<<Назад
   
"Два Призрака"


    Глава 1
   "Мёртвый дом"

   
    У двенадцатилетнего Юры начались летние каникулы. Уже несколько раз ходил он вместе с друзьями купаться на речку, и на шашлыки в лес. Но вот после нескольких жарких, солнечных дней небо затянуло тучами, и пошёл несильный, но затяжной дождь.
    С одной стороны: дома сидеть скучно, а с другой - и по природе особо не разгуляешься. Можно, конечно, было побродить с зонтиком, но Юра не любил гулять под зонтом.
    И тут состоялся достопамятный разговор с его старшим братом Колей, который был студентом, и после недавней, успешной сессии подрабатывал. И вот что говорил Коля:
   - Чего сидишь, скучаешь?
   - Заняться нечем. Скорее бы дождь кончился, - печально вздохнул Юра.
   - А хочешь посмотреть на страшный дом?
   - Чего? Какой ещё страшный дом? Там чего - приведения? - хмыкнул Юра. - Ты знай: я уже не маленький и в приведений не верю.
   - А я, по-моему, ничего о приведениях не говорил! - возмутился Коля. - Но дом действительно жуткий. Ты уж поверь мне.
   И что-то в Колином тоне было такое, что Юра ему поверил. И он спросил:
   - Что же это за дом такой?
   И Коля ему ответил:
   - Тот дом, в котором я сейчас работаю. Представляешь: дом огромный, а жил там всего один человек. Умер он, и оказалось, что ни наследников, ни родственников у него нет. Вообще никаких: ни близких, ни далёких. И никакого завещания он не оставил. Так что, получается, здание переходит в собственность государства. Помимо прочего нашли там огромнейшую библиотеку. Вот я их и переписываю. Так, поверишь ли: постоянно чувствую, что кто-то за мной следит. И взгляд такой жуткий, леденящий. Иногда у меня аж волосы на затылке дыбом встают. Но и это ещё не всё: ведь здание действительно огромное, есть там и потайные проходы, и подземные уровни. И до сих пор плана здания не составили.
   Юра внимательно слушал своего старшего брата и кивал. Потом он вымолвил:
   - Кое-что я про этот дом знаю. В прошлом году, когда только умер его прежний владелец, отправился на подземные уровни составитель карты. И исчез бесследно. Сколько его потом ни искали, так ничего и не нашли. Про это в газете заметка была.
   - Да. И после этого случая перекрыли проход на нижние уровни. Вроде должна была приехать группа профессиональных учёных- исследователей, но так никто и не приехал. В общем, Юрка, раз ты так скучаешь, могу тебя взять с собой. Но только пообещай мне: из тех помещений, где книги хранятся - ни на шаг.
   - Обещаю, обещаю, - радостно закивал Юра.
   
   * * *
   
    Тот дом, в котором работал Коля, стоял за городской чертой. Требовалось пройти сотню метров по размытой дождём тропе, и тогда неожиданно из окружения старых, кривых вязов и ясеней появлялась высокая, но во многих местах погнутая решётка.
    Ворота были приоткрыты. В будке со скуки резались в карты охранники, и не обращали никакого внимания на входящих.
   А вот и дом. Действительно устрашающий, жуткий даже. Раньше Юра думал, что в старые времена не возводили таких высоких строений.
   В доме было много этажей, но все эти этажи располагались не на одном уровне, а как-то неестественно и криво наплывали друг на друга. Вообще дом поражал своей несимметричностью: казалось, что его слепили из разных кусков. Но в тоже время оно представлялось единым организмом, некой хитроумной головоломкой.
   Вот Юра попытался сосчитать, сколько в здании этажей, но быстро сбился. Когда он глядел на чёрные, различающиеся в размерах окна и трещины и пятна, которые покрывали стены, ему начинали мерещиться премерзкие, чудовищные физиономии. Но и это ещё не всё: чем дальше он считал, тем отчётливее все эти физиономии складывались в некий нечеловеческий, поражающий своим уродством лик.
   У Юры закружилась голова, заломило в висках, а в глазах потемнело. Тут Коля встряхнул его за плечо и проговорил:
   - Не советую тебе подолгу на это здание смотреть, а, тем более, пересчитывать этажи. Я уже пытался: результат такой же, как и у тебя.
   Юра помотал головой, и сказал:
   - Бр-рр...
   - Ну что: тебе уже страшно? - поинтересовался Коля.
   - Да. По настоящему страшно.
   - Так, может, домой пойдёшь?
   - Да ты что?! Конечно - нет. Ты лучше скажи: хоть кто-нибудь пересчитал, сколько в здании этажей?
   - Представь себе: ни у кого это не получилось. У всех начинала болеть и кружиться голова. И все видели некий жуткий лик...
   При этих словах Юра вздрогнул и прошептал:
   - Так, значит, он действительно есть.
   - Ну, так вот, - продолжал Коля. - Всё-таки надо было заносить в документы количество этажей, и сговорились, что будет считаться, что в здании двенадцать этажей. Но по какому-то досадному недоразумению, которое, кстати, никто так и не смог объяснить, записали: "тринадцать этажей".
   - Чёртова дюжина, - мрачно проговорил Юра, и тут же задал вопрос. - А что же: разве внутри здания не могли посчитать, сколько этажей? Ведь это же так просто: поднимаешься по лестнице и считаешь.
   - Не так всё просто. Там множество лестниц. Но далеко не все поднимаются на самый верх. По некоторым можно подняться на пятнадцать этажей, и вдруг оказаться на третьем этаже, потому что они, оказывается, как-то там искручивались. Иные упираются в тупики, но над ними явно есть ещё этажи. В общем, скажи мне, что здесь тысяча этажей, и я этому не удивляюсь...
   - Но это же научная загадка, - проговорил Юра.
   - Вот именно: научная загадка. Учёные разводятся руками, и не могут ничего объяснить...
   По широкой, выбитой из чёрного гранита лестнице, поднялись они на крыльцо. Там, на постаменте сидели два демона с исключительно злобными, клыкастыми мордами.
   И хотя демоны были высечены из чёрного камня, и время не пощадило их; несмотря на многочисленные трещины - они всё равно казались живыми. Из их выпученных тёмных глазищ леденящими волнами исходила ненависть. А их мускулистые тела словно бы изготовились к прыжку.
   Коля вымолвил:
   - Каждый раз, когда здесь прохожу, такое чувство, будто эти твари набросятся на меня и разорвут в клочья. Несколько раз, поверишь ли, даже не выдерживал, и бросался бежать.
   - Я тебя понимаю, - с дрожью в голосе вымолвил Юра. - Это не простой камень. В нём - жизнь.
   - Ну, ладно. Мы, в общем, пришли.
   
   * * *
   
    Они перешагнули порог и оказались в прихожей, которая поражала как своими размерами, так и несоразмерностью форм. Массивные и грязные, тёмно-багровые партеры ниспадали сверху, и шевелились, несмотря на то, что ветра не было. Можно было заметить, по меньшей мере, дюжину лестниц, и, причём, далеко не все из них вели вверх. А одна из лестниц сужалась и вводила в ход настолько узкий, что туда мог протиснуться разве что скелет.
    На стенах висели полотна, но всех них был отображён лишь мрак.
   - Не смотри на полотна, - предупредил Юру его старший брат.
   - Почему?
   - Потому что, если долго смотреть, то увидишь лики. А потом заснуть не сможешь. Настолько это лики жуткие.
   Юра кивнул, но всё краешком глаза заметил, что внутри одного из полотен медленно ворочается нечто. Тогда мальчик сглотнул испуганно и отвернулся.
   Коля повёл Юру по самой широкой лестнице. На ступеньках лежал ковёр, который даже можно было бы назвать красивым, если бы не покрывавшие его тёмные пятна, которые вполне могли оказаться пятнами ссохшейся крови...
   Наконец они вошли в библиотеку. Из первой же залы было несколько проходов, в иные библиотечные залы. Вдоль каждой стены стояли книжные стеллажи, высотой от самого пола и до потолка, то есть по семь-восемь метров.
   - Ничего себе! - присвистнул Юра. - Сколько же здесь книг?..
   - Ещё и тысячной части не учтено, - ответил Коля. - Вон видишь моё рабочее место...
   И Коля кивнул на широкий стол, где был установлен компьютер.
   - Представь себе: работаю здесь один. Почему, спросишь? Отвечаю. Люди сторонятся этого дома, пугает он их.
   - А тебя разве не пугает? - спросил Юра.
   - Конечно, пугает. Я же тебе говорил: чувствую, что я здесь не один. Кто-то невидимый следит за мною. Но надо преодолевать собственные страхи, не так ли?
   - Возможно. А сейчас этот некто здесь присутствует? - поинтересовался Юра.
   - Сейчас нет... - растерянно проговорил Коля. - Так, ладно, я начинаю работать, а ты можешь посмотреть библиотеку. Но повторяю: из библиотеки ни в коем случае не уходить.
   - Да. Хорошо. Обещаю.
   - Замечательно. А если случайно нажмёшь на какой-нибудь рычажок, и откроется тайный ход, что ты будешь делать?
   - Сразу побегу к тебе, и обо всём расскажу.
   - Умница. И ни в коем случае, ни единой ногой в этот потайной ход не суйся. Потому что там может быть... нет - даже наверняка там есть ловушка. Тебя сожмёт, или разорвёт, или проколет, или ты встретишься с призраком, а это страшнее всего.
   Юра кивал и почти на каждое Колино слово приговаривал "угу", тогда как ему грезилось, что он уже открыл потайной ход, забрался в него, и нашёл там клад. Наконец, выслушав Юрины обещания, Коля разрешил ему идти исследовать библиотеку, а сам продолжил перепись.
   Юра прошёл в соседнюю залу и остановился у стеллажа. Но ещё было слышно, как щёлкает по клавишам Коля, как урчит компьютер.
   "Здесь, наверное, уже всё переписанное" - подумал Юра: "А пройду-ка я в самую дальнюю залу, где книги ещё не проверялись. Там наверняка найду что-нибудь интересное".
   Но, как и следовало ожидать, библиотека представляла такой же противоестественный, вывернутый и искривлённый лабиринт, как и всё остальное здание. Из одной залы вполне могло отходить по семь-восемь проходов, некоторые из них были в углах помещения, некоторые вели вверх или вниз. Так из одной залы было аж шесть проходов вниз, и каждый из них выводил в отдельную, переполненную книгами залу.
   Сначала Юра шёл очень быстро, почти бежал, не считая ни зал, ни поворотов. Он был уверен, что не заблудится.
   А потом остановился и прислушался. И понял мальчик, что совсем, совсем ничего не слышит.
   И вдруг холодок пробежал по его коже. Он почувствовал, что рядом кто-то есть. Он резко обернулся, но не увидел ничего, кроме нескольких проходов ведущих в соседние залы. Тем не менее, чувство того, что за ним наблюдают, не проходило.
   - Кто здесь? - позвал он шёпотом, а потом выкрикнул, - Кто здесь?!
   И тут же уже про себя добавил: "Что же я это такие глупости кричу? На что, интересно, надеюсь? Быть может, на то, что выйдет призрак и скажет: Здравствуйте, это я, призрак, и я за вами слежу".
   Эти мысли показались Юре настолько забавными, что он даже улыбнулся. И, словно бы в ответ на его дерзкую, неподобающую к этому мрачному месту улыбку, раздался резкий звук. Юра вздрогнул, метнул стремительный взгляд в одну и в другую сторону, и тут увидел, что в углу, в тени от стеллажей висит полотно. Такие же полотна висели и при входе в здание: один лишь мрак был там изображён, и вновь краем глаза Юра увидел, что в полотне движется нечто.
   И тогда Юре стало так жутко, что он, не помня себя, крикнул громко:
   - Коля!
   Крик его эхом среди стен заметался, и постепенно затухал, дробясь в бессчётных книжных переходах.
   И Юре так хотелось услышать ответ, и с таким вниманием он вслушивался, что ему показалось, будто он действительно услышал голос брата.
   И тогда Юра попытался успокоиться, и даже произнёс вслух:
   - А чего я, собственно говоря, испугался? Приведения? Злого духа? Ну, во-первых, я в библиотеке, которую, вроде как, всю исследовали. А во-вторых, если здесь и есть какой-то призрак, что он мне может сделать? Смотреть на меня? Ха - ну и пускай смотрит. Эй, призрак, ты здесь? Нравлюсь я тебе? Да? Ну и любуйся на меня, а я пока книжечки посмотрю...
   И когда он это произнёс, то по бессчётным, окружающим его залам пронёсся шорох. А потом Юра увидел нечто такое, отчего глаза его округлились.
   В противоположной от него стене был проход, за которым открывалась целая анфилада библиотечных залов. Так вот: самая дальняя и едва приметная из этих зал вдруг заполнилась непроглядной чернотой. Потом тоже самое произошло и с следующей залой, а потом и ещё с одной.
   Таким образом, чернота, поглощая залы, приближалась к нему. И Юра понял, что, если он даже со всех сил побежит, то всё равно от этой черноты не спасётся. И слышал он мучительный, жуткий, заунывный и яростный вой, который приближался.
   Тогда мальчик закрыл глаза ладонями и зашептал:
   - Нет, нет, пожалуйста, не надо. Ведь ничего этого нет, да?.. Ведь это просто свет выключается, да?.. Вот сейчас я открою глаза, и окажется, что этой черноты уже нет.
   Частые удары сердца близким набатом гремели в его ушах, так что он даже не мог услышать: приближается ли вой.
   И вот он решился: отстранил от лица ладони, и открыл глаза. Тьмы не было. Никто не скрипел, не визжал и не выл. Анфилада была видна до самой дальней залы.
   Но кое-что всё- таки изменилось. На запылённом, растрескавшемся полу лежала книга. Тогда мальчик подумал, что она, должно быть, упала со стеллажа, и лишь позже, когда многое уже изменилось в его жизни, он догадался, что поглощающая залы чернота всё-таки докатилась до него, и принесла эту книгу.
   Книга лежала возле самых его ног. Это отнюдь не был толстый, неподъёмный фолиант - книжка была тоненькой. Обложка являла цвет совершенно чёрный, без каких-либо опознавательных знаков.
   - Так. Ну, вот книжка, - задумчиво и все ещё испуганно проговорил Юра. - Что же, можно сказать, она мне сама явилась. Надо бы посмотреть, что она сказать хочет. Ведь буквы меня не съедят, не так ли?..
   И с этими словами он нагнулся, поднял книгу, и раскрыл её.
   
   
   
    
   
    Глава 2
   "Извне"

   
    И странное дело: хотя бумага, на которой была записана книга, была, быть может, трехсотлетней давности, но отпечатанные на ней буквы поражали своей свежестью.
    Юра начал читать, и вдруг понял, что написано про него, про Юру. Первые же строки говорили о том, что он поднимается, и быстро идёт прочь из этой залы.
    Начав читать, он уже не мог остановиться. Его собственная воля растворилась в запечатлённых словах. И при этом раздвоилось не только его сознание, но и тело. Одна его половина оставалась стоять, прислонившись к стеллажу, в зале, а другая - в точности исполняла то, что было написано на листе. И он видел, и чувствовал, и делал то, что читал.
   
   * * *
   
    Юра вышел из залы, поднялся по узкой лестнице, потом прошёл ещё через несколько зал, спустился вниз, пробежал длинную анфиладу, и, наконец, оказался в той первой библиотечной зале, в которой работал его старший брат.
    Перед Колей на столе лежало несколько массивнейших фолиантов, которые он достал со стеллажа. Он один за другим брал эти тома, открывал первую страницу, и переписывал необходимые данные в компьютер. Причём он настолько был поглощён этой своей однообразной работой, что даже и не заметил вошедшего в залу Юру.
    Впрочем, Юра и не задерживался. Он выскочил из библиотеки, и побежал, перепрыгивая через две, а то и через три ступеньки вниз по лестнице. И теперь он видел, что ковёр, который лежал на лестнице - живой. Что вышитые на нём страшные, кривые деревья шевелятся, и что за этими деревьями прячется кто-то и пристально, недобро наблюдает. Но это совсем Юру не пугало.
    Вот прихожая. Вот дверь. Вот крыльцо. Там по- прежнему сидели демоны, но теперь мальчик мог бы поклясться, что - это не каменные, а именно живые существа. Он даже видел, как напрягались их могучие мускулы, а из трещин-ран сочилась ядовитая, чёрная кровь.
    Когда Юра пробежал мимо демонов, то они заскребли своими острейшими когтями по граниту, отчего раздался прегромкий скрежещущий звук, и посыпались искры.
    Но мальчик уже не видел демонов. Он припустил в глубины огромного сада, который окружал проклятый дом. Дождь разошёлся: теперь это был настоящий ливень. По едва приметным дорожкам, в окружении густых кустов бежал Юра. И если бы ветви сами не раздвигались перед ним, то не пролез бы в такие дебри мальчик.
    И, наконец, выбежал он на небольшую полянку. С одной стороны полянки лежало старое, обильно поросшее мхом и от того мягкое бревно. А с другой стороны, плотно увитая кустом, едва поднималась из земли древняя гробница. Тьма и холод смертный от этой гробницы исходил.
    Всякому, даже самому отдалённому от мистики человеку это место показалось бы жутким, но только не Юре.
    Он уселся на мягкое бревно, и начал повторять, мерно, словно маятник, раскачиваясь из стороны в сторону:
   - Приди... взвываю к тебе... приди...
   Вроде бы это и он говорил, но в тоже время слышал Юра свой голос как бы со стороны. И этот голос, бывший сначала едва приметным шёпотом, постепенно крепчал, и вскоре стал таким мощным, что не смог бы его повторить ни мальчик, ни взрослый человек, ни даже - крупный, хищный зверь.
   А, когда он в последний раз прокричал: "Приди!", то уподобился этот вопль близкому раскату грома. И вздрогнула земля, а потом нахлынула тишина.
   Прекратился вдруг дождь, но по-прежнему было серо и мрачно...
   А на земле лежал мокрый ковёр из старых, прелых, тёмных листьев. Быть может, эти листья были даже не прошлогодними; быть может, они уже много-много лет лежали на этом месте. Во всяком случае, эта земля не порождала свежей зелени, а кусты, которые из неё произрастали, поражали количеством колючек и полным отсутствием свежих побегов.
   Юра сидел недвижимо, смотрел прямо перед собой, и хотя ничего уже не говорил, и ничего не слышал, но чувствовал, что последний его исступлённый вопль не прошёл даром...
   И вот скрипнула, и раскрылась, выпуская нечто невидимое дверь старой гробницы. А потом мальчик услышал шаги. Эти негромкие и неспешные шаги приближались к нему.
   Увидел Юра, как под чьими-то невидимыми стопами прогибается тёмный настил мёртвых листьев. И это зрелище, а также могильный холод, который обмораживал теперь кожу, поверг бы любого, даже и самого отчаянного человека в бегство, но Юра даже и не пошевелился, ибо он был заворожён.
   Призрак остановился в шаге от Юры. Мальчик сильно дрожал от невыносимого холода. Он посмотрел туда, где должна была бы быть голова призрака, и увидел только, что там воздух там более тёмный. И разжал Юра губы и произнёс то, что ему на самом то деле говорить совсем не хотелось, но то, что было внушено ему:
   - Здравствуй, мой господин!
   Затем он протянул свои дрожащие руки в эту темноту, и увидел, как кончики его пальцев покрываются инеем. И стало совсем темно.
   
   * * *
   
   - Юра, очнись! Очнись же!
   Холодная вода плеснулась Юре в лицо, он закашлялся и открыл глаза. Оказывается, он лежал на небольшом диванчике, в том первом библиотечном зале, где Коля переписывал книги.
   Сам Коля склонился над ним, и насторожённо вглядывался в лицо своего младшего брата. Он спросил:
   - Как себя чувствуешь?
   Юра поморщился от тупой боли, которая сжимала его виски. Он пробормотал:
   - Да вроде бы ничего. По крайней мере, живой...
   - А что случилось? - спросил Коля.
   - Что случилось? - переспросил Юра. - А я, в общем- то, и не помню ничего. Лучше расскажи: как и где ты меня нашёл?
   - А мне и не понадобилось тебя искать. Ты сам вошёл в эту залу. Я позвал тебя, но ты ничего не ответил. Тогда я заметил, что глаза у тебя закатились, а из уголка рта течёт слюна. Ну и перепугал же ты меня тогда! Я тебя за плечи схватил, попытался остановиться, и тут ты весь затрясся, и лишился чувств.
   - А у меня не было какой-нибудь книги?
   - Книги?.. Нет - книги не было. Зато ты нёс вот этот лист...
   И Коля протянул ему весьма широкий, но весь исчерченный руническими знаками лист. Знаки имели цвет засохшей крови, и вообще - выглядели очень зловеще.
   - Что это? Наверное, очень древнее, да? - робко и испуганно спросил Юра.
   - Древнее? - невесело усмехнулся Коля. - Даю голову на отсечение, что эти руны появились не далее как час назад.
   - Всего лишь час? - изумился Юра, - И кто же их...
   Он хотел спросить: "И кто же их начертил?", но так и не задал этот вопрос, потому что вдруг понял, что руны были начерчены им, Юрой. Также он вспомнил и многое из того, что было после того, как он взял тонкую чёрную книгу.
   Юра огляделся и спросил:
   - Так ты точно не видел чёрную книгу?
   - Говорю же тебе, что нет. Но вот думаю: тебе надо идти домой.
   - Домой?.. Ах да, домой, - Юра потёр голову, которая всё ещё отдавалась болью. - Пожалуй, ты прав. Пойду я домой. Лягу там, и буду спать. Очень спать хочется...
   Коля с тревогой вглядывался в бледное лицо своего младшего брата, в его покрасневшие глаза. И он сказал:
   - Пожалуй, я сам тебя доведу.
   - Нет, нет, я не настолько слаб. Сам доберусь.
   - И всё же из этого проклятого дома я тебя выведу. А то, неровен час, ты здесь заблудишься.
   Коля провёл его до самой ограды, и там произнёс:
   - Ты уж извини, что пригласил тебя. Сам не думал, что всё настолько плохо выйдет.
   - Да ладно, не вини себя. Быть может, на то была вовсе и не твоя воля.
   - Чего? - опешил Коля.
   - Да так, ничего. Просто всякие дурацкие мысли лезут мне в голову. Ты не обращай внимания.
   - Может, всё-таки проводить тебя?
   - Нет. Не маленький, сам дойду.
   И Юра быстро зашагал в город под унылым, серым дождём, который, похоже, и не думал заканчиваться.
   
   * * *
   
    Когда Юра открыл дверь в свою квартиру, то первое, что услышал, был настойчивый, вновь и вновь повторяющийся телефонный трезвон. Мальчик схватил трубку, и выкрикнул весьма раздражённо:
   - Да?!..
   - Привет, это я, Уля.
   Улей звали девочку, с которой Юра учился в одном классе. Они дружили на почве общим увлечением астрономией. Но, в отличие от разгильдяя Юры, Уля была отличницей. С самого начала каникул она ему не звонила, так как ездила с родителями в санаторий. А теперь говорила:
   - Я что, не вовремя позвонила? У тебя голос раздражённый и злой. Если хочешь, могу позвонить позже.
   Юра глянул в окно. А на улице шуршал унылый, беспросветный дождь. И он понял, что сейчас ему меньше всего на свете хотелось бы остаться одному. Хорошо бы рядом был хоть кто-то: хоть Уля, хоть кто-нибудь из его друзей.
   И поэтому он сказал:
   - Приходи.
   - Да что ты. Можно?
   - Да. Плохо мне. Приходи. Поговорить надо.
   И повесил трубку...
   Голова разболелась больше прежнего. Он медленно прошёл в ванную, набрал в ладони холодной воды из-под крана, и сполоснулся. Но это не помогло. Боль в голове оставалась.
   Тогда мальчик приблизился к зеркалу, и внимательно начал разглядывать своё лицо. И вдруг вздрогнул: ему показалось, что в его воспалённых глазах зашевелилась та же тьма, которую он видел в проклятом доме.
   И тогда же кольнула мысль: "Я читал чёрную книгу, и мне было виденье. Но я что-то принёс из этого виденья, и теперь это что-то во мне..."
   Но он не успел подумать, потому что тут головная боль возросла многократно. Казалось, что изнутри череп наполняется раскалённым свинцом. Он закричал и повалился на пол.
   Нельзя сказать, что Юра совсем потерял сознание. Просто его сущность, его "я", отступило, и осталось где-то в затаённом уголке мозга. Он едва мог наблюдать за окружающим, и едва-едва осознал, что теперь некто управлял его телом. Он поднялся, и быстро пошёл сначала из ванной, потом из квартиры, а потом и из дома. Но всё это волновало не больше, чем чужой случайно увиденный, и тут же забытый сон.
   
   
   
    
   
    Глава 3
   "Путь к колокольне"

   
   - Юра! Да остановись же, в конце концов!
   Уля схватила Юру за руку, и потащила назад с такой силой, что он поскользнулся, и повалился лицом в грязную лужу.
   Уля помогла ему подняться. Спросила бережно:
   - Ну, как ты?
   Юра растерянно оглядывался. Он понял, что находится в лесу, причём в каком-то совершенно незнакомом ему месте. Узкая тропка вилась в окружении густого кустарника, над которым возносились высоченные, мрачные деревья.
   А пока он оглядывался, Уля достала из своего кармана большой чистый платок, и начала оттирать им Юрино лицо, которое всё было залеплено грязью.
   Девочка ещё раз спросила:
   - Ну, так как ты? Слышишь меня? Понимаешь?
   Юра слабо кивнул, и всхлипнул. Уля продолжала его оттирать, и говорила:
   - Ты извини, что так получилось, но я уж отчаялась. Наверное, без этого "грязевого" падения ты бы и не остановился.
   - А как ты вообще меня нашла?
   - Понимаешь, после нашего последнего телефонного разговора, я за тебя испугалась. У тебя голос был такой мрачный, как у...
   Она осеклась.
   - Ну, как у кого?
   - Как у самоубийцы, - выпалила Уля. - В общем, я решила сразу к тебе бежать. Но мне не пришлось заходить к тебе в квартиру, потому что мы столкнулись в дверях твоего подъезда. Ты двигался стремительно, словно вихрь. Ты сбил с меня с ног, и даже не оглянулся. Признаться, я несколько растерялась, и даже думала разобидеться, но потом сообразила, что ты болен, и окликнула тебя. Ты не отозвался. Тогда я побежала за тобой, и всё звала тебя. Догнала тебя уже в лесу. Ты так настойчиво шёл куда-то...
   - А ты обратную дорогу запомнила?
   - Я старалась, но, честно говоря, ты столько раз заворачивал на какие-то неприметные тропки, что у меня даже голова немного закружилась. Я ведь неплохо знаю наш лес, или, во всяком случае, ту его часть, которая примыкает к городу. Часто там бродила - грибы, ягоды собирала. Но я тебе совершённо точно могу сказать, что в этом месте я никогда прежде не была.
   - И я тоже, - произнёс Юра.
   - Но ты можешь, по крайней мере, сказать, куда так целеустремлённо двигался?
   Юра задумался, а потом вымолвил напряжённо:
   - Нет. К сожалению, не могу.
   - Так я и думала. Ну, да ладно. Теперь поворачиваем, и ищем обратную дорогу, не так ли?
   - Нет, - неожиданно не согласился с ней Юра. Причём ответ его прозвучал очень уверенно.
   - Почему же? - изумилась Уля. - Ты что, хочешь идти дальше?
   - Именно это я и хочу.
   - Но это же глупо. Это... просто мальчишество!
   - Нет. Не совсем так. Видишь ли, Уля, я посетил один проклятый дом, и там, похоже, в меня вселилось нечто...
   - Чего? - теперь Уля глядела на него округлившимися глазами.
   - Ладно. Это слишком долго рассказывать, а сейчас нет на это времени. Просто поверь мне.
   - Ну, ладно, поверила, - вполне серьёзно проговорила Уля, которая вообще склонна была верить во всякую мистику.
   - Ну, а раз поверила, так дальше слушай. Эта сила, этот призрак, или не знаю уж кто там, в меня вселившийся, он ведь не оставит меня так просто.
   - Почему же не оставит?
   - А зачем ему оставлять? Он ведь в меня с какой-то определённой целью вселился. Так что я уверен: вот вернёмся мы в город, поговорим, а сегодня ночью, или завтра днём - не важно когда - опять случится со мной такое помутненье, и побегу я в лес. Только если в этот раз мне повезло: ты поблизости оказалась, то в следующий раз, я уверен, никого поблизости не окажется.
   - Но ведь...
   - Не перебивай. Если никого поблизости не окажется, то доведёт он меня до некой цели. Так не лучше ли нам сейчас эту цель отыскать, а? Ведь сейчас я могу связанно думать, сейчас я управляю своим телом. Мы увидим, куда вёл меня призрак, и тогда, быть может, поймём, что к чему, и что мне дальше делать. Ну, согласна?
   - Ладно, убедил, пошли.
   И они зашагали по узенькой тропке, которую часто пересекали то корни, то упавшие, и наполовину вросшие в землю, мшистые стволы. Шли довольно быстро, надеялись, что скоро доберутся до цели, но лес всё тянулся и тянулся.
   Уля взглянула на часы и молвила:
   - Мы уже целый час идём. И ни разу за всё это время ни одного людского поселения. Даже и не думала, что наш город такие дебри окружают. Может, всё-таки, повернём?
   - Нет, - упрямо проговорил Юра. - Я чувствую, что теперь уж совсем немного осталось.
   Они прошли ещё два или три километра, но так ничего и не изменилось. Разве что потемнело, и дождь усилился.
   Уле показалось, что сзади раздаются шаги. Она резко обернулась, и воскликнула:
   - Юра, смотри!
   Кричала это она таким тоном, что мальчик уверился: он оберётся и увидит какое-нибудь жуткое лесное чудище. Но, обернувшись, никого не увидел.
   - Ну и что ты кричишь? - зашипел он на Улю. - И без тебя, между прочим, страшно.
   - Тропинка.
   - Что, "тропинка"?
   - Тропинки, по которой мы сюда пришли, больше нет.
   Юра пригляделся и заметил, что действительно никаких следов тропинки позади них не было. Взглянул вперёд - тропинка, хоть и небольшая, выделялась среди густых кустов и частых деревьев.
   - Что за наважденье? - пробормотал Юра, и протёр глаза, но тропинки за их спинами по-прежнему не было.
   И тогда Уля проговорила негромким, но страшным голосом. Во всяком случае, Юра, при первых же её словах весь покрылся мурашками:
   - Теперь я кое-что вспомнила про этот лес. Мне это ещё бабушка рассказывала, когда я совсем маленькой была. Потом, я об этом подзабыла, так как думала, что бабушка специально меня запугивала, чтобы я далеко в лесу не ходила. В общем, бабушка рассказывала, что прежде в глубине леса была колокольня, а при ней и маленькая церковь. Никто уж и не помнит, кто и когда ту колокольню воздвиг, но, несмотря на дальность дороги, многие ходили туда молиться. И всё потому, что место то почиталось святым, чудотворным. Но потом стали замечать, что лес вокруг колокольни изменяется. А потом стали пропадать люди. Причём пропадали они совершенно бесследно. Могла исчезнуть и одинокая богомолка, и целая группа здоровых мужиков. А некоторые ещё в самом начали пути, замечали, что ведущая к колокольне тропинка исчезает прямо за их спинами, и ещё успевали вернуться в город. С тех пор считается колокольня проклятой, и никто туда не ходит. Впрочем, и забыли туда дорогу, и даже не знают, где она находится. Знаю даже, недавно над этими лесами вертолёт летал: карту местности снимали, но никакой колокольни так и не обнаружили. Но, тем не менее, она есть.
   - Тихо, - прошептал Юра.
   - Что такое?
   - Шаги...
   Ребята застыли. Они даже не дышали, и только медленно-медленно оглядывались, пытаясь определить, откуда же доносятся эти шаги. А шаги, несмотря на сильный шелест дождя, раздавались очень отчётливо, и становились всё громче и громче.
   - Господи, откуда же они доносятся, - прошептала Уля, и тут прикрыла ладонью рот, а иначе бы закричала.
   Между деревьями промелькнуло нечто, источающее тусклое свечение. А потом ещё, но уже в другом месте. А потом ребята увидели призраков.
   Медленно плыли они в воздухе; протекали сквозь деревья, совсем не касались земли, но, тем не менее, раздавались шаги. Призраки не двигали конечностями, они могли бы показаться безучастными, если бы не их огромные, выпученные глаза, которые взирали прямо на ребят.
   Юра и Уля не в силах были отвернуться от этих полупрозрачных ликов, и медленно пятились. А призраки приближались.
   И вот Уля воскликнула:
   - Что вам от нас надо?!
   И тогда сзади раздался шёпотом:
   - Возвращайтесь в город... скорее... уходите отсюда...
   Ребята быстро обернулись. Прямо за их спинами, в воздухе тоже нависали призраки. Их было много: и мужчины, и женщины. Там были и старики и дети.
   И тогда Уля догадалась, и вымолвила:
   - Это призраки тех людей, которые ходили к колокольне, но пропали.
   А Юра спросил:
   - Но ведь мы должны бояться не вас, да?
   Призраки кивнули.
   - Так кого мы должны бояться? И вообще: зачем всё это? Кто вселился в меня? Вы знаете? Вы можете рассказать это?..
   Но тут призраки всколыхнулись, задрожали, и зашептали испуганно:
   - ОНО идёт... ОНО идёт... ОНО...
   Затем все призраки стремительно разлетелись в стороны. И остался только мрачный лес, да Юра и Уля, стоящие на тропке, которая вела только в одну сторону. По-прежнему шёл дождь.
   - Что такое ОНО? - прошептал Юра.
   - Ты у меня спрашиваешь? Так я не больше тебя знаю, - вымолвила Уля.
   - А мне, в общем-то, и не хочется это узнавать, - признался Юра.
   - Да и мне тоже, - шепнула девочка.
   И тут и без того мрачные деревья, помрачнели ещё больше. Из их стволов раздался затяжной, мучительный скрип. Потемнело.
   Уля задрала голову вверх, и прошептала:
   - Ты только посмотри. Или лучше не смотри вовсе...
   Но Юра увидел, что наверху, по кронам деревьев ползёт нечто призрачное, почти чёрное. И тут мальчик схватился за виски, и застонал:
   - Опять... возвращается...
   Уля встряхнула его за плечи, крикнула:
   - Ты слышишь меня, Юра?! Юра!
   Мальчик замотал головой, застонал. Затем он взглянул на свою подругу мутными глазами, и вымолвил слабым голосом:
   - Этот призрак - он снова пытается завладеть моим сознанием. Не оставляй меня, Уля... Или нет. Лучше беги от меня. Ведь я очень опасен...
   - Нет, я не оставлю тебя, - сказала девочка.
   И тут стало так темно, как бывает беззвёздное ночью. Но эта темнота продержалась лишь мгновенье, затем последовал яркий, ядовито-белёсый всполох, который высветил окружающие деревья. И теперь эти деревья представились отвратительными чудищами, которые тянули к ним свои отвратительные кривые лапы.
   Юра вскрикнул, передёрнулся, и тут поник: если бы Уля не поддержала его, то он и вовсе повалился бы на землю. Мальчик шептал:
   - ...Мне очень плохо... А-а... А- а...
   И тут черноту разорвала ещё одна белёсая вспышка, и Уля явственно увидела, что древесные чудища приблизились.
   Невозможно было оставаться на месте, и поэтому девочка побежала, и потянула Юру за собой. Голова Юры болталась из стороны в сторону, глаза его закатились, но всё же он переставлял ноги: бежал за Улей. А вспышки стали такими частыми, что человеческий взгляд просто не мог за ними уследить.
   Лес дрожал в отвратительно чёрно-белом мареве. Он скрипел, стонал, трясся, тянулся к Уле; ветви вцеплялись ей в волосы, а корни подставляли подножки. Волнами накатывался ужас; девочка совершенно не понимала, куда она бежит, не видела она тропы.
   И вдруг оглушительно, словно хищный зверь неизвестной породы зарычал Юра. Он дёрнулся, стал холодным, как лёд, а потом раскалился. Уля взглянула в его глаза, и увидела, что они выпученные и чёрные. Но вот сверкнула над их головами ослепительная белизна, и глаза мальчика стали такими же ядовито-белёсыми. Потемнело, и глаза Юры опять стали чёрными.
   Длинные, зеленоватые клыки появились у него во рту. А потом он зарычал, и бросился на Улю. Девочка вспомнила, что в первый раз привела его в чувства, повалив лицом в лужу. И вот теперь она рванулась ему навстречу и одновременно вниз: сбила его с ног. Он перевернулся через голову, и рухнул лицом в большую лужу. Тут же забулькал, забил руками и ногами.
   Уля подбежала к нему, и, дрожа всем телом, выкрикнула:
   - Юра, это ты теперь?! Ты вернулся?!
   Но он ничего не мог ответить: только бессильно бился в вязкой грязи и булькал. Тогда Уля перехватила его под мышками, и начала поднимать. Он бился, и несколько раз слепо ударил её, но она не обращала внимания на боль, и продолжала его вытягивать.
   Всполохи ещё участились, и стали такими яркими, что Уля перестала воспринимать что-либо, кроме бесконечного чередования чёрного и белого. Но всё же она продолжала вытягивать своего друга.
   И, наконец, ей это удалось...
   
   * * *
   
    Не было больше ядовито- белёсых вспышек, и не растекалось больше по древесным кронам бесформенное ОНО. Но небо по-прежнему было закрыто серой, моросящей дождём завесой, и по-прежнему Уля и Юра находились в лесу.
    Деревья, которые их окружали, едва ли можно было назвать деревьями. Скорее это были изогнувшиеся в мучительной борьбе чудища, которые лишь отдалённо напоминали деревья. Имелись у них и лапы, и щупальца, и когти, и клыки, и глотки, и даже чёрные, пустые глазницы. А между этими застывшими чудищами плыл плотный и тяжёлый туман, который мешал дышать, и от которого кружилась голова.
   И Юра, который вновь был просто мальчиком, а не злобным чудищем, спросил:
   - Как думаешь, до ночи успеем выйти?
   - Выйти успеем, вот только вопрос: куда? - мрачно проговорила Уля. - К городу, во всяком случае, мы точно не выйдем. Теперь мы забежали ещё дальше в дебри. Думаю, что с тех пор как колокольню назвали "проклятой", сюда вообще ни один человек не захаживал. Надо было поворачивать, когда я тебя в первый раз в чувства привела. И сейчас бы мы уже были в городе. Сходили бы там к какому-нибудь лекарю, или даже к священнику - он бы и изгнал из тебя призрака.
   - Глупости! Только я сам могу себе помочь. А на твоём месте я бы вообще не ворчал. Вот говоришь: "забежали ещё дальше в дебри", а кто забежал, а? Кто, спрашивается, меня сюда тащил? Признайся: ты просто поддалась панике...
   Уля хотела ответить нечто достойное, но так и не успела, так как в это мгновенье раздался удар колокола. Этот сильный звук был настолько неожиданным, что ребята схватились за руки, и тут же позабыли о своём бесполезном споре.
   - Это проклятая колокольня, - прошептал Юра.
   - И где-то совсем рядом...
   И тут заскрежетали чудовищные деревья. Звук был таким, будто пришёл в движение огромный, но заржавелый механизм.
   Юра схватился за виски, и вдруг, раскачиваясь из стороны в сторону, быстро побежал, он выкрикивал:
   - А-А-А! Опять! ОНО опять завладевает мною! Уля, прочь! Или я разорву тебя! А-А- А!!
   Но Уля побежала за ним. Девочка плакала, ей было страшно за Юру, ей было страшно за себя. Она очень сомневалась, что когда-нибудь ещё вернётся в город, и увидит своих родителей. Наконец она догнала рычащего Юру, и повалила его в лужу. Благо, луж было много.
   А когда трясущийся, слабый и грязный Юра поднялся, они смогли оглядеться, и увидели колокольню.
   
   * * *
   
    Колокольня стояла в низине. Несколько громадных, мрачного вида дубов росли возле её стен, и вполне могли укрыть, например, от вертолётных снимков. Рядом с колокольней имелась и церквушка. Пространство вокруг колокольни было огорожено, и за оградой росли очень густые и высокие - почти в человеческий рост травы.
   - Неужели мы пойдём туда? - после минутной паузы спросила Уля.
   - Да, - выговорил Юра и сжал кулаки. - Я измучился, мне страшно, но я лично пойду туда. Я знаю, что в этой колокольне найдутся ответы на вопросы, которые жизненно для меня важны.
   - Да уж, я тебя понимаю. Ладно, пошли, - вымолвила Уля.
   Девочка сделала единственный шаг и вскрикнула:
   - Мои волосы!
   Оказывается, ветвь-лапа одного из чудовищных деревьев обмоталась вокруг её волос. И теперь, как ни старалась Уля вырваться, но только больше запутывалась. Она выговорила:
   - ОНА не пускает нас...
   Дерево заскрипело и потянулось к Уле другой ветвью. Одновременно начало раскрываться усеянное острыми клыками дупло, которое вполне можно было принять за пасть.
   И тогда Уля выкрикнула:
   - В моей сумочке ты найдёшь ножницы! Скорее!
   Юра распахнул Улину сумочку, но ножниц там не увидел. Тогда он высыпал содержимое сумочки на землю. Маленькие ножницы повалились в грязь - мальчик едва их приметил.
   - Скорее - режь мне волосы! - крикнула Уля.
   - Что?!
   - Режь, тебе говорю! Или... ты меня больше не увидишь...
   И Юра поспешно начал отрезать запутавшиеся в ветвях волосы. Вскоре Уля была освобождена, а чудовищному дереву осталось довольствоваться её локонами.
   Ребята, взявшись за руки, бежали к колокольне. За их спинами яростно скрипел жуткий лес.
   
   
   
    
   
    Глава 4
   "В Колокольне"

   
    Вскоре запыхавшиеся и перепачканные Уля и Юра остановились возле массивной железной двери, которая скрывала нутро колокольни. Прежде на двери было высечено некое изображение, но ныне глубокие следы когтей так изуродовали дверь, что невозможно понять, что же было изображено.
    Раны были не только на двери, но и на стенах колокольни. Кое-где были выбиты целые каменные блоки, а в трещины жадно протискивался колючий кустарник.
   - Ну, была не была! - выкрикнул Юра, и толкнул дверь.
   Раздался тяжёлый гул, и дверь медленно раскрылась. Ребята взялись за руки, и перешагнули через порог.
   Внутри колокольни было сумрачно, но всё же многое можно было разглядеть. Так, например, видны были высокие стены, тоже израненные и потемневшие. Лишь в нескольких местах, и то, если внимательно приглядеться, можно было различить слабые следы фресок.
   - Какое здесь всё древнее, - негромко проговорил Юра, но все равно его голос тревожным, гулким эхом отозвался под сводами.
   И именно под сводами произошло некое движенье. Там, за одной из многочисленных широких трещин, быстро передвинулось что-то, и на ребят посыпалась пыль.
   Тогда Уля прошептала:
   - Ты помнишь удар колокола, который мы в лесу услышали?
   - Ну да... - пробормотал Юра, и быстро оглянулся, затем добавил так тихо, что даже Уля едва его услышала. - А раз был удар, то должен быть и звонарь.
   Затем мальчик кивнул на проход у дальней стены. За проход видны были несколько поднимающихся вверх ступенек.
   - Что? - спросила Уля.
   - Нам туда.
   - Ты что же хочешь подняться в звонницу?
   - Угу.
   - Зачем же?
   - А зачем мы сюда пришли? А? - спросил Юра, и тут же сам ответил. - Чтобы найти ответ на мучающую меня тайну. И возможно, ответ именно наверху.
   - Но, возможно, мы встретим звонаря, - вымолвила Уля.
   - Да. По крайней мере, я на это надеюсь.
   Последние слова Юра произнёс довольно громко, и вновь загудело над их головами эхо, и вновь почудилось там какое-то движенье, и вновь посыпалась пыль.
   - Но ведь может оказаться, что этот звонарь - вовсе не человек.
   - Да. И это почти наверняка не человек, - мрачно заявил Юра. - Сама подумай: может ли человек обитать в такой глуши? Чем он здесь питаться будет?
   - Разве что такими наивными дурачками, как мы, - вздохнула Уля.
   - Не думаю. Наверное, за последнюю сотню лет здесь, кроме нас ни одного человека не было.
   - Да, пожалуй ты прав. Только от этого не легче...
   Юра шагнул к проходу, Уля осталась на месте.
   - Ну, так ты не идёшь? - нетерпеливо спросил Юра.
   Девочка представила, каково это: остаться одной; вздрогнула, и поспешила за Юрой. Вновь они взялись за руки. Уля вымолвила:
   - Лучше нам не разлучаться...
   И вот они уже возле самого прохода. Пришлось пригнуться под низкой сводчатой аркой.
   Вверх уводила винтовая лестница с чрезвычайно высокими и сильно растрескавшимися ступенями. Расстояние от стены до стены было таким незначительным, что полный человек непременно бы там застрял.
   Что касается света, то он практически отсутствовал, но всё некое сумрачное, серое свечение проходило сквозь трещины и выщерблины на стенах. Впереди пошёл Юра, за ним, держа его за руку - Уля.
   Вдруг девочка остановилась. Юра почувствовал, как сжалась её рука, и он спросил:
   - Ну, что случилось?
   - Понимаешь, я просто представила, что будет, если сейчас опять ударит колокол.
   - Да? Ну, и что же?
   - Тогда... тогда я, наверное, с ума сойду... Юра, ты даже не представляешь, как мне сейчас страшно. Ведь я же чувствую: здесь, поблизости есть кто-то или что-то. А ты разве не чувствуешь?
   - Чувствую, - вздохнул Юра, - Но всё же надо подниматься вверх. Хотя мне тоже очень страшно.
   Им казалось, что они поднимаются уже очень долго, и что за такое время можно было бы дойти до уровня облаков. Но на самом-то деле они просто очень медленно поднимались, часто останавливались, вслушивались, но слышали лишь гул ветра, да шум дождя, которые доносились снаружи.
   А потом они услышали шорох. Этот шорох приближался сверху, и становился всё громче.
   Улины глаза расширились, она пролепетала:
   - Юра, что это?
   - Не знаю, но... - он хотел сказать "но нам не надо бояться", однако не смог, потому что ему было не просто страшно, а прямо-таки жутко.
   И тут тусклое свечение, которое позволяло им видеть ступени и стены исчезло. Стало черным-черно. Улины пальцы впились в Юрину ладонь с такой силой, что мальчик едва не закричал.
   Девочка зашептала ему на ухо:
   - Ой, я не могу... Ведь шорох прямо возле нас оборвался... ОНО здесь, рядом... Я сейчас закричу...
   А Юра слышал уже не только Улин, но и ещё какой-то шёпот. Этот шёпот проникал в другое его ухо: он настойчиво повторял некие, совершенно ему незнакомые слова. И тогда мальчик ясно осознал, что, стоит ему только вытянуть руку, и он дотронется до чего-то потустороннего.
   Тогда он вскрикнул: "А!", и вжался в стену. То же самое сделала и Уля...
   Так они и стояли рядом, из всех сил вжимались в стену, и дрожали. А потом почувствовали, что рядом с ними пронеслось нечто, и прикоснулось к ним. Прикосновение было лёгким, но всё же они ощутили силу, которая, при желании, легко могла бы их раздавить.
   А вслед за этим появилось тусклое, сероватое свечение. Первое, что увидел Юра, был восково-бледный Улин лик.
   Девочка прошептала:
   - Мы и после этого будем подниматься?
   - А что нам ещё остаётся? Идти обратно, в залу? Ты думаешь, там чем-то лучше? По крайней мере, мне показалось, что ЭТО пронеслось вниз.
   - Ладно, будь, по-твоему, пошли вверх.
   Оказалось, что до звонницы оставалось уже совсем немного. Через прямоугольный люк выбрались они на весьма широкую площадку. Несмотря на то, что с каждой стороны имелись большие проёмы, всё равно в звоннице было крайне сумрачно, и тому было две причины. Во-первых, уже вечерело, а во-вторых, звонницу оплетали ветви дубов-великанов.
   - Ну вот, - печально вздохнул Юра, - Надеялся, что отсюда хоть окрестности удастся осмотреть, и, быть может, даже наш город увидеть, но из-за этих дубовых ветвей ничего не видно.
   Тут мальчик подошёл к ограждению, и внимательно начал всматриваться в узкие проёмы между дубовыми ветвями. И вот ему удалось увидеть часть того состоящего из одеревеневших чудищ леса, который окружал колокольню. И как только он увидел эти жуткие деревья, как донёсся до него их яростный скрип. Острая боль пронзила его голову.
   - А-А-А!! - закричал он.
   - Что с тобой? - испуганно воскликнула Уля.
   Но Юра никак не отреагировал на её голос. Он только сильнее застонал, и перегнулся через ограждение - весь вытянулся в сторону жуткого леса.
   Тут и Уля услышала скрип чудовищных деревьев. Причём она различила в этом скрипе некий завораживающий ритм.
   - Нет, Юра! Не поддавайся! Слышишь?! - крикнула она, и, подбежав к своему другу, попыталась оттащить его от огражденья.
   Мальчик яростно шипел и отбивался. Наконец Уле удалось оттащить его. Подобно разъярённому, раненому тигру взревел Юра и оттолкнул свою подругу с такой силой, что она повалилась на каменный пол.
   И вновь Юрины глаза выпучились, и были черны, как ночь на дне болота. Он надвигался на девочку и ревел нечто кровожадное.
   И тут ударил колокол.
   
   * * *
   
   А они ведь они и вовсе забыли про колокол, который, между прочим, всё это время висел над их головами. Для лесной колокольни этот колокол был не просто большим, а огромным. Наверное, он подошёл бы больше к колокольне Ивана Великого в Москве.
   И вот теперь раздался удар. Звук был такой силы, что у ребят просто заложило в ушах. Юра заорал страшно, но его совсем не было слышно. Сразу же вслед за первым ударом последовали и второй и третий и четвёртый удары...
   Юра, продолжая орать, схватил Улю за руку, и помчался вместе с ней по лестнице. И остановились они только в нижней зале. Там Юра, выпустил Улю, покачнулся, и повалился лицом на пол.
   Девочка сделала один робкий шаг к нему, и спросила тихо:
   - Юра, ведь это ты, да?.. Отзовись, пожалуйста...
   Но мальчик продолжал лежать, и не шевелился. Быть может, он и отвечал что-то, но Уля его не слышала, потому что в её ушах по- прежнему звенело.
   Она остановилась в шаге от неё, и всё никак не могла заставить себя сделать этот последний шаг, и перевернуть его на спину. Уля была уверена, что, сделай она так, и вновь увидит этот жуткий лик с выпученными чёрными глазищами. Но и оставить своего друга Уля не могла, поэтому она и топталась на месте, приговаривая:
   - Юра, Юрочка, ну, пожалуйста, отзовись...
   И тут она увидела, что из-под его вывернутого к полу лица медленно вытекает узкая струйка крови.
   - Юра! - громко воскликнула девочка, бросилась, было к нему, но он её опередил.
   Его рука быстро вытянулась и схватила Улю за ступню. Девочка отдёрнулась, повалилась на пол, зато Юра поднялся. Он глядел на неё выпученными, но отнюдь не чёрными, а просто испуганными глазами.
   - Юра, это ты? - спросила Уля.
   - Да, как видишь, - ответил он.
   - У тебя же кровь! Ты ранен!
   - А-а, ерунда, просто, когда падал, нос разбил, - и он вытер нос, из которого сочилась кровь.
   Несколько минут они просто сидели на полу, друг напротив друга, и слушали. Колокол больше не подавал голоса, и, хотя в их ушах ещё звенело, слух постепенно к ним возвращался.
   Но вот Юра поинтересовался:
   - Сколько сейчас времени, интересно?
   Уля взглянула на часы, и выдохнула испуганно:
   - Без пяти полночь.
   - Ничего себе, - присвистнул Юра. - Нас уже в городе обыскались.
   - Мои родители уже наверняка в милицию обратились, - вздохнула девочка.
   - А мои не обратились, но через пару часов наверняка обратятся. А мать сейчас не спит, плачет; да и отцу и старшему брату тяжело...
   - Но, по крайней мере, до утра мы пробудем здесь, - вымолвила Уля. - Здесь всё-таки лучше, чем в лесу.
   - Да, - согласился Юра. - А с утречка мы ещё повнимательнее здесь всё исследуем. Ведь надо же отыскать ответ...
   Тут Уля вздрогнула, и прошептала:
   - Юра, на меня кто-то смотрит.
   - Что? Ты уверена?
   - Юра, он или оно за моей спиной, - видно было, как сжалась и побледнела девочка. - Оно здесь, в этой зале... Юра, мне даже оглянуться страшно. Кажется, что стоит мне только голову повернуть, и Оно сразу же наброситься на меня. Ты скажи, пожалуйста, что там за моей спиной.
   Тут и Юра почувствовал, что они не одни в зале. Каким-то неизъяснимым, внутренним чувством, он ощущал этот взгляд, и это был не человеческий взгляд. Он не мог скрыть своего страха, он дрожал, но всё же он переборол себя, и посмотрел за Улино плечо.
   А там, шагах в десяти, должен был находиться проход в звонницу, однако прохода не было видно, а на его месте нависало нечто угольно- чёрное и колышущееся, словно бы дышащее.
   Уля пристально следила за Юриным лицом, и, вот прочла на нём ужас. Тогда девочка ещё больше сжалась и напряглась. Она пролепетала:
   - Значит, там действительно что-то есть. Ой, что же делать? - она вся дрожала. - Юра, придумай же, как нам спастись... Юра... пожалуйста...
   А Юра продолжал смотреть округлившимися глазами в черноту. Он только слабо мотал головой, и ничего не говорил, так как действительно не знал, как с неведомым бороться.
   А девочка смотрела на него, дрожала и предполагала самое худшее. И вот ей показалось, что глаза Юры вновь начали наполняться чернотой. Ей даже показалось, что он вновь начинает шипеть.
   И тогда она стремительно вскочила на ноги, и, не помня себя, бросилась к выходу из колокольни. Она бежала и кричала, безумное, и бесконечное: "А-А!!".
   - Стой, куда же ты?! - закричал ей вслед Юра, и сам бросился за ней.
   - Нет! Оставь меня! Не прикасайся! А-А-А!! - вопила Уля, которая уверилась, что, и её друг теперь превратился в чудовище.
   Так она добежала до двери, потянула её, и дверь с тяжёлым гулом раскрылась.
   Поток холодного, наполненного дождевыми каплями воздуха, рванулся к ней навстречу, едва не повалил на пол, и только из-за этого Уля замешкалась.
   А Юра подбежал сзади, схватил её за руку, и потащил назад. Свободной рукой Уля держалась за вделанное в дверь кольцо.
   - Нет! Оставь меня! Не-ет! - девочка рыдала, отбивалась, но Юра проявил настойчивость, он кричал:
   - Куда ты, а?! Ведь сама же говорила, что нельзя сейчас в этот лес!
   - Оставь меня!
   - Почему?! Ведь это же я, Юра! Ну же, посмотри на меня!
   Девочка оглянулась, и сквозь слёзы увидела, что у Юры прежние, человеческие глаза. Она немного успокоилась, выпустила дверное кольцо, и тут почувствовала, как нечто жёсткое, холодное и колючее обвивается вокруг её руки.
   Это была ветвь кустарника, которая, впрочем, вполне могла сойти и за щупальце. Эта ветвь просунулась в дверной проём, и была лишь передовым арьергардом огромной армии колючих ветвей, корней, стволов и прочих оживших древесных отростков, которые подступали к колокольне.
   И тогда Юра воскликнул:
   - Ведь сейчас полночь! И именно во время с полуночи и до часа ночи всякая нечисть получает особую силу...
   Всё это время он пытался вызволить Улину руку, но ничего у него не получалась. Силищи в этой ветви было куда больше, чем даже у взрослого человека, не говоря уж о мальчике, каковым являлся Юра.
   А новые, жадно извивающиеся ветви были уже совсем близко. Они должны были оплести не только Улю, но и Юру, утащить их в ночь, разорвать в клочья, поглотить. Но мальчик не собирался выпускать свою подругу, он приготовился бороться до конца.
   И вот тогда дверь начала закрываться. Она закрывалась сама, без всякого участия ребят. Вот защемила ветвь. Раздался треск. Ветвь ещё сильнее сжала Улину руку, девочка вскрикнула, из многочисленных ранок засочилась кровь. А дверь продолжала закрываться, и вот ветвь оказалась переломленной, тогда она выпустила руку девочки, и, словно отрубленное щупальце, начала судорожно биться, выгибаться по полу.
   Дверь полностью закрылись, и тут же с наружной стороны обрушились на неё удары. Дверь дрожала, также и стены тряслись.
   - Как думаешь, выдержит колокольня? - шёпотом спросила Уля.
   - Надеюсь на это, - пролепетал Юра. - Выдерживала же раньше. Ведь это не первая атака. Вспомни, сколько ран на стенах...
   И тут особо сильный удар обрушился на дверь. Казалось, что это ударил многотонный железный таран. Дверь отчаянно загудела, но выдержала. Со стен облачками взвилась пыль.
   - Уж очень вся эта нечисть жаждет до нас добраться, - вымолвила Уля.
   Её слова были подтверждены очередным сокрушительным ударом, но опять-таки дверь выдержала.
   И тут сверху раздался ещё один удар. Опять звонил колокол. В ответ на этот удар из-за стен колокольни донеслись нечленораздельные, но наполненные злобой и смятеньем вопли нежити.
   - ОНИ боится ударов колокола, - догадался Юра.
   - Да. И в последний раз Призрак был изгнан из тебя именно колокольным ударом, - согласилась Уля.
   Раздался ещё один колокола, и вновь взвыла испуганно и злобно нечисть. Но дверь и стены продолжали сотрясаться - нечисть рвалась в колокольню.
   - Ой, смотри, - вздохнула Уля, и указала дрожащей рукой на ветвь, которая, уподобившись многометровому питону, вползала через трещину в стене.
   Ребята как заворожённые смотрели на эту ветвь и продолжали пятиться. И они не заметили, что в полу открылся проход. Вот они сделали очередной шаг назад, но под их ногами не нашлось опоры, и они полетели вниз.
   
   
   
    
   
    Глава 5
   "Тайна"

   
    Ребята прокатились, отшибая бока, по высоким каменным ступеням, и, наконец, ударившись об пол, остановились.
   - Скорее, наверх! - крикнул Юра, но тут загудела и закрылась, преградив выход, каменная плита.
   - Ну, вот. Теперь мы оказались запертыми в гробнице... - вымолвила Уля.
   Против ожиданий, они не окунулись в беспросветную темень. В воздухе были рассеяны мельчайшие частицы золотистого света. От этих частиц и проистекало слабое, но всё же достаточное для того, чтобы высветить массивные каменные надгробия свечение.
   Вот Юра вздохнул, и собственное дыханье показалось ему таким громким, словно раскат грома. Он даже вздрогнул от неожиданности.
   - Вот что называется мёртвой тишиной, - шепнула Уля, и её шёпот тоже показался чрезмерно, и непростительно даже громким.
   Целую минуту они стояли, не шевелились, и почти даже не дышали. Но потом сверху донёсся едва различимый, но всё же очень тяжёлый удар.
   - ОНО ворвалось в колокольню, - вздохнул Юра.
   - Хорошо, что мы всё-таки свалились сюда, - молвила Уля.
   - Да - это хорошо, - сразу согласился мальчик. - Думаю, что здесь мы всё-таки найдём ответ на тайну, которую так меня мучит.
   - Да, - мрачно проговорила Уля, а про себя добавили: "Или смерть свою здесь найдём".
   И они медленно пошли среди надгробий. Они боялись, что их шаги прозвучат в окружающем безмолвии недозволительно громко, но эти-то страхи были напрасны: на полу возлежал такой толстый слой пыли, что их ноги погружались в него, словно в перину, и почти не соприкасались с полом. Так что и шагов не было слышно.
   А когда они обогнули очередную, особенно высокую гробницу, то увидели некую фигуру, которая восседала, обернувшись к ним спиной. Волосы неизвестного были совсем седыми, но в тоже время, изливались синевой.
   Уля шепнула на ухо Юре:
   - Как думаешь, это человек?
   А Юра тоже шёпотом ответил:
   - Быть может, он и был когда-то человеком, но теперь он точно призрак.
   - Интересно, он про нас знает? - пролепетала Уля.
   - Знаю, - ответил призрак и стремительно обернулся к ним.
   Юра вскрикнул и схватил Улю за локоть. Девочка тоже закричала, и схватила своего друга за шею так, словно собиралась его задушить.
   
   * * *
   
    Лицо у призрака было огромное, раза в два превосходящее человеческое. Но всё же лицо было именно человеческим. И особенно выделялись печальные и огромные глаза. Ребятам казались, что эти глаза не вне, а внутри них - этим глазам была ведома каждая их мысль.
   - Ты хочешь узнать, что тебя сюда привело? - спросил у Юры призрак.
   Мальчик безмолвно кивнул.
   - Ты пришёл, чтобы уничтожить меня, и разрушить колокольню.
   - Ой, да что вы, что вы, у меня и в мыслях такого не было! - испуганно забормотал Юра. - Вот хоть у Ули спросите: я никогда такого не говорил.
   - Никогда он такого не говорил, - подтвердила девочка.
   - Что же, может, у тебя и в мыслях такого не было, однако тот призрак, который в тебя поселился только этого и хотел.
   - Ну, вот - видите, призрак, а не я. Так что вы этого призрака изгоните, а меня не трогайте, потому что я вам ничего дурного не желаю.
   И печальноокий призрак едва заметно улыбнулся и вымолвил:
   - Ты, Юра, обратился к тому единственному, кто может тебе в этом помочь. И причём, только в этом месте - в моей гробнице. А теперь застынь, не двигайся.
   Юра замер. Тогда беловолосый призрак начал напевать заклятье на древнем, забытом людьми языке. Тут мальчик затрясся, глаза его закатились, он повалился на пол.
   Уля бросилась было к нему, но в тут её голове раздался повелительный голос: "Не вмешивайся!", и она не осмелилась его ослушаться.
   А седовласый призрак читал своё заклятье всё громче, и каждое его слово уже уподоблялась раскатам колокола. Юра катался по полу, выгибался, трясся с огромной, невозможной для человека скоростью. А потом он выгнулся с такой силой, что затрещали его кости, и закричал.
   Но это был вовсе не Юрин, а какой-то грубый, надрывный крик. Крик этот перешёл в рёв, от которого у Ули заложило в ушах. Девочка зарыдала, но всё же продолжала смотреть на своего друга.
   И вдруг из тела Юры вздыбилось нечто чёрное. Это чёрное завизжало, и бросилось на беловолосого призрака, но тот прошептал некое слово и тёмная тварь сгинула без следа.
   И стало очень тихо. Уля отчётливо слышала, как колотится её сердце. А потом она бросилась к Юре, и никто её не остановил.
   Она звала его по имени, она трясла его за плечи, а он не отзывался. Но когда её горячая слеза упала на его лоб, он вздохнул, приоткрыл глаза и пробормотал:
   - Где я?
   - Неужели ты ничего не помнишь? - вздохнула девочка. - Мы в гробнице.
   - А-а, помню, - поморщился он. - Но неужели это был не сон?
   - Нет, не сон, - вымолвил седовласый призрак. - Но злой дух окончательно из тебя изгнан.
   Тогда Юра поднялся с пола, и вымолвил:
   - А теперь расскажите: кто вы, и что вам от меня нужно.
   И вот что они услышали:
   
   * * *
   
    "Не спрашивайте, когда это было, ибо это не важно, а главное, что по человеческим меркам, это было очень давно. И, честно говоря, я уж и сам сбился со счёта - столько лет минуло.
    Меня звали Никитой Афанасьевичем, и был я, по мнению людей, искуснейшим архитектором. Возводил и церкви, и колокольни, и хоромы для родовитых бояр и даже для князей. В творениях своих пытался я соединить гармонию природы и духа человеческого, и, кажется, мне это удавалось. Во всяком случае, внутри моих строений люди просветление находили: лечились и телом и духом. Да и внешний вид того, что я возводил, глаз радовал.
    И жил в моём времени ещё один архитектор, именем Архип Страшеглав. Был он помимо прочего ещё и чернокнижником, и давно уже продал свою душу дьяволу. И, также как я искал своё вдохновенье во всём простом и возвышенном, как звёздное небо иль заря, так он питался всем извращённым, злым, противоестественным. И, представьте себе, дети, у него было поклонников не меньше, чем у меня. И причиной этому то, что в душе человеческой найдётся место, как и для рая, так и для ада. А тем, кому ад ближе, избирали себе Архипа Страшеглава.
    Конечно, до строительства церквей его не допускали, но многие богатеи заказывали ему дома, и он возводил их: одновременно и жуткие, и манящие. Живущие в такие домах, год от года богатели, но безудержно придавались многим порокам, отравляли души свои. Год от года богател и Страшеглав, год от года тёмному своему искусству обучался.
   Я тоже не ленился: и задумал возвести колокольню, один вид которой изгонял бы из людей все нечистые помыслы, и возносил их души к самым небесам.
   А Страшеглав взялся за возведение огромного дворца, в котором намеривался сам поселиться. Этот дворец он задумал как отражение ада на земле. По его замыслу, каждый увидевший это бесконечно отдалённое от естества строение, должен был отдалиться как от людей, так и от небес, и перейти в услужение тьмы.
   Мы начали строительство одновременно. Он работал с огромной скоростью, я же неспешно, оттачивая каждый штрих колокольни. Он громоздил безумные формы, я пытался отобразить простое изящество облаков и звёздного света.
   Я был противоположностью Страшеглава, и он ненавидел меня больше, чем кого-либо иного. Наконец ему удалось подкупить власть имущих. Меня обвинили в краже казны, и в ереси, что было самым страшным. Несколько месяцев меня продержали в темнице, на цепи.
   Но если вначале мне ещё приносили какую-то еду, то потом вовсе затем и эти незначительные подачки прекратились.
   Через какое-то время я почувствовал, что моя смерть близка. Тогда я прочитал молитву, и приготовился отдать Богу душу.
   Вскоре мрачная моя темница залилась дивным, сильным светом, который, однако, совсем не вредил глазам. Я подумал, что уже умер, и протянул в этот свет руки, прошептав:
   - Иду к тебе, Отче!
   Но из света вышел молодой юноша, протянул мне раскрытую книгу, и вымолвил голосом, с которым по красоте может сравниться разве что Млечный путь:
   - Прочти...
   И я увидел пылающее, словно тысяча солнц слово, запечатлённое на неведомом мне языке. Тем не менее, в одно мгновенье снизошло на меня просветление, и я постиг этот не земной, но ангельский язык. И прочёл слово, слабый отблеск которого на языке людском звучит, как: "Вечность".
   А затем увидел я себя уже лежащим в гробу, и люди плакали надо мною, и почитали как святого, ибо в тот же час, в который я умер в темнице, было открыто, что меня несправедливо оклеветали.
   И отнесли меня в лесную колокольню, которая была последним моим творением. Здесь меня и отпели. Здесь и погребли. Но дух мой не отправился не на небеса, ни в ад, он был рядом с телом, которое, усохнув, стало мумией. Я был частью этих стен, мой голос звучал в ударах колокола, мои глаза сияли в куполе.
   Ну а Страшеглав, узнав, что лесная колокольня всё-таки достроена, едва сам себя не загрыз от ярости. Не раз и не два покушался он на колокольню, но каждый раз его попытки оканчивались неудачей. Использовал он и чёрную магию, но всё тщетно.
   В конце концов, он так себя извёл ненавистью, что почернел, сморщился, да и умер. От тела его исходил такой смрад, что никто не решался к нему подойти, до тех пор, пока он совсем не сгнил. Когда же подошли и дотронулись до скелета, то он рассыпался в прах.
   Но Страшеглав не ушёл окончательно из этого мира. Подобно ядовитому змею дух его поселился в земле, там он и ползал, копя силы, и наполняясь злобой.
   Помимо того он вселялся и в тех несчастных, который доводилось поселиться в его недостроенном адском дворе. И такова была злоба этого духа, что всякий в кого он вселялся, в скором времени как бы изгорал и умирал в страшных мучениях.
   Но главной целью Страшеглава была всё-таки лесная колокольня. С помощью магии он призвал целый легион адских духов, и они вселились в деревья, которые окружали колокольню. Некогда чудесный лес превратился в жуткое, опаснейшее место.
   Представьте мою боль: я видел, как люди шли, чтобы обрести душевную гармонию среди этих стен, а обретали страшную погибель на лесных тропах. Я пытался предупредить их, но всё тщетно, ибо был ограничен пределами колокольни.
   Дальнейшее вам, в общем, известно. Ведущая сюда тропа заросла и забыта. Колокольня медленно врастает в землю.
   Но дух Страшеглава жаждет скорейшего разрушения колокольни. Как только падут эти стены, он сможет достроить свой адский дворец, и вернётся в мир живых, более могучий, чем когда бы то ни было. И тогда воистину темнейшие времена настанут для всех живущих, и много крови прольётся".
   
   * * *
   
    Такими словами закончил свой рассказ призрак Никиты Афанасьевича, но у Юры имелись ещё вопросы. Первый из них был:
   - Если даже в меня вселился некий адский дух, то как бы я смог разрушить колокольню? Мне кажется, силёнок не хватило бы. Здесь стены - ого-го!
   - Поверь, если бы адский дух полностью завладел тобой, то ты нанёс бы колокольне очень большой ущерб.
   - Ладно, но я хочу ещё сказать: в колокольне уже нечисто!
   - Ты имеешь в виду, то тёмное, что встретилось вам на пути в звонницу, и так вас напугало?
   - Да!
   - Так вот, тот, кого вы встретили, носит очень поэтичное имя, Барабашка. Когда-то он служил Страшеглаву, но не очень то преданно, ибо был скорее шалуном, а не закоренелым злодеем. И мне удалось переманить его на свою сторону.
   - Неужели это возможно? - изумился Юра. - Ведь он же - адский дух!
   - Ну и что же из того? Ведь кого-то можно совлечь со светлого пути, а кого то и с тёмного. Барабашка служит мне с такой же преданностью, как хороший пёс служит своему хозяину. И он обрёл прощение.
   - И что же входит в его обязанности? - поинтересовалась Уля.
   - Ну, во-первых, стучит в колокол. Это немаловажно: ведь, как вы уже заметили, колокольные удары отпугивают нежить. А во-вторых, развлекает меня...
   - Развлекает вас?
   - Ну, да. А что же вы думаете: не так уж интересно столько лет сидеть здесь в одиночестве, и никого не слышать.
   - И что же он вам рассказывает?
   - В основном всякие житейские истории. Очень, кстати, поучительные. Но сейчас у нас разговор не об этом. Знаете ли вы, что ваши родители уже очень волнуются?
   - Догадываемся.
   - А хотели бы вы попасть домой?
   Ребята энергично закивали головами, и уже представляли, что призрак одарит их ковром-самолётом, или вообще - просто моргнёт глазом, и они окажутся в своих кроватках.
   Но призрак прочёл их мысли, и вымолвил:
   - Нет-нет. У меня нет ковра-самолёта, и вообще - придётся вам возвращаться в город на своих двоих.
   Ребята печально вздохнули, а Юра вымолвил:
   - А сможем ли? Пропустит ли нас лес?
   - Так просто не пропустит. Вам придётся пробиваться.
   - Быть может, вы подарите нам какое-нибудь оружие?
   - Ну, разве что это...
   Никита Афанасьевич бесшумно проплыл к сундуку, который стоял в углу и был выкован из чистого золота. Дунул он на него, и раскрылся сундук. А в сундуке лежал на алой подушечке колокольчик, чем-то похожий на те колокольчики, который вешают первого сентября на шеи первоклассников.
   И молвил Никита Афанасьевич:
   - К сожалению, у меня только один такой колокольчик. Так что вы идите, взявшись за руки. Слышите? Как только почувствуйте, что нежить к вам приближается, так звоните в колокольчик - нежить этого колокольчика, как зверь огня боится. Не даром сделан он из того же металла, что и большой колокол...
   - Спасибо вам, огромное, - кивнул Юра. - А теперь, наверное, нам надо утра дождаться, да?
   - Да, пожалуй, - кивнул Никита Афанасьевич. - И спать вы уляжетесь прямо здесь, в пыли. Не бойтесь: пыль мягкая, и спать на ней приятнее, чем на любом перине.
   Но ребятам так и не довелось поспеть на пылевой кровати. Дело в том, что сзади раздался шорох. Они обернулись, и увидели нечто чёрное, с огромной зубастой головой, которая замещала собой и туловище. Прямо из этой головы произрастали два огромных крыла. Чудище ухмылялось. Рот у него был огромный, и из него торчали клыки.
   
   * * *
   
   - Вот это и есть Барабашка, - представил чудище Никита Афанасьевич.
   Чудище громко рыгнуло, в результате чего из его рта вырвался огромный дымчатый клубок. Ребята закашлялись, и вымолвили:
   - Очень приятно...
   Из воздуха перед ртом Барабашки материализовался огромная сигарета, он затянулся, а затем, выдохнув ещё одну пренеприятную тучку, обратился к Никите Афанасьевичу:
   - Босс, у нас неприятности.
   Никита Афанасьевич пригладил свою солидную бороду, и заявил сурово:
   - Во-первых, прекрати называть меня боссом!
   - Так точно, шеф!
   - И не шеф! - праведно возмутился Никита Афанасьевич.
   - Ну, а как же?
   - Просто по имени отчеству.
   - А как вас зовут?
   - Не паясничай!
   - Я забыл! Так как же?!
   Тут сверху раздался грохот.
   - Никитой Афанасьевичем меня зовут, - нетерпеливо выкрикнул призрак.
   - Слишком сложно. Буду звать вас сокращённо, Н.А. Итак, Н.А., у вас есть ко мне ещё какие-то претензии?
   - О, да! Прекрати курить! Немедленно!
   - О-о, слушаю и повинуюсь!
   Сигарета выплыла изо рта Барабашки, поднялась под потолок, где сложилась в значок: "Курить запрещено", и сгинула без следа.
   - Ладно, а теперь, наконец, говори, что случилось, - потребовал Никита Афанасьевич.
   - Видите ли, патрон... э-э, Н.А., просто Н.А.. Итак, Н.А., плохи наши делишки. Все эти злючки-колючки разбушевались сегодня не на шутку. Такой, понимаете, штурм устроили. Многие из них погибли, но всё-таки пробили брешь в стене.
   Тут Никита Афанасьевич вскочил, засиял ярко, и прокричал:
   - То есть, ты хочешь сказать, что они уже внутри?
   - О, да, мой разъярённый товарищ!
   - Прекрати.
   - О, да, мой Н.А.! Они уже внутри!
   - Так что же ты не звонишь в колокол?
   - Как же я могу звонить в колокол, когда я здесь и предупреждаю вас, об опасности?
   - Хорошо. Ты предупредил, а теперь лети и звони... Хотя, нет, подожди. Я сам буду звонить, а ты проведи этих ребят по тайному ходу.
   - О, с удовольствием. Мне провести их к ловушке с шипами, или к бездонной яме, о добрейший, и справедливейший Н.А.?
   - Нет, нет, Барабашка, проведи их, пожалуйста, к выходу, - устало вздохнул Никита Афанасьевич и обратился уже к ребятам. - Вы его не бойтесь. Он дальше подобных глупых шуточек никогда не заходит.
   - Да мы и не боимся, - молвил Юра.
   - По крайней мере, Барабашку, - добавила Уля.
   - Очень даже зря. Я страшный и ужасный. Я очень-очень злой, - серьёзным тоном заявил Барабашка.
   - Замолчи! - повелел Никита Афанасьевич, и махнул в сторону Бабашки рукой.
   В результате этого рот Барабашки оказался залеплен некой субстанцией. Теперь он не мог говорить, зато корчил всякие уморительные рожицы, которые совсем не подходили к случаю.
   А Никита Афанасьевич говорил ребятам:
   - Похоже, в этот раз нечисть решила довести дело до конца.
   Тут сверху раздался очень сильный удар, и стены содрогнулись. Никита Афанасьевич вымолвил мрачно:
   - Да. Очень может быть, что до следующего утра колокольня будет разрушена.
   - Как? - изумился Юра.
   - Дело в том, что мой противник Страшеглав становится сильнее, а вместе с тем и его слуги наглеют. Это воля Страшеглава подгоняет их на штурм.
   - Но ведь мы можем помочь вам? - поинтересовалась Уля.
   - Вы? - Никита Афанасьевич задумался, затем вымолвил задумчиво. - Да, пожалуй, но... я не могу вам это доверить! - закончил он неожиданно резко.
   - Почему это? - обиженно проговорил Юра.
   - А потому, что это грозит вам гибелью. Могу ли я рисковать вашими жизнями?
   - А разве нам и так не грозит гибель? - поинтересовалась Уля.
   - Вообще-то - грозит, - вздохнул Никита Афанасьевич. - И не только вам, но ещё многим иным людям. Так что ладно, слушайте меня. На самом деле, душа Страшеглава уже давно должна была гореть в аду, но, дело в том, что незадолго до смерти, прочитал он страшное заклятье и вынул из своей груди сердце. При этом ничего в нём не изменилось, так как он и без того многие звали его демоном бессердечным. И заключил он сердце своё в чёрный камень, а камень тот убрал в ларец огненный, а ларец спрятал в тайнике, в подземелье своего дома адского. А ежели найти тот ларец, и ежели камень разбить...
   Тут страшной силы удар сотряс колокольню, и по потолку над их головами протянулась трещина. Никита Афанасьевич нахмурился, и закончил:
   - И ежели камень разбить, то канет Страшеглав навеки в геенну огненную, и вся его нежить вместе с ним сгинет. Вот и всё что я могу вам сказать. Вы знаете, что это за дом адский, не так ли?
   - Да уж, - вздохнул Юра. - Но всё же мы пойдём туда. Прямо вот сейчас и пойдём.
   Но тут, несмотря на крайней напряжённую обстановку, Юра зевнул. Глядя на него, зевнула и Уля.
   - Вы давно не спали, и вам нужен отдых, - вымолвил трагично Никита Афанасьевич.
   - Не нужно нам никакого отдыха! Мы вам обязательно поможем, - возмутился Юра, и опять зевнул.
   - Ладно, сейчас будет вам жидкость чудотворная...
   Тут Барабашка отплюнул зелёную плёнку, которая стягивала его рот, и тут же затараторил:
   - Сейчас шеф приготовит супер-анти-снотворное, но слабонервным просьба не смотреть. Зрелище жестокое, зрелище кровавое. Слышите: детям до шестнадцати просмотр запрещён, так что отвернитесь, или закройте глаза, или...
   Но Никита Афанасьевич был так поглощён предстоящим действом, что даже не сделал замечания Барабашке. Он громко и торжественно произнес несколько непонятных слов, после чего... вынул свои глаза.
   - Ой! - вскрикнула Уля.
   - Да-а, - многозначительно протянул Юра.
   - Я предупреждал, а вы не послушались! - насмешливо завизжал Барабашка. - Ваша неокрепшая детская психика не выдержит этого!
   Тут в руках у ребят оказались два бокала, Никита Афанасьевич вытянул к ним кулаки, в которых были его глаза, и сжал их. В бокалы засочилась некая зеленоватая жидкость.
   Юра и Уля содрогнулись от отвращенья.
   - Если у вас появились позывы к рвоте, то вот вам пакетики, - сказал Барабашка, и протянул им два больших картонных пакета.
   - Спасибо, не надо, - сдержанно проговорила Уля.
   Никите Афанасьевичу показалось, что эти слова обращены к нему, и он вымолвил обиженно:
   - Что - не хотите? А ведь, между прочим, это лучшее средство против сна.
   - Да мы не к вам, а к Барабашке, он тут нам пакеты предлагает, - произнесла Уля, и поднесла бокал к губам.
   От зеленоватой жидкости исходил крайне неприятный запах, к тому же жидкость булькала, и слегка шевелилась, так что и Юра и Уля подумали, что предложенные Барабашкой пакетики очень даже могут понадобиться.
   Но и Никиту Афанасьевича они не желали обижать, так что сосчитали до трёх, и одним залпом осушили содержимое бокалов. И, надо же: жидкость по вкусу напоминала апельсиновый сок.
   - Ну, как? - осведомился Никита Афанасьевич.
   - Вкусно, - сказал Юра.
   - Очень понравилось. Большое спасибо, - поблагодарила Уля.
   А Барабашка сказал обиженно:
   - Вот так всегда! - затем надул картонные пакеты и лопнул их с таким грохотом, будто стрельнул из двустволки.
   - А как же вы теперь без глаз? - спросила у Никиты Афанасьевича Уля.
   - Да, да, шеф, босс, патрон, начальник, Н.А, как же вы теперь без глаз?! - захихикал Барабашка.
   Но в глазницах у Никиты Афанасьевича уже появились новые глаза, которые ничем не отличались от прежних глаз. И он метнул на Барабашку такой гневный взгляд, что тот решил, что лучше замолчать (ну, по крайней мере, на некоторое время).
   В это время потолок рассекло ещё несколько трещин, и просунулись в них хищно-извилистые, злобно- шипящие корни.
   - А! - вскрикнула Уля, и инстинктивно спряталась за неширокой Юриной спиной.
   Юра понял, что ничего с этими чудовищными корнями не может сделать, просто потому, что у него мало сил. И он вытянул перед собой руки.
   Руки его тряслись, а в правой руке держал он волшебный колокольчик, про который, честно говоря, совсем забыл.
   И в результате того, что его рука тряслась, колокольчик зазвонил. Чистый, мелодичный перезвон наполнил воздух. Корни тут же сжались, и чёрными, безжизненными ошмётками попадали на пол.
   - А теперь, наконец, идите. А я буду бороться, - вымолвил Никита Афанасьевич. - Надеюсь, что до рассвета мне удастся продержаться. Барабашка, проводи их.
   Призрак Никиты Афанасьевича вздрогнул и превратился в подобие светоносного паруса. Этот "парус" изогнулся, и проплыл вверх через трещину в потолке. И тут же усилился грохот и яростные вопли нежити над их головами, но над всем этим главенствовал звучный голос Никиты Афанасьевича, который читал какие-то заклятья.
   Ну а на Барабашке появилось лакейское одеяние позапрошлого века. Огромная шляпа венчала его необъятную, ухмыляющуюся физиономию. Он стремительно прошвырнулся к дальней стене, где нажал на крылышко в барельефе одного ангелочка. В результате этого в стене открылся потайной ход.
   - Прошу, господа хорошие! - склонился в изящном поклоне Барабашка.
   Тогда Уля шепнула Юре на ухо:
   - Теперь я понимаю, почему Никита Афанасьевич его при себе держит.
   - Угу, - согласно кивнул мальчик. - С ним точно не соскучишься.
   
   
   
   
   
    Глава 6
   "Смех и слёзы"

   
    Они пошли по тайному ходу. Потолок, пол и стены были каменными, и весьма низкими, так что приходилось идти согнувшись. Барабашка летел перед Юрой и Улей, и говорил:
   - Такие хорошие, такие аппетитные ребятки. Даже жалко вас покидать!
   - А вы что же покинете нас? - огорчённо спросил Юра, которому вовсе не хотелось расставаться с Барабашкой.
   - Да ты что! - шикнула на него Уля. - Конечно, он нас покинет, и вернётся к Никите Афанасьевичу. Они вместе будут оборонять колокольню.
   Барабашка повернулся к ним, однако продолжал парить вперёд по тайному ходу. Он спросил очень серьёзно:
   - Как вы думаете, какое занятие самое скучное на свете?
   - Э- э, ну, наверное, когда убивают время, - предположил Юра. - Ведь это так скучно, и так страшно - тратить без всякого толка часы, которым цены нет. Ведь каждый человек столько сделать, столько узнать может и должен...
   - Уф-ф-ф, как сложно! - из ушей Барабашки повалил алый дым. - Тоже мне, философ! А я хочу сказать: самое скучное занятие - это оборона колокольни. Нет, ну вы только представьте себе: целую ночь метаться взад и вперёд, читать всякие дурацкие заклятья, трезвонить в колокол, и прочее и прочее, и прочее... - тут Барабашка шумно зевнул и осведомился. - Кстати, вам спать не хочется?
   - Нет. Совсем не хочется! - хором ответили ребята.
   - Ну, значит, антиснотворное шефа работает. Кстати, приготовлено исключительно из натуральных веществ, и не является наркотиком. Предлагаю организовать фирму: "Глаза Н.А". Мы будем выжимать...
   - Прекрати! - взмолилась Уля.
   - Хорошо, хорошо. Так у нас был спор о том, идти мне с вами, или помогать Н.А. в обороне колокольни. Как я уже говорил: оборона - занятие исключительно скучное и ничего кроме зевоты не вызывает. С другой стороны прогулка с вами - дело очень приятное. В общем, давайте бросим жребий. У вас есть монетка?
   - Нет, - ответил Юра.
   - Нет, - ответила Уля.
   - Вот и у меня нет, - вздохнул Барабашка. - Так что бросим голову. Орёл - иду с вами, решка, - не иду оборонять колокольню.
   - Что... голова... а где орёл? - растерянно пробормотал Юра.
   - Ну, естественно: если глаза вверх - значит орёл, - заявил Барабашка.
   Затем шаловливый призрак элегантным жестом снял с Юриных плеч голову. Юра быстро заморгал глазами и спросил:
   - Что происходит?
   - Ничего особенного, - хмыкнул Барабашка, и легонько подбросил Юрину голову.
   Голова быстро завращалась, и плюхнулась бы на пол, да только Уля её поймала. Юрины глаза смотрели прямо в вытянувшееся Улино лицо.
   Мальчик ещё ничего не понял, и он бормотал:
   - Что же это такое происходит?
   - Орёл! Орёл! - восторженно возопил Барабашка. - Значит, иду с вами!
   - Но... - начала было Уля, но Барабашка возразил:
   - Никаких "но". Иду с вами и точка!
   И вместе со словом "точка", он установил Юрину голову на место, то есть на плечи.
   - Что это было? Я, кажется, летал? - вымолвил мальчик.
   - Твоя голова летала! - захихикал Барабашка.
   - Что? Я ничего не понимаю!
   - Лучше тебе и не понимать, - вздохнула Уля. - Он совсем того! - девочка кивнула в сторону Барабашки, и выразительно покрутила пальцем у виска.
   - Но-но, попрошу без оскорблений! - вскричал Барабашка. - За оскорбления я вызываю на дуэль. На дуэли я мечу громы, а у вас какое оружие?
   - О-о, как же он мне надоел! - прокричала Уля.
   - Надоел, надоел, - проворчал Барабашка. - Я обижен. И я умолкаю. И я буду молчать целую минуту.
   Ровно через минуту они дошли до каменной плиты, которая перегораживала ход. Барабашка просочился через камень, и тут же вернулся, но уже в военной, маскировочной форме и проговорил:
   - Разведка докладывает: на той стороне враг не замечен, так как враг отвлечён на объект Л.К.
   - Чего? На какой ещё объект? - спросил, потирая шею, Юра.
   - Объект Л.К. - значит Лесная Колокольня, - пояснил Барабашка. - Кстати, если врагов поблизости нет, то это вовсе не значит, что их вообще нет. Скорее всего, они коварно набросятся на нас из засады. Но мы должны быть наготове. Мы должны вести себя как настоящие герои. Вы, кстати, любите американские супербоевики? Я очень-очень люблю...
   - Чего? Какие ещё боевики? - пробормотал Юра. - Какие у вас могут быть супербоевики?
   - А вот такие...
   Тут из головы Барабашки вытянулась спутниковая антенна, а один глаз расширился и стал прямоугольным и плоским, на этом экране замелькало что-то из приключений, кажется, Рэмбо.
   - Вот так то, - самодовольно хмыкнул Барабашка. - Надо идти в ногу со временем. Кстати, Н.А. тоже любит смотреть посредством меня новинки видео. Только у нас вкусы разные. Ему больше нравится первая часть "Матрицы", я же предпочитаю вторую, потому что там эффекты круче. А мой любимый фильм "Коммандо" он вообще терпеть не может, и говорит, что лучший фильм со Шварценегером - это комедия "Близнецы", хотя, по-моему - скучища страшная. Но, Н.А. очень стесняется этого своего модного увлечения, к которому он приобщился, кстати, благодаря мне.
   - Ну, пожалуйста, прекрати! - взмолилась Уля.
   - Почему же прекращать? - спросил Барабашка.
   - Потому что мы должны быть напряжёнными и готовыми к борьбе, - заявила Уля.
   - Потому что нам должно быть жутко, - добавил Юра. - Мы должны вслушиваться во всякие скрипы, стоны, и трепетать.
   - А я так уже трепещу! - воскликнул Барабашка.
   Ребята взглянули на него, и обнаружили, что Барабашка весь с ног до головы обвешен всевозможным оружием. Чего там только не было: и шестиствольный пулемёт, и огнемёт, и ракетная установка, и набор гранат (в том числе и противотанковых), и ножи, и пистолеты с глушителем, и даже отбойный молоток, лом и лопата. Барабашка трепетал от тяжести всего этого оружия.
   Зрелище было настолько уморительным, что Юра рассмеялся, а Уля улыбнулась, хотя ей, вообще-то, совсем не хотелось улыбаться, а хотелось вздрагивать, покрываться холодным потом, вскрикивать от страха, и прочее и прочее...
   - Ну, вот так: с песней, да с улыбкой, в битву! - рассмеялся Барабашка, и легонько нажал на выступ в потолке.
   В результате этого загораживавшая проход плита отодвинулась в сторону. А по ту сторону оказалась огромная и премерзкая физиономия. Это была нижняя часть подвижного демонического дерева.
   - Кажется, я ошибся, - пробормотал Барабашка. - Коварный враг уже подполз к нашему укрытию.
   - Ну, и что мы будем делать? - спросил Юра.
   - Не знаю, - дрожащим голосом отозвался Барабашка.
   - Так где же твои шуточки? - поинтересовалась Уля.
   - Какие шуточки?! Мне дурно! Воды мне! Воды! Полцарства за стакан воды! - с этими словами Барабашка грохнулся в обморок.
   Древообразное чудище зарычало, потянулось к ним слизкими корнями. Уля и Юра бросились назад, но было поздно: отростки обмотались вокруг их тел, и потянули в извергающую сильный смрад глотку.
   Обмотались щупальца, и вокруг Барабашки. И всё грозное оружие на этом весёлом призраке бесследно исчезло.
   - Так я и думала. Это была всего лишь иллюзия, - сокрушённо вздохнула Уля.
   Тут Барабашка очнулся, взглянул на чудище, которое тащило их в свою вечно-голодную глотку, и проговорил слабым голосом:
   - Ах, мне страшно! И мы капитулируем! Никто не против капитуляции?!
   - Мы против! - хором крикнули сильно сжатые корнями, но всё равно жаждущие бороться ребята.
   - Итак, единогласно! - констатировал Барабашка, тут же у него в его лапе появился белый платок, которым он усиленно начал размахивать, выкрикивая. - Капитуляция! Капитуляция! Куда же нас тащите?! Неужели вы хотите нас скушать?! Но ведь я совсем несъедобный, а в этих ребятках - кожа да кости! Нет, ну вы только взгляните на них: разве же можно наесться такими вот цыплятами?!..
   Но чудище оставалось совершенно безучастным к выкрикам Барабашки, и продолжало подтягивать их к своей жадно чавкающей пасти.
   Тогда Барабашка заговорил голосом весьма и весьма торжественным:
   - Но также у меня есть что сказать от самого Страшеглава!
   В это мгновенье небо рассекла ветвистая молния, и грянул сильный, заставивший вздрогнуть раскат грома. Физиономия чудище изменилось.
   - Кажется, оно заинтересовалось, - шепнула Уля.
   - Ещё бы, - тоже шёпотом отозвался Юра. - Ведь Страшеглав всеми ими верховодит.
   И чудище издало звук: "ЭР- Р-РРЫ?!!", который можно было расшифровать как "Ну же, говори?!!!", на это Барабашка отозвался:
   - Э-э, нет - только на ухо, пожалуйста.
   Чудище потянуло Барабашку к своему древесному уху, а ребят - в пасть.
   - Нет, пожалуйста. Как раз касательно этих ребят и есть дельце, - заявил Барабашка.
   - Э? - недоверчиво переспросило чудище.
   - Да-да, а ты, кажется, сомневаешься?! - выкрикнул Барабашка. - Я что, не похож на одного из ваших?!
   И он показал длинные вампирские клыки. Этот аргумент окончательно убедил чудище, и оно приготовилось слушать.
   И вот Барабашка быстро-быстро начал говорить на ухо чудищу. Так как пошёл сильный ливень, ребята почти ничего не слышали. Ну, разве что обрывки фраз, из которых они сделали вывод, что Барабашка рассказывает анекдоты. Анекдоты сыпались из него как из рога изобилия, причём анекдоты были далеко не лучшего качества, и, прямо скажем - третьесортные.
   Но и этого вполне хватало лесному чудищу. Ведь оно не отличалось обилием мозгов, и чем более плоским был юмор, тем смешнее ему становилось.
   Не прошло и минуты, как оно издавало такой звук, будто перекатывалась огромная ржавая бочка - этот звук символизировал хохот.
   И чем дальше рассказывал Барабашка, тем сильнее хохотало древообразное чудище. Юра выкрикнул:
   - Ещё немного и я совсем оглохну!
   Воздух был настолько переполнен хохотом, что даже новых раскатов грома, которые должны были бы подтверждать сверкающие в небе молнии, не было слышно...
   Причём чудище не только хохотало, но ещё и размахивало своими отростками, вследствие чего Юра и Уля испытывали такое, что не смог бы предоставить им ни один аттракцион.
   Вдруг отростки разжались, и они полетели куда- то. Потом плюхнулись в грязь, покатились, и, наконец, остановились.
   Юра медленно поднялся, и тут увидел перед собой новое чудище, и крикнул:
   - А-А- А!!
   - А-А-А!! - крикнуло чудище, и Юра понял, что это перепачканная в грязи Уля.
   Также и Уля поняла, что перед ней Юра.
   - Ну, как ты - цела? - спросил Юра.
   - Угу, - кивнула Уля.
   Тут они услышали хохот древообразного чудища. Правда, он едва-едва до них доносился. Вспыхивали молнии, высвечивали жуткий, перекошенный лес. И повсюду чувствовалось движенье, отовсюду грозила им опасность.
   - Юра, мне опять становится страшно, - призналась Уля.
   - А что: до этого не было страшно? - спросил он напряжённым шёпотом.
   - С тех пор, как мы познакомились с Барабашкой, я почти не испытывала страха, - вымолвила девочка. - Хотя, конечно, окружали нас очень страшные вещи. Одно это чудище, которое едва нас не съело: такого ни в одном фильме ужасов не увидишь.
   - Ещё бы! Ты сравнила: фильм и настоящую жизнь.
   - Да уж: в жизни всегда страшнее. Но рядом с Барабашкой совсем не было страшно. Всё-таки славный он, хотя и надоедливый. В общем, я уже соскучилась по нему...
   - Да и я соскучился. Как думаешь: долго он будет анекдоты рассказывать?
   - А кто его знает: может, до самого утра.
   - Вот и я так думаю. А нам ни минуты нельзя терять. Ведь до утра мы и в дом Страшеглава должны пробраться, и погибель его отыскать. Так что пошли.
   - Ладно, - вздохнула Уля. Только у меня вопрос: куда идти-то? Вдруг мы вернёмся к колокольне?..
   На это Юра рассудил:
   - Мы должны определить, с какой стороны доносится хохот чудища. Так как чудище находится возле колокольни, то нам надо избрать противоположное направление.
   Но демонические деревья так дробили отголоски чудовищного хохота, что совершенно невозможно было определить, с какой же стороны он исходит. Казалось, что хохотало-гоготало со всех сторон.
   - Ну что ж, в таком случае нам остаётся просто наугад избрать направление, и идти туда, - вымолвил Юра.
   И он ткнул пальцем в ту сторону, откуда хохот, по его мнению, доносился чуточку послабее, чем с других сторон.
   И они даже не пошли, а побежали, взявшись за руки, в ту сторону. Просто невозможно было находится в этом отравленном лесу.
   Лес давил, мучил, терзал, сводил с ума. Любой штрих, любая чёрточка окружающего была противоестественна, а всё вместе складывалось в картину адскую.
   Они бежали минуту или, быть может, даже две, но тут поняли, что хохот не только не смолкает, но становится сильнее. Тогда ребята остановились. Юра молвил:
   - Что ж, значит избранное нами направление является неверным. Но из этого можно сделать вывод, что, если сейчас мы побежим в противоположную сторону, то точно будем отдаляться от колокольни и приближаться к городу.
   Так они и сделали - припустили в противоположную сторону. Но хохот продолжал усиливаться.
   - Быть может, ОНО идёт за нами?! - воскликнула Уля.
   Они вновь остановились, и начали слушать. И тут почудились им тяжеленные шаги.
   - Идёт, - прошептал Юра.
   После этого им стало так страшно, что они уж и слова не могли вымолвить. И побежали они куда-то, не разбирая дороги. А в их головах бились, метались, спутывались, и били набатом следующие обрывистые, но яркие мысли: "Идёт! Настигает! Сейчас схватит! Рядом уже!.."
   А шаги, действительно становились всё более мощными. Под чьей-то чудовищной поступью сотрясалась земля. И не оставалось уже никакого сомненья, что они будут схвачены и поглощены.
   Тогда ребята задрожали, и повалились на размытую дождём землю. Целых две минуты пролежали они, не смея пошевелиться. Но вот Юра чуть приподнял голову, и вымолвил:
   - Кажется никого не слышно, да?
   Уля тоже приподняла голову и прошептала:
   - Точно. Никого не слышно. Вообще ничего не слышно. Даже дождь не шуршит. И это страшно, Юра.
   - Действительно, отчего бы это такое безмолвие? - вымолвил мальчик.
   И тут они явственно почувствовали, что рядом в темноте кто-то есть. И этот кто-то следит за ними.
   - Б-быть м-может это Б-барабашка? - заплетающимся языком пробормотал Юра.
   - Эй, Барабашка, это ты? - тихонечко позвала Уля.
   Напряжение и ужас нарастали. И вот Юра вымолвил голосом совсем уж тихим и жалким:
   - Нет - это не Барабашка.
   - Не Барабашка, - мертвенным тоном подтвердила Уля.
   А Юра добавил:
   - Когда Барабашка рядом, то совсем не страшно.
   - А сейчас очень страшно, - шепнула Уля.
   И тогда резко и неожиданно полыхнули рядом. И они увидели, что буквально в двух шагах от них стоят существа, представляющие нечто среднее между людьми и демоническими деревьями. В их лицах читалась такая злоба, что не оставалось никаких сомнений - пощады от таких не жди, и в переговоры вступать с ними бесполезно, и анекдотов они не понимают.
   Ещё раз полыхнула молния, и ребята обнаружили, что злобные твари приближаются.
   Тогда Юра выхватил волшебный колокольчик и начал им махать. Раздался мелодичный звон, а вместе с тем и болезненный вопль. От ближайшего к Юре чудища повалил дым.
   - А-а, не нравится! - закричал мальчик.
   Вообще-то Юре хотелось показать себя настоящим героем. Поэтому он начал наступать вперёд, и всё сильнее махать колокольчиком, крича:
   - Бегите и трепещите, жалкие твари! Вот вам! Вот! Ха-Ха!!
   - Юра, осторожнее! - закричала Уля, но мальчик уже слишком увлёкся геройским действом, и не мог обращать внимание на ту, ради которой он это действо и начал.
   И получилось так, что он отогнал некоторое количество тварей назад, но иные зашли к нему сзади. И вот на Юрину спину раздался удар такой силы, что он сразу повалился на колени, а колокольчик вывалился из его разом ослабших рук, и был втоптан в грязь крючковатыми ступнями чудищ.
   Молния высветила страшную картину: опешивший от удара Юра, согнулся и дрожал в грязи, а над ним уже занесены были лапы для следующего, сокрушительного удара, от которого мальчик наверняка бы уже не оклемался.
   И тогда Уля метнулась к нему, и буквально протащила между лапищами чудищ. Ребята заскользили вниз по грязевому склону.
   При всплеске очередной молнии Юра и Уля увидели, что злыдни остановились у начала склона.
   Они щёлкали мощными челюстями, и смотрели на ребят выпученными чёрными глазищами.
   - То-то же! Вот и стойте там! - крикнул Юра, и показал чудищам кулак.
   Но тут Уля вскрикнула, и схватила его за руку.
   - Ну, чего ещё? - поморщился мальчик.
   - Ты только посмотри, куда мы катимся...
   Юра посмотрел вперёд.
   Тут полыхнула яркая молния и очень хорошо высветила, куда их несло. Впереди был глубокий овраг с отвесными склонами.
   - В такой свалишься, и костей не сосчитаешь! - крикнул Юра.
   Они попытались ухватиться за что-нибудь, но как назло хвататься было не за что. Не было там ни корешков, ни брёвен, а только вязкая земля, в которую невозможно было упереться ни руками, ни ногами.
   И тут раздался свист, и некое крупное тело плюхнулось перед ними.
   - Барабашка! - радостно воскликнул Юра.
   - Барабашка, кажется, я тебя сейчас расцелую! - крикнула Уля.
   Это действительно был Барабашка. В одной руке он держал пачку светящегося поп-корна, с громким чавканьем поедал его и приговаривал:
   - Какой интересный аттракцион, не так ли, мои дорогие друзья? Прямо американские горки. Кстати, я не против поцелуя, но предупреждаю: девушки тают от моих поцелуев. Причём, в буквальном смысле. Ведь у меня на губах серная кислота.
   - Тогда как-нибудь в другой раз! - ласково улыбнулась Уля.
   - Она уже влюбиться успела!.. И в кого, - прошептал Юра.
   - В совершенного джентльмена! - воскликнул ушастый Барабашка, и предстал уже в роскошном пиджаке, и в галстуке, в руке он сжимал букет светящихся неземных цветов.
   Он протянул букет Уле. Но только она их приняла, как цветы превратились в голубя, который беззаботно вспорхнул навстречу молниям.
   - Очаровательно! - воскликнула Уля.
   Барабашка смущённо прокашлялся, и проговорил:
   - Итак, что мы имеем?
   - Овраг, - подсказал Юра.
   - Совершенно верно. Овраг, - согласился Барабашка. - Причём расстояние между нами и оврагом неуклонно уменьшается. Вопрос второй: что вас ждёт на дне оврага?
   Ребята промолчали.
   - Смерть, - неожиданно серьёзным тоном проговорил Барабашка.
   - Барабашка, да ты что! - испугался Юра. - Ведь ты нас можешь спасти? Ведь ты так легко всякие вещи из воздуха берёшь. Так наколдуй какой-нибудь ковер-самолёт или хотя бы парашют.
   - К сожалению, как уже прежде заметила Уля - это всего лишь иллюзия, а не настоящие вещи, - вздохнул Барабашка. - А на дне этого оврага течёт река, но не совсем обычная. Не вода в ней журчит, но зло чёрное, зло тягучее. Ждёт река жертв, и, раз схвативши, уж не выпустит вовеки. И я той злобы чёрной изведал, пока меня Никита Афанасьевич не спас. Ну, а сейчас я вас спасу...
   - Спасёшь всё-таки? - спросил Юра.
   - Да, да, ребятки. И даже на шутки времени не осталось. Вот что: вставайте-ка вы ко мне на пузо.
   И тут Барабашка изменил свою форму. Теперь он походил на огромный лапоть. Ребята перебрались внутрь этого лаптя. Гулкий голос Барабашки раздавался у них из-под ног:
   - Сейчас мы полетим вниз, но вы не бойтесь, не дёргайтесь, иначе можно перевернуться.
   - Но с тобой то всё хорошо будет? - спросила Уля.
   - О, за меня не волнуйтесь!
   И тут они подкатились к краю оврага.
   Лапоть-Барабашка полетел вниз. Вспыхнула молния, и ребята увидели, что они стремительно приближаются к реке с угольно-чёрной поверхностью. Эта поверхность бурлила, из неё выступали злобные, отнюдь не человеческие лики, тянулись оттуда руки, щупальца, клешни и ещё чёрт знает что.
   Зрелище было настолько жутким, что и Уля и Юра закричали.
   - Главное, не дёргайтесь, - сдавленным голосом пробормотал Барабашка.
   А в следующее мгновенье они ударились об клокочущую поверхность. Точнее ударился Барабашка - он смягчил падение, он сделал так, что ребята не разбились.
   И тут же неистовая река подхватила лапоть-Барабашку, закрутила, понесла его куда-то. И ребята услышали стон Барабашки.
   - Что с тобой? - жалостливо спросила Уля.
   - Ничего... просто... щекотно... сейчас... увидите... корень... хватайтесь... за... него...
   И они действительно увидели большой корень, который свисал с выступающего берега. Ребята ухватились за корень, а Барабашка из последних сил шепнул колдовские слова.
   Корень ожил - потянул ребят вверх. Чёрная яростная масса взвыла, потянулась за ними, но уже не могла их достать.
   Они оглянулись, и при очередной вспышке увидели, что чёрная река, разъярившись на Барабашку, буквально разорвала его на части, и поглотила.
   - Барабашка!! - отчаянно закричала Уля.
   И такая боль прозвучала в её голосе, что Юра содрогнулся. А Улины руки задрожали и разжались, так что, если бы Юра не подхватил её, всё бы закончилось ещё более плачевно.
   Но корень вытянул их на противоположный берег...
   Юра оттащил рыдающую девочку подальше от опасного склона. Он и сам не мог сдержать слёз, и вновь и вновь спрашивал себя: "Неужели Барабашка, этот замечательный друг, погиб?! Неужели они никогда его не увидят?! Неужели в мире может быть такая несправедливость?!"
   
   
   
   
   
    Глава 7
   "Снова в проклятом доме"

   
    Некоторое время они просидели под изгибистыми корнями какого-то старого, кривого, но отнюдь не демонического дерева. Юра держал Улю за руку, а она вжалась лицом в его плечо и рыдала.
    Но прошло некоторое время, и гибель Барабашки хоть и казалась по-прежнему трагичной, но всё же уже не такой пронзительно- невосполнимой как в первые мгновенья.
   Ведь только с потерей того, кого знаешь долгое время, трудно смириться, а с Барабашкой они пообщались от силы час. И вот Уля поднялся своё заплаканное лицо, вытерла слезы (впрочем, этот жест был совершенно лишним, так как всё равно лил всё смывающий дождь), и вымолвила:
   - Ну, что же. Хотя мои часы сломались, я чувствую, что до рассвета осталось не так много. И нам надо поторопиться.
   - Да. Сейчас пойдём, - вымолвил Юра, и тут краем глаза заметил какое-то движенье.
   Он быстро повернул в ту сторону голову, однако никого не увидел. И тут же опять-таки краем глаза, но уже с другой стороны, заметил кого-то.
   - Мы здесь не одни, - шепнул он Уле.
   - Неужели опять те злыдни: наполовину люди, наполовину деревья? - шепнула девочка.
   - А, может быть, и ещё кто-нибудь похуже.
   - Да кто же может быть хуже?
   - А я и не знаю... - шепнул Юра.
   Тут им послышался шёпот.
   - Слышал? - спросила Уля.
   - Ага. Мне кажется, нас по именам звали. А тебе?
   - Да...
   - Так что пойдём отсюда скорее.
   Юра схватил девочку за руку, и, не разбирая дороги, потащил её прочь. И тут сквозь шелест дождя очень отчётливо прозвучал шёпот:
   - Стойте.
   Юра вздрогнул, и пробормотал:
   - Вот ещё! Сами стойте, а нам не мешайте. Навязались на наши головы...
   И они пошли ещё быстрее, и тут шёпот прозвучал ещё настойчивее:
   - Назад!
   - И не подумаем! - выкрикнул Юра, и вместе с Улей бросился вперёд.
   И тут, обгоняя их, заструились в воздухе призраки. И ребята узнали их: это были те люди, которые были поглощены лесом на пути к Лесной колокольне. Все они источали синеватое свечение, и все они шептали единым хором, словно были единым существом:
   - Куда же вы бежите?! Ведь впереди овраг...
   И в том свечение, которое исходило от призраков, Юра увидел, что они избрали неверное направление, и побежали обратно к оврагу, на дне которого клокотала чёрная река.
   И остановились они буквально в двух шагах от края.
   - Ну, спасибо вам, что предупредили, - пробормотала Уля.
   - Спасибочки, - кивнул Юра, однако челюсть его отвисла - всё-таки жутко было.
   Ребята медленно начали пятиться назад, а почва под их ногами проседала, грозила обвалиться. Тут призраки стали подсказывать, куда сделать следующий шаг и, благодаря этим указаниям, Уле и Юре всё же удалось выбраться на устойчивую почву.
   - Спасибо вам, - ещё раз поблагодарил призраков Юра.
   - Не за что, - раздался хоровой, идущий со всех сторон шёпот. - Ради вас мы на любые жертвы готовы, ведь вы - наша единственная надежда на спасенье.
   - Да ну? - недоверчиво, но в то же время и самодовольно переспросил Юра.
   - Конечно. Ведь нам всё известно. Вы должны погибель Страшеглава отыскать. А, ежели вам это удастся, так и мы освобожденье получим. Мы вас можем до его дома провести, но внутрь уже пройти не сможем.
   - А-а, ну и на том вам спасибо, - вымолвил Юра.
   - Огромное спасибо, - кивнула Уля. - Без вас мы бы очень долго путь искали.
   Впереди парила призрачная кавалькада, а за ними спешили Юра и Уля...
   И вновь зашептал хор призраков:
   - Мы чувствуем: Лесная Колокольня едва стоит. Никита Афанасьевич из последних сил выбивается. Надо спешить...
   И полетели призраки ещё быстрее. Теперь ребятам приходилось уже не идти, а бежать за ними. И конца-края не было этому тёмному, изгибающемуся под проливным дождём лесу.
   Бессчётное количество раз сворачивали они на маленькие тропки, и двигались, казалось бы, в обратном направлении.
   Юра говорил:
   - Если бы не наши провожатые, мы бы точно заблудились.
   А призраки отвечали:
   - Здесь всё колдовством спутано. Мы действительно кружим, и формулу магическую вычерчиваем; иначе никогда с этих тропок вырваться не удастся...
   
   * * *
   
    Проклятый дом предстал пред ними столь неожиданно, и был он таким противоестественным, таким искажённым, что в первое мгновенье ребятам показалось, будто они оказались перед главнейшим и злейшим из всех чудищ, быть может - перед самим Владыкой Ада.
    Он восстал из ночи, из переплетенья мокрых, колючих кустов. Он возносился куда-то вверх, и невозможно было сосчитать его этажи. От его выпученных, извращённых, переплетённых, сдавленных и вытянутых форм начинала болеть голова, и тёмное, беспросветное отчаянье заполняло душу.
    Из каждой его трещины, из каждой глазницы-окна, из каждого ободка, выступа и впадины исходило сияние, едва приметное, и совсем неопределённое по своему цвету, но от этого сияния начинали слезиться глаза.
    Призраки мучительно застонали, и отступили назад, а на прощанье раздался их шёпот:
   - Здесь мы вас покинем. Поспешите, и будьте осторожны. Лесная Колокольня рушится, а Страшеглав сил набирается.
   После этого призраки исчезли.
   
   * * *
   
    Несмотря на то, что времени оставалось мало, Юра и Уля подползали к дому очень медленно. Они таились за кустами, они ползли в овражках, где совсем перепачкались в грязи, и внешне напоминали каких-то ужасных тварей, из слуг Страшеглава.
    Они ползли так медленно, потому что чувствовали, что дом следит. Следило каждое окно, каждая трещина, каждый уступ и карниз.
   Но всё же Страшеглав, который верховодил всем этим, был поглощён разрушением Лесной Колокольни, а поэтому и следил не столь уж тщательно, и ребятам беспрепятственно удалось добраться до самого дома.
   Но возле крыльца они остановились, там Юра зашептал:
   - На крыльце каменные демоны сидят. Они и днём-то были как живые, а сейчас наверняка полностью ожили...
   И в подтверждение этих слов с крыльца раздалось угрожающее рычанье, и зашевелились там два массивных, крылатых силуэта.
   - Значит, иной путь будем искать, - вымолвила Уля.
   И вот они поползли вдоль источающей сияние, растрескавшейся стены. В головах звенело, мысли путались.
   Вдруг Юру начала бить судорога, глаза его закатились, а изо рта потекла пена. Тогда Уля повернула его лицом к холодному дождю, и закричала громко, на ухо:
   - Юра! Вернись! Слышишь?! Это я, Уля! Я приказываю тебе: вернись!..
   Мальчик схватил её за щёку, и сжал с такой силой, что потекла кровь. Но Уля даже не поморщилась, она продолжала звать его.
   Юра весь изогнулся, да так сильно, что девочка отчётливо услышала, как захрустели его кости.
   Уля продолжала звать его по имени...
   Наконец Юра прекратил выгибаться, и глаза его стали прежними. Он просто лежал в грязи, и дрожал. Он говорил:
   - Не знаю, что на меня нашло. Но это всё от дома. Он пытается поработить нас...
   - Или просто прогнать, - вымолвила Уля.
   - Да. А мы должны внутрь него пробраться, - вздохнул Юра.
   Затем он перевернулся на живот, и они дальше поползли в грязи.
   А вот и вход в дом. Как и следовало ожидать - местечко было жуткое. В широкую трещину, клокоча, вбивалась грязь. За этой трещиной нависал непроглядный мрак, но именно туда надо было попасть Юре и Уле.
   Цепляясь за неровную, покрытую колючими выступами толщу расколотой стены, начали они пробираться под значительным уклоном вниз.
   - Ничего себе стена... Я уже все руки себе изодрал... - пробормотал Юра.
   - Здесь, главное не сорваться, - сосредоточенно пробормотала Уля. - Если покатимся вниз, то все кости себе поломаем. Ай!
   Девочка воскликнула, потому что грязевой поток принёс какое-то бревно, и это бревно пребольно ударило её по спине. Ладонь её соскочила со слизкого нароста, за который она удерживалась, одновременно её понесло вперёд, и она лицом ударилась Юре в спину.
   Юра подумал, что на него напало чудище и закричал. Он перевернулся, и даже схватил Улю за волосы, но тут понял, что это всего лишь его подруга, и пробормотал смущённо:
   - А-а, извини. Я, кажется...
   - Юра! Да что же ты?! Держись! - закричала Уля, но было уже слишком поздно.
   Грязевой поток подхватил их, и понёс вниз. Они ещё пытались за что-нибудь ухватиться, но слишком велика была скорость течения. Их безжалостно било об каменные выступы, их переворачивало, и даже искры из их глаз сыпались.
   А потом всё прекратилось.
   Их вынесло к грязному, каменному берегу, находящемуся, по-видимому, метрах в тридцати под землей. Всё то же свечение неопределённого, но режущего глаза оттенка заполняло воздух.
   И когда они выбрались на берег, то Уля шепнула:
   - Мы здесь не одни...
   - Что? - простонал мальчик.
   - Ты только наверх посмотри.
   Юра поднял голову.
   Над ними нависал полупрозрачный, слизкий овал. Внутри этого овала можно было различить огромный, окружённый щупальцами глаз. Щупальца нетерпеливо подрагивали.
   - Ой, что будет, если оно на нас броситься... - шепнула Уля.
   - Так. Значит, давай отступать, - вымолвил Юра.
   А отступать было куда: в стене виднелось множество прямоугольных проходов; причём некоторые из них начинались на высоте пяти, а то и десяти метров, но на такую высоту ребятам явно было не забраться. Так что они просто выбрали ближайший проход.
   - Главное, не делать резких движений, - шепнул Юра.
   И они очень медленно, но всё же не в силах избавиться от дрожи, начали отступать. Овал раздулся, око внутри его стало багровым, а щупальца явственно напряглись.
   - Сейчас схватит, - шепнула Уля. - Юра, ты извини, я сейчас в обморок упаду. Я с детства очень боялась всяких существ со щупальцами...
   Улины глаза закатились, и, если бы Юра не подхватил её, то упала бы она на пол. Мальчик услышал над своим затылком отвратительное булькающее урчанье, и вдруг как молния поразила мысль: "Времени на то, чтобы обернуться нет. Осталось одно мгновенье на прыжок".
   И он, прижимая к себе Улю, бросился вперёд, влетел в проход, и покатился по полу. Ну а сзади грохотало, шипело, булькало.
   Юра не оборачивался - просто тащил бесчувственную Улю за собой. Он немного успокоился только тогда, когда добрался до поворота, там он обернулся, и увидел, что тварь не смогла протиснуться в коридор, и в бессильной ярости билась снаружи.
   Юра не смог сдержаться, и показал чудищу язык. В ответ оно плюнуло. Плевок проскочил в сантиметре от Юриного лица. Это была зелёная слизь, и она сразу разъела стену на целый метр.
   - Шуток не понимает, - пожал плечами Юра, и потащил Улю дальше.
   
   * * *
   
    Итак, они оказались в коридоре, достаточно высоком для того, чтобы ребята могли идти, не сгибаясь. Стены коридора были выложены сильно растрескавшейся кафельной плиткой. Многочисленные грязевые и ржавые пятна покрывали и пол и стены и потолок. В некоторых местах на полу были решётки, под которыми протекало, булькая, нечто тёмное, судя по запаху - кровь. А ещё коридор делал частые повороты: иногда на сорок пять, иногда на девяносто градусов. И на каждом таком извороте обязательно висело кривое зеркало.
   И ребята могли лицезреть свои искажённые отраженья. Только, в отличие от отражений в комнате смеха, эти образы не вызывали в них даже и малой улыбки. Дело в том, что отраженья эти отличались не только редкостным уродством, но ещё и злобой.
   Когда они проходили возле каждого нового зеркала, то невольно вздрагивали, потому что им казалось, что те существа, которые там отражались, собираются на них наброситься. И никакие здравые рассуждения касательно того, что это всего лишь отраженья не помогали.
   И вот Уля, которая, вследствие от недавнего обморока, всё ещё пошатывалась, и держалась за Юрин локоть, вымолвила:
   - Ты только посмотри. Вон те, в зеркале - они смеются над нами...
    Мальчик поглядел в очередное зеркало, и обнаружил, что отражённые там премерзкие твари действительно хохочут, указывая на них своими, толи руками, толи клешнями.
   - Пошли отсюда скорее, - проговорил Юра.
   Но им некуда было деться от зеркал, потому что они поджидали их на каждом повороте. А коридор всё никак не кончался.
   И вот, когда они проходили возле очередного зеркала, Уля поскользнулась, и прижалась к зеркалу плечом. Юра попытался её оттянуть, но ничего у него не получилось.
   - Что такое? - спросил он.
   - Оно меня не пускает! - воскликнула Уля.
   И тут мальчик увидел, что Улино плечо постепенно погружается в зеркальную поверхность.
   - Не выпущу тебя, - упрямо процедил он сквозь сжатые губы, и из всех сил какие у него были, рванул девочку на себя.
   В результате этого зеркало отделилось от стены, и рухнуло на него. На мгновенье в глазах мальчика стало совсем темно...
   А потом он почувствовал, что лежит на полу. У него сильно кружилась голова, а губы были разбиты в кровь. Он попытался подняться, и тут увидел Улю. Она стояла рядом, и с видимым любопытством наблюдала за ним.
   - Уля, - слабо вымолвил он.
   Она кивнула, и улыбнулась.
   - Помогла бы подняться, - проворчал он.
   И тогда Уля рванула его за плечо вверх с такой силой, что он невольно вскрикнул, и едва не потерял сознания. Тем не менее, он оказался на ногах. Потирая ноющее плечо, Юра пробормотал:
   - Могла бы и поосторожней...
   Уля продолжала улыбаться.
   - И что смешного? - обиженно заворчал Юра.
   И тут девочка рассмеялась. У неё был такой пронзительный смех, что у Юры заложило в ушах. Он хотел выругать её, но не смог. И вообще - почему-то невыносимо страшно стало ему глядеть на Улю, хотя внешне в ней, казалось бы, ничего не изменилось.
   И он, отвернувшись от неё, сказал напряжённым голосом:
   - Ну, пойдём что ли дальше...
   Уля ничего не ответила, но вновь разразилась пронизывающим хохотом. И тогда Юра понял, что больше всего на свете хочется ему бежать от этой изменившейся, и словно бы обезумевшей Ули.
   И, быть может, он действительно бросился бы бежать, да тут девочка впилась ему в руку. Её неожиданно острые ногти ранили ему плоть до крови.
   - Уля, да ты что?! - простонал Юра, попытался высвободиться, да куда там! - хватка у неё была мёртвой.
   И тогда Юра, всё ещё не смея на неё взглянуть, пролепетал:
   - Так, а теперь мы всё-таки пойдём. И единственная просьба к тебе: пожалуйста, не сжимай так мою руку...
   Но Уля только сильнее стиснула его, так что мальчик вскрикнул. Юра пошёл первым, но девочка быстро его обогнала. И она уже не шла, а бежала, так что и Юре приходилось бежать за ней.
   - Уля, потише! Я прошу тебя! Не беги так быстро! - взмолился он, но она бежала всё быстрее и быстрее.
   Пожалуй, никогда прежде Юре не доводилось бегать с такой скоростью. Его ноги едва прикасались к полу, а грязевые пятна, которые покрывали стены, слились в одну размытую, уродливую полосу.
   А Уля бежала всё быстрее и быстрее. Так не могла бегать уставшая после всех этих лесных злоключений девочка. Так вообще не мог бегать ни один человек.
   И Юра уже не успевал переставлять ноги. Вот он споткнулся, но девочка по-прежнему тащила его вперёд. При этом даже не сбавила скорости. Итак, Юра волочился по полу, и весьма больно ударился об всякие неровности.
   - Прошу же тебя! Прекрати! Уля! Что с тобой?! Пожалей меня! А-а, мне больно!..
   Ему действительно было очень больно; казалось, что рука, за которую тянула Уля, вот-вот отвалится.
   Так продолжалось минут пять, но Юре казалось, что значительно дольше. В конце концов, у него стало меркнуть перед глазами, он чувствовал, что теряет сознание.
   И вот тогда Уля остановилась. Юра медленно поднялся. Избитое тело невыносимо болело.
   - Зачем ты это сделала? - спросил он, и в ответ получил очередной раскат безумного хохота.
   И тут он заметил, что Улины черты исказились. Это была уже не девочка, но отвратительное чудище из зеркала. Один лишь миг продолжалось это виденье, но Юра уже догадалась: перед ним была не настоящая Уля, а то, что отражалось в зеркале.
   Первым его порывом было закричать, что он всё понял, и потребовать, чтобы вернулась настоящая Уля, но, к счастью, он быстро сообразил, что подобный поступок был бы, по меньшей мере, глупым.
    Конечно, настоящую Улю ему бы всё равно никто не вернул, а вот что сделало бы это отраженье, ещё неизвестно. Быть может, и жизни бы его лишило. Поэтому он решил, что лучше помалкивать.
   Лже-Уля всё глядела на него и хихикала.
   Он осторожно отступил на шаг, потом ещё на один. Он уже намеривался повернуться, и бежать, как Лже-девочка рванулась к нему, и опять вцепилась в руку. И без того уже израненная рука резанула новым и острейшим приступом боли. Юра не смог сдержать вопля, а хохот лже-Ули заполнил коридор. Зеркала в стенах начали пучиться: стоявшие в них уродцы покатывались со смеху.
   - Только, пожалуйста, не надо больше бегать, - попросил Юра, ослабшие коленки которого сильно дрожали.
   Лже-Уля пожала плечами и быстро зашагала (но не побежала) по коридору. Юра семенил за ней. Теперь коридор не только изворачивался, но и расходился, иногда в две, иногда в три, а иногда и в четыре стороны. Но Лже-Уля никогда не останавливалась возле таких развилок.
   Юра прикинул, что в эдаком лабиринте можно всю жизнь плутать. Он просто чувствовал, что все эти однообразные проходы будут делиться и тянуться и изворачиваться бесконечно долго.
   А он уже очень устал. Болело избитое тело, к тому же он задыхался - ведь воздух был затхлым. Такой воздух мог быть в закупоренной за тысячу лет до описываемых событий гробнице.
   А Лже-Уля не ведала усталости. Она шагала всё вперёд и вперёд, она смеялась, она даже подпрыгивала, и впечатывалась головой в потолок, но, как и положено призраку, совсем не замечала боли.
   И хотя в глазах у Юры темнело, хотя ноги его заплетались, хотя он, словно припадочный, дрожал всем телом - он всё-таки заметил кое-что интересное. А именно, что все эти коридоры, хоть и разной длины, хоть и по-разному дробящиеся, являлись одним и тем же, бесконечно повторяющимся и по-разному расфасованным коридором. На стенах были пятна одной и той же формы; одинаковый узор трещин, и самое главное - перевёрнутое, лежащее на полу зеркало, над которым лже-Уля протаскивала его с повышенной скоростью.
   И он сообразил, что это то самое зеркало, из которого он пытался вызволить ещё настоящую Улю, и что он либо сам через это зеркало попал в зазеркалье, либо же зазеркалье выплеснулось к нему.
   В общем, когда лже-Уля в очередной раз проводила его над перевёрнутым зеркалом, он неожиданно рванулся вниз, и свободной рукой в край этого зеркала вцепился.
   Отнюдь не девичьим, и вообще не человеческим голосом взревела лже-Уля, и попыталась его оттащить. Рывок был такой силы, что худенький Юра просто взвился в воздух, но и зеркала он не выпустил.
   Он даже и не понимал, откуда у него такие силы, как он смог удержать это тяжеленное зеркало, и как у него не сломалась, или, по крайней мере, не вывихнулась рука. Но получилось так, что зеркало, описав дугу, грохнулось об потолок, и разбилось на мириады осколков.
   Страшный вопль обратился в вихрь, и Юра понял, что он летит и кружится, словно пушинка в вихре, среди дребезжащих осколков.
   Лже-Уля тоже разбилась, и только её стеклянная рука осталась, и тысячью игл, тысячью шипов, тысячью орудий пытки погружалась в Юрино запястье. Боль была страшной - его плоть сливалась со стеклом.
   Но, тем не менее, сквозь закрывающую всё кровавую пелену, он увидел, что оказался в ином коридоре, и услышал, что из-за поворота быстро приближаются шаги, и слабый, испуганно молящий Улин голос услышал:
   - Юра... что же ты со мной делаешь?.. Оставь меня...
   И он, уже зная, с чем столкнётся, бросился к ней навстречу. И выскочил из-за поворота, и завопил: "А-А-А!!!", потому что и боль в руке стала адской - стекло сливалась с его костью.
   И в страшном, стремительно вихрящемся кровяном мареве он увидел лже-Себя, который тащил Улю.
   На одно лишь мгновенье замешкался лже-Юра, и тогда Юра-настоящий нанёс ему страшный удар своей ставшей стеклянной рукой по лбу. Мелкой, но частой паутиной трещин покрылся лже-Юра, а потом развалился.
   Рассыпалась и стеклянная рука, но на её месте из кровавого облака тут же материализовалась настоящая рука.
   - Я так и думала, - сказала Уля. - Он - это был не ты. Он так меня измучил. Сначала мы бежали...
   - Можешь не рассказывать: я и так всё знаю. Меня тоже измучила Ты. Точнее - Лже- Ты...
   - Ясно... Уф-фф... Как же я, честно говоря, утомилась. Едва на ногах стою. И даже неизвестно, сколько сейчас времени, потому что мои часы разбились.
   - Мне бы очень хотелось верить, что всё-таки ещё не рассвет, и что Лесная Колокольня ещё держится.
   - Да уж, хотя, кажется, столько времени прошло: не то что ночь, а целый месяц или год.
   - Но всё же я думаю, что рассвет ещё не наступил. И знаешь, что из этого следует? - спросил Юра.
   - Ну, и что? - устало пролепетала Уля.
   - А то, что ещё сутки назад я спал у себя в кровати.
   - Да? Ну и что же из того?
   - А то, что я ничего не знал ни про этот проклятый дом, ни про колокольню. Потом утром, вместе со своим старшим братом, пошёл к нему на работу. Там в меня и призрак вселился. Затем вернулся к себе домой, но почти сразу побежал в лес.
   - А я за тобой припустила, - вздохнула Уля.
   - Совершенно верно. И просто интересно, что всё это в одни сутки вместилось...
   - Да уж. Многим и за всю жизнь такого количества приключений не выпадает.
   - Но всё же самое главное нас ожидает впереди, - молвил Юра. - Ведь нам надо найти тайник, и огненную шкатулку, и...
   - Тихо.
   - Что такое?
   - Послушай, - насторожённо проговорила Уля.
   Они начали слушать, но, вроде бы, никаких сторонних звуков не было слышно. И только где-то в отдалении отбивали барабанную дробь тяжёлые капли толи воды, толи крови.
   - Да что такое? - спросил Юра.
   - Мне что-то послышалось.
   - Вот именно, что послышалось, а на самом деле не было ничего. Я вот думаю: где нам этот тайник искать? Ух, чёрт, ведь здесь же можно сколько угодно блуждать! Мне кажется, отправь сюда целую армию поисковиков-профессионалов, и они всю жизнь будут искать, и ничего не найдут. Только сами заблудятся. Но надо же с чего-то начинать...
   - Тихо!
   - Да что же такое?
   - Теперь я совершенно точно что-то слышала.
   И тогда они услышали: это был свист, который медленно нарастал. Сотни, а может и тысячи голосов, переплетаясь, в этом свисте звучали.
   - Бежим? - устало спросил Юра.
   - Долго мы не пробегаем. Да и куда бежать? Ты хоть понимаешь, откуда этот звук исходит?
   - Нет.
   - Вот и я тоже...
   И тут они заметили, что в этом и без того затененном коридоре ещё больше темнеет. Источником мрака было зеркало, которое стояло у стены. Тьма хлестала сквозь трещины в стекле и затапливала коридор.
   - Что же нам делать? - тихо спросил Юра. - Ведь сейчас мы утонем в этом мраке...
   - Ты послушай голоса, - прошептала Уля.
   Юра прислушался, и понял, что голоса повторяют причудливые злословия; и он, хоть и не без труда разобрал, что речь шла о разрушении Лесной Колокольни. Но, помимо планов вторжения, наплывали и иные слова: воспоминания о тёмном прошлом, зловещие планы на будущее...
   И тогда Юра шепнул на ухо своей подруге:
   - Это ведь сам Страшеглав.
   - А точнее - его отравленная злобой сущность. Я вот что думаю: Юра, давай затаимся. Кто знает: может, он нас и не заметит.
   Так они и сделались: распластались на полу вдоль стены, и в стену вжались. Со стороны казалось, что это просто лежат два каких-то грязных ошмётка, но уж никак не люди.
   Между тем свист нарастал, голоса становились громче, и уже не говорили, а кричали, голосили, орали, рычали, ревели. Стало так черно, что ребята невольно подумали: а не ослепли ли они?
   И из многословного, тёмного океана выхватили они такие слова: "Колокольня едва держится! Она дрожит! Она скоро падёт! Все силы на колокольню..."
   Юра почувствовал, что рядом с ним проплывает нечто, и слегка к нему прикасается. От каждого такого прикосновения его сердце сжималось в болезненный, весь пронизанный ледяными иглами ком.
   Не в силах сдержать любопытства, он повернул голову. И увидел нескончаемый, вновь и вновь повторяющийся лик. И был этот лик покрыт трещинами, и выбивалось из этих трещин мертвенное ядовито-белое свеченье.
   Это был лик Страшеглава, и был он таким до невозможности жутким, что Юра закричал бы. Но тут лежавшая перед ним Уля, пнула его ногой, и он случайно впился зубами в её пятку. И только благодаря этому не выдал их криком...
   
   * * *
   
    Через некоторое время и свист и голоса начали смолкать.
   Постепенно светлело.
   Среди последних услышанных слов были такие: "Проверить Сокровище. Проверить Тайник. Проверить Смерти источник". Таким образом, у ребят не осталось сомнений, что Страшеглав направляется к тайнику.
   И, когда голоса обратились в едва приметный шёпот, Юра вымолвил:
   - За ним...
   Понимание того, что им несказанно повезло, и что они близки к цели, придало им сил. Они огляделись, и увидели, что последний ошмёток мрака вползают в одно из зеркал.
   Ребята бросились за ним, и, не задумываясь, прыгнули в зеркало. Они оказались в отражённом коридоре, который ещё изрядно был заполнен мраком, и в котором отчётливо слышались злобные голоса. Ребята опять вжались в стену, и простояли так некоторое время, не шевелясь, выжидая.
   Вскоре голоса смолкли, и ребята опять бросились к зеркалу, за которое уползла чернота. И вновь они перепрыгнули в отражённый коридор, и вновь выжидали, пока Страшеглав уползёт, а потом бросились за ним.
   Так повторялось несколько раз, пока ребята не оказались в коридоре, в одной из стен которого было окно. За окном виднелась та библиотечная зала, в которой стоял компьютер. И даже лежали на столе перед компьютером не переписанные Колей книги.
   Чернота просочилась в эту залу, и подобно озеру заполнила её. Но затем чернота сложилась в фигуру, которая с ног и до головы была закутана в чёрный плащ. Лицо было сокрыто капюшоном, но это и к лучшему, потому что ничего хорошего в этом лице точно не было.
   Страшеглав подошёл к компьютеру, положил свою то раздувающуюся, то сжимающуюся длань на системный блок, и прохрипел что- то. Системный блок раскрылся, и оказалось, что на месте процессора была укреплена одетая пламенем шкатулка.
   Колдун дунул на шкатулку, и она потухла. Тогда Страшеглав достал её и раскрыл. Внутри лежал чёрный камень.
   - Ничего себе... - прошептала Уля.
   - Я бы никогда не догадался, - вздохнул Юра. - Наверное, он недавно его в компьютер переложил.
   - Надо думать: компьютеру-то чай не двести лет.
   - А местечко действительно, что надо. Ну, кто бы стал искать его погибель в компьютере?
   Тем временем Страшеглав убрал камень обратно в шкатулку. А шкатулку он закрыл, установил на место и дунул, так что она вновь загорелась. Затем он дотронулся до системного блока, и тот закрылся.
   Колдун дико завыл, и, вдруг выскочил в форточку.
   - Только его и видели, - молвил Юра.
   - Надеюсь, что никогда больше и не увижу, - отозвалась Уля.
   Ребята подползли к стеклу, за которым была библиотечная зала, попытались сквозь него просочиться, но вместо этого просто выбили, и повалились на пол.
   Битое стекло заскрипело под их ногами. Юра прошептал:
   - Ну и наделали же мы с тобой шуму...
   И тут они услышали шаги, которые доносились с лестницы, а ещё раздался раздражённый усталый голос:
   - У-у, чёрт. А-а (зевок), поспать не дают... (опять зевок)... до рассвета всего ничего осталось...
   - Охранник, - догадался Юра.
   - А с охранником шутки плохи, - вымолвила Уля.
   - Так что скорее - кончаем с компьютером! - крикнул Юра.
   И вот они наскочили на системный блок, повалили его на пол, начали на нём прыгать, топтать, да так старались, что блок согнулся, а из него вывалилась огненная шкатулка.
   Юра прыгнул на шкатулку и тут же его ботинок оказался в пламени. В это мгновенье к ним подскочил сзади разъярённый охранник. Он проревел:
   - А ну не с места, бандиты! Вы на мушке!
   - Ой, Юра, у него пистолет, - испуганно молвила Уля.
   Но мальчик не услышал это предупрежденье. Он всё сильнее и сильнее размахивал ногой, так как языки жадного пламени и не думали затухать, и уже ощутимо жгли.
   И закончилось тем, что он заехал горящим ботинком по коленной чашечке охранника. Тот согнулся, и случайно нажал на курок. Грянул выстрел...
   
   * * *
   
   - Что случилось? - спросила Уля.
   - Не знаю, - ответил Юра.
   - Всё так изменилось...
   Они стояли в заполненной книгами зале. Но это была единственная библиотечная зала, и не было никакого невообразимого книжного лабиринта.
   Окна были открыты, и сквозь них ниспадал ласкающий, мягкий и тёплый свет восходящего солнца. Отчётливо слышны были птичьи трели.
   Юра подошёл к окну, перегнулся через подоконник, и сказал:
   - Всё изменилось. Теперь это не жуткий адский дворец, а просто старый дом. Сейчас я сосчитаю сколько в нём этажей. Та-ак. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Итого шесть этажей и чердак. Мы на четвёртом.
   - Неужели Страшеглав исчез? - робко спросила Уля.
   И тут издали, со стороны леса донёсся дивной красоты колокольный перезвон.
   - Лесная колокольня... - молвил Юра. - Целая и невредимая. Стало быть, действительно всё кончено.
   - Но почему это получилось? - ещё не в силах поверить в это счастье, спросила Уля.
   Но вот она внимательнее оглянулась, и вымолвила:
   - А-а, понятно. Смотри - шкатулка... расколотая...
   Та шкатулка, которая недавно была объята грозным пламенем, теперь лежала на полу, расколотая надвое. Также и чёрный камень был разбит. А причиной тому был случайный выстрел охранника.
   Обычная пуля покончила с жизнью Страшеглава. И уже совсем не испытывая страха, Уля подняла обломки камня. И тут на её ладони вывалились чёрное, сердце.
   - Ой, - вздрогнула девочка.
   Но тут в раскрытое окно дыхнул ветерок, и чёрное сердце стало прахом...
   От этого же ветерка очнулся и охранник, который, оказывается, сидел в большом кресле, и сливался с ним бледным цветом своего лица и одежды. Он зевнул, и ещё не проснувшись окончательно, пробормотал:
   - А? Что такое? Что за непорядок (зевок). Дети, здесь нельзя находится...
   - Бежим, - сказала Уля.
   - Да, бежим, пока он не очнулся окончательно, и не арестовал нас...
   И они выбежали на двор, а там припустили в город: Юра к своему дому, а Уля - к своему.
   
   * * *
   
    Юра проспал до вечера следующего дня, а когда проснулся, и отправился ужинать, то первым делом спросил у Коли:
   - Ну, как там у вас на работе?
   Он ожидал, что старший брат долго и восторженно будет говорить о чудесных изменениях, которые произошли с домом, но тот сказал:
   - Есть только одно изменение: поставили новый компьютер.
   - А что же случилось со старым? - полюбопытствовал Юра.
   - Сломался.
   - И всё?
   - А что, собственно ещё?
   - Ну, дом никак не изменился?
   - Какие ты глупости говоришь! Какие могут изменения? Стоит старый дом, памятник архитектуры и никого не трогает.
   - Правда?
   - Что "правда"?
   - Правда никого не трогает?
   Коля приложил ладонь к Юриному лбу, и заявил:
   - Вроде не горячий, - и поинтересовался осторожно. - А что: дом должен бросаться на случайных прохожих?
   - Нет. Вовсе нет. Значит, ты ничего не помнишь?
   - Послушай!..
   - Ладно-ладно, - примирительно молвил Юра.
   И уже по завершении ужина, Коля хлопнул себя по лбу, и заявил:
   - Ах, да! Как же! О самом главном и забыл сказать, ведь Лесную Колокольню после реставрации открыли.
   - Правда? - спросил Юра, - А как туда идти?.. Ну, я хочу сказать: ведь на лесных тропках и заблудиться можно.
   - Хм, ну, может, и есть там какие-то тропки, но к Колокольне ведёт асфальтированная дорога. Пойдём туда завтра?
   - Пойдём! - с радостью согласился Юра.
   - А нас возьмёте? - поинтересовались родители.
   - Без вопросов! - хмыкнул Юра, - Да, кстати, я Уле позвоню: приглашу и её.
   Но, когда он позвонил Уле, ему сказали, что после вчерашнего Дня Рождения девочка ещё спит.
   - Дня Рождения? - рассеяно переспросил Юра.
   - Ну да, - ответила Улина мама. - Ведь вы же ходили к этому своему другу... Эх, забыла его имя... Но кличка у него Барабашка.
   - Барабашка, - печально повторил Юра.
   - Что?
   - Бедный, бедный Барабашка.
   - Юра, что-нибудь случилась?
   - Да нет, ничего. Спокойной ночи.
   

КОНЕЦ.
02.03.03