствую - это не моё. Палить и драться? Увольте! Пускай этим кто-нибудь другой занимается:
    Выпученные глаза Задора Сэйджа буквально впились в лицо Эвана. Биолог спросил:
    - И?..
    - Быть может, вы посвятите меня в свои планы? Быть может, я могу вам помочь в чём-нибудь? Но, предупреждаю - помогать я вам буду только в том случае, если это не противоречит здравому смыслу. Я не стану причинять вред "Спасителю" или другим членам экспедиции.
    - А скажи, Эван, общался ли ты в последнее время со своим другом Призраком?
    - Нет. Не общался. Мне объяснили, что Призрак сейчас пребывает в состоянии спячки, из которой его нельзя выводить. Эта спячка будет продолжаться ещё приблизительно пять месяцев, то есть, как раз перед нашим прибытием к дыре он должен очнуться:
    - Сказки, сказки, сказки! Какими же сказками они тебя почуют! Да ведь не поймали они твоего Призрака, ускользнул он от них.
    - То есть - как ускользнул? Вот так новость! Да мне же сама Мэрианна Нэж говорила, что поймали его. Неужели она соврала?
    - Да зачем ей врать? Просто сообщила она тебе ту информацию, которую ей дали:
    Кое-кому было выгодно, чтобы ты думал, что мы везём Призрака, тоже самое было сообщено и общественности: Неужели ты даже не обратил внимание на то, что контейнер закрытый:
    - Это объяснялось тем, что для спящего Призрака губительно воздействие каких-либо излучений. А непроницаемые стены контейнера защищают:
    - Всё-то они объясняют, а ты всему веришь.
    - Ну а чему мне верить? Если они перевозят в контейнере не Призрака, то кого же?
    - Существо?
    - Какое ещё Существо?
    - То Существо, которое управляло "Объектом".
    - Быть того не может
!    - Опять ты мне не веришь: Если так и дальше пойдёт, то вряд ли мы договоримся до чего-то хорошего.
    - Ладно. Положим, я верю вам. Контейнер действительно слишком велик для одного Призрака, но: он слишком тесен для Существа. Я помню, каким увидел Существо на "Объекте" - это тридцатиметровый костяной гигант - его не сожмёшь.
    - А они перевозят не всё Существо, а только его мозг, причём в замороженном состоянии.
    - То есть как? Зачем?
!    - Сначала я расскажу, как Существо попало к Ноктцам. Помимо меня об этом знают только четыре участника экспедиции, а твоя Мэрианна Нэж, хоть и законница - в их число не входит. Слишком мелкая она пташка. Её и взяли-то, как придаток к тебе.
    - Ладно, хватит. Давайте, рассказывайте, - мрачно проговорил Эван.
    - Рассказываю. Слушай и верь мне, потому что это правда: Как ни старались Ноктцы, а им не удалось бы поймать Существо, если бы оно само явилось к ним. Появилось словно бы ниоткуда, и ни где-нибудь, а прямо возле базы, которая кружила у "Объекта". Хотя появление было неожиданным, а всё же на базе было припасено кое-что на этот случай, а именно - замораживающая пушка. Заряд попал в Существо, и оно действительно замёрзло. Его поместили в контейнер и перевезли на секретную базу на тёмной стороне Нокта, где ты находился перед полётом. Надо ли говорить, что все передовые силы Ноктской науки были брошены на изучение Существа? Чего с ним только не делали: даже мне всего неизвестно:. Только не размораживали, потому что боялись разморозить: Тогда же проанализировали его поведение в те минуты, когда его наблюдали, но ещё не заморозили. Из этих фрагментов был сделан вывод, что Существо вовсе не собиралось нападать. Оно появилось с дружескими намерениями, собиралось вступить в контакт с Ноктцами, а они не захотели понимать, точнее - испугались:
    Продолжая изучение Существа, Ноктские учёные пришли к страшному для них выводу: даже и замороженное Существо оказывало на них воздействие. Они вдруг, ни с того ни с сего, начинали говорить на диковинных, никому неведомых языках; они наяву, с потрясающей ясностью видели картины миров настолько удивительных, что не могли их описать, а только разводили руками, вздыхали и тряслись от страха:
    Итак, Ноктские учёные пришли к выводу, что Существо не безопасно даже и в замороженном виде. Раз оно способно оказывать воздействие на них, то оно может поработить и других Ноктцев. При этом есть такой факт, что ни одной страшной картины в видениях им не было показано, а все их страхи - от чувства непонимания: И вот они начали думать: Что же делать с Существом? Уничтожить, распылить, а пыль увезти подальше - это самое естественное решение для трусливого Ноктского менталитета. Но тут же ведётся изучение проблемы Дыры. Как залатать эту пробоину в скорлупе Мирозданья? Мозг Существа подвергают воздействию различных излучений и тут оказывается, что при интенсивном воздействии радиоактивного А-излучения мозг Существа начинает выделять необходимое для латания дыры вещество:
    - Подождите, но ведь говорилось, что это вещество нашли в двигателях "Объекта".
    - Как ты уже должен был понять - то, что говорят, не всегда соответствует истине.
    - А как же мозг Существа?
    - Он разрушается, но очень медленно. Из одного миллиграмма мозга вырабатывается тонна этого вещества, но для того, чтобы залатать всю дыру, придётся уничтожить мозг Существа полностью. Как видишь, Ноктские власти и учёные собираются решить сразу две проблемы: уничтожить Существо и залатать Дыру. На Дыру, такую далёкую, им, в общем-то плевать, но шоу с её латанием - это не только роскошное шоу, из которого можно выжать немалые деньги, но и способ поднять рейтинг правительства. Вот, мол, какие мы добрые и хорошие, заботимся не только о своих гражданах, но и о жителях далёких миров. И невдомёк простым обывателям, что за этим - извечная и банальная жажда денег и власти: Итак, Существо (точнее только его мозг, но неудобно говорить "мозг") находится в контейнере, в наиболее отдалённой от нас и изолированной части "Спасителя". Там оно постоянно подвергается воздействию различных излучений. По-мнению специалистов эти излучения должны свети воздействие Существа на участников экспедиции до минимума. И действительно - никаких отклонений в поведении пока что замечено не было: Но ты ведь понимаешь, что разрушать Существо - это страшное преступление.
    - Преступление: - повторил Эван, задумчиво. - Нет: не понимаю: То есть, Существо не надо уничтожать, но: Ведь вы же сами сказали, что с помощью этого разрушения можно залатать дыру. Если Правительства это способ заработать денег и поднять свой рейтинг, то для меня - прекрасная цель. Быть может, это звучит напыщенно. Плевать! Просто я думаю о жителях тех миров, которые обречены кануть в пустоте, или, как там: в вакууме замёрзнуть. А я хочу спасти их, потому что среди них есть немало красивых, благородных жизней.
    - Действительно: звучит красиво и напыщенно. Но почему ты думаешь, что мне и другим участникам Сопротивления тоже не хочется спасти те жизни, которые вылетают и вылетают каждую минуту в небытие?.. Но ты подумай, Эван. Они уничтожают Существо, которые знает об устройстве "Объекта" гораздо больше, нежели они. Именно "Объект" пробил скорлупу мирозданья. Так не логично ли предположить, что Существо может и залатать дыру без разрушения своего мозга?.. Он шло на контакт, возможно - оно хотело научить нас этому, а мы его разрушаем. Но только ли этому оно может нас научить? Вот случайно нам открылась возможность путешествий со световой скоростью. Ноктской науке потребовались бы ещё тысячелетия, чтобы самой дойти до этого. На том топливе, которое раньше использовалось в Ноктских аэроциклах, больше десяти тысяч в час никак нельзя было выжать, и это всё - это был бы тупик. А от цивилизации Существа к нам пришла возможность путешествовать со скоростью под четыреста тысяч километров в секунду. А сколько ещё таких знаний, которые мы и представить себе не можем, таит в себе Существо? Быть может, благодаря Существу мы могли бы подарить людям бессмертие, а мы его уничтожать собрались: Точнее мы, участники Сопротивления, хотим его спасти, а законники, как всегда: Ну ты меня понял:
    - Кажется, понял. Вы хотите помешать нашей экспедиции.
    - Какой ещё "нашей" экспедиции? Ведь ты вылетел не в эту экспедицию. То есть, ты не знал, что тебя ждёт. Правды тебе никто не сообщил.
    - Ладно, меня обманули. От меня опять чего-то хотят, разрывают меня на части. Вот чего хотите от меня вы?
    - Ответ вполне очевиден: помощи. Все люди ждут от других людей той или иной помощи, но, к сожалению, у разных людей разные цели и средства для их достижения.
    - А конкретнее.
    - Сначала "вы", а можно, кстати, на "ты"?
    - Уже давно пора.
    - Ты должен пробраться поближе к Существу.
    - Как я это сделаю, и почему этого не можете сделать вы?
    - Я не могу этого сделать, потому что имею только второй уровень секретности:
    - Что это ещё за уровни секретности?.. Никогда о них не слышал.
    - Ты вообще много о чём не слышал. Приходится открывать для тебя всё заново. Ну, ничего, твоей вины в этом нет: Итак, к первому уровню секретности относятся все некомпетентные участники экспедиции. Такие, которым была сообщена такая же версия, как и тебе, как и массам, живущим на Нокте. Вторая группа секретности: это - такие как я. Мы знаем больше, потому что мы - виднейшие специалисты в своих областях. Но, конечно, законники и не подозревают, что я - на стороне Сопротивления: Третья группа - это Сан-Тар IV и его ближайшие помощники - фанатичные законники.
    - Вот видите, у вас - второй, а у меня - лишь первый, низший уровень секретности. На что же я способен?..
    - О, Эван, ты способен на многое. Иначе, не было бы столько возни вокруг тебя. Но в данном случае от тебя требуется только использовать "рт-17/28" и "эзл-8".
    - Это оружие, что ли?
    - Ну да - оружие, из тех, которыми ты, как супергерой, должен научиться пользоваться, во время этого полёта. Ты ведь занимаешься этим в специально отведённом помещении.
    - Я туда почти не захожу. Говорил же: мне не нравится оружие. Меня тошнит от оружия:
    - Тем ни менее, раз ты решил помочь Сопротивлению, то тебе придётся использовать названное оружие.
    - Убивать я никого не стану. Никакие цели не оправдывают убийство.
    - Успокойся. В этот раз тебе не придётся никого убивать. Слушай меня внимательно. Завтра в двенадцать сорок пять, то есть, как раз после обеда, когда все разойдутся по своим каютам отдыхать, я с помощью своих растений, испорчу систему слежения. Естественно, Сан-Тар IV поднимет тревогу, но эта тревога будет не всеобщей, а только для избранных - для его ближайших помощников. Вот они и могут выискивать причину поломки; учитывая их опыт (а дураков на такие задания не назначают) - на это у них у них уйдёт от получаса до полутора часов. Для того, чтобы осуществить задуманное, нам потребуется нечто среднее, а именно - час. Тебе известно, что "рт-17/28", работает как высокочастотный расщепитель.
    - Нет. Мне это не известно.
    - Так вот. Твоя задача: вынести "рт-17/28" и "эзл-8" из тренировочного помещения. Только ты можешь это сделать, да и то - назвав на выходе код. Тебе сообщали этот код?
    - Нет.
    - Вот видишь, как о тебе "позаботились". Ладно, запоминай:
    И Задор Сэйдж назвал весьма сложный цифровой код, который Эван никак не мог запомнить, так что пришлось записывать его на бумаге.
    Задор продолжил:
    - Я уже буду тебя ждать. По служебному коридору мы пройдём в ту часть "Спасителя", где находится мозг Существа, и:
   
   * * *
   
    И вот наступил следующий день. В назначенное время Эван и Задор Сэйдж прошли по служебному коридору, и никто их не остановил, никто об этом ещё не знал, потому что система слежения была выведена из строя Задором:
    Но, конечно, ни в чём нельзя было быть уверенными полностью, и чувство напряжения, ожидание того, что их в любое мгновенье могут остановить, не покидало их.
    В руках Эван нёс "рт-17/18" - внушительную, устрашающую громаду, которой он ни разу до этого не пользовался. А на его спине висел "эзл-8" - тоже массивный, тяжёлый, оттягивающий назад.
    Они остановились перед белым, металлическим люком, который перегораживал коридор.
    Задор Сэйдж проговорил:
    - Чтобы пройти дальше, требуется не только код, но и прижатие к детектору пальца Сан-Тара IV-го, или одного из посвящённых. Так как ни кода, ни пальца Сан-Тара IV-го у нас нет, то приходится использовать "рт-17/18" - переведи его в боевой режим:
    Так как Эван не разбирался в оружии, ему и дальше приходилось выполнять указания Задора Сэйджа:
    Когда "рт-17/18" был переведён в боевой режим, Задор Сэйдж указал Эвану на выступ в верхней части люка, и сказал:
    - Наведи дуло туда, и нажимай спусковой крючок.
    Так и Эван и сделал.
    "Рт- 17/18" мелко завибрировал, и хотя, как казалось Эвану, из дула ничего не вырывалось - выступ на верхней части люка задымился. Дыма становилось всё больше, и уже тяжело стало дышать. Эван закашлялся и отступил на шаг.
    Рядом раздавался голос Задора Сэйджа:
    - Не волнуйся. Из "Рт-17/18" вырываются микро-импульсы, которые вскоре должны разрушить защиту:
    - Как не волноваться? Ведь может подняться тревога.
    - В этом как раз слабое место их системы. Из-за импульсов уже перегорела проводка, и сигнал тревоги просто не дойдёт до Сан-Тара IV.
    Люк издал звук, весьма похожий на жалобный вздох, и стремительно отъехал в сторону, освобождая им проход:
    Эван и Задор Сэйдж быстро шагали по продолжению коридора. Задор приговаривал:
    - Пока что всё идёт так, как было задумано. И даже - быстрее. Но скорость нам только на пользу:
    Вот коридор сделал резкий поворот, и они увидели выкрашенную в зелёный цвет дверь, на фоне которой стоял массивный, неуклюжий робот.
    Эван знал, что таких роботов разработали по заказу Ноктского правительства, и только недавно наладили их выпуск. Роботы предназначались для охранных целей и уничтожения участников Сопротивления.
    Как только они обогнули поворот коридора, робот проговорил холодным, сухим голосом:
    - У вас нет прав для посещения этого сектора "Спасителя". Кто вы? Назовитесь.
    Эван повернулся к Задору Сэйджу, посмотрел на него вопросительно. Эван ждал, что Задор Сэйдж сделает что-нибудь, чтобы устранить эту преграду.
    Но Задор проговорил тихо:
    - Мы не знали, что здесь будет поставлен робот:
    - Так что же делать? - нервно спросил Эван.
    На самом деле, Эван до сих пор не был уверен, что поступил правильно, ввязавшись в это дело, а теперь его сомнения ещё усилились. Он думал: "Отступить бы - да поздно отступать".
    Задор же обратился к роботу:
    - Я - Задор Сэйдж, биолог. А это - Эван - выступающий в роли военного специалиста. Мы оба - участники экспедиции, и мы пришли сюда с разрешения капитана "Спасителя" Сан- Тара IV:
    Робот отвечал бесстрастным голосом:
    - Мне ничего не известно о подобном разрешении. Я должен был получить соответствующую инструкцию от Сан-Тара IV по внутренней связи. Но сейчас внутренняя связь испорчена, и я вынужден поставить эту поломку в ряд с вашим появлением. Вы подозреваетесь в злонамеренных действиях:
    Задор Сэйдж уже несколько раз пихнул Эвана локтем в бок, и Эван всё не понимал, чего хочет Задор. Быть может - надо спасаться бегством?.. Но, похоже, Задор не собирался отступать..
    Вот робот проговорил:
    - В руках и на спине Эвана замечено оружие. Перенос этого оружия без соответствующего разрешения запрещён. В связи с этим приказываю: положить оружие на пол:
    И тут Эван догадался, чего хотел от него Задор - снова надо было воспользоваться "Рт-17/18".
    Робот продолжал:
    - У вас есть пять секунд на то, чтобы сложить оружие и отойти с поднятыми руками к стене. Начинаю обратный отсчёт: пять: четыре:
    Эван направил дуло "Рт-17/18" на голову робота и нажал спусковой крючок.
    Квадратная металлическая голова затряслась, из неё повалил дым. Робот начал заваливаться назад, но всё же ещё успел взмахнуть прямоугольной рукой, выпустить из неё десяток пуль. Только одна пуля нашла цель - ударила в грудь Задора Сэйджа.
    Но и этого было достаточно - Задор повалился на пол, захрипел, задёргался, его обычно выпученные глаза выпучились ещё больше, изо рта потекла кровь, большое кровавое пятно расплывалось по его груди.
    Эван склонился над ним, спросил:
    - Как я могу помочь?
    Задор слабо мотнул головой, выдохнул:
    - Никак: - затем из последних сил простонал. - "Эзл-8" - излучение "Ер": интенсивность четыре: запомни: в верхнюю часть мозга: существа: не больше минуты: мозг должен: проснуться: знания: донеси знания до людей Нокта: всё:
    Задор Сэйдж умер.
    Эван поднялся, обернулся к роботу. Тот дёргался на полу, из его оплавленной головы сыпались искры. Казалось - он вот- вот взорвётся.
    Эван поспешил к окрашенной в зелёный цвет двери. Думал, что и там возникнут проблемы, но дверь неожиданно легко распахнулась.
    Юноша оказался в большой, хорошо освещённой зале, такой же овальной формы, что и "Спаситель". И только пол был плоским. В центре залы стояла прозрачная, извлечённая из контейнера колба из непробиваемого стекла. В колбе замороженный в прозрачном растворе, висел похожий на кучевое облако мозг Существа.
    Эван направил "эзл-8" на верхнюю часть мозга, и нажал на спусковой крючок. Вроде бы, пока ничего не происходило:
    Юноша думал: "Ну, вот и хорошо. Может, ещё всё обойдётся: Будет, как прежде:"
    Но он знал, что как прежде не будет, хотя бы потому, что уже мёртв Задор Сэйдж и этого не исправить, это вскоре раскроется.
    Вот верхняя часть мозга Существа вспухла, и из неё стало выделяться зеленоватое, густое вещество. Это вещество быстро расплавило заморозку и прилипло к поверхности колбы.
    Эван подумал: "Сейчас, чего доброго, ещё лопнет!", и он, выровнив оружие, начал пятиться:
    А в голове его всё бились испуганные мысли: "И зачем я только ввязался в эту авантюру? Теперь всё погублено, и мне, как преступнику, нет места на "Спасителе".
    Колба не лопнула, но зеленоватое вещество выдавилось из неё так же, как выдавливалось из мозга, и потекло вниз, подобно желе.
    Достигнув пола, "желе" не остановилось, но, клокоча и извиваясь, последовало за Эваном. Эван выскочил в коридор, и вскоре достиг того места, где лежал окровавленный Задор Сэйдж. Эван схватил его, потащил за собой:
    Но слишком тяжёлым оказался Задор Сэйдж - он мешал Эвану двигаться, а "желе", напротив, ускорялось - и, чтобы ускользнуть от него, юноше уже надо было бежать в полную силу.
    И вот Эван оставил Задора Сэйджа и бросился дальше по коридору. Он думал: "Только бы успеть до люка! Закрыть его! Тогда и "желе", может, остановится. Нельзя допустить, чтобы оно попало в жилые отсеки, а то там таких дел натворит:"
    И хотя Эван не мог представить, какие именно дела натворит в жилых отсеках "желе" - представлялось нечто ужасное, связанное с кровью и смертью.
    Юноша даже не сознавал, что эти образы связаны, прежде всего, с убийством Задора Сэйджа, а ведь убил его боевой робот, а не "желе", не Существо. Забыл Эван, что Существо изначально пыталось пойти на контакт:
    Эван добежал до люка, там резко обернулся - ожидал, что "желе" окажется прямо за его спиной, и тут же вцепиться, растерзает его.
    Но, оказывается, "желе" остановилось возле тела Задора Сэйджа, облепило его, и всасывалось внутрь его недвижимого тела. Другая часть желе всасывалось внутрь поломанного боевого робота.
    Это не показалось Эвану странным, но когда Задор Сэйдж приподнялся, и повернул в сторону Эвана голову - юноша вскрикнул и отшатнулся.
    А Задор Сэйдж уже шагал в его сторону. Никаких следов желе на нём не осталось. Также не было и следов крови и ран от пуль робота, даже его одежда выглядела совершенно целой.
    Эван положил ладонь на кнопку, закрывающую люк, и неотрывно глядел на приближающегося Задора Сэйджа. Тот тоже смотрел на Эвана. Вот приоткрыл рот:
    Эван представил, что оттуда вырвется поток пламени, или щупальца, и едва не нажал на кнопку - только дрожь в напряжённых пальцах не позволила ему это сделать тут же.
    А изо рта Задора Сэйджа прозвучали слова:
    - Не закрывай.
    Если бы слова были произнесены с необычной, тревожной интонацией, то Эван всё-таки нажал бы на кнопку. Но это был самый обычный голос Задора Сэйджа:
    Эван выкрикнул, нервно:
    - Кто ты?
    И опять обычный голос:
    - Я - Задор Сэйдж, биолог.
    - Но в тебе впиталось, это: "желе": Кто ты теперь?..
    - Я, Задор Сэйдж. Пожалуйста, не закрывай люк, иначе, ты подведёшь и меня и себя:
    Оказывается, уже поздно было закрывать. Задор стоял рядом, и смотрел на Эван.
    Эван буравил взглядом Задора, и тяжело дышал. Юноша чувствовал себя беспомощным, и оружие где-то выронил, и устал от этой беготни:
    Задор нажал на кнопку, и люк захлопнулся, но за мгновенье до этого Эван, краем глаза увидел, что "желе" впиталось и в боевого робота, и тот, целый и невредимый поднялся на свои железные ноги.
    И снова Эван испуганно глядел на Задора Сэйджа, и пытался совладать с паникой - броситься бежать от него, кричать об опасности.
    Задор спросил, и в голосе его была успокаивающая интонация:
    - Почему ты так напряжён?
    - Потому что "желе" - внутри тебя. Кто ты такой? Я не уверен, что ты человек:
    - Я почти прежний. Не бойся.
    - "Почти"! - вскрикнул Эван.
    - Успокойся же, - голос Задора прозвучал повелительно, и тут Эван действительно успокоился (ну или почти успокоился).
    Задор вытянул руку, и дотронулся до исковерканного выступа в верхней части люка. И Эван с интересом, но уже без прежнего страха, увидел, как из-под ногтей Задора вытекло зеленоватое желе, и, попав в этот выступ, придало ему прежнюю форму.
    Затем Задор кивнул вниз, и сказал:
    - Возьми оружие, и отнеси к себе, пока это ещё не раскрылось:
    Эван глянул под ноги, и обнаружил, что и "рт-17/28" и "эзл-8", валяются там. Юноша поднял оружие, сделал несколько шагов - обернулся - Задор стоял на прежнем месте.
    Эван спросил:
    - А вы будете делать?
    - Вернусь в свою биологическую лабораторию, - ответил Задор.
   
   * * *
   
    Без особых происшествий Эван добрался до своей учебной комнаты. Только успел положить оружие на место, как загорелся экран, и юноша увидел Сан-Тара IV, лицо которого было столь же напряжено, как и лицо Эвана при воскрешении Задора Сэйджа.
    Сан-Тар IV нервно покусывал нижнюю губу, что-то хотел спросить, да не спрашивал.
   Эван попытался проговорить расслабленным тоном:
    - Что-нибудь случилось, капитан?
    Тот секунд двадцать хранил молчание, потом буркнул:
    - Ничего необычного не заметил?
    - Э: нет: Всё нормально.
    - А где ты недавно был?
    - В ванной. А что: есть неожиданные новости?
    - Нет. Оставайся на месте. Жди дальнейших указаний. Это приказ.
    И Сан-Тар IV отключил связь.
    Это значило, что Сан-Тару IV и его помощникам удалось наладить систему постоянного слежения, а Эван проскользнул к себе в последнее мгновенье.
    И теперь Эвану только и оставалось гадать - какие же будут дальнейшие распоряжения и действия Сан-Тара IV:
   
   * * *
   
    Относительно Эвана никаких указаний не последовало, но через пару часов Сан-Тар IV и два его помощника наведались в биологическую лабораторию Задора Сэйджа.
    Задор Сэйдж улыбнулся им и спросил:
    - Чем обязан?
    Сан-Тар IV остановился перед глазастым растением, которое глушило систему слежения, и проговорил:
    - По последним данным это растение считается опасным. Его надлежит уничтожить.
    - Хотя мне неизвестно, чем оно опасно, я вынужден подчиниться, - вздохнул Задор Сэйдж.
    Сан-Тар IV кивнул своим помощникам, и те направили на растение излучатели. Растение задёргалось, начало извиваться, того и гляди - выскочит из заполненного розоватой почвой углубления.
   Но эти трепыхания быстро прекратились: глаза померкли, само растение сжалось, пожухло. Помощники, предварительно надев перчатки, выдернули растение из почвы, и положили его в большой целлофановый пакет.
    - Можете идти, - сказал им Сан- Тар IV.
    Помощники, храня на лицах брезгливое выражение, потащили пакет с растением из лаборатории.
    Сан-Тар IV прокашлялся, и спросил у Задора:
    - Так, стало быть, это растение может двигаться?
    - Да. Вы сами видели.
    - Так почему же вы: не предупредили?
!    - А о чём я должен мог предупреждать? Здесь все растения необычные. Собственно, это не совсем растения. Вы же знаете, все находящиеся в моей лаборатории - это даже не животные, это, возможно, разумные существа, и я должен:
    - Знаю. И всё же вы должны следить тщательнее. Вот скажите - это растение могло покинуть пределы лаборатории?
    - Нет. Это совершенно исключено. Оно растёт в этой вот почве, а по полу передвигаться не способно.
    - А если ему кто-нибудь помог?
    - Не понимаю вас, капитан.
    - Ладно, Задор Сэйдж, - Сан-Тар IV помахал перед его носом своим толстым пальцем. - Следите за своими растениями. Следите тщательно. Но помните, что и за вами следят. И я не советую вам сделать что-нибудь не так: Запомните это
!    - Как вам угодно, капитан, - смиренным тоном проговорил Задор.
    Сан-Тар IV развернулся, и выскочил из биологической лаборатории.
   
   
   
     Глава 13
   "Месяцы"

   
    Сан-Тар IV сидел в своей каюте, которая, как и полагается каюте капитана, была самой крупной, и самой хорошо обставленной каютой на "Спасителе".
    Перед Сан-Таром IV на полированном столе стояла наполовину выпитая бутылка вина. Хмельными глазами Сан-Тар IV глядел на экран, занимавший всю противоположную стену.
    Обычно этот экран был разделён на множество частей, показывающих всех участников экспедиции, но теперь Сан-Тар включил на всю стену только один экран, передающий изображение с вмонтированного в одежду Эвана устройства.
    Эван находился в биологической лаборатории, и разговаривал с Задором Сэйджом. Разговор их представлялся самым обычным, даже скучноватым. Вот Эван произнёс:
    - Кормят нас, конечно, неплохо, но уже надоело это однообразие. Неплохо бы чего-нибудь новенького. Как думаешь, припасено в кладовке что-нибудь на торжественный случай?
    - Ну, может, там стоит огромный, замороженный торт. Осталось только до "скорлупы" долететь. Тогда и праздновать будем:
    - До "скорлупы" ещё три месяца лететь, - тоскливо вздохнул Эван. - Ты бы из своих растений что-нибудь приготовил.
    - Нет-нет, что ты! Я не могу. Ведь они живые. Возможно, даже разумные.
    - Я же просто пошутил:
    Сан-Тар IV уже несколько минут слушал этот разговор. Вот он подлил себе вино, сжал кулаки и пробормотал со злобой:
    - Болтайте, болтайте: а всё равно чую: заговор у вас. И особенно этот Задор Сэйдж подозрителен. Всё же я подловлю вас, выведу на чистую воду:
    И, залпом осушив стакан, выпалил:
    - Три месяца! Ещё три месяца!.. А у меня нервы сдают!.. Проклятье!.. Что творится на этом корабле?
!   
   * * *
   
    Эван действительно находился в лаборатории Задора Сэйджа, однако разговаривали они отнюдь не о том, что слышал Сан-Тар IV. Даже находились они в другой части лаборатории.
    Но в систему наблюдения можно внести искажения, если ты не человек, или почти не человек, если в тебе есть частичка Существа из "Объекта", а именно таким и был теперь Задор Сэйдж.
    Эван, не подозревая, что он повторяет пьяное восклицание Сан-Тара IV, спрашивал у Задора Сэйджа:
    - Что творится на этом корабле?
    И Задор ответил:
    - Просто не надо было направлять на "Существо" излучатель.
    - Ты же сам: то есть не ты: Всё не могу привыкнуть, что ты - не прежний. В общем, Задор Сэйдж думал, что таким образом можно освободить Существо.
    - А Существо, официальным представителем которого я являюсь, не надо спасать: Оно само хочет, чтобы его доставили к пробитой "скорлупе", и залатали с его помощью пробоину:
    - Ну, да - это я уже понял. И всё же мне интересно, что происходит на "Спасителе"? Эти существа: новые существа: откуда они:
   
   * * *
   
    В это же время проснулась Мэрианна Нэж. Она приподнялась на кровати, тихо позвала:
    - Эван, ты здесь?
    Но, естественно, Эван не мог ей ответить - он ушёл, когда она ещё спала. Помещение было затенено, лёгкое рыжеватое свечение окружало только стол, за которым Эван часто писал свои стихи, становившиеся день ото дня всё более мрачными.
    Тут из-под кровати раздался шорох. Мэрианна Нэж сжала кулаки и проговорила:
    - Опять:
    Она потянулась к тумбочке, на которой лежал пульт, включающий свет, и лёгкий излучатель, который мог только ненадолго парализовать противника (другое оружие им запретил носить Сан-Тар IV).
    И тут в воздухе между кроватью и столом метнулась тонкая тень - только появилась, и тут же исчезла.
    Мэрианна издала хриплый, испуганный звук, и повторила:
    - Опять: Сколько же можно:
    Она дотянулась до тумбочки, загребла в ладонь и пульт и излучатель, отдёрнула руку назад.
    Но всё же пока её рука была вытянута, снизу снова поднялась тень, дотронулась до её запястья. Мэрианну обожгло холодом, и холод этот не уходил - руки её дрожали, зубы стучали.
    Она нажимала на кнопку, но свет не включался.
   Нэж говорила:
    - Ведь мы не выключали свет. И Эван, уходя, не мог его выключить:
    Наконец под потолком замерцала лампа. Только через минуту свечение её стало ровным:
    Но не всё же не вся каюта была освещена равномерно. Над полом, возле кровати, словно бы тёмный купол поднимался. Но купол этот не был совсем непроницаемым - можно было разглядеть, что в центре его, на полу лежит и двигается нечто.
    - Опять: опять: - произнесла Мэрианна и направила излучатель на это нечто.
    Вот нажала на кнопку. Загорелась красная кнопка, показывающая, что излучатель работает на полную мощность. Однако, нечто продолжало двигаться.
    - Ну что тебе надо? А? - голос Мэрианны дрожал, казалось, что она вот-вот разрыдается.
    А можно ли было предположить такие интонации в боевой, деловитой Мэрианне Нэж три месяца назад, когда "Спаситель" стартовал с Нокта?
    - :Уходи, нечисть проклятая: уходи: - бормотала Мэрианна, вновь и вновь нажимая на кнопку излучателя.
    Но - всё тщетно: нечто продолжало извиваться на полу.
   А потом словно ветер дунул, и тёмный купол слетел.
   Теперь отчётливо можно было разглядеть лежащее на полу:
    Это был кокон - толи пластиковый, толи деревянный, но уже тронутый тлением и разлагающийся. А рядом с коконом лежала фигурка киноактрисы Мэрианны Ангел - она извивалась, шипела, щёлкала зубами, и пыталась дотянуться до Мэрианны Нэж. Из приоткрытого рта Мэрианны Ангел вырывался раздвоенный змеиный язык.
    Мэрианны Нэж вскочила с кровати, и, прижимаясь к стене, прошмыгнула к столу. Дрожащими руками начала открывать нижний ящик стола. Но что-то в ящике застряло, и он никак не хотел открываться.
    Между тем, Мэрианна Ангел поползла к Мэрианне Нэж. Их разделяла пара метров, когда Нэж, наконец-то, раскрыла ящик, и выхватила из него нож. Обернулась к Ангел, и взвизгнула:
    - Не приближайся
!    В верещании Ангел отчётливо прозвучали слова:
    - Эван мой
!    Затем её рот широко раскрылся и из него выпрыгнуло пятнадцатисантиметровое насекомое, это при том что в самой этой Мэрианне Ангел было не более пятидесяти сантиметров.
    Нэж всегда, с самого раннего детства, испытывала отвращение к насекомым, ну а это было особенно мерзким. Оно попало на голую ногу Нэж, начало вгрызаться в неё.
    Нэж ударила по насекомому ножом, и: пронзила и его и свою ногу. Мэрианна Ангел застрекотала громко, насмешливо, с торжеством, и начала таять:
    Не прошло и пяти секунд, как и насекомое и Мэрианна Ангел бесследно исчезли. А вот рана на ноге Нэж осталась - причём рана весьма глубокая. Кровь серпантином стекала по её ягодице, и уже разливалось лужицей по полу:
    Нэж отбросила перепачканный нож, а сама проковыляла к висевший на стене аптечке, достала из неё лечебную жидкость и, морщась от боли, смазала рану. Кровотечение прекратилось, но шрам остался.
    Мэрианна опустилась в кресло и, обхватив голову руками, плачущим голосом спросила у невидимого собеседника:
    - Что творится на этом корабле?
!   
   * * *
   
    - Тебя интересует, откуда берутся эти "существа":, - проговорил Задор Сэйдж. - Но неужели ты не заметил, что они не существуют? Они - только порождение вашего сознания.
    - Да, конечно, я это заметил. Они не могут сами причинить физического вреда, но их появление всегда столь неожиданно, столь болезненно, что их потенциальная жертва сама себе может навредить:
    - Тоже верно. Но я же уже говорил тебе, что нельзя было воздействовать на мозг Существа тем излучателем. Сообщаю тебе это не как Задор Сэйдж, а как представитель Существа:
    - Ну да, да - это я тоже уже давно понял: Но неужели Существо не может остановить этот процесс?..
    - Нет. Не может. И дело не в том, что оно (точнее - его мозг) заморожено. Просто вырвавшаяся при излучении энергия образовало новое Существо, независимое от того, замороженного Существа.
    - Вот так новость! И где же это новое Существо прячется?
    - В вашем подсознании:
    - Да уж - хорошее местечко! То есть, оно - в подсознании каждого из участников экспедиции?..
    - Ведь кошмары приходят к каждому из вас. Значит, в подсознании каждого.
    - Но почему именно кошмары?.. Ведь каждый человек, также как и каждый мир, состоит из тёмной и светлой половин. Почему не может появиться образ из позитивной части моего сознания?
    - Потому что само это новое Существо тяготеет к тьме и к ужасу:
    - Но почему оно к ним тяготеет?
    - А ты вспомни, при каких обстоятельствах оно появилось. Боевой робот застрелил Задора Сэйджа, ты сам был взбудоражен. Тобой управляла не любовь, не стремление к чему-то хорошему, а чувства озлобленности, напряжения, паники. Вот от этих чувств и начало кормиться только что вырвавшееся на волю Существо:
    - Да. Я заметил. Если пытаемся представить что-нибудь хорошее, светлое, так это забывается.:Вот вчера у меня вышла ссора с Мэрианной Нэж. Уж и не помню, с чего началось. Но разгорячились мы не на шутку, едва в рукопашную друг на друга не бросились. Тогда и вырвались у меня слова про Мэрианну Ангел - выпалил я, что Ангел была первой, настоящей моей любовью, что именно из-за стремления к ней попал я на Нокт: Мэрианна Нэж хмыкнула, и ответила, что это ей уже давно было известно, так как я - личность примечательная, и законники плотно за мной следят: И всё же, как я понял, мои слова больно задели Нэж. Она, вроде бы и помирилась со мной, и даже спали мы вместе, а уверен - неприязнь к Мэрианне Ангел терзает её сердце. Я уверен, что из этих неприязненных чувств появится очередной монстр - подобие Мэрианны Ангел:
   - Ты совершенно прав, Эван.
   - Вот я и опасаюсь: как бы Мэрианна Нэж не навредила себе.
   - Поддавшись эмоциями, может навредить себе любой участник экспедиции.
   - Но ведь есть же какой-то способ, чтобы изничтожить это тёмное Существо.
   - Конечно, и ты его прекрасно знаешь:
   - Какой же?
!   - Гнать от себя тёмные, негативные чувства. Представлять только хорошее, жить в любви, тогда и не будет пищи для тёмного существа.
   - Эх! А я думал - что- нибудь новенькое скажешь. То, что ты сейчас говоришь - я уже слышал. Но как избавиться от тёмных чувств не знаю:
   - Думай. Ищи пути. Ведь ты герой:
   
   * * *
   
    Начался четвёртый месяц от старта с Нокта. До прибытия к скорлупе мироздания оставалось ещё два месяца:
    Капитан Сан-Тар IV собрал всех участников экспедиции в кают-залу. Вышел к ним в чёрной, не поглаженной одежде и с лицом помятым, несчастным, болезненным. Такие же лица были и у других участников экспедиции. А двоих участников экспедиции вообще не было - они не выдержали каждодневного появления призрачных монстров, сошли с ума и, по приказу Сан-Тара IV были усыплены, и помещены в герметичную камеру:
    Именно с этих двух участников экспедиции и начал свою речь Сан-Тар IV:
    - Тредор Канф и Джоз Азон выброшены за борт "Спасителя":
    Слышен стал ропот, возгласы изумления, испуга, негодования.
    - Тихо! - взревел Сан-Тар IV. - Любые выражения недовольства будут рассматриваться мною как саботаж, и караться по закону военного времени:
    Участники экспедиции уже вполне знали крутой нрав своего капитана, знали и то, что у него есть ближайшие помощники, которые по одному жесту Сан-Тара IV готовы применить оружие (остальным участникам было запрещено переносить какое-либо оружие).
    Сан-Тар IV прокашлялся и продолжил свою речь:
    - Дальнейшее пребывание Тредора Канфа и Джоза Азона на "Спасителе" представляло существенную опасность для всех нас. И в замороженном состоянии они (а точнее - их сознание), порождало монстров, которые вновь и вновь обнаружились вблизи от их камер, и одним своим видом могли нанести существенный вред психике любого из вас: Итак, их больше нет. Вы - остаётесь на "Спасителе", но отныне вам запрещено покидать приделы своих кают. Запрещены любые встречи, переговоры и прочие возможные контакты. Два оставшихся месяца каждый из вас проведёт в строгой изоляции. Мера суровая, но, в связи с последними событиями, необходимая:
    И снова ропот, несколько отдельных, громких, злобных выкриков, а потом - пронзительный женский визг.
    Из коридора вышел монстр. Этот трёхглавый, с клешнями вместо рук, с выпученными глазами, из которых сыпались искры, монстр шагал прямо на Сан-Тара IV. Многие видели, как на лбу капитана выступила испарина, губы его побледнели, задрожали, он взвизгнул: "Уничтожить!", и выхватил разрядник.
    Такие же пистолеты-разрядники выхватили и его помощники - начали стрелять. Повалил едкий дым. Люди вскакивали, собирались бежать в коридор, но Сан-Тар IV нажал на кнопку, и все выходы мгновенно оказались перекрытыми.
    Капитан орал:
    - Оставаться на месте! За неповиновение - смерть
!    Но и так один участник экспедиции уже получил эту кару - разряд проскочил сквозь монстра, и разворотил ему грудную клетку, ещё несколько были ранены, и теперь истошно вопили, тщетно пытаясь избавиться от боли:
    Что касается монстра, то он довольно быстро развалился на части. Эти части вспыхнули синим пламенем и бесследно прогорели.
    Некоторое время не было слышно ничего, кроме вскриков раненных, да заботливых голосов склонившихся над ними докторов.
    Сан-Тар IV прокашлялся, и заговорил прежним - громким, властным голосом:
    - Вот из-за таких инцидентов я вынужден идти на весьма жёсткие меры. Но эпидемию надо остановить, и эпидемия будет остановлена, пусть ценой жизни некоторых из вас:
    После значительной паузы, Сан-Тар IV изрёк:
    - Есть среди вас человек, которого я подозреваю в саботаже.
   При этих словах Сан-Тар IV повернулся к Эвану, и уставился на него внимательными, злыми глазами. И у Эвана никаких сомнений не осталось в том, что именно его подозревает капитан.
    Сан-Тар IV, не отводя глаз от Эвана, продолжал:
    - Этот человек подозревается в преступных действиях, которые и послужили толчком к появлению монстров. Этот человек сейчас же будет взят под стражу и допрошен с помощью сыворотки правды. Взять его
!    Сан-Тар IV, повернувшись, указал на Задора Сэйджа. Потрясение было таким сильным, что Эван воскликнул:
    - Как же так?
!    - А вот так, - хмыкнул Сан-Тар IV. - Впрочем, конечно, здесь ни в ком нельзя быть уверенным, и у главного подозреваемого могли быть сообщники. Об этом станет известно в самое ближайшее время:
    К Задору Сэйджу подошли помощники капитана. У каждого из них в руке был разрядник, поставленный на максимальную мощность, но всё же эти помощники выглядели испуганными. Задор Сэйдж представлялся им ещё одним монстром - быть может, самым ужасным из всех:.
    Но Задор протянул навстречу к ним руки и проговорил:
    - Вынужден вам подчиниться. Пожалуйста, если вам угодно - берите меня, допрашивайте:
    Задор Сэйдж был выведен из залы, а Сан-Тар IV проговорил:
    - Итак, все расходятся по своим каютам, и лишаются права покидать их, до моего особого указа: Эван лишается права посещать оружейную:
   
   * * *
   
    Эван стоял в душе. Воду включил на полную мощность, и она изрядно шумела. Если бы рядом находилась Мэрианна Нэж, и он начал бы говорить ей на ухо, то, несмотря на устройства слежения, их бы не услышали. Но Мэрианны Нэж поблизости не было. Указанием Сан-Тара IV, ей, также как и другим участникам экспедиции, запрещалось покидать свою каюту.
    Эван думал: "Ведь Задор Сэйдж - уже не человек. В этом чутьё не обмануло Сан-Тара IV: но нельзя допрашивать Задора Сэйджа с помощью сыворотки. Нынешний Задор Сэйдж - это частичка Существа. Один раз мы уже воздействовали на Существо нашим оружием, и последствия были весьма печальными. А что будет теперь? Никто не знает. Как бы Сан-Тар IV не поплатился за свою настырность. Мне кажется, что вся наша экспедиция в опасности, и я должен сделать что-то: Ведь сидеть без дела - это не в моих правилах:"
    И Эван, погрузив голову в водные струи, начал думать, что ему делать дальше:
   
   * * *
   
    Задор Сэйдж был приведён в тайный кабинет Сан-Тара, там его наручниками приковали к стулу, и ввели в вену сыворотку правды.
    Задор Сэйдж не сопротивлялся. Он только сказал:
    - Зря вы это делаете:
    Сан-Тар IV проговорил:
    - Скоро узнаем - зря, или не зря:, - и, обратившись к свому помощнику, спросил, - Почему сыворотка ещё не действует?
    Раздражённый недосыпанием, помощник буркнул без должного уважения:
    - Терпение, капитан. Через минуту начнётся:
    Через минуту голова Задора Сэйджа закинулись назад, а глаза начали источать зеленоватое свечение.
    Сан-Тар IV спросил у помощника:
    - Что - разве так и должно быть?
    На что последовал ответ:
    - Вообще-то - нет. Но, возможно - это побочный эффект.
    Сан-Тар IV обратился к Задору:
    - А теперь отвечай прямо: ты участник Сопротивления, которому удалось обойти нас и попасть в число участников экспедиции?
    Рот Задора открывался всё шире и шире. Это был уже и не рот, а глотка, невероятных для человеческого лица размеров. В глубине этой глотки что-то клокотало, варилось, а затем - вылетел из неё шар.
    Этот шар вращался, плыл в воздухе, будто и не было гравитации. На поверхности шара заметны были реки и озёра, несколько деревушек примостились в удобных местах - возле возделанных полей или полных дичью лесов. В общем - это был целый мир, миниатюрные обитатели которого имели свою историю:
    Не прошло ещё первое изумление, а вслед за первым миром, вылетел и второй. Этот почти полностью был занят индустриальным городом, который своими строгими чертами и оживлённым движением на улицах настраивал на напряжённый, деловой мир.
    - Что это такое?! - взвизгнул Сан-Тар IV. - Уничтожить это! Скорее
!!    И сам первый начал палить по мирам. Затем и помощники присоединились к своему капитану:
    Для миниатюрных миров их разрядники оказались страшным оружием. Появлялись тёмные пятна, леса горели, на месте деревень оставались только воронки со рваными краями:
    Двумя тяжёлыми грудами упали поверженные миры на пол, но не исчезли, как исчезали иные расстрелянные, раздавленные или просто забытые мороки, они остались лежать - дымящиеся, источающие тяжёлый запах жжённой земли и раскалённого железа.
    А изо рта Задора Сэйджа вылетел ещё один мир. Он оказался ещё больше своих предшественников и, по мере того, как летел - ещё и раздувался. Так он достиг двух метров в диаметре.
    Сан-Тар IV исступлённо начал по этому миру палить. Мир дёрнулся к полу, и придавил ногу капитана. Раздался хруст, Сан-Тар IV истошно завопил, и выстрелил в Задора Сэйджа.
    Половина лица Задора почернела. Биолог затрясся, и вместе со стулом, к которому был прикован, рухнул на пол.
    Сан-Тар IV отчаянными, сильными рывками пытался высвободить придавленную ногу. Но удалось ему это только с помощниками.
   Кость оказалась сломанной, но Сан-Тар IV пребывал в таком лихорадочном, возбуждённом состоянии, что и не чувствовал боли. Он приказал, чтобы его усадили в кресло, что помощники и сделали.
    Сан- Тар IV выпученными глазами глядел на двухметровый шар, который не лежал спокойно, а подрагивал. Вдруг он крикнул:
    - Выкинуть это за борт
!    Последовал робкий вопрос:
    - Как же транспортировать ЭТО к наружному шлюзу?
    - Распилить на части: Как угодно, лишь бы этой гадости не было на корабле: И этого: - Сан-Тар IV брезгливо кивнул на Задора Сэйджа. - Тоже за борт! Несомненно, что он был во главе заговора, но его помощников ещё предстоит выявить: Есть у меня кое-кто на подозрении:
    Сан-Тар IV вспоминал Эвана. Ведь не даром же Эван так часто в последнее время общался с Задором Сэйджем.
    Один из помощников спросил:
    - Неужели и следующего вы собираетесь допрашивать с помощью сыворотки?
    - Да. Конечно. Меня этими штучками не испугаешь. И, если понадобится, я всех за борт перешвыряю! Успех экспедиции - превыше всего
!    Но зря Сан-Тар IV и его помощники надеялись на то, что с Задором Сэдйжем и порождённым им последним миром покончено.
    Когда двое помощника попытались поднять Задора (от стула они его не решались отковывать), он задёргался, и испустил изо рта зеленоватую змейку.
    Одни помощники отдёрнулись, другие открыли стрельбу. Стреляли часто, разом из многих разрядников. Алые заряды сверкали в воздухе.
   Сан-Тару IV показалось, что змейка мчится на него. Он дёрнулся и повалился с кресла, при этом неудачно подвернул сломанную ногу:
    Глаза Сан-Тара IV выпучились, он истошно завопил. Теперь он палил беспорядочно, потому что повсюду ему мерещились враги. Если бы помощники не попадали на пол - то и им бы досталось.
    Змейка проскользнула в узкий зазор, между полом и дверью. А капитан все ещё продолжал палить. Уже несколько раз попадал он в двухметровый шар-мир. Тот вздрагивал, и, наконец, покатился.
    Несмотря на то, что пол в этом помещении был без наклона, скорость шара с каждым метром возрастала. И, когда он врезался в стену, то не остановился, а пробил её.
    Из разорванных проводов посыпались искры, часть мониторов отключалась, замерцали лампы, а шар всё ускорялся - он уже пересёк кают-залу, пробил противоположную стену, выкатился в коридор, и продолжил своё движение.
    - Что это такое? Что происходит? - спрашивал Сан-Тар IV.
    Никто не мог дать ему конкретного ответа, зато один из помощников произнёс:
    - Если будет пробита наружная оболочка, то при нашей световой скорости полёта "Спаситель" разорвётся на мелкие кусочки.
    - Так вы можете остановить этот шар?
    - Нам ещё не известны его свойства, но, возможно, что нет:
    - Так остановите "Спаситель".
    - На подготовку к торможению потребуется пятнадцать минут. У нас нет этого времени. Остаётся надеяться на чудо.
   
   * * *
   
    Эван только вышел из душа и оделся, когда влетела зелёная змейка. Эван проговорил намеренно спокойным голосом:
    - Что то ты не похожа на очередного монстра-морока. Но что ты такое?
    Змейка сложилась в лицо Задора Сэйджа. Губы этого представителя Существа задвигались, и Эван услышал голос, который исходил не из этих губ, а со стороны - прямо из стен:
    "Новое воздействие неразумных Ноктцев на Существо и новые непредвиденные последствия этого: В Задоре Сэйдже находилась органика Существа, и теперь эта органика вырвалась на свободу, обрела необычные для вас свойства. Образовался миниатюрных, двухметровый мир, который, однако, населён крошечными жителями (почти все они уже погибли). Изожженный выстрелами, этот мир всё же ещё имеет достаточную силу для того, чтобы пробить стены "Спасителя". Вскоре будет пробита и наружная обшивка:
    - Тогда всему экипажу - конец, - с уверенностью проговорил Эван.
    - Не могу сказать, прав ты или нет. Невозможно спрогнозировать, что случится со "Спасителем" при такой скорости полёта. Впрочем, вероятность гибели представляется возможной.
    - Пожалуйста, если есть возможность остановить это - остановите
!    - Я ухожу, Эван. Я последние секунды здесь, но у меня есть сила, и частичку этой силы я передам тебе. Правда, ничто не даётся даром, и чтобы научиться пользоваться этой силой, тебе ещё придётся изрядно попотеть.
    - Давайте же скорее! - крикнул Эван.
    Призрачное, зеленоватое лицо Задора Сэйджа приближалось. Его нос прикоснулся к носу Эвана, губы - к губам, глаза - к глазам; лоб - ко лбу. Тут Эван почувствовал сильный жар и, одновременно с ним - холод. Он вскрикнул, повалился на пол, там выгнулся, глаза его закатились:
    Через мгновенье Эван уже стоял на ногах, и медленно ощупывал себя, тщетно пытаясь отыскать ту силу, о которой говорил Задор Сэйдж. Вроде бы, ничего в нём не изменилось. Эван позвал Задора, но ответа не получил. А через несколько секунд он услышал гул. Этот гул стремительно нарастал, и доносился из коридора. Юноша подскочил к наружной двери и приложил ладонь к панели. После этого дверь должна была открыться, однако она осталась запертой.
    - В чём дело? - раздражённо спросил Эван.
    Мелодичный, порождённый компьютером голос ответил из динамика:
    - Приказ капитана Сан-Тара IV: никто не имеет права покидать предела своих кают.
    - Но там происходит что-то! Вы должны открыть! Ведь меня взяли в экспедицию, чтобы я помогал в экстренных ситуациях.
    Голос бесстрастно повторил:
    - Никто не имеет права покидать пределов своих кают
!    Эван понимал, что уговоры бесполезны, но всё же продолжал уговаривать и требовать, чтобы дверь открыли. Гул всё усиливался, дрожали и стены, и потолок, и пол. Эван услышал пронзительный женский крик. Вроде бы это даже Мэрианна Нэж кричала, хотя он и не мог сказать это с полной уверенностью, так как крик резко оборвался.
    А затем та стена, за которой находился коридор, вся содрогнулась, выгнулась, местами и разорвалась. Эван успел заметить, что по коридору катится двухметровый шар - именно он и послужил причиной этих разрушений.
    Один из разрывов оказался достаточно широким, чтобы в него смог протиснуться Эван. И вот он в коридоре. Стены и пол оказались измятыми, разорванными, кое-где торчали провода, из которых сыпались искры, уже и отдельные язычки пламени искали себе поживу.
    Тогда Эван крикнул:
    - Мэрианна, где ты?
!    Он, в общем-то, и не ожидал услышать ответ, но Мэрианна вдруг выскочила из своей разгромленной каюты и кинулась к нему. Эван вытянул руки, предвкушая, как обнимет её и поцелует, постарается утешить словами. Но этому не суждено было свершиться.
    Вдруг луч зеленоватого, прекрасного для глаз света заполнил середину коридора и унёс с собой Мэрианну.
    Когда-то подобный луч своим гармоничным мерцанием вызвал в Эване чувство восторга, теперь Эван испытывал и страх, и боль. Он знал свойства подобного луча, он знал, что попавшие в него за секунду относились на четыреста тысяч километров. Три секунды прошло, а Мэрианну от Эвана отделяло уже более миллиона километров.
    :Десять секунд прошло - уже четыре миллиона километров отделяло его от Мэрианны. И как самостоятельно преодолеть это расстояние, как вернуться к ней?..
    "Неужели я потерял друга?.. Ведь Мэрианна Нэж была, прежде всего, моим другом. С кем я теперь могу пообщаться по душам? Кто теперь спасёт меня от одиночества? А, впрочем, прочь эти горькие мысли. Я просто должен придумать, как залатать пробоину. Ведь зелёный луч появился от того, что двухметровый шар пробил обшивку "Спасителя". Сначала надо узнать, где пробоина..."
    И Эван решил, что узнает это в командном отсеке. Конечно, он предполагал, что там может оказаться Сан-Тар IV или кто-нибудь из его помощников, но сам был слишком взбудоражен, чтобы просто вернуться в свою каюту и ждать. И вдоль зелёного луча он побежал в командный отсек.
    Через минуту достиг своей цели. Зелёный луч делил это помещение на две части, и в той находился Эван, также сидел в кресле со своей сломанной ногой Сан-Тар IV, а его окружали пять помощников. Как и следовало ожидать, лица у помощников оказались испуганными. Их пистолеты-излучатели были направлены на Эвана.
    Нижняя челюсть Сан-Тара IV затряслась. Он выкрикнул:
    - Ты намеренно не выполнил приказ! Покинул свою каюту в критический момент. Ты - враг
!    - Нет, я не враг. Я - герой, и большинство жителей Нокта знают об этом, - голос Эвана прозвучал с насмешкой. - Конечно, сам я себя героем не считаю, но и не преступник же я: В общем, я покинул свою каюту потому, что она разрушена, и потому что я хочу помочь вам.
    - Чем же ты можешь помочь? - проговорил Сан-Тар IV, но уже не так сурово.
    - Хочу залатать пробоину в обшивке "Спасителя". Правда, пока что не знаю, как это сделать.
    Сан-Тар IV рассмеялся - при этом в глазах его сверкало безумие. И самые последние события, и события предшествовавшие им болезненно сказались на капитане "Спасителя".
    Он выкрикнул:
    - О! Это очень легко сделать! Просто надо добраться до командного пульта, и вручную ввести команду "AZ". После этого - вложить в паз этот вот ключик и повернуть его три раза:
    Сан-Тар IV показал Эвану маленький, ничем не примечательный ключик, и осведомился:
    - Ну что - согласен?
    - Да, согласен, - сразу кивнул Эван.
    - О, хо-хо! Он согласен! - захихикал Сан-Тар IV. - Ну, конечно же, ты согласен! Ведь ты - герой! Герой комиксов! Мать твою! Вот ты и перелетишь с волшебным ключиком через этот луч и попадёшь прямо на пульт! Взять его
!    Помощники схватили Эван. Сан-Тар IV командовал:
    - Раскачать его и бросить
!    Помощники уставились на Сан-Тара IV (они-то ожидали, что капитан прикажет изолировать Эвана). Но Сан-Тар IV уже вложил ключ в карман Эвана и проговорил:
    - Он полетит и он пролетит, хотя зазор между лучом и потолком совсем узкий.
    - Но, капитан: Исчезнет и Эван и ключ. А ключ - наша последняя надежда:
    - Выполнять! - рявкнул Сан-Тар IV. - У этого сукина сына хватит везучести, чтобы проскользнуть там! Кидайте же его
!    Помощники начали раскачивать Эвана. Тут только Эван сообразил, что всей его везучести не хватит для того, чтобы прошмыгнуть в этот узкий зазор. Надо было взмыть под самый потолок, а потом как бы проехаться над лучом, да ещё втягивая живот, чтобы не задеть луч.
    Но Эван страстно желал остаться на "Спасителе". Добраться до скорлупы мирозданья - вот это цель.
    И вот помощники Сан-Тара IV подбросили Эвана. Время замедлилось для юноши. Он жаждал научиться летать. Сердце только что стремительно бившееся, вдруг остановилось. И Эван полетел. Он чувствовал своё тело, но он не чувствовал притяжения. И он пролетел над лучом тем единственным способом, которым возможно было пролететь:
    Он подумал: "Неужели это - прощальный дар Задора Сэйджа? Неужели теперь я смогу летать без всяких аэроциклов?"
    Но, только он так подумал, и тут же повалился на пол, да ещё больно ударился локтями. С другой стороны луча донёсся окрик Сан-Тара IV:
    - Ты живо?
!    - Живой, - ответил Эван, и поднялся на ноги.
    Он вытянулся на носках, желая вновь взмыть к потолку, но не смог подняться хотя бы на миллиметр.
    Тогда Эван достал из кармана ключ, подбежал к пульту управления, выбрал меню команд и ввёл команду "AZ". Компьютерный голос проговорил:
    - Согласно этой команде, будет расплавлена AZ-прослойка в наружном покрытии "Спасителя". Освобождённое вещество залатает возможные пробоины. Для подтверждения команды проверните AZ-ключ в AZ-пазе.
    Хотя на пульте имелось множество отверстий для различных ключей, Эван быстро нашёл нужное и провернул ключ.
    Через пару минут AZ-вещество расплавилось, растеклось по двухметровой пробоине, а через пару минут Зелёный луч исчез:
   
   * * *
   
    Итоги происшествия были следующими: помимо Мэрианны Нэж пропали ещё десять участников экспедиции. Скорее всего, их унесло наружу. Двухметровый шар-мир, пробивая стены, повредил и разрушил много ценного оборудования, но всё же то оборудование, с помощью которого намеривались залатать Скорлупу Мирозданья, а также и само Существо, остались целыми. После этого исчезли мороки, которые уже так истерзали психику участников экспедиции. Ну и, конечно же, была залатана пробоина.
    Сан-Тар IV, приняв успокоительное и отлежавшись, прямо заявил, что в спасении корабля принял участие Эван. Конечно, и себя Сан-Тар IV выставлял героем. Он вообще не упоминал бы о Эване, но знал, что всё происходящее записывается, и будет рассмотрено на Нокте.
    Итак, Эван стал героем ещё большим, чем прежде (во всяком случае - для большинства участников экспедиции). Указанием, Сан-Тара IV, он снова был допущен в оружейную; он, также как и другие участники экспедиции, вновь мог расхаживать по жилым помещениям "Спасителя".
    Но то единственное, что на самом деле радовало Эвана, это то, что каждая секунда на четыреста тысяч километров приближала его к скорлупе мирозданья. Правда, также каждая секунда на такое же расстояние отдаляла его от Мэрианны Нэж.
    И, конечно же, Эван вновь и вновь пытался полететь. Много-много усилий он приложил. Тысячи напряжённых попыток, но только лишь один раз смог подняться на сантиметр над полом. Этот случай убедил его, что он действительно может летать, но как развить этот дар - Эван не знал.
   
   
   
   Г лава 13
   "Скорлупа"
   
    При входе в кают-залу, висело табло, на котором обозначалось, сколько дней, часов и минут осталось до прибытия к Цели. Часто участники экспедиции видели это табло, и всё же, когда голос Сан-Тар IV объявил, что до финиша остался час, и все в принудительном порядке приглашаются в конференц-залу, - известие это было воспринято с изумлением.
    Шесть месяцев полёта остались позади. За эти шесть месяцев каждый из участников экспедиции пережил больше, чем за всю свою жизнь. Им уже и невероятным казалось, что они жили когда-то на Нокте и работали на правительство. И только Сан-Тар IV и его помощники стали ещё более приверженными к Ноктским законам - это был уже фанатизм, своеобразная форма безумия.
    Итак, когда все выжившие собрались в кают-зале, Сан-Тар IV обратился к ним с торжественно-вымученной речью, в которой прямо-таки боготворил Ноктское правительство и Ноктские законы.
    Вот отдельные перлы:
    - :Мудрость вождей Нокта спасёт мирозданье от враждебной экспансии черноты: Неукоснительное, ревностное следование Закону приведёт нас к конечной победе и лидерству над всеми остальными, отсталыми цивилизациями:
    Эван сидел в первом ряду, упрямо смотрел на пока что пустой экран и старался не воспринимать ни одного из слов Сан-Тар IV, однако слова эти упорно лезли в голову, и наполняли Эвана дополнительной неприязнью к Ноктской власти.
    Наконец, Сан-Тар IV прогремел: "Вот оно - торжество Ноктской науки", и нажал на кнопку.
    На экране замелькали светлые оттенки. Затем - с практически неуловимой для глаз скоростью замельтешили миры. Но на фоне этих миров-вспышек, оставалось кое-что неизменное. Это была скорлупа мирозданья.
    Если позади "Спасителя" оставалось лазурное небо, то впереди, вверх и вниз, вправо и влево - во все стороны простиралась жемчужная скорлупа. На скорлупе были заметны отдельные детали: чудовищных размеров выступы и впадины. И хотя Ноктскими учёными было доказано, что скорлупа имеет форму сферы или овала - никакого закругления не было заметно. Скорлупа казалась совершенно ровной стеной. Слишком велики были её размеры, чтобы заметить какое-либо закругление:
    Бесстрастный голос компьютера вещал:
    - До скорлупы осталось сорок тысяч километров. Скорость "Спасителя" снижена до четырёх тысяч километров в час: Вскоре полёт будет переведён на частично ручное управление:
    Теперь миры, возле которых пролетел "Спаситель", отчётливо можно было разглядеть, но большинство участников экспедиции глядели ни на эти миры, а на дыру в поверхности Скорлупы:
    Это было пятно, привлекавшее внимание своей необычной, непроницаемой чернотой - именно это и была Цель их экспедиции.
    Сидевшая рядом с Эваном женщина проговорила:
    - Словно глаз на нас смотрит. Но нечеловеческий этот чёрный глаз. Он видит нас насквозь.
    Эван хотел ответить, что это не так, но уже заговорил Сан-Тар IV:
    - Итак - перед вами цель, к которой послало нас Ноктское правительство. Вскоре мы приступим к выполнению возложенной на нас миссии.
    И, нажав на кнопку, приказал:
    - Доложить о состоянии "Спасителя".
    Компьютерный голос начал рассказывать:
    - "Спаситель" вышел в условную точку наблюдения. Сейчас его скорость равняется нулю. Включены вспомогательные двигатели, предотвращающие падение "Спасителя" в дыру.
    Только теперь Эван обратил внимание на окружающие их миры.
    Миры эти, по большей части, имели белый или светло-серый окрас. Бесстрастный голос компьютера констатировал:
    - Температура за бортом "Спасителя" - минус 15 градусов. По мере приближения к дыре, температура падает. На расстоянии в тысячу километров от дыры - температура равняется минус сто градусов. Полностью подтверждены предыдущие показания наших зондов. Воздух из мирозданья высасывается через дыру. Вместе с воздухом, в неизвестное нам пока что место высасываются и миры. Сейчас мы находимся на расстоянии тридцати восьми тысяч километров от дыры, и скорость движения ближайших к нам миров в сторону дыры равняется ста километрам в час. Однако, по мере приближения, эта скорость возрастает, и при входе в дыру равняется шестистам километрам в час:
    Надо ли говорить, что чувства Эвана были взбудораженными? Вот он вскочил со своего места, и громким голосом проговорил:
    - Надо ли объяснять вам, людям учёным, что своей белой окраской миры, возле которых мы сейчас пролетаем, обязаны именно низкой температуре? Замёрзли реки и озёра, а влага, которая как известно, в нормальных мирах выступает из почвы и питает растения, здесь также обратилась в лёд или в снег.
    Утомлённые нудной речью Сан-Тара IV, участники экспедиции с интересом смотрели на Эвана - вот он, настоящий герой. Его интересно было слушать, его слов ждали.
    А Эван продолжал:
    - Наверняка, жители этих миров страдают. Возможно, многие из них уже погибли:
    Один из участников экспедиции вставил:
    - Если верить расчетам компьютерам, у них уже два месяца такая аномально низкая температура.
    Сан- Тар IV насупился и спросил сурово:
    - Так и что вы предлагаете?
    - Я предлагаю спасти некоторых жителей этих обречённых миров, - торжественно, как и полагается положительному герою, сказал Эван.
    Сан-Тар IV нервно рассмеялся. Нервность его смеха обуславливалась тем, что не был уверен в своих силах, а о большой популярности Эвана прекрасно знал.
    Эван говорил:
    - Конечно, мы не сможем спасти всех, но попытаемся спасти хотя бы самых достойных.
    - Вот залатаем дыру, тогда и спасём. И не нескольких, которые были бы унесены за пределы мирозданья, если бы не торжество:
    - Но сколько займёт процесс латания дыры? - спросил Эван.
    - А будто ты не знаешь. При благоприятных условиях - пятнадцать часов. Пока мы подлетим к дыре, расположим и запустим там своё оборудование, вылетят и эти и ещё сотни других миров, но затем эта катастрофа будет остановлена.
    - Но хотя бы некоторых, лучших:
    - Нет! Мы не станем никого брать на борт. "Спаситель" не резиновый.
    - Я понимаю, но всё же:
    - Это просто нелогично, Эван. За спасением этих "лучших" мы потеряем время. Это могут быть часы или даже дни: Так что несложно подсчитать, сколько миров вылетит напрасно, ради спасения этих "лучших".
    Тут Эван понял, что капитан Сан-Тар IV прав. Он, Эван, поддался чувствам, а в некоторых случаях логика сильнее чувств. Тем ни менее, Эван не собирался сдаваться полностью. Он сказал:
    - Мы, по крайней мере, можем посмотреть увеличенное изображение ближайшего к нам мира?
    - Почему бы и нет? Очень даже и можем, - ответил капитан, а затем отдал команду - вывести на экран увеличенное изображение той области ближайшего мира, на которой, согласно датчику, было зафиксировано некое движение.
    И вот на всю стену появилось изображение обледенелого поля. Во льду была прорублена дорога, и по дороге этой двигалась многочисленная процессия. Составляли эту процессию необычайно худые, толи люди, толи скелеты. С ног до головы завёрнуты были эти существа в толстые ткани, но так как ткани не шились специально, а были сделаны только в последние трагические месяцы, то и выглядели они как рваньё.
    Но вовсе не скелетообразные существа привлекали к себе внимание всех присутствовавших в кают-зале "Спасителя". Дело в том, что своей передней части процессия уплотнялась, там существа шли кругом и несли на вытянутых руках над своими головами, окольцованную обручем из голубого металла драгоценность. Этой драгоценностью был камень. По-крайней мере, трёх метров в диаметре, он казался бесконечно уплотнённым небом, в котором скопились тысячелетия благодатного, жизнь несущего света. Простой взгляд на этот камень успокаивал душу, согревал сердце. Страхи, кошмары уходили, и уже шли воспоминания и мечты приятные. Хотелось улыбаться, и многие действительно улыбались - впервые за шесть напряжённого и страшного полёта на "Спасителе".
    Та женщина, которая раньше сидела рядом с Эваном, вдруг вскочила, схватила его за руку, и воскликнула громко:
    - Какая невиданная красота! Неужели мы позволим, чтобы её высосало в ледяную черноту, откуда нет возврата:
    В кают-зале раздавались испуганные голоса: "Не позволим! Спасём! Это не сложно для нас:."
    Даже лицо Сан-Тара IV, прежде каменно- неприступное, теперь дрогнуло, и некий отблеск красивого чувства отразился на нём. Капитан проговорил:
    - Да, действительно - это сокровище, которое украсит Нокт. Мы должны спасти его во имя Закона и Правительства.
    Эван сделал ещё один шаг вперёд и заявил громко:
    - В числе других участников экспедиции я спущусь вниз.
    Державшая его за руку женщина также громко сказала:
    - Я, как специалист по контактам с инопланетными формами жизни, также спускаюсь туда, - и уже значительно тише, обращаясь только к Эвану, добавила. - Меня зовут Лючия Айя, и я специалист по самым разным контактам.
    Эван подумал: "Знаю я, что тебя зовут Лючией Аейя. Это не сложно было запомнить, также как и имена всех остальных участников экспедиции. Ведь шесть месяцев уже летим. Напрашиваешься мне заменой Мэрианны Нэж? Что ж, герою комиксов, роль которого я небезуспешно играю, полагается, время от времени, менять своих любовниц- красоток. Правда, эта Лючия Аэя далеко не красотка, но на это можно закрыть глаза - сойдёт. А что касается большой, романтичной любви, то я в неё не:"
    Тут разом несколько голосов воскликнули:
    - Посмотрите только, что они делают
!    Скелетообразные существа положили драгоценный камень на алтарь, расположенный посреди поля. Затем они достали молоты, которые, как казалось, весили больше их худющих тел и с большой силой, очень быстро начали бить по драгоценности.
    В кают-зале слышались выкрики:
    - Они же расколют! Остановите и
!    Сан-Тар IV вновь проявил логическое мышление, достойное капитана. Он сказал:
    - Если это настоящий драгоценный камень, то от ударов простыми молотами ему ничего не будет:
    Страсти немного улеглись, а Эван сказал:
    - Всё же не советую вам откладывать спуск:
    А из драгоценного камня появилась радуга. И чем дольше и сильнее били молоты, тем отчётливее, гуще становилась радуга. Она вытягивалась к соседнему миру, до которого было около двухсот километров.
    Лючия Айя ещё сильнее сжала руку Эвана и проговорила мечтательно:
    - Ах, как было бы замечательно, если бы такие радуги связали все- все без исключения миры. Как бы украсилось наше мирозданье
!    - Ну всё! Хватит! Тише! - это Сан-Тар IV в очередной раз проявил командные нотки. - В состав экспедиции назначаются:
   
   * * *
   
    В состав мини-экспедиции, к миру получившему условное обозначение "Лёд-1", помимо Эвана, назначалась Лючия Айя, а также и ещё пять человек.
    Конечно, не было надобности сажать на поверхность "Льда-1" весь "Спаситель". Для таких вот случайных спусков предназначались несколько грузовых и исследовательских аэроциклов, стоявших в ангаре, внутри огромного "Спасителя".
    Мини-экспедиция, согласно указанию Сан-Тара IV, прошла в грузовой аэроцикл N1. Последовал отчёт от десяти до одного, затем пол ангара под грузовым аэроциклом раскрылся, и он, управляемый пилотом Сержем Текздомом, полетел к миру "Лёд-1".
   
   
   
    Глава 14
   "Похитители"

   
    Эван и Лючия Айя сидели рядом на одной скамье. Они, также как и другие участники мини- экспедиции, уже облачились в защитные костюмы. Также как и другие - смотрели на радугу, поблизости от которой спускались на поверхность. Радуга становилась всё более густой, яркой. Уже казалось, что её можно есть, как удивительный, вкуснейший торт небесных кулинаров:
    Из динамика прозвучал голос пилота Сержа Текздома:
    - От Четвертака (так участники экспедиции неформально называли Сан-Тара IV) поступил приказ опустить аэроцикл в ста метрах от места проведения радужной церемонии. И я выполняю это приказание: До поверхности осталось девятьсот метров. Всем приготовиться:
    Аэроцикл стремительно опустился за обледенелым холмом. Посадка была не из мягких - всех основательно тряхнуло, а один даже повалился на пол.
    Но вот уже все на ногах - стоят с напряжёнными и торжественными лицами перед люком. И опять отчёт - на этот раз от пяти до одного. После чего люк стремительно распахнулся. Внутрь аэроцикла стремительно ворвался порыв ветра и, даже несмотря на защитные костюмы, все участники экспедиции почувствовали холод. Ведь никто из них прежде не знал, что такое зима, а холод они могли почувствовать разве что на тёмной половине того или иного мира, но туда им прежде незачем было заходить (за исключением Эвана). Перед ними возвышался холм, а с другой стороны холма вздымалась радуга.
    Через вмонтированный в шлем каждого из них динамика прозвучал голос Сан-Тара IV:
    - Подниметесь на вершину холма и ждите дальнейших указаний:
    Карабкаться вверх, по крутому, обледенелому склону было бы нелегкой задачей, если бы не острое, ребристое покрытие на их перчатках и коленях. Рядом с Эваном карабкалась Лючия Айя. Через устройство внутренней связи доносился её восторженный голос:
    - Вы слышите?! Они не только вызывают радугу - они ещё и поют
!    Действительно - из-за уже близкой вершины холмы доносилось торжественное пение, которое было бы совсем прекрасным, если бы не частый, хрипловатый кашель, о происхождении которого несложно было догадаться, если вспомнить о низкой температуре.
    Когда они достигли вершины холма, прорывающийся через помехи, голос Сан-Тара IV приказал:
    - Подготовить парализаторы. Ставьте на четвёртую мощность:.
    Эван возмутился. Он крикнул в динамик:
    - Как это - на четвёртую мощность?! Это же убьёт их, а не парализует:
    - Они всё равно обречены: Но предварительный анализ структуры их тел показал, что третья, а обычная для человеческих тел вторая мощность не возымеют над ними должного эффекта.
    Помехи всё усиливались, и последние слова Эван уже едва разобрал. Обратился к другим участникам мини-экспедиции:
    - Как связь со "Спасителем"?
    Последовало сразу несколько ответов:
    - Нет никакой связи: одни помехи: ничего не слышно:
    Тогда Эван произнёс:
    - Может, оно и к лучшему. Ставим излучатели на вторую мощность. Вывезем хотя бы нескольких из этих несчастных на нашем аэроцикле:
    Но тут и на них, и на холм, и на поле пала тень. С каждым мгновеньем эта тень становилась всё более густой, тёмной. Первой мыслью Эвана было, что это Сан-Тар IV решил опустить "Спаситель" пониже, чтобы напугать местных жителей (вот бы глупая затея была!), но, перевернувшись на спину, Эван понял, что это не "Спаситель" спускается к ним.
    С разных сторон слышались испуганные возгласы. Пение местных жителей оборвалось, они прекратили стучать молотами по драгоценному камню. Радуга начала меркнуть, но всё касался брюха того, что спускалось к ним.
    Это было выкованное из тёмного металла, выпуклое брюхо, а по краям от него торчали многометровые, острые шипы, ещё более тёмного цвета. Далее видна была изборождённая диковинными трубами, выступами и провалами поверхность.
    Эван слышал возгласы:
    - Это корабль! Не Ноктский корабль! Это чужаки! Кто они? Откуда они?
    Конечно, Эван не мог дать ответа, хотя эти вопросы были обращены именно к нему. Когда связь с Сан-Таром IV была потеряна, участники мини-экспедиции негласно и мгновенно избрали Эвана своим капитаном. От него они ждали распоряжений, и Эван, почувствовав это, крикнул то, что представлялось ему наиболее целесообразным:
    - Назад! В аэроцикл
!    И они заскользили вниз по склону. Грузовой аэроцикл представлялся им надёжным укрытием. Только бы добраться до него! Уже совсем близко люк - вот он распахнулся, словно бы проглотил их в спасительные недра.
    В это мгновенье шип на брюхе чужого корабля удлинился. Это было молниеносное, практически неуловимое для глаз движение. Примерно с такой скоростью летит пуля.
    Шип удлинился до крыши аэроцикла. Только сантиметр не достал до неё, но примагнитил аэроцикл к себе, и втянул в чужое судно. Впрочем, участники мини-экспедиции уже не видели этого. Воздушная волна подхватила их, разметала в разные стороны. Они покатились по обледенелой поверхности, а Эван даже перелетел обратно, через вершину холма, и скользил уже по ледяной поверхности поля, на котором собрались скелетообразные существа.
    Тень настолько сгустилась, что скелетообразные сливались с темнотой. Но они оставили свою драгоценность - сняли её с алтаря и понесли по дороге к своему селению. Но далеко им уйти не удалось:
    В воздухе замелькали силуэты, разглядеть которые Эвану не удавалось, потому что они цветом своим сливались с кораблём чужаков:
    Эти силуэты хватали местных жителей, уносили их вверх. Тут в ход были пущены кувалды - тощие били по тёмным силуэтам, в результате чего раздавались резкие скрежещущие звуки, и сыпались искры. Благодаря этим звукам, Эван определил, что хватающие были сделаны из железа.
    В его динамике раздался пронзительный визг Лючии Айи. Значит, хватали и участников мини-экспедиции. Эван поставил парализатор на максимальную мощность, предназначенную для временного выведения из строя защищённых, сложных механизмов.
    Даже не увидел, а по резкому движению воздуха почувствовал, что на него несётся очередной хвататель. Эван отдёрнулся, и, падая на спину, выставил руку с парализатором вверх, нажал на спусковой крючок.
    Оранжевый, с ярким белым шаром в центре, разряд ударил в железное, паукообразное создание, из спины которого торчали короткие, но очень быстро взмахивающие крылья. Крылья тут же перестали дёргаться, и хвататель со всего разгона врезался в ледовую поверхность. Полетели осколки, оцарапали Эвана, но обошлось без серьёзных травм. Эта незначительная победа обрадовала Эвана. Даже мелькнула мысль: может, он и в самом деле непобедимый герой? Но другой хвататель уже подлетел сзади. Его металлические клешни обхватили грудь Эвана, сжали с такой силой, что затрещали рёбра. Юноша подумал, что, если бы не защитный костюм, то эти клешни уже переломили бы его.
    И вот он начал выгибать руку назад, пытаясь выстрелить в хватателя. А хвататель нёс его вверх. Стремительно приближалось брюхо чужого корабля. Уже виден был раскрывшийся в этом брюхе круглый люк, и часть залитого ярким алым светом туннеля за ним.
    Эван нажал на спусковой крючок. Судя по тому, что движение вверх продолжалось, заряд прошёл мимо Хватателя. Зато в спину Эвана вонзилась игла. Беспрепятственно прошла она через защитный костюм, беспрепятственно проскользнула между рёбрами юноши. Игла была острой, и от боли Эван закричал. Он чувствовал, что через иглу в его тело вкачивается некая жидкость и стремительно растекается по жилам. Приближался раскрытый люк. Выплескивавшийся из него свет слепил.
    Эван потерял сознание.
   
   * * *
   
    Ещё не открывая глаз, Эван через веки увидел яркий алый свет. Этот свет его настораживал, был ему неприятен, и поэтому юноша совсем не хотел открывать глаз. Но вот он услышал слабый, плачущий голос Лючии Айи:
    - Пожалуйста, ответьте, что это за место: Хоть кто-нибудь:
    И Эван вынужден был открыть глаза. К сожалению, предчувствия не обманули его - ничего хорошего он не увидел. Прямо напротив него, в железную стену, которая из-за обилия алого света казалась залитой кровью, были вмонтированы двое участников их мини-экспедиции, а именно: Лючия Айя, и пилот грузового аэроцикла Серж Текздом. Оба они были лишены не только защитных костюмов, но и одежды (Эван подумал: "хорошо, что хотя бы кожу на них пока что оставили). Оба были оплетены проводами и тонкими металлическими трубками, обода обхватывали их головы, руки и ноги. Глаза и рот Сержа Тездома были закрыты - он походил на мертвеца. Впрочем, несмотря на нервный взгляд и приоткрытый, подрагивающий рот - Лючия Айя при таком освещении тоже казалась мёртвой и производила отталкивающее впечатление. Её порывистые слова быстро неслись в воздухе:
    - Ах, Эван, Эван, как хорошо, что ты очнулся. Так, может, ты знаешь, как выбраться отсюда?
    Эван сделал тщетную попытку пошевелиться, и понял, что закреплён также, как и Серж Текздом и Лючия Айя. Скосив глаза в сторону, увидел и других участников их мини-экспедиции на "Лёд-1", ещё дальше закреплены были в стенах скелетообразные существа, а за ними - безносые создания с четырьмя руками. Только у некоторых глаза были открыты, остальные казались спящими или мёртвыми:
    Сделав вынужденную паузу, Эван ответил на вопрос Лючии Айи:
    - Чего не знаю, того не знаю.
    В это мгновенье закреплённый в дальней части коридора безносый, вместе со всеми опутывающими его проводами и трубками стремительно поехал вверх.
    Эван произнёс:
    - Это напоминает внутренности "Объекта". Там тоже были экспонаты - живые существа, собранные на разных мирах, только на "Объекте" всё работало по старой программе, бессмысленно, тогда как здесь, сдаётся мне, есть живые хозяева, которым мы понадобимся для некоторых, вполне определённых целей. Только, Лючия, не спрашивай, для каких именно целей - ведь я не всеведущий.
    По щекам Лючии Айи покатились слёзы, и она вымолвила:
    - Только мне совершенно об этих целях узнавать не хочется, а только хочется убежать отсюда.
    Неожиданно распахнулись глаза Сержа Текздома, и он, несвойственным ему хриплым, резким голосом проскрежетал:
    - А мне надо узнать! К чему себя готовить?! А?! Быть может, ты, Эван, подскажешь, как вырваться отсюда?! - и, не дожидаясь его ответа, закричал. - Кто же ответит, что это за место такое:
    Во лбу висевшего в самом конце коридора четверукого существа открылся цветами радуги сияющий глаз. Этот глаз начал выпучиваться, и делал это до тех пор, пока не вылетел, но этот, принявший форму шара глаз не упал, а поплыл в воздухе. При этом он раздувался, становился прозрачным. Внутри шара виделись некие образы. А изо лба существа выдувался уже второй глаз-шар, следом за ним - и третий. Все они медленно, друг за другом плыли воздухе, по коридору, между вмонтированными в стены пленниками, и кому это было интересно, заглядывал в эти шары, и видел то, что происходило неподалёку от дыры в Скорлупе мирозданья.
   
   * * *
   
    Мир Скоджогов имел такую же ярко- оранжевую окраску, как и их кожа. Имелись там, конечно, и другие, но преобладал всё же именно ярко- оранжевый:. Ярко-оранжевой была их почва, растения, которыми они питались; ярко-оранжевыми были и их мечты:
    Чем жили, о чём мечтали Скоджоги, какой была их история - не столь уж и важно, хотя в другом повествовании достойно подробного пересказа. Главное, что за время существования своей цивилизации они научились жить вполне счастливо, без войн, без насилия друг над другом. Так, в благоденствии, жили они долгие века - одно поколение медленно сменяло другое, и память своих предков они чтили.
    Беда надвигалась медленно. Сначала они увидели скорлупу мирозданья, к которой, оказывается, их несло все эти века. А потом начало холодать. Движение пока что было неспешным, поэтому и холодало медленно, почти незаметно - год за годом менялся климат. Поначалу и Скоджоги и местные животные и растения приспосабливались к этим всё же через чур стремительным для естественной эволюции изменениям. Но, чем ближе к дыре, тем быстрее летел их мир, тем быстрее падала температура. Скатжоги, как могли, утепляли свои жилища, но от холода погибали те растения и животные, которыми они прежде питались.
    Теперь уже все Скоджоги видели смещении в движенье миров, которые прежде, казалось бы, неизменно висели в одном месте.
    А потом появился один мир, который на фоне других, двигающихся, неизменно висел на одном месте, и казался раз в восемь, а то и в десять больше остальных миров.
    Вся поверхность этого мира была покрыта трубами, которые, как тянулись по его поверхности, так и стояли торчком. Помимо того, там возвышались округлые баки, треугольники, шестигранники, сто и тысяча угольники; иногда над поверхностью этого мира проносились устрашающего вида корабли, подобные тому, который похитил участников мини-экспедиции и скелетообразных существ.
    Мир Скоджогов, так же как и все остальные стягиваемые к дыре миры, пролетал поблизости от железного мира. И Скоджоги ждали - слабо надеялись, что ничего страшного с ними не случится. Их надежды не осуществились. Когда железный мир находился так близко, что можно было разглядеть множество новых, и отнюдь не приятных для глаз деталей, с него поднялся, приблизился к миру Скоджогов корабль. Из корабля вылетали железные хвататели - находили свои цели - Скоджогов.
   Конечно, Скоджоги пытались спрятаться: забивались в свои жилища, но хватали разрушали жилища - не было от них спасения. Правда, не все Скоджоги были схвачены, но этим, не схваченным, скорее повезло - ведь они и не прятались, а находились на видных местах.
   Итак, мир Скоджогов продолжал своё движение к дыре, а железный мир оставался на прежнем месте:
   Но через несколько дней от железного мира снова отделился и догнал мир Скоджогов корабль, снова появились хвататели, и снова многие Скоджоги были схвачены. После этого подобные атаки следовали с переодичностью то в десять, то в пять дней.
   Железный мир к тому времени представлялся лишь маленьким тёмным пятнышком. Последние Скоджоги вырыли глубокие ходы в своей оранжевой почве, и затаились, надеясь, что Хвататели их там не отыщут. И снова их мечтам не суждено было осуществиться. Оказалось, что хвататели копали почву столь же стремительно, как и разрушали жилища.
   Итак, последние Скоджоги были схвачены. В числе этих последних оказался и рассказчик данной истории.
   Когда потолок подземного убежища был разрушен, и хвататель устремился к ним, то рассказчик увидел нечто, поразившее его гораздо больше, чем распахнутые железные клешни - в центре хватателя находился полупрозрачный бак, в которой, пронизанная трубками и проводами, плавала голова другого, хорошо знакомого ему Скоджаба.
   Затем рассказчик был схвачен, и очнулся только в этом коридоре, вмонтированным в стену.
   
   * * *
   
    Ещё не окончательно растворился последний из несущих эту историю шаров, а Серж Текздом уже воскликнул:
    - Так вот, что нам уготовано! Нас разберут на части, а мозги наши вставят внутрь этих Хватателей:
    На что Эван ответил:
    - Не обязательно даже внутрь Хватателей. Быть может, и внутрь иных механизмов.
    Я, так понимаю, что этот железный мир весь прямо-таки пронизан различными конструкциями - сложными и ещё более сложными. Кто управляет всем эти, я не знаю; однако догадываюсь, что у всех собранных полностью отключается воля, а вот возможности мозга используются: Я ведь ещё на Нокте слышал, что ни один механизм не сравнится с человеческим мозгом. А вот здесь научились скрещивать железо и плоть:
    Серж Тездом прервал его:
    - Как интересно всё это слушать, но ты, герой комиксов, придумай поскорее, как отсюда выбраться
!    - Я не брал на себя такой роли - героя комиксов, - ответил Эван. - Это такие как вы, Ноктцы, зачем-то воображаете меня таким, каким я не являюсь:.
    И снова умоляющий голос Лючии Айи:
    - Эван, пожалуйста, освободи нас отсюда! Ведь уже совсем немного осталось:
    Теперь уже не надо было скашивать взгляд, чтобы увидеть край коридора. Все участники мини-экспедиции значительно приблизились к нему. И уже не осталось не только ни одного Скоджаба, но и ни одного скелетообразного. Всех их унесло на переработку.
    Ещё через пару минут крайним стал Серж Тездом. Бывший пилот грузового аэроцикла выпучил глаза, и начал сыпать страшными ругательствами, проклиная и Эвана, и Ноктское правительство, и скорлупу мирозданья.
    После этого Сержа Текздома унесло вверх.
    Напротив Эвана находилась Лючия Айя. Их должны были переработать одновременно. Лючия уже ни о чём не молила - она только плакала беспрерывно, и обращала безумные глаза то в одну, то в другую стороны, но, похоже, уже ничего не видела.
    А Эвану стало очень страшно. Он даже стучал зубами, а дыхание его участилось. До сих пор он не верил, что на самом деле может совершится такое - что его превратят в механизм:
    Что же станет с ним через какую-то жалкую минуту? Вот понесёт его вверх, а там безжалостные железные хирурги препарируют его, разделают на части, а в мозг воткнут провода и трубки. Он уже никогда не станет прежним, Эван вообще перестанет существовать, и всё же при этом некое жуткое подобие его начнёт ревностно управлять хватателем, или же другим механизмом.
    Но всё же, как и почему неведомые хозяева этого железного мира смогут столь преследовать его? Ведь он, Эван, всё же не простой, всё же, благодаря полученному на "Спасителе" дару, он кое-чем похож на того героя, каким его воспринимали на Нокте. Но как воспользоваться этим даром, как полететь? Для начала хотя бы просто высвободиться от проводов.
    И Эван из всех сил напрягся, попытался пошевелить рукой или ногой. Однако, зажимы, которые обхватывали его тело, были рассчитаны на силу гораздо большую, чем у него. Так что пошевелиться у Эвана не получилось.
    А потом он и Лючия Аэя понеслись вверх. Рядом мелькали другие коридоры, а в них - крутящиеся, бьющие, прыгающие, дёргающиеся механизмы; и ещё много-много чего, но всё это было железное, неживое, везде преобладал алый свет.
    Затем движение вверх прекратилось, и они поехали по одному из боковых коридоров. Вот обхватывавшие их механизмы разжались, и они полетели вниз по шахте. Лючия Айя тонко, пронзительно словно девочка, визжала.
    Эван глянул вниз и увидел выступающие из стен шахты железные клешни. Некоторые из этих клешней держали лапы хватателей, другие провода. Юноша догадался, что клешни будут перехватывать их, падающих, нашпиговывать деталями, преображать, и на дне этой шахты они уже потеряют человеческую сущность, а станут уродливыми хватателями:
    Эван задрал голову, и с тоской, с болью и страстью посмотрел вверх. Чувство было такое, будто он сочиняет прекрасную, романтическую поэму, и одновременно с этим погибает страшной, мучительной смертью.
    Эван кричал от тоски и отчаянья, от страшной, никогда прежде невиданной им жажды жить. И тут понял, что потолок шахты приближается:
    Снова посмотрел вниз, и обнаружил, что Лючия Айя стала лишь маленьким пятнышком и пятнышко это уже раздирают, переделывают на свой лад клешни. В голове Эвана ещё мелькнуло: "Всё же плохой из меня герой. Не спас свою очередную пассию:"
    Но всё же, при всём при этом, Эван был очень счастлив. Да - счастье могло прийти и в таком страшном месте, как эта залитая алым светом шахта. Ведь он выиграл у смерти время, ведь он ещё жил, и оставался самим собой, а не уродливым хватателем.
    Он мчался вверх, затем - вылетел в боковой коридор, и тут прикинул: "Скорость у меня сейчас - километров сто в час, вмажусь в стену - расшибусь в лепёшку. Но я не вмажусь - ведь управлять своим телом, гораздо легче, чем аэроциклом. Сколько я мучался, чтобы вновь взлететь, а вот теперь и это так приятно! А как же будет хорошо, когда я вырвусь из железного мира в небо: Жаль - уже не спасти Лючию Айю, но ведь есть ещё другие участники нашей мини-экспедиции. Под конец они выбрали меня своим капитаном, и я чувствую ответственность перед ними. Надо спасти их!"
    И он понёсся вниз по той шахте, из которой его выдернули вместе с Лючией Айей. Он, правда, не представлял, как освободит тех людей от зажимов:
    А потом увидел, что снизу, навстречу ему мчатся сразу несколько хватателей. Их железные лапы были растопырены, пролететь между ними представлялось невозможным. В Эване возник порыв: а вот бы протаранить их. Но он тут же осадил себя. Протаранить - это значит врезаться на огромной скорости в железо.
    Тут, на счастье Эвана промелькнул боковой коридор, и юноша успел свернуть в него. Если бы он попытался развернуться и полететь обратно, вверх, то его гибель была бы неминуемой. Ведь он не знал, что сверху несутся ещё несколько хватателей:
    Эван мчался по боковому коридору, и думал, что его уже ничто не сможет остановить. Главной целью теперь было вырваться в небо
!    Навстречу мчался ещё один хвататель. Отростки его были вытянуты к самым стенам туннеля, но все же между отростками ещё оставался зазор достаточно широкий, чтобы проскользнуть в него. Что Эван и сделал. Только промелькнул этот хвататель, и уже остался далеко позади. Скорость Эвана возрастала.
    Эван нёсся по железным трубам, иногда увёртывался от тянущихся к нему железных лап, клешней, щупалец, но всё это делал автоматически, не сознавая смертельной опасности.
    И вот, обогнув очередной поворот, Эван увидел, то, что жаждал - лазурный свет неба.
    Это была широкая труба, но её уже перегораживал люк. Ещё мгновенье и между Эваном и свободой встанет непреодолимая преграда
!    Эван воспользовался данным ему мгновенье. Весь он обратился в один страстный порыв, и стрелой вылетел из трубы. Только плечо оцарапал, но это произошло потому, что уже невозможно было пролететь, не задев люка. Через долю секунды после того, как вырвался Эван, люк закрылся.
    Над Эваном ещё высились изгибающиеся под прямыми углами трубы и многометровые баки, но всё это были уже наружные конструкции железного мира, и, прочертив между ними замысловатую траекторию, Эван вылетел-таки в небо. Он даже не смотрел назад, на ненавистный, уродливый железный мир. Всё его внимание было устремлено вперёд, ну и по сторонам он тоже поглядывал.
    Он улыбался, он восторгался, он даже смеялся, а в душе его пели слова: "Даже полёт в открытом аэроцикле не может сравниться с тем чудом, которое я испытываю сейчас: Я чувствую небо каждой клеточкой своего тела. Не двигатель, не топливо, не железный агрегат создают это стремительное движение, а я сам! Как же хорошо быть птицей!"
    И Эван закричал:
    - Летать! Хочу летать всегда:
    А потом его начал душить кашель, и он завертелся волчком, значительно сбавил свою скорость:
    После восторга следующая мысль показалась неожиданно страшной: "Ведь в железном мире с меня сдёрнули и защитный костюм, и всю одежду. Я сейчас абсолютно голый. А температура здесь - ниже нуля. Долго я так не протяну, помру от переохлаждения. Что же делать?.. Лететь подальше от дыры - к тёплым мирам? Нет - так не пойдёт. Нечего мне там делать. Моё место на "Спасителе".
    И Эван помчался в сторону скорлупы.
    Маленьким чёрным пятном видел он дыру, видел обледенелые, почти вымершие миры, возле которых пролетел, а вот "Спасителя" пока что не замечал. Но Эван не собирался поворачивать, и если бы потребовалось, он летел бы до самой дыры.
    Он ещё не знал, что с железного мира за ним была снаряжена погоня.
   
   
   
    Глава 15
   "Атаки"

   
    Эван продрог, он постоянно стучал зубами, его обнажённое тело постоянно пробирала крупная дрожь. Если бы он находился на земле, так попрыгал и поприседал бы. Но со всех сторон его окружал воздух, и с каждым километром, который Эван пролетал, этот воздух становился всё холоднее и холоднее. Юноша знал, что если бы теперь он развернулся, и попытался отлететь туда, где воздух был достаточно тёплым, то у него уже не хватило бы на это сил. Он замерзал, у него оставались считанные минуты:
    Между тем, он подлетел к дыре на такое расстояние, с которого видел её в последний раз, находясь на "Спасителе". Теперь дыра представлялась непроницаемо чёрным оком неведомого, непредставимого существа, которое глядело прямо на Эвана, пронизывало его этим взглядом насквозь. В какое-то мгновенье Эван понял, что ему даже сложно отвести взгляд от этой черноты, словно она гипнотизировала его:
    Усилием воли Эван повернул-таки голову, и увидел "Спаситель". Он уже давненько не глядел на Ноктский крейсер со стороны, поэтому и подзабыл, как он выглядит.
    "Спаситель" походил на огромное яйцо, которое своим светло-лазурным светом почти сливалось с небом. Так что и не мудрено было проглядеть "Спаситель" - проскочить мимо него.
    Эван и не думал, что сможет так обрадоваться при виде "Спасителя", ведь за те шесть месяцев, которые он прошёл в нёдрах этого корабля - "Спаситель" стал ненавистен Эвану. Но теперь "Спаситель" представлялся юноше действительно спасителем. В нём было скрыться от этого умертвляющего холода, согреться.
    "Быстрее! Быстрее же в тепло!" - билась в холодной голове Эвана мысль, пока он мчался к "Спасителю". Чем ближе он подлетал к этому яйцевидному крейсеру, тем холоднее ему становилось.
    "Неужели они ещё не заметили меня? А ведь уже должны были заметить. В команде один человек постоянно занимался наблюдением за окружающим пространством. Он должен был дать знать, и навстречу мне выслали бы грузовой аэроцикл с тёплым-тёплым кузовом. Ведь они же видят, что я лечу в этой холодине совсем голый: Кстати, этот человек, наблюдающий за окружающим пространством - приближённый Сан-Тара. Может, Сан-Тар уже узнал обо мне, да и не рад моему возвращению: Ну да - конечно! Ведь я его конкурент. То есть, команда "Спасителя" гораздо больше уважает меня, а не его - взбесившегося на почве Ноктских законов: Но какой же невыносимый холод! Сан-Тар меня не пускает?! Ну ничего - я всё равно проберусь внутрь "Спасителя", и при первой возможности выскажу ему всё, что о нём думаю. И его помощники мне не страшны. Ведь здесь всё-таки не Нокт:"
    Уж очень Эван разозлился на Сан-Тара IV. Даже холод отступил на второй план. Поверхность "Спасителя" стремительно надвигалась. Эван понял, что через чур быстро разогнался, и сейчас разобьётся.
    Но как же остановиться? Разгоняться то он научился отменно, а вот тормозить не умел. Уже совсем близко лазурная поверхность. Эван выставил перед руки, подумал, что очень нелепо так вот погибать, и: остановился.
    Оказывается, останавливаться на такой вот скорости было очень даже легко. Для этого надо: просто остановиться! Так пешеход, идущий по дороге, просто останавливается, и всё: так и летевший Эван просто остановился в метре от поверхности "Спасителя".
    Затем на Эвана стало действовать тяготение, и он упал на поверхность "Спасителя", как упал бы на поверхность любого мира. И он побежал к близкому горизонту; в ту сторону, где по его расчетам находился входной люк. Холод снова продирал Эвана - юноша так и стучал зубами.
    Вот, наконец, и входной люк. Естественно, он был закрыт.
    Эван встал на колени и крикнул в динамик внутренней связи:
    - Откройте
!    Люк и не думал открываться. Эван шарахнул по динамику кулаком и прорычал:
    - Я замерзаю
!    И снова никакого ответа. Юноша оглянулся, да тут и обмер. Со стороны железного мира приближались сразу несколько сразу похожих на механических чудовищ кораблей, между ними точками виднелись хвататели. И у Эвана никаких сомнений не было в том, что вся эта армада послана за ним - дерзким беглецом.
    Он снова повернулся к динамику и заорал:
    - За мной гонятся! Слышите?! Впустите!..
    И тут он вспомнил инструкцию, которую получил перед стартом экспедиции, ещё на Нокте. Рядом с люком находилась аварийная панель, которую мог открыть любой участник экспедиции, вставив в выемку палец. Считывался отпечаток, а компьютер определял - свой это или не свой, впускать его или не впускать.
    "Если Сан-Тар заблокировал и эту панель, то я точно пропал" - думал Эван, шаря ладонями возле люка, ища выемку. Наконец, его палец попал в нужное отверстие.
    Мелодичный компьютерный голос осведомился:
    - Эван, желаете ли вы, чтобы открылась вспомогательная панель?
    - Да! Конечно же, я этого желаю! - рявкнул Эван.
    С невыносимой медлительностью открылась компактная панель - клавиши и маленький экранчик.
    Все тот же голос предложил:
    - Введите, пожалуйста, код.
    - А нельзя ли сразу открыть?
!    - Введите, пожалуйста, код.
    - Но не помню я этот код! Не думал, что понадобится, - стонал, стуча зубами, Эван.
    Между тем, корабли с железного мира подлетели уже совсем близко. А ещё ближе, вперёд кораблей вырвались хвататели. Через тридцать секунд они уже должны были вцепиться в Эвана.
    - Я не помню код! Откройте, пожалуйста! Мне очень плохо! Я замерзаю: - молил Эван.
    - Экстренная ситуация. Вам надлежит выполнить следующее: приложить ладонь к панели "Б".
    Рядом с основной панелью выступил небольшой белый цилиндр.
    - Да что же это такое! - простонал Эван, однако ладонь к цилиндру приложил. Одновременно обернулся - до ближайшего хватателя оставалась не более ста метров.
    Компьютер возвестил:
    - Ваши слова подтвердились. Вы замерзаете. В таком состоянии вы не можете вспомнить код.
    - Открой! Открой! - орал Эван.
    Люк бесшумно и стремительно распахнулся, и юноша юркнул в него.
    Эван ударил ладонью по расположенной на внутренней стене кнопке, а в его голове мелькнуло: "Если и здесь потребуется вводить код, то мне конец".
    Но люк бесшумно захлопнулся. Юноша тяжело, устало вздохнул, сделал несколько шагов по этой переходной камере, и тут, услышав сзади скрежет, обернулся:
    За небольшим, расположенным в стене оконцем, бешено дёргалось, мелькало нечто.
   Эван догадался, что это "нечто" - это хвататель. Хотя смотреть на этих железных чудищ ему вовсе не хотелось, некая сила подталкивала его - хотя бы просто из любопытства хотелось взглянуть на железное создание, которое едва не уничтожило его.
    И Эван подошёл почти вплотную к этому оконцу, глянул в него.
    То, что он увидел, заставило Эвана содрогнуться. На расстоянии вытянутой руки металось вверх и вниз, вправо и влево лицо пилота грузового аэроцикла Сержа Текздома. При всей суматошности этих движений, его лицо оставалось совершенно безучастным к происходящему. Черты лица Сержа не двигались - они просто не могли двигаться.
   Последний осознанный ужас, последнее пережитое страдание застыло на лице Сержа Текздома. Но там, в алой шахте, он был умело разобран на части металлическими манипуляторами, скальпелями, щипцами, и теперь его голова, с раскрытом в вопле ртом, с выпученными глазами, плавала в жидкости, заключённая в цилиндр. Его голову прошивали многочисленные провода; тонкие, изгибистые трубочки перегоняли через эту голову некую жидкость, а самая большая трубка, в которой виднелось сразу несколько проводков и трубок, входила в рот и выходила из затылка. Теперь Серж Текздом стал частью хватателя, электронные механизмы использовали возможности его мозга.
   И хотя часть этого мозга ещё работала, Серж Текздом уже не являлся человеком.
   Увиденное потрясло Эвана сильнее, чем какой- либо из виденных им прежде монстров. Если бы Сержа Текздома да и других пленников просто убивали, пусть и мучительной смертью, то это воспринималось бы не так тягостно. А тут - перерабатывали, оставляли некое подобие жизни, и тянулось это страшное существование неведомо сколь долго - может - столетия, может - тысячелетия.
   Глаза Эвана расширились; расширившимися, полными ужаса глазами смотрел он на голову Сержа Текздома, которая там и дёргалась с неимоверной, механической скоростью за оконцем.
   "Да что же я стою здесь?! Скорее надо бежать за оружием, и попытаться уничтожить как можно больше хватателей. Ведь и смерть для этих несчастных - это избавление".
   Эван бросился прочь из переходной камеры:
   Он уже мчался по коридору, в недрах "Спасителя", и из всех сил кричал:
   - Скорее! На помощь! На нас напали!..
   Никакого ответа не было, ещё никого живого не попалось навстречу Эвана.
   "Да что же это такое?" - думал юноша: "Ведь же не мог Сан-Тар IV снова запереть всех в каютах:"
   Он подбежал к двери первой, попавшейся на его пути каюты, и ладонью ударил по выпирающей из стены кнопке. Дверь незамедлительно распахнулась.
   - Эй, есть здесь кто живой? - нервным голосом осведомился Эван:
   И снова безмолвие.
   Эван прошёл внутрь.
   Прежде всего, распахнул шкаф, и выхватил более-менее подходящую для него одежду, так как прекрасно понимал, что если будет бегать по "Спасителю" нагишом и вопить об опасности, то его по указанию того же Сан-Тара IV повяжут как помешенного.
   Одеваясь, Эван продолжал кричать об атаке враждебных железных существ.
   Одевшись, он оказался на кухоньке. Там, повернувшись к нему спиной, сидел лысеющий мужчина. И по замысловатой, треугольником обозначенной лысине, Эван признал в этом мужчине Прона Гадзора - ответственного за радиосвязь с цивилизациями иных миров.
   Эван подошёл к нему вплотную и спросил:
   - Неужели не слышал, как я кричал! Скорее - надо предупредить всех:
   Никакой реакции Прона Гадзора не последовало. Тогда Эван дёрнул Прона за плечо. И снова произошло нечто шоковое - плечо Прона оторвалось. Эван тут же выронил кусок и он, упав на пол, развалился на куски, - взвилась тёмная пыль:
   Теперь Эван выпученными глазами глядел на разлом плеча, и видел, что никакой крови, никакого мяса, никаких костей там нет, а есть только тёмная труха.
   - Да что это с тобой? - бормотал Эван, хотя и понимал, что никакого ответа от Прона Гадзора не получит.
   Эван снова выскочил в коридор, и понёсся уже в центральную часть "Спасителя"; намериваясь разузнать всё у самого Сан-Тара IV, или же у кого-нибудь из его помощников. Эван пребывал в таком возбуждённом, лихорадочном состоянии, что, если бы довелось - вцепился бы Сан-Тару IV в горло, и вытряс бы из него всю правду.
   И вот он добрался до командной рубки "Спасителя". Нажал на кнопку на панели, не очень то надеясь, что она сразу сработает, и дверь раскроется. Но всё сработало.
   И вот он вбежал внутрь.
   За овальным столом сидел и Сан-Тар IV и его помощники. Что касается помощников, то они глядели в мониторы, отображающие происходящее в разных частях "Спасителя" (надо сказать, что нигде ничего не происходило - полное отсутствие движения во всех помещениях). И только на мониторах, показывающих окружавшее "Спаситель" пространство мельтешили хвататели да подлетали более крупные корабли с железного мира.
   Ну а Сан-Тар IV с выражением лёгкого удивления смотрел на вошедшего Эвана. Юноша прокашлялся и дрожащим, хриплым голосом осведомился:
   - Ну и что это значит? Почему вы не впустили меня сразу?! Вы ведь видели отсюда, как подлетел, и что за мной была погоня?! Что происходит на борту? Почему внутри Прон Гадзор чёрный порошок? Что - на борту "Спасителя" эпидемия?..
   Ничто не изменилось в лице Сан-Тара IV. Всё с тем же выражением лёгкого удивления смотрел она на Эвана, и его помощники так и глядели в мониторы.
   Страшное подозрение закралось в голову Эвана. Он подошёл к Сан-Тару IV и махнул перед его лицом ладонью. Капитан даже не моргнул, и смотрел теперь уже мимо Эвана, на дверь.
   Тогда Эван легонько толкнул Сан-Тара IV в лоб. Раздался треск, шея переломилась, голова Сан-Тара IV откинулась назад, упала на пол и раскололась на несколько частей, из неё посыпалась чёрная пыль, такая же пыль находилась и внутри тела Сан-Тара IV.
   Эвану не требовалось толкать и его помощников, чтобы понять, что и с ними произошло то же самое. Тогда Эван подошёл к мониторам, и начал внимательно разглядывать разные части "Спасителя". Кое-где он видел участников экспедиции. Как уже говорилось, никакого движения внутри "Спасителя" не происходило. Участники экспедиции либо сидели, либо лежали на кроватях, а тех, кого неведомая зараза застала, когда они двигались - упали, и раскололись, и из них тоже высыпалась чёрная труха:
   - Я один на краю мирозданья! - простонал Эван.
   Над его головой ожила, приятным, переливчатым светом засияла панель, из неё прозвучал компьютерный голос:
   - Участник миссии "Спасителя" Эван, в вашем голосе слышны недопустимые депрессивные нотки. Советую пройти в медицинский модуль, где вам будут предложены соответствующие препараты.
   - Мне не нужны ваши препараты! - крикнул Эван.
   - Как вам угодно, - спокойно отозвался компьютер.
   Но тут Эван поспешно проговорил:
   - Подожди, не отключайся. Мне важно узнать, что именно здесь произошло.
   - А что именно вас интересует?
   - Надо же какой тупой механизм! - в сердцах воскликнул Эван. - Ну, конечно же, меня интересует рецепт приготовления пончиков
!   - Существует несколько рецептов приготовления пончиков. "Классический", "Ноктский городской", "Шахтёрский рай", "Пухлый мир":
   - Нет, глупая машина! Рассказывай скорее, что произошло на "Спасителе" в последнее время
!   - За последние сто пятнадцать дней на "Спасителе" ничего не происходило.
   - Как это ничего не происходило? Ты что-то путаешь:
   - Сейчас, проверю, - секундная пауза, и тот же голос возвестил. - Нет. Я ничего не путаю.
   - Ну, как же не путаешь: сначала мы летели со скоростью света, затем начали изучение пространства возле дыры, и на один из замерзающих миров была отправлена мини-экспедиция. Эту мини-экспедицию похитили хвататели с железного мира. Это то, что мне самому известно, и это ли не события?..
   - То, о чём вы рассказываете, происходило раньше названных мною ста пятнадцати дней, и не озвучивалось мной, потому это не входит в понятие "последнее время".
   - То есть, почему так давно всё это было? Где же я находился всё это время?..
   - Я не могу говорить об этом с абсолютной уверенностью, но, судя по тому, что вас похитили, вы находились на железном мире.
   - Сто пятнадцать дней?
!   - Сто двадцать дней назад вас похитили, - вежливо поправил компьютер.
   - Это ж целых три месяца. Но куда делись эти три месяца моей жизни? - недоумевал Эван. - Вот я помню, как хвататель сжал меня, как я пытался выстрелить в него из парализатора, но он воткнул мне острую иглу между рёбер, ввёл некое вещество в организм. Затем, я очнулся уже вмонтированным в стену коридора: Но неужели между этим уколом иглы и моим пробуждением мелькнуло целых три месяца:
   Эван поспешно задрал рубашку, взятую в каюте Прона Гадзора, и, с помощью висевшего на стене зеркала осмотрел свою спину. Оказалось, что единственное, что осталось от той толстой иглы - это маленькое пятнышко, как раз между рёбер.
   - Зажило, - пробормотал Эван. - Ну, значит, действительно много времени прошло. Теперь я понимаю: три месяца они держали меня и других пойманных в бессознательном состоянии. В это время, наверное, переделывали под свои нужды других: ведь они собирают "живую дань" со всех пролетающих мимо них миров. Но подошла и наша очередь: Я помню, в том коридоре некоторые разговаривали, а некоторые так и не очнулись. Наверное, и мы должны были очнуться только во время переделывания, или уже в качестве хватателей: Но, стало быть, у наших тел разные особенности, и невозможно рассчитать точную, одинаковую дозу для всех:
   - Ваши наблюдения очень интересны и занесены в базу.
   - Ты лучше выведи из своей базы и покажи мне, что происходило на борту "Спасителя" после похищения мини-экспедиции и до тех пор, пока здесь хм-м: прекратилось всякое движение.
   - Очень много файлов отображают это, и если смотреть всё происходящее с разных ракурсов, то это займёт около ста суток. Вам угодно приступить к просмотру.
   - Нет, конечно! Отбери только существенное, уложи это в двадцать минут.
   - Как вам будет угодно:
   
   * * *
   
    На одном из больших мониторов появилось встревоженное лицо Сан-Тара IV. Он кричал:
    - Что там такое? Что это за штуковина летит?
!    - Чужой корабль, - ответил его помощник, которого не было на экране.
    - Свяжитесь с участниками нашей экспедиции и сообщите, что им грозит опасность.
    - Капитан, связь, к сожалению, утеряна. По-видимому, вражеский корабль создаёт эти сильные помехи:
    Экран мелькнул - теперь показывали происходившее через несколько минут после того первого эпизода.
    Помощник бесстрастно докладывал Сан-Тару IV:
    - Все участники экспедиции высаживавшиеся на мире "Лёд-1", а также их аэроцикл исчезли. Есть все основания полагать, что они похищены.
    - Я это и без вас вижу! - рявкнул Сан-Тар IV. - А этот чужой корабль теперь улетает, да?!.. То есть, некая враждебная цивилизация бросает вызов великому Нокту и его мудрым законам?! Некие существа могут похищать граждан - слуг Ноктского правительства?! Если я допущу такое, то я буду преступником:
    Голос Сан-Тара IV уже дрожал. Безумие, которое улеглось после относительно спокойного периода полёта "Спасителя", теперь вспыхнуло с новой силой.
    Он отчеканил команду:
    - Послать следом за похитителем наши боевые аэроциклы. Продемонстрировать им мощь нашего оружия. Если это не подействует - начать боевые действия. Честь Нокта не может быть посрамлена даже здесь, на краю мирозданья
!    Три из пяти боевых аэроциклов, находившихся на борту "Спасителя", были посланы вслед за кораблём с железного мира. Последовала короткая схватка.
    Из боевых аэроциклов вырывались плазменные лучи, уничтожали хватателей, но на место одного уничтоженного врага подлетали сотни. Вскоре всё пространство вокруг них уже буквально кишело хватателями. И хвататели начали раздирать своими железными лапами обшивку аэроциклов. Один из аэроциклов взорвался, разворотив не менее сотни врагов, другие два были разобраны аккуратнее, команды их извлечены, и отнесены на вражеский корабль, который продолжал движение в сторону железного мира.
    Помощникам еле удалось отговорить Сан-Тара IV от затеи направить "Спаситель" к железному миру:
    Как показали дальнейшие события, быть может, действительно стоило попробовать атаковать - хуже бы участникам экспедиции не стало:
    Итак, "Спаситель" остался висеть на месте, посылая новые и новые записи на Нокт (эти записи должны были достигнуть цели только через шесть месяцев) - Сан-Тар IV кричал о грозящей опасности, и об необходимости выслать целый флот, для уничтожения этой враждебной цивилизации.
    Пока что главная цель экспедиции - латание дыры в скорлупе мироздания была оставлена до лучших времён. Сан-Тар IV готовился к войне: отдавал распоряжения, проверял оружие, готовил команду к нападению железных чудовищ.
    И действительно - такое нападение последовало. Летели корабли, летели хвататели, а встречали их плазменные заряды. Множество хватателей было тогда разбито, сожжено, но некоторые всё же присосались к борту "Спасителя", и попытались его разорвать.
    К счастью, на Нокте позаботились об защите, и ни хватателям, ни вражеским кораблям так и не удалось пробить оболочку. Они отступили, а Сан-Тар IV торжествовал, говорил о торжестве Ноктской цивилизации и скором гибели врага.
    Он и впрямь готовил нападение на железный мир, и должно это было произойти на седьмой день после похищения мини-экспедиции.
    Однако, оказывается, и на железном мире посчитали "Спаситель" чрезвычайно опасным противником, и направили против него кое-что, что ни ждал ни Сан-Тар IV, ни его команда.
    На пятый день к "Спасителю" вновь направилась вражья армада. Вновь стреляли плазменными зарядами по кораблям и хватателям, а самые маленькие, и самые опасные цели пропустили. Это были крошечные - не больше муравья роботы, которые летели столь же быстро, как и хвататели.
    Только такие крошечные создания могли пробраться в двигательную систему "Спасителя". Когда они уже проникли внутрь, компьютерная система обнаружила их присутствие. Сан-Тар IV незамедлительно дал команду включить двигатели, но было уже поздно.
    Двигатели действительно включились, и большая часть крошечных роботов погибла, но некоторые всё же попали на борт, и этих некоторых оказалось достаточно, чтобы уничтожить команду "Спасителя". Муравьиподобные роботы ползали чрезвычайно быстро - только он проникал в каюту, и уже вгрызался в тело того или иного участника экспедиции; оказавшись под кожей, робот заражал несчастных инфекцией, которая в течении десятой доли секунды превращала все внутренности человека в чёрную труху, которую уже видел Эван. Нетронутой оставалась только кожа:
    Сан-Тар IV со своими помощниками сидел в командной рубке "Спасителя", когда услышал слабый скрежет под дверью, он повернулся, желая увидеть, кто же это, незамеченный на мониторах, хочет войти к ним. А этот кто-то уже не хотел, а вбежал, проскользнув в узкий зазор между дверью и полом. Он уже прогрыз ботинок Сан-Тара IV, уже впился в его ногу: Вон оболочка Сан-Тара IV и осталась в таком положении - повернувшись к двери, храня слегка удивлённое выражение.
    Подобная участь постигла и помощников Сан-Тара IV.
    Вот, собственно, и вся видеоинформация, показанная Эвану бортовым компьютером.
    Далее последовали три месяца бездействия. Правда, железный мир ещё несколько раз пытался пробраться внутрь "Спасителя". Вновь засылались мини-роботы, уже с целью открыть двери изнутри, но компьютер вовремя замечал их, и, включая двигательную систему, уничтожал.
    Последняя подобная атака случилась за три недели до возвращения Эвана.
   
   * * *
   
    Эван задал вопрос, который, по вполне очевидной причине волновал его:
    - А куда делить те микро-роботы, которые принесли на борт "Спасителя" инфекцию?
    - Они все ещё на "Спасителе".
    - Ничего себе! Очень приятно это слышать
!    - Поясните, пожалуйста, какие именно приятные возможности открывает перед вами присутствие на борту "Спасителя" этих роботов?
    - На самом деле - ничего приятного, тупой ты компьютер. Они все ещё функционируют?..
    - С момента уничтожения последнего участника экспедиции не было замечено никаких движений, среди микро-роботов. Уничтожить их с помощью внутренних средств "Спасителя" также не удаётся. Переносное оружие может быть приведено в действие только с помощью кого-либо из участников экспедиции, а что касается моющих средств, которые я могу время от времени использовать в коридорах, то они не причиняют данным роботам никакого вреда. Также я могу проводить сканирование и определять, что внутри них заложен как потенциал для дальнейшего движения, так и материал для заражения:
    - Ладно, довольно этой болтовни. Лучше просто посоветуй, как их уничтожить.
    - Пройдите в оружейную и воспользуйтесь, либо излучателем "Стрз-7", либо плазмомётом "Нр-пла-17".
    - А эти роботы ещё не начали двигаться?..
    - Пока что нет.
    - Просто замечательно! Твоё "пока что" очень радует. Где же ближайший из них?
    - В этой каюте. Он лежит под ногой Сан-Тара IV.
    - Если он начнёт двигаться - смогу ли я убежать от него?
    - Вероятность этого равняется нулю. Зафиксированная скорость их передвижения - шестьсот километров в час.
    - То есть, я даже не успею понять, что происходит, а уже превращусь в чёрную труху. Хороший конец для героя Ноктских комиксов. Ладно, я в оружейную:
    И Эван бросился из командной рубки "Спасителя" кратчайшим путём в оружейную. Сначала - через кают-залу, затем - по коридору; затем - вниз по винтовой лестнице, и вновь - по коридору. Вокруг мелькали каюты; двери некоторых из них были приоткрыты, и Эван знал, что там лежат внутри ставшие трухой, но ещё обтянутые кожей участники экспедиции. Нескольких он увидел прямо в коридоре - они, расколовшиеся, частично высыпавшие своё тёмное содержимое, дыбились почти бесформенными грудами, и Эвану приходилось перепрыгивать через них.
    Время от времени Эван выкрикивал:
    - Ну что там с "жучками"?
!    - Микро-роботы не двигаются.
    И вновь выкрикивал Эван:
    - Что с ними?
    - Не двигаются:
    Практически при каждом частом рывке вперёд, Эван пытался полностью оторваться от пола и полететь. Однако, дар полёта пока что не возвращался к нему:
    И вдруг вспыхнул алый свет и компьютер возвестил:
    - Они двигаются.
    Мелькнула мысль: "шестьсот километров в час - сейчас они будут здесь! До оружейной ещё полминуты бежать: Не успею я туда!"
    И в это время мелькнул боковой коридор. Эван знал, что этот коридор вёл в ту часть "Спасителя", где находился мозг Существа. Рванулся туда. Через две секунды остановился перед герметично запертым люком. Заорал:
    - Открой:
    - Запретная территория.
    - Открой. Мне грозит смерть
!    Эван уже и не рассчитывал на спасение, но люк распахнулся, а занудный голос пробубнил:
    - Инструкция предписывает мне охранять последнего участника экспедиция. Вероятность вашей гибели высока, но герметичный люк спасёт от микро-роботов.
    Люк закрылся, и Эван, тяжело дыша, приклонился к нему спиной, затем - медленно сполз вниз, и сидел на корточках, с прикрытыми глазами, тяжело дышал - он устал от всей этой беготни:
    И в это же мгновенье услышал поскрипывание за своей спиной. Спросил:
    - Что это?
    Компьютер ответил с удручающим спокойствием:
    - Восемнадцать микро-роботов пытаются прорваться сюда.
    Эван отскочил от люка, и выкрикнул:
    - Ну и каковы их успехи?
    - Вынужден заметить, что этот люк не настолько надёжен, как наружная оболочка "Спасителя". Но он может выдерживать их натиск в течении двух часов.
    Эван сделал ещё несколько шагов, и увидел боевого робота, с которым ему уже довелось столкнуть во время первого визита к мозгу Существа.
   Эван спросил:
    - А эта железка может защитить?
    - Если вы говорите о боевом роботе "Здар-6", то вряд ли вам стоит надеяться на него. Он рассчитан на поражение крупных целей.
    "Например, на таких, как я", - подумал Эван, пробегая мимо робота. Тот, получив указание от компьютера, не пытался остановить юношу.
    И вот Эван ворвался в то помещение, в котором находилось мозг.
    Там, как казалось, ничего не изменилось: всё также висел в колбе мозг, всё также издавали размеренный гул вмонтированные в стены приборы:
    Эван крикнул:
    - Что сейчас происходит за бортом "Спасителя"?
    - Передаю изображение, - незамедлительно отозвался компьютер.
    И вот стали видны хвататели - они бессчётными чёрными точками облепили борта "Спасителя"; также Эван увидел большие железные корабли, которые только что подлетели, и присосались к "Спасителю" длиннющими шлангами.
    Компьютер сообщал:
    - Сейчас они активно пытаются прорваться внутрь "Спасителя". Для этого используются кислоты, которых не было при предыдущих атаках. По-видимому, они были разработаны специально для атаки на наш крейсер:
    - Понял!.. Ну и каковы их успехи?
    - К сожалению, внешняя обшивка "Спасителя" начинает поддаваться. Но ещё несколько часов у нас есть. Хотя нельзя забывать и про микро-роботов, которые сейчас прогрызают люк в помещение с мозгом. По-видимому, на враги изначально не оценили всего потенциала прорвавшихся на борт "Спасителя" микро-роботов; быть может, полагали, что внутренние системы способны их уничтожить, и им лучше затаиться. Но:
    - Ладно, хватит болтать. Лучше предлагай, что конкретно можно сделать для спасения нашей миссии?
    - Двигатели "Спасителя" находятся в рабочем состоянии. Можно отлететь на несколько световых секунд отсюда, а затем вернуться, но уже в непосредственной близости от дыры. Там, возможно, нас уже не будут ждать. Это, впрочем, не избавит нас от микро-роботов находящихся на борту:
    - Давай, хоть от этих пиявок избавимся, - сказал Эван, глядя на экран.
    К "Спасителю" подлетали всё новые и новые корабли. Некоторые из них действительно напоминали многометровых железных пиявок.
    Компьютер возвестил:
    - Я отлетаю на пять световых секунд, затем - возвращаюсь в точку, отдалённую на тысячу километров от дыры. Предупреждаю: это весьма опасно, так как ни один из наших зондов или кораблей ещё не подлетал так близко к дыре, и неизвестно, что нас там ждёт.
    - Давай быстрее, - нетерпеливо проговорил Эван. - Только: это - дай наилучший наружный обзор. Хочу видеть, что там происходит:
    Теперь вся стена напротив Эвана стала прозрачной, и юноша вздрогнул, едва сдержался, чтобы не отскочить назад. Как казалось, буквально в нескольких метрах от него копошились эти отвратительные создания - словно живое двигалось железо, многочисленные отростки дёргались, с настойчивостью насекомых пытались продавить, прожечь, разорвать обшивку "Спасителя".
    Но вот включились двигатели, и всё это железное месиво мгновенно исчезло - теперь мерцали, стремительно сменяли друг друга, светлые тона:
    Пять секунд прошло, и "Спаситель" остановился на расстоянии два миллиона километров от прежней точки.
    Эван увидел несколько десятков водных миров. Эти миры были связаны прозрачными трубами, и в этих, заполненных водой трубах, плыли рыбы с умными глазами. Так как "Спаситель" остановился в непосредственной близости от одной из этих труб, то плывшие в ней разумные рыбы остановились и, обернувшись к нему, начали его разглядывать. Эван видел, как двигаются из перламутровые хвосты и плавники, он видел, что некоторые из этих плавников прижимали к чешуе всевозможные предметы - похожие и на портфели, и на сумки, и букеты цветов.
    Но уже не оставалось времени на то, чтобы изучать это сообщество водных миров.
   Компьютер сообщил:
   - Совершаю обратный прыжок.
   Ещё пять секунд и крошечная доля секунд, и они вынырнули в тысяче километров от дыры.
   
   
    Глава 16
   "Дыра"

   
    Чёрная, огромная, величественная в своей неопознанности и чуждости жизни, зияла дыра, заполняя большую часть обзора; только по её краям виднелась лазурная поверхность скорлупы мироздания.
    А компьютерный голос уже докладывал:
    - Температура за бортом - минус двести пятьдесят градусов. Включены дополнительные системы обогрева и жизнеобеспечения. Включены двигатели, предотвращающие немедленное падение в дыру:
    Тут Эван заметил, будто промелькнуло что-то возле обзорного экрана. Но он не успел разглядеть это "что-то" - оно тут же кануло в дыре. Юноша поинтересовался:
    - Там пролетал некий предмет?..
    И компьютер отозвался:
    - Пролетел камень - микро-мир, диаметром в тридцать метров. Скорость движения - двести пятьдесят метров в секунду. Сейчас будет пролетать стандартный мир диаметром в тридцать пять километров.
    И Эван увидел этот мир: уже насквозь промёрзший, имеющий серебристый, металлический оттенок, он стремительно пролетал поблизости от "Спасителя".
    Вот он стал маленьким кругляшом на фоне черноты, а затем эта чернота поглотила его. Поглощение произошло, как показалось Эвану, мгновенно, и от мира уже не осталось никаких следов.
    Эван прошептал:
    - И неужели придётся подлететь к самому-самому краю этой бездны?
    - Да. Именно на это рассчитана программа, - бесстрастно поведал компьютер.
    - А, ну ничего. Надо, так надо, - попытался отогнать чувство страха Эвана.
    Но это чувство не отступало. Уж больно дыра напоминала громадную глотку, в которую им предстояло добровольно нырнуть.
    Около минуты Эван стоял и заворожено глядел на дыру. Из задумчивости его вывел компьютер:
    - Микро-роботы обладают большими возможностями, чем ожидалось. Через десять минут они уже будут здесь.
    - Вот проклятье! А я уже и забыл про них! - вскрикнул Эван.
    Компьютер продолжал:
    - В данной ситуации предлагаю немедленно начать миссию "Существо". От "Спасителя" отделяется та часть, в которой находится само Существо, а также - приборы и механизмы, необходимые для переработки содержащегося в его мозгу вещества в плёнку, способную затянуть дыру.
    - Давай! - крикнул Эван.
    - Предупреждаю, что изначально планировалась спуск к краю дыры только этой части с мозгом Существа. Все дальнейшие операции должны были выполняться дистанционно, посредством специалистов экспедиции.
    - Ну и где эти специалисты?..
    - Все они уничтожены.
    - Так начинай же скорее спуск! Отделяйся от "Спасителя".
    - Возвращение представляется маловероятным. Подтвердите, пожалуйста, свои указания.
    - Да, я подтверждаю! Скорее
!    - Приступаю к выполнению.
   
   * * *
   
    Над головой Эвана быстро замелькали цифры обратного отчёта, и когда дошло до нуля, то пол и стены вздрогнули, и юноша, к ужасу своему увидел, что дыра стремительно приближается.
    И настолько жутким казалось это приближение неведомой черноты, что Эван подумал: "лучше бы уж я в хватателя превратиться! Какая огромная воронка! А я песчинка! Что могу я?!" - он вновь попытался взлететь над полом, и вновь ничего у него не получилось.
    Крикнул:
    - Что происходит?
    Компьютер услужливо отозвался:
    - Всё идёт по плану. Мы отделились от "Спасителя". Вы можете обернуться, и сами увидите это:
    Эван обернулся, и обнаружил, что задняя стена также стала прозрачной. Он увидел светло-лазурный яйцевидный "Спаситель", и несколько промороженных миров, которые приближались к дыре.
    Компьютер продолжал лекцию:
    - Сейчас включены двигатели "Спасителя". Они позволяют крейсеру удерживаться на месте, однако в такой близости от дыры расход топлива слишком велик, поэтому "Спаситель" отлетит на двадцать тысяч километров. Если повторится атака существ с железного мира, то он совершит прыжок на пять световых секунд, после чего вновь вернётся сюда.
    - А что с микро- роботами?
    - При отстыковке та часть "Спасителя", в которой находились микро-роботы, была намерено разгерметизирована мной. Их электронные составляющие не выдержали столь резкого перепада температуры, и микро-роботы выведены из строя. Сейчас они вместе с нами приближаются к дыре. Я могу показать их увеличенное изображение.
    - Нет, не надо мне такого счастья. И, пожалуйста, сделай это изображение на стене поменьше. Не могу я на эту дыру глядеть: Или она на меня глядит:
    Изображение уменьшилось в десять раз, но всё равно производило большое впечатление.
    Компьютер сообщал:
    - Приблизились к дыре на расстояние ста километров. Начинаю манёвр прикрепления:
    - Покажи схематическое изображение происходящего, - попросил Эван.
    На экране появилось изображение серого квадрата, в котором находилось и Существо и Эван. Квадрат стремительно приближался к гладкой, обрубленной дырой поверхности. Вот из квадрата высунулись присоски, сработали мощные гарпуны, и прискоки намертво впились в скорлупу мирозданья в десятке метров от дыры.
    Механизмы стягивали тросы, на которых крепились присоски, и вскоре квадрат прилип к этим присоскам.
    - Первая стадия завершена, - сообщил компьютер.
    - Очень хорошо, а теперь: - Эван замолчал, не решаясь говорить, затем выдохнул. - Всё же я должен видеть это - давай обзор происходящего там на полную стену:
    И он вцепился рукой в одну из тех стоек, на которых крепился бак с Существом.
    Компьютер исполнил пожелание Эвана.
    Эван увидел жемчужную поверхность, которая являлась скорлупой мирозданья. Но в нескольких метрах от квадрата эта приятная для глаз поверхность обрывалась в чёрную пропасть.
    Эта пропасть тянулась, сколько хватало взгляда, и вправо и влево, и вперёд - всё чернота да чернота. Всё же свет не затухал там сразу - существовал, стремительно рассеиваясь, ещё несколько десятков метров. А дальше - неведомое.
    Вот промелькнула, канула в бездну сорокаметровая глыба, вот целый мир, отделённый от Эвана на пару десятков километров, быстро проплыл, исчез в черноте.
    - Приступай скорее ко второй стадии! - крикнул Эван.
    - Вторая стадия уже началась. Сейчас задействованы приборы, оказывающие на мозг Существа определённое воздействие. Через восемь минут начнёт вырабатываться вещество, которое, при удачном стечении обстоятельств, позволит нам залатать дыру.
    - Да. Я надеюсь, что теперь-то нам никто не помешает.
    - К сожалению, вероятность вмешательства со стороны велика.
    - Неужели опять от железного мира?..
    - Моими датчиками зафиксировано приближение их армады. Всего около восьмидесяти крупных кораблей, и десятки тысяч хватателей.
    - Действительно - армада. И разворошили же мы этот муравейник:
    - При нынешней скорости передвижения, они будут здесь через пять часов.
    - А на латание дыры, насколько я помню из лекции, требуется пятнадцать часов.
    - Пятнадцать часов сорок две минуты и шесть секунд.
    - Поразительная точность! Но ты лучше скажи - имеется ли какое-нибудь оружие, чтобы отразить их атаку?..
    - К сожалению, никакого оружия нет. Есть только одна надежда:
    - Я знаю - на то, что они не смогут подлететь так близко из-за низкой температуры.
    - Совершенно верно. Ведь микро-роботы сломались именно из-за низкой температуры. Но всё же у крупных кораблей должны быть более совершенная система защиты:
    Эвану не оставалось ничего другого, как просто наблюдать за мозгом. В первые минуты, как казалось, ничего не происходило. Но вот из розоватой, похожей на облако поверхности начало подниматься зеленоватое свечение. Поначалу это свечение оставалось только в пределах колбы, и постоянно уплотнялось, пока не превратилось в желе. И это вещество начало выкачиваться по трубкам.
    Компьютер объяснял, что происходит, но Эван и без его объяснений видел:
    Из расположенных в нижней части куба отверстий выкатились похожие на тележки роботы. Эти роботы везли за собой плёнку. А внутри этой плёнки уже находилось извлечённое из мозга Существа желе. Плёнка легко растягивалась, и роботы, включив вмонтированные в них двигатели, уже летели над бездной - тянули и плёнку, и вещество вперёд и в стороны. Несколько роботов ехали и по краю бездны, крепили плёнку на краю. По тому, как вздрагивают роботы, как резкими рывками отлетают на метр-другой вниз, а потом с помощью двигателей всё же поднимаются, можно было понять, с какой огромной скоростью проносится там ледяной воздух:
    Что радовало Эвана, так это то, что роботы двигались весьма быстро, и через несколько минут их уже не стало видно. Теперь видно было только подрагивающее тёмно-зелёное поле - это колыхалась растянутая над бездной плёнка, в которой протекало желе:
    Эван знал, что возле растягивающих роботов это желе застывает, но напирающая сзади масса всё равно распирает плёнку.
    - Покажи, насколько залатана дыра, - потребовал он у компьютера.
    На мониторе показалось схематическое изображение дыры - вид сверху. Зеленоватым цветом обозначалась залатанная область. Увиденное совсем не порадовало Эвана. Оказывается, роботы сделали не более пяти процентов своей работы. Всё же не стоило забывать о размерах дыры:
    Время от времени компьютер докладывал:
    - Пока всё идёт нормально. Растягивание плёнки происходит в установленном порядке, все роботы функционируют:
    Эван считал секунды и думал: "Быстрее бы всё это закончилось! Только бы залатать эту дыру, а там уж:"
    Компьютер доложил:
    - Вражеский флот остановился на расстоянии пяти тысяч километров.
    - Ну и замечательно, надеюсь - они сюда не сунуться:
    Опять Эван считал секунд, и думал: "Быстрее бы всё это закончилось:"
    Однако, от компьютера приходили неутешительные вести:
    - Борт самого крупного корабля раскрылся, и из него вылетела ракета длинной тридцать и шириной шесть метров. Она направляется сюда. При её скорости десять тысяч километров в час - через тридцать минут она уже будет здесь:
    - Надеюсь, они всё-таки не рассчитали, насколько здесь низкая температура, и что-нибудь в этой ракете сломается, - Эван проговорил это мрачным голосом.
    На появившемся экране можно было наблюдать, как ракета приближалась к ним, какое расстояние их разделяло, сколько ей оставалось лететь.
    И хотя компьютер время от времени докладывал о происходящем, Эван вновь и вновь задавал вопросы:
    - Ну как? Всё ещё летит? До сих пор не замёрзла?..
    Когда ракете оставалось лететь пять минут, Эван крикнул:
    - Можно ведь что-нибудь придумать! Ведь не может быть, чтобы в этом кубе не находилось ничего кроме меня, мозга Существа, приборов и твоего голоса.
    - Есть мини-аэроцикл, предназначенный для эвакуации в экстренной ситуации.
    - А можно ли управлять этим аэроциклом дистанционно?
    - К сожалению - нет. Можно сказать, что и аэроцикл этот установлен здесь случайно. Случилось это за пару дней до старта нашей экспедиции с Нокта. Один из крупных учёных настаивал, что может возникнуть такая чрезвычайная ситуация. Его послушали, но с натяжкой, нехотя.
    - Если бы была возможность управлять этим аэроциклом со стороны, то можно было бы попробовать направить его в ракету, чтобы она взорвалась раньше времени.
    Ещё через минуту компьютер сказал:
    - Получено изображение приближающейся ракеты.
    - Показывай
!    То, что увидел Эван, вполне соответствовало воображаемому им образу: тридцатиметровая, обтекаемая махина алого цвета, с усиленно работающими двигателями:
    Компьютер доложил:
    - До столкновения - три минуты!..
    - Где аэроцикл?
!    В дальней стороны залы распахнулась небольшая дверца и Эван бросился к ней. Юноша кричал:
    - Сам им буду управлять! Всё равно мне погибать! А так, может, нашу миссию спасу:
    Он оказался в округлом помещении, где стоял миниатюрный, одноместный аэроцикл. Эван даже знал, что он - модели "Зуб-А3", и способен развивать скорость до трёх с половиной тысяч километров в час.
    Он запрыгнул в аэроцикл, и тут же захлопнулась герметичная крышка. Из расположенного в камере динамика прозвучал голос компьютера:
    - Там есть защитный костюм.
    - Выпускай нас
!    Сверху распахнулся люк.
    Эван нажал необходимые кнопки, рванул ручки управления, и аэроцикл взвился вверх - выскочил из куба навстречу ракете. Вот на экране появилось схематическое изображение аэроцикла и ракеты. Они стремительно сближались.
    Эван выгнул руку назад, и достал защитный костюм.
   Надевая его, бормотал:
    - А вот на это они не поскупились: Спасибо неизвестному Ноктскому благодетелю. Теперь у меня появилась хотя бы небольшая вероятность спастись:
    Костюм действительно был очень дорогостоящим. Последняя и лучшая разработка Ноктских учёных в защите человеческих организмов от враждебной среды. Этот костюм способен был выдерживать очень высокую, или, напротив - очень низкую температуру, высокое давление, защищал от различных излучений, и ещё - совмещал в себя множество функций. Имелся в костюме и встроенный двигатель, с запасом топлива на два часа полёта.
    Эван нервничал, дёргался, и из-за этого слегка замешкался с надеванием мудрёного костюма.
    Только он защёлкнул последнюю застёжку, как компьютер доложил:
    - До столкновения - десять секунд.
    Одним движением защищённой руки Эван закрепил руль, а другим - разбил стеклянный колпак и нажал скрытую под ним кнопку катапультирования.
    Тут же Эвана выбросило наружу, волчком завертело, но юноша на секунду включил двигатели и смог выровнять это беспорядочное вращение.
    Он увидел маленький белый куб под собой, увидел громадную, почти до горизонта простирающуюся дыру. Уже треть этой дыры была закрыта тёмно-зелёной заплаткой.
    Эван ещё успел подумать: "Ну вот - всё не так уж и плохо. Сейчас с помощью двигателей вернусь в куб, и дождусь:"
   Но в это мгновенье аэроцикл столкнулся с ракетой и произошёл взрыв.
    Эвана отнесло уже на несколько километров от места столкновения, но и такое расстояние оказалось недостаточным, чтобы полностью обезопасить его.
    Это была ядерная, пока что неизвестная на Нокте ракета. Такая ракета могла бы уничтожить "Спаситель", но железный мир не собирался уничтожать Ноктский крейсер, а только исследовать и использовать его для свои нужд.
    Но когда выяснилось, что заключённое в "Спасителе" способно залатать дыру, было принято решение уничтожить его любой ценой. Ведь железный мир кормился от улетавших в дыру обессиленных миров.
    Эван не знал этих деталей. На него просто нахлынула волна ярчайшего света. Этот свет затопил всё, захлестнул юношу, поглотил, ослепил, растоптал его:
    Эвану показалось, что он умирает, и он воспринял это спокойно, словно бы в хорошем сне находился:
   
   * * *
   
    Настойчиво трещал динамик возле самого уха Эвана. И хотя никаких слов в этом треске не было, именно он и заставил Эвана очнуться.
    Эван крикнул:
    - Что случилось?
!    Но вмонтированный в костюм компьютер безмолвствовал.
    Итак, Эвана вместе с потоком ледяного воздуха уносило в оставшуюся незалатанной часть дыры.
    Он попытался выключить двигатели, но ему и этого не удалось.
    И вот чернота заполнила весь обзор.
    Эван подумал: "Ну, вот и всё. Это - смерть. А странно всё-таки - мне почему-то совсем не страшно".
    Вдруг ожил компьютер. Лишённый эмоций голос доложил:
    - Пройдена внутренняя кромка скорлупы. Сейчас мы летим в туннеле со скоростью восемьсот метров в секунду. Температура продолжает падать, и сейчас составляет - минус триста градусов.
    - Костюм рассчитан на такую температуру?
    - Обогревающая система может выдержать это, но не более получаса. Затем наступит переохлаждение.
    - Возможно ли включить двигатели?
    - Возможно, но их включение ни к чему не приведёт. Слишком велик напор высасываемого воздуха:
    - Что ж. Мне остаётся только надеяться на чудо.
   
   * * *
   
    Ждать пришлось недолго. Прошло пять секунд и Эван увидел:
    Вспомнилось на мгновенье то давнее, первое чувство, когда он ещё ребёнком забрёл на тёмную половину своего родного мира и увидел удивительный, живой, драгоценностью сияющий город Аркополис.
    Он, правда, тогда не знал, что это город, что он - столица мира Нокт, что в Аркополисе - и насилие, и злоба, и уродства всевозможные; он просто увидел эту красоту и влюбился в неё.
    А теперь он увидел:
    Нет, Эван, не мог, конечно, знать, что он увидел космос.
   Что такое его мирозданье? Это огромный океан воздуха, равномерно заполненный светом. А тут была чернота, но чернота живая, в ней присутствовали удивительные образы:
   Чудесным облаком, состоящим из миллиардов сияющих пылинок, с ярким уплотнением в центре, висела в этой черноте галактика. Виднелись и ещё несколько галактик. Но те галактики были отдалены на такое расстояние, что Эван мог разглядеть только общие их черты. Например, было несколько шаровых галактик, а одна - весьма напоминала изумрудное око, которое взирало на Эвана с мудрым, вековечным спокойствием.
   Конечно, откуда же Эвану было знать, что такое галактики? Откуда ему было знать, что каждая из них состоит из миллиардов звёзд?.. Откуда ему вообще было знать, что такое звёзды? Мог ли он представить, что каждая из этих пылинок - это исполинский шар раскалённого газа, который способен одновременно поглотить большую часть виденных им миров?.. Мог ли он предположить, что вокруг многих из этих звёзд вращаются планеты, и планеты эти в десятки раз больше Нокта, и что на некоторых из этих планет есть жизнь?.. Как можно было предположить существование какой-либо жизни в этой ледяной черноте?.. Мог ли он знать, что свет даже от ближайшей галактики летел до этого места не шесть месяцев, а миллион лет?
   Как бы то ни было, а впечатление, которое произвёл на Эвана впервые увиденный им космос, оказалось настолько сильным, что он даже забыл о смертельной опасности, которая грозила ему. А ведь Эван уже не был тем восторженно-наивным, порывистым юношей, который из-за жажды странствий покинул свой родной мир.
   Просто это было одно из самых сильных впечатлений, из всех пережитых за жизнь Эвана. Там, где он не ожидал увидеть ничего, кроме смерти, тьмы и ужаса, он увидел красоту.
   Только голос встроенного в защитный костюм компьютера вернул его к нормальному восприятию мира:
   - Температура прекратила падать и сейчас составляет минус триста семьдесят градусов. При столь низкой температуры системы жизнеобеспечения проработают не более тридцати минут.
   Эван внимательнее начал оглядывать ближайшее к нему пространство. То, что увидел, показалось ему не менее величественным, чем далёкая галактика.
   Хотя "ближайшее пространство" в масштабах космоса понятие весьма условное, и не стыкуется с привычным для человека мировосприятием. Это "ближайшее" - это то, что и в сотню жизней ногами не обойдёшь.
   Эван увидел своё "мирозданье" со стороны. Конечно, не всё. Это была твёрдая сфера, но не сферу, а простирающуюся во все стороны стену он увидел. А чтобы увидеть сферу ему пришлось бы отлететь хотя бы на несколько световых месяцев.
   Также Эван видел трубу, которая, также как и сфера-стена, отражала свет галактики, и, благодаря этому, мягко-серебристым цветом выделялась из черноты космоса. Эван догадывался, что размеры трубы колоссальны, что и "Спасителю", летящему со световой скоростью, пришлось бы потратить немало времени, чтобы достичь её. Труба вытягивалась к другой сфере, та, в свою очередь - соединялась с другими сферами, отдалёнными на такое расстояние, что Эван едва их видел. Вглядываясь, он разглядел десятки, если не сотни крапинок-сфер соединённых тончайшими нитями туннелей:.
   А в голове торжественно и музыкально текли мысли: "Вот как меняется картина мирозданья. Раньше и я, и все учёные считали, что все сущее заключено в некую сферу, заполненную светом и воздухом. А вот, оказывается, и за пределами этой сферы есть нечто, отличающееся от неё. Но также есть и множество других сфер, каждая из которых, думается мне, не меньше, чем наша родная. И что там - внутри них? Свои мирозданья, свои миры? Насколько они отличаются от всего привычного нам?.. Попасть бы туда, увидеть каждую из этих сфер изнутри. Но ведь есть соединяющие туннели. Надо просто найти вход хотя бы в один из них на поверхности нашей "скорлупы", и тогда:"
   И вновь этот романтический поток мыслей был прерван неумолимым компьютером:
   - Через двадцать восемь минут защитная система выйдет из строя и жизнедеятельность вашего организма прекратиться.
   - Возможно включение двигателя?
   - Да.
   - Так включай скорее и возвращайся к дыре.
   Защитный костюм развернулся, из закреплённого на его спине двигателя вырвались синеватые струи, и Эван полетел обратно.
   С внешней стороны дыра представлялась совершенно незалатанной, и занимала значительную площадь. Лазурный свет был виден, но очень слабо, словно бессильный, умирающий больной, словно недостижимая и почти позабытая мечта.
   Эван летел к краю дыры, а из её центра вылетел промёрзший, мёртвый мир и начал свой бесконечный, беспрепятственный полёт в пустоте космоса:
   Эван проговорил:
   - Если лететь с той части дыры, которая уже залатана, то встречное давление будет не таким сильным, и я смогу вернуться.
   Компьютер отрапортовал:
   - По произведённым подсчётам на подобное возвращение потребуется не менее шести часов.
   - Лети, лети вперёд! - сквозь сжатые губы, процедил Эван. - Просто прорывайся, работай на полную мощность. А дальше - видно будет: Сейчас - главное не сдаваться:
   - Будет исполнено, - обещал компьютер.
   И вот - внешний край дыра.
   Сразу же свет галактики остался позади, - Эвана окружал сумрак.
   - Включай освещение, - сказал юноша.
   В верхней части костюма включился небольшой, но достаточно сильный прожектор. Сразу стала видна стены туннеля, возле которой летел Эван. Юноша ожидал, что стена эта будет гладкой, но оказалось, что на ней - многочисленные впадины и выступы.
   Когда они пролетали возле особенно крупной впадины, Эван крикнул:
   - А ну-ка остановись
!   Костюм послушно затормозил. Эван разглядывал впадину - она имела практически идеальную круглую форму, а стены её были сильно оплавлены. Эван спросил взволнованно:
   - Это ничего тебе не напоминает?
   Компьютер сухо ответил:
   - Данная форма напоминает трубу. Возможно - это часть разрушенной при вторжении "Объекта" коммуникационной системы "скорлупы" мирозданья.
   - А ну-ка, живо туда, - скомандовал Эван.
   Снова заработал миниатюрный двигатель, и Эван влетел в эту выжженную трубу. Обожженные, покрытые многочисленными наростами стены трубы не говорили ничего о её изначальном предназначении.
   Эван бормотал:
   - Ну кто бы мог подумать о том, что внутри "скорлупы" найдутся ещё какие-то коммуникационные системы?..
   - Такая теория выдвигалась Ноктскими специалистами. Даже были спроектированы приборы для поиска этих систем.
   - Ничего я об этой теории не слышал.
   - Вы не слышали также о ещё о шестистах семидесяти восьми теориях, касающихся "скорлупы" мирозданья, так как они предназначены для исключительно узкого круга специалистов:
   Двигатель костюма перестал работать. Эван висел перед бугристой, образованной из некой спекшейся породы стеной.
   Компьютер доложил очевидное:
   - Это преграда, которая полностью перегораживает трубу.
   Эван попытался совладать с накатывающимся страхом и проговорил:
   - Возвращаться в дыру бессмысленно.
   - Системы жизнеобеспечения проработают ещё пятнадцать минут:
   - Отлети немного назад. Я там видел кое-что.
   В этом месте царила невесомость, и возле стены туннеля висел, уцепившись за выступ, обломок неизвестного вещества. Формой обломок напоминал копьё.
   Эван подхватил, покрепче сжал и выставил перед собой это "копьё". Проговорил:
   - Сейчас твоя задача - максимально разогнаться. Я врежусь в преграду, попытаюсь пробить её.
   Компьютер доложил:
   - Будет развита скорость - триста метров в секунду. Если вам не удастся сразу пробить преграду, то вероятность летального исхода велика.
   - Так или иначе - через несколько минут система жизнеобеспечения выйдет из строя. Так что - исполняй.
   Из миниатюрного двигателя вырвалась ослепительная лазурная струя, и Эван стрелой рванулся вперёд.
   Вот и преграда - несётся, приближается, вот уже рядом. Эван не закрывал глаз. Ещё крепче сжал кусок неизвестного вещества:
   Столкновение! Обломок пробил узкое отверстие, а дальше уже и сам Эван навалился. Защитный костюм завертело, закружило: Прожектор мигал, но все же Эван смог различить, что вокруг него летят обломки преграды:
   - Значит, всё-таки прорвался, - выдохнул юноша, а затем спросил. - Ну как - всё нормально работает?
   Вместо внятного ответа - треск в динамиках.
   Эван проговорил:
   - Опять сломался! Ну ничего - и без тебя отсюда выберусь:
   Только тут он заметил, что двигатель по-прежнему работает на полную мощность, и стены трубы уж очень быстро отлетают назад.
   - Притормози! - скомандован Эван, но компьютер не реагировал.
   Юноша быстро открыл встроенную в рукав панель управления и попытался затормозить с его помощью. Опять-таки ничего не вышло. Похоже, что столкновение с преградой серьёзно повредило защитный костюм.
   Эван попробовал ручное управление - по крайней мере, оно работало. Юноша сделал только незначительное движение манипулятором вверх и вниз, а костюм так дёрнулся, что едва не расшибся об стены.
   Эван подумал:
   - Ну, если я хочу куда-нибудь долететь, то здесь потребуется всё моё мастерство:
   К счастью, труба постепенно расширялась, а из глубин её всё отчётливее проступало приятное для глаз светло-серебристое свечение.
   И вот место, в котором труба разделялась на несколько боковых проходов. Стремительно, как и его полёт, промелькнули мысли: "Где здесь путь к моему мирозданью, где - в ледяную черноту? Выберу я направление наугад. Быть может, повезёт:"
   И дальше - полёт по коридорам, трубам, туннелям - узким и широким. Бесконечные виражи, предельное напряжение. И все же, при всём мастерстве, Эвану порой едва удавалось избежать столкновений. А пару раз он задевал стены туннеля, и тогда его начинало бешено крутить, толкать из стороны в сторону. Эван думал, что всё кончено, но ему удавалось выровнять полёт:
   Он старался придерживаться единожды выбранного направления, и всё думал: "Когда же это закончится?" - Ведь не могло же такое напряжение слишком долго. Каким бы ни был он умелым пилотом, а всё же существовал предел человеческих сил и возможностей:
   Но вот выбивавшаяся из двигателя струя уменьшилась, а затем и вовсе исчезла. Эвана стремительно понесло к полу, и он смекнул: "Да здесь уже есть притяжение". А потом начал ударяться, подпрыгивать, вертеться волчком - всё это из-за инерции:
   Вот - резко загибающаяся вверх стена туннеля. Она стремительно придвинулась. Столкновение
!   Стало темно, а потом Эван понял, что он лежит на животе, лицом к полу, и видит мягкое, светло-серебристое свечение, которое тёплыми волнами проступало из его глубин. И Эван подумал: "Теперь, даже если система жизнеобеспечения откажет, я не замёрзну: Впрочем, ещё остаётся проблема воздуха. Интересно, каковы его запасы в этом костюме?.."
   Эван упёрся руками в пол, и перевернулся на спину. И тут - ещё одно радостное открытие, заставившее его улыбнуться. Эван увидел привычное ему лазурное небо и несколько повисших в нём тёмных шариков- миров. Он увидел бы гораздо больше миров, да обзор был ограничен стенами вертикально стоящей трубы, на дне которой он находился.
   Вот Эван, превозмогая боль в ушибленном теле, поднялся, пошарил рукой, пытаясь включить двигатель, но посмотрел на мерцающий датчик на панели управления, и обнаружил, что топлива совсем не осталось:
   Эван даже попробовал подпрыгнуть - подлететь к выходу из трубы, однако неумолимая сила притяжения тут же вернула его к полу. Тогда он медленно начал обходить основание трубы, выискивая хоть какие-нибудь выступы, за которые можно было бы уцепиться, подтянуться. Но никаких выступов, никаких впадин он так и не заметил:
   Тогда Эван остановился, и начал думать - что делать? До верхней части трубы - минимум сорок метров. Существовал только один способ оказаться на вершине - взлететь туда.
   "Ведь я не простой человек - я умею летать. Что ж - дело за малым:"
   Эван попытался сконцентрировать свои силы в один порыв - подняться в воздух. Нет - усилие осталось тщетным: Новые попытки ни к чему не привели:
   Честно говоря, Эван даже и не представлял, как ему раньше удавалось летать. Ведь не было у него крыльев. Чем же взмахивать тогда, чтобы подняться в воздух?..
   Долго ещё пытался Эван взлететь и, наконец, обессилевший, спустился на пол, прислонился спиной к стене. Мучительно хотелось есть и пить. А скоро и ещё одна проблема прибавилась. Эван вдыхал воздух, а получал нечто душное, пустое, не приносящее облегчения. На запросы - сколько осталось кислорода, защитный костюм не отвечал, но Эван и так догадывался, что кислорода практически не осталось.
   Очередная попытка взлететь ни к чему не привела. Эван думал: "Если здесь есть притяжение, если я вижу небо, то остаётся надежда, что здесь и воздух нормальный. Странно только, что его не высасывает через столько опрометчиво пробитую мной преграду, возле дыры. Но ведь я не знаю, на что способна скорлупа мирозданья. Быть может, опасные переходы уже закрыты:"
   Дышать стало уже совершенно нечем, и Эван последовательно нажал открывающие шлем кнопки.
   Шлем откинулся назад, и Эван содрогнулся, представляя, что сейчас замёрзнет: Но воздух оказался только приятно-прохладным, и очень свежим. Эван с удовольствием вдыхал его, и думал, что за время полёта в "Спасителе" и за время проведённое в железном мире, он отвык от такого замечательного воздуха:
   Только вот беда - воздухом, каким бы он ни был свежим и чистым, не наешься, не напьёшься. А ведь Эван не ел, не пил с самого своего бегства из железного мира. Впрочем, чем его кормили в железном мире? Наверное, вливали в него что-нибудь через трубки, пока он был без сознания.
   Вот и лезли теперь в голову, терзали его виды всевозможных изысканных кушаний, которых ему довелось попробовать, пока он был известной на Нокте личностью. Сводило желудок, а вот слюна не вырабатывалась - нечем было утолить жажду.
   - Неужели я умру этой нелепой смертью?.. - бормотал Эван. - Мало того, что она нелепая, так она ещё и долгая, и мучительная:
   Промучившись ещё несколько часов, он побрёл, покачиваясь, обратно по коридору. Так добрался он до места, где проход перегораживала почти прозрачная стена. Он осторожно дотронулся до этой стены руками, и он всколыхнулась, пошла лёгкой рябью:
   Он надавил руками, и стена расступилась ровно настолько, чтобы пропустить его запястья. Пальцами и ладонями он почувствовал ледяной, холодный ветер, который беспрерывно дул с противоположной стороны стены, и поспешил отдёрнуть руки назад.
   Подумал: "Вот, если совсем измучаюсь здесь, то лёгкий способ самоубийства - прыгнуть на ту сторону: Меня унесёт ветер - прямо в темноту:"
   Но даже и в таком мучительном состоянии мысль о самоубийстве показалась Эвану страшной. Он ещё столько не узнал в своей жизни. Новые цели открылись. Другие сферы-мирозданья, и тот чудесный, из миллиардов сияющих пылинок состоящий архипелаг в темноте:. Ведь и самой длинной жизни не хватит, чтобы исследовать все эти тайны. И как же можно прерывать его и так - слишком, до трагедийности короткую, стремительную жизнь?.. И Эван, страдающий от слабости своего тела, вернулся на прежнее место, там сел, поднял голову, и долго, с тоской и надеждой глядел на кусок лазурного неба:
   Шло время, и ничего не менялось. Терзавшие его образы еды, Эван пытался отогнать другими мыслями: "как там работает Ноктская техника и мозг Существа? Выплавлено ли достаточно вещества, залатана ли дыра?.. Если всё прошло успешно, то весь мозг Существа должен был переработаться в эту зелёную массу: Интересно, а какова эта масса на вкус? Может, съедобная? Может, напоминает пирожки?.. Какие глупые мысли! Не думать о еде: Еда: еда: Если дыра залатана, то армада с железного дыра легко сможет атаковать и пробить заплатку: Что им стоит запустить ещё несколько таких мощных ракет?.. Все наши старания окажутся тщетными:"
   Такие мысли, конечно, только ухудшали и без того невесёлое настроение Эвана. И он начал вспоминать Мэрианну Нэж, потом - Мэрианну Ангел, и понял, что для него они были неплохими друзьями (особенно это, конечно, относилось к Мэрианне Нэж), хорошими партнёрами в сексе, но по сути, некоторое время не встречаясь с ними, Эван и не скучал по ним. Понимал - они лишь случайности, попавшиеся на его пути: Также он уже начал забывать Призрака, который помог ему несколько лет назад на "Объекте". Где теперь этот Призрак? В какой части мирозданья он находится? Эван надеялся только, что у Призрака всё хорошо: И сколько ещё будет таких Мэрианн и Призраков на его жизненном пути?.. Стоит ли цепляться за них?.. Не станут ли они помехой в движении к конечной Цели: И вновь тёмная мысль как обухом ударила: "Да не будет уже никаких встреч. Всё! Останусь здесь, на дне этой трубы, превращусь в скелет, а потом и скелет станет прахом. И никто не узнает, куда сгинул Эван - герой Ноктских комиксов:"
   И снова тянулись часы, а может - и дни, недели: Эван потерял чувство времени: Снял ставший бесполезным защитный костюм. Без костюма его самочувствие улучшилось, но недолго - снова усталость, острое чувство голода:
   И, наконец - апатия:
   "Я уже не дорожу жизнью. Мне всё безразлично. Это ужасно. Лучше бы скрипел зубами, пытался вцепиться в эти стены, ломал бы ногти, но всё равно не сдавался: Но уже нет сил на эти страстные действия: Даже мысли текут так вяло: Я опять засыпаю: Проснулись ли вновь или это уже навсегда?.."
   
   * * *
   
    Эвану казалось, что он - снова двенадцатилетний мальчишка, и впервые вышел на тёмную сторону своего мира. В лазурной высоте мягкой, живой драгоценностью сиял Аркополис. И почему-то Эван был уверен, что это - самый лучший город во всём мирозданье. Забылись все ужасы пережитые им в реальном Аркополисе:.
   Но всегда горело в душе Эвана это стремление к далёкому, чистому, живому свету. Ах, почему же у него нет крыльев?! Как легко и стремительно взвился бы он с этими крыльями и достиг бы своей цели
!   И вот увидел, что в воздухе над ним легко, свободно, без всяких крыльев парит лучший друг его детства Стефан. Тут же Эван подумал, что больше никогда и не будет у него такого хорошего друга, каким был Стефан.
   Свет, такой же чистый, как и от Аркополиса, исходил из глубин слегка прозрачного лика Стефана. А Эван вскрикнул:
   - Так ты жив?
!   - Конечно, я жив. Разве же мог я умереть? - голос Стефана прозвучал словно продолжение голоса Эвана.
   - Я тоже хочу лететь! Так далеко, и так быстро, как захочется моей душе, - говорил Эван.
   - Так что же ты стоишь? Ведь ты умеешь летать:
   - Умею: Только это получалось случайно. Это у тебя всё хорошо, а я словно прикован к этой земле. Ну - научи меня летать:
   - Это так просто, Эван. Это ещё легче, чем дышать. Просто лети и всё. Сделай движение вверх. Просто поднимись - так уверенно и беззаботно, как во снах:
   И Эван послушал своего лучшего друга. Он полетел, и этот полёт не составил для него никакого труда. В воздухе он чувствовал себя лучше, чем на земле; воздух был его стихией:
   И вот он уже рядом со Стефаном - тот улыбается, пожимает ему руку. А Эван сказал:
   - Давно мы не виделись, а будто и не расставались.
   - Быстро летит человеческая жизнь. Только моргнёшь, а она уже позади. Но ты ещё жив. Ну, крепче держись, я помогу тебе:
   Эван взял и вторую руку Стефана.
   Тут исчезли и руки и сам Стефан.
   Эван висел, вцепившись в верхнюю кромку трубы, а под его ногами было сорок метров воздуха.
   
   * * *
   
    "Значит, мне всё-таки удалось полететь. Пусть и в бессознательном состоянии, но я сделал это!.."
    Все же ему ещё предстояло подтянуться и окончательно выбраться из трубы. Ведь в то самое мгновенье, когда сознание вернулось к нему, он перестал летать и теперь чувствовал тяжесть своего, тянущего вниз тела:
    Кое-как, рывок за рывком, напрягаясь и скрепя зубами, он всё же выбрался. Сделал пару шагов, а потом оглянулся. Обнаружил, что провала в трубу не видно. Скорее всего, это был односторонний проход - ещё одно чудо "скорлупы" мирозданья.
    А сама "скорлупа" мирозданья - она простиралась во все стороны. Эвану казалось, что он стоит на бескрайнем, гладком поле, хотя это была только крошечная часть внутренней поверхности громадной сферы.
    И прямо над Эваном и в разных сторонах висели миры - близкие и далёкие, маленькие, большие и представляющиеся точками. Некоторое время Эван смотрел на них: Они не двигались: совсем не двигались, как и было положено висящим в воздушном океане мирам:.
    "Неужели получилось?.. Неужели дыра залатана?.. Ну да, ну да - ведь прошло гораздо больше времени, чем пятнадцать часов, необходимых для латания. Тут уж - либо получилось, либо - нет: Значит - успех!.. Но рано радоваться, ведь есть ещё железный мир с его ракетами. Наверное, они уже пытаются пробить нашу заплатку. Но как же хочется есть и пить! Хоть бы что-нибудь съедобное и сочное. Я бы и травы пожелать, если бы она росла здесь:"
    Тоскливыми, голодными глазами он огляделся. Только гладкое бескрайнее поле, да висящие над ним миры:
    Но вот заметил Эван, что один из миров висит очень близко над скорлупой. Казалось, что только лишь узкий зазор отделяет его дыры. Эван сразу прикинул, что от мира его отделяло восемьдесят-девяносто километров, и этот "узкий" зазор мог оказаться серьёзной преградой. Но все же в этом мире Эван увидел новую надежду для себя. Ведь там зеленели леса, даже и узкие ленты рек выделялись. Втянуть бы одну из этих синих лент в себя, утолить бы жажду:
    - Восемьдесят километров, - пробормотал Эван. - Я пройду их: Ведь у меня есть Цель. Ради того, чтобы жить дальше, я переборю эту проклятую слабость.
   
   * * *
   
    Он прошёл только половину этого расстояния, а ноги уже вконец ослабели и не слушались его, подгибались: И вот Эван упал и, лежа думал: "Может, потеряю сознание и тогда вновь увижу Стефана. Он поможет мне полететь: А ведь, может, и не увижу, и не полечу: Только бы отогнать эту проклятую апатию. Не сдаваться! Раз нет сил идти, так надо ползти вперёд:
    И Эван пополз. Его мутило; руки, ноги, всё тело - тряслись. Зубы стучали, но он не испытывал холода; скорее уж жар:.
    Потом он услышал некий шум, и, перевернувшись на спину, увидел, что к нему стремительно спускается некий металлический, массивный предмет:
    В затуманенном сознании ворочались мысли: "Это с железного мира прилетели за мной? Нет сил, чтобы убежать от них, не знаю, как вновь полететь. Остаётся только ждать. Что ж - хватайте меня! Вот я:."
    Железный предмет оказался аэроциклом неизвестной Эвану модели. Из бортов аэроцикла торчали плазменные излучатели. Вот распахнулся люк, и начали выскакивать законники в чёрной, защитной форме.
    И впервые за свою жизнь Эван улыбнулся при виде законников.
   
   
    Эпилог
   
    Очнулся Эван уже в светлом, чистом помещении. Самочувствие его было отменным, ему даже показалось, что он прямо сейчас может взлететь. Однако, ему это не удалось. Над ним склонилась молодая женщина в белой, выглаженной одежде. Эван спросил:
    - Вы врач?
    Женщина кивнула и приветливо улыбнулась. Молвила:
    - С возвращением, дорогой Эван.
    - Как вам удалось найти меня так быстро?
    - Датчики и видеокамеры были вмонтированы не только в вашу одежду, которая отобрана, но и в ваше тело. Не беспокойтесь - это микроприборы, которые легко могут быть извлечены.
    - Я больше волнуюсь за судьбу заплатки, которой мы закрыли дыру.
    - За неё не стоит волноваться. Там всё надежно держится. Её охраняют.
    - Вы ведь с Нокта прилетели?
    - Вас забрала Ноктская экспедиция.
    - Как же вы так быстро прилетели?
    - Подготовка второй экспедиции началась вскоре после старта "Спасителя". И вот было получено сообщение от Сан-Тара IV. Ноктское правительство направило целый флот - ведь опасность от железного мира была оценена как очень высокая: Они могли вторгнуться во владения Нокта:
    - Ах, ну да! Я все забываю о тех вычеркнутых из моей жизни месяцев. Тех месяцах, которые я провёл на железном мире. Как раз за это время сигнал дошёл до Нокта: Ну и как - удалось уничтожить железный мир?
    - Да. Удалось. Была жестокая битва, много наших погибло, но железный мир уничтожили.
    - И ничего от него не осталось?
    - Остались только фрагменты, которые сейчас изучаются в наших лабораториях.
    - Изучают на Нокте, или здесь, на краю мирозданья?
    - Изучают на Нокте. Но ведь и вы, дорогой Эван, сейчас на Нокте.
    - Как? Вы не шутите?
    Медсестра отрицательно покачала головой. Милой улыбаясь, она подошла к окну и подняла шторы. Эван увидел пейзаж приближенной к светлой стороне Нокта окраины Аркополиса. Красивые, высокие дома, небольшие парки между ними, всегдашнее движение людей и машин по улицам:
    - Но как же?.. Ведь обратное путешествие должно было занять шесть месяцев. Или уже научились мгновенно преодолевать столь огромное расстояние?
    - Нет. Пока что не научились. Но зато научились замораживать членов экипажа. Основа заморозки та же, что и на "Объекте". Вы ведь помните ту систему?
    - Да. Экспонаты столетиями хранящиеся в клетках. Но неужели ещё шесть месяцев вычеркнуты из моей жизни? Или больше, чем шесть месяцев?
    - Именно шесть месяцев, дорогой Эван. Когда вас подобрали, вы находились в крайне истощённом состоянии, вот и решили вас перевести сюда. Теперь ваше здоровье вне опасности, вы:
    Тут на запястье медсестры замерцал узкий браслетик. Поднеся его к губам, она проговорила:
    - Эван проснулся, и готов к приему посетителей.
    - Неужели кто-нибудь из "жёлтой" прессы или телевизионщиков? - скривился Эван.
    - Скоро вы сами всё узнаете, - загадочно улыбнулась медсестра и удалилась.
    А через минуту в палату Эвана впорхнула: Мэрианна Ангел
!    Знаменитая Ноктская актриса была облачена в своё лучшее, жемчужного цвета платье, а на голове её сияла широкополая шляпа стоимостью не менее ста тысяч эзкудо. Мэрианна Ангел благоухала, роскошная косметика шла к её ухоженному лицу, в больших разрезах платья соблазнительно выступало роскошное, изящное тело. Очи пылали жгуче, страстно.
    Когда она подошла к нему вплотную, Эван не смог сдержать возгласа:
    - Какая красивая
!    А Мэрианна уже обняла его, поцеловала в губы. Затем - чуть отступила, но руки с его плеч не сняла, а, заглядывая в его глаза, спросила:
    - Ну, как ты себя чувствуешь?
    - Очень хорошо. Будто все испытания мне только силы прибавили.
    - Вот и замечательно. У нас хорошая медицина. Стало быть, ты сможешь посетить премьеру фильма, через три дня:
    - Какого ещё фильма?
    - Фильма о тебе, милый Эван.
    - Уже сняли?
    - Да. Уже сняли. Судя по всему, это будет самый успешный блокбастер последних десятилетий. Реклама у него, что надо:
    - Кто же играет меня?
    - Стиг Лючий.
    - Не помню такого.
    - Это очень известный Ноктский актёр. Он снимался в таких фильмах, как "С тёмной стороны приходит зло", "Защитник закона". Он играет одну из ключевых ролей в сериале "Законник".
    - Не смотрел я ни этих фильмов, ни сериала, о чём не жалею. Ну, ладно, а ты кого играешь?
    - Конечно, твою подругу.
    - Мэрианну Нэж, что ли?
    - Ага.
    - А что с настоящей Мэрианной Нэж? Её нашли?
    - Нет. Не нашли.
    - Но как же?.. Ведь вам известно о тех событиях на "Спасителе". Мэрианна была выброшена за борт. Но в силу особенностей световой скорости, она не должна была погибнуть. Она - я уверен в этом! - остановилась в том месте пространства, где пролетал тогда "Спаситель".
    - Сохранившиеся записи позволяют рассчитать время исчезновения Нэж с точностью до трёх секунд. А эти три секунды - более миллиона километров. Обшарить такое пространство просто нереально. Но все же туда послали зонды: Зонды её искали, и не нашли:. Но хватит о Нэж: Давай обсудим, в каком костюме ты появишься на премьере фильма.
    - Как фильм то называется?
    - "Эван и Тьма извне".
    - Просто замечательное название! - хмыкнул Эван. - Что-то мне не хочется на эту премьеру. Не хочется позориться.
    Мэрианна Ангел отступила на пару шагов и проговорила:
    - Ты просто капризничаешь! Ну хочешь я совсем уйду? Оставлю тебя одного, и ты будешь сто лет искать свою ненаглядную законницу Нэж?
    - Лучше не уходи.
    - Вот то-то же. Не стоит отворачиваться от Ноктской кинозвезды, которая сама к тебе пришла. Ведь ты воскликнул о моей красоте: Многие члены правительства отдали бы половину своего состояния, чтобы я так вот наведалась к ним, а ты - чем-то недоволен, хмуришься: Я ведь и на кинопремьере буду сидеть рядом не со Стигом Лючием, а с тобой. В темноте кинозала ты дотронешься до моей ладони. Надеюсь, ты спокойно воспримешь те постельные сцены, которые есть в этом фильме:
    - Восприму спокойно.
    - Ну вот и замечательно. А теперь мы обсудим тот костюм, в котором ты появишься на премьере:
   
   * * *
   
    Через трое суток возле крупнейшего Аркопольского кинотеатра толпилось множество люда - поклонников Эвана, Мэрианны Ангел и высокобюджетных фильмов. Всем этим людям пришлось пройти через тройной кордон усиленно работавших законников; те из всех сил старались предотвратить возможные теракты Сопротивления, и это им пока что удавалось:
    Восторженно взревела толпа, когда из подъехавшего чёрного лимузина появились Эван и Мэрианна Нэж. Рука об руку прошли они по ковровой дорожке ко входу в кинотеатр. Эван мельком взглянул на висящую над входом афишу. С одной стороны - подчёркнуто благородный герой, внешне напоминающий самого Эвана, рядом с ним - обнимающая его красотка Мэрианна Ангел/Нэж. С другой стороны - чёрные щупальца, тянущиеся из дыры в "скорлупе" мирозданья.
    Эван подумал: "И что я иду такой хмурый? Зачем печалюсь из-за этих глупостей? Одним пустым фильмом меньше, одним больше - что из того? Ведь я то знаю, что там, за пределами этого лазурного неба не эти щупальца: Хотя и щупальца там тоже есть! Там всё есть. Там - бесконечность. И в целом - она прекрасна: А может взять сейчас, да и взлететь на эту афишу? И Мэрианну Ангел с собой прихватить. Но нет - не стоит давать новых сюжетов для их комиксов. И я как-нибудь досмотрю этот фильм до конца, и услышу овации в свою честь. Такое ведь тоже не каждый день случается, и кто сказал, что это плохо?".


Конец
   14.08.2007