<<Назад
   
"Многомирье: Объект"


    Глава 1
   "Предмет"

   
    Самым ярким, оставшимся в памяти Эвана воспоминанием был тот день, когда он вместе со своим другом Стефаном отправился на тёмную сторону их мира. Тем самым друзья нарушили запрет взрослых, но мальчишеское любопытство было сильнее любых запретов и страхов.
    Оставив селение, они долго и в полном безмолвии, пробирались по глубокому, извилистому оврагу и, наконец, вышли на Окраинное поле. Там остановились.
    Небо, как и всегда, было ярким, лазурно-светлым, и в этом сиянии висел огромный, не совсем правильной формы, тёмный шар. Также висел он и задолго до рождения Эвана и Стефана...
   И ещё несколько тёмных шаров, не таких крупных, как тот, главный, висело в воздухе...
    Однако, быстро идущие через поле Эван и Стефан не смотрели на далёкие, тёмные шары. Ведь друзья видели их каждый день. Эти шары были источниками многих сказок и небылиц, но что они такое на самом деле - никто из сородичей мальчишек не знал...
    На границе Окраинного поля высился сложенный из брёвен забор. Многие брёвна давно уже прогнили, и друзья знали об этом...
    Вот подошли они к забору и остановились возле съехавшего в сторону мшистого бревна.
    - Что дальше? - спросил Стефан.
    Эван быстро оглянулся - высматривая: не следит ли за ними кто. Но никого не было видно, и только высоко в небе сиреневой точкой плавно кружила птица.
   Эван ответил:
    - Я тебе уже рассказывал: за забором видно поле, но оно сумрачное, и на нём ничего не растёт.
    - А дальше - за этим полем? - не унимался Стефан.
    - Не знаю. Не ходил я туда... - Эван помолчал, и добавил напряжённым шепотом. - Но, говорят, что там совсем темно. Даже темнее, чем в запертой комнате без окон...
    - Да, я слышал об этом, - кивнул Стефан. - А ещё говорят, что там бродят души умерших. Они вечно голодные, всегда хотят горячей крови...
    - Глупости, - махнул рукой Эван. - Ведь там никто из наших ещё не был, откуда же они могут знать?
    - А всё-таки страшно, - признался Стефан.
    - И мне страшно...
    - Так, может, повернём? - шепнул Стефан.
    - Нет. Раз уж решили, так надо идти до конца, - сразу, как давно выученное, проговорил Эван и, отодвинув ветхое бревно, первым шагнул в образовавшийся проём.
    Стефан глубоко вздохнул, и последовал за ним.
   
   * * *
   
    Эван ошибался, когда говорил, что на поле за оградой не было никакой растительности. Всё же там росла блеклая, пожухлая трава....
    Долго шли друзья, и чем дальше они продвигались, тем темнее становились окружавшее их пространство. Небо-то оставалось таким же ярким, лазурным, каким было оно всегда, а вот ближайший к ним воздух словно бы выгорал, наполнялся призрачным пеплом...
    - Как мало здесь света, - прошептал Стефан.
    - Дальше его будет ещё меньше - уверенно заявил Эван. - Если ты струсил, так поворачивай назад. Только не вздумай никому рассказывать, где я.
    - Я что, трус, по-твоему? - обиженно прохрипел Стефан.
    Ещё довольно долгое время они спешно шагали в безмолвии. Затем Стефан снова спросил:
    - Уже могли заметить, что нас нет. Долго мы ещё идти будем?
    - А вон до тех холмов, - и Эван кивнул в сторону совсем тёмных, похожих на гнилые зубы великана, холмов.
    Но ещё не дошли они до холмов, когда Стефан, разом забыв про свои страхи, воскликнул:
    - Смотри - красотища какая!
    - А я уже давно вижу это, - произнёс Эван.
    Они говорили о шаре, который, чем дальше они уходили в сумрак, тем отчётливее проступал в яркой небесной глубине. Но этот шар не был таким тёмным, как те шары, которые прежде видели друзья. На этом шаре виднелись и леса, и озёра, и реки и даже крошечное селение.
    - Неужели там кто-то живёт? - широко улыбаясь, спросил Стефан.
    - Раз есть селение, значит, в нём кто-то живёт. Если, конечно, это не поселение призраков, - ответил Эван.
    Напоминание о призраках сорвало улыбку Стефана. Но он уже сам хотел казаться решительным, смелым, поэтому сжал кулаки и сказал:
    - Ладно - дойдём до этих холмов. Глянем, что за ними, а потом сразу - домой.
    Эван согласился со своим другом.
   
   * * *
   
    Наконец, они достигли тёмных, похожих на гнилые зубы великана, холмов. И, когда поднялись на один из этих холмов, то поняли, что не повернут домой, а пойдут дальше...
    Над их головами прежней ясной, ровной лазурью сияло небо. Там висело ещё несколько, никогда прежде невиданных шаров. На некоторых из них тоже проступали крошечные леса, реки, озёра, холмы, и, вроде бы, даже поселения; иные же шары висели на значительном расстоянии, и там уже не было видно ни лесов, ни озёр, ни холмов. Самые же отдалённые шары только угадывались...
    Но больше всего и Эвана и Стефана поразил один, судя по размытости, очень отдалённый шар.
    Шар был разделён на две половины - на светлую, и на тёмную, а на границе между светом и тьмой, словно драгоценный камень сиял...
    Эван сказал то, что чувствовал и Стефан:
    - Вот бы оказаться там. Увидеть своими глазами, вблизи. Понять, что это такое.
    Стефан произнёс:
    - Ведь мы и стоим на таком же разделённом тенью шаре. И сейчас, как раз находимся на границе света и тьмы...
    Такое заключение могло показаться очень простым и очевидным, но все же оно было гениальным - ведь никто из окружения Эвана и Стефана таких мыслей не высказывал. Полагалось, что их мир плоский, как блин, и всё - дальше космогоническая теория не развивалась.
    Между лазурным небом и тёмной частью их мира, пролегала серая, постепенно рассеивающаяся тень, которая наибольшей плотности достигала именно в долине, в которую друзьям предстояло спуститься.
    Они пошли вниз по склону холма.
   В вышине сияла лазурь, а их же окутывала ночь. Впрочем, они ещё не знали, что такое ночь, потому что в том мире, в котором они жили, никогда не было ни ночи, ни вечера - всегда только ровный день...
    В лица им дул холодный ветерок, и слабые, незнакомые, а от того пугающие запахи чудились им. Сердца друзей бились чаще, чем когда-либо прежде.
    И уже не земля, а мелкие камешки хрустели под их босыми ногами. Потом они вошли в ущелье. И хотя стены этого ущелья не были высокими, на дне его царила такая темень, что только едва угадывался силуэт идущего рядом...
    А высоко-высоко, за отбрасываемой темной частью им мира тенью, небо по-прежнему сияло...
    Но вот стены ущелья расступились, и они вышли на большую площадку, окружённую скалами. Эти скалы не были высокими, но единственный проход, ведущий туда - это тот проход, по которому прошли друзья. Карабкаться на почти отвесные, усеянные острыми выступами скалы, им совсем не хотелось.
   Эван вдохнул холодный воздух, бросил долгий взгляд на далёкий шар с драгоценным камнем, и уже хотел сказать, что, мол, ладно, можно и домой поворачивать, когда Стефан воскликнул:
    - Смотри - что это?!
    Они не заметили этого сразу, потому что их окружал сумрак, а сам предмет находился в довольно глубокой выемке.
    Подошли, согнулись над краем. Стефан протянул руку к чему-то ещё не ясному внизу...
    - Осторожней, - предупредил Эван.
    Но Стефан уже дотронулся до этого, и довольно резко дёрнул. Раздался хруст...
   Перегнулся, переломился прежде согнутый вниз скелет. Друзья отшатнулись, даже отбежали, но недалеко. Вот остановились, и, глядя расширенными глазами то на выемку, то друг на друга, спрашивали наперебой:
    - Видал?!.. Что это было?.. Ведь мертвец!.. Неужели правда, что здесь ходят мертвяки...
    Но вот Эван выпалил:
    - Это остов, а не призрак.
    - Ведь он лежит, и не двигается, - добавил Стефан.
    Друзья ещё некоторое время постояли, ожидая - не появится ли над краем выемки костяная длань, не начнёт ли вылезать сам скелет. Но ничего там не шевелилось, и мёртвая, непривычная тишь окружала их. Не пели птицы, не кричали звери - ведь в этом месте не было ни птиц, ни зверей. Зато слышали друзья, как бьются их сердца, да ещё - своё дыхание.
    Наконец, не сговариваясь, снова двинулись к краю выемки, и, согнувшись, посмотрели вниз - переломившийся скелет лежал на дне, его пустые, огромные глазницы смотрели прямо вверх.
    Но, помимо скелета, там был и ещё один, довольно крупный предмет, который и заметил в самом начале Стефан. Друзья не могли сказать, из какого материала сделан этот предмет - ведь все те вещи, которыми они пользовались в своей жизни, были либо выточены из дерева, либо - вырезаны из камня, либо - сшиты из нитей. Но этот предмет был сделан из металла...
    Стефан проговорил:
    - Какая странная вещь. Вон, смотри - ручки какие-то, а сколько выступов... И зачем они? Но, кажется, на них нажать можно, и тогда что-то будет...
    - Давай-ка вытащим его, - предложил Эван.
    - Ага, давай вытащим, - сразу согласился Стефан.
    Эван схватился за одну ручку, Стефан - за другую, потянули вверх.
    Предмет зацепился за камень, и Эвану пришлось прыгать в выемку, к скелету, освобождать его от камня.
    Эван подталкивал предмет снизу, а Стефан, ухватившись сразу за две ручки, тянул его вверх. Эван случайно наступил на ребро скелета, и оно с сухим треском переломилось...
    Но вот предмет был вытащен из выемки, а Эван выбрался следом.
    Теперь предмет стоял на камнях. Оказалось, что в высоту он достигает ребятам до пояса, но при этом значительно вытянут и весьма тонок. Ближе к задней части имелось сиденье, впереди же торчали две параллельные друг другу ручки.
    Вообще-то, эти две ручки образовывали руль, но, конечно, друзья не знали ни слова "руль", ни что это вообще такое. Стефан проводил ладонью по ручкам, ещё по каким-то выступам на холодной поверхности, и приговаривал:
    - Это совсем не страшно... это... тайна... это не у нас сделали...
    Эван снова посмотрел долгим, мечтающим взглядом на драгоценный камень, лежащий на поверхности далёкого небесного шара и проговорил:
    - Это, должно быть, оттуда... И человек, который теперь скелетом стал - он тоже спустился оттуда...
    А когда Эван опустил голову, то увидел, что Стефан уже разместился на сиденье, в задней части предмета, руки же положил на две ручки. Таким образом, Стефан, сам того не предполагая, принял обычное для ездока положение.
    Затем Стефан произнёс:
    - Сейчас что-то будет.
    И нажал сразу несколько выступов, которые, как ему казалось, надо было нажать. Стефан не ошибся.
    Предмет рванулся вперёд, и, одновременно - вверх. Стефан пронзительно завопил. Эван закричал имя своего друга. Но, стоящий внизу, на камнях Эван уже ничем не мог помочь Стефану. Предмет, вместе со своим наездником, поднялся по дуге вверх, при этом едва не задел скалы.
    Стефан уже не кричал. Он понимал, что предметом можно управлять, и что в этом управлении и есть его, Стефана, спасение. Он повел ручки вправо, и, повинуясь этому движению, и предмет полетел вправо. Мальчишка повёл руки вниз, а нос предмета задрался вверх - он начал набирать высоту.
    В голове у Стефана мелькнуло: "А ведь я прямо сейчас могу полететь к тем далёким мирам, и разузнать, кто на них живет. Как здорово!"
    Но он тут же осадил себя: "Я не могу никуда лететь без Эвана. Ведь именно он подговорил меня отправиться в этот поход, и ему так хочется узнать, что за драгоценность сияет на поверхности того далекого шара..."
    Стефан выгнул голову, посмотрел вниз. И он увидел всю темную половину их мира. Безжизненная, каменистая, лежала она под ним. На широкой площадке стоял, ждал его Эван, и казался не больше муравья.
    Стефан закричал:
    - Я сейчас - спущусь к тебе! Вместе полетим!
    И он повёл ручки управления вверх. Нос предмета выгнулся к камням, предмет понёсся вниз...
    Эван смотрел на своего, стремительно приближающегося друга, и кричал, что было сил:
    - Осторожнее! Разобьёшься!
    Но Стефан не слышал его. Наконец, Стефан вывернул ручки, и пронёсся в метре над головой Эвана. Эван даже разглядел бледное, но восторженное лицо своего друга, услышал его крик:
    - Я не знаю, как остановиться!
    Продолжения крика Эван уже не слышал, а, между тем, Стефан кричал:
    - Я сейчас разберусь! Мы вместе полетим!
    Предмет и его наездник снова по дуге понеслись вверх, снова чуть не задели за скалы.
   Стефан беспорядочно дёргал за рычажки, бормотал:
   - Вот сейчас разберусь... и мы вместе...
   Он был уже почти в трехстах метрах над Эваном, когда предмет задёргался, заурчал, и, вроде бы, начал тормозить.
   - Ага! Вот сейчас! - победно усмехнулся Стефан, и повел ручки вниз.
   Эван видел, как предмет начал спускаться, сначала плавно, медленно, а потом - все быстрее и быстрее. Это был уже не спуск, а стремительное падение.
   - Стефан! Стой! - страшным голосом закричал Эван.
   Но Стефан не мог затормозить - в самом начале спуска он случайно нажал не тот рычаг, и теперь падал...
   Руки Стефана дрожали, мысли путались...
   Возле самой поверхности он всё же смог вывернуть ручки управления вниз, но было поздно - со страшной силой предмет ударился днищем об камни, подскочил, и, кувыркаясь, оставляя за собой снопы ярких искр, улетел за скалы.
   Стефан тоже ударился, несколько раз перевернулся, а потом остался лежать на месте. Эван бросился к своему другу, склонился, увидел кровь, изуродованное лицо, перебитую шею, и вдруг ясно понял, что его друг уже мёртв, и он больше никогда не услышит его голос.
   Эван отшатнулся, грохнулся на колени, и долгое время простоял так, в оцепенении. Потом поднялся, схватил Стефана под мышки и потащил на дневную, светлую сторону их мира.
   В голове билась только одна мысль: "Надо вернуться. Надо дойти до дома".
   Ему предстоял долгий, тяжёлый путь.
   
   
   
    Глава 2
   "Изгой"

   
    Раньше, до путешествия на тёмную половину, Эван был для своих соплеменников простым мальчишкой, и на него мало кто обращал внимание. Но вот он вернулся - страшный, испачканный в крови Стефана и захлебывающимся, прерывистым голосом рассказал, что с ним было.
    Указал Эван и то место, где оставил мёртвого Стефана. Это было на окраинном поле, возле забора. Эван оставил его потому, что не было сил тащить его дальше. И изуродованного, мёртвого Стефана действительно нашли в том месте, которое указал Эван.
    Увидев своего сына, страшно закричала и завыла мать Стефана. Её пытались утешить, но безутешным было её горе - она металась, хрипела, брызгала слюной, и, в конце концов, её пришлось связать.
    Эвана же привели к их правителю Дорванду, и там допросили. Усталый, измученный Эван повторил то, что он уже рассказывал.
    Окружавшие его люди верили, что Эван со Стефаном побывали на тёмной половине мира, но вот в рассказы о летающем предмете - не верили. Они ведь были суеверными людьми, и больше всего полагались на небылицы, сочинённые предками. Поэтому седые, почтенные старцы решили, что в Эвана и Стефана вселились злые духи, которые, мол, обитали на тёмной стороне мира. Эти-то духи и погубили Стефана. Правда, не оговаривалось, каким именно способом они его погубили.
    Решено было провести ритуал изгнания злых духов из Эвана. Ритуал продолжал долго, и был нудным и страшным. Над головой привязанного к столу мальчишки трясли звонкими побрякушками, лили на него холодное или горячее варево, обдавали зловонным густым дымом, от которого Эван кашлял и изгибался. Все это сопровождалось тягучими песнопениями.
    Наконец, ритуал был завершён и Эван потерял сознание...
    Старейшины и сам правитель Дорванд решили, что злые духи изгнаны из Эвана. Однако, всё равно было решено, что Эван ещё опасен, и за ним нужен надзор.
    И отныне за Эваном следили...
    Какой же унылой, мрачной стала его жизнь! Дома отец и мать на него косились, как на чужого, злого человека, и даже есть, и спать разрешали только во дворе. Завидев идущего по улице Эвана, люди шарахались от него. Все друзья-приятели, которые у него прежде были, сторонились Эвана, а пугливые девчонки даже убегали от него. А один раз, когда Эван попытался заговорить с ними, ребята начали кидать в него камни, крича:
    - Не подходи! Убийца!
    - Я никого не убивал! - отозвался Эван.
    - Ты убил Стефана, когда в тебя вселился злой дух! - прозвучал ответ, и тут же тяжёлый булыжник ударил Эвана в переносицу.
    Сглатывая кровь, Эван побежал к дому, в котором он родился, и в котором уже не ждали его родители...
    Так и жил, и рос он - мрачным изгоем, за которым исподтяжка, издали следили - не проявится ли ещё раз дьявольская сущность. Но ничего зловещего Эван не делал, только, разве что, год от года становился более замкнутым.
    Никто не общался с Эваном, никто не заглядывал в его душу, а, между тем, многое происходило в его душе. Эвана мучили кошмары. И часто, в час сна, он просыпался в поту, и с глухим стоном на устах. Эван глядел во всегда ясное, лазурное небо со всегда висящими в нём тёмными шарами неведомых миров, и хрипло дышал. Тщетно пытался избавиться от кошмарного виденья, но вновь и вновь видел окровавленное, изуродованное лицо своего друга Стефана. Иногда Эван задумывался - а, может, и правду говорят люди: может, в него, в Эвана, там, на тёмной стороне мира вселился злой дух, и он убил своего лучшего друга?
    Иногда от этих мыслей, да и от одиночества становилось так тошно, что Эван думал наложить на себя руки. Но всякий раз, в самые мрачные мгновенья, приходилось видение далёкого мира, с дивной драгоценностью, которая сияла и переливалась необычайными цветами на границе тьмы и света.
    Узнать бы, что она такое, и, быть может - она действительно живая; может, с ней удастся поговорить?
   Существовал один путь к тем далёким, висящим в небе мирам. Надо было найти летающий предмет, который отскочил тогда на скалы, разобраться с его управлением, и...
    Но каждый раз, доходя в мыслях до этого момента, Эван обхватывал руками голову, или сжимал кулаки. Вновь кошмаром являлся погибший друг Стефан, и терзала мысль, что этот предмет, погубивший Стефана, может погубить и его, Эвана...
    Так, терзаемый противоречиями, воспоминаниями и неисполненными желаниями, Эван дожил до двадцати трёх лет. Теперь он был высоким, статным юношей с загорелой кожей, и с большими тёмными глазами. Отрастил он небольшую бородку и усы. Ходил чаще всего в тёмной одежде, без каких-либо украшений. Он отселился от родителей, да и от всего своего племени и жил возле Окраинного поля.
    За прошедшие годы люди убедились, что Эван безобиден, но его всё равно считали чудаком и сторонились его. Бывало так, что он целыми неделями ни с кем не разговаривал. Просто сидел и смотрел задумчивым, измученным взглядом на ограду, которая тянулась по границе окраинного поля. Часто он порывался уйти туда, но всё никак не решался. И не известно, сколько бы это ещё продолжалось, если бы ни один тяжёлый и даже трагический случай.
   
   * * *
   
    Пришло время сна, и Эван расположился на земле, под навесом, который он поставил прямо посреди небольшого и не очень аккуратного огорода. Юноша лежал с закрытыми глазами, в полудрёме, и всё никак не мог заснуть по настоящему...
    И вот тогда он услышал шаги. Само по себе это было удивительно. Ведь уже несколько недель никто не приближался ни к его домику, ни к его огороду. Эван быстро, бесшумно перевернулся на живот, и увидел женские босые ноги, которые медленно шагали среди грядок. А кому эти ноги принадлежат, Эван из-под навеса увидеть не мог. А если бы он увидел или догадался, то затаился бы, и, кто знает - быть может, остался бы незамеченным.
    Но он уже начал вылезать. Хрипловатым, от долгого молчания, голосом говорил:
    - Чем могу быть полезен? (всё же, несмотря ни на что, он ещё не забыл о хороших манерах).
    Перед ним стояла та, кого Эван меньше всего ожидал увидеть; та, о которой он уже почти забыл, но кого он сразу же узнал - это была мать покойного Стефана.
    Десять лет не видел её Эван, и за эти десять лет она сильно изменилась. Некогда цветущая, привлекательная женщина - теперь она была похожа на страшную ведьму. Растрёпанные, седые волосы, впалые щеки, глубокие тёмные полукружья под глазами, а сами глаза... Эти глаза пугали, в них тёмной бездной разлилось безумие. И своими трясущимися руками потянулась ведьма к Эвану, и едва не выцарапала ему глаза.
    Юноша отскочил. Она бросилась за ним, он - от неё.
    Бешеный, клокочущий хрип разрывался за спиной Эвана:
    - Убийца! Отдай моего сына!
    Прежде Эван слышал, что после гибели Стефана, мать его стала душевнобольной. Её держали взаперти, в отдельном доме, где она днями и ночами рыдала, звала своего единственного сына. Потом она, вроде бы, успокоилась, и не кричала, не рыдала, а только тихо плакала, да грызла свои ногти. У тех людей, которые следили за ней, несчастная женщина вновь и новь расспрашивала подробности гибели Стефана, и те рассказывали ей то немногое, что им было известно.
    И безумная мать уверилась, что убийцей её сына был Эван. Якобы в Эвана вселились злые духи, и, якобы, Эван способен вернуть Стефана. Несчастная не представляла, как Эван может вернуть давно уже мертвого, но и спрос с неё был невелик...
    Тем ни менее, она ещё понимала, что ей надо казаться тихой и смирной - только в таком виде её выпустят на свободу. Наконец, её выпустили. Вот она потихоньку выведала, где живёт Эван, и пришла к нему.
    И теперь так долго сдерживаемое яростное и горькое безумие прорвалось из неё! Эван должен был вернуть Стефана. Ради этого мать готова была на всё...
    Эван даже не попытался укрыться в своём домике. Казалось ему, что дверь не выдержит напора этой ведьмы.
   У Эвана оставалась только одна надежда - на свои ноги. Он бежал через окраинное поле, а безумная гналась за ним.
    Довольно быстро добежал Эван до прогнившего забора, и только там оглянулся. Оказывается, ведьма уже почти настигла его, и тянула к нему свои трясущиеся, костлявые руки.
    Тогда Эван отдёрнул доску и выскочил на то сумеречное поле, которое служило широкой границей между светлой и темной сторонами их мира. На этом поле Эван не был с того самого дня, когда погиб Стефан.
    А теперь он что было сил бежал к холмам, которые так похожи были на испорченные зубы великана...
    Так же как и десять лет назад висели в небесной лазури миры - большие и малые, близкие и далёкие, и на некоторых из них видны были реки, леса, озёра, холмы, крошечные городишки...
    Но Эван не смотрел на эти миры - все свои силы вкладывал он в бег. Казалось бы, молодой, сильный юноша, каким был Эван, легко мог убежать от пожилой, утомленной своим горем женщины. Но в ней нашлись силы. И видела она уже не Эвана, но злого духа, который уносит её единственного сына в эту тьму...
    Вновь и вновь заходилась она страшным воем:
    - Убийца! Отдай моего сына!
    И, несмотря на все старания Эвана, расстояние между ними не только не увеличивалось, но и сокращалось. Наконец, костистая рука вцепилась в его волосы на затылке, и голос простонал на самое его ухо:
    - Отда-а- ай!
    Эван бешено дёрнулся, и ему удалось вырваться. Только клок его волос остался в руке ведьмы. Сама она споткнулась, упала, но тут же вскочила, и продолжила преследование. Ведьма уже не кричала, а только хрипела, и этот хрип был страшнее любого крика.
    Наконец Эван взбежал на вершину холма, и оказался на границе с тёмной половиной мира. Только на мгновенье взглянул он вверх и увидел, что тот желанный, далёкий мир с драгоценностью висит на прежнем месте...
    После этого Эван бросился вниз, во тьму...
   
   * * *
   
    Уже и не помнил Эван, как бежал среди сумрачных, размытых тенями камней, а потом - нёсся, спотыкаясь и задевая за стены, по узкому ущелью. Но страшный, надсадный вой ведьмы постоянно звенел в его ушах.
    А потом он оказался на большой, округлой площадке, на которой не был уже десять лет. Острые скалы окружали эту площадку, и вёл на неё только один проход - тот, по которому и прибежал Эван. Но возвращаться по этому проходу юноша уже не мог. Там бежала, завывала, тянула к нему костлявые руки ведьма.
    Эван бросился к скалам. Хватаясь за острые камни, царапаясь о них, он начал карабкаться, подтягиваться. А в голове горела мысль: "Вот я и здесь! Ведьма пригнала меня сюда! А я улечу! Улечу или погибну!"
    Снова страшный крик безумной женщины пронёсся среди безжизненных камней:
    - Уб- и-и-й-ц-а!
    Эван глянул вниз, и похолодел - ведьма настигала, и уже собиралась вцепиться в его ногу, сдёрнуть вниз. Юноша бешено дёрнулся, и выскочил на вершину.
    Перед ним простиралась изъеденная широкими и тонкими трещинами каменная поверхность. В одну из трещин носом вбился тот летающий предмет, который погубил Стефана, но мог стать спасением для Эвана.
    Эван подбежал к предмету, схватил его за ручки, дёрнул. Предмет нехотя выдвинулся из трещины, завалился на бок. Эван кое-как поставил его, сам уселся...
    И услышал голос ведьмы:
    - А-а, вот он - злой дух, убийца моего Стефана! Ну сейчас я посчитаюсь с тобой за всё...
    Теперь она уже не бежала, а шагала неспешно, слегка раскачиваясь из стороны в сторону, почему-то уверенная, что теперь-то злому духу деваться некуда, и от отдаст - непременно отдаст! - её любимого Стефана.
    А Эван беспорядочно, суетливо, нажимал рычажки, но ничего не происходило - предмет даже не дёргался, а упрямо стоял на одном месте. Тогда юноша подумал: "Может, и не будет никакого полета; может, он сломался тогда, при столкновении с камнями. Тогда моя жизнь кончена..."
    И, как только он так подумал, предмет стремительно сорвался с места, пронёсся в шаге от жалобно взвизгнувшей ведьмы, и полетел уже над округлой, окруженной скалами площадкой. Но над другой стороной площадки скалы поднимались чуть выше, и Эван должен был врезаться в них. Всё решали секунды.
    Сначала он дёрнул ручки вверх, но нос предмета выгнулся вниз, и сам он стремительно понёсся вниз, на камни. Глаза Эвана расширились, он из всех сил надавил на ручки вниз, так что они почти прижались к его коленям. Нос резко задрался вверх, и предмет пронёсся возле самой стены. Эвану даже показалось, что он задел стену ступней...
    Но уже остались внизу скалы. Ещё несколько минут летел Эван под прямым углом вверх, сердце его часто билось, глаза были расширены - все казалось ему, что ведьма нагонит его, снова вцепиться в волосы...
    Но вот, наконец, он решился посмотреть назад. Никакой ведьмы уже давно не было видно, и та округлая площадка, по которой он пробегал недавно, представлялась лишь чёрным пятнышком на общем тёмном фоне.
    И чем дальше Эван отлетал от тёмной поверхности своего мира, тем светлее кругом становилось. И, наконец, он окунулся в тёплую, невесомую лазурь, которая была дневным светом. Он думал: "То, что началась так мрачно, закончилось так радостно".
    Эван даже засмеялся и закричал восторженно:
    - Я свободен! Свободен!
    Но, впрочем, он понимал, что ничего ещё не закончено, а только начинается.
   
   
   
    Глава 3
   "Дракон"

   
    Эван довольно быстро освоился с управлением. Оказывается, для того, чтобы набрать скорость, надо было проворачивать рукоять правой ручки вперёд. Для того, чтобы снижать - крутить её назад. Если резко повернуть обе ручки назад, то скорость падала до нуля. Повороты ручек, вправо-влево, вверх-вниз - вот и всё. Имелись, правда, ещё какие-то кнопки и рычажки, но когда Эван на них нажимал, вроде бы ничего не происходило...
    "Не могу я его называть предметом... Но что оно такое? Ведь в нашем мире нет ему подобия, нет ему названия..."
    И тогда Эван вспомнил сказку о крылатом драконе, который в стародавние времена, якобы, летал по небу.
   Эван воскликнул торжественно:
    - Нарекаю тебя "Быстрым драконом"! - и хлопнул ладонью по измятой и поблескивающей в лазурном сиянии поверхности.
    Но тут же скривился, отдёрнул руку. Он заметил тёмное пятно, возле одной из вмятин, догадался, что это пятно - давно ссохшаяся кровь Стефана.
    Эван увеличил скорость, а сам вглядывался в мир, который разрастался, заполнял обзор.
    Нет - это не был тот мир, с сиявшей на границе света и тьмы драгоценностью.
   Мир с драгоценностью оставался таким же далёким. А мир, к которому летел Эван, просто оказался ближайшим к его родному миру...
   
   * * *
   
    Стремительно приближалось поле...
    Эван понял, что развил слишком большую скорость, и сейчас разобьётся. Тогда он крутанул обе ручки назад. "Быстрый дракон" затормозил, и Эвана едва не выбросило из седла.
    Все же он не врезался в поле, а завис в полуметре над поверхностью. Вот он спрыгнул на землю, и полной грудью вдохнул воздух. Вроде бы, этот воздух был обычным, но и какие-то незнакомые запахи примешивались в него...
    Медленно побрёл Эван. Он оглядывался, высматривал. Среди знакомых трав и цветов росли и совершенно незнакомые.
    Вот что это, например, за цветок с ярко-красными, треугольными, острыми листьями? А эта сиреневая травка? - от неё исходит такой густой аромат, от которого кружится голова...
    Но все же и травы, и цветы, и деревья, среди которых тоже попадались незнакомые породы, интересовали Эвана меньше, чем поселение, которое он увидел за этими деревьями.
    Ну, конечно, раз есть селение, так, значит, в нём кто-то живёт, и можно узнать о тех жителях что-нибудь новое, интересное. Быть может, они даже расскажут Эвану о том сокровище, которое сияло на далеком мире...
    Впрочем, того мира не было видно - его скрывал горизонт. Зато другой мир темнел в небе - это был мир, с которого прилетел, а точнее - сбежал Эван...
    Вообще, конечно, Эван мог бы спустить "Быстрого дракона" к самому селению, но он, все же, хотел сначала подойти незамеченным, из укрытия разглядеть, какие они - жители иного мира.
    Но скоро Эван убедился в том, что его спуск уже заметили. До леса, который скрывал селение, оставалось шагов тридцать, когда между ветвей раздались воинственные крики, а от тяжелого топота задрожала земля.
    Эван остановился, натянул на лицо неискреннюю улыбку, и когда из леса выскочила первая фигура, выкрикнул:
    - Здравствуйте!
    Точнее, выскочивших фигур было две. Зверь, которого никогда прежде не видел Эван, и его наездник. Что касается зверя, то он имел тёмно-зелёное, чешуйчатое тело, и, судя по клыкастой, щелкающей пасти, был хищным. Что же касается наездника, то на нём был тоже тёмно-зелёный, чешуйчатый панцирь, бледное лицо раскрашено желтыми линиями, а с гладкого черепа свешивался единственным алый чуб. В жилистой руке всадник сжимал копьё...
   И вот всадник размахнулся...
   - Не надо! Я... - успел выкрикнуть Эван, и отскочил в сторону.
   На том месте, где он только что находился, промелькнуло, глубоко вонзилось в землю, копьё.
   Из леса вырвались ещё несколько прирученных зверей с наездниками. Все всадники в руках держали копья, и ещё дополнительные копья были закреплены на их спинах.
   Эван понял, что кричать им, убежать их в своих мирных намерениях бесполезно - они сначала убьют его, а потом уж попытаются разобраться, кто он такой.
   Поэтому Эван развернулся, и бросился назад, к "Быстрому дракону". Он бежал со всей скоростью, на которую был способен, а при этом ещё умудрялся прыгать из стороны в сторону. Эти беспорядочные прыжки и спасали его - всадники кидали в него копья, а он всякий раз, скорее по удаче, уходил от них. Тем ни менее, копья эти пролетали совсем близко...
   Но вот, наконец, и "Быстрый дракон". Эван вскочил в седло, крутанул ручки вперёд. "Быстрый дракон" и с места не сдвинулся! А всадники были уже совсем близко! Эван пригнул голову, и очередное копьё пронеслось над его затылком.
   Вновь крутанул Эван ручки, и снова "Быстрый дракон" остался недвижимым. Значит, Эван ещё не совсем успел разобраться с управлением.
   Он быстро, лихорадочно начал бить по непонятным рычажкам, а потом - случайно ударил ногой по педали (впрочем, Эван, конечно, не знал, что это педаль). "Быстрый дракон" повело вперёд. Эван рванул ручки...
   И вот стремительное, желанное движение вперёд. Там, правда, уже нёсся один из всадников. Эван дёрнул ручки вниз, а нос "Быстрого дракона" задрался в небо, днище с силой ударило по морде зверя. Снизу раздался хриплый, злобный вопль, но почти мгновенно смолк - Эван поднялся уже на большую высоту.
   Немного отдышавшись, Эван ухмыльнулся и проговорил:
   - Ничего себе приёмчик они мне устроили! Ну, ничего. Я, так понимаю, миров много, и не везде живут такие злыдни...
   Он уже настроился на благодушный лад, и наслаждался полётом, стремительным движением. Он даже выбрал мир, который собирался посетить следующим. Большую часть видимой поверхности этого мира покрывала вода, и только несколько небольших островков виднелись там. "Хоть искупаюсь нормально" - подумал Эван, и тут же началась тряска. Трясся его "Быстрый дракон" - трясся быстро, нервно, то сильно, то слабо, скрипел и стенал, почти как живой, словно бы давая понять, что ему очень плохо.
   Эван провел ладонью по ручке, и обратился к "Быстрому дракону":
   - Тише-тише. Всё нормально.
   Но "Быстрый дракон" затрясся ещё сильнее. Тогда Эван глянул назад, да тут и обомлел...
   Из цилиндра в задней части "Быстрого дракона" торчала стрела.
   Не снижая скорости, Эван вывернулся, выгнулся назад, к стреле, одним сильным рывком выдернул её, и отшвырнул. И стрела эта тут же перестала быть различимой для глаз, - осталась далеко позади.
   Но это только ухудшило состояние "Быстрого дракона". Он затрясся сильнее, а из пробоины в цилиндре начала вытекать розоватая, густая жидкость. Жидкость эта отлетела назад, там собиралась в пузыри, которые надувались, ярко вспыхивали и бесследно прогорали.
   Эван мог не знать, что такое топливо, ведь в его мире не было никаких машин, но он догадался, что без этой жидкости "Быстрый дракон" не сможет лететь. Залатать бы чем-нибудь пробоину! Но чем? Эван скинул свою тёмную рубаху, попытался заткнуть пробоину краем рукава, но тут и рукав и вся рубаха вспыхнули. Чтобы не обжечься, Эван вынужден был выпустить рубаху, и она, обратившись в пылающий лоскут, тоже осталась далеко позади.
   Пламя начало распространяться от пробитого бака к сиденью, и Эван вынужден был вскочить. Он оттолкнулся ногами, закружился, полетел вперёд по инерции. Впрочем, "Быстрый дракон" летел с гораздо большей скоростью, и через несколько секунд стал тёмной точкой в бескрайней лазури. Но вот эта точка вспыхнула, на мгновенье превратилась в яркий шар, а потом исчезла.
   Эван догадался, что "Быстрого дракона" больше нет. Сам же Эван висел в воздухе между миром, где на него напали дикари, и миром, большую часть которого покрывала вода. И Эван совершенно не знал, что ему делать дальше...
   
   * * *
   
    В мире Эвана были небольшие речушки и озёра, и он с детства любил в них плавать, нырять, плескаться. Теперь, оказавшись со всех сторон окруженным воздухом, он начал делать такие же движения, какие делал, будучи в воде.
    И всё же Эван выбрал направление - водный мир, и именно в этом направлении пытался продвинуться. Было ли хоть какое-то движение? Эвану казалось, что все его усилия тщетны, и он просто барахтается на месте, да и будет так барахтаться, пока последние силы не оставят его...
    Но вот навстречу на встречу дунул весьма сильный порыв ветра, несущий в себе незнакомый, но весьма приятный запах, и ободрил Эвана...
    Ещё довольно долго он дёргался в воздухе, и хотя не чувствовал никакого сопротивления - утомился.
    Тревожные мысли снедали Эвана. Ведь, если он и двигался, то очень медленно. Видимые размеры водного мира оставались прежними. Может, он умрёт от голода или от жажды, прежде чем доберётся туда. Ну а если он всё-таки доберётся до туда - не начнёт ли он падать также же стремительно, как падал он с обломившейся ветви дерева в детстве? Ведь тогда и вода не спасёт его - при падении с большой высоты он разобьётся...
    В общем, подобные мысли ввергли Эвана в самое мрачное состояние, и он висел, а точнее - летел в воздухе, скрестив руки на груди, и глядя на все ещё далекую водную поверхность...
    Но вот разглядел Эван пятнышко, которое продвигалось чуть в стороне. Пригляделся и понял, что это пятнышко - круглая каменная глыба, размерами в несколько десятков метров. Судя по всему - эта глыба никуда не падала, а уже давным-давно висела в одном, положенном ей месте, где-то на полпути между миром дикарей, и водным миром. А вот Эван пролетал мимо этой глыбы. И все же юноша решил во что бы то ни стало попасть на этот маленький каменный островок - посидеть там, посмотреть, отдохнуть, подумать, что делать дальше.
    В общем, он из всех сил начал грести в сторону глыбы. И ему удалось изменить направление своего полёта. Эван начал приближаться к глыбе. Движение всё ускорялось, глыба приближалась.
    "Да я сейчас разобьюсь!" - мелькнуло в его голове.
    Он смог изменить направление полёта, и едва не проскочил мимо. Но вовремя выставил руку, и ухватился за торчащий из глыбы выступ. Болью резануло плечо - ведь он ещё по инерции двигался вперёд.
    А потом его понесло вниз, и он упал - весьма сильно ударился задом о каменную поверхность. Молодое, сильное тело выдержало - обошлось без переломов, а несколько синяков и ссадин не в счёт.
    Эван поднялся на ноги, и понял, что твёрдо стоит на каменной поверхности. Буквально в нескольких шагах "горизонт" обрывался, и из-за него выглядывала половина водного мира.
    Юноша пошёл по своему новому пристанищу, и за несколько минут обошёл его кругом - вернулся на прежнее место. Между прочим, поглядел за это время и на тёмную сторону мира дикарей, и на свой мир, который с такого расстояния казался совсем небольшим кругляшом. А на той глыбе, на которой оказался Эван - не было тёмной стороны, была только теневая сторона, освещённая почти так же хорошо, как и противоположная.
    Эван вытянул руки к водному миру, подпрыгнул и тут же грохнулся обратно.
    Здесь внимательный читатель может возразить, что у такой небольшой глыбы, на которой оказался Эван, должно отсутствовать притяжение. Ну, или это притяжение должно быть таким незначительным, что, только оттолкнувшись ногами, Эван мог бы улететь от неё. Да - это так, но ведь в том многомирье, которое окружало Эвана, действовали несколько иные физические законы. Ведь и тот первый мир, с которого сбежал Эван, был таким маленьким, что его жители, подпрыгивая, если и не улетели бы беспредельно высоко, то уж на тридцать-сорок метров вверх - это точно. Однако, никто из них таких исполинских прыжков никогда не совершал, а ходили и прыгали они как самые обычные люди, и сложение их ничем не отличалось от сложения обычных людей. Таковы эти миры. Ведь читатель и миров, висящих в небе - миров, на которых заметны и озёра и реки, - не видит, и не удивляется этому, а принимает, как должное...
    Итак, Эван остался один на совсем небольшой по размерам каменной глыбе. Некоторое время он сидел на выступе, с тоской и печалью глядя на водный мир; затем решил получше рассмотреть свою новую обитель. Несколько часов потратил он на этот осмотр: ходил в разные стороны, заглядывал в разные труднодоступные места, которые находились и на этой глыбе. Наконец, его исследования были завершены. Итоги оказались не такими уж плохими. В одном месте Эван нашёл полянку, на которой мирно росла травка с кисловатыми, съедобными листьями. Также Эван отыскал небольшой ручеек, который выбивался из-под камня, и, пропетляв несколько метров, скрывался под другим камнем. Эван вдоволь напился холодной, чистой воды, затем разлёгся поблизости от поляны с травой, закрыл глаза, и почти сразу же заснул...
   
   * * *
   
    Вот Эван открыл глаза, но, как показалось ему - сон ещё продолжался. Уж очень необычным было то, что он увидел. Со стороны водного мира приближалась стая крупных, белых птиц.
   Но и это было не самым удивительным...
    К каждой из птиц была привязана тонкая, но прочная верёвка. Все эти многочисленные верёвки тянулись к вместительной корзине, в которой сидел и, дёргая за верёвки, управлял птицами, старец с длинной, густой белой бородой, и с такими же белыми волосами на голове. Одет старец был в просторную хламиду светлых тонов. Чтобы убедиться, что это не сон, Эван посильнее ущипнул себя. Как и следовало ожидать - он почувствовал боль.
    Тогда Эван крикнул:
    - Куда вы летите?!
    Старец на секунду освободил руку, и сделал жест - давая Эвану понять, что пока не слышит его. Затем он продолжил управлять птицами.
    Послушные его воле птицы подлетали всё ближе к поверхности...
    И снова закричал Эван:
    - Осторожнее! Ведь вы разобьётесь!
    Вот птицы развернулись, быстро расселись на окружавших Эвана камнях, ну а корзина не упала, а повисла, слегка покачиваясь, в метре над поверхностью. Эван во все глаза глядел на старца, а тот спокойно разглядывал юношу.
    Заплетающимся языком Эван проговорил:
    - Вы не разбились... но как... вы... вы что - волшебник?
    - Нет - я отнюдь не волшебник. Скорее уж я - астроном, - ответил старец. - Кстати, зовут меня Эльзаром.
    - Очень приятно. Ну а я - Эван. Кстати, я хотел спросить, куда вы летите?
    - Уже никуда не лечу. Я прилетел сюда, за тобой. И сейчас мы вместе полетим обратно.
    - А куда? - живо спросил Эван.
    Старец молча указал в сторону водного мира.
    - Вот здорово! - искренне обрадовался Эван. - Я ж как раз хотел туда.
    - Тебе действительно очень повезло. В пространстве раскидано много таких камешков, и, окажись ты на каком-нибудь другом из них, так я бы тебя мог и не заметить. Ну - залезай в корзину.
   
   
    
    Глава 4
   "Эльзар"

   
    Корзина оказалась достаточно просторной, чтобы в ней свободно разместились и Эльзар и Эван...
    Вот старец легонько взмахнул верёвками, издал щёлкающий и, вместе с тем, певучий звук. Тут же взвились птицы - потащили за собой корзину.
    Недолгое время чувствовал Эван, как неведомая сила тянет его назад, к камням, но вот стало свободно и легко...
    Старец, не оборачиваясь к Эвану, а, глядя на медленно приближающийся, растущий в стороны водный мир, попросил:
    - Расскажи, откуда ты, и как попал сюда?
    Эван начал рассказывать. Правда, говорил он торопливо, сбивчиво, так как ему и самому не терпелось расспросить Эльзара...
    Старец слушал, кивал, иногда просил уточнить ту или иную деталь. Свою историю Эван закончил такими словами:
    - И вот "Быстрый дракон" взорвался, а я попал на каменную глыбу.
    - А я тебя увидел в телескоп, - задумчиво произнёс Эльзар.
    - Во что увидели? - переспросил Эван.
    - Скоро ты сам увидишь телескоп... Кстати, удивлён твоей проницательности... Та модель аэроцикла, на которой ты летел, действительно называлась "Быстрый дракон". Такое совпадение...
    - А у вас там, найдётся ещё один такой аэротц... - Эван не смог выговорить незнакомое слово.
    - Нет. Аэроциклов у меня нет. Ни старых, каким был "Быстрый дракон", ни более новых моделей, таких как "Неустрашимый сокол", "Вираж" или "Победитель".
    - Так, значит, и ещё и новые делают? А где?!
    - Ты слишком много вопросов задаёшь, Эван. Узнаешь обо всём в свое время.
    - А, ну хорошо... - вздохнул Эван.
    Белые птицы несли корзину с очень хорошей для птиц скоростью, но все же Эван привык к "Быстрому дракону", и ему казалось, что передвигаются они уж очень медленно. Так что Эван снова начал расспрашивать:
    - А почему вы не разбились?! Повисли над камнями, словно волшебник?
    - Потому что здесь, - старец указал на заднюю, закрытую часть корзины, - помещена ёмкость с горячим воздухом. Этот воздух и не даёт разбиться...
    - Хм-м, в общем, понятно...
    - Не думаю, что тебе понятно. Ведь в твоём родном мире, Эван, так и не изобрели воздухоплавания. Даже на уровне простых воздушных шаров.
    - Нет, не изобрели, - покачал головой Эван. - Такой уж у них характер. Поколения сменяются, а настоящих изменений нет. Как прадеды жили, так и правнуки будут жить, и даже на те же самые темы разговаривать...
    И снова воцарилось молчание. Каждый вспоминал своё, думал о своём. Быстро рассекали воздух белые крылья, и водный мир приближался.
    Видны уже были и волны, ходящие по его поверхности. И один островок приближался. Размерами островок этот схож был с каменной глыбой, по которой незадолго до этого топтался Эван. Только, в отличие от глыбы, островок был обжит. Имелся там и маленький, но уютный домик, и огород, в котором росли незнакомые Эвану, но явно съедобные злаки. Небольшая бухта была огорожена сеткой, и в этой бухте плескалась рыба.
    И ещё - из темневшей в центре острова скалы торчала труба с огромным, стеклянным глазом.
   Эльзар указал на трубу и произнёс:
   - Вот это и есть телескоп. С его помощью я увидел тебя.
   - Какой он большой, - произнёс Эван.
   - Это - малый телескоп. А большой находится на противоположной стороне этого мира.
   - На тёмной стороне, - сказал Эван.
   - Конечно, на тёмной. Именно оттуда я веду основные наблюдения, и то что вижу, заношу в специальный журнал, который занимает уже больше тридцати тысяч страниц.
   - Увидеть бы всё это, - мечтательно вздохнул Эван.
   - Увидишь, в своё время...
   И вот, послушные старцу, птицы расселись на высоких камнях, а корзина развернулась, и осталась висеть, покачиваясь в метре над поверхностью.
   Первым спрыгнул Эван, следом, не менее ловко спрыгнул старец.
   - Пойдём в мой дом, - предложил Эльзар.
   Но Эвану не хотелось уходить в дом, потому что ему нравился обвивавший его прохладный ветер, ему нравился напев волн, который прокатывались по прибрежным камням. И Эльзар по лицу Эвана догадался, что тот не хочет уходить. Тогда старец сказал:
   - Что же - ты постой тут, а я скоро вернусь...
   И старец заспешил к своему маленькому, уютному дому. Но Эван не собирался оставаться на одном месте - ему хотелось увидеть и узнать, как можно больше. Он быстро прошёл к берегу, склонился над водой, зачерпнул её в ладони, глотнул...
   И тут же сплюнул, сморщился - вода оказалась невыносимо горькой.
   Уже вернулся Эльзар. Он сказал:
   - Это солёная, океанская вода. Хотя океан совсем маленький, и в лучшие дни я его мог пересечь в своей лодке с веслами за три дня... Вот - угощайся...
   Старец поставил на гладкий камень поднос. Там был кувшин с пресной водой и лепешки. Эван поблагодарил, а потом с аппетитом покушал и попил...
   Старец протянул Эвану рубаху светлого цвета - старую, но все ещё крепкую, чистую. Только тут Эван понял, что все это время он был по пояс голым - ведь прежняя рубаха сгорела, когда он ею пытался заткнуть пробоину в "Быстром драконе". И ещё раз поблагодарил Эван старца и оделся. Затем юноша спросил:
   - Вы живёте здесь один?
   Эльзар ответил:
   - Да - живу здесь один.
   - Вы прилетели сюда откуда- то?
   - Нет. Я родился здесь. А прилетели мои родители...
   - Понятно.
   Тут, неожиданно, Эльзар проговорил:
   - У меня была дочь... - помолчав немного, продолжил. - Её мать я привёз с того мира, где на тебя напали дикари. Да-да, не удивляйся, Эван. Птицы донесли меня дотуда - хотя это самый длительный перелёт, на который они способны. Я был аккуратнее, нежели ты - спустился на значительном расстоянии от деревни, и прибирался к ним медленно, и выбирал долго. Наконец, выбрал девушку - достаточно красивую, стройную, молодую. Я тогда ещё сам молодой, решил, что она может дать мне хорошее потомство, и я даже смогу полюбить её... Немало времени прошло, прежде чем она оказалась вдалеке от своих подруг. Я воспользовался этим мгновеньем. Ампула со снотворным помогла мне. Взвалив бесчувственное тело на спину, я понёс её к своей корзине. Путь был неблизким, но все же я успел быстрее, чем началась погоня... И вот птицы принесли нас обратно, на этот остров. Дикарка очнулась, и, если бы я предварительно не связал её, то, наверное, она загрызла, зацарапала меня. В её глазах сверкали и гнев, и страх, и бешенство. Долго извивалась она и кричала. Многих её слов я не понимал. Язык этих дикарей отличается от нашего, но всё же родственен с ним... Долго, очень долго пытался я войти к ней в доверие. Хотел, чтобы она считала меня другом, а не врагом. Но для неё я оставался злым духом, разлучником с родными и близкими. Но я кормил и поил её, я рассказывал ей разные истории. Со временем она хорошо стала понимать меня, выучила мой язык. Она больше не извивалась, и не пыталась укусить меня. Тогда я развязал её, и она свободно стала ходить по этим вот камням, на которых сейчас стоишь ты, Эван... Через три года она родила дочь...
   - Но где же, - начал было Эван и осёкся.
   - Дочери моей нет, она погибла, утонула, - печально молвил Эльзар. - Пять лет было моей малютке, когда она взяла лодку и выплыла в море... Долго я её искал - исследовал все острова, а их-то здесь совсем немного. Исходил и тёмную половину этого мира. И нашёл только лодку, перевернувшуюся и разбившуюся о прибрежные скалы. Прошло ещё три года, и зачахла, умерла моя жена. Она была ещё не старой, но я уже потом догадался, что тоска по дому всегда разъедала её сердце. А здесь, в этом мире, она любила только свою дочь. Я же для неё всегда оставался злым духом-похитителем... На этом острове её могила. Пятьдесят лет прошло со дня её смерти, и всё это время я был один. Но, к счастью, мои родители привезли неплохие запасы книг... Да - без книг было бы совсем плохо...
   Рассказав всё это, Эльзар задумался, и долго смотрел на море, на близкий горизонт.
    Вот Эван прокашлялся и сказал:
    - Я хотел бы...
    - Да, знаю - ты хотел бы отправиться на тёмную половину этого мира, и поглядеть в большой телескоп. Об этом несложно догадаться - ведь ради этого ты и оставил свою тихую, мирную родину - увидеть побольше, узнать обо всём.
    - Ага, совершенно верно, - кивнул Эван и улыбнулся.
    - Хорошо! Мы отправляемся в путешествие на тёмную сторону.
   Эван, словно пёс, которому дали долгожданную команду: "Гулять!", бросился к лодке. Ведь юноша был уверен, что именно на лодке отправятся они в путешествие. Однако, Эльзар жестом пригласил его следовать за ним, вглубь острова.
   Так прошли они к центральной скале. В скале этой имелась довольно большая, незапертая дверь. Через неё они прошли в затенённую, прохладную залу. Только незначительную часть этой залы занимал телескоп. В центре же помещался внушительный, непонятный механизм, с многочисленными колёсами, шестерёнками, ремнями и канатами, к которому прикреплена была выточенная из камня кабина.
   В эту кабину следом за старцем и прошёл Эван. Старец закрыл дверцу и дёрнул рычаг. Механизм, затрещал, загудел, начал вращаться; дёргались многочисленные его составляющие, а кабина вздрогнула и поехала вниз. Вначале движение это было совсем медленным, затем - ускорилось.
   В каждой из стен кабины имелось оконце, также зарешёченные оконца находились и в полу, и в потолке. И через эти оконца Эван видел проплывающие каменные, местами растрескавшиеся стены, а внизу - кажущейся бездонной шахту, с уходящим вдаль, тянущим канатом. Но в стенах этой шахты, на равном расстоянии закреплены были светильники, благодаря которым Эван видел всё это...
   Долго продолжался спуск. И вот удивлённый Эван спросил:
   - Неужели Вы сами всё это сделали?
   - О, нет, - улыбнулся Эльзар. - Такая работа была бы не по силам ни мне, ни моим родителям, хотя строительство и пробивание этой шахты началось ещё при них...
   - Но кто же строил?
   - Строил "Строитель-пять", хотя мы его называли просто "Богатырушкой".
   - Он действительно был богатырём?
   - Ну да. Можно сказать, что он был металлическим богатырём.
   - Каким-каким богатырем?
   - Так в вашем мире и руду не добывают?
   - Нет, не знаю, что это такое, - вздохнул Эван.
   - Бедный, бедный мир. Не удивительно, что ты оттуда бежал. Но, в общем, из металла был сделан и твой "Быстрый дракон". Ну а "Строитель-пять", "Богатырушка" - был роботом. Хотя, конечно, тебе неизвестно, что такое робот. Впрочем, я его тебе покажу.
   - Он жив?
   - Нет. Вот уже шестьдесят лет, как у его батареи... ну у его сердца закончилось топливо. Так и стоит он на тёмной половине, рядом с телескопом, смотрит в небо...
   А вот после этого началось нечто для Эвана удивительное. Почувствовал он, будто ноги, да и все его тело становится легче, и он уже не стоит, а как бы перекатывается на стену. Бросил испуганный, вопрошающий взгляд на Эльзара, а тот проговорил:
   - Ничего. Так всё и должно быть. Ведь мы достигли центра водного мира, и сейчас начинаем подъём к его противоположной, тёмной половине... То есть, сейчас пол нашей кабины станет потолком, а потолок - полом. Так что, прошу пожаловать на потолок.
   И Эльзар спокойно встал на стену кабины. Его примеру последовал и Эван.
   Несколько секунд они простояли так, а затем почувствовали, что притяжение со стороны недавнего потолка начинает возрастать, и их уже клонит туда.
   Вот они и перешли на потолок, который был уже полом.
   Ещё столько же времени продолжался подъём. А потом кабина остановилась в зале, размерами несравненно большей, чем та зала, в которой они начали спуск. К тому же, если та первая зала была природным образованием, но только обустроенная для житья и наблюдения, то стены этой громадной залы полностью были сложены из аккуратно подогнанных друг к другу каменных блоков.
   Эльзар молвил:
   - Всё это нашего "Богатырушки" работа. Когда он пробивал туннель через недра - всё сюда выносил. Вот и получилась гора.
   - А это тоже ваш "Богатырушка" сделал? - спросил Эван, и кивнул на громаду телескопа.
   - Нет. Этот телескоп, равно как и телескоп, поставленный стороне мира, мои родители привезли с собой...
   - Откуда?
   - Скоро узнаешь... увидишь...
   Тут Эван вздрогнул и проговорил хрипловатым от волнения голосом:
   - Скажите, ведь этот телескоп - он позволяет разглядеть то, что находится вдали?
   - Да, совершенно верно.
   - Тогда я хотел бы - я мечтаю, увидеть один мир! Не знаю, поймёте ли вы, о чём я... Тот мир я увидел ещё давно, в детстве, и с тех пор мечтаю узнаю о нём побольше. Тенью разделён он на две половины - на светлую, и на тёмную, и на границе меж светом и тенью сияет дивная, живая драгоценность. Я не знаю, что это, но оно манит меня.
   - Зато я знаю, - проговорил Эльзар. - Ведь оттуда родом мои родители.
   - Расскажите!
   - Сначала ты посмотришь, а потом я тебе расскажу. Итак, прошу к телескопу...
   
   
   
    Глава 5
   "Телескопы"

   
    Испытывая чувство благоговения, Эван подошёл к телескопу, и, следуя пригласительному жесту Эльзара, уселся в стоявшее возле телескопа кресло. Затем левым глазом приник к окуляру.
    И вот что увидел Эван:
    Это была улица, ни в какое сравнение не идущая с узенькими, коротенькими улицами его родного поселения. Эван наблюдал улицу с высоты птичьего полёта, и чувствовал, какие громадные строения её окружают. По улице двигался огромный поток людей - казалось, что это грозная армия собралась в поход. Но нет - это не воины, а простые, хотя и необычайно для Эвана одетые люди, двигались там: и мужчины, и женщины, и дети...
    По центру же улицы нёсся поток вытянутых металлических предметов (тогда Эван ещё не знал, что эти предметы называются машинами).
    Улица была бы плохо освещена, была бы погружена в вечный сумрак, если бы не многочисленные, разноцветные, переливчатые, мигающие огни, которые для Эвана тоже выглядели совершенно непривычно.
    И всё же на все эти чудеса едва ли посмотрел Эван. Сразу же, как только взглянул он окуляр, увидел он широкополую шляпу. И сияла эта шляпа именно тем дивным, волшебным светом, который Эван впервые увидел ещё в детстве, когда вместе со Стефаном перешёл на тёмную сторону своего мира.
    Да - это было то желанное сокровище, которое сияло на границе света и тьмы - самая главная цель его путешествия.
    А кто там был скрыт под этой шляпой? Эван не знал - ведь он смотрел сверху. Но всё же шляпа была женской, а, стало быть, и сокрыта была женщина. И вот воображение Эвана уже рисовало черты прекрасной незнакомки.
    Затем произошло нечто непредвиденное, неожиданное. Должно быть, налетел порыв ветра и сорвал с головы широкополую шляпу.
   Ладони Эвана уже некоторое время сжимали выступающие из трубы телескопа ручки. Он догадывался, что с помощью этих ручек и можно перемещать трубу. Боясь, что потеряет сияющую шляпу, юноша дёрнул трубу, но дёрнул через чур сильно, в результате обзор сместился не на несколько метров, а на несколько километров.
   И увидел Эван унылую каменистую дорогу - по большей части сумрачную, но кое-где всё же высвеченную белыми светильниками. По дороге медленно ползли несколько странных на вид, неуклюжих машин; ещё несколько меньших машин с людьми-охранниками сновали поблизости. После мельком увиденной прекрасной незнакомки, эта картина произвела на Эвана особенно тягостное впечатление, и он нервно дёрнул ручки телескопа, и опять увидел что-то не то - скалистый берег и чёрную гладь толи крупного озера, толи моря.
   Эван спрашивал:
   - Ну, где же она? Надо скорее вернуться туда, а то она уйдёт, и я больше не увижу её.
   - Ты хочешь вновь увидеть город? - спросил стоявший рядом Эльзар.
   - Да, да, конечно же, я хочу увидеть город, - выпалил Эван.
   - Ну, тогда надо быть аккуратным. Не дёргать ручки, а воспользоваться электроникой...
   - Пользуйтесь чем угодно, только, пожалуйста, верните на первое место...
   Эльзар подошёл к панели, на которой размещалось множество кнопок, и быстро по некоторым из этих кнопок пробежал пальцами. В результате телескоп сдвинулся точно в указанное место.
   Эван припал к окуляру, и тут едва не взвыл от отчаяния. Вроде бы, это была та же улица, так же сновали люди и машины, также переливались, мерцали огни. Вот только прекрасной незнакомки не было...
   Продолжая жадно вглядываться, высматривать её, Эван дрожащим голосом спрашивал:
   - Ну, куда же она могла уйти? Ведь она где-то поблизости... Пожалуйста, сдвиньте этот телескоп немного в сторону.
   - В какую именно сторону? - осведомился Эльзар.
   - В какую-нибудь. Если её не окажется там, то будем смотреть в других направлениях. И так - пока не найдём её.
   Вновь забегали пальцы Эльзара по кнопкам, и обзор сместился на несколько десятков метров вверх. Эван видел всё ту же улицу, вот только незнакомки нигде не было...
   Эльзар выполнил просьбу Эвана, и повёл телескоп вниз, потом - влево и вправо. Потом - и по соседним улицам. Довольно долго продолжался этот поиск.
   Видя, что Эван не успокаивается, Эльзар заявил:
   - Надо признать, что мы её потеряли...
   Только после этих слов Эван оторвался от телескопа, и, повернувшись к старцу, сказал с некоторой даже уверенностью:
   - Но мы найдём её. Может, она вошла в дом, и скоро выйдет. Как можно потерять человека?
   На что Эльзар ответил:
   - Ты раньше был в мире, где всего несколько сот жителей. Конечно, там все друг друга знают. Но в одном этом городе - три миллиона человек... Хотя и это устаревшие сведения. Столько там проживало во времена моих родителей, а с тех пор город разросся. Думаю, сейчас его население - не менее пяти миллионов человек.
   - Пяти - чего? - переспросил Эван.
   - Ты даже не знаешь такое число, как миллион?
   Эван отрицательно покачал головой.
   - Ну и не удивительно, - молвил Эльзар. - Вам просто не нужны такие большие меры исчисления. Ну, по крайней мере, ты знаешь такое число, как тысяча?
   - Да, знаю. По закону наше население не должно превышать тысячу. За этим очень строго следят. Любая семья должна получить разрешение на ребёнка. Иначе на всех не хватит еды.
   - Ну а миллион - в тысячу раз больше тысячи.
   Воцарилось молчание...
   Наконец Эван произнёс:
   - Пытаюсь представить себе такую толпу, и не могу. В моём мире они бы все просто не уместились - на головах друг у друга стояли бы.
   - Напомню, что в Аркополисе проживает не один, а около пяти миллионов человек, - и тут же пояснил. - Аркополис - это название города, столицы крупнейшего в наблюдаемом пространстве мира, который его обитатели зовут Ноктом. Понимаешь?
   - Понимаю, но... - Эван вздохнул, покосился на телескоп.
   - Ничего ты ещё не понимаешь, - печально проговорил Эльзар. - На улицах этого города можно один раз встретить человека и уже никогда-никогда во всю жизнь не увидеть его вновь.
   - Но надо искать её! - вскрикнул Эван.
   - Если ты не знаешь, кто она такая, как её имя, где живёт - твои поиски будут тщетными.
   - Я буду искать упорно. Ведь она - моя цель. Я чувствую, что так должно быть... - отчеканил юноша.
   - Но ведь ты даже и лица её не видел. Только раз сверху взглянул - тут тебя в голову и ударила влюблённость. Право, и не ожидал я такого. Странно это очень...
   Не обращая внимания на последние слова старца, Эван говорил с прежним увлечением:
   - Но ведь я видел её широкополую шляпу. Шляпа сияла волшебным светом. Вот эту-то шляпу ни с чем спутать нельзя. По этой примете, я её и найду...
   - Ох, наивный Эван... Это в вашем мире все одеваются просто да неброско, а в Аркополисе одна модница пытается перещеголять другую. Что ж из того, что шляпа сияла, как дивное сокровище?.. Это и есть сокровище, и стоит оно больших денег. А ведь в Аркополисе живут и очень бедные люди. В трущобах дети с голода умирают, а она напялила на себя эту роскошную шляпу.
   - Зачем же вы так грубо говорите?! - возмутился Эван. - Ведь вы не знаете, не видели её.
   - А ты, можно подумать, видел... - скептически произнёс Эльзар. - Так - промелькнуло что-то, и всё. Ты и разглядеть то её не успел, характера её, конечно, не знаешь, а уже влюбился. Смешно, право...
   - Ну а в ту дикарку, которую похитили - разве не сразу влюбились?
   Эльзар махнул рукой и произнёс:
   - А-а, не будем ворошить прошлое...
   - Хорошо, не будем ворошить прошлое, но незнакомку будем искать.
   - А зачем? - пожал плечами Эльзар. - Предположим, случится невероятное, и ты вновь увидишь её. И что тогда? Крикнешь ей? Думаешь, она услышит тебя на таком расстоянии?
   - Нет. Конечно, не услышит. Но, может, тогда лучше сразу лететь туда, и искать там, на месте?
   - Не получится...
   - То есть, почему не получится?
   - Чайки (так зовут моих птиц), не выдержат такого долгого перелёта. Ведь им очень тяжело тащить корзину, даже с одним человеком.
   - Так можно остановиться на тех мирах, которые будут попадаться по пути.
   - Такая мысль логична, но, к сожалению, неисполнимая. Миры здесь расположены не так удачно, как тебе хотелось бы, и единственный мир, до которого могут донести чайки - это мир дикарей, который ты уже посетил...
   - Но ведь в пространстве между мирами совсем необязательно всё время размахивать крыльями. Там, вроде, никуда не тянет, так что можно передохнуть, а потом и продолжить полёт.
   На это старец ответил:
   - Я хорошо понимаю, что ты говоришь, а ты попробуй это объясни чайкам. У них есть инстинкты, и эти инстинкты превыше всего. Раз они в воздухе, значит будут махать крыльями. Сил у них не останется, но они и не подумают остановиться, потому что не умеют они думать. Так и умрут, не преодолев даже десятой части пути.
   - Так что же делать? - растерянно спросил Эван.
   - Ответ очевиден: жить здесь и наблюдать...
   - Но я желаю оказаться там, в Аркополисе, увидеть её! - воскликнул Эван.
   - Не всегда наши мечты совпадают с нашими возможностями, - ответил Эльзар.
   Старец заметил, что таким ответом уж очень огорчил юношу. Тот сразу побледнел, осунулся, в его тёмных глазах сверкнула боль.
   Эльзар произнёс:
   - Зря ты так расстраиваешься, хотя тебе, в первый раз влюбившемуся, это и простительно. Наблюдая в дальнейшем за улицами Аркополиса, ты увидишь ещё немало красоток, быть может ещё более пышных, цветущих, нежели та, первая.
   - Нет, такого не может быть. Она одна, - совершенно убежденно произнёс Эван.
   - Зато миров - девять тысяч...
   Надо сказать, что такие слова Эльзара ошеломили Эвана, и он переспросил:
   - Сколько- сколько?
   - Если быть точным, то в каталоге, составленном моими родителями, и продолженном мною, значится девять тысяч триста восемьдесят два мира. Причём указаны миры, наблюдаемые только с этой, тёмной половины водного мира. Миры - повернутые к нам светлыми сторонами. У двух тысяч из этих миров составлены более или менее подробные карты. Что же касается остальных, то они отдалены отсюда на такое расстояние, что даже в этот мощный телескоп представляются лишь пятнами, а многие - точками.
   - А в малый телескоп, со светлой половины этого мира, что вы видите? - заинтересованно спросил Эван.
   - Вот тебя увидел. Ну а ещё - три тысячи восемьсот шестьдесят четыре мира, не считая, конечно, всяких камешков, на один из которых ты весьма удачно упал. Все эти миры повернуты к нам тёмными сторонами, ну или же видна часть разделенная светом и тенью. И я думаю, в твоей голове уже давно созрела вполне очевидная мысль...
   - Может, и созрела, - угрюмо ответил Эван.
   Тут Эльзар изрёк торжественно:
   - Должно быть центральное светило...
   - Ага, - растерянно кивнул Эван.
   Юноша вновь вспомнил сияющую широкополую шляпу, и попытался представить обладательницу этой шляпы.
   А Эльзар зажёг стоявшую на столе лампу, взял лежавший там же шарик, и поместил его в воздух, между лампой и Эваном.
   - Что ты видишь?
   - Вижу шарик, - вздохнул Эван.
   - Ты видишь тёмную половину шарика, между тем как другая его половина ярко освещена лампой. Так вот: я уверен, что этот шарик наглядно показывает любой из наших, висящих в пространстве миров. Ведь каждый из наблюдаемых миров поделён на тёмную и светлую половины. Должно быть центральное светило, которое постоянно освещает все наши миры, так же как лампочка освещает шарик.
   - Ну и где же это светило? - спросил Эван, полагая, что старец сможет дать точный ответ.
   Однако Эльзар только покачал головой и ответил:
   - Я это светило не видел. То есть, по разделению миров на светлые и тёмные половины, можно высчитать, откуда исходят лучи. Наблюдать, конечно, надо со светлой половины мира. Итак, предварительно надев защитный фильтр на окуляр, чтобы не лишиться зрения от чрезмерно сильно света, я направил телескоп в ту сторону и... ничего не увидел. Только ясное, ровно залитое светом небо и больше ничего...
   - Но все же центральное светило должно быть, - как бы продолжая речь старца произнёс Эван.
   - Да, но только мне неизвестно, на каком расстоянии от нас оно находится, - ответил Эльзар. - Вот я тебе сказал: из одного телескопа замечено девять тысяч миров, из другого - почти четыре тысячи. Но ведь эти цифры не окончательные. Я уверен, если подлететь к самому дальнему из наблюдаемых миров, и взглянуть с него дальше, в другую сторону, то можно увидеть ещё столько же, а то и ещё больше миров. Никто не знает, сколько их. Может, миллионы, а, может, миллиарды...
   - Но наверняка есть средства, чтобы путешествовать даже к самым дальним мирам, - произнёс Эван. - Вот хотя бы мой "Быстрый дракон" - он в сто раз быстрее ваших чаек. Наверное, он не один такой.
   - Правильно, - кивнул Эльзар. - Может, ты ещё догадаешься, где производили такие аэроциклы?
   - В Аркополисе, - выпалил Эван.
   - Почти угадал. В окрестностях Аркополиса, на заводах. Как ты понимаешь, в Аркополисе есть правительство, есть законы. Но сменяется правительство, изменяются и законы. И при моих родителях законы были жестокими. Простые люди не могли чувствовать себя свободными. Но массы не роптали и не ропчут, массы напуганы. Обывателям главное, чтоб еда была, да чтоб законники не побили иль в тюрьму не посадили... Законы сдерживали и сейчас сдерживают технический прогресс. Да - учеными были разработаны и аэроциклы, и корабли больших размеров, для перемещения в пространстве. Ходят слухи, что некоторые из этих кораблей способны развивать скорость до пяти тысяч километров в час. Но если такие быстролёты и созданы, то они находятся в секретных лабораториях. При моих родителях получить лицензию на аэроцикл мог далеко не каждый. Причина этого проста - государству важен полный контроль над своими гражданами, чтобы использовать их жизненные силы по максимуму. Но правительство не уверено, что если его граждане будут летать по мирам, которых, как я уже говорил, неисчислимое множество - то им не захочется поселиться где-то там, в отдалении, где и воздух чище, и спокойнее, и не надо платить налоги, и можно жить в своё удовольствие и радоваться жизни. На самом деле за этим контролем стоят страх и неуверенность. Правительству кажется, что оно не может контролировать все миры, и в этом, конечно, правда. Возможно, правительство боится, что где-нибудь возникнет свободное государство, объявит ему войну...
   Тут Эван перебил Эльзара. Юноша сказал:
   - Но ведь и на моём, первом мире, и в том мире дикарей - уже живут люди. Наверное, много таких обитаемых миров.
   - По моим подсчётам - две трети наблюдаемых миров заселены разумными существами, - тут же ответил Эльзар. - Но эта жизнь проистекает независимо от жизни Аркополиса, а технический прогресс ещё нигде не поднялся выше плуга, да повозок, запряжённых лошадьми. Быть может, маленькие, замкнутые сообщества этих миров тому причиной... Что касается Аркополиса, то законы его постепенно ужесточаются. Государство берёт всё больший контроль над науками, а получить лицензию на летательный аппарат стало практически невозможно. Мои родители - люди по природе своей творческие, учёные-энтузиасты, не могли дальше существовать в подобных условиях, и вот они решили бежать. То, что не удалось бы подавляющему большинству жителей Аркополиса, удалось им благодаря связям, и доставшемуся от предков богатству. Где-то помогли преданные друзья, а где- то пришлось подкупить жадных до взяток чиновников... Но всё же корабль был собран, стартовал, и под видом правительственной экспедиции, миновал контрольные посты. Родители выбрали этот водный мир потому, что он не был заселён, и с него удобно было вести наблюдения. В землю были посажены привезенные с собой семена, и теперь здесь достаточно плодов и запасов, чтобы не голодая жили несколько человек...
   - А что же с кораблем, на котором вы прилетели? - спросил Эван.
   - Корабль стоит здесь, на темной половине мира, рядом с роботом "Богатырушкой", и скоро я тебе его покажу. Но улететь на нём ты не сможешь. Все топливо было использовано "Богатырушкой", пока он продалбливал туннель, благоустраивал этот мир...
   - А как же...
   - Слишком много вопросов сразу, юный Эван. Мне нужен отдых.
   - Да, конечно, извините.
   - Ничего-ничего. Я тебя понимаю. Сам когда-то был таким молодым, горячим. Тогда и похитил эту дикарку - разрушил и её жизнь, да и свою тоже... Но - довольно... Сейчас мы будем слушать музыку...
   - Как же мы её будем слушать? - удивился Эван
   В мире Эвана музыку знали, и многие её любили. Существовало несколько музыкальных инструментов. Были умельцы, которые извлекали из этих инструментов неплохие мелодии. Но, конечно, записывать музыку они не умели. Вот поэтому и удивился Эван - кто же будет играть музыку? Неужели Эльзар? Но ведь старец устал, и хотел бы отдохнуть.
   И вот Эльзар и Эван вышли из пещеры на тёмную половину водного мира. В небесах сияли неведомые миры - близкие и далёкие, а рядом лежали густые тени, сумрак...
   Чёрной прямоугольной громадой лежал корабль, а рядом стоял робот "Богатырушка".
   Эльзар нажал на кнопки, выступавшие из бока "Богатырушки". Затем старец произнёс:
   - Я оставил только немного топлива в нём. И он может проигрывать мелодии, записанные в его памяти. Но теперь тихо. Сейчас ты услышишь созданное человеком, который давно уже умер.
   Эван уселся на выточенную в камне скамейку, поднял голову вверх, и начал слушать...
   Волшебная, печальная мелодия полилась в сумрачном воздухе и соединилась с высокой лазурью. Никогда ничего подобного не слышал Эван. Слёзы выступили на его глазах, по щекам покатились. А Эван и не чувствовал этих слёз. Он был влюблен и счастлив. Он верил, что, благодаря такой музыке, у него вырастут крылья, и он полетит к той далёкой незнакомке с сияющей широкополой шляпой.
   
   
    
    Глава 6
   "Стремление"

   
    Но чего же стоили мечты Эвана против реальности? Слушая музыку, он мог закрыть глаза, и улететь сколь угодно далеко, но, открывая их, видел все тоже тёмное плато, об которое плескались и плескались с неумолчным пением морские волны...
   Прирученные Эльзаром чайки обитали на светлой половине водного мира, и слетались по первому зову старца. Но какой в них толк, если максимум, до куда они могли долететь - это мир дикарей?
   Дни сменялись днями. Неумолимо текло время. Иногда Эвану казалось, что время ползет невыносимо медленно - ведь ничего существенного не происходило; иногда же время летело с невыносимой скоростью, и хотелось уцепиться за ускользающие секунды - это когда Эвану казалось, что он способен на большее, а пока что просто теряет эти дни.
   Однажды он обратился к старцу:
   - Но неужели нет совершенно никакого способа, чтобы улететь отсюда?
   Эльзар отрицательно покачал головой и ответил:
   - Зря ты так терзаешь себя. Ведь и здесь очень много интересного. Одни книги, привезённые моими родителями, чего стоят. Ты способный, талантливый ученик - ты уже выучился читать, вскоре и писать выучишься...
   - Но я хочу быть там! - пылко воскликнул Эван.
   - В Аркополисе ты не найдёшь ничего, кроме суеты, - сурово ответил Эльзар. - И о красавице той забудь. Наверняка какая-нибудь вертихвостка, и не стоит она твоего внимания. Сколько уже часов у телескопа провёл, и всё смотришь и смотришь на улицы этого смрадного города, будто других, более красивых миров нет... И неужели ещё до сих пор не понял, сколько там расхаживает таких, подобных ей...
   - Подобных ей, я никогда не видел и не увижу, - с большой верой произнёс Эван.
   - Ну и смотри, сколько душе угодно, и ищи её в этом многомиллионном Аркополисе. Все равно ты никогда не попадёшь туда.
   - А вот и попаду...
   - Что же ты придумал? Быть можешь, знаешь секрет производства топлива для корабля?
   - Этого я не знаю. Но вот думаю - может вырастить побольше чаек? Пусть их будет в три... нет - в пять раз больше, чем сейчас. Тогда они и донесут меня дальше.
   - Да хоть в сто раз больше - всё равно они будут лететь примерно с той же скоростью, что и сейчас, и выбьются из сил гораздо раньше, чем достигнут нужного тебе места.
   - И все же им легче будет нести корзину.
   - Ничего из этой затеи не получится. Так что читай книги, и изучай карты и известные свойства наблюдаемых миров...
   Конечно, Эван хотел возразить - сказать что-нибудь такое пылкое, но не нашёлся, а только развёл руками и вздохнул. Чувствовал он себя очень печальным - мечта ускользала.
   
   * * *
   
    По-крайней мере в том, что чтение книг и изучение карт наблюдаемых миров может быть увлекательным и полезным занятием, Эльзар был прав. С прилежанием, с увлечением Эван проводил многие часы за чтением как художественной, так и научной литературы. Особенно его поразило стихосложение. Он и сам пытался сочинять стихи, чтобы выразить в них чувства к незнакомке в широкополой шляпе, но ничего дельного у него не получалось. И свои первые опыты Эван уничтожил - бросил их в океан...
   Но сколько бы он ни читал, сколько бы ни смотрел в телескоп, сколько бы ни слушал увлекательные рассказы Эльзара - Эван знал, что он не останется на этом мире навсегда. Он знал, что изведется, исстрадается, и, быть может, сойдет с ума, если не исполнит своё главное желание.
   Эван нашел книгу, в которой давались практические советы, как надо разводить и дрессировать чаек, разными полезными советами помогал ему и Эльзар...
   Уже много новых чаек появилось на свет, вот только толку от этого почти никакого не было. Не спешили они слушаться Эвана, и, разве что, слетались в определённый срок для кормёжки...
   Быстро-быстро летело время, и вот однажды Эльзар умер. Смерть его была такой тихой, такой незаметной, что Эван сначала и не понял произошедшего. Тихий, бледный, холодный лежал Эльзар, и смотрел недвижимыми глазами в небо.
   Долго сидел Эван возле усопшего и все ждал, что тот поднимется, или, по крайней мере, пошевелиться, скажет что-нибудь. И только когда почувствовал Эван сладковатый, неприятный запах тления, то понял, что он остался в полном одиночестве и отныне сможет разговаривать разве что с чайками.
   Он закутал тело старца в светлую материю, и захоронил на острове, рядом с могилкой его жены, которая так и не полюбила, так и не поняла Эльзара.
   
   
    * * *
   
    Отныне Эван видел рядом с собой только чаек да рыб. Правда, через телескоп он мог наблюдать огромное число жителей других миров, но их жизни оставались чужими, не касались его. Почти все свое время Эван тратил на разведение и тренировку чаек. Наконец его терпение и упорство дали некоторые результаты, и огромная стая худо-бедно, а всё же слушалась его. Первые полеты Эвана в корзине заканчивались весьма печально, некоторые из привязанных к корзине птиц выпадали из общего ритма, а то и вовсе - пугались, пытались ускользнуть, летели в другую сторону. В результате возникала сумятица, корзина переворачивалась, и Эван падал в океан, над которым совершал эти свои первые полёты.
    Эван всякий раз выплывал на берег, но вот часть птиц гибла и приходилось всё начинать едва ли ни с самого начала. Однако у Эвана был уже солидный опыт и в разведении и в дрессировке. Так что новые полёты становились всё более частыми и все более далекими.
    Наконец, после того как Эван совершил в своей корзине кругосветное путешествие, он решил, что пора отправляться в Аркополис. Впрочем, несмотря на свою пылкость, Эван всё же понимал, что и такая большая стая чаек, которая служила ему теперь, не донесёт его так далеко.
    Но ведь можно было воспользоваться и теми мирами, которые попадались по пути. Прежняя стая Эльзара не достигла бы и ближайшего из этих миров, но с новой стаей все же можно было попробовать. И Эван проложил маршрут. Всего Эвану и его чайкам предстояло побывать на двадцати мирах, тринадцатым же был мир Нокт.
    Эвану казалось, что он неплохо изучил обычаи и повадки обитателей этих миров. На восьми из двенадцати миров была разумная жизнь, на двух - исключительно растительная и животная, один мир представлялся пустыней с единственным одиноким источников, ещё один - постоянно был завешен плотными, серыми тучами, так что и неизвестно было, что происходит на его поверхности. Именно этот скрытый мир больше всего волновал Эвана. Ведь, чтобы облететь его, пришлось бы сделать слишком большой крюк - чайки не выдержали бы такого напряжения.
    И вот день отлёта был назначен...
   Читатель, конечно, понимает, что дни при всегда ровном сиянии неба были явлением весьма условным, и Эван, равно как и многие иные обитатели бессчётных миров, полагался на свои внутренние чувства, и, таким образом, делил время на дни, недели, месяцы, годы...
   И всё же Эван ошибался. Ему казалось, что он провел на ставшем ненавистном водном мире многие годы, даже десятилетия, что он уже почти старик, что он опоздал.
   А на самом деле он провел там три года. Хотя, конечно, три года - это тоже немалый срок. Эвану было двадцать шесть лет, когда покинул водный мир.
   
   * * *
   
    Итак, Эван сидел в корзине, а впереди него, привязанные тонкими нитями, летели чайки. Это была действительно большая стая - в десять раз она превышала ту стаю, которая служила когда-то старцу Эльзару.
    Оглянулся Эван и увидел медленно отдаляющуюся тёмную сторону водного мира. Надеялся юноша, что больше уже никогда не вернется туда. Посмотрел вперёд, и увидел малахитовый от обилия лесов мир. Несколько небольших речушек синими и голубыми лентами перепоясывали его поверхность. Эван знал, что тамошние жители ставили свои домики на ветвях деревьев. По наблюдениям были они существами мирными, но все же встречаться с ними Эвану не хотелось. Ведь неизвестно, как они примут чужака...
    Конечно, он и место для посадки выбрал. Это был один из немногочисленных песчаных пляжей на берегу реки. Чаще всего туда выходили на водопой олени, люди же туда почти не наведывались...
    По расчётам Эвана перелёт должен был продолжаться двадцать часов, однако растянулся он на все тридцать, и под конец некоторые чайки совсем выбились из сил...
    Но вот, наконец, перелёт закончен. Горячий воздух, который был помещён в специальную ёмкость в корзине, не дал Эвану разбиться. Но все же этот горячий воздух постепенно остывал, и перед следующим перелётом следовало его разогреть.
    Эван отвязал чаек, и издал особое, мелодичное пощёлкивание. Эти звуки дали дрессированным птицам понять, что они не должны разлетаться, а должны оставаться поблизости и ждать следующую команду. Но чайки и без этих звуков не собирались никуда улетать - слишком они утомились за этот неожиданно долгий перелёт. И вот белым покрывалом расположились на берегу реки, задремали...
    А Эван уже дремал во время перелёта (правда, совсем недолго). Теперь он собрал лежавшие здесь же, на краю пляжа дрова, развел костёр и подвел к нему край трубы - через эту трубу и стал прогреваться воздух в ёмкости.
   Если бы Эван предварительно не привязал корзину к росшему там же кусту, то она улетела бы...
    Эван, несмотря на усталость, хотел поскорее продолжить путешествие. Юноша понимал, что дым от его костра могли заметить, прийти из лесного поселения с копьями и стрелами. Но также он понимал и то, что чайкам необходим отдых. Ведь следующий перелёт должен был стать ещё более длительным, нежели первый.
    И вот, прислонившись спиной к подгнившему бревну, Эван обхватил руками колени, и начал оглядывать дремлющих чаек. Глаза Эвана слипались, и иногда он встряхивал головой или даже щипал себя, чтобы отогнать сон. При этом тревога ни на мгновенье не оставляла Эвана.
   Ему не просто казалось - он чувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Может, лесные люди уже заметили его, наблюдают за ним?..
   Плотная и высокая стена леса поднималась по обеим берегам реки - там, среди развесистых ветвей было много тени, там, при желании, могла укрыться целая армия.
    Эван, сколько ни вглядывался, не замечал ничего подозрительного, однако, чувство того, что за ним наблюдают, не покидало его. И при этом все сильнее хотелось спать - слипались глаза. Тогда Эван решил искупаться. Конечно, в воде он оказался бы совсем беспомощным, но ведь и без того его уже сто раз могли убить или ранить из лука. И вот он быстро разделся и бросился в воду. Бодрящая прохлада охватила его, и он нырнул, прикоснулся ладонями к песчаному дну, а перед его глазами промелькнули юркие, цветные рыбки...
    Вынырнув, Эван обнаружил, что чайки проснулись, и теперь беспокойной, белой армией прохаживаются по берегу, выискивают себе пищу...
    Эван быстро выбрался обратно, оделся, и, подождав ещё полчаса, издал очередной понятный чайкам звук. Те собрались в определённом порядке, и остановились.
    Эван быстрыми, тренированными движениями привязал их, и дал команду взлетать. Птицы шумно замахали крыльями и корзина с Эваном начала подъём. При этом юноша всё ещё ощущал на себе чей-то взгляд. Он думал: "Неужели этот неизвестный наблюдатель так и не покажется? Ну, вот и хорошо..."
    Рядом промелькнули ветви, а среди ветвей - бледное девичье лицо с большими глазами.
    Девушка была так близко, что Эван, если бы вытянул руку, мог бы дотронуться до неё. Юноша едва сдержал крик.
   Потом, глянув вниз, уже никого не увидел - под ним изумрудным морем вздымались древесные кроны. Вспоминая лицо девушки, Эван находил его прекрасным. И ещё - ему показалось, что девушка глядела на него с нежностью, с любовью. А он всё это время ждал стрелы в спину.
   Эван пытался забыть это лицо, но оно вновь и вновь вставало перед его взором - нежные, светлые глаза глядели прямо в его глаза...
   
   * * *
   
    Путешествие Эвана продолжалось. На каждом из миров, которые он выбрал для своего маршрута, его ждало что-то новое. Были, конечно, и опасности, но попадались и приятные открытия. Все же, ни в какой телескоп невозможно было разглядеть всех красот природы.
    Или, вот, например, неожиданность: седьмой мир по наблюдениям представлялся населенным только птицами и зверьми. Людей там действительно не осталось, но когда-то они там всё же жили. То, что прежде Эван принимал за каменистые холмы, оказалось остатками города - полуразрушенные дворцы и храмы так обильно заросли травами и цветами, что со стороны действительно походили на холмы. Пока чайки отдыхали и разогревался воздух в баке, Эван пробрался через мраморный, растрескавшийся вход в одно из этих жилищ. Он оказался в просторной, сильной затенённой зале - узкие лучи света ниспадали сверху. И он увидел массивные фолианты. Открыл тяжелую обложку одного из них...
   Облачком взвилась пыль - Эван закашлялся. Но потом на станицах увидел картины удивительных зверей и птиц; увидел ландшафты миров - прекрасных и грозных. Перелистывая страницы, разглядывал иллюстрации, пытался разобрался текст, но этого не мог сделать, потому что язык был незнаком ему...
   Даже через чур много времени провёл он, перелистывая страницы одного фолианта, а ведь в этой зале были ещё тысячи и тысячи книг...
    Но вот Эван забрался в корзину, и продолжил полёт...
    Постепенно разрастался, заполнял небо мир Нокт, а город Аркополис уже не был абстрактным сияющим пятнышком на границе света и тени. Теперь этот всегда освещённый электричеством и неоном город принял вполне определённые географические формы. И Эвану город напоминал одну из медуз, которых он немало перевидал на водном мире...
    Миры - промежуточные пункты его путешествия - выглядели на фоне Нокта совсем крохотными, едва ли ни игрушечными. А Эвану уже казалось, что его путешествие пройдёт без каких-либо злоключений.
    Но два последних мира оказались самыми опасными. Одиннадцатым по счёту миром был тот, всегда завешенный тучами шар, поверхность которого невозможно было разглядеть даже в самый мощный телескоп. Эван надеялся, что под тучами найдётся покрытая хоть какой- нибудь растительностью поверхность. Но он ошибался. Как только он влетел в тучи, сразу закашлялся от зловония. Измученные долгим перелётом чайки задёргались из стороны в сторону. Тем ни менее, Эван повёл их вниз...
    Чем ближе была поверхность, тем сильнее становился ветер - сносил и чаек и корзину в сторону. Кругом нёсся, застилал глаза густой, едкий туман. И Эван не видел поверхность, пока она не появилась прямо под ним. Это были острые, совершенно голые камни, которые словно копья торчали вверх. О том, чтобы высадиться на них, нечего было и думать - это означало бы верную смерть. Только тёплый воздух в ёмкости не давал корзине разбиться, но и то - она ударилась днищем о камни и в нескольких местах оказалась пробитой. Заработал себе несколько царапин и Эван. Чайки же попытались усесться на камнях, но это им не удалось - их сбивал ветер, они не могли удержать на влажной поверхности и ранились об острые выступы. Эван уже задыхался, у него кружилась голова.
    Юноша дёрнул верёвки и издал понятный чайкам звук. И птицы усиленно замахали крыльями, взвились вверх. Нелегко было им, уже измученным, вырваться из холодных, цепких ветров и туч...
    Прежде чем они покинули это мрачное место, Эван ещё заметил остатки странной и страшной железной, изъеденной ржавчиной конструкции. Для чего эта конструкция предназначалась, юноша, конечно, не знал, но догадывался, что именно из-за неё, или таких же конструкций этот мир стал таким уродливым.
   
   * * *
   
    Следующий, последний перед Ноктом мир был пустыней с единственным источником. Но уж очень измучились чайки, а путь ещё предстоял неблизкий...
    Не все чайки долетели - некоторые умерли от перенапряжения.
    Слишком быстро приближалась песчаная поверхность. Ведь на последнем мире не было возможности развести костёр и подогреть воздух в ёмкости. Все же незначительное торможение было, и только потому Эван не разбился насмерть, а только вывалился из корзины и сильно ушибся. Он даже на некоторое время потерял сознание, а потом, когда чувства вернулись к нему, и он открыл глаза - Эван обнаружил, что от удара корзина переломилась надвое, и привязанные чайки оттащили половину корзины к ручейку. Птицы жадно пили воду и все никак не могли напиться. От песка исходил жар, поэтому захотел пить и Эван. На коленях подполз он к воде, склонился над ней и уже собирался глотнуть, когда заметил, что по поверхности протекает тонкая желтоватая слизь. От ручейка исходил острый, неприятный запах.
   Эван поднялся, и прошёл туда, откуда вытекала вода. И оказалось, что там, припорошённые песком, тоже виднелись части изъеденной ржавчиной железной конструкции. Значит, и на этом мире побывали люди и сделали с ним что-то страшное, отравили его.
    Мысль об яде заставила Эвана заскрипеть зубами. Ведь чайки пили отравленную воду! Что, если они умрут? Неужели и он погибнет среди этих унылых песков?
   Эван быстро начал сзывать чаек, сам разместился в половине расколовшейся корзины. Во второй половине оставалась и ёмкость с чуть тёплым воздухом, и заранее заготовленные дрова для разведения костра и разогрева этого воздуха.
    Эван громко крикнул, и чайки, которые так и не успели толком отдохнуть, но зато напились отравленной воды, замахали крыльями и понесли Эвана дальше.
   
   
     Глава 7
   "Перебежчик"

   
    Чтобы не вывалиться из развалившейся на две части корзины, Эвану приходилось держаться за оставшуюся половину рукой. Второй же рукой Эван сжимал окончания верёвок. Чайки, которые были привязаны к этим верёвкам, оглашали воздух жалобными, пронзительными криками, дёргались, бились в агонии, а потом и вовсе замолкли - умирали - это действовал яд...
    Не прошло и часа, с тех пор как они покинули пустынный мир, а все чайки уже были мертвы. Ещё некоторое время половина корзины пролетела вперёд; затем - остановилась.
    Тогда Эван, размахивая руками и ногами, медленно поплыл вперёд. Через некоторое время недвижимые, белые тельца чаек остались позади.
   Большую часть небосвода занимал Нокт - медузой сиял на его теневом боку Аркополис.
   Юноша думал: "Ещё далеко до него, а я еле лечу. Ну, ничего - мне сил хватит. А что потом? Падение, смерть? Наверное, этого не избежать. Но лучше уж разбиться, чем висеть здесь без дела, без движения, а потом умереть от голода. Так что - вперёд".
    Но все же Эван переоценил свои силы. Он и так уже был измучен долгим перелётом, а два последних, негостеприимных мира не дали ему отдохнуть. Болело ушибленное при падении на песчаный мир тело...
    "Больше не могу. Надо передохнуть..." - глаза Эвана слипались, он уже плохо видел окружающее, и поэтому странное трепыхание воздуха не обеспокоило юношу - он думал, что это ему уже снится.
    Но вот из воздуха выступила сфера. Цветом своим эта сфера почти сливалась с поверхностью Нокта, а поэтому со стороны её сложно было заметить. И все же Эван думал, что все это только кажется ему...
    Но вот в поверхности сферы стремительно и бесшумно распахнулась дверца. Из этой дверцы высунулась металлическая клешня и обхватила Эвана за грудь. Вот тут юноша вскрикнул, и окончательно очнулся. Хватка была такой, что у Эвана трещали ребра...
    Клешня потянула его внутрь сферы. Сил на сопротивление, у него не осталось. Дверца за спиной Эвана закрылась столь же стремительно и бесшумно, как и раскрылась. Металлическая клешня разжалась, и втянулась в стену. Эван упал на колени, и, схватившись ладонями за ноющие бока, начал кашлять. Так кашлял он до тех пор, пока над его головой не раздался громкий женский голос:
    - Назовись.
    Стиснув зубы, Эван вскинул голову вверх, к потолку, и не увидел там ничего, кроме небольших, но частых отверстий. Тогда юноша посмотрел вперёд. Перед ним была едва приметная перегородка из небьющегося стекла, а за перегородкой находилось помещение с ярко белыми стенами, и с такими же белыми креслами, диванами, приборами. В креслах сидели двое - мужчина и женщина средних лет со сосредоточенными глазами. И мужчина, и женщина внимательно и в тоже время безучастно, как на нечто обыденное глядели на Эвана.
   Юноша разглядывал их бледные лица, и их белые одежды, которые почти сливали их с остальным помещением.
    И Эван проговорил:
    - Ведь вы с Нокта. Я мог бы догадаться: поблизости от вашего мира наблюдались странные явления в воздухе. Так, стало быть, это вы летали, маскировались...
    Теперь заговорил мужчина. И хотя мужчина сидел за стеклянной перегородкой, голос его грянул над головой Эвана:
    - Откуда велись столько подробные наблюдения за миром Нокт и его окрестностями?
    Эван несколько растерялся, но всё же ответил:
    - С водного мира.
    Пальцы мужчины быстро пробежали по клавишам на сливающемся с белом столом пульте.
   Тут часть стеклянной перегородки засветилась, и на ней появилась весьма подробная карта знакомого Эвану водного мира.
    Мужчина осведомился строгим, громким голосом:
    - Этот?
    - Да, - кивнул Эван.
    Снова заговорил мужчина:
    - Подойди и покажи точное место, с которого велись наблюдения.
    Эван поднялся и, постанывая от боли в боках, проковылял в перегородке. Произнёс:
    - Наблюдения велись с темной половины...
    Изображение водного мира перевернулось на тёмную сторону. Тот же строгий голос потребовал:
    - Укажи точное место.
    - Вот здесь. В этой вот скале укрыт телескоп.
    - Назови число сообщников.
    - Что? - подивился на странный вопрос Эван.
    - Назови точное количество людей, которые затаились там, и производят наблюдения за Ноктом и окружающим его пространством.
    - А, ну так я так один был. Раньше-то ещё Эльзар там жил, так он уже три года как умер.
    - Так кто же соорудил телескоп?
    - Робот "Богатырушка".
    - Такая модель нам неизвестна. Опиши свойства этого робота.
    И на Эвана посыпались вопросы. Только он успевал отвечать на один, как следовал другой. Спрашивали как мужчина, так и женщина. Потом за их спинами появилось ещё одно окошко, а в нём - изображение мужчины с необычайно худым, серым лицом. Одет тот мужчина был в серый костюм и находился в сером помещении. Он также задавал Эвану вопросы, но голос его доносился с помехами. Так Эван догадался, что установлена связь с самим Ноктом, и его допрашивает какой-то важный чиновник.
    Первое потрясение прошло, утихла и боль в рёбрах. Снова навалилась усталость, и Эван не смог сдержать долгого, протяжного зевка. Затем пробормотал:
    - Извините, я давно не отдыхал. Может, я немного посплю, а потом продолжим эту беседу?
    Женщина сказала:
    - Подойди к стене.
    На стене напротив Эвана замигала небольшая красная лампочка, указывая то место, к которому он должен был подойти. И Эван подошёл, надеясь, что из стены выдвинется удобная мягкая кровать. Женский голос продолжал:
    - Вложи указательный палец правой руки в выемку возле мигающей лампы.
    Все ещё надеясь на появление кровати, Эван исполнил и это требование. Почувствовал укол, головокружение, даже покачнулся, едва не упал. Но вот усталость отступила. Теперь Эван испытывал эмоциональный подъём и потребность отвечать на все вопросы без утайки. Он, впрочем, и до этого отвечал правдиво - не видел смысла утаивать что-либо.
    Он рассказывал о своём мире, о том, как в детстве вместе со Стефаном нашёл аэроцикл, как погиб Стефан; вкратце и о своей юности рассказал. Затем - как бежал со своего мира, как оказался на водном мире, о старце Эльзаре и его родителях.
    Рассказ о родителях Эльзара особенно заинтересовал допрашивающих: им интересны были их имена, а также имена тех, кто им помогал бежать с Нокта. И хотя Эван не понимал, почему их интересует именно это, а не незнакомка в широкополой шляпе - он рассказал им всё, что знал. Рассказал Эван и о своём последнем путешествии. Посетовал на то, что два последних мира, на которых он побывал, были отравлены какими-то, как он выразился "негодяями".
    И после того как слово "негодяя" было произнесено, воцарилось молчание. На Эвана смотрели три пары внимательных, но безучастных к нему глаз. Тогда юноша, чувствуя, что на него наваливается усталость, более сильная, чем прежде, спросил уже слабым, невнятным голосом:
    - Какова же моя дальнейшая судьба? После всего того, что вы услышали - пустите ли меня в Аркополис?
    Женщина ответила ровным голосом, в котором едва угадывалось раздражение от долгого допроса:
    - Для таких как ты путь в Аркополис закрыт.
    - Но как же так? Ведь я не преступник, я свободный человек, - тщетно борясь с зевотой, пролепетал Эван.
    Изображение человека в сером помещении ответило:
    - Ты пересек границу воздушных рубежей Нокта без соответствующего разрешения. Тем самым ты нарушил закон и являешься преступником. Полученные от тебя показания будут самым тщательным образом проверены, и по результатам этой проверки будет вынесено решение о степени твоей вины, и, в соответствии с этим решением - и окончательный приговор.
    - Вот увидите - я ни в чём не виновен...
    Зевая, Эван опустился на пол, и свернулся калачиком. Сил на то, чтобы говорить что-либо или двигаться уже не было. Это действовало введенное в палец сначала взбодрившее его наркотическое вещество. А теперь Эван просто закрыл глаза и заснул, но никаких снов ему не снилось.
   
   * * *
   
    Очнулся Эван в помещении с ровными металлическими стенами. Никаких окон в этом помещении не было; также не заметил Эван и двери.
   Юноша испугался, что его замуровали. Он вскочил с жёсткой подстилки, на которой до этого лежал, и, забарабанив кулаками в первую попавшуюся стену, закричал:
    - Выпустите меня отсюда! Немедленно!
    Над его головой прозвучал сердитый, но вместе с тем и усталый голос:
    - Заключённый, успокойся.
    Эван поднял голову, и, глядя в маленькие, покрывавшие потолок отверстия, спросил громко:
    - Долго ещё будете проверять правдивость моих слов?
    - Считаю до трёх. На счёт три пускаю усыпляющий газ...
    Эван посчитал за лучшее успокоиться, и уселся на низкой, жёсткой лежанке...
   Как и следовало ожидать - время тянулось невыносимо медленно. Юноша чувствовал, что за ним наблюдают, и ничего не мог поделать. Он гадал: вращается ли он вокруг Нокта, или же его спустили на поверхность.
   Тот же усталый голос произнёс:
   - Время приёма пищи.
   Из стены выдвинулся тонкий поднос, а на нём - тарелка с безвкусной, липкой кашей, и стакан с водой. Тут Эван почувствовал, что он голоден, и не стал отказываться от предложенного. Когда поел и поставил посуду - поднос задвинулся обратно в стену. А в противоположной стене открылся крохотный писсуар, в котором Эвану предстояло справить свои естественные потребности. И он, чувствуя, что за ним наблюдают, справил эти потребности...
   Настроение ещё ухудшилось. Он упал на лежак. Сжатые кулаки держал под затылком, а тёмными глазами буравил покрытый отверстиями потолок. В голове билась мысль: "Кто они такие, чтобы держать меня здесь? Здесь так душно, тесно. Мне-то на своём мире было тесно, а в этой железной комнатушке совсем несносно... Ну когда же закончится эта мука?.."
   Эта мука закончилась нескоро. Целых пять дней Эван провёл в крохотном помещении. Распорядок дня проходил всегда одинаково: приём пищи для поддержания жизнедеятельности, затем - выделение этой переработанной пищи, и всё остальное время - безделье, которые было тяжелее любой работы.
   Только вера в то, что это мученье когда-нибудь закончится, и он найдёт прекрасную незнакомку в широкополой шляпе, поддерживало Эвана. Иначе бы он сошёл с ума - бросился бы на стену, и бил в неё руками и ногами до тех пор, пока его не усыпили.
   Но, наконец, одна из стен раскрылась. И Эван увидел коридор, в котором стояли несколько дюжих охранников. В руках охранники сжимали огнестрельное оружие, которое Эван прежде видел только на картинках. На Эвана охранники глядели с презрительно-безразличным выражением, и чувствовалось, что в случае чего они могут его пристрелить, а потом вовсе жалеть не будут.
   Тем ни менее, Эван был рад. Он улыбнулся, поднялся на слабых от долгого бездействия ногах и произнёс:
   - Ну, наконец- то.
   Усталый голос над головой проговорил:
   - Иди прямо по коридору.
   И Эван повиновался. Вскоре он оказался в просторном прямоугольном помещении. Помещение было ярко освещено, и юноша вынужден был сощуриться. И всё же он разглядел стол, за которым сидели несколько скучающих, толстых типчиков: четыре мужчины и одна женщина.
   Все они переговаривались между собой, и только один мужчина обратился к Эвану:
   - Твоё дело рассмотрено. Твои показания полностью подтвердились.
   Эван усмехнулся и проговорил:
   - Ну, наконец-то. Неужели для этого нужно было столько времени?.. - и уже заинтересовано спросил. - Вы нашли телескопы, робота "Богатырушку" и корабль?
   - Да. Всё перевезено на Нокт. Рассмотрена и твоя личная история. Ты признан безопасным для правительства.
   - Конечно! Это же с самого начала было понятно. Так могу я идти?
   - Да, всё уже подготовлено для твоей отправки.
   - Наверное, для начала моей жизни в Аркополисе мне потребуется хоть какое-нибудь жильё. Ведь я не сразу смогу найти её...
   Мужчина посмотрел на Эвана с лёгким, скучающим удивлением (остальные на Эвана не глядели, и продолжали медленно друг с другом переговариваться).
   Разговаривавший же с Эваном мужчина произнёс:
   - Тебе же уже сообщалось, что для таких как ты путь в Аркополис закрыт. К твоему сведению: ежегодно отлавливается до двухсот нелегальных переселенцев с других миров. Используя свои примитивные средства для полёта, они пытаются незамеченными проскользнуть к нам. Конечно, мы их отлавливаем. Закон гуманен: несмотря на их потенциально бунтарский дух они не уничтожаются, а отправляются на работу. В наших рудниках нужны умелые руки. Давно доказано, что человеческие руки и мозги способны на то, на что не способны никакие роботы... Понимаешь?
   Эван неуверенно кивнул, и тут же спросил:
   - Так вы хотите отправиться меня на рудники?
   - Ну, естественно. Это же стандартная процедура. Неужели тебе никто об этом не сообщал? - продолжал удивляться человек.
   - А на сколько?
   - Что "на сколько"? - мужчина смотрел на Эвана уже с раздражением.
   - На какое время вы меня туда отправляете?
   - Как это - "на какое время"? Естественно, до конца твоей жизни...
   - То есть... но как же... я не могу...
   - Сможешь, голубчик. Привыкнешь. Там созданы приемлемые условия для таких голодранцев, как ты. Уж, во всяком случае, там тебе лучше заживётся, чем в том захолустье, из которого ты сбежал...
   Эван ещё пытался что-то возражать, но, видно, мужчине уже надоела эта беседа. Он махнул рукой. Подошли охранники, крепко сжали Эвана за локти и потащили к выходу.
   Впрочем, он не сопротивлялся.
   
   
    
    Глава 8
   "Шахты"

   
    Оказывается, ещё в то время, когда Эван пребывал в бессознательном состоянии, специалисты изучили свойства его тела и мозга. И уже назначили подходящую именно для него работу на рудниках.
    Когда его с группой заключённых везли в ржавом и душном кузове скрипучего грузовика, сидевший напротив Эвана охранник, оскалил свой щербатый рот, и, густо дыхнув густым сигарным дымом, произнёс:
    - А ты счастливчик - в пилоты тебя назначили...
    Эван, который всё ещё не мог поверить, что его не выпустят в Аркополис, спросил:
    - Пилотом чего я буду?
    - Корабля-разведчика дальнего следования! - вскрикнул надсмотрщик, и тут же расхохотался над этой своей шуткой. Затем добавил. - А на самом деле - будешь на погрузчике вкалывать. Руду к чанам подносить. Понял? Работка-то не особенно пыльная. Так что повезло тебе. На привилегированном положении находишься. Понял?
    - Да... То есть, нет. Ведь я не умею управлять никаким погрузчиком.
    - Ну и что ж из того, что не умеешь? Тебя научат. А если окажешься нерадивым учеником или в чём провинишься - так пойдёшь вниз, в забой. А там долго не продержишься. Ибо хиловат будешь. Ты по сторонам погляди. Вот это бойцы...
    Эван посмотрел на угрюмые лица других заключенных. Некоторые из этих заключенных отличались прямо-таки богатырскими фигурами, а некоторые казались замученными, высушенными. И у одного из таких, болезненных на вид людей, Эван спросил:
    - Скажите, а вы тоже с другого мира прилетели?
    Человек посмотрел на Эвана совершенно затравленным взглядом, и прошептал:
    - Нет. Я в Аркополисе родился...
    - Ух, вот здорово! - обрадовался Эван. - Расскажите побольше об этом городе.
    Человечек продолжил лепетать:
    - Аркополис - очень красивый, гармоничный город. В нём живут счастливые, здоровые люди. У нас справедливое правительство.
    - А почему же вы сюда попали? - удивился Эвана, в голове которого просто не укладывалось, что этот, такой порядочный, скромный на вид мужчина мог совершить какое-то преступление.
    И мужчина ответил:
    - Я - жертва роковой случайности, - и, метнув на охранника испуганный взгляд, поспешно добавил. - Но я ни в чём никого не упрекаю. Всё по справедливости...
    Тем ни менее, охранник рявкнул на него:
    - А ну - мо- олчать!!
    Дальше ехали в молчании. Жутко, утробно ревел двигатель машины. Кузов, в котором они находились, сильно вздрагивал, но где они едут, видеть они не могли, так как окон не было...
   
   * * *
   
    Когда машина, наконец, остановилась и заключённые вышли из неё, Эван обнаружил, что он находится в огромной зале с каменными стенами. Беспрерывно и, как казалось, со всех сторон доносился гул, удары тяжёлых молотов или каких-то механизмов; иногда пронзительный скрип налетал, и некоторые заключённые из-за этого скрипа вздрагивали. А воздух был тяжёлым, с примесью. Эван и ещё несколько человек с непривычки закашлялись.
    Эван надеялся, что дальше будет лучше: ведь невозможно же всё время дышать таким плохим воздухом. Но он ошибался - дальше было только хуже.
    Подошли ещё несколько охранников, проверили карточки прибывших, и разделили их на две неравных группы. Одна группа направилась по коридору вниз, а другая - в которой был только Эван, да ещё двое заключённых, пошли прямо.
    Эван продолжал кашлять, и спрашивал:
    - Что же это такое?.. Бывает ли здесь хотя бы иногда приличный воздух?..
    Шедший рядом с ним заключённый мрачно усмехнулся и проговорил:
    - Ишь, размечтался! Свежий воздух ему подавай! А тебе, ещё, может, и белого хлебушка с рыбой Кишь или вина столетней выдержки?.. Нет, дружок, ты лучше радуйся, что нас отобрали в команду грузчиков. Остальных-то - видал: в забой отправили. Там-то воздух такой, что через три месяца лёгкие становятся чёрными, а через год, самое большее - через два - смерть. А мы ещё поживём. Ты, главное, лучше запоминай, чему тебя учить будут. Понял?..
    Эван растерянно кивнул, и ничего не ответил.
   
   * * *
   
    И вот после этого началась та мучительная жизнь, которой Эван не ждал и не хотел...
    Погрузчики - похожие на пятиметровых металлических птиц, с могучими клешнями, с железными, скрипучими крыльями, с маленькими кабинками...
   Эвана запихнули в одну из таких кабинок. Его руки и ноги были заключены в специальные перчатки, подключённые к общему электронному механизму. Когда Эван двигал руками, ногами, или даже головой - погрузчик производил те или иные, нужные или ненужные действия. Тренировочный погрузчик висел на цепи над каменным полом, и не мог летать, но зато можно было выполнять определённые действия с клешнями. Вот перед Эваном на полу груженный рудой чан. Надо было этот чан схватить. Причём - схватить ловко, так, чтобы он не покачнулся, и уж, конечно, не перевернулся. Эвану сразу объяснили, что если во время работы он перевернёт настоящий чан, то тут же будет сослан на самую нижнюю, так называемую "штрафную" шахту, где добывали драгоценный камень радунит, и где из-за ядовитых испарений никто не проживал больше недели. Пока же, во время тренировок, в наказание за ошибки, Эван получал болезненные удары током.
   Поначалу учёба шла плохо. Эван никак не мог сосредоточиться. От дурного воздуха кружилась голова, мысли путались; и ещё он постоянно вспоминал незнакомку в широкополой шляпе, и никак не мог понять, как это она жила на таком кошмарном мире, каким оказался Нокт. Частые удары тока тоже не шли на пользу: юноша чувствовал, что ещё немного, и он потеряет сознание.
   Наконец Эвана провели в узкую каменную коморку, в которой не было никакой мебели, и только в углу стоял небольшой лежак. Под потолком имелось небольшое окошко, но оно вело не на улицу, а в соседнюю камеру, где томился такой же, как Эван заключенный.
   Утомлённый, разочарованный Эван повалился на лежак, и тут же забылся...
   На следующее утро он был разбужен пронзительным свистом, от которого заболела его голова. Поднялся, и увидел, что перед ним стоит такая же безвкусная, ненавистная еда, которую он вынужден был есть во всё время своего заключения. Скривившись, он всё же съел эту еду, и запил её.
   Дверь его коморки распахнулась, и представший на пороге охранник рявкнул, чтобы Эван не рассиживался, иначе получит хороший пинок. И Эван поспешил в то же помещение, где мучался накануне. Там продолжилось его обучение.
   ...И всё же в тот день Эван был внимательнее. Он уже достаточно точно хватал чан с рудой, поднимал его над полом...
   На следующий день начались его полёты. Здесь Эван показал такую расторопность, что его уже не били электричеством, а ставили в пример другим ученикам. Дело в том, что управление погрузчиком было примерно таким же, как и "Быстрым драконом".
   Когда чан сжимали клешни, следовало хвататься за ручки, и управлять полётом. Вверх - вниз, вправо - влево - вот и всё. Первые полёты проходили в замкнутой пещере. Конечно, стояли ограничители скорости, иначе неумелые ещё работники могли поломать дорогое оборудование.
   Эван летал среди специально поставленных преград - и ему даже было скучно. Он всё же жаждал большей скорости, а тут без всякого труда преодолевал эти препятствия...
   На следующий день и скорость увеличилась, и препятствий стало больше. Эван без труда выполнил всё, что от него требовалось, и не получил за этот день ни одного удара током.
   И охранники, и другие заключённые думали, что Эван счастлив своим положением. Некоторые из заключенных даже завидовали ему. Но если бы кто-нибудь из них повнимательнее посмотрел бы в его глаза, то увидел бы там боль. Эван не понимал, почему он так долго находится в этом страшном месте, и решил, что при первой же возможности сбежит.
   Но первая возможность представилась нескоро...
   
   * * *
   
    Погрузчик летит вниз - по задымлённому коридору спускается в шахту; затем - по извилистым, и местами весьма узким проходам несётся к заранее намеченной цели. На его пути много препятствий: это и выступы породы, и необходимые в шахтах механизмы. А иногда и другие погрузчики на пути попадаются.
    В маленькой кабинке - ужасающая духотища, воздуха практически нет. К такому положению невозможно привыкнуть, вот Эван и не привыкнул. Он мучается, но всё же он ловко управляет вверенным ему погрузчиком, у него уже большой опыт, он один из лучших в своём деле. Полгода отработал он в шахте...
    А вот и цель. Стоят загруженные рудой чаны. Неподалёку копошатся узники. Этим повезло меньше, чем Эвану. Они постоянно работают с отбойными молотками; а в пыли - ядовитые вещества, их тела уже отравлены, никто из них не проживёт долго, они и не хотят жить...
    А Эван управляет погрузчиком - хватает чан, разворачивается, несётся по коридорам назад, вверх...
    И вот он вылетает в залу, в которой царит страшный грохот. Здесь надо поднести чан к огромному котлу - высыпать в него руду. Это Эван и делает - это делал он уже тысячи раз...
    Но, если бы только этим ограничивалась его деятельность - он, быть может, умер бы от тоски и отчаяния...
    В дальней части залы - туда, куда через несколько часов поползёт заполненный рудой котёл, темнеют закрытые ворота. Конечно, когда котёл к ним подползёт, ворота раскроются. Эван знает, что увидит за ними - там задвигаются тысячи металлических клешней, начнут разбирать руду, направлять её на дополнительные контейнеры. За клешнями - коридор, а в дальней части этого коридора - огненным окошком сияют отсветы сталеплавильного цеха...
    А из этих цехов можно уже и на свободу вылететь, и дальше - к Аркополису, к прекрасной незнакомке...
    Так сотни раз летает в шахты Эван, приносит руду, летит обратно. И вот наступает долгожданное мгновенье: заполненный доверху исполинский котёл подползает к воротам, и те стремительно распахиваются.
    Если бы можно было пролететь сразу же между котлом и воротами, а потом дальше - вверх по коридору, к свободе...
    Но, к сожалению, котёл закрывает проход, и можно продвигаться только следом за ним. Вот это Эван и делает: управляет своим погрузчиком и летит.
    Но это совсем не просто - это практически невозможно. Надо увёртываться от металлических клешней, которые выполняют свою программу, и слепо бьют - выхватывают из котла руду, распределяют её по контейнерам.
    В первый раз Эван полетел следом за котлом, потому что отчаялся. Существовать в рабстве дальше было невозможно. Каждый новый день был мученьем. Он хотел только, чтобы это поскорее закончилось. Вот и полетел туда - надеясь, что металлическая клешня расплющит и погрузчик и его.
    К счастью этого не случилось. Эван испугался смерти. Уйти из жизни, прежде чем он выполнит то, на что способен? Нет - Эван не мог смириться с этим. Тем ни менее, тогда он уже залетел в коридор, и чтобы вернуться, ему надо было развернуться, а потом проскользнуть среди клешней...
    И вот он развернулся, и начал вертеться из стороны в сторону, с необычайной ловкостью увёртываясь от несущихся к нему железных выступов...
    Тогда ему удалось вырваться, а потом он повторил это, но уже не с целью погибнуть, а обрести свободу. Надо было следовать за котлом по этому ужасному коридору, увёртываться...
    Но напряжение было слишком велико. Эван чувствовал, что не сможет долететь до конца, что хотя бы в чём- нибудь ошибётся.
    Капли пота скатывались по его бледному лицу; он стремительно дёргал ручки управления и, согласно с этими рывками, дёргался, изворачивался и погрузчик...
    Но вот наступало мгновенье, когда юноша почувствовал, что сил больше не остаётся, что скоро он сделает одну единственную ошибку и она окажется роковой.
    Тогда он разворачивал погрузчик, и нёсся назад, продолжая увёртываться...
    Никто не следил за этим местом, никому и в голову не могло прийти, что кто-нибудь из заключённых попытается бежать там, где бежать невозможно...
    День за днём увеличивал Эван дальность своего полёта по коридору - возрастало и его мастерство в управлении. Никто на шахтах не смог сравниться с ним в этом мастерстве, но никто до поры до времени и не знал об этом - ведь Эван тщательно скрывал и тренировки и мысли свои.
    В этих мрачных, смрадных шахтах он снова стал таким, каким был во время жизни на своём родном мире. Там он был изгоем - оставался он изгоем и на шахтах, ни с кем не заводил знакомств, и почти всё время молчал.
    Тем ни менее, его навыки пилота раскрылись при самых неожиданных обстоятельствах.
   
   * * *
   
    Тот день начался ничем не отлично от многих иных, предшествовавших ему дней. Эван проснулся в своей каменной коморке, поглотил ту еду и питьё, что и всегда (такая кормёжка не вызывала в нём даже отвращения - он попросту не замечал её). Затем прошёл к своему погрузчику, и начал летать по извилистым коридорам, принося из разных частей шахты чаны с рудой - скидывать эту руду в громадный котёл. Множество однообразных перелётов было совершено, а затем наполненный рудой котёл пополз к воротам.
    Погрузчик Эвана летел следом за котлом, а из-за клубов пыли никто не мог его видеть. Другие погрузчики полетели на недолгий отдых...
    И вот котёл подполз вплотную к воротам.
    Раздался пронзительный скрип - один из многочисленных страшных звуков, которые полнили шахты - это раскрылись ворота.
    Эван до боли сжал рукояти управления. Сейчас ему предстояли тяжёлые, напряжённые мгновенья. Быть может, именно сейчас удастся вырваться на свободу?
   "Нет!" - остановил себя Эван. - "Здесь нельзя быть слишком поспешным. Я ещё не готов для того, чтобы пролететь этот коридор до конца. Надо продолжать тренировки. Вот и сейчас - тренировка..."
    Загораживая практически весь коридор, котёл пополз вперёд и вверх. Тут же засновали металлические клешни. Подождав, пока котёл отползёт подальше - Эван направил погрузчик за ним.
    Если бы клешни двигались в некой определённой последовательности - это было бы легче - Эван бы выучил такую последовательность. Но они двигались беспорядочно.
    И не было времени, чтобы поворачивать голову, - краем глаза Эван замечал движение, и тут же направлял погрузчик в другую сторону. Но и с другой стороны неслась на него клешня - он ускорял движение вперёд, а спереди - ещё несколько острых, и, как казалось - направленных прямо в его лицо клешней. Он дёргал погрузчик назад, снова изворачивался, проскальзывал в щели, в которые, как казалось, невозможно было проскользнуть - и всё же медленно продвигался вперёд, следом за котлом.
    И вот тогда случилось нечто непредвиденное.
    Одна из клешней сделала неточное движение, и задела за край котла. В результате- котёл слегка накренился. Но и этого лёгкого крена было достаточно. Теперь, продвигаясь вперёд, котёл царапал стены, сыпались искры, ну а скрежет поднялся такой, что можно было оглохнуть. Эван не оглох, но у него заложило в ушах...
    Котёл замедлял своё движение, клешни слепо били в него, расцарапывали его толстые бока, и сами от этих сильных ударов изгибались, исступлённо молотили по конвейерам. Всё больше летело искр, кусков разодранного железа, кое-где прорывались и языки пламени.
    Эван чувствовал, что вот-вот случится катастрофа. Погибнет не только котёл и все эти клешни с конвейерами, но и он сам.
    Он видел, что железный брус впился в бок котла, и, чем дальше котёл продвигался вперёд - тем сильнее давил в него. Котёл вот-вот должен был перевернуться. И тогда бы окончательно смятыми оказались бы и клешни и конвейеры. А потом последовал бы взрыв...
    Надо было остановить это.
    И Эван рванул погрузчик вперёд - ударил крылом в тот железный брус. Брус отлетел в сторону, но и погрузчик согнулся, в лицо Эвана ударили жаркие искры и клубы едкого дыма. И понял юноша, что уже не сможет вернуться.
    Всё же он ещё вывернул погрузчик на боковой, изломанный конвейер. К нему поползла дрожащая, тяжёлая клешня.
    "Это всё. Как нелепо" - подумал Эван, и потерял сознание.
   
    Клешня остановилась в метре над сломанным погрузчиком. Воцарилась тишина...
   
   --
   
    Глава 9
   "Герой"

   
    Эван открыл глаза и обнаружил, что он лежит в светлой, просторной палате. Воздух был блаженно-свежим, а ещё вместо скрипов да гула слышались приятные, мелодичные, правда едва слышимые звуки. Эван приподнялся, и понял, что тело его совсем не болит - он может свободно двигаться. На столике, возле его мягкой кровати стоял кувшин, и из кувшина выглядывали цветы с синими и зелёными, крупными лепестками.
    Не прошло и минуты, а полупрозрачная дверь распахнулась, и на пороге предстал доктор и медсестра в белоснежных халатах, а также - мужчина с рыжими, густыми усами, облачённый в солидный костюм с галстуком. И Эван задал вполне естественный в его положении вопрос:
    - Где я?
    Медсестра неожиданно мягко, приветливо улыбнулась, и мурлычущим голосом ответила:
    - В больнице.
    Доктор добавил:
    - Мы вас уже вполне вылечили и вы готовы к нормальной жизнедеятельности.
    Ну а облачённый в солидный костюм усатый мужчина ошарашил Эвана:
    - Вы - герой.
    Эван растерялся, спросил:
    - Почему же я герой?
    Мужчина протянул Эвану газету (что такое газеты Эван узнал ещё на водном мире у Эльзара), и проговорил:
    - Читайте, читайте. Здесь правдиво описан ваш подвиг...
    Это была пятая, предпоследняя страница газеты. Нижнюю правую четверть занимала статья с заголовком: "Предотвращена крупная авария на правительственных шахтах". Ниже шрифтом поменьше, но всё же жирным было напечатано: "В результате преступной халатности работников правительственной шахты N5 "Прогресс" произошла авария на конвейере у погрузочного чана N17. Взрыв, повлёкший бы за собой значительную поломку дорогостоящего оборудования и человеческие жизни не произошёл только благодарю оперативным, героическим действиям капрала Антана Кстона, и заключенного-перебежчика Эвана..."
    Далее следовали две чёрно-белых фотокарточки. С одной смотрел откормленный, ухмыляющийся Антан Кстон, которого Эван знал как начальника надсмотрщиков - человека корыстного, злого, любящего выпивку и ненавидящего людей. Другая фотокарточка была из личного дела Эвана. На ней Эван выглядел противоположностью Анатна - худющий, с мрачным выражением лица, и в тоже время с романтичным светом в глазах. Этот свет не смогла убить даже плохо перепечатанная фотография.
    Из помещённой под фотографиями статейки следовало, что аварию предотвратил, в основном, Антан. Это, якобы он, первым бросился к погрузчику, и пролетел в коридор, где сновали железные клешни. Эван же просто оказался рядом, и оказал Анатану посильную, незначительную помощь.
    И всё же поступок Эвана получил в статье высокую оценку. Самоотверженность Эвана ставился в пример другим заключённым, которые "относятся к государственному оборудованию без должного уважения, и, зачастую, не соблюдают даже элементарных инструкций по эксплуатации..."
    И в конце статейки: "Специальная комиссия рассмотрела дело, и нашла поступок Эвана требующим поощрения. Бывший заключённый получает освобождение, денежное вознаграждение в размере двадцати тысяч эзкудо, а также - квартиру в 127 районе Аркополиса".
    Эти последние предложения Эван прочитал несколько раз. При этом он сильно сжал газету. Руки его тряслись...
    Медсестра спросила:
    - Вам плохо?
    Эван широко улыбнулся, и проговорил:
    - О нет. Мне очень хорошо. Кажется, мои мечты всё же начинают сбываться.
    Облачённый в солидный костюм протянул Эвану блестящую карточку, на которой значилось, что её обладателем является корреспондентом газеты "Время побед", а также его имя и фамилия.
    Улыбка обнажила несколько золочёных зубов мужчины. Он сказал Эвану:
    - Очень хорошо, что вы с восторгом отнеслись к справедливому решению правящих органов. Думаю, на вопросы небольшого интервью, которое я хотел бы у вас взять, вы ответите с должным энтузиазмом.
    - Да, да, конечно - я готов, - кивнул Эван.
    И Эвану было задано несколько вопросов. Так, например, корреспондент попросил юношу прокомментировать своё отношение к решению комиссии, и тут Эван сказал немало восторженных слов.
    - Какой вы представляете жизнь в Аркополисе?
    - Я думаю, что это прекрасная, сияющая жизнь. У меня есть мечта, и теперь уже скоро я встречусь с Ней...
    - Очень хорошо. Ну а что бы вы посоветовали тем, кто оступился. Чем, на ваш взгляд, они могут искупить свою вину перед нашим правительством?
    Здесь Эван задумался. Ведь он прекрасно знал, что в шахтах, помимо всякого сброда, работает и умирает от несносных условий много замечательных или просто хороших людей. А вот надсмотрщики часто проявляли жестокость: избивали заключённых за малейшую провинность, или просто так. Эвана почти не трогали, потому что ценили как умелого пилота (хотя и не знали всех его возможностей) - но всё же он никогда не мог спокойно смотреть на страдания других. Что же он мог посоветовать этим заключённым? В чём была их вина? Он знал, что многих из них осудили несправедливо...
    - Стремиться к свободе, - тихим голосом проговорил он. - Любой ценой обрести её. Жизни не щадить...
    - Ага, замечательно, - кивнул корреспондент, быстро записывая и переделывая сказанное Эваном.
    Потом - последовало ещё несколько вопросов. Интервью было завершено. Эвана сфотографировали, корреспондент крепко пожал ему руку, и произнёс:
    - В вас чувствуется сила. Я уверен, что вы сможете сделать много полезного для нашего общества. Завтра вы будете выписаны из больницы, получите полагающееся вам вознаграждение, а также - ключи от квартиры. Всего хорошего.
    И с этими словами корреспондент удалился. Доктор быстро осмотрел Эвана и сказал:
    - Ну здоровье у вас отменное. Все раны, все ожоги зажили, переломы срослись. Всё отлично. Вы совсем свеженький. Так что - до завтра.
    Доктор удалился, а медсестра принесла Эвану очень даже хороший обед из трех блюд, с компотом. Эван поблагодарил её, и с аппетитом покушал...
    Пришло время сна, но Эвану не спалось. Он подошёл к единственному в его палате окну, и увидел громадные многоэтажные дома, которые прежде наблюдал только в телескоп. Конечно, в вышине, как и всегда, сверкало лазурью небо, но так как Аркополис находился на границе света и тьмы, то здесь, внизу, у поверхности мира Нокт преобладали сумрачные оттенки позднего вечера. На улицах города двигались бессчётные огни автомобилей, в воздухе изредка пролетали сияющие алым патрули законников; в тысячи окон светились электричеством, и Эвану даже казалось, что он видит крошечные человеческие фигурки в этих окнах. Эван продолжал улыбаться и думал: "Да - сложновато будет найти здесь Её. Но я обязательно найду. Завтра же начну поиски..."
   
   * * *
   
    Всё же Эван заснул, и хорошо выспался...
    На следующее утро ему вручили добротную одежду тёмно-серых тонов, выдали денежное вознаграждение (это была тонкая пачка блестящих купюр), и проводили к выходу из больницы.
    Возле выхода его ждало такси. Сумрачный, черноусый шофёр, буркнул:
    - Садись.
    Эван никогда не ездил в автомобилях, но в имевшихся у Эльзара книгах читал об этом, да и наблюдал, разглядывая улицы Аркополиса через телескоп. Он знал, что в автомобиле надо раскрыть дверцу, и сесть в него. Вот этим Эван и занялся...
    Он дёргал ручку, а она никак не хотела открываться. От волнения, от неловкости Эван даже вспотел. Шофёр выскочил из такси, и, грубо оттолкнув Эвана, нажал какой-то рычажок на дверце и распахнул её.
    Эван пробормотал:
    - Извините.
    Шофёр смерил его уничтожающим взглядом и проговорил презрительно:
    - Перебежчик.
    Такого Эван не ожидал. Ведь решил, что все недоразумения решены, и теперь-то он станет свободным, уважаемым гражданином. А тут - такое отношение. В это просто не хотелось верить. И Эван решил, что это ещё одно недоразумение, которое надо поскорее забыться.
    Вот уселся в душный, обтянутый грязной кожей салон такси. Шофёр же уселся на своё место. И вот такси сорвалось с места, поехало. Впрочем, быстрая езда продолжалась недолго: по улицам Аркополиса двигался плотный поток автомобилей: легковых машин и зловонных грузовиков - не менее плотный поток пешеходов протекал по тротуарам. И, конечно, Эван приник лицом к окошку, стал вглядываться в лица пешеходов, надеясь увидеть среди них Её.
    Раньше он наблюдал жителей Аркополиса только через телескоп, то есть лиц их не видел. Теперь он мог наблюдать и их лица. Мрачные у них были лица. Все бледные, напряжённые, в глазах читалась агрессия, злоба; тёмными были их глаза и не было никакой радости смотреть в них, хотелось отвернуться, забыть их. И всё же Эван высматривал...
    И без туго сумрачный воздух казался ещё более тёмным из-за гари, которую выпускали из себя автомобили. Из-за пробки едва двигалось. В салоне было жарко, душно. А тут ещё шофёр достал сигару, закурил. Густые тёмно-сизые клубы расползлись в воздухе, Эван сморщился, закашлялся.
    Шофёр глянул на своего пассажира через зеркальце, усмехнулся, и приоткрыл оконца. Толка от этого оконца почти никакого не было - по улице медленно плыл такой же тяжёлый, отравленный машинами воздух.
    Вдруг шофёр спросил:
    - Ну что - в 127-ом районе тебя поселили?
    - А - что? - переспросил Эван.
    - Говорю - мне указали провезти тебя в 127-ой район. Там, стало быть, тебя поселили...
    - А - ну да...
    Шофёр снова хмыкнул и проговорил:
    - Гадкий райончик. Ну там как раз и место для таких, как ты. А то бегут к нам всякие... - здесь шофёр нецензурно выругался и продолжил уже почти без злобы, почти спокойным голосом. - Уже подумал, где работать будешь?
    - Работать... - глупо повторил Эван. - Ну да, надо будет работать... Но не всегда же...
    В своих мечтах Эван уже решил, что, как только он найдёт прекрасную незнакомку - они сбегут из Аркополиса; потому что, по правде говоря, этот шумный город уже пугал юношу, он не понимал, как можно быть счастливым на этих душных улицах. Ещё больше удивлялся он тому, что при первом взгляде этот город представился ему прекрасным, манящим сокровищем...
    - Что, ещё не решил, где будешь работать? - видя замешательство Эвана, спросил шофёр.
    - Ну, некоторое время придётся... То есть - поработаю... - молвил Эван. - Найду какую-нибудь подработку, пока буду искать её... - и тут же добавил. - Мне же вознаграждение выдали. Вот на вознагражденье и поживу.
    - И сколько тебе выдали.
    - Двадцать тысяч этих... как их...
    - Эзкудо? - насмешливо осведомился шофёр.
    - Ага. Эзкудо.
    - Так вот. Я за поездку в этот мерзкий 127 райончик меньше трёх тысяч эзкудо не беру.
    - Я вам отдам. Вы не волнуйтесь.
    - Конечно, отдашь. Ещё бы ты не отдал. Ведь мне семью кормить надо...
    - А большая у вас семья.
    - Не твоё дело, - буркнул шофёр и снова стал мрачным и неразговорчивым.
    Невыносимо долго продолжался этот путь. Эван и подумать не мог, что город, к которому он так долго стремился - оставит в его душе такое тягостное впечатление...
    Ничего не делая, просто дыша тяжёлым воздухом и глядя на напряжённые, злые люди людей, Эван утомился, и всё же он ещё пытался сохранить в себе праздничное настроение - надеялся, что это пройдёт, как недоразумение.
    Постепенно меньше становилось машин, тёмные же громады домов становились более старыми, гнилыми, мрачными. Эван знал, что они въезжают на окраины Аркополиса, или попросту - в трущобы. Эти трущобы находились ближе к тёмной половине мира Нокта, и, соответственно, были более тёмными. А так как освещение на них было скудным, то и наблюдать за ними через телескоп Эван не мог. Он не хотел - так как верил, что его прекрасная незнакомка находится в центральной части города - там, где он её впервые увидел...
    Такси дёргалось на ухабах, разбрызгивало полужидкую грязь и, наконец, остановилось перед мрачным, тёмным подъездом, весьма напоминающим вход в пещеру, в которой обитали людоеды. Тёмно-багровый, слегка мерцающий свет исходящий из глубин подъезда ещё усиливал такие невесёлые ассоциации.
    Шофёр резко обернулся к Эвану и сказал:
    - Приехали.
    - Ага, - кивнул Эван, и беспомощно начал дёргать дверную ручку.
    - Деньги, - потребовал шофёр.
    - Ага, - кивнул Эван, достал из кармана вручённую ему в больнице тонкую пачку, и протянул её шофёру.
    Тот быстро выхватил пачку, и сказал:
    - Сейчас, сам отсчитаю. А то ты что-нибудь напутаешь...
    И он быстро начал пересчитывать бумажки:
    - Знаю я вас, перебежчиков - арифметике не учены, ничему не учены...
    И он не ошибся - отсчитал себе пять тысяч эзкудо, хотя ему ещё заранее было заранее заплачено двести эзкудо, полагающиеся за эту поездку. Оставшиеся пятнадцать тысяч, он отдал Эвану, открыл ему дверцу, и хмыкнул:
    - Счастливо пожить в 127-ом районе.
    - И вам всего хорошо, - ответил Эван, и вышел из машины.
    Такси резко развернулось и, напоследок обдав Эвана грязью, укатило. Юноша остановился посреди улицы. Вдохнул прохладный, сильно влажный, нездоровый воздух, кашлянул, и почему- то подумал, что в таком месте долго не живут.
    Вот он пошарил в кармане, и достал из кармана ключ с биркой. Припомнил, что этот ключ ему вручили в больнице, и сказали на прощанье какие-то торжественные слова. На бирке значилось: "Квартира N397, 19 этаж".
    Эван вошёл в подъезд, и там обнаружил, что возле тёмной, покрытой трещинами лестнице, сидят почти съеденные тенью люди в грязной, изодранной одежде. В руках люди держали сигарки, и медленно дымили, выпуская густые клубы зеленоватого дыма. От этого дыма у Эвана сразу закружилась голова, он покачнулся, судорожно схватился рукой за периллу. Раздался скрип, и несколько пар мутных глаз уставились на Эвана.
    Один из присутствующих затянул страшным, протяжный скрипом:
    - Э-э-э-э-э-й-й-й-э-э-э-й-й... - и всё никак не мог закончить, всё тянул этот, обращённый к незнакомцу стон- вопрос.
    Эван сорвался с места, бросился по лестнице. Лифтом он не воспользовался, потому что не умел им пользоваться, а только читал, что такое лифт. Казалось Эвану, что за ним погоня. Но когда запыхавшийся, остановился на девятнадцатом этаже и обернулся - никого не увидел. Вниз уходила кривоватая, старая лестница. Освещение было крайне скудным, и Эван едва разглядел полагающуюся ему дверь с табличкой "397". Толкнул эту дверь, но она, конечно, оказалась запертой. Немало провозившись с ключом, он всё же открыл её, и шагнул внутрь.
    Эван захлопнул за собой дверь и оказался в совершенно чёрной прихожей. Ему было страшно, ему чудилось, что из темноты к нему тянутся руки тех людей с пустыми глазами.
    Он спросил:
    - Есть здесь кто- нибудь?
    Начал вслушиваться, и ему послышался шорох. Дрожащей рукой повёл Эван по стене, и случайно нажал на кнопку - включился свет.
    Эван увидел и прихожую и примыкающую к ней комнату. Из мебели в прихожей была только тумбочка. Эван быстро прошёл в комнату, и там тоже включил свет.
    В комнате имелась низкая, старая кровать, и точно такая же тумбочка, как и в прихожей. На полу и на стенах выделялись грязевые пятна. Окно было грязным, но вымывать его не хотелось, так как за ним виднелась стена стоявшего напротив дома - и дом этот напоминал страшного многоглазого великана. Хотелось от этого великана спрятаться.
    Эван уселся на кровати, и кровать издала такой отчаянный скрип, будто умирала от незначительного веса Эвана. Юноша смотрел на грязные стены, на такой же потолок, на пол, на окно и ничто его не радовало. Хотелось читать книги, но никаких книг не было - ни хороших, ни плохих.
    Эван думал: "Ну, это какое-то недоразумение. Город, показавшийся мне таким мрачным в первый раз не может оказаться настолько уродливым вблизи. Всё как-нибудь разрешиться..."
   
   
    
    Глава 10
   "Трущобы"

   
    Эван лёг на кровать, закрыл глаза, и попытался заснуть. Однако, этого ему не удалось. Часто, возбуждённо билось сердце, и хотел поскорее взмыть из этого сумрака в лазурное небо. Тот, кто хотя бы раз летал - никогда не будет счастлив на земле.
    Вспомнил Эван, что день-то ещё только начался, и, стало быть, ему надо что-то делать. Вот он вскочил, быстро несколько раз прошёлся по комнатушке, потом - шмыгнул в прихожую, а из неё - на лестницу. Сжал кулаки и побежал вниз по ступеням. Вспоминал тех страшных, курящих едким дымом людей, которые сидели внизу, под лестницей. Но теперь он уже не боялся. Тесно, душно было ему в доме. Если бы кто-нибудь попытался заступить ему дорогу - Эван готов был драться.
    Но никто не встал на его пути, никто не окрикнул его, и вот Эван выскочил на улицу. Как и следовало ожидать - на улице ничего не изменилось. Здесь всегда царил глубокий сумрак. А к далёкой лазури вздымались изъеденные гниением стены домов. Где-то истошно кричала женщина, и Эван уже подумал, что ей нужна помощь, когда крик перешёл в истеричный, но и вполне счастливый смех...
    Эван быстро пошёл по улице, туда, где было посветлее - к центру Аркополиса. Цель юноши была вполне очевидна - искать однажды увиденную им незнакомку в широкополой шляпе.
    Долго-долго шёл он. От тяжёлого, смрадного воздуха снова закружилась, заболела его голова. Несколько раз за время этого пути он слышал ругань, крики из подворотен - кажется, там кого-то били...
    Эван вспоминал "Быстрого дракона" и, казалось ему, что он готов отдать половину своей жизни за то, чтобы это стремительное средство передвижения оказалось рядом с ним...
    На улице стало слегка посветлее, прибавилось света, дома уже не казались такими страшными. Возле дороги, наполовину перегораживая улицу, стояла красная будка с надписью: "Вы покидаете 127 район. Добро пожаловать в 32 район".
    Когда Эван подошёл к будке, из неё вышел пузатый мужчин, с неоправданно, едко- злобными глазами.
    Указав пухлым, волосатым на Эвана, мужчина потребовал:
    - Документы.
    Эван вспомнил, что в больнице ему выдали и какие-то документы, в которые он даже не удосужился заглянуть. И вот теперь Эван поспешно достал эти документы из кармана, и протянул их мужчине. Тот начал эти документы ворочать, перелистывать. Спросил, хмурясь, бросая злые взгляды то на документы, то на Эвана:
    - Перебежчик?
    - Ну да - я оттуда, - Эван указал в небо. - На рудниках был. Меня освободили.
    - Ещё бы не освободили. Я б тебя сразу тут прихлопнул...
    - А как вы поняли, что я перебежчик?
    - По роже видно, что ненашенский. Да - появляются здесь время от времени такие типы... Правительству, конечно, виднее, зачем вас освобождают. Но мы, законники, знаем, что за вами нужен глаз да глаз. Мало у нас своих банд, так и вы туда же лезете... Запомни - затри дня не найдёшь работу, бумажки нужной у тебя не будет, будешь у нас по три дня в неделю в каталажке сидеть.
    - Но за что? - подивился Эван, которые все ещё не был настроен на настоящую агрессию.
    - Да уж найдётся к чему придраться... Ладно, отвечай - зачем переходишь в тридцать второй район.
    - Ищу Её, - правдиво, но непонятно ответил Эван.
    - Кого? Работу что ли?.. Там ты вряд ли что-нибудь найдёшь. Там и без тебя работников хватает. А, впрочем, иди. Но учти - вляпаешься там в какую-нибудь историю - пинай на себя... Знаем мы вас - перебежчиков...
    Законник удалился в свою будку, а Эван поспешил дальше по улице...
   
   * * *
   
    Наконец Эван оказался в более оживлённой части Аркополиса. Здесь, по широкой дороге сновали машины, а по тротуарам продвигался довольно плотный поток прохожих. Но это был ещё далеко не центр города.
    Настроение Эвана было мрачным. За последние два часа он увидел людей больше, чем за всю предыдущую жизнь. Он понимал, что это он увидел только ничтожную часть Аркополиса... Неужели старец Эльзар был прав? Неужели однажды встреченного человека потом уже никогда можно было не встретить?
    Подавленный Эван шёл, уже не глядя по сторонам, опустив голову. Он видел мостовую, а также - ноги пешеходов, которые сновали вокруг него.
    А потом Эвана кто-то сильно толкнул в спину. И хотя толкнул не он, а его, всё же Эван пробормотал:
    - Извините, пожалуйста.
    Юноша поднял голову, и увидел Её. Она смотрела на него сияющими, прекрасными глазами с большой афиши, висящей на стене дома. И хотя Эван никогда прежде не видел Её лица - он сразу понял, что это именно Она.
    Да - Она действительно была красавицей. Всё в ней казалось совершенным. А на голове её красовалась широкополая шляпа. Блаженная улыбка расплылась на лице Эвана. Довольно долго он простоял на месте, глядя на неё, не обращая внимания на прохожих, которые постоянно задевали его то локтями, то ногами.
    Когда первое радостное изумление прошло, Эван прочитал и надпись на плакате. "Приглашаем Вас на премьеру фильма "Злодеи из шахт. Часть вторая. Колосс бездны. В главных ролях: Мэрианна Ангел (Мстящая), Роверт Эксаул (Великий воин), Стиги Стиг (Мертвород). Премьера - в 876142 день от начала Справедливости..."
    Тут Эван вспомнил рассказы старца Эльзара о том, что на Нокте снимали фильмы. Родители Эльзара не привезли фильмов с собой на водный мир (они считали, что вместо настоящего киноискусства на Нокте давно осталась одна лишь угодная правительству фальшь). Но и Эльзар и, с его рассказов - Эван, неплохо знали, что такое кино. Актёры играли перед камерой, камера записывала их игру на плёнку, а потом эту плёнку можно было смотреть и пересматривать.
    И из этого Эван сделал вполне очевидное заключение, что его мечта - Мэрианна Ангел была киноактрисой.
    Итак, Эван подошёл к зданию, на котором красовалась афиша, и, чувствуя смущённость и волнение, несколько раз прошёл возле больших, стеклянных дверей, в которые изредка входили и выходили люди. Наконец, он и сам решился - вошёл внутрь.
    Там увидел обшитые красноватым бархатом стены и чьи-то приветливые лица. Смущение Эвана усилилось ещё больше прежнего. Он совершенно не знал, что ему делать дальше. Даже - куда смотреть он не знал...
    Вскоре к нему подошла улыбающаяся девушка в жёлтой мини-юбке и спросила вежливо:
    - Что бы вы хотели?
    - Хотел бы попасть на фильм "Злодеи из шахт".
    - Тогда вы можете купить билет в кассе...
    - Ах, ну да конечно, - пробормотал Эван и прошёл к окошечку над ктором красивыми буквами была выведена надпись "Касса".
    - Сеанс в 21 час вас устроит? - спросила девушка в кассе.
    - Да, конечно. Устроит...
    - Какие вам места?
    - Какие... Хм... Ну самые лучшие...
    - Как раз осталось одно место в ложе. Цена: тысяча эзкудо. Вас устраивает?
    - Конечно, устраивает, - улыбаясь, выдохнул Эван.
    Тогда он готов был отдать все свои деньги, чтобы только увидеть Мэриаану Ангел.
    И вот Эван получил серебристый билет, на котором золотистыми буквами было напечатано название фильма, и прочая информация, которую обычно печатают на билетах.
    Эван посмотрел на часы, и тут оказалось, что до сеанса оставалось ещё шесть часов (помимо "Злодеев из шахт" в кинотеатре показывали и другие фильмы).
    И вот Эван вышел из кинотеатра на улицу, и, найдя относительно спокойное место, где его никто не толкал, начал разглядывать лицо своей любимой. Незаметно, стремительно летело время. Эван не чувствовал ни голода, ни усталости, а на лице его отражалось счастье. Некоторые пешеходы глядели на него с угрюмой завистью...
    Так пролетело пять с половиной часов. За эти часы Эван так и не отлучился от своего наблюдательного поста. Когда стрелки висевших на кинотеатре часов показали половину девятого - Эван поспешил внутрь.
    По-прежнему улыбающаяся, усталая девушка оторвала у его билета корешок, и указала на лестницу, по которой он мог подняться на балкон. Что Эван и сделал.
    Вот и предназначенное ему место: мягкое и удобное кресло, в котором, казалось, можно было утонуть. Здесь, на балконе собрались люди зажиточные (хотя, конечно, бесконечно далёкие от правящей верхушки Аркополиса). Они, естественно, старались выделиться своими богатыми костюмами, особенно роскошными, и вместе с тем нелепыми, неудобными смотрелись наряды их жёнушек. И, конечно же, одежда Эвана, которую он уже успел испачкать, была среди них самой невзрачной. Люди в такой одежде сидели внизу, в зале. Оттуда доносились громкие, порой грубые разговоры, выкрики, ругательства. Но ничего не замечал Эван. Он, как уселся на своё место, так и начал глядеть на занимавшую всю большую стену экран. Пока что экран оставался тёмным, но, по рассказам Эльзара, Эван знал, что должно было произойти.
    Никто и никогда из посетителей этого кинотеатра не ждал начала фильма так, как Эван. Он до боли сжал кулаки, однако этой боли не чувствовал. Сердце его, казалось, готово было выскочить из груди...
    Последние полчаса растянулись для юноши в неопределённо-долгий отрезок мучительного времени. Наконец, свет начал затухать. И на экране огромном экране замелькали необычайные, неожидаемые Эваном изображения.
    Начался фильм: "Злодеи из шахт. Часть вторая. Колосс бездны."
    Вот пересказ сюжета этого фильма:
   Сначала показывался некий далёкий мир. Причём показан он был ужасным - среди розовато-ядовитых клубов дыма бегали полулюди-полузвери, били, кусали друг друга. Но был среди них лидер по прозвищу Мертвород - представитель другого, ещё более страшного мира. Этот Мертвород неизменно ходил в чёрной, рогатой маске, и отличался от дикарей злобным интеллектом. Когда-то его корабль летел к Аркополису, но был уничтожен доблестными законниками. Теперь этот негодяй думал, как закончить свою миссию - захватить Аркополис. Однако, из-за скудности ресурсов нового корабля ему никак не удавалось построить.
    Затем показывали двух жителей Аркополиса - отпетых негодяев: были они грабителями, наркоманами, насильниками. Этим мерзавцам, удалось захватить корабль законников, и, спасаясь от преследования, отправиться в полёт. Было показано несколько миров - и все они казались непригодными для жизни. Наконец, когда преступники оказались на мире, где правил Мертвород, у них закончилось топливо. Эти незадачливые жители Аркополиса были умерщвлены, а их корабль использован в качестве приманки.
    Когда поблизости опустился другой корабль законников, Метвород захватил его. И вместе со своими воинами отправился к Аркополису.
    Вот здесь впервые и появилась Мэрианна Ангел. Оказалось, что ещё в первой части выходцы с других миров убили её родители. И она записалась в отряд воздушных законников, которые защищали Аркополис от незваных пришельцев...
   Да - Мэрианна была красавицей, и в первый раз появилась в широкополой шляпе. Она разговаривала, обнималась, целовалась со своим любимым человеком, который за свои подвиги получил прозвище Великий воин.
    Но вот они уже в костюмах законников - патрулируют. Появляется корабль, на котором летит Метроврод и его головорезы. Конечно, их корабль выглядел как обычный корабль законников, но Мэрианна что-то почувствовала, попыталась установить с ними связь.
    Вот тут то и раскрылась ложь. Начался бой. Взрывы, стрельба, потом и до рукопашной дошло. В этом сражении был изранен Великий воин, Мэрианна же отделалась несколькими царапинами. Зато все слуги Метворода были перебиты, сам же Мертвород - закованный, был перевезён в Аркополис.
    Мертворода судили и отправили в шахты. Были показаны чистые, уютные, никогда прежде невиданные Эваном шахты, где работали доброжелательные, вежливые надсмотрщики и злобные дикари с других миров.
    Метвороду удалось проникнуть в шахту, где нашли некое опасное вещество. Он перебил охрану, и, видя, что и его могут убить, бросился в это вещество. С этого момента Метвород стал особенно опасным. Его уже нельзя было уничтожить обычными пулями. Он мог становиться полужидким, словно кисель, протекал через трещины в стенах - поглощал в себя и охранников и других заключённых.
    С ним, конечно, боролись и Мэрианна-Мстящая и выздоровевший Великий Воин. Было ещё много драк, взрывов, стрельбы, гонок. А закончилось всё уничтожением Метворода и страстным поцелуем Мстящей и Великого Воина...
   
   * * *
   
    Со странным, смешанным чувством пронзительного счастья и угнетающей боли вышел Эван из кинотеатра. Он опять-таки не замечал, что рядом проходят другие люди, толкают его. Не замечал юноша и того, куда он идёт...
    Пока он смотрел фильм, ему казалось, что Мэррианна рядом с ним, и уже никогда никуда не уйдёт. Когда же она обнимала и целовала Великого Воина, Эвану казалось, что это она его самого целует и обнимает...
    И вот кино закончилось. Что же делать? Где теперь Мэрианна?..
    И она снова пошёл в кассу, спросил дрожащим голосом:
    - Могу ли я попасть на следующий сеанс?
    - Да. Остались билеты на полуночный сеанс. Какие вам места?
    - Такие же, как и в прошлый раз.
    - Извините, а где вы сидели в прошлый раз?
    - На балконе.
    - На балконе уже все места раскуплены. Но в основном зале ещё есть.
    - Вот и замечательно. Тогда мне поближе к экрану...
    Эван отдал ещё тысячу эзкудо, из своих ставших уже небольшими запасов, и получил билет не такой как в прошлый раз - не серебристый, а простой, картонный.
    Так как до следующего сеанса оставалось не так уж много времени, Эван не стал выходить на улицу. Медленно, но в большем волнении, прохаживался он в фойе кинотеатра, разглядывал висевшие на стенах плакаты, надеясь среди многочисленных, ничего не значащих для него лиц, увидеть лицо Мэррианны. И вот увидел:
    Она сидела на фоне гладкого, лазурного озера, и смотрела, как показалось Эвану, прямо в его глазах. Так он и стоял, и глядел на неё, улыбаясь, и предчувствуя, что скоро снова будет видеть её движения и слышать её голос в фильме.
   До начала сеанса оставалось уже совсем немного, когда созерцание Эвана было прервано хрипловатым, простуженным голосом:
    - Заманчивое предложение, не так ли?
    Эван поморщился, оглянулся, и увидел пузатого, низенького мужчину в замасленном костюме. В руках мужчина держал сопливый платок, и вот громко высморкался.
    Эван снова поморщился и спросил:
    - Извините, что вы сказали?
    - Ну, я просто заметил, что ты прямо прилип к этому плакатику. Стало быть, объявление читаешь.
    - Объявление..., - растерянно пробормотал Эван, и только тут сообразил, что под фотографией Мэррианны было ещё что-то написано. И вот теперь он поспешно начал читать:
    "Скоро! Скоро! Скоро пройдут традиционные гонки на аэроциклах в Большом Ноктском Лабиринте! Покупайте билеты! Великолепное зрелище! Завораживающие, опасные виражи!
    Вы хотите сами принять участие в гонках?! Нет ничего проще! Вы платите вступительный взнос в 100 тысяч эзкудо, проходите пилот-тест, и летите! Призовой фонд: сто миллионов эзкудо! Победитель получает десять миллионов эзкудо, а также - право на ужин в ресторане "Радость Нокта" с кинозвездой, нашей несравненной Мэррианной Ангел".
    Эван перечитал последние строки, и обратился к простуженному:
    - Так это правда - каждый желающий может поучаствовать в гонках?
    - Ха- ха, а ты что думал - зря что ли объявления печатают? - хмыкнул толстяк и ещё раз шумно высморкался.
    - Так это же просто замечательно, - заулыбался Эван, глаза его стали мечтательным.
    - Решил поучаствовать что ли? - с любопытством уставился на него мужчина.
    - Ну да. Конечно, ведь там такой приз.
    - Десять миллионов... Деньги, конечно, большие. Но, например, в прошлой гонке участвовало триста гонщиков. Среди них настоящие профессионалы. Видал те гонки, а?
    - Нет, не видел.
    - Так много пропустил. Я на трибуне стоял. Трибуна-то непробиваемым стеклом закрыта, и хорошо, а то один такой - неумеха врезался на своём цикле прямо в это стекло. Цикл его в дребезги, сам гонщик вниз полетел, кости поломал, не знаю - остался жив, иль нет. А на стекле - веришь ли - трещина появилась...
    Эван кивнул, но, на самом деле, уже представлял, как выиграет гонку и сядет за одним столом с Мэрианной Ангел...
    Мужчина продолжал:
    - По официальным данным в той гонке погибли десять участников, и столько же получили разные травмы, но... - тут мужчина быстро оглянулся, и, выгнувшись к Эвану и дыхнув на него винным перегаром, доверительно зашептал. - У меня приятель, он на труповозке работает. Он говорил - тридцать человек погибло - то бишь каждый десятый участник, и ещё восемьдесят получили разные травмы. Некоторые уже навсегда калеками останутся. Ну а выиграл, как и всегда Покоряющий Бури. Видал его, а?
    - Нет, не видел.
    - Ну так его настоящее имя - тайна. А это - такой псевдоним. Понимаешь?
    - Да.
    - Не передумал лететь?
    - Нет. Не передумал.
    - Вот молодец. Уважаю... Отчаянный, безрассудный. Может, и войдёшь в тридцатку лучших и получишь какой-нибудь приз.
    - Мне нужно только первое место.
    - Об этом можешь даже не мечтать, - весело проговорил мужчина. - То есть запомни - шансы этого равны нулю.
    Следующий вопрос Эвана заставил мужчину отшатнуться и ещё раз испуганно оглядеться.
   Вот что спросил Эван:
   - Так, стало быть, полёты на аэроциклах всё же разрешены?
   - Что ты такое сказал? Зачем? Ужас какой... Конечно, нельзя. Строжайше запрещено!
   - Но как же тогда в лабиринте летают?
   - Конечно, в лабиринте, во время гонок летают, а потом аэроциклы возвращаются государству. Что за глупые вопросы?..
   - Да, я просто не знал.
   - Как же можно не знать? - искренне удивлялся мужчина. - А то ведь найдутся такие идиоты, как в сегодняшнем фильме, ну которые на другой мир сбежали. Ещё привезут оттуда какую-нибудь заразу. Понимаешь?..
   - Да...
   - И прилетят к нам выродки с тех миров, и начнётся тут бардак. И так скоро на всех шахт не хватит.
   Тут зазвенел прилагающий в зал звонок, и Эван прошёл в шумный большой зал, где с трудом нашёл своё место, и во второй раз посмотрел глупый, пустой фильм.
   После окончания сеанса вышел на улицу, и уже не был в Эване прежней рассеянности. Он знал, что будет дальше - ему надо было попасть на гонки и выиграть их.
   Несколько раз он спрашивал дорогу, и ему указывали. Не замечал он уже не подозрительных личностей, который, чем дальше в трущобы углублялся, тем больше становилось, ни грязных стен, ни изъеденных временем, прогнивших домов.
   Так он добрался до своей квартиры, повалился на кровать и тут же заснул.
   
   
   
    Глава 11
   "Бойня"

   
    Когда следующим утром Эван открыл глаза, то обнаружил, что возле его кровати на единственном стуле сидит и смотрит на него седоволосый старичок, чем-то похожий на Эльзара с водного мира. Только, если Эльзар обычно выглядел умиротворённым, то в глазах этого старичка читалась и тоска и боль. Но, увидев этого неожиданного, незваного гостя, Эван почему-то совсем не удивился, а, приподнявшись с кровати (он спал одетым), произнёс:
    - Здравствуйте.
    - Здравствуйте-здравствуйте. С какого мира к нам пожаловали? - неожиданно поинтересовался старичок.
    - С мира... Ну... Мы его никак не называем... Просто - наша родина... А как вы поняли, что я прилетел?
    - Так твою фотографию вчера в газете печатали. Там и интервью с тобой было.
    - А-а, интервью. Ну, тогда всё понятно.
    Старичок покачал головой и произнёс:
    - Вряд ли мы бы с тобой встретились, если бы ты не был моим соседом. Я то газету просмотрел, мусор выбрасывать понёс, с тобой на лестнице столкнулся. Это уже в предрассветный час... У меня бессонница...
    - А я вас и не заметил, - произнёс Эван.
    - Не удивительно. Ведь ты смотрел себе под ноги, по сторонам не оглядывался. А глаза твои - хоть и усталые, а горели. Сразу видно - влюбился...
    Последние слова старичок произнёс с некоторой завистью.
    - Да, совершенно верно. Я влюбился в Мэррианну Ангел.
    - В эту актриску?.. Да, у неё симпатичная мордашка, но играет она исключительно в низкопробных, хоть и дорогих фильмах... Впрочем, другие фильмы у нас и не выходят... Кстати, хотел бы представиться - я Шокол Эз. Я - не волшебник. Через стены ходить не умею, а прошёл к тебе в квартиру потому, что ты не закрыл дверь. Очень опрометчивый поступок, если учесть, что мы живём в трущобах, а здесь публика не самая воспитанная. Могут придушить. Впрочем, твой предшественник, всегда закрывал дверь, однако ж, это его не спасло. Его увезли, и, боюсь, он уже никогда не увидит свет неба ...
    - Про какого предшественника вы говорите?
    - Про Клодуна. Он в этой квартире жил. И... - Шокол Эз развёл руками.
    - Кто и куда его увёз? - спросил Эван.
    - Ну как кто - конечно, законники. А куда? Об этом нам, простым людям, знать нельзя. Однако, не сложно догадаться. Он сейчас там, откуда ты так удачно освободился...
    - На шахтах?
    - Да, конечно. Правительству нужна руда для производства оружия, новых заводов, автомобилей, и ещё много для чего. Ну а Клодуна, как человека опасного для закона отправили в самый нижний забой. Понимаешь, о чём я?
    - Да. Я, правда, сам там не был. Но знаю: там такой воздух, что даже самые крепкие люди там долго не выдерживают... Но что же натворил этот Клодун?
    - Написал стихотворное воззвание, в котором призывал граждан к выступлению против правительства. Он утверждал, что правительство не имеет права держать людей здесь на Нокте. Монополия в производстве автомобилей также принадлежит правительству, так что воздух отравлен их двигателями, продолжительность жизни в Аркополисе постоянно уменьшается, здесь много больных людей - как физически, так и духовно. В тоже время разработаны безопасные для дыхания двигатели, можно наладить производство аэроциклов, осваивать иные миры. Однако мы живём в тоталитарном обществе, за инакомыслие ссылают на медленную, мучительную смерть... Вот о чём писал несчастный Клодун, вот за что он поплатился...
    Рассказывая всё это, Шокол Эз пытливо вглядывался в глаза Эван. Ну а Эван чувствовал, что он полностью разделяет мысли Клодуна. Почему, в самом деле, на улицах Аркополиса так смрадно, почему он уже видел столько несчастных, озлобленных людей. И Эван выпалил:
    - Правильно писал этот Клодун. А те кто его на смерть сослали - настоящие преступники.
    Шокол Эз быстро поднялся, и, приложив палец губам, прошептал:
    - Ты потише, или ты ещё не понял, что ты попал в такую дыру, где свои мысли лучше держать при себе? Скажешь через чур громко, и вернёшься на шахты. Предварительно тебя ещё обработают - ведь ты же должен назвать возможных сообщников. Вот Клодун выдержал - не назвал.
    - А у него были сообщники? - спросил Эван.
    - Ты через чур много хочешь узнать сразу... За свою жизнь я безошибочно научился разбираться в людях, поэтому и доверил тебе то, что не услышал бы от меня первый встречный... Но теперь говори, что ты собираешься делать дальше?
    - Как что - конечно, участвовать в гонках, - как о само собой разумеющемся заявил Эван.
    - Понимаю. Для встречи с Мэррианной Ангел.
    - Ну, конечно, - улыбнулся Эван.
    - Не буду говорить, сколь ничтожны твои шансы прийти первым. Другой вопрос: где ты собираешься взять сто тысяч эзкудо, который надо заплатить, как вступительный взнос?..
    Эван начал доставать уже измятые бумажки из своих карманов. Насчиталось всего десять тысяч из двадцати вручённых ему в больнице эзкудо.
    - Я заработаю, - убеждённо проговорил Эван.
    - Конечно, тебе придётся работать. Но большую часть денег ты будешь тратить на еду.
    - Что вы? Конечно, я не буду столько есть.
    - А ты хотя бы знаешь, сколько у нас стоит еда, и сколько ты будешь зарабатывать?
    - Но я буду есть очень мало. Я стисну зубы, я продержусь этот отрезок. Мне ведь главное аэроцикл получить и выиграть.
    - Очень наивные рассуждения. Ты, кстати, не проголодался?
    - Нет, не проголодался, - помотал головой Эван.
    - Не пытайся меня обмануть. Я ведь по глазам вижу, что проголодался...
    А Эван действительно проголодался. Ведь последний раз он ел накануне утром, в больнице.
    Шокол Эз указал на тумбочку. Там стояла тарелка. Шокол пояснил:
    - Супчик тебе принёс. Извини, что без хлеба. У нас хлеба на всех не хватает...
    Эван подошёл к тумбочке, склонился над тарелкой, понюхал. Вроде бы, пахло неплохо. Юноша взял ложку, и спросил робко:
    - Можно.
    - Кушай-кушай. Сегодня тебе придётся устраиваться на работу, так что силы тебе понадобятся.
    За пару минут Эван съел весь суп из тарелки. Оказалось не слишком вкусно, но, по крайней мере, голод он сбил.
    Поблагодарил Шокола Эза, на что старичок ответил:
    - Благодарить не за что. Хотя, должен признать - это была часть моего дневного рациона. Здесь, в трущобах, если ты только не мошенник, нельзя держать еду в избытке. Еду получаем по талонам. У меня есть пенсионный талон - на него можно прожить, точнее - просуществовать.
    - Понятно. Ну я вам отдам, как только...
    - Как только получишь талон. А талон ты сможешь получить, только когда устроишься на работу. Ты попал в 127-й район, а здесь можно получить только тяжёлую физическую работу. За неё тебе будут платить мало, но лучшего не найдёшь. Здесь идёт борьба за существование. Хочешь жить - борись...
    - Понятно. Я готов.
    - Ну, так я помогу тебе устроиться. Собирайся...
    Собственно, Эвану и не надо было собираться. Ведь он спал одетым. Всё же он прошёл в ванную, и там на растрескавшейся, покрытой трещинами стене заметил тёмное пятно - догадался, что это ссохшаяся кровь, оставшаяся, должно быть, от прежнего жильца - несчастного Клодуна. Стараясь не глядеть на это пятно, юноша повернул ручки крана. Потекла только мутно-рыжая холодная вода. Ни умываться, ни, тем более, пить такую воду не хотелось, но всё же Эван умылся, вытерся рукавом, а потом вслед за Шоколом Эзом вышел на лестницу. По совету старичка закрыл дверь на замок, и вот они пошли вниз по погружённой в сумрак лестнице.
    Шокол Эз говорил:
    - Повезло тебе, что попался тебе такой сосед, как я. Ведь тебе никаких инструкций, как выжить в Аркополисе не давали, а у меня есть знакомые...
    Они вышли из дома, и по затененной улице, среди громад гнилых домов пошли куда- то...
    Часто Эван поднимал голову вверх, глядел в недостижимо высокое, лазурное небо, вздыхал, тосковал, вспоминал, как он летал там, и казалось ему невыносимым и невозможным, что он прикован к этой вонючей улице, и идёт здесь так медленно, мучительно... Но впереди у него была цель - встреча с Мэррианной Ангел, и это согревало его...
    Шокол Эз говорил:
    - Ты не только на небо гляди, но и по сторонам поглядывай, а то недолго оступиться и упасть. Запоминай, по крайней мере, дорогу; тебе по ней ещё много раз придётся пройти, и уже без меня...
    Следом за Шоколом Эзом Эван завернул в какой-то совсем уж узенький коридорчик, над которым смыкались крыши домов. Если бы не несколько мутно-жёлтых фонарей, то Эван вообще бы ничего не увидел...
    Возле ведущей вниз, в подвал лестницы стоял, сосредоточено курил широкоплечий мужчина с закатанными до плеч рукавами. Видны были его мускулистые, обильно покрытые чёрным волосом руки. И на руках этих, и на лице, и даже на тёмной одежде были видны пятна крови. И пахло от этого мужчины кровью.
    При виде его Эван отшатнулся, сжал кулаки.
    Шокол Эз проговорил успокаивающим тоном:
    - Зря испугался. Это не убийца, не маньяк, не палач. Этот Тригге Орс. Здесь бойня...
    - Бойня кого? - шёпотом спросил Эван.
    Тригге Орс, неотрывно глядя на Эвана, спросил у Шокола Эза:
    - Этот тот, о ком ты мне говорил?
    - Да...
    - Ну-ка, рукав закатай! - грубо потребовал Тригге Орс.
    И Эван подчинился - закатал рукав. Тригге Орс хмыкнул, и проговорил:
    - Ну что ж - сам тонкий; сразу видно - тяжестей не таскал, но жилистый, выносливый... Впрочем, твою выносливость, парень, я скоро проверю... Если, конечно, пойдёшь ко мне работать. Плачу три тысячи эзкудо в неделю. Выплата - в конце недели... Это, если, конечно, пройдёшь испытательный срок...
    - Я согласен! - выпалил Эван, и тут же задумался, производя в уме математические подсчёты. Он бормотал. - За вступление в гонки сто тысяч нужно заплатить. Это ж мне надо будет тридцать три недели проработать. Успею ли до начала гонок?
    - Ну что ты, конечно, не успеешь, - убеждённо произнёс Шокол Эз. - Если будешь жить впроголодь, одежды новой себе не покупать, а только еду самую необходимую по талону покупать, то половину из этой суммы тратишь будешь. То есть, чтобы сто тысяч накопить тебе шестьдесят шесть недель понадобится.
    - Тогда, конечно, я не согласен! - воскликнул Эван.
    - Что ж - и катись отсюда! - ухмыльнулся Тригге Орс.
    Шокол Эз сказал Орсу:
    - Извини этого молодого человека. Он новичок, и ещё не понимает, что к чему...
    Эвану же он заговорил:
    - Лучшего ты не найдёшь. Тригге Орс мой приятель, и по старому знакомству не станет ни тебя, ни меня обманывать. В других местах тебе предложат максимум - тысячу эзкудо в месяц, и, чтобы выжить, просто не умереть с голоду, тебе придётся вступить в уличную банду; а если учесть, что законники будут обращать особое внимание на тебя, то скоро ты опять окажешься в шахтах.
    Эван выдавил из себя:
    - Хорошо, я согласен.
    Тригге Орс докурил сигарету, швырнул бычок в замызганную стену, и крикнул Эвану:
    - Пошли.
    Следом за Тригге, Эван начал спускаться вниз по лестнице, во мрак. И, чем дальше он спускался, тем сильнее становился запах крови.
    Шокол Эз остался наверху, в переулке. Эван оглянулся, жалобно посмотрел на старичка. То махнул ему рукой, сказал:
    - Иди-иди. Ты будешь работать там один. Привыкай. И запомни - лучшего здесь, в проклятых трущобах ты не найдёшь. Но помни, что это всё же можно изменить. Надо бороться...
   
   * * *
   
    Начало работы на бойне было для Эвана шоком. Конечно, прежде он не мог и предположить, что окажется в таком месте. Ещё будучи на своём родном мире, он видел, как охотники разделывали пойманных в лесу зверей - такое зрелище вызывало в Эване отвращение. Кровь и выпотрошенные внутренности - от этого хотелось отвернуться, убежать.
   Отчасти именно поэтому он сам никогда не занимался охотой, и разве что, будучи на водном мире, разделывал рыбу.
   Но вот он спустился следом за Тригге Орсом в подвал, и едва не вскрикнул от ужаса. Сначала ему показалось, что это действительно ужасная обитель маньяка, что на крючьях висят изуродованные человеческие тела. Но всё же это были туши животных...
   Забрызганные кровью люди деловито, ожесточенно разделывали их. Кровь была повсюду: на полу, на стенах, даже и на потолке. У Эвана закружилась голова, и он едва сдержался, чтобы не броситься вверх по лестнице.
   Тригге Орс хлопнул его по плечу с такой силой, что Эван едва не повалился на пол. Тригге прохрипел:
   - Ну, ничего. Я вижу - из тебя выйдет хороший работничек. Привыкнешь... Иди-ка сюда...
   Растерянный, поражённый Эван прошёл за Тригге в коморку, где получил специальную одежду и перчатки, так же он получил топор. Затем Тригге провёл Эвана обратно - туда, где висели окровавленные туши, и он показал Эвану, как надо разделывать. Ещё добавил:
   - Это пока что только начало. Работка для начинающих. А потом я тебя большему научу... Давай - трудись...
   И Эван трудился. Когда он закончил первую, возложенную на него работу - порубил кусок туши на ещё меньшие кусочки, и вытащил кости. Тригге подошёл к нему, ещё раз хлопнул по плечу, и сказал:
   - Хорошо. Хотя и долго. За два часа три можно было это выполнить, а ты пять провозил.
   - Пять часов? - простонал Эван.
   - Да - пять часов. Перекусить не хочешь?
   - Перекусить? - содрогнулся юноша.
   - Ну да. Перекусить. Не зря тебе старикан Шокол говорил, что местечко здесь такое - великолепное. Конечно, мясу учёт идёт, но небольшие кусочки мы можем себе уделить. Меньше денег будешь тратить.
   - Нет-нет, - в ужасе замотал головой Эван.
   - Ну хорошо. Тогда вот тебе ещё работка...
   
   * * *
   
    Рабочий день закончился, и покачивающийся, словно пьяный, Эван поднялся по лестнице, в переулок...
    После подвала бойни, воздух в этом переулке, показался ему необычайно свежим. Он упёрся руками в стену, и стоял так, содрогаясь, пытаясь сдержать рвоту. Рядом прошли другие работники бойни. Эван слышал их громкие голоса, ругань, хохот, потом шаги удалились. Стало почти тихо, только лишь в отдалении кто-то истошно голосил...
    Тут Эван почувствовал прикосновение к своему локтю, обернулся, и обнаружил, что рядом с ним стоит Шокол Эз. Старичок произнёс мягким, сострадающим голосом:
    - Я подумал, что тебя надо провести домой.
    - Да, спасибо вам. А то я не нашёл бы дороги. Быть может, заночевал бы в этом проклятом переулке...
    Эвану казалось, что он никогда больше не сможет смотреть на еду без отвращения. Однако, когда они вернулись, и Шокол Эз снова угостил его супом из своего пайка - Эван буквально проглотил этот суп.
    Затем юноша повалился спать, и, также как и накануне, сразу же провалился в глубокий сон без сновидений.
    Такого никогда с ним было ни на родном, ни водном мирах - всегда ему снились волшебные, светлые сны, которые хотелось вспоминать и видеть ещё много-много раз.
    А на следующее утро он был разбужен Шоколом Эзом, и вновь отправился на работу в подвал.
   Через неделю он получил талон, где учитывалось количество купленных им продуктов, а также - карточку, в которой значилось, что он больше не безработный, а также - свою первую зарплату: три тысячи эзкудо.
   
   * * *
   
    Мучительными, даже жуткими были первые дни, которые Эван проработал на бойне. Он видел кровь, рубил мясо и новая кровь стекала по его рукам, по его лицу...
    Теперь ночами снились ему кошмары - опять- таки кровь, мясо. Иногда в крови видел он образы тех людей, с которыми работал на шахте. Законники терзали и убивали их. Просыпался он в холодном поту, иногда вскрикивал.
    Но приходил Шокол Эз, приносил книги с красивыми стихами, и эти-то стихи не давали Эвану совсем отчаяться.
    Постепенно Эван привык. Его уже не выворачивало при виде сырого мяса и крови. Теперь на бойне ему поручали и более сложную работу, платили больше. Там, на бойне, можно было жарить и есть небольшие кусочки мяса, однако ж выносить их с собой ни в коем случае не разрешалось. Эван экономил на еде, поэтому отощал. Сбережения свои он хранил в тайнике под кроватью. Однако, сбережения эти увеличивались очень медленно. Ведь деньги надо было платить не только за еду, но и за жильё - причём деньги за жильё взымались в конце каждой недели...
    Однажды измученный очередной рабочей сменой Эван возвращался домой, и увидел большой плакат, который натянули на грязной стене одного из домов: "Скоро! Скоро! Скоро! В 876422 день от начала Справедливости - гонки на аэроциклах".
    В тот же день Эван спросил у Шокола Эза:
    - Какой сегодня день?
    - 876418, - бесстрастно ответил Шокол Эз.
    - Значит, до гонки осталось всего четыре дня?
    - Совершенно верно.
    - Но ведь мои сбережения... - голос Эвана задрожал. - Я накопил всего тридцать пять тысяч эзкудо, а нужно - сто тысяч.
    - Я знаю. Тридцать пять тысяч эзкудо - это очень хорошая сумма. Больше здесь скопить просто не реально. Если, конечно, ты не захотел стать грабителем.
    - Нет, до этого я ещё не скатился. Но сколько ждать следующих гонок.
    - Раньше пауза между ними была триста дней, недавно от правительства поступил указ уменьшить паузу до двухсот дней. Уж очень это прибыльное дело...
    - Ну вот и ладно. Я ещё двести дней выдержу, а уж к тому времени накоплю сто тысяч, а через четыре дня пойду на эти гонки, как зритель.
    - Входной билет стоит тысячу эзкудо, - предупредил Шокол Эз.
    - Ничего... Ради того, чтобы своими глазами увидеть, что это, я готов потратить тысячу эзкудо, - ответил Эван.
    - Что ж. Сходи. Потрать. Может быть, увиденное охладит твой пыл...
   
   * * *
   
    И вот наступил день гонок. Это был выходной день, и поэтому Эвану не пришлось отпрашиваться с работы на бойне.
    К месту гонок Эвану пришлось ехать в переполненном, душном автобусе, потому что это место находилось за городом. Проезд в автобусе стоил сто эзкудо, и ещё тысячу эзкудо Эван отдал за входной билет. Деньги эти отдавал без всякого сожаления, не задумываясь, что тысяча эзкудо - это два дня мучительной работы на бойне Очень важным казалось ему хотя бы увидеть эти гонки.
    Но вот билет куплен, и Эван прошёл в просторное помещение. Он то думал, что в этом помещении и будут проходить гонки, но нет - он ошибался. Зрители становились на платформы, а платформы спускались под землю.
    Изначально Большой Ноктский лабиринт прорыли, продолбили в недрах Нокта для испытаний новых видов техники, затем - переделали для развлекательных целей. Вдоль извилистых коридоров, которые действительно напоминали лабиринт, тянулись трибуны - там сидели, следили за ходом гонки болельщики. Здесь же делались ставки на победителя, и значительный процент от этих ставок шёл в правительственную казну.
    Напротив трибун висели большие мониторы, показывающие другие места лабиринта. Такими образом, зрители, находясь на одном месте могли наблюдать практически всю гонку...
    Платформа отвезла Эвана к трибуне, на которой находилось его место, и Эван по лестнице спустился к этому месту. Можно сказать, что Эвану повезло - он сидел рядом с непробиваемым стеклом, тогда как за его спиной уходили вверх и назад быстро заполняющиеся ряды. Такое место считалось хорошим, с него хорошо было видно.
    Эван положил руки на свои колени и с напряжённым выражением лица начал ждать...
    Ждать пришлось долго, за это время к нему несколько раз подходили нарядные, очень бледные, улыбчивые юноши и девушки, предлагали ему еду и выпивку. Но Эван отказывался - не о желудке он думал.
    Звучала музыка, которая ни в какое сравнение не шла с той музыкой, которую привезли на водный мир родители покойного Эльзара. Время от времени эта музыка прерывалась мелодичным женским голосом, который читал раздражающую Эвана рекламу, или же объявлял, сколько времени осталось до начала гонки.
    За пять минут до начала на мониторах показали рекламу, где, среди многих ненужных Эвану кадров промелькнуло лицо Мэрианны Ангел - она улыбалась милой, белозубой улыбкой и говорила что-то...
    Затем на тех же экранах появились аэроциклы, которых действительно было очень много, и которые уже тарахтели, дёргались на одном месте, вися в воздухе. Крупным планом показали лица некоторых гонщиков, а самым именитых из них приветствовали зрителей...
    Трибуны бурлили. Эван слышал все возрастающий крик, ругань, нервный смех. Казалось юноше, что вот-вот произойдёт что-то страшное, но на само деле ничего страшного не происходило, а было это самым обычным делом на гонках. Здесь отдыхал простой, трудовой люд, здесь случались и драки (порой весьма жестокие). Законники знали об этом, и относились к этому спокойно - ведь гонки приносили в казну огромную прибыль...
    Когда было объявлено начало гонок, Эвану показалось, что озверевшая толпа снесёт его, расплющит об стекло. Люди вскакивали со своих мест, размахивали руками, из всех сил выкрикивали имена тех знаменитых гонщиков, на которых поставили.
    На экранах было видно, как сорвались с места, заполнив практически всё пространство квадратного туннеля, аэроциклы. Но от этого основного туннеля отходили и другие туннели, меньших размеров. Эти боковые туннели часто изгибались, то сужались, то расширялись - в общем, лететь по ним было гораздо опаснее, чем по основным туннелям. Но при должном мастерстве можно было подрезать, а значит и выиграть время - прийти первым.
    Лидеры предыдущих гонок во всю пользовались такими боковыми проходами - они хорошо знали, где можно подрезать, но все же избегали некоторых, особо опасных проходов. Но и не асы, а новички, - те, кто заплатили вступительные сто тысяч эзкудо, и ещё толком не освоились в управлении аэроциклом - пытались вписаться в опасные повороты. Далеко не у всех это получалось. Они врезались в стены - отскакивали - дальнейшего Эван не видел, потому что камеры тут же переключались на другие места. Крушения таких новичков воспринимались толпой с восторгом. Ведь никто не ставил на них денег, а их аварии были интересным элементом шоу.
    Между тем гонка приближалась к той трибуне, на которой сидел Эван. И вот пронеслись первые аэроциклы. А потом появилось нечто страшное, но вызвавшее рёв одобрения. Уже поломанный аэроцикл нёсся вперёд, вилял из стороны в сторону, с силой ударяясь об стены туннеля. Зацепившись рукавами за ручки управления, висел, маятником раскачивался гонщик. Но этот гонщик был уже мёртв, изломан. Аэроцикл в очередной раз понесло в сторону, и он ударился, впечатал спину гонщика в стекло, напротив Эвана. Аэроцикл полетел дальше и ударился об противоположную стену туннеля, а на стекле осталось кровавое пятно...
    И во всё дальше время гонок взгляд Эвана постоянно оборачивался к этому кровавому пятну. А зрители продолжали вопить, ругаться, смеяться, пихаться, и даже бить друг друга. И им не было никакого дело до тех, кто погиб на их глазах. Это, разве что, веселило их.
    Наконец, результаты гонок были объявлены. На мониторах появилось самодовольное, раскрасневшееся лицо немолодого уже мужчины. В одной руке он держал золочёный кубок с выгравированном на нём изображением аэроцикла, в другой - чек на десять миллионов эзкудо.
    Эван плохо помнил, как он покинул душную, пропахшую потом трибуну; плохо помнил и то, как вернулся домой.
   
   * * *
   
    Но, несмотря на то, что и эта поездка, и все сопутствующие ей волнения истерзали Эвана, он всё же не мог успокоиться, и в тот же день наведался к своему соседу - старичку Шоколу Эзу.
    Жилище Шокола Эза мало отличалось от жилища Эвана, разве что мебели там было чуток побольше, да стояли на полках растрёпанные книжки, некоторые из которых Эван уже прочитал.
    Шокол Эз пригласил Эвана сесть на табуретку, поставил перед ним на тумбочку графин с водой и хлеб. Затем спросил:
    - Как впечатления от гонки?
    - Ужасные. Не пониманию, зачем надо было загонять людей в этот узкий, смрадный лабиринт, тогда как нас окружает бесконечное небо.
    - И ещё сотни подобных "зачем" можно задать, взглянув повнимательнее на нашу жизнь, - печально произнёс Шокол Эз, и тут же осведомился. - Стало быть, ты отказался от своей затеи?
    - Конечно, нет! - с прежним пылом воскликнул Эван. - Ведь это такой шанс увидеть Её вблизи, изменить и Её жизнь и свою...
    - Не думаю, что знаменитая актриса Мэрианна Ангел захочет менять свою жизнь ради тебя.
    - Не говорите так! Вы просто не знаете, что меня с ней связывает...
    - А разве вас связывает что-то, кроме твоего романтического бреда? Впрочем, как тебе угодно. Умолкаю... Но всё же, зачем ты пришёл? Неужели, только затем, чтобы перекусить?..
    Эван смутился и сказал тихо:
    - Извините... я всё же у вас спросить хотел... мысль мне эта покоя не дает... Как же это победитель сегодняшний - он, стало быть, с Мэрианной будет ужинать?
    - Ну да, будет. Не такое уж это и большое дело. Незачем это дополнение к десяти миллионам призовых эзкудо отменять.
    - Но как же... - Эван замялся.
    - Поужинают и разойдутся, - с лёгким раздражением в голосе произнёс Шокол Эз. - Ей до этого победителя большого дела нет - у неё и побогаче покровители найдутся... Так что и тебе успех не грозит. Уймись. Займись более полезным делом. Читай внимательнее ту литературу, которую я тебе приношу. Там есть вещи очень занимательные, и вовсе неугодные нашему правительству...
    - Да, да, - повторял Эван, но все его мысли были о Мэрианне Ангел.
   
   
   
    Глава 12
   "Гонка"

   
    До следующих гонок оставалось двести дней, и в этот срок Эван поклялся себе накопить недостающие семьдесят тысяч эзкудо. И хотя работа на бойне вызывала в нём прежнее отвращенье, он работал там порой по две смены, выполнял самую тяжёлую работу, иногда валился с ног от переутомления, но и получал больше других работников. При этом он экономил на еде, голодал, стал совсем худым, костлявым. По его глазами залегли тёмные полукружья, а сами глаза лихорадочно блестели. Если к этому добавить, что он не всегда тщательно смывал кровь, то портрет маньяка налицо. Законники не раз его останавливали, проверяли документы, обыскивали, даже отвозили в участок, где сверяли с портретами настоящих маньяков...
    Так Эван шёл к своей цели, и на сто девяностый день ворвался в жилище к Шоколу Эзу.
    Глаза Эвана сияли ярче прежнего. Он восклицал:
    - Есть сто тысяч эзкудо! Накопил!
    При этом он размахивал в воздухе весьма внушительной кипой измятых, засаленных бумажек.
    Но Шокол Эз остудил его пыл:
    - Ты бы потише. Здесь много желающих такими деньгами разжиться... Ну, коль ты не передумал, поедем вместе. Даже мне стало интересно, какую колымагу тебе вручат.
   
   * * *
   
    Эвану и Шоколу Эзу пришлось ехать за город. Там, возле входа в большое здание, их встречала миловидная девушка с хищным выражением глаз. Она спросила:
    - Вы хотите забронировать места на трибуне экстра-класса?
    Нетерпеливый Эван прервал её - он выпалил:
    - Нет! Я хотел бы заплатить сто тысяч эзкудо за аэромобиль...
    Девушка неискренне улыбнулась, и объяснила, куда им надо идти. А идти надо было внутрь здания, к платформе N17. Встали на платформу, и она понесла их сначала вниз, потом - по туннелям, в сторону.
    Наконец Эван и Шокол Эз оказались в вытянутом помещении - ангаре, где стояло множество аэроциклов, весьма старых и потрепанных.
    Шокол Эз произнёс:
    - Ужас, ужас! Это даже хуже, чем я ожидал. Неужели на этом ещё кто-то летает?
    Эван наморщил лоб и произнёс:
    - Я припоминаю, что у лидеров прошлой гонки были другие аэроциклы - новые, стремительные. Я должен получить такой же аэроцикл, как и у них...
    Последние слова Эвана услышал подскочивший к ним работник ангара - вертлявый человечек с суетливыми, чёрными глазками.
    Он сказал:
    - Здесь за сто тысяч эзкудо вы получаете право на полёт аэроцикла общего класса. Поверьте, и на этих аэроциклах есть шанс войти в число лидеров. Тому есть примеры. Но если вы хотите прибрести аэроцикл более высокого класса, то это обойдётся вам в триста тысяч эзкудо. Если же вы хотите приобрести аэроцикл модели "Лидер" на котором финишировал победитель прошлой гонки, наш несравненный Дзеди Астр, то это обойдётся вам в пятьсот тысяч эзкудо.
    Эван ответил:
    - Я готов заплатить сто тысяч эзкудо...
    Шокол Эз шепнул:
    - Одумайся: ты впустую потратишь сто тысяч эзкудо, и ещё, может быть, разобьёшься.
    Однако Эван был непреклонен. Он прошёл к кассе, где со странным чувством облегчения избавился от ста тысяч эзкудо, на собирание которых он потратил столько своих жизненных сил. Взамен он получил ничем непримечательный талончик, на котором значилось, что он, Эван, становится участником 83-ей гонки в Большом Ноктском лабиринте. Также там был напечатан и номер предназначавшегося ему аэроцикла. Этот номер был 834.
    Вместе с Шоколом Эзом и вертлявым работником ангара, Эван прошёл к аэроциклу N834. И этот аэроцикл ничем не отличался от других аэроциклов общего класса - тоже измятый, покорёженный, поучаствовавший уже во многих гонках.
    Шокол Эз произнёс возмущённо:
    - Да вы же с такими колымагами людей на верную смерть посылаете.
    Глазки служителя ангара стали испуганными, и он пролепетал:
    - Что вы, что вы. Все аэроциклы прошли проверку правительственной комиссии, и получили одобрение.
    - Ну раз правительственная, так, конечно, никакой ошибки быть не может, - в голосе Шокола Эза чувствовалось презрение.
    - Естественно, никаких ошибок, - подтвердил работник ангара и обратился к Эвану. - Готовы ли вы совершить пробный полёт?
    - Пробный полёт? - переспросил Эван, и тут счастливая улыбка расцвела на его лице.
    Как-то не приходило Эвану в голову, что перед основной гонкой ему ещё и полетать доведётся.
    - Да, конечно, - кивнул работник ангара. - Сейчас вам предстоит продемонстрировать свои навыки в управлении аэроциклом, а ежели таковые навыки отсутствуют, то - пройти соответствующий инструктаж всего лишь за пятнадцать тысяч эзкудо.
    - У меня есть навыки. Я готов...
    И вот Эван вскочил на сиденья аэроцикла N834. Работник проговорил:
    - Летите вперёд, к открытым воротам. Там вы окажетесь в просторной зале. Сделайте три круга по часовой стрелке, а затем - три круга против часовой стрелки, облетая эту залу. Это и будет вашим вступительным испытанием.
    Эван уже поднял аэроцикл в воздух - затем - рванул его вперёд.
    - Держите среднюю скорость! - крикнул ему вслед работник ангара.
    Но Эван уже ничего не слышал, кроме свиста воздуха.
    Он летел! Он опять летел! Вот бы ещё небо увидеть, а не эти мрачные своды...
    Аэроцикл выскочил в просторную залу, из которой выходило несколько туннелей, которые в это время были перекрыты. Эван ещё увеличил скорость - понёсся к противоположной стене. Сейчас ему хотелось лихачества - долететь до этой стены и развернуться в самое последнее мгновенье. Восторг полёта владел его чувствами, он и позабыл, что аэроцикл старый, разломанный.
    До стены оставалось совсем немного, когда Эван рванул ручки управления вправо. Что-то в аэроцикле заскрежетало, загудело, и он начал разворачиваться. Но совсем не так, как ожидал Эван, а слишком медленно.
    В последнее мгновенье Эван рванул ручки управлений вниз - нос аэроцикла задрался кверху, и прошмыгнул- таки вверх по стене, царапая днищем эту стену, высекая из неё искры...
    Через некоторое время Эван прилетел обратно в ангар.
    Подошедший работник ангара спросил:
    - Вы довольны?
    - Не совсем. Я едва не врезался в стену.
    На что последовал ответ:
    - Во время гонки, пожалуйста, будьте осторожнее.
    - Но вы должны починить аэроцикл, - постарался придать своему голосу твёрдость Эван.
    - Да, конечно. Наши техники могут осмотреть ваш аппарат, но это будет стоить определённых денег.
    - Сколько? - мрачным тоном осведомился Эван.
    - Ну, где-то в районе десяти-пятнадцати тысяч...
    - Я постараюсь, я накоплю... - начал было Эван, но его прервал Шокол Эз, который всё это время стоял рядом.
    Он обратился к работнику ангара:
    - А позвольте-ка перечень ваших правил.
    Работник снова засуетился, бросился куда-то в сторону, долго отсутствовал, а потом принёс запылённую, пожелтевшую книжонку, которая и была перечнем правил работы ангара.
    Шокол Эз перелистывал страницы, водил пальцем по строчкам, сосредоточенно пыхтел, и, наконец, нашёл спрятавшийся внизу одной из страниц пункт, из которого следовало, что работники ангара должны чинить аэроциклы за счёт государственной казны.
    Работник ангара сказал, что неисправности будут починены, и Эван может прийти на следующий день, чтобы произвести повторный полёт...
   
   * * *
   
    Как уже знает читатель, Эвану пришлось бы не ходить, а ездить к месту проведения гонок. Путь пешком занимал бы у него пять часов в одну сторону. Но денег на проезд в автобусе у него просто не осталось - все свои сбережения он потратил на аэроцикл. И поэтому Эван решил на те десять дней, которые остались до Большой гонки, поселиться вблизи от ангара. Делать это запрещалось - по закону жители Аркополиса могли обитать только на территории города. Для проведения времени в его окрестностях требовалось специальное разрешение, которое не так-то легко было получить.
    На последние эзкудо Эван купил себе самой дешевой еды, и в сопровождении Шокола Эза выбрал себе временное убежище. На берегу небольшого озерца, под загибающимися скалами его совсем непросто было заметить. На прощание Шокол Эз сказал:
    - Навещу тебя пару раз до начала гонки. Хозяину бойни скажу, что ты заболел... И смотри - не высовывайся отсюда. Законники заметят - будешь не в гонке летать, а по шахтам - руду разносить...
    На том они и расстались.
   Теперь Эван остался в привычном ему одиночестве. Он сидел на берегу зеркально-гладкого озера и смотрел на отражение лазурных небес. Так как это место находилось ближе к светлой стороне Аркополиса, то и воздух там был насыщен светом почти также, как и на родине Эвана. И от обилия света мрачные мысли оставили юношу, снова он уверился в своей победе и последующем единении с Мэрианной Ангел.
   И когда в назначенное время он посетил ангар, оказалось, что его аэроцикл N834 починен. Не совсем, конечно, починен, потому что и нельзя было полностью починить эту развалюху, пережившую уже не одну аварию, но все же разворачивался этот аэроцикл уже более-менее сносно. Правда, и скрипел, и гудел, и визжал он по-прежнему. Однако Эван, не задумываясь об грозящей ему опасности, закладывал крутые виражи, изворачивался и возле стен, и возле торчавших кое-где из пола штырей...
   Потов Эван вернулся на озеро, и заметив в небе красный патрульный корабль законников, затаился среди скал. Десять дней он ходил в ангар, испытывал своей аэроцикл, наслаждался чувством полёта. Видел он и других гонщиков. Они тоже отдавали свои сто тысяч эзкудо, а получали плохенькие аэроциклы. Никто из них на тренировочных полётах не летал так быстро и опасно, как Эван. Разве что один, пришедший в ангар пьяный. Работник ангара видел, что гонщик пьяный, но не стал его останавливать. Главное, что тот заплатил сто тысяч эзкудо, которые с избытком покрывали стоимость старого аэроцикла. Пьяный полетел, но даже и в большую залу не смог вылететь. Нос его аэроцикла зацепился за створку ворот. Сам аэроцикл бешеным пропеллером начал вращаться на месте, а пьяный упал вниз, и сломал себе руку, хотя мог бы свернуть и шею. Его увели куда- то...
   Быстро пролетели эти десять дней. Несколько раз за это время навещал Эвана Шокол Эз, приносил ему какой-то простенькой еды и ещё - воду (пить же из озера Шокол Эз строго-настрого запрещал). Несколько раз Эвану приходилось прятаться от законников, корабли которых пролетали над озером. А один раз их корабль опустился на берегу, и законники, сбросив свою тёмно-бардовую одежду, бросились купаться. Эвана так и подмывало - выбраться из своего убежища, пробраться на их корабль, да и улететь, пока они плещутся, прочь от Нокта, который уже тяготил го. Впрочем, он понимал, что тогда с мечтами о Мэрианне Англел придётся расстаться, и сдержался. Законники накупались и улетели, а Эван остался ждать начала Большой Гонки.
   И вот этот день настал.
   
   * * *
   
    Накануне Эван почти не спал - очень волновался, и когда направился из своего убежища к зданию - руки его подрагивали. Эван проклинал себя за эту слабость, понимал, что она может ему навредить, но ничего с собой не мог поделать.
    Он направился не к основному проходу, через который уже просачивались первые зрители, а к боковому входу для гонщиков. Там его поджидал Шокол Эз - пожелал Эвану удачи, и сказал, что будет наблюдать за гонкой с трибуны.
    На платформе Эван спустился в ангар, где, естественно, уже царила суета - работники ангара бегали как угорелые, делали последние приготовления перед стартом, нервные гонщики ругались. Ревели двигатели, воздух был тяжёлым. А над всем этим гвалтом ещё слышалась негромкая музыка, и женский голос без конца читал и читал рекламу...
    Не без труда Эван пробрался к своему аэроциклу N834, уселся поудобнее, ухватился за ручки управления... Но всё же нервная дрожь не оставляла его, он чувствовал себя усталым.
    Но вот последовала команда:
    - Взлетай! - и вся эта армада аэроциклов с устрашающим рокотанием поднялась над поверхностью.
    Ещё тяжелее стало дышать, кое-кто закашлял.
    И тут снова команда:
    - На малой скорости - впе-ер- ед!
    И тут случились первые аварии. Не все двинули аэроциклы с одинаковой скоростью. Кто быстрее, кто медленнее. В результате - столкновения. Два аэроцикла, столкнувшись, упали на бетонный пол ангара. Аэроциклы удалось расцепить, пилот одного из них снова поднялся в воздух, зато другого, пришибленного аэроциклом, унесли на руках - для него гонка закончилась.
    Урчащая, дрыгающаяся армада аэроциклов вылетела в широченный туннель, который метрах в трёхстах впереди довольно резко изгибался. Многочисленные боковые ответвления, узкие и широкие, темнели или светлели в его стенах.
    Над головами гонщиков висело табло, на котором отсчитывались оставшиеся до старта секунды. Также в воздухе висело несколько алых лент, пересекать которые до старта гонщикам было запрещено. Ясное дело, что всем гонщикам хотелось поближе подобраться к этим лентам. Но, не ширину и высоту туннеля, не всем хватало места. В результате аэроциклы задевали друг друга; гонщики ругались пуще прежнего, и старались лягнуть своих соперников ногами.
    Но когда до старта осталось тридцать секунд, и холодный как лёд женский голос начал отсчитывать эти секунды, разом оборвались все споры - гонщики припали к своим аэроциклам, вцепились в ручки управления, и округлившимися глазами глядели вперёд - ждали команды. Эван уже с самого начала вцепился в свой аэроцикл, капли пота выступили на его лбу, уставшие от постоянного напряжения руки подрагивали сильнее прежнего.
   Эван находился не у стартовой черты, а за аэроциклами гонщиков, которые оказались понаглее его.
   Когда до старта осталось десять секунд, Эван глянул на небольшой мониторчик, закреплённый перед ручками управления. На этом мониторе отражалась трёхмерная проекция основного туннеля, а также - боковых туннелей. И Эван выбрал самый узкий, самый изгибистый из этих туннелей. По нему, казалось, невозможно было проскочить, но Эван уверял себя, что он сможет. Ведь не даром же он столько совершенствовал своё мастерство на шахтах...
   И вот последовала команда "Старт!" и сотни аэроциклов сорвались с места. В этой толпе трудно было избежать столкновений, и столкновения следовали одно за другим. Для того, чтобы достичь намеченного туннеля, Эвану надо было пересечь основной туннель наискосок. Он это и сделал - беспрерывно увёртываясь от аэроциклов, проскальзывая между ними. Если сравнить это с тем, как увёртывался он когда- то от железных клешней в шахте, то это было не так уж и сложно.
   Вот и вход в туннель - он оказался ещё более узким, чем ожидал Эван. Но всё же юноша смог ввернуть аэроцикл в этот туннель. А вот последовавший за ним смельчак-неумеха не смог вписаться в через чур крутой поворот, задел бортом за стену туннеля, и дальше уже понёсся, беспорядочно ударяясь об стены, вертясь, затем остановился и заскользил под уклоном вниз.
   Ну а Эван нёсся вперёд. Узкий туннель все петлял из стороны в сторону, уходил то вверх, то вниз - Эван делал безошибочные, стремительные движения ручками управления. И, несмотря на протестующий визг своего потрепанного аэроцикла, пока что вписывался во все повороты. Он уже не волновался так, как перед началом гонки.
   Оказалось, что ожидание было тяжелее самого испытания. Ну а теперь Эван жил, теперь он боролся...
   Наконец извилистый проход закончился, и он выскочил в основной туннель. Оказалось, что он уже выбился в число лидеров гонки, и один из этих лидеров, завидев неожиданно появившийся аэроцикл, шарахнулся в сторону.
   А Эван, краем глаза замечая другие аэроциклы и увёртываясь от них, глядел на маленький монитор, выбирал следующих проход. И снова выбрал самый опасный - узкий и извилистый, но позволяющий выиграть драгоценные секунды.
   Ещё один из лидеров гонки обратил внимание на дерзкого новичка, и, разгадав его замысел, помчался к тому проходу, в который сам бы залететь не решился. Но теперь этот лидер был слишком разгневан и не думал об опасности.
   Они влетели в проход одновременно. Борта их аэроциклов царапали друг об друга и об стены туннеля. Летели искры, в недрах аэроцикла Эвана зародилось новое хрипловатое бульканье, и тогда Эван почувствовал, что надо снизить скорость, иначе его аэроцикл окончательно сломается.
   Вот он крутанул рукояти назад, аэроцикл начал тормозить - это его и спасло. За очередным поворотом из стены торчал не обозначенный на мониторе штырь. В этот-то штырь со всего размаху и врезался лидер. Его аэроцикл полетел вперёд, до ближайшего поворота, где взорвался. Ну а лидер, покувыркавшись по полу, остался лежать со сломанной грудью. Все это Эван увидел только мельком.
   Проскочив через клубы чёрного дыма, застлавшего место недавней аварии, он снова начал набирать скорость...
   
   * * *
   
    Дальнейшее слилось для Эвана в длинный, напряжённый, но однообразный клубок из поворотов, рывков, мельтешения аэроциклов, и выбора самых опасных проходов.
    И, наконец, не осталось ни других аэроциклов, ни проходов. Эван вылетел на финишную прямую. В голове мелькнуло: "Это моя победа..."
    Вот и тонкая финишная ленточка, под которой он пронёсся. Сразу же начал тормозить. Аэроцикл трясло, а Эвана тошнило. Ему казалось, что уже не осталось в нём никаких сил. И все же живительным источником вспыхивала мысль: "Победа! Победа!"
    Следуя за указания подлетевшего дежурного аэроцикла, Эван свернул в боковой туннель, где и спустился. К нему уже подбежали, жали ему руки, фотографировали, поздравляли.
    И Эван произнёс:
    - Да-а, я столько перенёс. Я заслужил эту победу.
    - Удивительно, потрясающе, - говорила розовощёкая девушка - корреспондент какой-то газетёнки. - Начинающий, никому доселе неизвестный гонщик, и вдруг - третье место.
    - Первое место, - поправил её Эван.
    - Ну что вы - конечно третье, - вступили другие голоса. - Ведь не могли же вы подумать, что прямо сразу первое. И третье место - это отличнейший результат.
    - Но как же..., - вздохнул Эван. - Ведь я же видел - я был первым на финишной прямой.
    - Тем ни менее двое гонщиков финишировали до вас. Просто они были слишком далеко впереди, и вы их просто не заметили. Это может подтвердить видеозапись.
    Эван пошатнулся как от сильного удара. В глазах его потемнело. И не удивительно - ведь только что он был уверен, что победа его, что он будет ужинать и разговаривать с Мэрианной Ангел, а потом унесёт её в другой мир, к новой жизни.
    ...Вся эта уверенность оказалась подрубленной несколькими словами...
   А его мрачное лицо продолжали фотографировать, задавали ему вопросы. Однако, поражённый Эван не мог ответить ничего вразумительного.
    Потом его взяли за руку и повели к постаменту, состоящему из трёх тумб. На средней, самой высокой, предстояло встать победителю, по правую руку от него стоял занявший второе место, и, наконец, на самой низкой тумбе должен был встать Эван.
   На подходе к тумбе дорогу Эвану заслонил человек со свирепым, багровым лицом. Эван сразу догадался, что этот человек относится к законникам. Он услышал свирепый голос:
   - Нам известно ваше местожительство, ваше имя и все прочие сведения.
   - Что ж из того? - устало вздохнул Эван.
   - Сейчас вам будет позволено сказать несколько слов для всех посетителей гонок. Если вы скажите что-либо оскорбительное для правительства или для закона, то последствия будут самыми тяжёлыми для вас и ваших близких...
   Эван пожал плечами - он даже не представлял, что можно говорить о правительстве или о законе, а все думал о Мэрианне Ангел. Ему хотелось плакать. И уже стоя на тумбе, он прикрывал глаза и проводил по ним ладонью. Наблюдавшие думали, что это он от умиления и от счастья.
   Что-то бравурное и торжественное, заранее заученное отчеканил победитель. Примерно в таких же интонациях изъяснялся и занявший второе место...
   Тут несильно, но настойчиво потеребили Эвана за локоть, из-за спины раздался встревоженный шёпот:
   - Ваше слово...
   Ему указали в камеру, и Эван, глядя в неё, словно в глаза Мэрианны, начал дрожащим голосом:
   - Моя главная мечта - быть вместе с Мэрианной Ангел. Сегодня мечта не осуществилась, и мне больно. Но я не отступлю. Я буду участвовать и в следующей гонке. Я буду участвовать в этих гонках до тех пор, пока не займу первое место. Быть может, я погибну! Нет - я не страшусь этого. Жизнь без Мэрианны кажется мне и бессмысленной и пустой. Что жизнь без любви, без полётов?.. Теперь мне ждать ещё двести дней до следующих гонок, но я выдержу, я дождусь. Ведь у меня есть цель.
   Тут Эван заметил висевший рядом с камерой небольшой плакат, на котором обольстительно изгибалась Мэрианна Ангел, и не смог-таки сдержать слёз. Его необычайная речь произвела впечатление. Присутствовавший важный законник не увидел в ней ничего криминального и первым захлопал. Тут уж и другие захлопали.
    Эван не ожидал такой реакции, и не знал, куда деваться - ведь не для них, а для себя давал эту клятву, а его, также как и двух других победителей, подняли на руки, и понесли по усыпанному цветами коридору.
   И ещё другие цветы летели на Эвана со всех сторон, а он всё сокрушался, что не смог занять первое место.
   
   
   
    Глава 13
   "Ангел"

   
    Наконец, Эвана поставили на ноги. Вокруг ещё шумели, улыбались, смеялись, поздравляли, а он стоял мрачный, представлял, что ему придётся возвращаться в свою комнатушку и ждать и работать на бойне ещё двести дней (о полагающемся ему за третье место миллион эзкудо он просто забыл).
    Но вот Эвана тряхнули за плечо, и раздался голос:
    - Ну а теперь - в ресторан!
    Эван смотрел недоуменно на улыбчивое, незнакомое ему лицо, и спрашивал:
    - Как - в ресторан? Зачем в ресторан?
    - Ну же вошли в тройку лидеров, и для вас заказан столик. Ваш ждёт роскошный ужин...
    - А Мэрианна Ангел? - спросил Эван хриплым голосом.
    - Что - "Мэрианна Ангел"? - его вопрос показался странным, его не поняли.
    - Ну - она будет в этом ресторане?
    - Да, конечно же, как и было объявлено, она будет сидеть за одним столиком с победителем.
    Это уже обрадовало Эвана, это было хоть каким-то облегчением. Пусть Мэрианна Ангел будет сидеть не рядом с ним, но хотя бы на некотором отдалении - главное, он увидит её не на экране, а живой, услышит её голос, и, быть может, поймает её взгляд...
    И вот на украшенной цветами платформе они поехали вверх; затем - разместились в правительственном аэробусе, и полетели в Аркополис.
   
   * * *
   
    Вот и здание ресторана - архитектура его была необычной для строго-делового Аркополиса.
    Формой своей ресторан напоминал исполинский цветок с каменными лепестками. Каждый из лепестков был подсвечен определённым оттенком, а в центре, между лепестками и находилась зал, где ежедневно проходили пиры богатых людей Аркополиса.
    В центре залы возвышался мраморный фонтан, в котором журчала ароматная вода, а рядом с фонтаном на сцене играли музыканты...
    Но ещё прежде чем войти в эту залу, Эван был препровожден в душ, где он вымылся под такой же ароматной водой, как и в фонтане; а при выходе из душа на столике его ждала новая одежда: и нижнее бельё, и чёрные, блестящие ботинки, и выглаженные брюки, и рубашка, и галстук, и пиджак. Никогда Эван не одевал такую богатую одежду, он даже не знал, как завязывать галстук, но в этом ему помогли...
    Входя в залу, он мельком заметил свое отражение в зеркале. Да - в этом новом костюме он был красив. Стройный, молодой, подтянутый, с романтическим лицом, которое в этом богатом окружении особенно выделялось, словно бы говорило о том, что он не здешний.
    Эван уселся за столиком, который ему предложили, и на котором уже стояла закуска. Там же лежало и меню, но Эван никогда не был в ресторанах, и не знал, как этим меню пользоваться.
   Сидевший за соседним столом человек говорил:
   - Вы можете выбирать всё, что угодно. Всё оплачено.
   Но Эван не обращал внимания на эти слова. Он смотрел на Мэрианну Ангел, которая только что вошла в залу. На ней были туфли, сияющие, - словно бы из хрусталя выточенные, на ней было жемчужное платье, а на голове - широкополая шляпа. Она мило, приветливо улыбнулась, глаза её сияли нежностью и добротой. Эван, как увидел её, так уже не отрывал глаз, стараясь заполнить каждую её чёрточку, каждое движение...
   И только потом он заметил, что рядом с Мэрианной идёт высокий, полный мужчина в строгом, чёрном костюме, и с хищным выражением широкого, множество деталей вмещающего лица.
   Сначала Эван подумал, что этот мужчина и есть победитель гонки, которому предстоит отужинать с Мэрианной. Но Мэрианна и её спутник подошли к столу, за которым сидел и приветствовал их, поднявшись и склонив голову, другой мужчина, в котором Эван и признал настоящего победителя гонки...
   Между тем, перед Эваном, который так ничего и не смог заказать, начали расставлять фирменный и очень дорогой ужин. Изысканные ароматы вызывали бурчание в его, многие часы уже пустом желудке, но Эван, не обращая внимания ни на еду, ни на бурчание, шёпотом обратился к сидевшему за соседним столиком мужчине:
   - Извините, а кто этот спутник Мэрианны Ангел?
   На Эвана уставились изумлённые глаза, а приправленный нересторанным чавканьем уже пьяный голос поведал:
   - Так вы не знаете? Ведь это же Люций Керг. Личность, как мне кажется, выдающаюся... Эх-эх-эх, кто же не знаете нашего славного Люций Керга? Он - совладелец завода по производству автомобилей "Стальфронт", он один из спонсоров Больших гонок, он продюсер многих наших замечательных, любимых фильмов. Он - один из членов нашего славного правительства. И, наконец, он просто выдающаяся, интересная личность. Существует несколько его биографий, и ведь всё время находятся новые детали в его насыщенной жизни...
   Похоже, этот пьяный посетитель ресторана ещё много мог бы расписывать Люция Керга, но Эван прервал его вопросом:
   - А какое отношение он имеет к Мэрианне Ангел?
   - Как, какое? - неподдельно изумился посетитель. - Ведь об этом же столько писали в светских хрониках. Ну ведь они же муж и жена.
   Если бы Эван уже начал есть, то он бы поперхнулся, а так только вздохнул, и спросил дрогнувшим голосом:
   - К-как муж и жена?
   Посетитель быстро опорожнил большой бокал с вином и весело ответил:
   - Ну а что в этом удивительного? Почему бы им и не быть мужем и женой? Долгое время они жили в гражданском браке, затем - расписались. Мэрианна - успешная актриса, красавица; ну а Люций - человек богатый, влиятельный, политик. Он - продюсер фильмов с участием Мэрианны. Он помогает в её карьере, она - любит его сильно и страстно. В общем, замечательная, идеальная пара. Давайте выпьем за их здоровье.
   И посетитель кивнул на кувшин вина, который уж поставили на стол Эвана. Но Эван медлил, ему вовсе не хотелось пить за здоровье этой парочки. Ещё одна нежданная преграда в лице этого непонятного Люций Керга только раздражала его.
   Мэрианна жена этого самодовольного господина с хищным выражением лица?.. Нет - в этом была какая-то ошибка, в это невозможно было поверить.
   Посетитель ресторана уже и сам налил в бокал Эвана вина, повторил свой тост, а Эван всё это время неотрывно смотрел на Мэрианну Ангел, все ждал, что она повернётся к нему. А она, мило улыбаясь, разговаривала с победителем гонки. Тот, как личность известная, нисколько не смущался, а отвечал уверенно, делал комплименты, иногда и сам задавал кое-какие вопросы...
   И вдруг Мэрианна Ангел обернулась к Эвану. Действительно "вдруг"! Он не ожидал этого, он отшатнулся, рука его сильно дёрнулась, и целый бокал красного вина выплеснулся на его новый, светлый костюм.
   Наверное, это было очень неловко, глупо. Но Эван не замечал этой неловкости. Что значил этот пролитый стакан, если Мэрианна глядела на него. Именно на него! И не просто глядела, нет - не как на простого посетителя ресторана, которого она через минуту забудет - она глядела на Эвана внимательно, изучала его лицо, глаза...
   И хотя их столики разъединяло не менее пятнадцати метров, Эвану показалось, что это расстояние чудесным образом сократилось, что, стоит только протянуть руку, и он прикоснётся к Мэрианне Ангел.
   Она загадочно, многообещающе улыбнулась, прикрыла свои страстные, красивые глаза, а потом - вновь обратилась к победителю гонки с каким-то незначительным вопросом.
   А к Эвану подбежал официант, предложил пройти в уборную, сменить свой испачканный красным вином костюм на новый. Эван не возражал, и сделал то, что от него хотели. Затем он вернулся на прежнее место, и вновь начал смотреть на Мэрианну Ангел. Вконец захмелевший сосед по столику посоветовал:
   - Вы бы кушали, а то ведь повара старались, готовили для вас.
   И Эван кушать действительно вкусную, изысканную еду. Ему прежде и не доводилось такую еду пробовать. А он чувствовал близость Мэрианны Ангел, вспоминал её взгляд, волновался, глотал быстро, давился, кашлял, выглядел смешно, нелепо. Его фотографировали с дальних столиков, и на следующий день он попал на страницы "жёлтой" прессы, но даже и не узнал об этом.
   Наконец, ужин был закончен. Мэрианна Ангел распрощалась с победителем гонки, одарила Эвана одним сияющим взглядом и удалилась вместе со своим мужем - Люцием Кергом.
   Эван направился к выходу из ресторана. Там его ещё раз поздравили, и вручили чек на миллион эзкудо. Затем, у выхода из ресторана, усадили в такси. Таксист, бросив беглый взгляд на дорогой костюм Эвана, осведомился:
   - Куда изволите, господин?
   - В сто двадцать седьмой район.
   - Изволите шутить?
   - В сто двадцать седьмой район, - повторил Эван.
   Довольно долго продолжалась извилистая езда по улицам, сначала - по запруженным, ярким - центральным; затем - по пустынным, мрачным, окраинным. И, наконец, такси остановилось возле перекошенного, страшного подъезда в котором проживал Эван. Возле подъезда его ждал Шокол Эз. Вместе они поднялись наверх.
   
   * * *
   
    От возбуждения, от выпитого в ресторане вина голова Эвана кружилась, но он пока что и не думал ложиться спать. Он сидел на табуретке, в комнате Шокола Эза и говорил этому старику мечтательным голосом:
    - Видели бы вы, как посмотрела на меня Мэрианна! До сих пор, как вспомню - у меня дыхание перехватывает... Ведь не зря я к ней стремился все это время.
    - Зря! - сурово проговорил Шокол Эз. - Если бы я читал побольше светскую хронику, то сразу бы сказал тебе, что она жена Люция Керга. А Люций Керг - хищный зверь. Он эксплуататор, он в правительство входит, он наш враг, а ты на его женушку позарился. Да нужен ты ей! Хоть разжился ты миллионом эзкудо, а у Люция - сто миллиардов, на него целая индустрия работает. Взгляд она на тебя бросила? Так она смеялась над тобой - какой ты глупый и неловкий...
    - Ладно, хватит, - мрачно проговорил Эван, и направился в свою комнатушку.
    - Эй! Ты так и собираешься здесь жить? - окрикнул его Шокол Эз. - С твоим миллионом можно снять жильё в более престижном районе.
    - Пока здесь останусь, - ответил Эван, и закрыл дверь.
    А на самом деле ему не хотелось переселяться, потому что он привык к разговорам с Шоколом Эзом, и к тем запрещённым, вольнолюбивым книгам, которые давал ему читать этот старик.
   
   * * *
   
    Следующим утром Эван был разбужен довольно сильным стуком в лестничную дверь. Вскочил, припомнил предостережение Шокола Эза о том, что надо быть осторожным - ведь чек на миллион эзкудо лежал у него в кармане, а в Аркополисе было полным-полно людей, желающих разжиться такими деньгами.
    Поэтому, подойдя к двери, он спросил настороженно:
    - Кто там?
    И в ответ прозвучало то, что он никак не ожидал услышать:
    - У меня к вам дело от Мэрианны Ангел.
    Эван сразу же распахнул дверь, и обнаружил, что на лестнице стоит высоченный мужчина в форме, похожей на военную, и приветливо улыбается.
    - Что вы сказали? - повторил вопрос Эван.
    - Ведь вы Эван, пришедший вчера третьим?
    - Да, совершенно верно, но как...
    - Дело в том, что Мэрианна Ангел слышала ту речь, которую вы произносили во время награждения, и речь эта произвела на неё впечатление. Она хотела бы встретиться с вами...
    - Когда?! - воскликнул Эван.
    - Да прямо сейчас. Автомобиль уже ждёт вас у подъезда.
    - Я сейчас... я бегом... только пиджак надену... а то не удобно так... Рубашка-то мятая, а Мэрианна.. - так бормотал Эван...
    Вот он бросился в квартиру, накинул на плечи пиджак (вся остальная одежда осталась на нём с прошлого вечера), и выскочил на лестницу, очень боясь, что этот посланник исчезнет как прекрасный мираж. Но посланник оставался на месте. Зато из своей квартиры выглянул Шокол Эз и спрашивал:
    - Кто вы такой? Куда уводите Эвана?
    - Вас это не касается, - сухо ответил посланник.
    Эван подскочил к Шоколу Эзу и воскликнул с гордостью:
    - К Мэрианне он меня увозит!
    - Пускай покажет какие-либо документы. А то, может, он грабитель. Завезет тебя, а потом... - проворчал Шокол Эз.
    Посланник достал металлическую пластину, на которой было выгравировано: "Джей Рубз. Личный шофёр Мэрианны Ангел, киноактрисы".
    - Быть может, это подделка, - проговорил Шокол Эз.
    - Ну все - хватит уже! - прикрикнул Эван, и бросился вниз по лестнице (лифт не работал).
    Возле подъезда стояла роскошная, невиданная в этом районе машина, такого же жемчужного цвета, как и платье Мэрианны. Поблизости прохаживались двое здоровенных охранников, поглядывали на оборвышей, который выглядывали из подворотни.
    Эван остановился возле жемчужной машины, в нетерпении начал ждать шофёра. Наконец, тот вышел из подъезда, распахнул перед Эваном заднюю дверцу, произнёс:
    - Милости прошу...
    И Эван оказался в уютном, тёплом салоне. Ароматы изысканных, дорогих духов словно бы поцеловали его обоняние. Водитель закрыл дверцу за Эваном, сам разместился на переднем сиденье, и вот машина поехала.
    "Всё же жизнь полна неожиданностей" - думал Эван. "Вот нежданно-негаданно настал самый важный день в моей жизни".
    А вслух спросил у водителя:
    - Скажите, а сама Мэрианна ездит в этой машине?
    - Да, конечно, - не оборачиваясь к нему, ответил водитель. - Это один из любимых её автомобилей.
    Опять-таки долго они ехали, опять-таки из мрачных трущоб выехали в лучше освещённые, престижные районы Аркополиса. Через заднее стекло Эван увидел, что машина с охранниками следует за ними...
    Они объехали высоченное, выкрашенное в блестящую лазурь здание, и оказались в затенённом дворе, где у бетонной стены высилась груда пустых ящиков. Место казалось мрачноватым, и Эван вспомнил предостережение Шокола Эза.
    Но водитель произнёс:
    - Не волнуйтесь, пожалуйста. По настоятельной просьбе Мэрианны Ангел, мы вынуждены соблюдать инкогнито. Никто не знает, что Мэрианна сейчас находится в гостинице "Столп Аркополиса", никто не знает, что вы подъехали к чёрному ходу этой гостиницы. Но на сто двадцатом этаже для вас забронирован номер класса люкс. Сейчас мы туда и поднимемся.
    Водитель выскочил из машины и распахнул перед Эваном дверцу. Вместе они прошли к неприметному входу, где их тоже поджидали, приветствовали кивками охранники.
    А вот и лифт - даже и этот, ведущий от чёрного хода лифт был роскошным - бесконечно отражал зеркальными стенами Эвана, водителя и случайно попавший в этот лифт ящик с почерневшим, ссохшимся помидором...
    Водитель набрал на клавишах цифру "120" и нажал "старт". Лифт стремительно помчался вверх.
   Эван хотел ещё что-нибудь спросить у водителя, но так волновался, что не находил нужных вопросов. В голове билась мысль: "Главное - сильно не робеть, а то окажусь перед Мэрианной Ангел полным идиотом".
   Подъём закончился, дверцы распахнулись, и Эван оказался в закутке широкого, обитого алым бархатом коридора (всё же это был не основной, а вспомогательный лифт).
   Водитель взял Эвана за руку, и быстро провёл его к двери, на которой висела золотая табличка с номером. В руке водителя уже был ключ. Он открыл дверь - легонько подтолкнул Эвана в спину, и сказал:
   - Приятно вам провести время.
   
   * * *
   
    За спиной Эвана щёлкнул замок, быстро удалились по коридору шаги шофёра.
    Ну а Эван стоял в прихожей, которая размерами своими раз в пять превышала его жилище, а по убранству - стоила всего сто двадцать седьмого района. И, несмотря на то, что Эван был хорошо одет - он все почувствовал себя слишком бедным, слишком грязным для всей этой роскоши.
    Что же ему было делать? Куда деваться? Он сжимал и разжимал кулаки, топтался на месте. Он волнения у него даже начала кружиться голова.
    И тут из входа в залу, большую часть которой Эван не мог видеть, раздался голос:
    - Ну что же ты стоишь, милый. Проходи, пожалуйста. Я уже заждалась тебя.
    Конечно, это была Мэрианна. Не чувствуя ног, Эван бросился в залу, и там замер поражённый.
    В этой просторной, воистину дворцовой зале не было электричества, но зато мерцали сотни, а, может тысячи свечей. Эти свечи были расставлены на полках, возле колонн, на столе, возле занавешенного окна, возле огромной мягкой постели, на которой сидела совершенная голая Мэрианна Ангел, и страстными, внимательными глазами смотрела на Эвана. И, когда увидев её в таком виде, Эван споткнулся и перевернул несколько свечей, она залилась громким, чувственным смехом...
    Эван ползал по полу и нарочно медленно ставил упавшие свечи. Он боялся поднять взгляд, боялся увидеть наготу Мэрианны, но он, конечно же, и жаждал увидеть эту наготу вновь.
    И тут услышал её властный голос:
    - А ну-ка поднимись и посмотри на меня, мой неиспорченный дикарь.
    Весь пунцовый от смущения, Эван встал на ноги, и повернулся к Мэрианне, неотрывно разглядывал её наготу. Мэрианна пошире раздвинула ноги, чтобы он мог видеть и её выбритую промежность...
   Эта немая сцена продолжалась более двух минут. Наконец, Мэрианна вновь рассмеялась и повелела:
   - Ну а теперь раздевайся, мой милый дурачок.
   Эван хотел ещё что-то сказать, но от волнения из него вышел только невнятный звук.
   Мэрианна вскрикнула:
   - Раздевайся же скорее! Я уже заждалась! Я приказываю тебе!
   И Эван трясущимися, почти не слушающими его руками снял сначала пиджак, затем ботинки и рубашку.
   - Теперь штаны... та-ак - хорошо... штаны отложи в сторону, а то они от свечей загорятся.
   Теперь Эван стоял перед Мэрианной в одних трусах. От смущения он готов был провалиться сразу через сто двадцать этажей гостиницы "Столп Аркополиса".
   - Теперь, конечно, снимай трусы, - не унималась Мэрианна.
   - Нет, это все не так. Это по- другому должно происходить, - хриплым голосом проговорил Эван. - Ты, может, путаешь меня с кем-то?
   - Как же - путаю? Ведь я хорошо запомнила твою вчерашнюю речь. Ты жаждал встречи со мной, по твоему взгляду я поняла, что ты влюблён в меня. Мало ли у меня поклонников?.. Но ты мне показался действительно интересным. И вот ты здесь. Вот твои мечты осуществляются...
   - Разве это мои мечты... - вздохнул Эван.
   - А теперь подойди ко мне! Ближе! Ещё ближе! Я приказываю...
   Так Эван подошёл вплотную к постели.
   - Сядь рядом со мной, - произнесла Мэрианна.
   Эван снова было начал упрямиться, но Мэрианна взяла его за запястье, и усадила рядом с собой.
   Пунцовый Эван сидел потупившись, а Мэрианна улыбалась и разглядывала его тело. Вот положила ладонь на его грудь и медленно повела ладонь вниз.
   Спрашивала нежно, томно:
   - Ну что же ты такой напряжённый? Чем ты недоволен?
   - Такого не должно быть, - тихо, неуверенно говорил Эван. - Это минутная страсть. Она пройдёт. А я не за этим стремился к тебе. Мы должны общаться, сочинять стихи, мы должны улететь отсюда...
   Пальцы Мэрианны проскользнули Эвану в трусы, одновременно её лицо оказалось рядом с его лицом, и она, мягко целуя его в губы, приговаривала:
   - Это все очень глупо, что ты сейчас говоришь, мой миленький... Ведь всё равно, все о чём ты говоришь сведётся вот к этому, что сейчас между нами происходит. Разве не ради этого блаженства ты стремился ко мне?..
   - Нет, - чувствуя возбуждение, простонал Эван.
   - Тише, молчи, - закрыла ему рот поцелуем Мэрианна. - Вот этой своей наивностью ты мне и нравишься. Расслабься, расслабься... вот... хорошо... Увидишь, я тебя плохому не научу...
   И она ловким движением стянула с Эвана трусы. Не в силах совладать с животной страстью, юноша набросился на неё.
   
   * * *
   
    Спустя несколько часов на смятой кровати лежал обнажённый Эван. Глаза его были открытыми, он неотрывно глядел на потолок, почти не моргал. Рядом, облокотившись на подушки, сидела Мэрианна. Она курила, ноги её покоились на животе Эвана.
    Мэрианна первой нарушила тишину. Она, выдохнув густое облако дыма, спросила:
    - Ну что - понравилось?
    - Нормально, - усталым голосом ответил Эван. - Но этим я мог заняться и с Фидрой.
    - Что ещё за Фидра?
    - На моём родном мире жила такая дурочка. Давала всем, кому ни поподя. У неё было красивое тело...
    - Фи-и-и, какая-то дурочка. Но ты ж в меня влюблён. Это другое.
    - Я не чувствовал твоей души, когда мы занимались этим. Сейчас ты дальше от меня, чем когда-либо, - в голосе Эвана чувствовалось настоящее отчаянье.
    Мэрианна легонько ударила ногами по животу Эвана и сказала:
    - Опять глупости говоришь. Ты мне понравился, но это вовсе не значит, что ты для меня какой-то единственный и неповторимый.
    - Вот и я про то же. Нет между нами настоящей близости. Ты играешь со мною, используешь меня. Но ведь я хотел бы изменить и твою и свою жизнь.
    Мэрианна положила сигарету в пепельницу и легла на Эвана. Глядя в его глаза, она спросила:
    - А кто ты, собственно, такой?
    - Я Эван, я прилетел...
    - Да знаю я твою историю. Собрали тут на тебя документы, я читала... Ну жил ты на каком-то задрипанном мире, ну нашёл аэроцикл, ну полетел на Нокт, ну застрял на водном мире. Что дальше? Увидел мою широкополую шляпу?..
    - Да, её унёс ветер. Я слишком резко слишком резко крутанул телескоп, и потерял тебя.
    - А вот я не помню такого эпизода в моей жизни, чтобы ветер уносил мою шляпу на улице... Это не меня ты тогда увидел. Но это не важно. Что дальше - на птичках полетел? Потом на шахты попал? Там погрузчиком научился управлять? Третье место на гонке получил? И это всё? Вся твоя жизнь? Все твои достижения? Ха-ха-ха! - Мэрианна приподнялась и снова плюхнулась на Эвана. - И почему я тебя должна любить как-то особенно? Да - мне нравится твоё молодое тело, мне нравится твоя романтическая тупость, и именно поэтому ты сейчас здесь, в моих объятиях. Но огромной, небывалой любви я к тебе не испытываю. Понимаешь, мой красавчик - не-ис-пы-ты-ваю. Не заслужил. И не заслужишь... Ну что ты так дышишь, что ты мне хочешь предложить?..
    - Давай сбежим с Нокта, поселимся на отдалённом мире, где чисто и спокойно.
    - А-ха-ха- ха! - засмеялась, елозя по Эвану, Мэрианна. - Опять этот романтический, детский бред. Ну с чего ты взял, что мне плохо живётся в Аркополисе? Да я просто счастлива здесь! У меня всё есть, я богата, сыта, меня все любят. Я успешная киноактриса. А что там, на твоём чистом мире делать? Бродить по лесу, собирать ягоды и грибы, тебя слушать? Вот уж увольте - скучное это занятие.
    - Нет-нет, все не так, - упрямился Эван. - Ведь если бы ты была счастлива здесь, то не стала бы развлекаться на стороне. Ведь у тебя есть муж...
    - Люций Керг? Ты слышал о нём? Думаешь, я его не люблю?
    - Думаю, не любишь.
    - Плохо думаешь. На самом деле, я его люблю. Он иногда развлекается с девчонками, я - с мальчиками. Мы оба про это знаем, но это не мешает нашим любовным отношениям. Главное, чтобы все это не попало в жёлтую прессу. Вот от этого и все предосторожности с чёрным входом гостиницы. Почему, по-твоему, я должна не любить Люция Керга? Потому что тебе этого не хочется? Но ведь он гораздо больше твоего достиг в этой жизни. Мало того, что он член правительства, так он ещё и мой кинопродюсер. Он очень многое сделал для меня... Да, я люблю его силу, его властность. И не переживай ты так из-за этого. Ты мне понравился, у нас ещё будут встречи, я обеспечу тебе хорошую жизнь... О-о, я чувствую, ты опять возбудился...
    Через пять часов Эван вышел с чёрного хода гостиницы "Столп Аркополиса". Жемчужная машина ждала его на прежнем месте. Ему хотелось пройтись по улицам пешком, но он с покорностью приговорённого сел в эту машину и поехал обратно в сто двадцать седьмой район.
   
   
   
    Глава 14
   "Сопротивление"

   
    После визита к Мэрианне, Эван спал долго, тяжело, снились ему кошмары. И проснулся он совершенно разбитым, ещё более усталым, чем перед сном.
    Медленно прошёл в квартирку к Шоколу Эзу. Старик сидел на месте, читал книгу, пил чай. Когда Эван вошёл, Шокол Эз сказал:
    - Я знал, что ты вчера вернулся... Судя по твоему внешнему виду, визит к возлюбленной был не из удачных...
    - Не говори мне о ней! - вскрикнул Эван и ударил кулаком об стену.
    - Ну тише-тише, - примирительно молвил Шокол Эз. - Не надо буянить. Первое разочарование, не так ли? Она оказалась совсем не такой, какой ты ожидал...
    - Не говорите о ней больше! - голос Эвана дрожал. - Она грязная шлюха, ничтожество, дрянь...
    И это были ещё самые мягкие слова, которыми Эван одаривал Мэрианну. Его словно бы прорвало - из него сыпались страшные ругательства, которых он наслушался от работников бойни, и которые он никогда прежде не употреблял.
    Шокол Эз отложил книгу, и с печальным, задумчивым выражением смотрел в окно, на стену противоположного дома...
    Наконец, поток ругательств иссяк. Эван лицом упал на кровать, и, судя по тому, как вздрагивают его плечи, можно было понять, что он плачет. Но вот и это вздрагивание плеч прекратилось. Не поднимая головы, Эван спросил:
    - Что же мне теперь делать?
    - Ну а ты сам что думаешь? - по-прежнему глядя в окно, молвил Шокол Эз.
    - Не знаю... Мне кажется, что сейчас я стою на краю обрыва, а под обрывом - тёмная бездна. Ведь всё, к чему я стремился, оказалось ложью. Увидел издали Аркополис, и он представился мне прекрасной, живой драгоценностью, лежащей на границе света и тьмы. Потом увидел эту сволочь в широкополой шляпе... ах, извините, я слишком много ругаюсь.
    - Ничего-ничего, говори, всё, что думаешь...
    - Но город Аркополис оказался гнилым, злобным, смрадным. И она, эта Мэрианна - тьфу! - Ангел - оказалась такой же гнилой, злобной, смрадной! Только изнутри... Вот так и получилось, что все мои мечты пошли прахом. Во что теперь верить, к чему стремиться?
    И тогда Шокол Эз ответил:
    - Стремиться к полётам. К небу. К свободе.
    - О, да - это хорошие мечты, - ответил Эван, и присел на кровать. - По-крайней мере, полёты меня не обманули. Забуду ли, как мчался на "Быстром драконе" - какой это был восторг. Да даже и полёт в корзине на чайках был хоть и трудным, но таким захватывающим... Только ведь это мечты - мечтами они и останутся. Мне ведь уже довелось изучить кое-какие из местных законов. Аэроцикл, без особого разрешения, иметь нельзя, с Нокта улетать запрещено под страхом пожизненного заключения на шахтах.
    - Ну а зря я что ли давал тебе книги, газеты? - повернулся, и пытливо посмотрел на Эвана Шокол Эз. - Ведь это все запрещённые книги и газеты. Есть те, кто сопротивляется.
    - Да, я знаю такое слово, как "революция", но до революции-то далеко. Силушек маловато. А вот у законников - и оружие, и защита, и летающие патрули...
    - Но ведь ты уже понял, что я связан с Сопротивлением? - тихо спросил Шокол Эз.
    - Не сложно догадаться, - также тихо ответил Эван.
    - Так я тебе скажу, что у Сопротивления большие силы, и силы эти постоянно растут. Слишком много недовольных нынешней жизнью, и особенно здесь, в Трущобах. Они видят, что они живут плохо, даже ужасно, в то время, как богатеи из центральных районов купаются в роскоши. Почему такая несправедливость? Почему те, богатые, почти ничего не делают, и имеют всё, а здесь - грязь, голод, нищета? Правительственная пропаганда пытается ответить им что-то: работайте мол, стройте свою жизнь, но вот они работают - выполняют грязную, тяжёлую работу, а жизнь их не улучшается. И они, в конце-концов, умирают в грязи, в нищете, также, как умирали и их отцы, и деды, и прадеды. У этих жителей трущоб много невыпущенной злой силы, и они сплачиваются в банды. Иногда эти банды вступают в настоящие схватки с законниками. Но законников слишком много, а банды разобщены, враждуют друг с другом. Так что победа без особого труда всегда остаётся на стороне законников. Да и что за цели у этих банд: грабежи, убийства - опять-таки с целью грабежа; в общем - личная нажива. Банды эти ничем не лучше правительства... Но ведь можно направить энергию этих людей в нужное русло.
    - Пропаганда, - произнёс Эван.
    - Да, совершенно верно - пропаганда. Помнишь, я тебе рассказывал о Клодуне, который прежде жил в твоей квартирке. Да - он печатал и распространял свои призывающие к революции стихи, но изначально эти стихи были одобрены нашими людьми и в нашей же подпольной типографии отпечатаны...
    Эван встал с кровати, несколько раз быстро прошёлся по узенькой комнатушке, и произнёс:
    - Я бы тоже хотел написать такие стихи. Но у меня сейчас в сердце только боль, только неприязнь к Мэрианне, которая вовсе не Ангел, а...
    - Тебе вовсе и не обязательно сочинять стихи. У нас уже есть тексты листовок, и листовки напечатаны. Я хотел бы предложить тебе первое задание: ты должен распространить триста листовок по нашему сто двадцать седьмому району.
    - Да, конечно же, я согласен, - сразу ответил Эван.
    - Но запомни: дело это смертельно опасное. Листовки надо клеить на видных местах, в том числе - на входы в подъезды. Ты ведь замечал, что по нашему району разъезжает много патрулей законников. Но это, так сказать, явные законники, их, если приглядеться, издали видно. А ведь есть ещё и законники, переодетые в гражданское. Скажем, будешь ты листовку наклеивать, а он из подворотни выскочит, да и сцапает тебя. Что дальше: свяжут тебя, поведут в участок. Там начнётся допрос: откуда получил листовки. Скажешь - сам напечатал - тебе не поверят. Спросят - где же твоя типография? А у тебя и нет никакой типографии. Допрос будет продолжен... У них есть свои способы, чтобы вытянуть признание. Простое избиение - это самая лёгкая мера воздействия. Предположим, ты, в конце-концов не выдержишь, назовёшь меня.
    - Я вас никогда не выдам! - воскликнул Эван.
    - Это просто слова, на деле всё может оказаться иначе, - спокойно произнёс Шокол Эз. - Так вот. Я готов к смерти, и я приму смерть. Боль? Я знаю, что такое боль... Я старый человек, и я умру в самом начале допросов. На этом ниточка к подполью и оборвётся. Ну а ты, ослабленный пытками, будешь отправлен на рудники, где не протянешь долго...
    - Зачем вы все это рассказываете? - спросил Эван.
    - Я просто предупреждаю, то может быть. Чтобы ты знал... Если хочешь, откажись прямо сейчас, и никто не назовёт тебя трусом.
    - Нет! Я хочу бороться. Я клянусь, что не подведу вас.
    - Вот и хорошо. Сейчас я вручу тебе листовки, но прежде чем идти на улицу, переоденься в более соответствующую этому району одежку, и спрячь понадёжнее чек на миллион эзкудо.
   
   * * *
   
    В специально пришитом внутреннем кармане у живота помещалась кипа листовок, а также - тюбик с клеем. С этой кипой Эван казался пузатым, но, в общем-то, совсем не подозрительным гражданином Аркополиса. Может, он опух от голода, или просто напился...
    Но, прежде чем выйти на улицу, Эван остановился между пятым и шестым этажами в своём подъезде, и в свете грязной, мерцающей от неровной подачи электричества лампы, прочитал текст листовки:
    "Люди! Вы - не граждане Аркополиса! Нет! Мир лучше, чем те трущобы, в которые загнало вас правительство! Вы работаете на преступников из правительства, вы исполняете их преступные законы, и в награду за это гниёте в нищете! Вы можете жить в лучших местах, в лучших условиях. Существует тысяча миров - прекрасных, цветущих. Но преступники не выпускают вас туда потому, что боятся, что вы станете рабами! Этого боится преступное правительство и их прислужники - законники. Тысячи честных людей уже гниют в шахтах. Возможно, это ваши родные. Так что же вы прозябаете? Оставьте страх, оставьте нерешительность. Подключайтесь к борьбе: передавайте содержимое этих листовок своим друзьям, саботируйте указы правительства, оказывайте помощь активным участникам Сопротивления. Помните, что наша Победа близится с каждым днём! Да здравствует Свобода! Да здравствует открытое небо для всех!"
    В общем-то, Эван уже был знаком с текстом этой листовки, но он решил перечитать её ещё раз, чтобы зарядится уверенностью в том, что он делает правое дело.
   Да - он был полностью согласен с этой листовкой, он жаждал поскорее вырваться из ненавистного Аркополиса, улететь к дальним мирам, исследовать их, забыть свою боль...
   И вот Эван выскочил на улицу. Помня наставления Шокола Эза, постарался успокоиться, идти тихо, незаметно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания...
   Вот пересечение двух улиц - на этом пересечении высится фонарный столб.
   Но фонарь уже давно не работает - он прогнулся и прогнил, также и многое другое в сто двадцать седьмом районе Аркополиса. Эван быстро огляделся. Вроде бы никого не было видно. Но это все "вроде бы", а наверняка нельзя было сказать, ведь в этом месте всегда царил сумрак.
   Эван поднял голову, с тоской посмотрел в лазурное небо, где все было так ясно и открыто, где висели тёмные шарики недостижимых миров, и... резким движением достал из потайного кармана первую листовку, также быстро достал тюбик с клеем, намазал заднюю сторону листовки, приложил её к фонарному столбу.
   И всё ждал, что его окрикнут или же сразу схватят. Но никто его не окрикнул, никто не схватил. Эван поспешил к следующей цели...
   Через несколько часов Эван постучал в дверь к Шоколу Эзу, тот открыл ему, и юноша вошёл. Только добрался до кровати, и тут же плюхнулся на неё, развалился, прислонившись спиной к стенке.
   Шокол Эз подал ему чай и печенье на блюдечке. Спросил заботливо:
   - Что - очень устал?..
   Эван шумно выдохнул воздух и тут неожиданно улыбнулся. Юноша сказал:
   - Да - что скрывать - устал я. Но ведь я сейчас себя почти счастливым чувствую - знаю, сделал полезное дело. И буду продолжать этим заниматься. Вот отдохну немного и снова побегу листовки расклеивать.
   - Так ты все триста листовок расклеил?
    - Да... у-у-ф- ф...
    - Все делал, как я тебя учил? Оглядывался, проверял, что никакой помехи нет?
    - Всё именно так и делал. Никакой слежки не было.
    - Ну, новичкам всегда везёт... В следующий раз, прежде чем в этот подъезд заходить, попетляй по закоулкам.
   
   * * *
   
    Отныне каждый день протекал для Эвана и напряжённо и однообразно - он расклеивал листовки по сто двадцать седьмому району, и количество этих листовок всегда было одинаковым - по триста в день. Эван не был доволен таким положением вещей. Ему уже хотелось чего-то большего, возможно - вооружённой борьбы. Шокол Эз заверял его, что скоро у Сопротивления будет крупное дело, в котором найдётся место и для Эвана. Но пока что дни сменялись днями и ничего не изменялось. Как-то раз Эван был разбужен стуком в лестничную дверь. Он был уверен, что это Шокол Эз принёс очередную порцию листовок.
    Но какого же было его изумление, когда за порогом он увидел личного водителя Мэрианны Ангел. Тот расплывался в безукоризненной, белоснежной улыбке и говорил:
    - Уважаемый Эван, Мэрианна Ангел снова хочет видеть вас...
    - Да пусть эта..., - с яростью начал было Эван, и тут осёкся.
    Он вдруг понял, что не испытывает к Мэрианне Ангел ни прежней романтической любви, ни недавней ненависти. И, право, за что он должен был её ненавидеть? Ну оказалась она совсем не такой, какой он ожидал. А почему, спрашивается, она должна была быть возвышенной, непорочной, любящей только его, Эвана? Она жила своей, обычной для Аркопольской киноактрисы жизнью, и ничего плохого Эвану не сделала. То есть, она, конечно, разрушила его светлую мечту, но и мечта то возникла только потому, что Эван был слишком глуп, наивен. Мэрианна же полюбила его молодое тело, и уже доставила ему немало приятных минут. Почему бы не повторить эти минуты?
    Шофёр стоял за порогом и, улыбаясь, глядел на юношу. И Эван произнёс:
    - Ну что ж - я согласен... Спускайтесь вниз... я скоро выйду...
    Шофёр пошёл вниз по лестнице (лифт так и не починили), а Эван постучал в дверь к Шоколу Эзу. Тот открыл сразу же, спросил:
    - Что - не пойдёшь сегодня расклеивать листовки?
    - Вы слышали? - удивился Эван.
    - Да, слышал. В нашем делу надо быть начеку...
    - Я их расклею, но только потом...
    - Ладно, ладно, не оправдывайся. Езжай к своей Мэрианне Ангел. Хоть ты и не этого искал, а всё же повезло тебе...
    Не прошло и часа, как Эван стоял перед облачённой в жемчужное платье Мэрианной. На голове киноактрисы сияла широкополая шляпа. Глядя Эвану в глаза, Мэрианна сладостно прошептала
    - Сними с меня шляпу...
    Он покорно снял, и положил шляпу на край постели.
    - Теперь сними с меня платье...
   
   * * *
   
    А на следующий день Эван снова расклеивал листовки. Только их было уже не триста, а шестьсот - приходилось работать и за прошлый, проведённый в объятиях Мэрианны день.
    Эван наклеивал 456 листовку, и не мог избавиться от наважденья - ему казалось, что это не по листовке пальцами проводит, а по бархатистой, тёплой, ухоженной коже Мэрианны. Эван действовал уже невнимательно, не оглядывался по сторонам, не боялся законников. Ведь за эти дни он только несколько раз, да ещё издали видел патрульные машины законников.
    И тут, на 456-ой листовке прямо на его ухом раздался возглас:
    - Попался!
    Ещё когда только появился этот возглас, ещё только когда пробуравила воздух первая, торжествующая буква "П" - все прежние, обострённые чувства вернулись к Эвану. И краем глаза Эван увидел, что к его запястью тянется металлическая клешня наручника. Не от подобных ли клешней он уводил свой погрузчик на шахтах? Уже захлопнулся наручник, а Эван умудрился вывернуть из него запястье, а сам согнулся и торпедой рванулся в сторону, в переулок.
    Всё это заняло лишь долю секунды, и когда торжественно-злобное слово "Попался!" прозвучало-таки, Эван уже вырвался и уже нёсся по переулку. Но и переодетый в гражданское законник не собирался упускать добычу, за которую ему было поручено десять тысяч эзкудо.
    Законник бросился за Эваном, набегу вытаскивая пистолет, стреляющий парализующим газом. Переулок делал резкий поворот, и Эван, обогнув этот поворот, животом врезался в мусорный бак. Из бака торчала ржавая железная скоба. Ещё не понимая, зачем он это делает, Эван выхватил скобу, развернулся. В то же мгновенье из-за угла выскочил законник. Эван даже не размахнулся - он просто резко выставил руки вперёд, и зажатая меж ними скоба впечаталась в лицо охранника. Эван не удержался на ногах, начал падать. Заряд парализующего газа шарахнул над его головой, тёмным облачком расплылся сзади.
    Эван вскочил на ноги, и увидел, что законник лежит на асфальте и закрывает ладонью нижнюю половину лицу. Из-под ладони у него сильно текла кровь. В то же время законник поднимал вторую руку, в которой ещё был зажат пистолет. Эван ударил по этой руке скобой, и пистолет выпал, законник жалобно застонал...
    Эван смотрел на своего противника, и видел его внимательный, изучающий взгляд.
    - Не смотри! - крикнул Эван.
    Законник опустил голову, прикрыл глаза. Но Эван знал, что противник уже запомнил его лицо, и при случае сможет его опознать. Что же было делать Эвану? Как избавиться от свидетеля? Конечно, самой простой выход - ударить со всей силы скобой по голове. Ведь не простой же человек перед ним стоял на коленях, а враг - один из тех, против кого боролось Сопротивление. И всё же Эван чувствовал беспомощность этого законника, и он не мог ударить его.
    И поэтому просто отпихнул его ногой и бросился вон из переулка.
   
   * * *
   
    Вот оставшиеся 150 листовок, - этими словами Эван закончил свой рассказ, и выложил листовки на стол перед Шоколом Эзом.
    Шокол Эз ничего не ответил, но выражение его лица было печальным, он смотрел через мутное окно на улицу, где ничего не менялось.
    Когда молчание стало невыносимым, Эван спросил:
    - Ведь я не правильно сделал, что не убил того законника?
    - Да, это был неправильный поступок, - сдержанно ответил Шокол Эз.
    - Но я не мог...
    - Конечно, понимаю, пожалел. Но у нас тут не мирная жизнь, а война. В ближайшие дни ты на улицу выходить не будешь...
    - Конечно, понимаю, - вздохнул Эван.
    - Ничего ты не понимаешь, - сердито проговорил Шокол Эз. - Ведь и эта домашняя конспирация не поможет тебе, если он опознает в тебе одного из лидеров последней Гонки. Одна только надежда: судя по тому, как легко ты от него вырвался - законник этот ещё совсем не опытный. Так что сиди дома и не высовывайся - надейся, что на этот раз тебе повезёт.
   
   * * *
   
    Наступил следующий день и Эван, как и указывал ему Шокол Эз, сидел у себя в квартирке, сосредоточенно читал свободолюбивые стихи казнённого сорок лет назад поэта Ридда Эдварда.
   И тут - стук в дверь!
   Стучали громко, настойчиво. Шокол Эз не мог так стучать.
   "Неужели всё-таки опознали и пришли арестовывать?!". Эван подскочил к двери, спросил:
   - Кто там?
   Из-за двери раздался самодовольный, сытый голос:
   - Джей Рубс, личный шофёр киноактрисы Мэрианны Ангел.
   "Сказать, что я занят? Не смогу сегодня?.. А чем я рискую - выбегу из подъезда и сразу в машину. Никто меня заметить не успеет. А потом получу от этой пустышки то лучшее и единственное, что она может дать..."
   С такими мыслями Эван открыл дверь, и уже собирался идти вниз по лестнице. Однако, массивный водитель не давал ему пройти. Он протянул Эвану запечатанный конверт, от которого буквально било в нос дорогими духами, и проговорил:
    - Здесь послание от Мэрианны Ангел, которое вы должны прочесть через десять минут, после того как я удалюсь. Послание пропитано особым, не опасным для вас раствором, благодаря которому и послание и конверт растворятся через час. Это не относится к содержимому целлофанового пакета, который также лежит в этом конверте. Теперь - разрешите откланятся.
    Водитель кивнул головой и степенно пошёл вниз по лестнице, которая своей грязью никак не соответствовала его презентабельной внешности.
    Удивлённый Эван вернулся в свою комнатушку, распечатал конверт, и достал лист белой, хрусткой бумаги, развернул его, и прочёл следующее, написанное изящным, каллиграфическим подчерком:
    "Эван, пришелец из далёкого мира! Ты был забавен и наивен, но, надеюсь, наши встречи кое-чему научили тебя, и ты уже не такой наивный ребёнок, как прежде. Всегда помни, что твои мечты и реальность - вещи совершенно разные. Ведь, помимо твоей воли, есть ещё воля других людей, и эти люди, Эван, больше действуют, большего достигают в реальной жизни, чем ты... Мы неплохо провели время, но настоящей любви, как ты и сам прекрасно понял, между нами не было. Такие отношения быстро надоедают, ты всегда ищешь чего-то новенького. Вот и я нашла. Не пытайся узнать, кто он: не пытайся преследовать меня. Ко мне не подступишься, только неприятности найдёшь - охрана у меня хорошая... Но не хотела бы расставаться с тобой на такой напряжённой ноте. Мне было хорошо с тобой, и в качестве благодарности высылаю тебе двести тысяч эзкудо. Думаю, это будет неплохим дополнением к тому миллиону, который ты выиграл на Гонке. Переселяйся из трущоб в престижный район, ищи себе хорошую работу. Ну, вот и всё. Прощаюсь навсегда. Уже не твоя, Мэрианна Ангел".
    Эван отложил письмо и распечатал целлофановый пакет - из него выпали две купюры, по сто тысяч эзкудо каждая. Эван некоторое время смотрел на эти купюры, а потом шарахнул кулаком по столу и прошипел:
    - По сто тысяч за каждый визит мне заплатила! Словно я проститутка какая-то! Ах ты, дрянь! - и Эван снова шарахнул кулаком по столу.
    У него был порыв - разорвать эти купюры, и он уже почти сделал это, но всё же сдержался.
    Подумал: "Это деньги, и их можно использовать на нужное дело. В конце-концов, вон Шокол Эз бедно живёт. Думаю, ему пошли бы на пользу эти двести тысяч эзкудо". А ещё Эван подумал про себя - что раньше он был более порывистым, теперь же стал более сдержанным, раздумчивым...
    Так что Эван остался в своей комнатушке и продолжил чтение стихов запрещённого поэта Римма Эдварда.
    Тем вечером к нему пришёл Шокол Эз. Лицо старика было необычайно мрачным, напряжённым.
    - Что случилось? - спросил Эван.
    - В Сопротивлении провал...
    - Провал? Насколько же серьёзный?
    - Пока неизвестно. Но в городе идут аресты... Возможно, провокатору удалось приблизиться к нашему руководству. Некоторые борцы покинули свои жилища, и сейчас скрываются. Однако, все выезды из Аркополиса перекрыты, так что далеко уйти им не удастся.
    - Ну а что же вы? - в тревоге спросил Эван.
    - Я никуда уходить не стану. Слишком стар я для этого, да и надеюсь - аресты не дойдут до меня.
    - А до меня? - вырвалось из Эвана.
    - О том, что ты являешься участником Сопротивления, знаю только я, да ещё пара человек. Однако, те люди даже и в лицо тебя не видели. Но я пришёл забрать у тебя все запрещённые книги. Вдруг, и у тебя будет обыск?
    И Эван отдал ему все запрещённые книги. Делал он это нехотя, потому что многие из этих, напечатанных крохотными тиражами книг были настоящими литературными шедеврами, и Эван только успел проникнуться их прелестью.
    Потом, когда Шокол Эз собрал книги, Эван сказал ему:
    - Хотел бы предложить вам двести тысяч эзкудо. Думаю, они пойдут вам на пользу. Только не спрашивайте, откуда они у меня появились.
    На что Шокол Эз ответил:
    - Давай подождём, когда закончатся аресты, а там и подумаем насчёт этих денег...
   
   * * *
   
    Все же, несмотря на предупреждения Шокола Эза, Эван не верил, что им грозит настоящая опасность. Пусть арестовывали, но ведь арестовывали совершенно незнакомых людей, а до их подъезда, думал Эван, законники не доберутся, и снова будет налажен выпуск листовок, и снова будет готовится революция.
    Два дня прошло с тех пор, как растворилось письмо Мэрианны, а Эван уже и не переживал по этому поводу. Действительно - и глупой, и ненужной ему казалась влюблённость в эту киноактрису. И зачем он её искал? Чего от неё хотел?..
    Так как хороших книг у него больше не было, а читать лживые газетёнки не хотелось, Эван засел за мемуары. Он достаточно подробно и красочно описывал свою жизнь, изначально решив избегать любых упоминаний о своём участии в Сопротивлении...
    Но он не дошёл ещё и до описания Водного мира, когда услышал громкий стук. Стучали, впрочем, не в его дверь, а в соседнюю - к Шоколу Эзу.
    Тем ни менее, Эван, стараясь ступать бесшумно, бросился к своей двери, и припал к ней ухом (проклиная, между прочим, себя за то, что так и не удосужился вставить дверной глазок).
    Едва слышный, донёсся до него голос Шокола Эза:
    - Кто там?
    И тут же властный, раздражённый долгим подъёмом по лестнице, голос гаркнул:
    - Открывай немедленно, или мы выломаем дверь.
    И, конечно, уже никакого сомнения не было в том, кому этот голос принадлежит. Конечно, это был законник, да и не один, а с помощниками.
    Тихонько скрипнула открываемая дверь, и снова гаркнул голос:
    - Вы Шокол Эз?
    - Да, это я, - в голосе Шокола Эза было спокойствие - он уже смирился с тем, что его арестуют, и ему не удастся вырваться.
    - Именем Закона и Правительства, вы арестованы! - голос законника прозвучал заученно и устало - похоже, что он уже не в первый раз за этот день повторял такую фразу.
    - Я готов, - ответил Шокол Эз.
    - Ну, пошёл, пошёл! Живее!
    Шокола Эза увели, однако из его квартиры ещё долго доносился грохот - так шёл обыск. Ну а Эван все стоял возле запертой двери, и ждал, что в неё начнут дубасить, и потребуют, чтобы он, Эван, именем Закона и Правительства открыл.
    Но вот обыск был закончен. Эван слышал, как законники выволокли что-то из квартиры Шокола Эза. Затем их тяжёлые шаги удалились.
    Эван осторожно приоткрыл дверь на лестничную площадку, выглянул. Никого там уже не было, а дверь в квартиру Шокола Эза была распахнута настежь.
    Эван подошёл, увидел, что проход был перевешан полосками липкой плёнки, похожей на паутину. На пленке было напечатано: "Не входить. Правительственная территория".
    За плёнкой была видна эта "правительственная территория" - совершенно разорённая квартира Шокола Эза.
    - Прощай, друг, - прошептал Эван и испуганно огляделся по сторонам.
   
   * * *
   
    Разные чувства сменялись в душе Эвана, после ареста Шокола Эза. То ему казалось, что Шокол Эз никогда не выдаст его, и за ним не придут, то он думал о том, что никто не может выдержать пыток законников, и за ним рано или поздно придут.
    А если всё-таки придут - что тогда? Оказывать им сопротивление, попытаться даже убить кого-нибудь из законников? А что это изменит? Только тяжелее будет наказание. Хотя, куда уж тяжелее - сошлют на рудники, и невозможно уже будет из них вырваться, там он и зачахнет. Так не лучше ли сразу броситься в окно, выбить его, и раз уже нельзя в небо улететь, так хотя бы разбиться об грязную мостовую и таким образом сбежать из ненавистного Аркополиса.
    ...Дни проходили за днями, в ожидании, в мучительном бездействии. Один раз Эван вынужден был выйти из дома в магазин. Там он накупил продуктов на целый месяц...
    На пятый день он уверил себя, что за ним уж точно не придут, а на восьмой день в его дверь сильно постучали. Так могли стучать только законники.
    Эван подскочил к двери. Сердце его бешено колотилось. Он спросил:
    - Кто там?
    Из-за двери прозвучал властный голос:
    - Открывайте.
    Эван уже всё понял, но всё же спросил:
    - Кто вы?
    С той стороны двери пришёл вполне предсказуемый ответ:
    - Именем Закона и Правительства - откройте!
    И Эван открыл дверь. Перед ним стояли трое, облачённых в тёмно-багровую одежду законников. Из-за скудного освещения казалось, что все они перепачканы кровью. Три пары внимательных, изучающих глаз уставились на Эвана. Один из законников спросил:
    - Вы Эван?
    - Да, это я, - ответил Эван, и прикрыл глаза, представляя, что сейчас прозвучат слова: "Именем Закона и Правительства вы арестованы".
    Но не прозвучали эти слова. Законник сказал просто:
    - Пройдёмте.
    - Куда? - ошалело спросил Эван.
    - Вы обо всём узнаете...
    - Я что - не арестован?
    - Нет. Вы не арестованы, но вам предписано пройти с нами.
    Так Эван покинул квартирку в сто двадцать седьмом районе, чтобы никогда больше в неё не возвращаться.
   
   
   
    Глава 15
   "Предложение"

   
    Эвана вывели из подъезда, и, как говорится "предложили" ему сесть в аэромобиль законников. Хотя, мне кажется, слово "предложили" не совсем уместно в таких случаях, так как оно подразумевает право выбора, а никакого выбора у Эвана, конечно же, не было.
    И вот оказался в узком железном кузове. Прямо напротив него сидел, зажав между коленками винтовку, законник, и смотрел ничего не выражающими, но в тоже время и внимательным взглядом немного поверх головы Эвана.
    Вот патрульный аэромобиль взлетел над улицей, поднялся над крышами гнилых домов, и, развернувшись, полетел во мглу, на теневую сторону Нокта.
    И у Эвана появилось немного времени, чтобы подумать:
    "Что всё это значит? Почему они сказали, что я не арестован? Ведь забрать меня могли только по одному делу - по делу Сопротивления. Быть может, это такая хитрость, чтобы я не оказывал им сопротивления. Ведь я, в отличие от Шокола Эза, молодой и сильный. Вот сидит напротив меня законник, пялится в потолок. Может, выхватить у него винтовку?.. Да нет - не получится - вон он как пальцы сцепил - и не вырвешь..."
    И Эван оставил мысль о том, что ему удастся освободиться.
    Аэромобиль летел всё дальше и дальше, в темноту. Уже давно пролетели они те места, где, по расчетам Эвана, должны были находится шахты, а полёт всё продолжался. Если бы не фосфорные зелёные лампы, которые горели под потолком и делали лица сидящих похожими на огромных жаб, то в кузове аэромобиля вообще ничего не было бы видно.
    А за обзорными окошками можно было разглядеть тёмные, безжизненные скалы... Но вот среди этих скал показалась широкая площадка, а на площадке этой - мерцали алые огни. Вот в площадке начали раздвигаться створки, и Эван увидел часть тоже освещённой шахты. Именно туда и начал спускаться аэромобиль. Эван печально подумал: "Ну вот - везут меня в какое-то секретное место, из которого уж точно не выпустят".
    Аэромобиль спустился в шахту, и створки над ними закрылись. Вскоре спуск прекратился и дверь в кузове распахнулась. Эван увидел мужчину и женщину в белых халатах, и длинный, белоснежный коридор за их спинами. Привыкший к сумраку сто двадцать седьмого района, Эван даже сощурился. Между тем, женщина сказала:
    - Пожалуйста, пройдёмте.
    Весьма озадаченный, Эван выбрался из аэромобиля и пошёл за этими людьми. Никто не надевал на него наручники, и вообще - он чувствовал себя вполне свободным.
    Вот так дела...
    Тут сзади раздался окрик одного из законников:
    - Эй, любезные, скажите - нам сегодня ещё кого-нибудь везти?
    Мужчина в белом, не оборачиваясь к ним, ответил:
    - Нет. На сегодня хватит.
   
   * * *
   
    Эвана провели в аккуратную, хорошо освещённую комнату, в которой преобладал белый цвет. Там, за столом, сидели два пожилых мужчины-близнеца, с очень широкими, мясистыми лицами, окаймлённые совершенно одинаковые белые волосы и бородки.
    Необычно худая женщина с юркими глазами сидела с торца стола, в пол оборота к Эвану, и всё время суетливо просматривала бумаги в некой весьма толстой папке. Пришедшие вместе с Эваном мужчина и женщина сразу же уселись на стульях возле стены. Все присутствующие были в белой одежде, за исключением Эвана, одетого в тёмно- серый костюм, который он получил после Больших Гонок. Так как Эван за костюмом не следил, то он уже успел поистрепаться, и юноша в окружении этой выглаженной белизны чувствовал себя неловко.
    Две пары совершенно одинаковых глаз изучающее погрузились в него, два одинаковых рта показали одобряющую улыбку. Рты приоткрылись, и один из пожилых близнецов произнёс:
    - Доктор Йэрге Хганс.
    Второй тут же продолжил:
    - Доктор Эгле Хганс.
    - Я Эван, - произнёс Эван, и тут же забыл, кто из докторов Йэрге, а кто Эгле.
    Одинаковые улыбки остались прикреплёнными к их лицам. Один из близнецов произнёс:
    - Мы знаем, кто вы.
    А другой кивнул на стоящий напротив них стул и произнёс:
    - Садитесь, пожалуйста.
    Эван уселся на предложённый ему стул, и подумал: "Что-то это совсем не похоже на начало допроса о Сопротивлении. Я - пташка мелкая. А так вкрадчиво стали бы допрашивать одного из главарей..."
    Близнец начал говорить: "Что вам известно", а второй тут же подхватил: "о множестве миров". И во время дальнейшей беседы они постоянно так и общались - один начинал, другой продолжал. Так что Эван воспринимал их как одного человека - доктора Хганса.
    На первый вопрос Хганса, Эван ответил:
    - Мне известно, что существует множество миров... тысячи миров...
    Доктор Хганс произнёс:
    - Нашим самым мощным телескопом ТХ-15 зафиксировано триста пятьдесят два миллиона сто двадцать две тысячи четыреста один мир. Это по классификации профессора Гриппи, согласно которой считается, что мир - это круглый объект, диаметром более трёх километров. Так что всякие камешки, которые тоже попадаются в пространстве, в это число не входят.
    - Ничего себе! - присвистнул Эван. - Мог ли старина Эльзар с водного мира предположить, что миров - миллионы. Он и двадцати тысяч не насчитал....
    - Да. Нам известна история с Эльзаром и с его родителями. У них было устаревшее обородувание. Но и наш телескоп ТХ-15 - это далеко не предел совершенства. Названное число миров - не является конечным. Да что говорить - каждый день мы фиксируем по пятнадцать-двадцать новых миров. Правда, все они очень отдалены от нас, и говорить об их размерах, а тем более - о географии не приходится. Возможно существуют сотни миллиардов миров.
    - Вот так сложно! Сложно себе это представить! - присвистнул Эван.
    - Это невозможно себе представить. Но, как ты, наверное, понял, мы пригласили тебя не за тем, чтобы читать лекцию о многообразии миров.
    Юркая, худая женщина, которая сидела с торца стола и всё это время суетливо просматривала бумаги, вдруг сделала стремительное движение вперёд, и ладонью нажала на большую, прямоугольную кнопку.
   Свет в помещении убавился, а на одной из гладких стен появилось изображение: множество незнакомых Эвану миров надвигались, разрастались, покрывались деталями, и тут же отодвигались за пределы экрана.
   Доктор Хганс говорил:
   - Вот возможности телескопа ТХ-15. Все эти миры достаточно изучены, и на них не найдётся ничего для нас интересного.
   Новые миры увеличивались уже не так быстро, некоторые детали на них представлялись совершенно неразличимыми. И, наконец, было достигнуто максимальное увеличение: экран был усеян бессчётными крапинками миров.
   Доктор Хганс пояснил:
   - Если смотреть невооружённым глазом, то эта площадь в небе будет казаться лишь пылинкой, и, конечно, никаких миров вы там не увидите.
   Эван молча кивнул.
   - Ничего странного не замечаете? - спросил Хганс.
   - Нет...
   Тонкая женщина снова сделала стремительное движение вперёд, нажала на другую, выступающую из стола кнопку. Теперь Эван заметил, что среди тех недвижимых миров-точек находилась одна точка, которая весьма резво перемещалась от одного мира к другому, что-то там делала и продолжала своё путешествие.
   Эван задал вполне очевидный в такой ситуации вопрос:
   - Что это такое?
   Доктор Хганс проговорил:
   - Вот и мы очень хотели бы знать, что это такое. Сейчас вы смотрите в пятьдесят раз запись. На самом деле "Объект" перебирается от мира к миру в среднем за пятнадцать минут, затем, в течении ещё получаса как бы сливается с миром, после чего продолжает своё путешествие. То, что вы сейчас видите - это максимальное увеличение, разглядеть каких-либо деталей "Объекта" не представляется возможным. Однако, если остальные миры недвижимо висят в пространстве, а он вполне свободно перелетает от одного к другому, то напрашивается вполне логичный вывод, что это - корабль. Причём, корабль исполинских размеров, который никогда не строился на Нокте. Оценочные размеры "Объекта" - 800-900 километров в диаметре, что даже значительно превышает размеры среднестатического мира. Если это корабль, и если он сделан не Нокте, то напрашивается вполне логичный вопрос: а где же он тогда сделан, и какая цель его путешествия. Мы просчитали, что путешествие его не хаотично, что он летит по вполне определённой траектории. Сейчас он описывает гигантскую дугу, но в конечном итоге маршрут его пройдёт рядом с Ноктом. Или, иными словами - велика вероятность вторжения этого "Объекта" в наши жизни.
   - Ясно, - кивнул Эван, и едва сдержал улыбку - ему очень захотелось, чтобы "Объект" действительно вмешался в жизнь Нокта и изменил её.
   Доктор Хганс спросил:
   - Вы ведь не читали об этом "Объекте" в "жёлтой" прессе?
   - Я не читаю "жёлтую" прессу.
   - Ну а если бы читали, то ничего подобного не нашли бы, потому что мы тщательно храним эту информацию. И, естественно, мы не сообщили бы вам всего этого, если бы не предполагалось ваше участие в предстоящей экспедиции... Вот как вы думаете, почему мы выбрали вас?
    - Потому что я занял третье место в Большой гонке, - выпалил Эван.
    - Совершенно верно. Третье место в Большой гонке, если учесть, какой, мягко выражаясь, поношенный аэроцикл вам достался - это выдающийся результат. К тому же нами учтена и та ловкость, с которой вы спасли государственной оборудование во время... э-э-э... вашей работы на шахте... В общем, нами намечена экспедиция, а точнее - ряд экспедиций к "Объекту". Стартуют двадцать аэроциклов новейшей модели "Мысль-5". Все они собственность государства, себестоимость каждого - пятнадцать с половиной миллионов эзкудо. Вы понимаете, как честь оказана вам? Вы можете стать пилотом одного из этих аэроциклов.
   - Могу? - переспросил Эван.
   - Да. Можете. Но можете и отказаться. В таком случае вы будете изолированы на нашей базе до окончании операции "Штурм".
   - Я... конечно... согласен! - изменившимся от волнения голосом проговорил Эван.
   - Другого ответа мы и не ожидали. Но вам ещё не известны детали операции "Штурм". Знайте же, что аэроцикл "Штурм" способен развивать скорость до пяти тысяч километров в час. При такой постоянной скорости вы достигните "Объекта" через три месяца полёта. Срок, конечно, не шуточный, но и расстояние - огромное...
   Одна из половинок доктора Хганса подняла указательный палец на левой руке и произнесла:
   - Мысль.
   Вторая половинка тут же добавила.
   - 5.
   Худая женщина сделала очередное стремительное движение вперед, и своими нервными, длинными пальцами нажала сразу на несколько кнопок.
   В результате, на экране появилось изображение аэроцикла "Мысль-5".
   Эван ожидал увидеть что-то совсем другое. Ведь что такое аэроцикл в понимании Эвана?.. Вещь весьма компактная, размерами немногим превосходящая человека.
   А тут он увидел громадину - настоящий летающий дом. Передняя, выступающая, уточнённая часть "Мысли-5" действительно напоминала привычные Эвану аэроциклы. Только и сиденье и ручки управления были застеклены.
   Профессор Хганс тут же пояснил:
   - Стекло пуленепробиваемое. Форма обтекаемая. При скорости в 5 тысяч километров вещь совершенно необходимая. Иначе бы вас просто сдуло потоком встречного воздуха...
   Задняя часть "Мысли-5" представляла собой прямоугольник высотой в три, шириной в пять и длинной в одиннадцать метров (все эти сведения Эван получил из подписей). Прямоугольник стал прозрачным, и Эван увидел, что внутри он разделён на четыре небольших комнатки.
   Тут же последовали пояснения от Хганса:
   - Одна из комнат предназначена для вас. Вторая - представителю спецотряда, который полетит с вами, третья - кухня, четвёртая - хранилище продуктов и других необходимых в пути вещей, а также - для робота "ХаМа-7". Уборная - за перегородкой в конце коридора. Все отходы за время пути будут собираться в специальный контейнер...
   - Кто же будет моим спутником из спецотряда, - спросил Эван и прикрыл глаза.
   Он начал мечтать: "Вот день полный неожиданных сюрпризов. Думал, что меня станут пытать - допрашивать о Сопротивлении, а предлагают путешествие, о котором я и в лучшие дни не мог мечтать. Так почему бы ещё и так не получилось, чтобы моей спутницей стала Мэрианна Ангел. Безумная мысль? Ну а что - ведь в своих пустопорожних фильмах она весьма удачно изображает такую героиню, которая сражается со всякими злодеями из иных миров... Но, конечно, это бред. Никакой Мэрианны не будет. В спутником мне назначат такого здорового полумужика- полубыка, с боксёрской физиономией, со свороченным носом, и с волевым тупым взглядом".
   Профессор Хганс произнёс:
   - Вам в спутницы назначена Мэрианна Нэж.
   Эван открыл глаза, и увидел, что с экрана прямо на него смотрим короткостриженная женщина средних лет. Видна была вся её фигура в спортивной майке и в трусах - крепко сложенная, спортивная.
   Хганс говорил то, что можно было прочитать и на экране:
   - Мэрианна Нэж. Десять лет в службе Закона. Звание: лейтенант. Участвовала в 3 боевых операциях: 2 подавления мятежа, 1 освобождение заложника. Владеет всеми основными видами оружие, а также приёмами базовой и X-борьбы. Семейное положение: не замужем. Детей нет. Судимостей нет. Жизненное кредо: "Служить закону". За более подробной информацией обращайтесь к файлу 675/15а`19МН
   Хганс произнёс:
   - Ну к указанному файлу мы сейчас обращаться не станем. Это уж если Мэрианна захочет, то и расскажет вам всё, что следует. Но это у вас будет за три месяца полёта...
   - Очень приятно. Познакомлюсь с этой Мэрианной, - пробормотал Эван.
   - Вот и мы подумали о том, что вам будет очень приятно. О комфорте вашем мы позаботились. По вашему психологическому портрету подобрали вам наилучшего партнёра.
   - Премного благодарен, - рассеяно улыбаясь, ответил Эван.
   Тут на экране появилось лицо боксёра со сбитым носом, и с волевым, тупым выражением глаз. Эван содрогнулся и спросил:
   - Кто это?
   - А это - лейтенант Кьюдзи-бей. Он полетит с другим пилотом, на другой "Мысле-5". Если интересно, то его пилотом и его компаньоном в течении трёх месяцев будет Хгена Адз - женщина такого же психологического типа, что Кьюдзи- бей...
   - Хорошо, что вы все просчитали, - облегчённо вздохнул Эван. - Так что же - мне предстоит сидеть за рулём и постоянно упралять?
   - Конечно, нет, - заверил его профессор Хганс. - Это даже и физически невозможно: вам надо и есть и спать, в то время как "Мысль-5" будет беспрерывно лететь к своей цели. Нами разработана система, позволяющая огибать все встречающиеся на вашем пути препятствия (всего за эти три месяца вы пролетите вблизи 16721 мира и около 15 миллионов мелких камешков. Весь путь просчитан заранее. И не было бы вообще никакой надобности в пилоте экстра-класса, если бы мы могли знать, что ждёт вас там, при сближении с "Объектом". Но именно там автоматика будет отключена, и вы возьмёте управление в свои руки. С подробностями экспедиции вас ознакомит Мэрианна Нэж.
   - Когда же старт?
   - Через трое суток. За это время вы пройдёте все необходимые тесты и инструктаж. Сегодняшняя наша беседа закончена. Сейчас вас проводят в помещение, где вы сможете вымыться и получить новую одежду. После этого вас ждёт обед и знакомство с Мэрианной Нэж.
   
   
   
    Глава 16
   "Полёт"

   
    На второй день Эван познакомился с Мэрианной Нэж. Одного роста с Эваном, крепко сложенная, с негромким, но и сильным, приковывающим к себе внимание голосом. Она произвела на Эвана странное впечатление: вроде бы и ничего отталкивающего в ней не было, а всё же не верилось, что возможно вот с ней провести три месяца в пути, и что она - на стороне законников, то есть - на стороне тех, против кого боролось Сопротивление и Эван.
    И вот эта женщина объяснила Эвану, как пользоваться оружием. Вот автомат, стреляющий разрывными пулями - его можно будет применять только в самом крайнем случае. А вот пистолет, стреляющий иглами с усыпляющим веществом.
    - Пока что с оружием разобрались, теперь я покажу тебе наш защитный костюм.
    С этими словами Мэрианна Нэж скинула с себя одежду, и осталась перед Эваном в одних маленьких трусиках. Эван невольно оценил её ладно сложенную, физически тренированную фигуру. Пожалуй, телом Мэрианна Нэж была даже красивее Мэрианны Ангел.
    Нэж спросила строго:
    - Что ты смотришь на меня так испуганно и смущённо? Нам три месяца вместе лететь, так что это смущение ни к чему...
    - А ты уже привыкла? - спросил Эван, стараясь смотреть только на её лицо.
    - Да, я уже привыкла. У нас, у законников передевалка и душ общие: и для мужчин и для женщин.
    - И..., - вздохнул Эван.
    - Что "и"? - фыркнула Нэж. - Хотел узнать: не приставали ли ко мне? Нет. У нас все есть правила поведения. И это, в конце концов, просто привычка - на это не обращают внимания.
    С этими словами Мэрианна натянула на себя костюм тёмно-серебристого цвета. Костюм был с капюшоном, который расправлялся на всё лицо. Мэрианна застегнула молнию, и теперь вся он была закрыта этим костюмом. Эван видел только её печальные глаза, но и глаза были за стеклом.
    Мэрианна кивнула на нож, который лежал на столе. Сказала:
    - Возьми.
    Эван покорно взял нож.
    - Теперь ударь меня.
    Эван замешкался. В глазах Мэрианны сверкнуло нетерпение. Она сказала:
    - От тебя ожидается решительность. Понимаешь? И когда тебе приказывают, ты должен действовать. Ну - ударь меня в живот.
    Эван сцепил зубы, зажмурился и несильно ударил Мэрианну ножом в область живота. Показалось, что ударил в каменную стену - даже заболела рука.
    - Мог бы ударить и сильнее. Ну да ладно. На первый раз достаточно. Такие костюмы мы будем надевать в чрезвычайных ситуациях. Они могут защитить от ножей или стрел туземцев, но не от пуль. Зато они совершенно не стесняют в движениях. Впрочем, ты это сейчас и сам испробуешь...
    И Эван вынужден был раздеться перед Мэрианной Нэж, и надеть защитный костюм. Она смотрела на него внимательно, но без любопытства. Затем - несколько раз сильно ударила его ножом в грудь. Эван покачнулся, едва не упал, но боли от ударов практически не почувствовал.
   
   * * *
   
    На третий день стартовали все двадцать аэроциклов "Мысль-5". Стартовали они, правда, не одновременно, а с интервалом в минуту. И на одинаковом расстоянии в несколько километров друг от друга им предстояло лететь до самого конца.
    При старте Эван и Мэрианна Нэж находились в головной, застеклённой части "Мысли-5". В чёрных, удобных кожаных креслах сидели они. Впереди, держась за ручки управления - Эван, на заднем сиденье - Мэрианна. В ручное управление "Мысли-5" было добавлено несколько функций, но принципиально оно не отличалось от управления обычным аэроциклом, или погрузчиком на шахте...
    И вот на панели загорелась красная кнопка, а из динамика прозвучал сдвоенный голос профессора Хганса:
    - Поехали...
    Эван нажал педаль, и почти одновременно повернул две ручки вперёд. Аэроцикл и прикреплённый к нему прямоугольный дом помчались вверх, и вылетели из шахты на теневой стороне Нокта. Через обзорные экраны Эван видел, как стремительно отдаляется поверхность, а многочисленные вначале детали на ней сливаются в одну тёмную массу. Возбуждённым голосом проговорил:
    - Если бы у меня раньше был такой аэроцикл, тоя точно занял бы первое место на Большой гонке.
    На что Мэрианна Нэж ответила:
    - Если бы ты развил там такую скорость, то врезался бы в первый угол...
    Эван взглянул на датчик, отображающий скорость аэроцикла. Скорость приближалась к двум тысяч километров в час...
    - А будет пять тысяч, - молвила Мэрианна Нэж.
    - Да, я помню, и... я только сейчас осознал, что наконец-то покинул Нокт!
    Загорелась надпись: "автоматическое управление полётом". Теперь ручки двигались без участия Эвана.
    Мэрианна сказала:
    - Ну что - пойдём, я заварю кофе. Попьём его вместе с печеньем, раз уж алкоголь во время нашей экспедиции запрещён. За удачный старт - хоть кофе хлебнём...
    Эван смотрел на новый мир, который стремительно рос, заполнял небо. Видно было, что на этом мире преобладают горные породы изумрудного цвета. Строго в центре светлой стороны мира находилось поселение треугольной формы, напоминающее замочную скважину.
    Ещё только начал Эван рассматривать этот мир, а он уже пролетел сбоку, остался позади - сначала тёмным шаром, потом пятнышком, и, наконец - точкой. А перед аэроциклом уже нарастал следующий мир, состоящий из сотен крохотных островков и узеньких проливов между ними. Все острова были соединены мостами. Важные процессии и одинокие пешеходы двигались с островка на островок. Но вот и этот мир остался позади.
    - Интересно тебе? - спросила Мэрианна Нэж.
    - Очень! - воскликнул Эван.
    - А мне - нет. Сто раз видела это в учебных фильмах.
    - Я тоже видел. Правда не в фильмах, а через телескоп с Водного мира. Ну ты не знаешь...
    - Почему не знаю? Знаю. Читала твое досье. Старец Эльзар, старый робот "Богатырушка", старый телескоп... И в той дыре ты пробыл три года. Не повезло тебе.
    - Ну, можно и так сказать. Хотя тогда я многое узнал. Вот смотри - сейчас будет мир с гейзерами. Очень красивое зрелище...
    - Да видела я это уже. Все же пойдём пить кофе.
    - Попозже. Я буду смотреть новые миры.
    - Быть может, интереснее будет смотреть, когда мы подлетим к тем далёким мирам, детали которых невозможно разглядеть через наши телескопы...
    - И всё же я ещё посмотрю здесь, понаблюдаю...
    - Ну, как знаешь... - Мэрианна поднялась, и по узкому проходу-перешейку удалилась в прямоугольный дом.
    А Эван ещё два часа сидел в чёрном кресле, разглядывал миры, возле которых они пролетали и был вполне счастлив. Но вот, наконец, он поднялся, прошёл к двери на кухоньку. Мэрианны там не было, но на столе стоял холодный кофе и аппетитное печенье.
    Эван быстро поел, покушал, потом прошёл в головную часть, и снова стал наблюдать. За три последующих часа он насчитал сто двадцать миров, вблизи от которых они пролетали.
    Миры были ещё более-менее знакомыми даже по наблюдениям через старый телескоп Эльзара...
    Вот Эван зевнул, поднялся, и по коридору прошёл к двери в комнатку Мэрианны Нэж. Постучал.
    Из-за двери раздался её голос:
    - Что-нибудь срочное?
    - Нет. Я просто...
    - Тогда поговорим позже. Я сейчас занята.
    "Обиделась что ли?" - подумал Эван, и прошёл к себе в комнатку.
   
   * * *
   
    Эван лежал в своей комнатке на диванчике, на боку, полуприкрытыми глазами смотрел в окно. Там поспешно проплывал красноватый мир. Это был уже отдалённый мир, и через телескоп Эван видел его только маленьким красным пятнышком, деталей же разглядеть не мог. Теперь и без всяких телескопов он видел, что поверхность красного мира перечёркивали, изгибаясь, переплетаясь, многочисленными башенками возвышаясь, белые стены. Но Эвану уже лень было вскакивать, вглядываться в эти стены. Он и так уже раз сорок до этого вскакивал, разглядывая почти незнакомые миры. В конце-концов это его утомило. Слишком много впечатлений...
    Юноша уже подумывал - а не попытаться ли ему заснуть, когда в дверь раздался стук.
    - Да, да, войди Мэрианна, не заперто...
    Дверь открылась и в комнату вошла Мэрианна. Из одежды на ней остались только трусики.
    Эван глубоко вздохнул и спросил:
    - Что ты?
    Мэрианна произнесла:
    - Раздевайся.
    - Что? Зачем?
    Мэрианна фыркнула и ответила:
    - Ну а как ты думаешь? Нас подобрали друг к другу как подходящих партнёров. Партнёров в выполнении миссии, в общении, в еде, в сексе...
    - В сексе... - вздохнул Эван.
    Мэрианна проговорила громко:
    - Да - ужасное воздействие произвели на тебя три года, проведённых на Водном мире. В некоторых вопросах ты просто дикарь. Вот скажи на милость, когда мы, по-твоему, должны начать заниматься сексом?
    - Не знаю.
    - Ты не знаешь, а я знаю. Должны, когда этого захотим. Я захотела. Ты тоже, кажется, не импотент.
    - Нет.
    - Ну вот. А почему ты тогда жмёшься?
    - Но ведь должны быть чувства.
    - Верно, я разделяю твои взгляды. Ты мне нравишься. Иначе бы я отказалась с тобой лететь.
    Мэрианна сняла трусики, положила их на тумбочку, а Эвану сказала:
    - А ты раздевайся-раздевайся поскорее.
    Эван вздохнул и начал раздеваться. Мэрианна помогала ему. Потом - уселась сверху. Проговорила:
    - Нашими специалистами просчитано, что и я должна тебе нравится... Нравлюсь?
    - Нравишься.
    - По глазам вижу, что действительно нравлюсь... Ты принимай то, чем мы сейчас занимаемся, спокойно - как еду, как разговор. Это просто приятное и полезное проявление жизни. Нам ведь вместе три месяца лететь... так хорошо... а это сближает...
    - И что - во всех двадцати "Мысль-5" сейчас происходит нечто подобное?
    - Везде люди разные, и происходит у них по разному. Но разве же тебе сейчас плохо?
    - Мне очень хорошо.
    - Стало быть, специалисты, которые подбирали нас как пару, не ошиблись.
    - Да... а вот вопрос: можно ли закрыть окно?
    - Можно, здесь есть штора.
    Тут Мэрианна Нэж улыбнулась - Эван впервые видел, чтобы она улыбалась. И улыбка у неё оказалась приятной - спокойной, ласковой. Она спросила:
    - Боишься, что жители окрестных миров будут наблюдать за нашим актом?
    - Ага, - кивнул Эван.
    - Ну хорошо, тогда я закрою, - сказала Мэрианна и, изогнувшись, нажала кнопку.
    Штора беззвучно упала, закрыла окно.
   
   * * *
   
    Две недели прошли с тех пор, как стартовали двенадцать аэроциклов "Мысль-5". Полёт проходил с намеченной скоростью - 5 тысяч километров в ча, и без каких-либо поломок. С Ноктом поддерживалась видео и звуковая связь.
    Профессор Хганс сообщил, что "Объект" ведёт себя по-прежнему - перелетает от мира к миру, и движется по просчитанной траектории - приближается к Нокту. Всё же расстояние до него было ещё слишком большим, и Хганс не мог сообщить каких-либо новых данных об "Объекте".
    Аэроцикл пролетал возле самых разных миров. Так, бывало, Эван усаживался возле обзорного экрана и в медитативном состоянии созерцал. Удивляться, вглядываться в эти, сотнями и тысячами попадающиеся на их пути миры уже не было сил...
    Много было похожих миров: зелёные леса, луга с цветами, одна - две деревушки, холмы, и, конечно же, безжизненная тёмная сторона. Сам Эван был родом с такого обычного мира. Но попадались и удивительные миры. Например, проплыл мир, полностью покрытый водой, но по этой воде плыл одинокий, громадный корабль. Или мир с покрытым старым лесом светлой стороной и с тёмной стороной, озарённой светом бессчётных факелов.
    Много-много всего было, и все это автоматически записывалось и передавалось на Нокт...
    Эван был мрачен - думал о своём нынешнем положении. Кто он? Неужели предатель? Враги, законники схватили его друга Шокола Эза, многих других участников Сопротивления. Где они теперь? Наверное, подвергнуты пыткам, замучены, а те, кто выжил - доживает свои последние денёчки на шахтах Нокта...
    А что же он, Эван? Получается - служит врагам, спит с этой прелестной, но тоже вражеской Мэрианной?.. Но какой у него был выбор? Сказать изначально "нет", никуда не полететь, остаться в заточении? Кто бы от этого выиграл? Кому бы стало лучше?..
   И всё же Эван оставался мрачным - ему казалось, что он поступил неправильно...
   ...Прохладная ладонь легла на его плечо, и Эван вздрогнул, обернулся. Это Мэрианна бесшумно вошла в его комнату, уселась рядом с ним на кровати. Заглядывая в глаза Эвана, она спросила:
   - Ну что - продолжим наш разговор о поэзии?
   Накануне, после занятий сексом, они действительно разговаривали о поэзии, и Мэрианна продекламировала Эвану множество четверостиший официальной Ноктской поэзии - четверостиший бодрых, и частично даже хороших, потому что это были лучшие, рекомендованные к разучиванию стихи такого рода. Эван же во время того разговора в основном отмалчивался. Он знал кое-какие стихи, но то были стихи запрещённые.
   Но теперь Эвану было неприятно от этой своей закрытости. Сколько, право, можно скрывать от человека, с которым каждый день общаешься, свои взгляды? Быть может, и не все высказывать, но хотя бы намекнуть, посмотреть, как она отреагирует.
   Вот Мэрианна Нэж спросила:
   - Ну что - написал стихотворение?
   - Четверостишие, как мы и уславливались, вот:
   
    В тихий край, где ивы
    Плачут поутру,
    Где стога и нивы,
    Завтра улечу...
   
    - Неплохо для начала, - сказала Мэрианна. - Только лучше не "улечу", а "я уйду".
    - Ничего тебе не напомнило? - с напряжением в голосе поинтересовался Эван.
    - Нет. А что должно было напомнить?
    - Ну это, впрочем, жалкое, слабое подражание стихам Кэя Нурца...
    - Не слышала я о таком поэте.
    - Он был казнён.
    - Казнён? Кем же?
    - Вами законниками, по приговору правительства.
    - Так, сейчас проверим. Есть у нас здесь кое-какая база данных...
    С этими словами Мэрианна подошла к стене и нажала кнопку. Из стены выдвинулись монитор и клавиатура. Сильные пальцы Мэрианны стремительно забегали по клавишам - запрос был послан...
    И вот на экране появилось изображение Кэя Нурца, знакомое Эвану по тоненькой, подпольно изданной книжице его лучших стихов.
    Мэрианна проговорила:
    - Ну а я уже и прежде слышала имя Кэя Нурца, знала, что он участник Сопротивления, но о том, что он сочинял стихи, в его досье не было упомянуто.
    - Кэй - очень талантливый поэт.
    - Ведь тебе нравится Сопротивление, - это был даже не вопрос, а утверждение.
    Изумлённый Эван смотрел на Мэрианну, молчал. Она же, не оборачиваясь к нему, набивала следующий запрос.
    Вот спросила у Эвана:
    - А ты знаешь, за что казнили Кэя Нурца и сорок шесть его сотоварищей?
    - За то, что они боролись против правительства.
    - Верно. А в чём именно, по-твоему, заключалась эта борьба?
    - Они действовали активно, было произведено несколько боевых операций.
    - Террористических актов, - поправила его Мэрианна Нэж.
    - Они боролись за свободу! - разгорячено воскликнул Эван.
    - Вот сейчас я тебе покажу эту "борьбу за свободу".
    На экране появилось изображение: к лазурному небу поднимался дворец, возведённый из белых, толстых стен. Под стенами дворца стояла трибуна, а под трибуной волновалась, бурлила многотысячная толпа.
    Мэрианна пояснила:
    - Это видеозапись десятилетней давности. Открытие нового Дворца Правительства.
    - Но Нокте? - удивился Эван.
    - Да, на Нокте. И, более того - в Аркополиса, в самой крайней, повёрнутой к свету точке этого города. Это было грандиозное мероприятие, к нему долго готовились. На площадь перед Дворцом были допущены не только жители центральных районов Аркополиса, но и обитатели трущоб. Более трёхсот тысяч человек собралось там. На трибуну, которую ты видишь перед дворцом, должны были взойти члены правительства и выступить с торжественной речью. Конечно, были предприняты всевозможные меры для предотвращения возможного теракта. Чего стоят только огромные кордоны нас, законников, которые обыскивали всех входящих на площадь. Но бойцы Сопротивления ещё за несколько месяцев до этого узнали о намечающемся торжестве. Тут-то и зародился у них этот план - уничтожить разом всех членов ненавистного им правительства. Уже потом мы выяснили, что в числе охранников был один из участников Сопротивления. За несколько месяцев ему удалось продвинуться на высокую должность, и именно поэтому ему доверили осматривать трибуну перед самым торжеством. Хорошо - хоть только одну часть трибуны, другие же части осматривали верные правительству люди. Но этому террористу удалось выполнить возложенную на него задачу - взрывчатка была заложена. Теперь смотри внимательно...
    Изображение на мониторе увеличилось. Эван видел старых, отъевшихся членов правительства, которые и улыбались, и махали руками. Толпа подступала практически вплотную к трибуне. Лишь только ленточка, да жидкий строй охранников с автоматами разделял их.
    Похоже, члены правительства говорили что-то приятное для простых граждан, задабривали их скорыми благами. Лица граждан показывались крупным планом. Эван обратил внимание на полную женщину средних лет, которая стояла в первом ряду. Ничего броского не было в её одежде, да и лицо было самым обыкновенным женским лицом. Но то душевное тепло, которым светились её глаза, привлекало к себе внимание. На локте правой руки этой женщины сидела, обхватив её шею, девочка лет трёх-четырёх, а рядом - держа маму за другую руку, стоял мальчик лет семи. А кто был отцом этих детей? Быть может, вот тот усатый мужчина с суровым лицом, который стоял рядом с этой доброй женщиной. Эвану запомнилось вдохновение в глазах семилетнего мальчика. Краем уха мальчик слушал и не понимал торжественную, штампованную речь члена правительства, а голова его поднималась всё выше, и вот он уже мечтательно смотрел в лазурное, незатененное небо. Тогда Эван подумал, что вот и у него самого было такое же выражение, когда он ещё прозябал на своём мире, и мечтал о путешествиях, полётах.
    И тут произошёл взрыв.
    Изображение сразу стало передаваться с другой, отдалённой камеры. Эван видел как разлетелась одна часть трибуны, но основной вал огня пошёл не на соседнюю часть трибуны, а в толпу. Там, где только что стояла женщина с детьми - бушевало пламя; дальше - лежали, извивались, ползали, заходились криками обожженные, раненные или уже умирающие люди.
    Мрачным, тяжёлым стал голос Мэрианны Нэж:
    - В результате этого теракта погибли пять членов правительства и десять получили ранения различной тяжести. Среди простых людей, зрителей, сразу погибло пятьдесят человек и ещё триста тринадцать получили ранения и ожоги. Из этих трёхсот тринадцати - сорок два скончались в больнице: восемьдесят семь остались инвалидами на всю оставшуюся жизнь.
    - А эта женщина, и её дети...
    - Да, я понимаю твой вопрос. На них невозможно не обратить внимание. Шансов уцелеть у них не было, и всё же я стала интересоваться, узнавать - а вдруг - чудо? Тогда мне казалось, что если бы уцелел кто-нибудь из этих детей, то я бы взяла бы его приёмным. Пусть калека - я бы заботилась о ребёнке, любила бы его... Подняла архивы, выяснила... Мать и девочка погибли сразу - волной огня их отнесло на многие метры, и потом их уже не могли разъединить - так и похоронили вместе. А вот мальчик не погиб сразу. Его тоже отбросило в сторону, выжгло глаза, он весь был обожжён, изуродован, но ещё жив... он был очень сильным, он не терял сознание; когда его положили на носилки, он кричал, звал маму... Только в больнице пришло к нему долгожданное забытьё... Но он был ещё жив, сердце его билось... Врачи пытались выходить его... Временами сознание возвращалось к нему... потом он заснул и не проснулся...
    Одинокая слеза покатилась по щеке Мэрианны, но она быстро смахнула эту слезу, и проговорила:
    - Я полюбила этого мальчика как родного сына. Его звали Стефаном.
    - Как моего друга, который тоже погиб...
    - И это всё что ты можешь сказать?
    - Мне очень больно... жаль, что так получилось...
    - Жаль! - гневно фыркнула Мэрианна.
    - Ну, ладно, "жаль" - не то слово. Я понимаю, что это был теракт, это преступление. Это ужасно...
    - Законникам удалось выйти на след преступников. Все они оказались бойцами Сопротивления. Среди них оказался и твой любимый Кэй Нурц.
    - Он не мой любимый. Но у него есть действительно хорошие, свободолюбивые стихи.
    В глазах Мэрианны сверкнула ярость. Она сжала кулаки и проговорила:
    - Так каким же зверем надо быть, чтобы писать эти свободолюбивые стишки и обрекать детей на мучительную смерть? Кровожадный, уродливый маньяк симпатичнее мне, чем этот гад - Кэй Нурц. Скрывать за красивой идеологией такую подлость...
    - Но ведь он же не мог знать, что там будут дети. Так получилось...
    - Ты ещё скажи "это же политическая борьба"! И вот это борьба, и вот это...
    Мэрианна Нэж нажимала на клавиши, и на экране сменялись одна другой ужасные картины - растерзанные взрывами, обожженные тела.
    Мэрианна говорила:
    - Это вот тоже дела группы Сопротивления, в которую входил Кэй Нурц. Террористические акты, цель которых - уничтожение не только членов правительства, но и просто богатых, влиятельных людей. Всегда такие теракты производились в людных местах, где сложнее организовать хорошую охрану, где всегда есть фактор неожиданности. Часто гибли намеченные этими бандитами люди, но ещё чащё - невинные, в том числе и женщины, и дети попавшие под взрыв случайно. И эти взрывы производились ещё до взрыва на площади перед Дворцом - стало быть, и Кэй Нурц знал о предстоящих человеческих жертвах. Но, конечно, счастливое будущее для них важнее, чем жизнь детей.
    Воцарилось тягостное молчание.
    Наконец Мэрианна спросила:
    - Ну что - изменилось твоё отношение к Кэю Нурцу?
    - Как к человеку изменилось. Как к поэту - нет.
    - Разве могут быть у плохого человека хорошие стихи? В них всегда найдётся червоточина.
    - Я до сих пор не замечал.
    - Значит, не хотел замечать.
    - Да, я часто вижу то, что мне хочется видеть, а потом разочаровываюсь.
    Так сказал Эван, и глаза его сделались печальными - он вспоминал свою жизнь. Потом спросил:
    - И что же - законники ответили на зло злом? Подвергли Кэя Нурца и его товарищей зверским пытками, вытянули из них всё, что было можно?
    - Каким ещё пыткам? - недоуменно переспросила Мэрианна. - Это на таких диких мирах, с одного из которых ты родом, показания добываются пытками. Все это уже давно устарело, все это уде давно не в наших правилах работы. Ведь мы не дикари. Под пытками арестант тоже может дать неверные показания, оговорить себя или невинных людей - лишь бы только избавиться от боли. Уже давно нашими специалистами была разработана "сыворотка правды". Допрашиваемому вводят её в вену, и дальше он совершенно правдиво отвечает на все заданные ему вопросы. Сила воли, желание сохранить тайну здесь ни причём. Даже самая сильная воля полностью отключается при вводе "сыворотки правды". Можно сравнить это с наркозом. Скажем, кто-то упорно не хочет засыпать, но под наркозом всё равно отключается. Также и в этом случае - только арестант ещё двигает губами и излагает ту часть содержащейся в его мозгу информации, которая интересна нам.
    - А потом арестанта отправляют на шахты...
    - На шахты, или в тюрьму, или расстреливают - всё зависит от совершенного преступления.
    И тут вполне логичная, но пугающая мысль пришла в голову Эвана. Ведь если был арестован его сосед Шокол Эз, то при введение в него "сыворотки правды", он просто не мог не сообщить о том, что Эван расклеивал листовки.
    Мэрианна внимательно посмотрела на Эвана и спросила:
    - О Шоколе Эзе подумал?
    Эван машинально кивнул, а потом вскочил, встал перед Мэрианной, спрашивая:
    - Откуда ты знаешь?
    - Шоколу Эзу была введена сыворотка правды, и он рассказал, что ты расклеивал листовки.
    Эван ошалело оглядывал свою комнатку. Ему казалось, что вот сейчас из тёмных углов выскочат законники, скрутят его. Но, конечно, этого не происходило - уже миллионы километров отделяли его от Нокта.
    Мэрианна спросила:
    - Тебе интересует, почему тебя взяли в этот полёт?
    Эван молча кивнул.
    - Всё очень просто. Твои показатели на Гонке были проанализированы, и сделан вывод, что ты выдающийся пилот. Быть может, даже лучший из всех.
    - Но ведь...
    - Твоё участие в Сопротивлении? Брось! Это ерунда. То что тебя одурачили, и ты расклеивал эти листовки, ещё ничего не значит. Жаль, что тебя изначально направили в сто двадцать седьмой район, и ты попал под плохое влияние.
    - Я не попадал под плохое влияние, меня не одурачивали! Я действовал осознанно! Я...
    - "Боролся за свободу" - хмыкнула Мэрианна Нэж. - Ну как тебя не одурачивали, если ты знал только одну сторону Сопротивления. Видишь - о жертвах терактах тебе не сообщалось, потому что умные дяденьки и тётеньки просчитали, что потенциального борца это может травмировать, оттолкнуть. Стишки, мечты о свободе, а потом, после листовок, всучили бы тебе в руки взрывчатку, и сказали, куда подложить. И ты, окрылённый романтическим порывом, пошёл бы и подложил. И опять погибли бы невинные люди...
    - Но...
    - Никаких "но"! Тебе втолковывали о зверских пытках, которые применяют законники, но ты уже знаешь о "сыворотке правды". А вот у Сопротивления нет "сыворотки правды", не удалось её заполучить. Но им нужна информация о рейдах законников, о передвижении тех или иных влиятельных людей. Далеко не всегда им удается внедрить своих людей в наши ряды, и тогда похищают кого-нибудь, у кого можно узнать информацию. Иногда схваченный сразу рассказывает, что знает, но бывает и так, что молчит. В таком случае палачи Сопротивления применяют к нему пытки, иногда очень тяжёлые, страшные... Думаешь, это обман?.. Если хочешь, я покажу тебе нужные файлы...
    - Нет, не надо. Я уже насмотрелся сегодня ужасов.
    - И сделал какой-нибудь вывод?
    - Да. Сопротивление вовсе не такое светлое, как мне представлялось раньше. Быть может, оно не многим лучше вас, законников и правительства. Но если ты ожидаешь, что я полностью встану на вашу сторону, то ты ошибаешься. Я ведь обитал в трущобах, я видел несчастных, нищих людей, которые не живут, а существуют. Я видел рабов в шахтах. Там, среди этих умирающих, замученных, много действительно хороших людей. И все они жертвы твоего замечательного правительства, Мэрианна Нэж. Почему правительство закрывает доступ к другим мирам?..
    - Вот, похоже, тот факт, что правительство не позволяет всем желающим покупать аэроциклы и волнует тебя больше всего.
    - Пока я жил в Аркополисе, это терзало меня ежедневно. Какое они имеют право ограничивать мою свободу? Так нет же - боятся, что я сбегу, выйду из-под их контроля. А я никогда под их контролем и не был...
    - А ты знаешь, что был такой период, когда лицензию на летательный аппарат мог приобрести практически каждый? - спросила Мэрианна.
    - Так уж и каждый? Думаю, это просто пропагандистская штучка, чтобы показать, что у них, якобы, есть свобода.
    - Нет, Эван, это факт. И множество документов в наших архивах подтверждают это. Приобрести аэроциклы могли даже выходцы из трущоб... Эван, Эван, ведь это ты по себе судишь, как можно использовать аэроцикл: улететь далеко-далеко, жить в тиши, кушать ягоды, грибы, любоваться на небо, и сочинять стишки. Но ведь все люди разные, и в правительстве, и в трущобах. Вот в трущобах одна банда приобрела себе сорок аэроциклов. Ну а оружие у них уже было. Они покинули Нокт - ты бы сказал: они обрели долгожданную независимость, свободу. Так что же они сделали? Они прилетели на один дикий мир, всех мужчин перестреляли, а женщин изнасиловали. Потом перелетели на следующий мир - там всё повторилось. На третьем мире они остановились надолго. Там они и ели и пили, а местных дикарей заставляли работать на себя. Тем дикарям они, наверное, представлялись злобными божествами. Потом мы повязали эту банду, и отправили её в шахты, а главаря расстреляли. Это один пример, а их множество. Например, один торговец летал на окрестные миры, запугивал дикарей, отбирал у них красивые побрякушки, и удачно продавал их в своей Аркопольской лавочке. Мы его тоже вычислили и после суда отправили на шахты. Или, например...
    - Хватит примеров, - прервал её Эван. - Те люди, о которых ты говоришь - это преступники. Но ведь не все люди преступники.
    - Верно. Но как выявлять - держит человек преступные намерения или нет?
    - "Сыворотка правды"...
    - Здесь и сыворотка не поможет. Не упасёшься на всех сыворотки, и каждому надо будет задавать сотни наводящих вопросов, чтобы выйти на возможную преступную нить. К тому же у честного человека преступники потом могут отобрать аэроцикл.
    - То, что ты говоришь - это правда, но удобная для правительства правда. Это как оправдание запретов на полёты. И все же правительство боится потерять власть, и всё же правительство не может обеспечить должного уровня жизни и образования, чтобы не появлялись такие вот банды.
    - Эван, если ты думаешь, что я благоговею перед нашим правительством, то ты ошибаешься. Я считаю, что и у правительства есть ошибки. И вообще - в правительстве разные люди. Одни мне нравятся больше, другие - меньше. Но все же жизнь в Аркополисе медленно, но становится лучше, уменьшается число преступлений, увеличивается заработная плата и средняя продолжительность жизни в бедных районах. Если бы правительство думало только о себе, то давно бы уже вспыхнула революция. Но революции, как ты знаешь, не было. Сопротивление распространяет свои листовки и устраивает террористические акты. Популярность бойцов Сопротивления среди простого народа очень низкая. Многие их боятся и ненавидят. Тебе повезло, что за расклеиванием листовок тебя не схватили и не растерзали простые жители сто двадцать седьмого района. А ведь были неоднократно подобные случаи самосуда в сто двадцать седьмом, и в других районах... Что - твой друг Шокол Эз не рассказал тебе об этом? Как это мило с его стороны!
    - Не надо язвить, Мэрианна Нэж. Шокол Эз был просто человеком - по-моему, глубоко несчастным. В нём, также как и в каждом из нас были светлая и тёмная стороны.
    - А раньше ты так не думал. Верно?
    - Значит, общение с тобой произвело на меня впечатление. Но всё же Шокол Эз был...
    - Всё, хватит!
    Мэрианна Нэж стремительно сняла с себя майку, штаны, потом и трусы. Встала перед Эваном голой.
    Юноша недоуменно поморщился, спросил:
    - Что это значит?
    - Значит, что мы слишком долго общаемся на тяжёлую тему. Нам нужна эмоциональная разгрузка. Секс нам поможет.
    - После всего, о чём мы говорили, ты готова заниматься со мной сексом?
    - Естественно, а что в этом такого?
    - Ну, между нами появилось столько непонимания...
    - Какоё ещё непонимание? Я давно о тебе все знала. И все твои ответы, всё твоё поведение во время этой беседы было спрогнозировано нашими специалистами. Никаких отклонений нет. Или ты думаешь, что если бы у них были какие-нибудь сомнения в тебе, то они отправили бы тебя в эту ответственную экспедицию?
    - Нет, но...
    - Ты разве и сейчас готов бороться против правительства и законников?
    - Нет. Но существуют такие формы протеста, которые...
    - Готов ты к террористическим актам?
    - Нет, конечно.
    - Или к нападению на участок законников?
    - Нет, пожалуй.
    - А ведь именно к этому готовил тебя Шокол Эз. Во время нападения тебе пришлось бы убивать, и тебя бы, может, убили. Так бы ты и умер, думая, что сражался на правой стороне...
    - Но...
    - Всё, хватит!
    Мэрианна Нэж начала стаскивать с него рубашку. В тот раз секс между ними был особенно бурным. Казалось, что в постели боролись две стихии: светлая и тёмная. Вот только где свет, где тьма - непонятно.
   
   
   
    Глава 17
   "Объект"

   
    И ещё два с половиной месяца полёта к цели...
    Можно сказать, что внутри аэроцикла "Мысль-5", в котором летели Эван и Мэрианна Нэж, за это время ничего особенного не произошло. Мелькали похожие друг на друга дни, а за обзорным экраном пролетали миры - всегда разные, но тоже, в общем-то, похожие, потому что уж слишком много их было, и Эван не мог их запомнить, забывал их...
    Попадались, впрочем, и сильно измененные их обитателями, врезающиеся в память миры. Например, мир вся тёмная часть которого была срезана так, что он превратился в полусферу. Весь взятый с тёмной стороны материал пошёл на сооружение исполинской статуи воина, занёсшего меч. Жителей на том мире не было видно, по-видимому, они вымерли...
    В общем, о таких выдающихся мирах Эван делал заметки в дневнике, который начал вести сразу после той памятной беседы с Мэрианной. И с тех пор, за все два с половиной месяца пути ни Мэрианна ни Эван больше не касались темы Правительства и Сопротивления. Эван-то, конечно, задумывался на эту тему, и всяких раз находил, что и Правительство с его ограничением свободы, и Сопротивление с его террористическими актами ему одинаково неприятны. Тогда же он вспоминал Шокола Эза с которым дружил, разговаривал, у которого брал читать хорошие книги, и тогда Эван опять становился мрачным, терзался вопросом: а не предатель ли он?
   А потом Эван научился отгонять от себя эти мысли. Теперь он думал: "что мне до этого Нокта, Аркополиса, да и Правительства с Сопротивлением? Случайно узнал обо всём этом, случайно и забуду. Вот лечу куда-то, узнаю что-то новое, и это хорошо..."
   
   * * *
   
    Все знали, что они приближаются к "Объекту", и всё же, когда голос профессора Хганса объявил: "Объект" в пределах видимости!" - и Эван, и Мэрианна вздрогнули, вскочили из-за стола на кухоньке, где вели неторопливую, пустячную беседу и один за другим по узкому коридору бросились в головную часть "Мысли- 5".
    Эван уселся в кресло пилота, Мэрианна уселась за ним. Поблизости проплывал заросший лесом, но с сильно выделяющимся золотистым городом мир. Но на этот мир они, конечно, не смотрели. Впереди, на фоне бескрайней лазури темнел, приближался к ним "Объект".
    На дисплее уже засияла подкреплённая голосом профессора Хганса информация:
    - Диаметр "Объекта" - 810 километров, 140 метров. Имеет сферическую форму, но покрыт многочисленными выступами, возникших, возможно, из-за естественных процессов.
    "Объект" приближался, и уже можно было разглядеть и тёмно-зелёные выступы, и ядовито-бурые впадины между ними.
    Эван проговорил тихим, благоговейным голосом:
    - Много я за этот полёт повидал, но это... Вроде бы и нет ничего в этом "Объекте" особенного, ну шар огромный... Но чувствуется - он не наш, не отсюда... Не из нашего неба... Если ты понимаешь, о чём я...
    - Возможно... - пожала плечами Мэрианна. - Теперь, по крайней мере, можно с большой уверенностью сказать, что это огромный корабль, а не живой организм. Ведь ты знаешь, что была такая теория: якобы это организм, который перелает с мира на мир и...
    Договорить Мэрианна не успела. Её перебил вежливый голос из динамика:
    - Автоматический полёт завершён. Пилоту надлежит взять управление в свои руки.
    И, одновременно с этим, задняя часть "Объекта" начала раскрываться. Сам "Объект", который до этого висел на месте, двинулся прямо на "Мысль-5".
    - В сторону! - закричала Мэрианна.
    Эван уже повернул ручки вперёд, и, одновременно, дёрнул их в сторону. "Мысль-5" развернулась, понеслась, огибая "Объект".
    Эван и Мэрианна видели, как из открывшегося в задней части "Объекта" круглого отверстия вылетел мир. А если точнее - то мир остался висеть на своём прежнем месте, а "Объект" пролетел дальше.
    Слышен был взбудораженный голос профессора Хганса:
    - Продолжайте следовать за "Объектом". Мы должны увидеть процесс "поглощения".
    Эван снова повернул ручки, и "Мысль-5", сделав крутой вираж, начала обгонять "Объект". По сторонам небольшими крапинками виднелись и другие посланные в эту экспедицию аэроциклы.
    Хганс продолжал:
    - Средняя скорость "Объекта" - 1500 километров в час, так что вы без труда можете его обогнать...
    "Мысль-5" облетела очередной мир, к которому приближался "Объект" и, послушная движениям Эвана, развернулась.
    Видно было, как громадный, с преобладанием тёмных тонов "Объект" приближается к миру, который был раз двадцать меньше его. Самый обыкновенный мир: одна речка, и множество ручейков, три деревеньки, холмы светлого цвета, и несколько глубоких, заросших жёлтыми цветами оврагов.
    "Объект" уже вплотную подлетел к миру и, казалось, неизбежно столкновение. Но вот в поверхности "Объекта" стремительно распахнулось отверстие, в которое свободно, словно в чудовищную глотку, вплыл этот мир. Что там, внутри этого отверстия, разглядеть было невозможно - угольная чернота царила там. Как только мир влетел, отверстие захлопнулось. "Объект" ещё некоторое время двигался вперёд, но когда по расчетам мир достиг его центральной части - остановился.
    Тянулись минуты. Как казалось - ничего не происходило. "Объект" висел на месте, мир находился в его утробе.
    - Что же там сейчас такое внутри происходит? - не в силах больше выдерживать эту паузу, спросил Эван.
    Незамедлительно прозвучал голос Хганса:
    - Вот это вам и предстоит в скором времени выяснить... Стандартный мир находится внутри "Объекта" полчаса, но бывают случаи, когда он находится там лишь по двадцать, а то и по десять минут.
    Им пришлось ждать полчаса. После этого "Объект" снова полетел, а в задней его части открылось отверстие, из которого вылетел мир.
    Профессор Хганс произнёс:
    - Аэроциклам N2 и N15 пролететь на малой скорости над поверхностью выпущенного мира. Высота - 100 метров.
    Аэроцикл N15 был аэроциклом Эвана и Мэрианны Нэж. И вот Эван развернул его, направил к указанному миру. Тень удаляющегося "Объекта" постепенно рассеивалась и уже видна была река, ручейки, три деревушки, светлые холмы, глубокие овраги с жёлтыми цветами. В общем, никаких разрушений заметно не было, словно бы и не заглатывал этот мир "Объект".
    Но вот Мэрианна выгнулась вниз:
    - Я смотрю, там в деревне паника. Местные жители носятся, кричат что-то.
    Голос профессора Хганса поведал:
    - Паника зафиксирована во всех трёх деревнях данного мира. Приказываю: аэроциклу N2 продолжить патрулирование, аэроциклу N15 спуститься на расстоянии полукилометра от центральной деревни. При высадке на поверхность одеть защитные костюмы. Оружие применять только в крайнем случае.
    Они стремительно пролетели над сложенных из жёлтых брёвен деревенскими домами, и опустились на вершине холма. На этой вершине травы и цветы доставали до пояса взрослого человека, но ниже - по склонам холма и в поле растительность достигала двух и даже трехметровой высоты...
    Эван и Мэрианна быстро надели защитные костюмы и вышли из "Мысли-5". Чувство было удивительным вдвойне. Во-первых, впервые за три месяца они покинули узкое, замкнутое пространство, которое успело им порядком опротиветь. А во-вторых - это был очень далёкий от Нокта мир, и запахи, которыми был наполнен воздух, оказались совершённо незнакомыми. Несмотря на то, что воздух поступал через специальный фильтр в защитном костюме, у Эвана закружилась голова.
    Из динамика над ухом Эвана прозвучал голос профессора Хганса:
    - Не беспокойтесь. Состав местной атмосферы проанализирован, и найден безопасным. Но будьте начеку - со стороны деревни к вам приближаются местные жители... напомню - оружие применять только в самом крайнем случае. Вы должны просто выяснить, что здесь произошло.
    Эван поднёс к застеклённым глазам бинокль, и увидел, что со стороны деревни, среди трав действительно несутся местные жители. Ростом они были под три метра (именно поэтому и возвышались над высоченными травами), кожа их отливала такой же яркой желтизной, как и их дома, как и цветы, которые росли в местных глубоких оврагах.
    Профессор Хганс продолжал:
    - Часть этих существ бежит в вашу сторону. Полковник Нэж - используйте парализующий пистолет. Достаточно взять одного местного. Остальных попытайтесь отпугнуть. Если не получится - тоже их парализуйте.
    Действительно - троё жёлтых отбились от основной группы и должны были пробежать вблизи от вершины холма. Обуянные паникой, они не замечали аэроцикл, который, правда, наполовину был скрыт травами и цветами.
    Всё же эти жёлтые должны были пробежать в стороне, и Мэрианна бросилась им наперерез, потом остановилась, прицелилась из парализующего пистолета, нажала курок.
    Один из жёлтых замедлил свои шаги и тяжело упал. Другие двое закричали что-то непонятное, попытались поднять его, но тут увидели Мэрианну и Эвана в чёрных, защитных костюмах и аэроцикл.
    Тогда жёлтые, размахивая непомерно длинными ручищами, бросились к основной группе, которая уже приближалась к лесу.
    Эван и Мэрианна подошли к поверженному жёлтому, склонились над ним. Глаза этого трёхметрового гиганта были приоткрыты и устремлены в небо. Но, несмотря на то, что ещё едва ли треть небосвода занимал отдаляющийся "Объект", ужаса в этих глазах не было - гигант попросту отключился.
    Его тело покрывала странная одежка, сплетённая из затвердевших жёлтых лепестков, которые по цвету почти сливались с его кожей. Выпущенная же Мэрианной капсула торчала из его шеи.
    Эван приподнял руку жёлтого гиганта и произнёс:
    - У-ух, тяжеловат. Его и не поднимешь. Тут бы робота использовать, а то он всё стоит в чулане без дела.
    - Ты же знаешь: робот предназначен для непосредственного изучения "Объекта". Но вместо того, чтобы тащить великана к аэроциклу, не легче ли сюда подлететь на аэроцикле?
    - Да, конечно, ты права, - усмехнулся Эван, и бросился к "Мысле-5".
   Вот он вбежал внутрь, по узкому коридорчику промчался в кабину управления, схватился за ручки управления...
   Послушная его воле "Мысль-5", поднялась в воздух. И тут Эван увидел то, что увидеть никак не ожидал. Со стороны селения, стремительно ползла в травах, изгибалась, громадная змея. Змея приближалась к Мэрианне Нэж, а Мэрианна склонилась над поверженным жёлтым великаном, не видела этой опасности...
   Эван закричал:
   - Мэрианна, осторожнее!
   Но у "Мысли-5" не было внешнего динамика (один из недостатков конструкции), так что Мэрианна не услышала его.
   Между тем змеюка подползла уже совсем близко к девушке. У Эвана не оставалось времени на то, чтобы сажать "Мысль-5", выскакивать из неё, стрелять. Оставалось лишь несколько секунд.
   И Эван рванул аэроцикл вниз, намериваясь обрушить его на змеюку, попытаться раздавить её...
   К счастью, не пришлось этого делать. Увидев, что сверху стремительно приближается нечто непонятное, змеюка, намериваясь атаковать, приподнялась и оказалась, собственно, не змеей, а настоящим чудищем: с тремя шеями, с тремя голова - со вспыхнувшим ярким изумрудным цветом выпученными глазами. Чудище было покрыто чешуей, которая начала приподниматься, топорщиться острыми, словно лезвия, гранями.
   Эван стремительно развернул аэроцикл и ударил прямоугольным домом по одной из голов. Дом весил несколько тонн, и удар получился сокрушительным. Раздался оглушительный треск - шея чудища переломилась, и его голова откинулась назад, два глаза потухли.
   Но оставшиеся два глаза вспыхнули ярче прежнего. Из двух глоток вырвалось яростное, клокочущее шипенье, а затем - плевки ядовитой слизи.
   Мэрианна уже отскочила от жёлтого великана, и, присев на колено, пыталась заставить стрелять автомат. Но что-то там заело - давно не используемый автомат никак не хотел стрелять.
   Плевки ядовитой слизи попали на бок прямоугольного дома, и на головную часть "Мысли-5". На защитном стекле, прямо напротив Эвана образовалось темноватое пятно, от него повалил дым. Юноша представил, что было бы с ним, если бы не это стекло, и содрогнулся...
   Ставшее двухголовым чудище, выгнулось назад - изумрудные глаза его блестели - оно готовилось к нападению. Но, конечно, откуда чудищу было знать о возможностях аэроцикла "Мысль-5". Эван вывернул ручки управления вперёд, и аэроцикл с грохотом, с рёвом рванулся вперёд - попросту снёс ещё одну из голов. Эта голова ещё не успела упасть на землю, а Эван был уже над опустевшим поселением, разворачивал аэроцикл, намеривался вновь броситься в атаку...
    Обезумевшее от боли, чудище извивалось, било своим длинным хвостом, сбивала высокие, густые травы и цветы, брызгало во все стороны своей ядовитой слюной. Один из тёмных сгустков полетел на Мэрианну, и она еле успела увернуться...
    Наконец девушке удалось разобраться с оружием, и, прежде чем Эван успел вернуться, она скосила чудище длинной очередью. Разрывные пули сделали своё дело - чудище повалилось в травы, и ещё некоторое время билось там, но это были уже рывки умирающего тела...
    Эван, наконец-то опустил аэроцикл, выскочил из него. В одной руке он сжимал автомат, другую положил на плечо Мэрианны. Спросил у неё в тревоге, волнуясь за нёё
    - Ну, как ты? Эта тварь не задела тебя?..
    - К счастью, обошлось. Но как там наш великан? Если яд попал на него, то придётся ловить ещё одного...
    Они склонились над великаном. Быстро осмотрели его тело. Никаких видимых повреждений не было заметно.
    Тогда Мэрианна бросилась в стоявший рядом аэроцикл, и спустя минуту вернулась оттуда, неся тонкую, но чрезвычайно плотную верёвку. Этой верёвкой они обмотали великана.
    Ещё Мэрианна вытащила из прямоугольного дома монитор, включила его. Появилось изображение профессора Хганса (точнее - двух половинок одного целого, двух близнецов). Хганс говорил:
    - Да. Я всё видел. Нападение трёхголового было неожиданностью для всех нас. Но теперь допросите желтокожего.
   Мэрианна достала шприц, и впрыснула его содержимое великану в вену. И тут же распахнулись широкие, ярким золотом сияющие глаза великана. Как и предполагалось, он начал дёргаться, пытался высвободиться...
   Мэрианна заговорила ласковым, примирительным голосом:
   - Пожалуйста, не волнуйтесь. Мы пришли с миром...
   Но, услышав её, великан ещё сильнее начал дёргаться, издавал мычащие звуки, рассчитанная на очень большие нагрузки верёвка трещала.
   - Успокойте его, - посоветовал профессор Хганс.
   Мэрианна извлекла из аптечки другой шприц, и его содержимое также впрыснула великану.
   Тот сразу перестал дёргаться, глаза его потускнели, но не закрылись. Умиротворённо глядел он на Мэрианну и Эвана, спрашивал:
   - Хто вы?
   - Мы пришли, чтобы помочь вам, - проговорила Мэрианна.
   - Ага. Помохиты ным. Тчудовисча, ужазны. Тчернота прышла...
   И с таким сильным, но всё же вполне понятным акцентом продолжал говорить жёлтый великан. Мэрианна или профессор Хганс задавили наводящие вопросы, а великан отвечал.
   И вот какая картина складывалась из его рассказа.
   
   * * *
   
    Мирно, не зная ни болезней, ни войн жили строны (так называли себя жёлтые великаны). Основной их пищей были жёлтые цветы полоны, росшие в глубоких, рассекавший весь их мир оврагах. Не заботились об урожаях строны - всегда им хватало полонов, всегда они были сытыми...
    На тёмную сторону своего мира не заходил строны, но по пограничной, сумрачной зоне иногда прохаживались, вели там неторопливые беседы, или же просто лежали, наслаждались сном...
    И вот совсем недавно - примерно двенадцать часов назад именно из сумрачной зоны заметили в небе тёмное пятно, которое не висело на месте, как было положено всем остальным пятнам-мирам, а весьма быстро разрасталось...
    Ещё надеялись строны, что эта беда как-нибудь облетит их стороной, но всё больше становилось тёмное пятно, и уже большую часть небосвода занимали. Строны перепугались - кричали, перебегали с места на место, пытались спрятаться. Но на самом деле они не знали, что делать в таком случае, так как прежде ничего подобного не видели.
    И вот страшная, огромная сфера подлетела к их миру. Столкновение и гибель казались неизбежными. Многие строны падали на землю, закрывали голову руками, пытались смириться с гибелью...
    Но рассказчик был одним из тех, кто не упал на землю. Он, хоть и испытывал ужас, стоял и смотрел.
    В поверхности тёмной сферы распахнулся вход, в который свободно влетел их мир.
    Некоторое время было совсем темно, ничего не видно. Стоны, стенания перепуганных стронов оглашали воздух. Потом воздух прорезали тонкие, красные лучи - они стремительно двигались, словно бы выискивали кого-то. строны пытались от этих лучей увернуться, но ничего у них не удавалось.
    Потом раздался скрежет, и строны почувствовали, что к ним сверху что-то приближается. Они бросились врассыпную, но тут одну Строну (кстати, подругу рассказчика), подняло в воздух, видно было как её засасывает в какое-то тёмное отверстие, вроде бы в трубу. Потом и строна и труба исчезла...
   Ещё несколько ужасных минут прошло, и тогда появился привычный лазурный свет. Тёмная сфера улетела, а мир стронов вынырнул через округлое отверстие в задней части этой сферы...
   Строны ещё дрожали от пережитого, некоторые плакали, некоторые смеялись - радовались тому, что остались живыми, а эта страшная, непонятная напасть - улетела...
   И, вроде бы, никто, кроме подруги рассказчика, не пропал.
   Однако, зря надеялись строны, что всё закончилось. Оказалось, что крыша одного из домов была проломлена, что-то упало в этот дом сверху.
   Строн подошёл к дому, хотел открыть дверь, но дверь сама распахнулась, оттуда высунулась громадная, змеевидная голова, и перекусила несчастного строна надвое...
   Ещё две головы пробили окна, а потом рухнула стена и часть крыши. Из-под обломков начало вылезать страшное, покрытое чешуей чудовище.
   Надо сказать, что у стронов никакого оружия не было (зачем им оружие, если они никогда не воевали и не охотились), так что и нечем им было противостоять этому, неведомо откуда появившемуся чудищу.
   И они бросились из своей деревушки...
   Остальное уже было известно Эвану и Мэрианне.
   
   * * *
   
    Строн закончил рассказывать, и закрыл глаза.
    - Что с ним? - спросил Эван.
    - Ничего. Действие успокоительного закончится через час. Тогда он поднимется, и будет жить, как прежде, - ответила Мэрианна.
    - Только без своей подружки, - заметил Эван.
    - Его "подружка" находится внутри "Объекта", - проговорил профессор Хганс, который выслушал весь рассказ Строна.
    Эван молвил:
    - И из этого можно сделать, что "Объект" похищает жителей всех миров, возле которых пролетает.
    - Вполне логичное заключение, молодец, - похвалил его Хганс.
    - А как же быть с трёхголовой уродиной, которую мы пристрелили? - поинтересовалась Мэрианна. - Она то почему появилась?
    Две одинаковых головы профессора Хганса покачались, и он проговорил:
    - Пока что можно делать только предположения. Надо осмотреть и другие миры, посещённые "Объектом" - везде ли он оставил таких трёхголовых созданий, везде ли были похищены местные жители...
    А потом профессор Хганс проговорил:
    - Сейчас "Объект" подлетел к следующему миру. Я переключаюсь на камеры, передающие с других аэроциклов. Вы можете подниматься. Летите за "Объектом". Дальнейшие указания получите позже...
   
   * * *
   
    Очередной мир был поглощён "Объектом" так же, как и бессчётное множество других, попадавшихся на его пути миров. А через полчаса в задней части "Объекта" открылось отверстие, и мир был освобождён - "Объект" полетел к следующей цели.
    От профессора Хганса поступило указание:
    - Аэроциклу N17 спуститься на поверхность оставленного "Объектом" мира...
    Итак, аэроцикл N15, в котором находились Эван и Мэрианна Нэж, остались наверху, а аэроцикл N17, пилотом которого была некая Стаза Ворз, а летевшим с ней законником - лейтенант Бази Вугс, полетели вниз, к степному мирку.
    Сверху видны были небольшие, из царства трав поднимающиеся крыши домов. Никакой паники там не было заметно, словно бы и не окружал этот мир своей тьмою "Объект"...
    Эван и Мэрианна смотрели на экран, передающий изображение с аэроцикла N17.
    Этот аэроцикл опустился неподалёку от жилища с проломленной крышей. Собственно жилища и не было видно, так как оно находилось под землей, а вот из пролома крыши медленно поднимался тяжёлый, густой зеленоватый дым.
    По устройству связи Эван предупредил экипаж аэроцикла N17:
    - Осторожнее: там может быть это чудище трёхголовое.
    Профессор Хганс наставлял лейтенанта Бази Вугса:
    - Трёхглавое существо, ежели таковое появится - парализовать. Затем попробуйте изучить его с помощью имеющих на вашем аэроцикле приборов...
    Бази Вугс и Стаза Ворз вышли из своего аэроцикла, но далеко не отходили. Держали в руках парализующее оружие, ждали, были готовы в случае чего отступить...
    Вот зеленоватый дым задёргался сильнее - снизу, из разорённого жилища приближался кто- то.
    Эван проговорил возбуждённо:
    - Вот сейчас чудище появится. Только парализующими пулями вы его чешую не пробьёте. Слышите?.. Его разрывными пулями надо нашпиговать...
    Но тут из зеленоватого дыма вылетело совсем не то, что они ожидали.
   Стремительно размахивая тонкими, но очень широкими и крепкими крыльями, вылетел оттуда золотистый жук. Из жука вырывались мелодичные, схожие с птичьими трели.
   Но ещё более неожиданным следующее действие: из жилища высунулся широченный сачок, схватил отчаянно трепыхающегося жука и утянул его вниз...
   Профессор Хганс быстро посовещался с кем-то, сидевшим сбоку от него, и не видимом на экране связи. Потом Хганс отдал распоряжение:
   - Экипажу аэроцикла N17 проникнуть внутрь жилища и доставить на поверхность в парализованном виде насекомое с золотистым окрасом, а также того, кто это насекомое поймал...
   Судя по тому, какими сумрачными стали лица Бази Вугса и Стазы Ворз, им вовсе не хотелось спускаться вниз. Но, делать нечего: приказ есть приказ.
   Закреплённые на их защитных костюмах передавали изображение: как подошли они к пролому в крыше, как заглянули вниз. Но из-за сильного задымления внизу ничего не было видно...
   Тогда они закрепили на выступах верёвки, и, придерживаясь за эти верёвки, начали спускаться...
   Они включили фонари, но зеленоватый дым скрадывал обзор до двух метров. Всё же можно было разглядеть необычную, сильно вытянутую, изгибистую домашнюю утварь. Имелся там и стол со множеством ножек, но стол этот был расколот...
   Эван буквально припал к экрану, и шептал:
   - Осторожнее... Сейчас как высунется из этого дыма зубастое... Сразу стреляйте, да лучше - прямо в пасть...
   Но из дыма вырвалось не зубастое чудище, а всё тот же здоровенный сачок. Стремительным было движение этого сачка, но всё же не могло сравниться с реакцией лейтенанта Бази Вугса, он дёрнулся в сторону, и замешкавшуюся Стазу Ворз оттолкнул.
   И ещё на лету, увёртываясь от сачка, он выпустил в дым несколько парализующих зарядов...
   Через некоторое время, с немалыми трудностями на поверхность были подняты двое: полуметровый золотистый жук и тот, кто его ловил сачком, а теперь и сам был пойман, и лежал, крепко связанный верёвками. У этого неизвестного была такая же зелёная, как и дым кожа, голова - совершенно лысая, а на лбу топорщились, похожие на рога костяные вздутия.
    Бази Вугс вколол неизвестному ампулу, и тот очнулся - раскрылись его выпученные, с зеленоватым отливом глаза.
    Акцент у этого зелёного был схожим с акцентом жёлтых стронов, но с некоторыми незначительными отличиями.
    Из последовавшего допроса стало известно, что зелёные существа назывались аккозами, и также как и строны жили вполне мирно. Правда, не цветами, а ползающими под землей козявками питались аккозы. На этих козявок устраивались настоящие охоты - наловившие большего всего козявок получали призы.
    Большую часть своей жизни аккозы проводили под землей, но всё же и на небо иногда поглядывали. И однажды увидели огромную тёмную сферу. Только увидели, и тут же всякий свет померк. Окружила их тьма непроглядная. Закрылись аккозы в своих подземных жилищах, но и это не помогло - и в жилища эти проникли тонкие, красноватые лучи...
    Потом крыша в жилище допрашиваемого аккоза была проломлена, сверху просунулась тёмная труба, а из трубы этой выскочил огромный золотистый жук.
    Труба исчезла, и появился свет. Тёмная сфера улетела...
    Некоторое время золотистый жук лежал без движения, а аккоз уже начал подбираться к нему, думая - вкусным ли окажется такое насекомое, и получит ли он какую-нибудь награду от своих сородичей, если предложит им такое лакомство. Но тут жук задрал крылышками и попытался улететь. Однако, аккоз достал свой сачок и поймал жука. Но вскоре и сам аккоз был пойман...
    Профессор Хганс, изображение которого передавалось на все аэроциклы, проговорил:
    - Странно. Это разрушает выдвинутую нами теорию, о том, что "Объект" оставляет на всех мирах одинаковых агрессивных созданий, которые должны поработить или уничтожить местных жителей. Если подстреленное на первом из изученных миров трёхголовое млекопитающее было явным хищником, то этот жук с золотистым окрасом, судя по первым анализом, является травоядным, и ничего общего с трехглавым не имеет. В общем - загадка. Мы практически не продвинулись в изучении проблемы "Объекта". Ну ничего..., - два одинаковых рта профессора улыбнулись. - Ваша экспедиция продолжается. Ждите дальнейших указаний.
   
   
   
    Глава 18
   "Изучение"

   
    Дальнейших указаний пришлось ждать довольно долго: целых два часа. За это время "Объект" посетил ещё два мира. Судя по всему, на каждом из этих миров происходило одно и то же: кого-либо похищали, а в замену появлялись существа неведомые, непонятные, но не всегда опасные...
    Наконец профессор Хганс вышел на связь. Судя по тому, что говорил он неуверенно, и иногда косился в сторону, за пределы экрана, можно было сделать вывод, что распоряжение поступило не от него, а от вышестоящего начальства и Хганс с этим распоряжением не согласен. Вот что говорил двойной профессор:
    - Все аэроциклы, за исключением аэроцикла N1, спускаются на поверхность "Объекта". Место посадки каждого обозначено на схеме, которую передаю...
    И на мониторе, установленном в головной части аэроцикла N15 появилось схематическое изображение "Объекта", с мерцающей точкой - тем местом, в котором они должны были сесть.
    Мэрианна уменьшила громкость связи, и прошептала Эвану:
    - Вот уж действительно - идиотское распоряжение. Надо бы одному аэроциклу спускаться. Проверить - может, с ним что-нибудь случиться; так нет же - надо сразу все, и только один оставить наверху. Ведь все могут погибнуть... Э-э-эх, начальнички... Ну да ладно - делать нечего; давай - спускай к указанной нам точке...
    Эван и так уже направлял аэроцикл к "Объекту". Стремительно приближалась страшная, с преобладанием тёмно- зелёных и бурых тонов, бугристая поверхность.
    Возле самой поверхности Эван снизил скорость, и ловко, практически без толчка, посадил аэроцикл.
    Они находились на вершине ржавого холма, вниз простиралась равнина - естественно безжизненная, мрачная, таящая в себе опасность. Ещё один аэроцикл опустился в пределе видимости - примерно в полутора километрах от них, как раз в этой долине. Судя по датчикам, другие аэроциклы также совершили посадку в разных местах "Объекта".
    Доктор Хганс продолжал:
    - Всем включить роботов на выполнение программы "zet".
    Мэрианна Нэж поспешила в кладовку, где и хранился их робот. Эван, тем временем облачился в защитный костюм, стоял перед закрытой дверью, ждал. Из кладовки раздавался быстрый перестук по клавишам, а также - рычащие и скрежещущие, порождаемые очнувшимся после трёхмесячного сна робот.
    Наконец из кладовки выглянула испачкавшаяся в машинном масле Мэрианна и прикрикнула:
    - Ну, что ты встал?! Открывай скорее дверь...
    Эван нажал на клавишу, и дверь откинулась вниз, ударилась об поверхность "Объекта", в результате чего нехотя взвилось и тут же осело облачко густой, тяжёлой пыли.
    Тут из кладовки выкатился гусеничный робот. Этот робот напоминал миниатюрный танк, но из бортов его торчали всевозможные металлические руки и клешни, а также - резиновые щупальца. Двигался он не совсем правильно - иногда, задевал за стены коридора, в результате чего там оставались вмяты.
    - Да он же здесь всё разворотит! - возмущённо воскликнул Эван.
    Робот проговорил громким, пронзительным голосом:
    - С дороги!
    И Эвану пришлось буквально вывалиться на поверхность "Объекта" - иначе бы стремящийся наружу робот попросту сшиб бы его в дверях.
    Поверхность "Объекта", несмотря на слой покрывавшей его пыли, оказалась жёсткой, имела явно металлическую основу, и Эван сильно ушибся. Робот прокатился в полуметре от него, на мгновенье замер, и тут вдруг зашёлся пронзительным треском, начал стремительно дёргаться. Сбоку из робота высунулась труба, и оттуда с силой полетели мелкие стружки.
   Юноша поспешил за лучшее отскочить обратно к аэроциклу. Там уже стояла, глядела на него Мэрианна Нэж.
   Эван проговорил со злостью:
   - Этот робот чуть не раздавил меня! И ещё орёт так нагло "С дороги!". Буду звать его "Хамом"!
   Если бы лицо Мэрианны не было скрыто защитной тканью, ты Эван увидел, что девушка усмехнулась. Официальное название этого робота "ХаМа-4". Сокращённо от Хазыу Мыжи - это член правительства, вкладывающий деньги в производство таких универсальных роботов.
   - Да он универсальный убийца! - продолжал сердиться Эван.
   - Убивать он тоже умеет, и получше всех нас, вместе взятых.
   - А чего он так трясётся?
   - Мог бы и догадаться. Вообще-то, он выполняет программу бурения...
   - Ха, ну и как успехи?
   - Сейчас посмотрим, - Мэрианна сверилась с датчиками, и проговорила. - А результаты вполне предсказуемые: несмотря на заточку бура, который может резать все известные нам сплавы - здесь процесс практически не идёт. Под слоем пыли - сплав очень твёрдый...
   - Так сможет этот "Хам" его пробуравить?
   - Всё зависит от толщины этого сплава. Быть может - это сотни метров, тогда, конечно, ничего не получится...
   Посмотрев ещё немного на беспомощно тарахтящего и дёргающегося "Хама", Эван прошёл в кабину управления.
   Профессор Хганс разговаривал с другим участником экспедиции, и Эвану пришлось ждать...
   Наконец юноша смог задать вопрос:
   - Кто-нибудь пробуравил?
   - Нет. Глубже чем на три сантиметра никому не удалось пробиться.
   - И сколько это будет продолжаться?
   - Столько, сколько нужно, - быстро ответил профессор, и снова повернулся к другому монитору.
   Через несколько минут Хганс обратился ко всем участникам экспедиции:
   - "Объект" приближается к очередному миру. Будьте наготове...
   Ни Эван, ни Мэрианна не видели, как "Объект" подлетел, и поглотил мир. Но потом "Объект" резко остановился.
   Местами взвились и тут же осели облачка тяжёлой, тёмной пыли. Аэроцикл заскрежетал и проехал несколько метров вниз по склону. Однако робот "Хам" продолжил сосредоточенно сверлить поверхность.
   Потирая ушибленный во время нежданного толчка лоб, Эван проговорил:
   - Кажется, многое в нашей экспедиции не продумано...
   Четыре глаза Хганса раздражённо зыркнули на юношу с монитора, а сдвоенный голос проговорил:
   - Экспедиция продуманна настолько, насколько её можно было продумать. Продолжайте выполнять возложенное на вас задание...
   Однако, никаких конкретных указаний, что делать дальше, не поступило. Мэрианна устройству связи переговаривалась с экипажами других аэроциклов, и те отвечали, что делать им тоже, в общем-то, нечего, а всю работу выполняют роботы: безуспешно пытаются пробурить поверхность...
   Через несколько минут последовал очередной толчок: это "Объект" двинулся дальше. На этот раз и Мэрианна и Эван были готовы к толчку, пристегнулись к креслам, поэтому ни обо что не ударились.
   Так как их аэроцикл находился ближе к задней части "Объекта", то они видели, как из открытого отверстия вылетел мир, как, по мере удаления "Объекта" и падающей от него тени, больше там становилось красок...
   Тянулись минуты ожидания. Мэрианна негромко включила весьма приятную музыку, и обратилась к Эвану:
   - Пойду вздремну, а то целые сутки не спала. Ты подежурь тут, через пару часов сменю тебя...
   Эван молча кивнул, и остался в кабине управления один.
   Ещё через час профессор Хганс оповестил всех:
   - Получены результаты анализов добытого при бурении вещества. Пока что мы не можем определить ни состав наружной поверхности "Объекта", ни то, каким образом он был создан. Однако, мы можем сказать, что его полет продолжается уже более десяти миллионов лет...
   Эван присвистнул и проговорил:
   - Невозможно представить себе такой огромный срок. И сколько же миров он посетил за этой время?..
   Профессор отвечал на другой вопрос, другого участника экспедиции, но и без того было понятно, что множество посещенных миров было ещё более непредставимым, чем время, которое "Объект" провёл в полёте.
   Ещё посовещавшись с кем-то, Хганс заявил:
   - Бурение будет продолжаться в течении трёх суток. Если за это время не будет достигнуто каких-либо существенных результатов, то на бурении останется только один робот и аэроцикл, остальные - будут искать другие способы проникнуть внутрь "Объекта"...
   
   * * *
   
   ...Прошло ещё полчаса. Эван всё чаще зевал. Ему казалось, что это включенная Мэрианной музыка усыпляет его, и он выключил музыку. Но дело было в том, что в последние сутки он волновался, спал мало - вот теперь и сказывалось пережитое.
   Он откинулся на удобную, мягкую спинку кожаного кресла, прикрыл глаза...
   Дремал Эван, и в дрёме виделось ему, что "Объект", хоть и покрыт крепчайшей броней, а всё же, внутри - живой, огромный организм, который теперь рассердился, и теперь собирается разделаться с настырными человечишками.
   Виделось Эвану, будто на поверхности "Объекта" открывается здоровенный, гораздо больше их аэроцикла глаз загадочного зелёного цвета, потом и пасть распахивается. Вот уже видны металлические клыки.
   И вот все они - и аэроциклы, и роботы, и люди - падают в тёмную утробу, где едкая кислота переварит их...
   Давненько не снилось Эвану ничего настолько страшного, и он очнулся с лёгким вскриком, и тут увидел...
   Метрах в пяти перед кабиной аэроцикла, казалось бы само собой взвилось облачко пыли. Но в центре этого облачка было прямоугольное уплотнение, вроде бы металлическая колонна, в центре которой горел тем же что и в кошмарном сне, загадочным зелёным цветом глаз.
   Эван сразу нажал кнопку, включающую внутреннюю связь, и крикнул:
   - Мэрианна, сюда!
   И, только он это выкрикнул, как колонна дёрнулась вниз, исчезла - почти также быстро осело и пылевое облачко. Когда через несколько секунд в кабину вбежала Мэрианна, никаких следов этого загадочного явления уже не было.
   - Что случилось? - спрашивала заспанная Мэрианна.
   - Только что зелёный глаз появился, а потом - сразу исчез, - взволнованно ответил Эван
    - Что? Какой ещё глаз? - Мэрианна пытливо посмотрела на Эвана, и проговорила раздражённо. - Да ты заснул, вот тебе и показалось...
    - Да нет же! Я точно видел! - воскликнул Эван, и обратился к профессору Хгансу, - Вы видели? Зелёный глаз...
    Профессор Хганс в это время обращался с другим участником экспедиции, но вот, наконец, обернулся к Эвану и спросил:
    - Расскажи, что именно ты видел?..
    Эван рассказал, и тут же сам поинтересовался:
    - А другие что-нибудь видел?
    На что Хганс ответил:
    - Один из участников экспедиции видел шевеление на поверхности "Объекта", и вспышку зелёного цвета.
    Эван проговорил возбуждённо:
    - Вот видите: не я один видел. Оно поглядывает за нами?..
    - Что такое это "оно"? - строго спросил Хганс.
    - Ещё не знаю, - слегка смутившись, ответил Эван, - Но ведь не спроста же...
    - Не спроста, - подтвердил Хганс.
    - Мы должны делать что-то, - убеждённо проговорил Эван.
    - Пока что делайте тоже, что и прежде - выполняйте возложенную на вас программу изучения...
    - Но...
    - Никаких "но"!
    И профессор Хганс снова переключился на другой монитор.
    - Не нравится мне это, - напряжённым, тихим голосом заявил Эван.
    Мэрианна зевнула, и сказала:
    - Ладно, ты иди, поспи - а я пока посижу здесь, покараулю. Если что-нибудь случится, так сразу позову тебя...
    Но Эван чувствовал, что некое важное событие должно случится уже в ближайшие мгновенья. Он сжал ручки управления аэроциклом, и с напряжённым выражением смотрел на обзорный экран.
    - Что ты? - спросила Мэрианна. - Не вздумай...
    Но договорить она не успела.
    Эван увидел, как поверхность "Объекта" вокруг их аэроцикла зашевелилась, взвилась пыль.
    И тогда Эван понял, что медлить больше нельзя. Пусть он нарушает приказ профессора Хганса, но Хганс - за миллионы километров от этого места, и ничего толком не знает, а Эван чувствовал - надо немедленно улетать.
    И вот он нажал стартовую педаль, крутанул ручки вперёд, и, одновременно - из всех сил надавил вниз.
    - Не смей! - закричала Мэрианна, попыталась вцепиться в Эвана, но не успела.
    Аэроцикл под большим углом рванулся вверх, а Мэрианна заскользила вниз, под накренившемуся коридору...
    Из поверхности "Объекта" выдвинулись железные клешни, и, если бы Эван не развернул аэроцикл, схватили бы его.
    Ещё одна клешня промелькнула возле самой кабины и, если бы не выработанная ещё на шахте реакция - Эван не успел бы развернуть аэроцикл, врезался бы...
    Не прошло и десяти секунд, как поверхность "Объекта" осталась далеко в стороне.
    - Что такое?! Что случилось?! Отвечайте немедленно! - кричал профессор Хганс.
    - Мы здесь, у нас всё нормально, - ответил Эван, и даже попытался улыбнуться.
   Хганс, не глядя на не него, продолжал выкрикивать:
    - Отвечайте немедленно?! Где вы?!
    Эван догадался, что вопросы относились к другим участникам экспедиции, и развернул аэроцикл, повёл его обратно к "Объекту".
    Мэрианна спрашивала:
    - Что ты делаешь?.. Ведь ещё неизвестно, что случилось...
    - Ну а что ты прикажешь делать? - раздражённо спросил Эван.
    - Ждать дальнейших инструкций...
    - Дождёшься тут. Эти учёные и сами не знают, что случилось...
    Он вёл аэроцикл примерно в километре от поверхности "Объекта", и видел, что там в некоторых местах ещё поднимается пыль, но, впрочем, быстро оседает.
    Догадался, что именно в этих местах ещё совсем недавно на поверхности "Объекта" стояли аэроциклы. Но теперь все они были схвачены, поглощены...
    Несколько минут продолжался этот полёт над поверхностью. Эван и Мэрианна глядели вниз, надеялись увидеть хотя бы один аэроцикл или же робота, бурлившего поверхность, но так никого и не увидели, а пыль уже окончательно осела...
    Тут раздался голос профессора Хганса:
    - Доложите о состоянии вашего аэроцикла..
    Так как они до этого практически слышали Хганса, и другие, доносящиеся с Нокта голоса, то они и сами не поняли, что вопрос относится к ним.
   Но вот Хганс повторил голосом, который они прежде не слышали - страх в этом голосе чувствовался:
   - Немедленно доложите о состоянии вашего аэроцикла.
   Тогда Мэрианна ответила:
   - Все системы работают нормально. Но "ХаМа-4" остался на поверхности, и мы не заметили его следов, хотя и пролетали над местом нашей недавней посадки...
   - Не удивительно, - мрачным тоном проговорил Хганс.
   - Есть ли связь с другими аэроциклами? - вырвалось из Эвана.
   - Сохранилась связь только с двумя аэроциклами. С вашим, и с N1, который не опускался на поверхность "Объекта" - ответил Хганс.
   И снова говорил Эван:
   - Я видел, как из "Объекта" высунулись клешни, они нас едва не схватили. А другие не успели улететь. И были схвачены. Сейчас они, надо думать, внутри "Объекта".
   - Вам не надо думать, - снова буркнул Хганс. - Просто выполняйте то, что вам приказывают...
   Эвана так и подмывало ответить: "Но ведь иногда ваши приказания бывают глупыми", но всё же он сдержался...
   Хганс, быстро посовещавшись с кем-то, проговорил:
   - Сейчас отлетите от "Объекта" на сто километров и продолжайте сопроводительный полёт. Ждите дальнейших указаний...
   
   * * *
   
    В течении следующих двух дней никаких приказаний с Нокта не поступало; а предпринимать какие-либо самостоятельные действия экипажам двух оставшихся аэроциклов строго-настрого запрещалось...
    В эти дни аэроциклы сопровождали "Объект", выделывали вокруг него громадные круги, а экипажи аэроциклов томились от бездействия, наблюдали, как "Объект" заглатывает новые миры, и спустя некоторое время выпускает их...
    Тут с Нокта подоспело ещё одно запрещающее указание: нельзя было высаживаться на поверхности оставленных "Объектом" миром, нельзя было исследовать их. Такое решение ничем не объяснялось, но приходилось мириться с ним, ждать...
    На одном из миров, к которому приближался "Объект" стояли островерхие и высокие, с большого расстояния похожие на иглы, башни. Эти башни были выстроены как и на тёмной, так и на светлой стороне мира. И когда "Объект" приблизился к тёмной половине, из верхушек стоявших там башен начали стрелять. Зарядами служили разноцветные, стремительно летящие шары. Они врезались в поверхность "Объекта", лопались, растекались по ней яркими пятнами, но никакого вреда не приносили. И этот мир был поглощён также, как и многие другие миры, а затем, через короткое время - выпущен. И уже из башен, стоявших на его светлой стороне тоже начали стрелять. Опять-таки разноцветные шары попадали в "Объект", но не причиняли ему никакого вреда...
    Однажды Мэрианна говорила Эвану, что ни одну из половинок профессора Хганса они больше никогда не увидят.
    - Это ещё почему? - удивился Эван.
    - Ну, я знаю, все эти законы. Сама ведь ни один год служила среди законников. Профессор Хганс был ответственным за экспедицию, и пусть он частенько передавал нам указания вышестоящих чиновников, но ответственность всё равно на нём. Восемнадцать дорогостоящих аэроциклов пропали вместе с экипажами, теперь и вся наша экспедиция под опасностью срыва. А в определённых кругах на "Нокте" очень бояться приближения "Объекта"... В общем, нужно найти виноватого, и таким виноватым, конечно же, является профессор Хганс... В официальном документе непременно будет такая фраза "В результате преступной халатности..."
    - Его отправят на рудники? - спросил Эван.
    - Конечно же, нет. Ведь он же владеет секретной информацией. Или ты забыл, что простые жители Нокта и не подозревают о существовании "Объекта"?
    - Неужели его убьют?..
    - Ну что ты. Ведь секретные службы не преступники. Вовсе нет. Просто профессор Хганс будет изолирован. У него будет комфортная камера, ему будут подавать отличную еду с особыми приправками. И очень скоро от этих особых приправок у него случится сердечный приступ. Увы, но две половинки профессора Хганса перестанут существовать, два сердца перестанут биться.
    - И ты говоришь об этом так спокойно?! - вспыхнул Эван. - Всё защищаешь правительство, законников, а ведь они и есть преступники!
    Мэрианна внимательно посмотрела на Эвана, и улыбнулась. Проговорила:
    - Все твои порывы, конечно, предсказуемы. Но ты помни, что Сопротивление славно ещё более преступными деяниями. Попади сведения об "Объекта" к агентам Сопротивления, и они уж обязательно воспользуются ими. Усиление террора, массовые беспорядки, паники, убийства, кровь... Ты этого хочешь?..
    - Конечно, нет!
    - Ну вот тогда пойми, что Хганса убирают для того, чтобы уберечь массы от террора.
    - И чтобы свалить свою вину на него.
    - И это тоже. Но всё же эта правительственная сила - лучшая.
    - Я не хочу зависеть от других сил. Я хочу быть сам по себе. А всякая власть - это зло. Какое они имеют право распоряжаться чужими жизнями?..
    - Однако ж, сам по себе ты существовать не мог. Из тихого захолустья стремился на Нокт...
    - И разочаровался в Нокте.
    - Однако ж, зависишь от Ноктских технологий. Путешествие между мирами - всё это от Нокта идёт. А на чайках далеко не улетишь.
    - Изобретают учёные, а правители ограничивают.
    - Помимо учёных и правителей, есть ещё и людская масса, от которой надо ограничивать. Впрочем, мы уже говорили на эту тему...
   
   * * *
   
   На третьей день после исчезновения 18 аэроциклов "Мысль-5", состоялся сеанс связи с Ноктом.
   Как и предсказывала Мэрианна, с ними общался уже не Хганс, а некий господин в чёрном костюме, с очень строгим выражением лица. Господин сказал:
   - Я Карл Эзир. Наделённый полномочиями консультант.
   "Очень неприятно" - подумал Эван, вслух же произнёс:
   - Очень приятно.
   Карл Эзир прокашлялся и вдруг очень громко - так что Эван даже поморщился, проговорил:
   - Вы должны проникнуть внутрь "Объекта"! Это дело государственной важности!
   - Без робота сложновато будет в него пробиться... - заметил Эван.
    Карл Эзир продолжал:
   - Аэроцикл N15 останется в воздухе, а аэроцикл N1 опустится на поверхность мира, к которому подлетит "Объект". Задача аэроцикла N1 остаться внутри "Объекта", после того как он оставит мир.
   И тут же из динамика раздался голос Рогура Раза - законника, который летел в экипаже аэроцикла N1:
   - Задание получено и будет исполнено.
   
   * * *
   
    Прошло ещё десять часов, прежде чем с Нокта поступило разрешение спуститься на поверхность очередного мира. Почему на Нокте выбрали именно этот мир, оставалось загадкой.
    В общем - мир был как мир, и даже не самый удобный для высадки. Много там было выступающих острых камней; а два местных поселения выглядели уж слишком агрессивно, и, похоже, враждовали друг с другом.
    Однако, Рогур Раз, который привык безоговорочно выполнять приказания, ни в чём не сомневался (даже и недавнее исчезновение 18 аэроциклов его, похоже, не особо волновало).
    Ещё перед посадкой аэроцикла N1 было условлено, что он пробудет внутри "Объекта" три часа, в крайнем случае - 5 часов.
    Итак, аэроцикл N1 опустился, а аэроцикл N15 выделывал большой круг над поверхностью мира, глядел на приближающийся "Объект".
    Вот "Объект" подлетел, начал заглатывать мир.
    Ещё прежде чем закрылось отверстие, связь с аэроциклом N1 резко ухудшилась, а потом и вовсе пропала...
    С Нокта прилетел голос Карла Эзира:
    - Мы предвидели, что могут возникнуть проблемы со связью. Но мы ожидаем возвращение аэроцикла N1.
    Через пятнадцать минут "Объект" оставил мир, и полетел дальше. Связь с аэроциклом N1 не восстановилось; никаких его следов на поверхности мира также не осталось...
    Следующее указание было вполне очевидным: продолжать полёт за "Объектом" на весьма значительном удалении, следить, ждать...
   
   * * *
   
    Прошло и три часа и пять, потом и десять часов. Аэроцикл N1 не вылетал из "Объекта", связь с ним не восстанавливалась. Сам же "Объект" продолжал свой невозмутимый полёт - вперёд и вперёд, от мира к миру...
    Наконец, на связь вышел Карл Эзир. В кабине управления звучал его намеренно спокойный голос:
    - Любой ценой вы должны проникнуть внутрь "Объекта". Вы - последняя надежда Нокта.
    Здесь Карл Эзир несколько преувеличил, надавил на чувства. Ведь он то прекрасно знал, что уже готовилась следующая экспедиция, состоящая из пятидесяти аэроциклов "Мысль-5". Правительство было готово на любые затраты, лишь бы только остановить "Объект"...
    Мэрианна уменьшила громкость связи, и спросила:
    - Ну что - ты согласен, или будешь возражать?
    Эван пожал плечами, и произнёс:
    - А разве у меня есть какой-то выбор?.. Может, угнать "Мысль-5", и улететь?.. Да ведь далеко не улетишь - топливо рассчитано только на путь сюда и обратно, до Нокта... И ты не позволишь, и сам я этого не хочу... Мэрианна, я понимаю, как это опасно, но сейчас я больше всего узнать, что же такое "Объект", откуда он летит, с какой целью...
    - В общем, все твои ответы предсказуемы.
    - Ну да, я знаю - ваши специалисты всё просчитали, как я буду себя вести в тех или иных ситуациях, поэтому и позволили лететь. Но это меня нисколько не коробит. Я просто хочу поскорее оказаться внутри "Объекта", и узнать, что он такое...
    Мэрианна увеличила громкость связи, и Эван услышал голос Карла Эзира:
    - Следуйте к миру N47268526. Или, чтобы вам было понятнее - к оранжевому миру, он уже должен находиться в пределах видимости.
    Да - Эван видел маленькое оранжевое пятнышко. И вот крутанул ручки - разогнал "Мысль-5" почти до максимальной скорости.
   Через несколько минут он уже подлетел к оранжевому миру, сделал стремительный поворот, опустился на поверхность...
   Кругом росли, вздрагивали от несильного ветра пушистые оранжевые растения, похожие на подводные водоросли, но всё же росли они в воздушном океане...
   Эван приоткрыли дверцу. Выглянул наружу, вдохнул незнакомые, приятные запахи, смотрел на расширяющийся, постепенно заполоняющий небо "Объект".
   Мэрианна позвала его:
   - Ну что же ты?! Иди скорее в кабину! Ты должен быть наготове! На тебя вся надежда...
   - Какая ещё надежда? - вздохнул Эван. - Ведь мы даже и не знаем, что ждёт нас внутри "Объекта". Почему оборвалась связь с аэроциклом N1? Неужели там был плохой пилот?!..
   Теперь уже почти не было видно небесной лазури. Куда ни глянь - всё заполнял тёмный, древний "Объект". Не больше минуты оставалось до поглощения этого мира.
   И тогда Эван испытал страх. Он впервые отчётливо понял, что, может быть, он в последний раз видит небо. И навсегда останется он в чреве "Объекта". Никаких больше полётов, никаких новых миров, лишь бесконечная тьма...
   И снова позвала его Мэрианна:
   - Скорее в кабину! Что же ты там...
   Но голос её потонул в ужасающем, невыносимом скрежете. Вначале Эван и не понял, где источник этого скрежета, потом догадался - эта распахнулась, заглатывая мир, круглая, многокилометровая пасть на поверхности "Объекта".
   Из кабины донёсся едва слышимый голос Карла Эзира:
   - Выходите скорее на связь! Мы надеемся на вас...
   Но слова его потонули во всё возрастающем шипении. Потом и шипенье это смолкло - связь безмолвствовала.
   Мир влетал в воронку. На прежде оранжевое поле стремительно пала тень, и сразу стало темно - только в отдалении виделся свет, но этот свет стремительно отдалялся.
   Дунул порыв холодного ветра, и Эван почувствовал новые запахи - затхлые, тревожные. Пахло старым железом и ещё чем-то - Эван не мог определить, чем.
   Сзади, за плечо его схватила рука, и Эван от неожиданности вскрикнул. Но это была Мэрианна. Она прокричала гневно:
   - Ты что же делаешь?! Ведь вся надежда на тебя!..
   И только после этого Эван метнулся в кабину, уселся в кресло, сжал ручки управления.
   Мэрианна закрыла герметичную дверь, и уселась в кресло, позади Эвана.
   
   
   
    Глава 19
   "Внутри"

   
    Снаружи стало совсем темно, и Мэрианна включила осветительные приборы. Теперь можно было увидеть незначительную часть поля. Но это место всё равно окружал мрак...
    Эван шепнул:
    - Лучше выключи. Так мы привлекаем к себе лишнее внимание...
    И Мэрианна сразу послушала его - выключила...
    Так как ничего не было видно, то и невозможно было определить - движется ли "Объект", или уже остановился, приготовился хватать...
    В это мгновенье Эван поднял аэроцикл, и на небольшой скорости повёл его вперёд.
    - Что ты делаешь? - тихим голосом, будто опасаясь, что "Объект" её услышит, спросила Марианна.
    Эван молвил:
    - Я здесь неподалёку заметил овраг. Попытаемся в нём спрятаться...
    И в это время сверху хлынули тонкие, похожие на паутину багровые лучи. Эти лучи стремительно двигались, словно бы высматривали что-то...
    Вот Эван увидел углубление, сразу же опустил аэроцикл туда. А в том месте, где он только что пролетал, пронёсся багровый луч.
    Оказалось, что овраг зарос густыми травами, которые от склона к склону вытягивались друг к другу, переплетались, образуя рыхлую подушку, на которой мог бы спокойно разлечься человек, но которая не выдержала массы аэроцикла, расступилась...
    И вот аэроцикл опустился на дно оврага, где протекал небольшой ручеек, а над ним снова сплелись травы. Время от времени через травяную завесу прорывались багровые лучи, и в их отсветах можно было хотя бы что-то разглядеть.
    Эван снова поднял аэроцикл и удерживал его в метре над ручьём.
    Мэрианна шепнула:
    - Конечно, отличное укрытие ты нашёл. Здесь нас не найдут. Но если "Объект" улетит, мы не выполним свою миссию...
    На что Эван ответил:
    - Здесь вовсе не такое хорошее укрытие, как нам хотелось бы. Скорее всего, мы уже замечены...
    И тут он увидел, что над ручейком - между водой и травами, летит птица с весьма широким размахом крыльев и с почти треугольной головой. Несмотря на то, что из стен оврага торчали корни, птица так ловко увёртывалась от них, что ни за один так и не задела.
    В это же время травы сверху начали раздвигаться...
    Мэрианна шепнула:
    - Что-то приближается.
    - Это труба, - отозвался Эван. - Но нам в эту трубу не надо. Иначе мы разделим судьбу всех остальных путешественников.
    И когда между трав появилось чёрное, круглое отверстие и раздался свист - Эван повернул ручки управления, и аэроцикл рванулся вперёд.
    Птица, ни как не старалась, не могла угнаться за ним, и оказалась как раз под трубой - тут же была засосана внутрь. Произошло это настолько стремительно, что и Эвану и Мэрианне показалось, что птица просто бесследно исчезла.
    Мэрианна вздохнула:
    - У-уф, ну, кажется, пронесло. Хотя мы всё равно...
    - Да, я знаю, - ответил Эван. - Мы должны не в овраге прятаться, а быть там, наверху...
    Он снова остановил аэроцикл, и вслух начал считать:
    - Один... два... три...
    Когда досчитал до пятидесяти, развернул "Мысль-5" вверх, вырвался из оврага.
    Поверхность мира всё ещё была окутана мраком, но сверху разливалось слабое, зеленоватое свечение, и Эван с Мэрианной увидели, что там, на большой высоте, копошатся, выделывают что-то железные клешни.
    И вот из этого сияния вылетели, вниз начали вытягиваться три трубы. Страшно было на них смотреть, казалось, вот сейчас засосут в своё тёмное нутро.
   Но всё же трубы эти спускались не прямо на них, а на некотором отдалении, хоть и в разных частях мира. Эван проговорил:
   - Ну, кажется, это именно то, что нам надо...
   И он направил аэроцикл к одной из этих труб. Рядом слышал встревоженный шёпот Мэрианны:
   - Осторожнее надо, а то ведь, схватить может...
   - Нет, эти уже хватать не будут, - ответил Эван, хотя уже и не испытывал такой уверенности.
   Не больше метра оставалось до поверхности, когда труба перестала вытягиваться. Тотчас же раздался свист, и из трубы вылетел человек с синим цветом кожи и с совершенно лысой головой. Этот человек издал громкий вопль, и стремительно начал разрывать землю. Во все стороны летели комья. Не прошло и нескольких минут, как уже готова была глубокая нора.
   Ну а труба начала втягиваться вверх. Следом за трубой направил аэроцикл и Эван. Он не развивал слишком большой скорости, он не удалялся и не приближался к трубе.
   Судя по датчикам, они поднялись уже на пять километров над поверхностью. Теперь уже совсем близко сновали старые, наполовину стёртые клешни.
   Двигались они и стремительно и, как казалось, беспорядочно. Обычный пилот не пролетел бы между ними, был бы схвачен или переломан, но Эвану сразу вспомнились навыки, полученные на шахтах Нокта.
   Кажется, что-то говорила, даже выкрикивала Мэрианна, но Эван уже не слушал её. Все его внимание было поглощено движением манипуляторов. Часто он видел это движение только краем глаза, а то и вовсе - просто чувствовал, и всегда делал безошибочные, иногда незначительные движения, но только эти движения и повороты и могли их спасти...
   Следом за трубой летели они, и вот остались позади манипуляторы. Труба вдвинулась внутрь широкого коридора с квадратными стенами.
   Коридор был залит уже знакомым Эвану зеленоватым светом. Стены коридора были покрыты трещинами, а во многих местах свешивались, или из потолка или из стен тянулись наслоения мшистого, тёмного или рыжего вещества.
   Вот Мэрианна дёрнула Эвана за плечо, и шепнула ему:
   - Приборы зарегистрировали движение впереди. Нечто быстро приближается к нам...
   Эван пристально взглянул вперёд. Там коридор разделялся на несколько боковых проходов - таких же широких и с квадратными стенами.
   Приборы действительно регистрировали движение, но что именно приближается, не было видно именно из-за поворота туннеля.
   Тогда выбрал два особенно крупных мшистых наслоения, которые выбивались из стены, и направил аэроцикл в широкий проём между ними.
   Место действительно оказалось удачным. Там ещё и часть стены выгибалась, так что, если взглянуть на коридор, аэроцикла не было видно: наслоения полностью его скрывали...
   Теперь оставалось только ждать. Судя по датчику, неизвестное уже появилось из-за поворота туннеля.
   Мэрианна ещё сильнее сжала плечо Эвана, шепнула ему:
   - Вот сейчас мы увидим...
   И увидели.
   Это показалось сразу, напротив них.
   Громадный, созданный из железа паук... или робот. Но всё же внешне он напоминал именно паука: с длинными лапами, которые стремительно изгибались и трещали и скрипели в сочленениях. С продолговатым, округлым телом буро-зеленоватого цвета, которое висело, подрагивало между этими лапами. У паука были и глаза - не менее дюжины зелёных глаз, которые располагались по всей его голове.
   И был бы аэроцикл замечен, если бы не древность робота-паука. Одна из его лап не двигалась, а волочилась, скрежетала по полу, другая судорожно дёргалась, чем тоже тормозила движение.
   А глаза именно на той стороне головы, которая была повёрнута к аэроциклу, вывалились и теперь раскачивались на проводах, сталкивались, мерцали, словно праздничная иллюминация. И робот- паук промчался дальше, так и не заметив их.
   Эван хотел сказать что-нибудь, по поводу этого робота-паука, но не успел.
   Мэрианна снова вцепилась в его плечо и прошептала:
   - Смотри...
   Она указала на стену.
   Там, в этой стене, оказывается, была решётка: а за решёткой - куб из замороженной жидкости. Но лёд был совершенно прозрачным, так что и Эван и Мэрианна увидели, что в центре его находится существо с восьмью жирными, длинными щупальцами, и с двумя выпученными, здоровенными глазами, в которых не было ни мысли, ни чувства...
   Мэрианна спросила шёпотом:
   - Как думаешь: может - это один из настоящих пилотов "Объекта"?
   На что Эван ответил:
   - Помню, на Водном мире в глубинах тамошнего океанчика обитали осьминоги. Так этот, замороженный, весьма похож на них, только размеров да окрасом отличается. Но всё равно - видно, что разум у него, как у моллюска - крошечный...
   Мэрианна повернулась в другую сторону, сощурилась, и проговорила:
   - Вон, гляди - с другой стороны коридора тоже такая клетка, и в ней кто-то находится. Надо подлететь, посмотреть...
   Эван приподнял аэроцикл, и сначала осторожно, краешком, выглянул из укрытия. На всей видимой протяжности коридора никого не было заметно. Тогда аэроцикл метнулся к противоположной стене, остановился в метре от решётки.
   В центре ледяного куба находился гуманоид в яркой, словно праздничной одежде. Не кожа, а чешуя покрывала гуманоида, а сзади воинственно изгибался остроконечный, трёхметровый хвост.
   Некоторое время Эван глядел в очень широкие глаза гуманоида, потом спросил:
   - Знаешь, о чём я сейчас подумал?
   - О том, сколько здесь таких вот клеток? - выдохнула Мэрианна.
   - Да. Я думаю их здесь миллионы или даже миллиарды. Я представляю себе коридоры, которые тянутся на многие километры, и не только прямо, но и вверх и вниз. И везде в стенах такие вот клетки, а в клетках - замороженные обитатели миров, возле которых побывал "Объект"...
   - И где-то в клетках должны быть и остальные аэроциклы с их экипажами...
   - Да. Мы должны их найти и разморозить... - глаза Эвана заблестели, и он заговорил вдохновённо. - Вот я сейчас понял, почему на каждом из миров, где побывал "Объект", остаются непонятные гости. Ведь это существа: разумные и неразумные с других миров. "Объект" летит уже миллионы лет, собирает и собирает, но, наверное, создатели его не рассчитывали, что путешествие его будет настолько длительным. И вот места для новых экспонатов не осталось, и тех, кого собрали прежде, выбрасывают на поверхность...
   Мэрианна ответила возбуждённо:
   - Ты знаешь: мне точно такая же мысль только что в голову пришла. Наверное, так и есть. Но всё равно - прежде всего мы должны найти остальные аэроциклы...
   Эван снова приподнял "Мысль-5", и осторожно выглянул в коридор. Вроде бы, никогда не было видно, датчики тоже не показывали движения. Со скоростью двести километров в час он полетел вперёд, и вскоре достиг разветвления коридора.
   Как и ожидалось, коридоры уходили не только в стороны, но и вверх, и вниз. Это был настоящий лабиринт, в котором легко можно было заблудиться. Но Мэрианна включила соответствующий прибор, и теперь их путь записывался в блок компьютерный памяти, так что обратно можно было бы пролететь даже на автопилоте.
   Оказалось, что клетки с замороженными обитателями далёких миров находились не только в стенах коридора, но и в его потолке и в полу. Просто многие из этих клеток были скрыты наслоениями бурого вещества.
   Эван сделал очередной поворот - вылетел в прямой, тянущийся на километры коридор, когда стены неожиданно и сильно содрогнулись. "Мысль-5" швырнуло на одну из этих стен. Эван среагировал мгновенно: вывернул ручки управления. Это помогло, но не полностью. Всё же столкновения невозможно было избежать. Вот они и врезались в одну из стен. В кабине раздался треск, предупреждающе запищал компьютер, замигали красные лампочки: "Авария! Авария! Авария!". Мэрианна ударилась об спинку кресла Эвана, самого же Эвана швырнуло на панель управления, и он расшиб лоб, на несколько секунд даже потерял сознание.
   Но уже теребила его Мэрианна, спрашивала:
   - Ну как ты? Живой?..
   Эван поднял лицо, на котором появился свежий, кровоточащий шрам, и ответил:
   - Вроде бы ничего, не развалился, живой.
   Тут клеть с вмороженным в неё радужным слонёнком поползла в сторону, и вскоре скрылась за наслоением мшистого вещества, которое не соприкасалось с клетками и только слегка вздрагивало. На место уехавшей клети появилась другая. В неё был вморожен трёхглавый, крылатый дракон, размерами схожий с "Мыслей-5".
   Мэрианна произнесла:
   - Клетки двигаются - значит "Объект" забирает новые экспонаты.
   - Совершенно верно. Именно из-за того, что "Объект", поглотив очередной мир, остановился, и произошёл этот рывок. Новые экспонаты подобраны, заморожены, но клеток для них не хватает. Поэтому клетки сдвигаются, освобождаются.
   - И нам надо проследить, с какой стороны происходит движение клеток. Именно там, вначале лабиринта, и находятся "свежие" экспонаты, среди них мы найдём аэроциклы и их экипажи, - заявила Мэрианна.
   - Да. Надо полагать, что мы влетели в той части лабиринта, где производится выгрузка. Стало быть, остальных участников экспедиции надо искать в противоположной стороне... Хотя, где эта "противоположная сторона", так просто и не поймёшь. Ведь "Объект" то круглый, - задумался Эван.
   - В общем, надо проследить, откуда происходит смещение клеток, - рассудила Мэрианна.
   - Сейчас, вылетаем отсюда..., - начал было Эван, да тут и остановился.
   Аэроцикл содрогнулся, и, если бы Эван не вцепился в кресло, то снова ударился бы об пульт. Он быстро погасил скорость и произнёс:
   - Мы застряли...
   - Неужели поломка?! - ужаснулась Мэрианна.
   - Нет. Насколько я понял, мы просто за что- то зацепились. Надо выйти и посмотреть...
   Они оставили рубку управления, надели защитные костюмы, остановились перед дверью, переглянулись...
   Всё же они впервые выходили туда, внутрь "Объекта". Вот Мэрианна одобрительно кивнула, и Эван нажал кнопку.
   Дверь перед ними тут же распахнулась, они сделали шаг, и... поплыли...
   Мэрианна проговорила повелительно:
   - А ну-ка - не двигайся.
   Эван перестал двигаться. Мэрианна проговорила:
   - А теперь осторожно возьмись за ручку "Мысли-5".
   Эван подчинился.
   Мэрианна продолжала:
   - Нас предупреждали, что внутри "Объекта" возможно такое состояние, оно называется невесомостью.
   - Ну, для меня это не новость. Помнишь, я рассказывал тебе о своём первом путешествии?.. Вот тогда, оставшись между мирами без аэроцикла, я впервые испытал это чувство невесомости. Так что для меня это не новость... А вот это - новость!
   И Эван указал на клеть с драконом, которая остановилась напротив них. Оказывается, их аэроцикл зацепился за панель, закреплённую в нижней части этой клети. Расположенные там, порядком уже проржавшие кнопки, были теперь напрочь снесены, из-под них лениво выбивались искры. Ну а в верхней части клетки мирно и беззвучно пульсировал синий цвет. Прежде наполнявший клетку ледяная, прозрачная жидкость теперь таяла, собиралась в пузыри, которые только начинали свой полёт в невесомости, как попадали под воздействие наносов, которые утягивали их через небольшие, но многочисленные отверстия в стенах...
   Эван проговорил:
   - Скоро этот десятиметровый дракоша проснётся.
   - Ещё раньше пробудятся охранники, - сказала Мэрианна. - Думаю, сигнал о том, что здесь не всё в порядке уже поступает к ним...
   Дальше, не сговариваясь, они подлетели к той ненужному, декоративному выступу в нижней части аэроцикла, который и зацепилась зацепился за панель на клетке.
   Уперлись ногами в пол, руками же потянули. Если бы не состояние невесомости, то у них бы ничего не получилось. Но и так слишком прочно зацепился аэроцикл - несмотря на все старания, успехи были совсем незначительными...
   Мэрианна проговорила:
   - Ладно - я сейчас слетаю внуть. Там, в кладовке должен быть плазменный резак. Вот с его помощью мы и срежем этот идиотский выступ...
   На что Эван ответил:
   - Похоже, что скоро здесь появится не один, а сразу три резака, - и кивнул на дракона.
   Весь лёд, который ещё недавно окружал его, теперь растаял, а жидкость всосалась в отверстия. Дракон плыл в невесомости, посреди клетки. Глаза его, хоть и раскрытые, ещё не обрели какого-либо осмысленного выражения, но из трёх глоток, которые также были приоткрыты, уже валил весьма густой дым.
   Эван проговорил:
   - Дракон-то, огнедышащий.
   И тут во всех шести глазах дракона вспыхнуло яркое, яростное пламя; из глоток раздалось гулкое, мощное рычание, а вместе с ним - вырвались языки огня. Чувствовалось, что дракон ещё не дышит в полную силу, ещё не вполне очнулся, но всё же и от этих не долетевших до путешественников ярких языков, повеяло таким жаром, что они, несмотря на защитные костюмы, отпрянули, спрятались за стеной аэроцикла.
   Мэрианна говорила:
   - Надо всё-таки разрезать этот распроклятый выступ. Я сейчас быстренько за резаком...
   - Нет! Уже поздно, - воскликнул Эван.
   Голос юноши потонул в оглушительном рёве, вырвавшемся из клетки. Вот теперь дракон окончательно проснулся.
   Конечно, дракон не помнил своего долгого заключения в клетке. Последнее, что он помнил, это как с неба спустилась труба, как он пытался эту трубу сжечь, и она даже начала плавиться от потоков его пламени, но тут же всосала его внутрь.
   И вот теперь он очнулся в этой клетке, даже и не подозревая, что пробыл в ней многие столетия.
   Дракон видел странные, непривычные ему сооружения, и он думал, что это - его враги. Он жаждал испускать пламя, уничтожать, но ещё не знал, куда направить свою агрессию.
   А потом дракон услышал голоса. И хотя Эван с Мэрианной переговаривались совсем негромко - и этого было достаточно. Всё же дракон был зверем, и обладал звериным, почти идеальным слухом.
   Вот где, стало быть, спрятались его враги. Теперь скорее надо было уничтожить их, в пепел обратить. И сразу из трёх глоток вырвались потоки густого, бурлящего пламени.
   Только стена аэроцикла спасла Эвана и Мэрианну. Но и сверху и сбоку от них потекли огненные потоки.
   Но нет - эти потоки не просто текли, они ещё и изворачивались в воздухе, пытались до них дотянуться. Причиной такого поведения огня была невесомость...
   От страшного жара Мэрианна громко вскрикнула, а Эван заскрежетал зубами. Вместе они рванулись к полу, но не упали, а просто приблизились к нему. Если бы не защитные костюмы, то они бы уже сгорели, но и защитные костюмы не были рассчитаны на такую температуру и уже начали тлеть.
   - Скорее! Внутрь! - стонала Мэрианна.
   Вместе вплыли они внутрь аэроцикла, закрыли за собой дверь. Тут же появилось тяготение, и они упали на пол. Затем - бросились в кабину управления.
   Аэроцикл дрожал, тревожно мерцали красные лампы, из-под двери в комнату Мэрианны уже валил дверь.
   Мэрианна вскрикнула:
   - Я пожар потушу! А ты - улетай!
   И вот Эван плюхнулся на своё кресло, ухватился за ручки управления, рванул их в сторону.
   Дракон подлетел к решётке, просунул через неё шею, и усиленно выдыхал потоки огня на аэроцикл, а также и на панель, за которую он зацепился.
   Но первым не выдержал выступ на днище аэроцикла - он попросту расправился.
   Трясущаяся, повреждённая "Мысль-5" рванулась вперёд; Эвану пришлось применить всё своё мастерство, чтобы снова не врезаться стену.
   Эван вылетел в центр большого коридора, и тут датчик движения начал тикать. Эван крикнул:
   - Эй, Мэрианна!
   Сзади раздавался грохот, оттуда вырывались клубы едкого дыма. Эван включил вытяжку, но это мало помогало - он всё равно кашлял. Если бы не фильтр в защитном костюме, он вообще задохнулся бы от ядовитых испарений.
   - Мэрианна!! - из всех сил закричал он.
   Девушка, лицо которой тоже было скрыто защитной маской, выглянула из дыма. Спросила:
   - Что?..
   - Видишь - приближается что-то. А я не могу понять, с какой стороны...
   Мэрианна быстро взглянула на прибор, и ответила:
   - Приближаются сразу со всех сторон.
   - Что же делать? - растерянно спросил Эван.
   - Ведь пилот ты, а не я, так что и придумывай, что делать. А я должна потушить пожар!..
   Последние её слова Эван едва расслышал, потому что Мэрианна бросилась обратно, в клубы наползающего дыма.
   Только благодаря вытяжке, которая работала в полную силу, Эван мог видеть часть коридора.
   А, повернув голову, он обнаружил, что дракон не терял времени: он усиленно, раз за разом, выдыхал клубы пламени на решётку, и решётка плавилась. Расплавленный металл нехотя стекался в ярко сияющие шары. Насосы в стенах "Объекта" пытались поглотить и эти шары, но только засорялись...
   И уже несколько вытянутых синих ламп мерно и беззвучно пульсировали поблизости от драконьей клетки: "Тревога! Тревога! Тревога!"
   Заходясь яростным рёвом, дракон бросился на раскалённую решётку. Толстая чешуя защитила дракона, а вот решётка не выдержала, погнулась.
   Ясное дело, что при следующем ударе дракон должен был высвободиться из клетки.
   Эван направил аэроцикл вперёд по коридору, и тут увидел охранного робота-паука.
   Хотя это был не тот робот, которого он уже видел с Мэрианной. Та же модель: паучьи лапы, поддерживающие вытянутое, пузатое туловище, тоже древний, но только поломки у него были другими: аж три лапы не функционировали, волочились по полу, а единственный рабочий глаз сиял посреди округлого, изъеденного ржавчиной лба.
   И всё же этот древний страж двигался с большой скоростью, и его оставшиеся рабочими лапы перегораживали весь коридор...
   Эван развернул аэроцикл, и увидел, что с другой стороны тоже несётся страж-паук - у того почти все лапы оставались исправными, а глаза сияли уже привычным зелёноватым светом...
   Эван выбрал, как ему показалось, меньшее из зол - то есть паука с тремя сломанными лапами. Снова развернул аэроцикл, понёсся навстречу пауку.
   Он намеривался проскочить между сломанной, волочащейся лапой и стеной. Их разделяло не более сотни метров, когда Эван крутанул ручки - аэроцикл ускорился, а Эван направил его к самой стене...
   И всё же, несмотря на свою древность, робот-паук ещё неплохо работал. Остальные лапы дёрнулись к аэроциклу, и если бы не ловкость Эвана - то был бы он схвачен.
   Но всё же одна из паучьих лап задела-таки аэроцикл, в результате "Мысль-5" дёрнулась в сторону, ударилась об стену...
   Эван пытался справиться с управлением, но ничего у него не получалось - аэроцикл дёргался, снова и снова ударялся об стены. Это уже не Эван был виноват, это что-то случилось с управлением.
   Вот аэроцикл резко, сам собой развернулся, и тут же начал тормозить.
   Немало удивило Эвана, что робот-паук не приближался, а отдалялся от него. Но потом, совладав-таки с управлением, и подняв немного "Мысль-5" над полом, увидел, в чём дело.
   Дракон вырвался из клетки. Вообще-то этот трёхглавый хищник собирался поохотиться на аэроцикл, но тут увидел железных пауков. Естественно, дракон решил, что это его враги, и направил в подбежавшего первым паука сразу три огненных струи.
    Железный паук был отброшен назад. От чудовищной температуры его лапы вплавились в туловище, а в голове произошло короткое замыкание. Последовал весьма сильный взрыв. Несколько железных осколков поранили дракона, чем привели его в ещё большее бешенство. Он развернулся, и направил огненные струи в того робота-паука, который задел "Мысль-5".
   Этот робот был также отброшен, смят, оплавлен, но ещё прежде из его лба вырвалось несколько чрезвычайно острых игл, которые прошли в узкие зазоры между чешуей дракона...
   Дракон двигался уже не так уверенно, как прежде - по его телу проходила судорога. Как видно, в него попало сильное снотворное или яд.
   Но вот дракон заметил аэроцикл и издал торжествующий вопль. Почему-то он полагал, что именно "Мысль-5" его главный враг.
   Эван попытался развернуть аэроцикл - вывернул ручки. В глубинах "Мысли-5", что-то ухало, раздавались даже небольшие взрывы. Но вот рвануло посильнее, тут же пронзительно вскрикнула и умолкла Мэрианна.
   Именно после этого сильного взрыва Эвану удалось совладать с управлением. "Мысль-5" развернулась, и Эван увидел что по коридору на него несётся очередной робот-паук. У этого паука голова была скошена на бок и не шевелилась, но зато все лапы двигались. Так что проскользнуть казалось совершенно невозможно...
   И всё же Эван решил попробовать прорваться. Ведь дракон уже готовился выпустить пламя, а Эвану казалось лучше быть схваченным пауком, чем сгореть заживо. Смерть в пламени представлялась особенно страшной хотя бы потому, что его уже и самого сильно донимал жар. Несмотря на защитный костюм, капли пота скатывались и по его лицу и по телу...
   Вот Эван повернул ручки управления, и "Мысль-5" понеслась навстречу пауку.
   Эван весь сжался, ожидал страшного столкновения - возможно даже гибели. Успел подумать: "Я сделал всё, что было возможно...". Действительно последовал удар, но совсем не такой сильный, как ожидал Эван.
   Робот-паук не пытался ударить или схватить аэроцикл, он просто случайно задел его своей лапой.
   Вдруг весь дым вырвался из кабины управления и усилился тот зелёный цвет, который преобладал внутри "Объекта". Эван оглянулся, и без особого удивления констатировал, что задняя часть "Мысли-5" была оторвана, а робот-паук не гонится за ними, а пытается совладать с драконом. Именно дракон был признан наиболее опасным противником.
   - Мэрианна! Мэрианна! - закричал Эван, хотя и был уверен, что она ему не сможет ему ответить.
   Думал, что она осталась в оторванной части аэроцикла. Но вот появилась её рука - она держалась за оборванный кусок обшивки. Эван бросился было помогать ей, но девушка крикнула ему:
   - Управляй!
   И Эван вернулся к управлению половиной аэроцикла. Мэрианна подтянулась, влезла в кабину управления, плюхнулась в кресло за спиной Эвана. Поспешно стащила со своего лица защитное покрывало, расстегнула костюм. Тоже самое сделал и Эван.
   - Это нас паук, - проговорил он виноватым тоном.
   - Я знаю... Можешь не рассказывать, - вздохнула девушка.
   - Всё из-за дракона началось. Если бы он не начал клетку плавить... Но он всё же двух пауков уделал...
   - Я всё знаю, - отмахнулась Мэрианна.
   - А как тебе удалось спастись? - поинтересовался Эван.
   - Выучка. Нас ещё и не такому учили... Только увидела, что по стене трещина пошла, так и прыгнула к кабине.
   - Жалко, что так получилось, - вздохнул Эван.
   - Можно сказать, что этот паук нас от верной гибели спас, - сказала Мэрианна.
   - То есть как это?
   - А так, что мне с пожаром не удавалось справиться. Прогорал пластик внутри стен. Огонь подбирался к резервному баку с топливом...
   Тут их настигла весьма яркая, несмотря на большое отдаление, вспышка. Затем и стены туннеля содрогнулись.
   Мэрианна проговорила:
   - Вот и бак взорвался. Представляешь, что было бы, если бы паук не отделил его метким, хотя и случайным ударом лапы?..
   - Мы теперь не сможем на Нокт вернуться, - растерянно проговорил Эван.
   - Об этом можешь и не мечтать, - наставительно заявила Мэрианна. - Сейчас топливо черпается из резервного бака, и его хватит максимум на три часа.
   - Что же дальше? - пробормотал Эван, и тут же сам ответил. - За эти часа мы должны найти остальные аэроциклы...
   
   * * *
   
    Итак, они летели по коридору, иногда сворачивали в боковые коридоры. Но ничем эти коридоры не отличались: одинаковые по ширине, одинаково протяжные, и одинаково ветвящиеся. Во всех коридорах из стен выступали тёмные наросты, и везде были клетки с вмороженными в них обитателями далёких миров...
    Эван и Мэрианна почти не смотрели на эти клетки, потому что знали - это древние экземпляры, им же надо было попасть в начало этого лабиринта...
    Вот Мэрианна проговорила:
    - Нам надо пролететь к внутренней оболочке "Объекта", к тем местам, которые соприкасаются с мирами...
    Эван пробормотал:
    - Я понимаю тебя, но я заблудился. Здесь столько поворотов, и не понятно, где верх, где низ.
    - Тоже мне пилот! - возмутилась Мэрианна.
    - А ты думала - я всесильный?! - огрызнулся Эван. - Этот "Объект" не похож ни на что, виденное мною прежде. Говори спасибо, что мы до сих пор живы...
    - Ладно, ладно. Я погорячилась. Просто волнуюсь очень.
    - Мне не легче. Или думаешь, я не волнуюсь?.. Я уж и не помню, когда был спокойным... А так хочется спокойствия...
    Эван сделал непроизвольное движение рукой и задел датчик движения, который, как и многие другие приборы, после столкновения с роботом-пауком, ничего не показывал.
   Датчик заработал, и показал, что впереди - обширное помещение, в котором - движение многочисленных существ.
   - Надо разворачиваться! - воскликнул Эван.
   Но Мэрианна глянула назад, и сказала:
   - Нет! Не тормози! За нами несётся робот- паук!
   Эван не стал оглядываться, а ещё увеличил скорость.
   Он ожидал, что увидит большую залу, но всё же увиденное превзошло все ожидание. Можно было сказать, что это был мир внутри мира. Тысячи и тысячи рядов клеток образовывали стены этого внутреннего мира.
   В центре же этого пространства без всякой опоры висела покрытая широкими трещинами тёмно-зелёная сфера, примерно километр в диаметре. По поверхности сферы ползали роботы- пауки.
   Также Эван заметил роботов-пауков и на стенах этого внутреннего мира. Они стремительно переползали и перепрыгивали с одного ряда клеток на другой.
   Вот один из ползавших по центральной сфере пауков оттолкнулся своими тремя работавшими лапами, и стремительно полетел прямо к половине аэроцикла. Также и другие, находившиеся на клетках пауки, заметили "Мысль-5", и побежали к ней.
   Эван выбрал один из проходов, и полетел по нему...
   Детектор движения снова перестал работать, но и без этого детектора Эван видел, что по коридору, навстречу ему нёсся ещё один робот-паук.
   Что ж? Вот ещё одно разветвление. Коридоры вели в разные стороны, только где здесь верх, а где низ - Эван уже не знал. В состоянии невесомости это и не играло большой роли...
   Эван выбрал одно из направлений, и вот уже нёсся по коридору, который не отличался от бессчётного множества других коридоров "Объекта".
   Мэрианна глянула назад, и воскликнула:
   - Паук гонится за нами!
   Эван крутанул ручки, и скорость "Мысли-5" увеличилась тысячи километров в час. То есть - пятой части от максимальной скорости. Но лететь с такой скоростью по коридору, стены которого топорщились многочисленными выступами, было опасно.
   Мэрианна то и дело восклицала:
   - Осторожнее! Прошу...
   Эван делал небольшие, но единственно верные, частые движения, которые и спасали их от рокового столкновения. Только о том забыл Эван, что "Мысль-5" сильно повреждена, и система управления в любое мгновенье может отказать. Тогда бы они точно погибли...
   Но робот-паук не мог развивать такую скорость, и поэтому быстро отстал.
   Ну а дальше и были эти бесконечные, то стремительные, то замедленные пролёты по однообразным коридорам.
   Ещё несколько раз они видели роботов-пауков, но каждый раз улетали от них. Эван приспособился к резким, стремительным поворотам.
   Был такой случай, когда, улетая от одного паука, он свернул в боковой коридор, но и оттуда нёсся на них ещё один робот-паук. Эван затормозил, развернулся и, едва не врезавшись в стену, проскользнул в третий коридор.
   Так можно было летать до бесконечности, если бы не два "но"... Во-первых, Эван не был роботом, и уставал, а во-вторых - кончалось топливо.
   Уже несколько раз передвигались бесконечные ряды клеток. Значит, "Объект" останавливался на новых мирах, подбирал новые экспонаты...
   
   * * *
   
    Наконец, им повезло.
    Очередной коридор закончился - вывел их к стене. Но между этой стеной и другими коридорами был широкий зазор, по которому свободно могла пролететь не только половинка "Мысли-5", но и целая "Мысль-5".
    Эван снизил скорость - огляделся. Роботов-пауков не было видно. Кое-где из стены торчали старые, заржавленные манипуляторы-клешни, но они не двигались. Всё же Эван старался не приближаться к этим манипуляторов. Он медленно повёл "Мысль-5" вдоль стены...
    Мэрианна проговорила:
    - Это, должно быть, внутренняя обшивка "Объекта". А эти манипуляторы - перехватывают экспонаты с миров, которые поглощает "Объект"...
    Эван ещё снизил скорость. Теперь они едва летели, и могли внимательно разглядеть тех, кто был вморожен в клетки...
    А потом некоторые манипуляторы задвигались. Вот один манипулятор вытянул снизу оранжевую птицу, поместил её в пустую клетку. Тут же в эту клетку хлынула прозрачная жидкость. Жидкость хлестала со всех сторон, сталкивалась и тут же застывала.
    Не прошло и секунды, как эта оранжевая птица превратилась в экспонат. Все бессчётные клетки задвигались. Поползла и клетка с птицей, а на её место выехала пустая, готовая для приёма следующего экспоната клетка.
    Далеко-далеко, на самом приделе видимости Эван увидел робота-паука. Хотя, впрочем, может, там было и несколько пауков. Этого юноша не успел разглядеть - он тут же завернул в боковой коридор.
    Пролетели совсем немного, и тогда Мэрианна закричала:
    - Стой! Стой!
    Эван остановил половину "Мысли- 5".
    Через окно видна была клетка с вмороженным в неё аэроциклом. В соседней клетке также вмороженный висел робот "ХаМа- 4".
    Мэрианна быстро застегнула защитный костюм, и сказала Эвану:
    - Отлети отсюда, спрячься. Ну а постараюсь разморозить "Мысль-5".
    - Но ведь сюда прибегут пауки...
    - Да. И всё же я должна разморозить именно этот аэроцикл... Ты ведь видишь его порядковый номер?
    - Да - "N1", - ответил Эван.
    - Вот именно этот аэроцикл нам и нужен... Теперь, я думаю, ты можешь узнать о секретной части нашей экспедиции. Об этом знали только законники, но не пилот. Итак, как ты понимаешь, посылать аэроциклы только для изучения "Объекта", было бы глупо. Осведомлённые люди на Нокте очень боятся "Объект", считают его аппаратом агрессивным, военным, предназначенным если не для прямого уничтожения, то для разведки и последующей передаче важной информации неизвестному врагу. Главная цель нашей экспедиции - уничтожение "Объекта". Для этого была разработана бомба компактных размеров, но огромной разрушающей силы. При приведении её в действие, "Объект" будет уничтожен. Бомба находилась на аэроцикле N1. Ты ведь помнишь - пилота Рогура Раза?.. Так вот - именно ему было поручено привести бомбу в действие.
    - Но если ты растопишь Рогура Раза, как он выберется из клетки? Ведь между прутьями не пролезешь...
    - В его аэроцикле есть резак...
    - Но сколько же надо резать, чтобы сделать проход для целого аэроцикла? А без аэроцикла отсюда не улетишь. Если взорвать бомбу, то погибнет не только "Объект", но все его экспонаты, и мы...
    - Рогур Раз и все остальные законники были проинструктированы, что вернуться, возможно, не удастся. Морально мы всегда были готовы к смерти...
    - Но это же ужасно!
    - Ещё более ужасно то, что делает "Объект". Если тебе жалко, тех экспонатов, которые погибнут при взрыве, ты лучше подумай: сколько жизней уже было разрушено "Объектом". Пролетит от возле мира, схватит обитателей, унесёт в такую даль, из которой уже никогда не вернёшься домой. Выбросит в незнакомый мир, к жизни в котором, может, и не удастся приспособиться. Или ты сомневаешься в том, что "Объект" послан враждебной расой?
    - Да, я сомневаюсь в этом, - сразу ответил Эван.
    - Но и исключать этого не можешь. А, значит, Нокту грозит большая опасность. Миллионы людей могут погибнуть...
    - Зачем ты мне всё это рассказываешь? Чего от меня хочешь? - спросил Эван.
    - Возможно, я сейчас буду схвачена. Возможно, мне не удастся дозваться Рогура Раза. Тогда ты останешься единственным, последней надеждой Нокта. Мне удалось сохранить резак - вон он лежит, в том обгорелом ящике. Итак, если меня не станет - ты должен будешь перерезать прутья в клетке аэроцикла N1, пробраться к нему, и привести бомбу в действие. Сделать это несложно: бомба находится в комнате Рогура Раза. Достанешь чёрный прямоугольный кейс из-под его кровати - наберёшь на замке "Свободный Нокт". В кейсе - бомба. На запрос напишешь "Нокт - Ангел". После этого у тебя будет три часа на то, чтобы покинуть "Объект" и отдалиться от него на безопасное расстояние в 1500 километров. Всё понял?..
   Эван молча кивнул. Мэрианна быстро приблизилась к нему, хотела поцеловать в щёку, но не смогла этого сделать, потому что и её лицо и лицо Эвана скрывали защитные маски.
   Вот она выплыла из половины "Мысли-5", и, плавно разгребая воздух руками и ногами, подплыла вплотную к клетке с аэроциклом N1.
   Эван, следуя её указания, переправил "Мысль-5", на другую сторону коридора. Сам выглянул наружу, наблюдал за действиями Мэрианны. А она что-то делала с панелью, вмонтированной в клеть. Там располагались кнопки, слишком крупные и слишком старые, чтобы просто взять и нажать на них. Но Мэрианна была сильной, тренированной девушкой, и после нескольких попыток ей всё же удалось нажать на кнопку, которая выделялась среди других и своей формой и размерами.
   Мэрианна не ошиблась. Наполнявшая клетку жидкость начала таять, всасываться в отверстия. Наверху беззвучно замигала синеватая панель. А это значило, что роботы-пауки уже узнали о происшествии и спешили к этому месту.
   Мэрианна взмахнула руками и отлетела на пару метров от клетки. Она висела недвижимая, ждала. Со стороны могло показаться, что она спокойна, но это, конечно, было не так. Ведь Мэрианна понимала, что ей грозит...
   А Эван выпрыгнул из "Мысли-5", проплыл к ближайшему наслоению тёмного мшистого вещества, укрылся за ним, выглянул - оттуда продолжил наблюдение.
   Как казалось, уж очень медленно таяло вещество в клетке (хотя, на самом деле, оно таяло очень даже быстро), и роботы- пауки уже должны были прибежать...
   Но когда большая часть аэроцикла N1 освободилась, Мэрианна закричала:
   - Рогур! Рогур Раз! Очнись скорее! Мы внутри "Объекта"!
   Так несколько раз она выкрикнула, но ответа не последовало. Рогура Раза не было видно.
   И в это время появились роботы-пауки. Их было двое, и бежали с разных сторон коридора. Прежде чем Эван успел что-либо предпринять, Мэрианна уже была схвачена.
   Она ещё успела выкрикнуть: "Взорви!", а затем в её шею вошла игла, и девушка безвольно повисла. Один паук понёс её по коридору, а второй - вытянул свою рабочую лапу к клетке с аэроциклом N1. Нажал на несколько кнопок, в результате чего клетка заполнилась прозрачной жидкость и жидкость застыла.
   После этого паук развернулся и шагнул к Эвану. И юноше показалось, что всё закончено, что его схватят, и станет он замороженным экспонатом, и будет висеть в клетке до тех пор, пока более удачливая экспедиция с Нокта не взорвёт "Объект".
   Однако, Эван неплохо укрылся под мшистым веществом и паук его не заметил. Клешни ухватили половину "Мысли-5", легко подняли её в воздух. Робот развернулся, и понёс "Мысль-5" туда же, куда была унесена и Мэрианна Нэж. Несложно было догадаться, что и девушка и "Мысль-5" вскоре должны были быть заморожены...
   Эван подождал ещё несколько, затем выплыл из своего убежища. Остановился посреди коридора, огляделся.
   Никаких следов Мэрианны, их "Мысли-5" или роботов-пауков не было видно...
   Эван смотрел на аэроцикл N1 и думал:
   "Что же я теперь должен делать? Исполнять то, что хотела от меня Мэрианна Нэж? Попытаться взорваться "Объект", ну и себя заодно?.. Нет - я этого не хочу. Мне жалко "Объект", который надо не уничтожать, а исследовать. Ведь то, что нас хватают роботы, вовсе не значит, что они хотят гибели Нокта. А вот узнать бы, кто создал "Объект", какова конечная его пути... Что делать дальше, я ещё не знаю, однако одно решил точно: взрывать "Объект" я не буду..."
   И вот Эван, разгребая воздух руками и ногами, поплыл по коридору. Он мог разгонятся до достаточно большой скорости (примерно в сорок километров в час, а потом резко тормозить); он разглядывал вмороженные в клетки экспонаты - видел там как существ похожих на людей, так и существ совсем на людей не похожих. Некоторые из них представляли устрашающее впечатление даже в замороженном состоянии.
   А Эван летел и думал: "А, пожалуй, надо было остаться в той громадной зале - узнать, что там, в центре её. Ведь та тёмно-зелёная сфера, которая там висела - это, пожалуй, и есть самое главное в "Объекте". Вот туда мне и надо попасть. Может, там и узнаю что-то... Только как же туда попасть? Мало того, что здесь такой громадный лабиринт, так у той центральной сферы ещё и пауки железные бегают... Схватят меня... Ну и пусть хватают. Всё равно, без пищи я здесь долго не продержусь"...
   
   * * *
   
    Эван устал, ему хотелось спать, он был голоден...
   Остановился возле одной из клеток, как под одеялом укрылся под мшистыми наслоениями, и вдруг почувствовал себя очень комфортно. Возможно, невесомость была тому причиной. Во всяком случае, он быстро заснул и спал долго и крепко.
   Проснулся бодрым, отдохнувшим. Только чувство голода ещё усилилось. Поднялся, уже собирался лететь дальше, но тут глянул на клетку, и увидел весьма интересный экспонат.
   Этот экспонат прибыл сюда, пока Эван спал (за это время "Объект" посетил около десяти миров, и, соответственно, все клетки сдвинулись на десять позиций). В клетке находился некто крылатый, крылья этого существа были сложены на теле, и они, и само тело почему-то представлялись почти прозрачными; во всяком случае Эван мог видеть через них противоположную сторону клетки. И ещё в этом экспонате привлекали глаза: большие, выпученные, - они, хоть и заморожённые, выражали не тёмный, животный инстинкт, а чувство, мысль...
   Эван подлетел вплотную к клетке, и, глядя в эти глаза, проговорил:
   - Стало быть, ты разумный? Быть ты знаешь, как добраться до центра "Объекта"?
   И тут у Эвана закружилась голова. Ему показалось, что в заморожённых глазах произошло движение, а в голове Эвана явственно прозвучала как бы сторонняя мысль: "Да, знаю"...
   Юноша подумал: "Ну вот, от долгого пребывания внутри "Объекта" я потихоньку начинаю сходить с ума. Уже начинает мерещится чёрт знает что. Ладно, разморожу этого глазастика, а там - будь что будет..."
   И Эвану, после нескольких попыток удалось нажать кнопку на приделанной к клетке панели. Прозрачное вещество начало таять, втягиваться в дырки, но крылатое существо пока что не двигалось.
   Когда растаяла половина вещества, Эван выглянул в коридор. Он увидел паука, который только что выскочил из-за дальнего поворота. Их разделяло не меньше километра, но из-за большой скорости паук должен был добраться до этого места уже через минуту.
   Эван снова посмотрел на клетку, и тут увидел, что существо уже задвигалось, взмахнуло крыльями и... полетело к нему. Юноша оставался на месте - он был уверен, что существо не сможет пролететь между близко расположенными прутьями.
   Но вот существо подлетело вплотную, сжалось, проскользнуло, и оказалось уже прямо перед Эваном.
   От неожиданности Эван даже вскрикнул. Мелькнула мысль: "Наверное, оно хищное - сейчас сожрёт меня".
   Крылья распахнулись, мягкими покрывалами обхватили его. Очередной вскрик Эвана потонул в ватной, непробиваемой тишине.
   Замелькали панические мысли: "Это что - конец? Сейчас меня разорвут, поглотят, переварят". И тут же сторонний, спокойный голос прозвучал в его голове:
   "Здравствуй, Эван. Не волнуйся. Я не хочу тебя зла".
   "Неужели я сошёл с ума?" - также, в мыслях своих спросил Эван.
   "Нет. Ты вполне здоров. Ты общаешься со мной посредством телепатической связи".
   "А кто ты?"
   "У нас нет имён. Вместо них - чувства, которые мы передаём друг другу".
   "Сейчас нас схватят пауки".
   "Нет, не схватят. Не заметят".
   Эван назвал своего нового друга Призраком...
   И вот Призрак примостился возле одной из стен, сложил крылья. Голос в голове Эвана пояснил:
   "Оперенье делает и меня и тебя невидимыми".
   Рядом промчался паук, остановился возле опустевшей клетки, начал вращать головой. Подбежал ещё один паук - вместе они начали вращать своими старыми, повреждёнными головами, прошли буквально в метре от Призрака и Эвана, но не заметили их.
   Только через полчаса, истоптав всё вокруг, пауки удалились.
   В голове Эвана прозвучал не вопрос - утверждение:
   "Хочешь попасть в центр "Объекта".
   "Да. Только запутано здесь всё. Не найти дороги".
   "Я уже увидел путь - всё это хранится в твоей голове".
   "Тогда летим! Скорее! Уж если и узнаем что- то, то только там - в центре".
   И вот они полетели. Точнее - летел Призрак - размахивал одним крылом, вторым же крылом прижимал к себе Эвана. Но и с одним крылом Призрака едва ли смогли бы догнать роботы-пауки. Он ловко вписывался в новые и новые повороты, а Эвану казалось, что они всё летают по кругу...
   
   * * *
   
    Многокилометровая зала с расположенной в её центре тёмно-зелёной сферой распахнулась перед Эваном столь же неожиданно, как и в первый раз. И, также как и в первый раз, по стенам этой залы переползали железные роботы- пауки.
    Призрак полетел через залу, как и по коридорам: одним крылом прижимал к себе Эвана, а вторым - размахивал.
    Все ближе к ним была поверхность древней сферы. Призрак уже намеривался влететь в одну из трещин, когда именно из этой трещины вылез робот-паук, едва не задел Призрака.
    Перед Эваном промелькнул синий глаз паука, но сам Эван был скрыт крылом Призрака, и поэтому паук его не заметил.
    И вот они внутри сферы. Там тоже были коридоры. Только вот клеток в стенах этих коридоров не было. Там преобладали тёмные тона, а из-под выросших за бессчётные тысячелетия наростов выглядывали исчерченные непонятными знаками панели, и кнопки, и ещё приспособления, назначения которых Эван не мог представить.
    Наконец коридор закончился, и они оказались в ещё одной зале. В центре этой залы висел тридцатиметровый прозрачный куб. И почти все это место занимало существо подобного которому Эван никогда не видел.
    Весь наружный покров существа состоял из массивных костей. У существа было несколько длинных клешней, которые также состояли из костяных пластин. Из многометрового выпирающего черепа смотрели шесть зелёных глаз...
    Эван подумал: "Вот это и есть настоящий Хозяин "Объекта".
    На что Призрак незамедлительно ответил:
    "Да, я тоже думаю, что он здесь главный. Только сейчас он спит".
    "Ну а мы его разбудим" - подумал Эван.
    Призрак полетел вокруг куба, и тогда Эван заметил выпирающую из пола панель. Там также были кнопки, но все это находилось в весьма жалком состоянии, так что и не понятно было - заработает ли.
    Призрак выпустил Эвана, и юноша надавил на кнопку, которая была больше других. Помещение заполнил синий свет, а куб начал таять.
    Сразу несколько пауков выскочили из боковых проходов. Они бросились к панели управления, но... костяное существо уже задвигалось, и издало пронзительный свист, оборвавшийся резким, бухающим звуком.
    Пауки остановились. Существо же двигалось, оглядывалось...
    Эван подумал: "Хотя мне и страшно, но, думаю, мы должны показаться ему..."
    Призрак вторил ему: "Да - мы должны раскрыться". И призрак распахнул крылья, выпустил Эвана, и сам стал видимым.
   
   * * *
   
    Существо подлетело к Эвану и к Призраку. Казалось, распахнёт оно глотку и поглотит их, но... этого не случилось.
    Оно издало звук, и в воздухе поплыли нити, сложились в подобие экрана...
   На экране появилось лицо Карла Эзира. Увидев существо, Эвана и Призрака, Карл Эзир побледнел и вскрикнул:
    - Что?!
    Эван ответил:
    - Я сейчас внутри "Объекта". Видите это огромное создание? Оно только что проснулось, и оно не желает зла Нокту.
    - Почему мы должны вам верить? - стараясь скрыть дрожь в голосе, спросил Карл Эзир.
    - Не знаю, - вздохнул Эван. - Но, наверное... Вам больше ничего не остаётся. Если хотите взорваться "Объект", то Оно вам не позволит. Даже и не пытайтесь.
    - Ну, это мы ещё посмотрим, - прохрипел Карл Эзир.
   
   * * *
   
    Существо изменило программу "Объекта" - он не собирал больше экспонаты, пролетал мимо миров. Но и старые, замороженные экспонаты оставались внутри - куда их, миллиарды существ, разумных и животных было выпускать?
    Только девятнадцать аэроциклов были выпущены вместе с экипажами и с роботами. Сломанная "Мысль-5" Эвана и Мэрианна не годилась для полётов.
    Так что Эван и Мэрианна перешли на аэроцикл N1 (откуда роботы-пауки предварительно убрали бомбу), и полетели на Нокт.
    Призрак, распрощавшись с Эваном, стал невидимым.
   
   * * *
   
    Два с половиной месяца продолжался обратный полёт. Ещё два месяца Эван провёл в изоляции, гадая, уничтожат его или всё-таки позволят жить.
    Затем его вызвали на учёный совет, где он стоял перед людьми властными и повторил то, что уже сотни раз повторял на допросах, и писал в отчётах - о своём пребывании внутри "Объекта".
    По окончании совета Эвану было сообщено решение:
    Ему сохраняют условную свободу, но на Нокте он жить не может. Его ссылают на отдалённый, наблюдаемый через телескоп мир, где он и будет заниматься сельским хозяйством...
    У выхода из зала его ждала Мэрианна Нэж. Эван спросил у неё:
    - Что-нибудь новое об "Объекте" слышно?
    - Он остановился в пятидесяти тысячах километрах от Нокта. И это пока всё, что известно.
    - Ну что ж, прощай, Мэрианна Нэж!
    - Не прощай, а до свидания. Милый Эван, ведь я буду наблюдать за тобой через телескоп, и когда захочешь, чтобы я за тобой прилетела, просто высади на поле цветы. Пускай их лепестки сложатся в имя "МЭРИАННА".
   
   

Конец
   02.07.2007