Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Крылья Господа"


    Внешность и характер Аристарха Ивановича, преподавателя Истории Межзвёздных Экспедиций в третьем институте Космобиологии вызывала прямо-таки благоговейный трепет у молодых студенток, которые у него учились.
    Высокий и подтянутый, с задумчивым благообразным лицом. И всегда чуточку печальный, всегда романтически-возвышенный, с голосом необычайной глубины и силы. Даже когда он говорил о вещах обыденных, чувствовалась, что под этой обыденностью, под этой академической скукой кроется нечто гораздо большее, некая личная тайна.
    И, что уж тут говорить: студентки влюблялись в него. Многие писали записки, посылали даже цветы, и коробки с конфетами, что больше, вообще-то подходит для молодых людей, но...
   Аристарх Иванович никак не реагировал на эти выходки, чем ещё больше разжигал пыл молодых, нежных созданий.
    Однажды одна из них, именем Лидочка заметила, что у Аристарха Ивановича есть альбом, в котором были выполненные им же картины с повторяющимся, схожим сюжетом: сотканный из сияющей пыли силуэт парил среди звёзд.
    И тогда Лидочка решилась на хитрость. Несколько вечеров шила она дивной красоты черное платье, а затем присыпала их светлячками с Аристеи-15. Эти крошечные, безобидные создания сияли совсем как звёзды. Таким образом, можно было подумать, что Лидочка облачена в платье из космоса и звёзд.
    Когда последнее занятие закончилась, она пробралась в маленькую комнатку, которая примыкала к основной аудитории. В этой комнатке Аристарх Иванович хранил те экспонаты, которые могли понадобиться на его лекциях.
    Лидочка забилась в тёмный угол, и встала там так, что был виден только край её платья.
   Она рассчитывала, что, когда Аристарх Иванович войдёт, и заметит эту звёздную ткань, столь похожую на изображения в его альбоме, то он будет заинтригован. Он подойдёт к ней, и тогда она бросится к нему на шею, и признается в своей любви, и одарит поцелуем.
   И вот вошёл Аристарх Иванович, и положил на стол оплавленную железку: всё, что осталось от легендарного "Сокола-15", экипаж которого, ценой своих жизней спас цивилизацию Триаруса- 124М.
   И он сразу сказал своим необычно красивым, загадочным голосом:
   - Лидия Кузнецова, зачем же этот маскарад? Ведь я не ребёнок. Да и вы тоже.
   Смущённая Лидочка вышла на свет, и вдруг, закрыв лицо ладошками, разрыдалась.
   - Ну, ну, что вы, - неловко утешал её Аристарх Иванович, и вдруг сам, чего с ним давно не было, смутился.
   - Простите меня, - шептала Лидочка, - Я просто хотела... я... Ах, какая же я дура...
   - Вы очень хорошая, добрая девушка, и в Вашей жизни всё ещё будет, и большая счастливая любовь, и интересная работа...
   Лидочка немножечко успокоилась, вытерла слёзы, и прошептала с большим чувством:
   - Аристарх Иванович, я вас очень прошу, расскажите о себе.
   - Я никому не рассказывал...
   - Я вас очень прошу. Иначе я не смогу спать. Я и так уже несколько ночей не спала: всё шила это дурацкое платье.
   - Очень у вас хорошее платье.
   - Расскажите, я вас умоляю!
   И вот что рассказал ей Аристарх Иванович.
   
   * * *
   
    "А ведь когда-то и я был молодым студентом. Мне было двадцать лет. Кровь горела, я жаждал приключений, жаждал полётов в космос, героических схваток со злыми пиратами, и ещё многого, почерпнутого в дешёвых романах.
    У меня, как и у многих, был космолет "Домнатус", нынче повсеместно изъятый, признанным опасным для жизни. Дело в том, что "Домнатус" комплектовался движком с двигателя Vi-15 используемого, как известно, на кораблях сверхдальнего поиска.
   Такие движки позволяют мгновенно попасть в любой участок бесконечной Вселенной. Конечно, при проектировке "Домнатуса" на эти движки были поставлены некоторые ограничения: "Домнатусы" не могли вылетать за пределы нашей галактики, Млечного Пути.
   Но, как известно, всегда найдутся хакеры: с одинаковым успехом они могут взломать и компьютерную игру, и сложнейший движок. Главное, чтобы был спрос.
   А на "Домнатусы" был огромный спрос. И, после того как движок был взломан и переделан, в студенческой среде зародилась эта опасная, но захватывающая игра. Играющий садился в "Домнатус", включал реле, которое выбирало случайную координату из бесконечности координат Вселенной. А в следующее мгновенье "Домнатус" переносил его в эту точку пространства.
   Очень часто студенты возвращались восторженными, делились впечатлениями об образах галактик отдалённых от нас на миллиарды световых лет, везли объёмные фильмы, а иногда не возвращались. Что с ними стало - неведомо. Один раз молодая девушка вернулась совершенно седой старухой, но что видела она - тайна, ибо ничего отснять не смогла, а дара речи, равно как и разума, навсегда лишилась.
   Но ничто не пугало таких молодых искателей приключений, как я. И иногда я совершал несколько вылетов за день: всё это ради приключений, ради славы.
   И вот очередной рывок. И ещё не решался взглянуть на обзорные экраны, но просто спросил у бортового компьютера "Домнатуса":
   - Скажи, как далеко мы сейчас от Земли?
   А он и ответил:
   - Если выражать это в миллиардах световых лет, то выйдет число с шестьюстами миллиардами нулей.
   - Тогда не будем говорить о том, что представить невозможно. Лучше покажи, что нас окружает. Давай сразу полный обзор.
   И все стены "Домнатуса" исчезли. Я плыл один в космосе. А мягкое кресло, на котором я сидел, и которое тоже стало невидимым, позволяло мне поворачиваться в любую сторону.
   Прежде всего, я увидел самое незначительное: это были алые рубины отдалённых галактик.
   А потом я увидел Её. Описать Её невозможно.
   Но из сияющих атомов было соткано Её платье, и каждый атом был размером со звезду. А плоть Её - бескрайность снов, бесконечность мечтанья.
   Она - воплощенье Женственности. Она - само Изящество. Но, в тоже время, Она беспола - Она - сама Душа.
   И тогда я понял, что никогда прежде не любил, и что только теперь открылась мне настоящая Любовь. Созерцая Её, я забыл себя. Растворение в Ней, в Её непостижимой, космической мудрости - это величайшее счастье.
   И влюблённый, дерзновенный, я молил Её, сказать мне хоть слово, но Она, конечно, безмолвствовала.
   Но всё же она двигалась. Она взмахнула крыльями, и один взмах её - одно движенье, это миллионы лет - вся история человечества. Она только моргнёт глазами, а нас уже не будет, а она и не заметит этого.
   Она плывёт среди галактик, а галактики вращаются вокруг неё, и гибнут, разбрызгивая дивные звёздные брызги, и рождаются заново, а она всё парит, и думает о своём, непостижимом для нас...
   И уже зная, что она не ответит, ибо я - мгновенье, я всё звал и звал её...
   А потом "Домнатус" сообщил, что пора возвращаться, так как ресурсы жизнеобеспечения на исходе, но я ничего не ответил, ибо все помыслы мои были обращены к Ней.
   Но я вернулся на Землю, чтобы никогда уже не возвращаться к Ней, и, в то же время, всегда быть с Нею.
   И никогда не вернусь к ней потому, что координаты моего последнего путешествия по какой-то причине стёрлись из бортового компьютера, и шанс восстановить их столь же бесконечно мал, сколь бесконечно велика Вселенная.
   Но Она всегда со мной, потому что все помыслы своего сердца, всю любовь свою я посвящаю только Ей.
   Сознавая ничтожную краткость своей жизни, я вижу единственную возможность донести свою Любовь до Неё. Это унести свою Любовь в смерть. Никто не знает, что ждёт нас после смерти. Но если нас ждёт бесконечность, то в этой бесконечности все равны, и Она услышит меня, и, быть может, одарит своей улыбкой".
   
   * * *
   
    Бледная, сильно и безнадёжно влюблённая Лидочка выскочила из комнатки в аудиторию, и дальше - из института, и помчалась домой, чтобы долго-долго плакать.
    А Аристарх Иванович просидел до самого утра возле распахнутого настежь окна, и созерцал звёзды.
   

КОНЕЦ.
06.07.03
модные блузки 2013г