<<Назад
   
"Лена и кот Василий"
   (повесть)


   
   
    Глава 1
   "Кот, пришедший из ночи"

   
    Двенадцатилетняя девочка Лена жила на первом этаже большого, многоэтажного здания.
    Начинается наша история в холодную зимнюю пору, да ещё, к тому же, ночью, когда все в доме уже спали. Лена недавно прочитала книжку с волшебными сказками и теперь, лёжа в своей кровати, вспоминала прочитанное, и ей казалось, что герои сказок не менее реальны, чем живые люди.
    За окнами была холодно, повешенный там градусник показывал минус двадцать. Выл, несущий мириады снежинок, ветер, а ещё нисходило с небес тёмно-оранжевое свечение - это отражались в небесах огни большого города.
    Зато в комнате Лены было очень уютно и тепло. На стене тихонько тикали забавные, в форме мыши часы. Вместо маятника в этих часах качался пластиковый хвост, а помимо того - поворачивались вслед за маятником большие, несколько лукавые глаза.
    Лена смотрела в окно, улыбалась, и думала: "Вот, если бы я была писательницей, то непременно сочинила бы в такую волшебную ночь сказку".
    И тут Лена услышала жалобное мяуканье. Сначала девочка подумала, что эти звуки доносятся из подошедших уже совсем близко снов...
    Но вот мяуканье повторилось, и Лена поняла, что доносится оно вовсе не из её снов, а из-за окна.
    И вот она вскочила, бросилась к окну, и увидела, что там сидит на снегу, смотрит прямо на неё, и жалобно мяукает большой, пушистый кот белого цвета.
    - Ох, ты бедненький! - всплеснула ладошками Лена. - Замёрз наверное, горемычный. Ну, ничего, сейчас я тебя впущу, и ты согреешься. Ты только не убегай, ладно?
    Но кот и не думал убегать. Он только помахал Лене своей лапкой, и кивнул, давая понять, что понял.
    Лена некоторое время провозилась с окном, которое, по случаю морозов, было накрепко закрыто. Но вот, наконец, раскрыла его, и, перегнувшись через подоконник, протянула к коту руку, говоря:
    - Давай, прыгай ко мне!
    И кот прыгнул, но его прыжок был таким сильным, что он сразу оказался у Лены на спине, а следующим прыжком он уже перескочил в её комнату.
    - Вот и замечательно, - улыбнулась девочка.
    Она закрыла окно, так же тщательно, как оно было закрыто до этого, и только после этого обернулась. И оттого, что увидела девочка, глаза у неё округлились.
    Оказывается, её гость рассёлся в кресле, совсем так, как сидят люди.
    На этом коте, помимо данной ему от природы белоснежной шерсти, был ещё кафтан, почти такого же белоснежного цвета. Кафтан был с маленькими золотистыми пуговками, с кармашками. Также на коте красовался светлый поясок, а на задних лапах имелись красивые, с серебристыми крапинками штаны. И ещё на задних лапах у него были сапожки с меховой прокладкой.
    И только теперь Лена заметила, что на голове кота надета была широкополая шляпа с щегольским пером какой-то иноземной птахи.
    - Вот это да, - проговорила Лена, - Должно быть, этот кот сбежал из какого-нибудь цирка, где он показывал представления для детишек...
    И тут кот раскрыл рот, и заговорил весьма приятным баритоном:
    - Ну, ты скажешь! Из цирка! Я обижен!
    Тут глаза у Лены больше прежнего округлились. Она ущипнула себя за руку, и вскрикнула. Затем она сильно хлопнула себя по лбу и пошатнулась.
    Кот рассмеялся, и вымолвил:
    - Вот, сама себя щипает, да по лбу стучит! Ха-ха! Наверное, ты сама из цирка сбежала!
    - Вовсе нет. И я тоже обиделась на вас, мистер кот, - вымолвила Лена, и надула щёки.
    - Ну, и пожалуйста, ну и обижайся! - махнул лапкой кот.
    Лена говорила:
    - Между прочим, далеко не каждый день у меня в доме появляются говорящие коты, так что я просто должна проверить - не снитесь ли вы мне.
    - Ну, и каков же результат? - полюбопытствовал кот.
    - Теперь я убедилась, что вы мне не снитесь, - ответила Лена, и почувствовала, что больше не обижается.
    - Я очень польщён! - ехидно заметил кот.
    Тут Лена настолько осмелела, что отошла от подоконника, и уселась на кресло, которое стояло напротив того кресла, в котором сидел кот.
    Девочка вымолвила:
    - А вы, уважаемый кот, не могли бы рассказать: кто вы, да откуда?
    Кот ответил вежливо:
    - Прежде всего, я хотел бы представиться. Меня зовут Василием.
    - О-о, очень приятно, а я - Лена, - расцвела в улыбке девочка.
    Тут голос кота Василия изменился, и он вымолвил весьма грозно:
    - Ну, а во вторых...
    Тут он достал из кармашка маленькую книжечку, тёмно-зелёного цвета, и начал перелистывать её страницы, которые были тонюсенькими, и по этой причине их очень много в этой книге вмещалось.
    - А что это за книжка? - спросила Лена.
    - Это - портативная книга магических заклятий, - ответил кот.
    - Ой, как интересно, - вздохнула девочка. - А вы продемонстрируете мне какое-нибудь заклятье, да?
    - Ну, конечно же, продемонстрирую, - хмыкнул кот.
    - И, какое же заклятье? - вертелась на месте от нетерпения Лена.
    - А я превращу тебя в мышку, - улыбнулся кот.
    - Ой, - Лена прижала ладошки к своим щекам. - А з- з-зачем вы меня в мышку превращать собираетесь?
    - Это чтобы скушать, - отозвался кот. - Ага, вот это заклятье!
    Лена вскочила, и спросила тоненьким, жалобным голоском:
    - А, может быть, всё-таки не надо? Ведь я хорошая...
    - Говоришь, что хорошая, а меня даже не угостила. Ведь я не только замёрз, но и проголодался.
    - Ох, да что же вы сразу сказали?
    - Сначала я думал, что ты сама догадаешься, а потом понял, что нужен тонкий намёк.
    - Ничего себе тонкий намёк. Вы чуть меня не слопали, - искренне возмутилась Лена.
    - Ну, у каждый свои понятия о тонкости, - ответил кот Василий, но всё-таки видно было, что он смутился, так как понял, что действительно несколько переборщил со своими намёками.
    Лена подошла к двери, и молвила:
    - Ладно. Сейчас я вам принесу покушать.
    - Ага! - кот нетерпеливо захлопал своими лапками по ручке кресла. - Мне, пожалуйста, побольше молока, рыбу, и э-э, сметану, и э-э, курочку, и э-э-э. В общем, всё, что есть тащи!
    Лена бесшумной тенью бросилась на кухню. Ведь, всё-таки, её родители уже давно спали.
    На кухни она поставила на поднос целый нераспечатанный пакет молока, и блюдечко для него, а также - оставшегося с ужина цыплёнка, рыбу из морозилки, и ещё, на всякий случай, фруктов - апельсинов, яблок и мандаринов.
    На всё это у неё ушло всего-то секунд тридцать, но, когда она впорхнула обратно в свою комнату, то кот уже успел устроить там, кое-какой беспорядок.
    Точнее, он устроил этот беспорядок именно в то мгновенье, когда Лена впорхнула в комнату.
    Кот Василий держал книгу с магическими заклятьями прямо перед своей пушистой мордашкой, а второй лапкой вдохновлено размахивал, и декламировал торжественно:
    - Мутабор-раззабор! Табатор-забатор! Тор! Тор!
    И выглядел он совсем как вдохновленный поэт, декламирующий свои стихи. И вот он уставился своими округлившимися зелёными глазами на настенные часы в форме мышки, и скомандовал:
    - А ну-ка оживись!
    И произошло чудо. Хвост мыши перестал двигаться. Также и глаза её остановились, и выпучились на кота. Затем мышь соскочила со стены за тумбочку, над которой до этого висела. Раздался весьма громкий удар об пол.
    Кот выронил из лап книжку с заклятьями, а Лена побыстрее поставила поднос с кушаньями на маленький столик, возле двери.
    Она постаралась придать своему голосу строгость, и спросила у кота:
    - Так-так, и что же здесь происходит?
    Кот повернулся к ней, и вымолвил очень самодовольно:
    - А я, видишь ли, в волшебстве практикуюсь. Оживил мышку, и теперь буду на неё охотиться. Ведь надо же практиковаться в охоте! Ведь я же, всё-таки, кот.
    - Но ведь вы не станете её убивать, правда? - спросила Лена.
    Кот покосился на принесённые Леной кушанья и вымолвил:
    - Ладно уж, не буду. Вот только поймаю, а потом обратно в часы превращу.
    В это мгновенье вздрогнула та тумбочка, за которую упала мышка.
    Кот встал на четыре лапы, и изогнул спину, в результате чего его роскошный кафтан затрещал, а из рукавов посыпались искры.
    Тумбочка дрожала всё сильнее. Кот Василий изрёк горделиво, обращаясь к Лене:
    - Сейчас ты увидишь, как действует самый лучший охотник!
    И затем кот совершил воистину акробатический прыжок. Он перевернулся в воздухе, и, словно пловец в море, нырнул за тумбочку.
    Прошло мгновенье, а затем кот вылетел обратно. Он подскочил так высоко, что ударился головой об потолок, а затем, оттолкнувшись задними лапками от стены, полетел к Лене.
    Девочка увидела его стремительно приближающиеся, очень круглые, но уже не от торжества, а от ужаса глазищи. Она выставила руки, и прямо на лету поймала Василия.
    Кот дрожал. Лена погладила его по голове, на которой уже не было щегольской шляпы, и спросила:
    - Что случилось?
    Кот ответил:
    - По-моему, мышка получилась через чур агрессивной.
    И он взмахнул своим хвостом, из которого, оказывается, был выдран весьма значительный кусок шерсти.
    Тут стоявшая поблизости от стены тумбочка, заскрипела по полу, и отодвинулась. И, оказывается, отодвинула тумбочку оживлённая котом мышь.
    Да - мышь получилась что надо. Своими размерами она была как раз с кота Василия, но отличалась от него прямо-таки богатырской мускулатурой. К тому же и мускулы, и всё тело мыши было выточено из крепкого дерева и из пластика.
    И челюсти у мыши были очень сильными: в них она пережёвывала шляпу кота Василия.
    Кот проговорил дрожащим голосом:
    - Ну, вот что ты делаешь? Ведь всю шляпу измяла...
    Тут мышь выплюнула шляпу, и та повисла на люстре. Вот мышь встала на задние лапы, и её и без того могучие мускулы заскрипели, и ещё увеличились.
    Кот Василий проговорил дрожащим голосом:
    - Ну, ладно, не буду я на тебя охотиться. Предлагаю дружить. А? Ну, как на такое предложение смотришь?
    По-видимому, мышь смотрела на это предложение отрицательно. Во всяком случае, она вытянула в сторону кота одну, увенчанную острыми пластиковыми когтями лапу.
    - Да? - спросил робко кот Василий.
    В это мгновенье мышь провела второй лапой по своей шее, и закатила глаза, показывая, что ждёт Василия в ближайшее время.
    - Похоже, что мне крышка, - пролепетал кот.
    Тут Лена обратилась к мыши:
    - Уважаемая мышь, а вы не могли бы превратиться обратно в часы, и повисеть у нас на стене?
    Мышь отрицательно покачала головой, и тут быстро-быстро побежала к Лене, которая по-прежнему держала белоснежного кота у себя на руках.
    Девочка взвизгнула, и запрыгнула на кресло. Ну, а кот Василий вырвался у неё из рук, и перескочил к Лене на голову.
    Тем временем мышь подбежала уже к самому креслу, на котором стояла Лена и... вдруг вскочила на это кресло!
    - А-а-а!! - завизжала девочка, и тут совершила такой прыжок, подобный которому никогда раньше не совершала (и даже на уроке физкультуры, когда получила пятёрку).
    Лена пролетела половину комнаты, и приземлилась аккуратно посреди большого письменного стола.
    Что касается её родителей, которые спали в соседней комнате, то они только перевернулись с бока на бок, и продолжили храпеть.
    Мышь тоже прыгнула за Леной. Прыжок её тоже достоин был увековечения в Олимпийских анналах, но всё же мышь прыгнула не так хорошо, как Лена, и чуточку не допрыгнула до стола.
    Зато она вцепилась зубами в верхнюю крышку, и её зубы весьма глубоко погрузились в деревянную поверхность стола.
    - Ну, что тебе нужно, а? - спросил кот Василий.
    Тут деревянная мышь так выразительно на него глянула, что кот понял: нужен он.
    Тогда кот соскочил с головы Лены, и, схватив двумя передними лапами весьма увесистый том со сказками, который накануне вечером читала Лена, и треснул этим томом мышь по её деревянной голове.
    Челюсти мыши разжались, она повалилась на пол, и сказала:
    - Ой...
    А кот улыбнулся, и самодовольно заявил:
    - Ну, вот. Я как всегда победил.
    Но тут стол, на котором они стояли, начал сильно трястись.
    Лена попросила:
    - Василий, пожалуйста, посмотри, что там такое происходит.
    Но кот отрицательно замотал головой.
    - Но почему? - спросила Лена.
    - Вообще-то потому, что мне страшно, - признался кот Василий.
    - Ладно, тогда я сама посмотрю, - вымолвила Лена.
    И вот девочка, очень осторожно, чтобы не соскочить вниз из-за усиливающейся тряски, подошла к самому краю стола. Кот спрятался за её ногой.
    Вот девочка взглянула вниз, и увидела, что деревянная мышь жива, здорова и занимается тем, что перегрызает ножку стола.
    - О-хо-хо, похоже, что скоро мы повалимся на пол, - вымолвила Лена.
    И тут же кот обратился к мыши с вдохновлённой речью:
    - Премногоуважаемая мышь, если вы чувствуете голод, и желаете отведать меня, то хотел бы обратить ваше внимание на кушанья куда как более достойные. Вон они стоят на столике возле двери.
    Кот имел в виду те кушанья, которые принесла на подносе Лена.
    И вот мышь бросилась к столику.
    Кот Василий улыбнулся, и обратился к Лене со следующими словами:
    - Как видишь, всё закончилось более чем благополучно. Сейчас эта отвратительная мышь наесться и отправиться на своё законное место - будет тикать на стене в виде часов.
    Вот мышь подбежала к подносу, и с невероятной скоростью начала поглощать принесённые Леной кушанья. Всего-то несколько секунд прошло, а на подносе не осталось ничего, кроме пакета с молоком.
    Мышь подняла пакет, проткнула его своим острым когтем, запрокинула голову, и начала заливать в себя молоко. Раздавался характерный булькающий звук.
    Кот Василий пробормотал уже далеко не так уверенно, как вначале:
    - Вот сейчас напьётся молочка, и отправиться к себе на стенку.
    Но вот закончилось молоко, и вновь перебежала мышь под тот большой стол, на котором стояли Лена и кот Василий. И мышь продолжила перегрызать деревянную ножку стола с ещё большим энтузиазмом, нежели вначале.
    Кот Василий тихонечко шепнул Лене:
    - Я знаю, что нас спасёт...
    - Ну, и что же?
    - Книга с магическими заклятиями. Там есть такое заклятье, от которого мышь вновь превратиться в часы. Вон эта книга лежит...
    И кот махнул лапкой в сторону маленькой книги, которая лежала возле кресла, на другом конце комнаты.
    - Так, так, - вымолвила Лена.
    - Сбегай за ней, ладно, - попросил кот Василий.
    - А почему я? - поинтересовалась девочка.
    - Потому что мыши нужен я, а вовсе не ты, - ответил кот. - Так что можешь бежать, и ничего не бояться. Ну а я подожду тебя здесь, на столе.
    В это мгновенье одна из ножек стола была-таки перегрызена. И стол опасно покачнулся.
    - Ой-ой, кажется, мы сейчас упадём, - пролепетал кот Василий.
    Но всё же стол удержался и на трёх ножках.
    Мышь недовольно проворчала что-то, и принялась грызть следующую ножку.
    - Ну, ладно - жди меня, - вздохнула Лена.
    Затем девочка изловчилась, и совершила прыжок не такой титанический, как в первый раз, но всё же очень примечательный.
    Так уж получилось, что прямо на лету она задела болтавшуюся на люстре шляпу с щегольским пером, и эта шляпа осталась у Лены голове.
    Итак, девочка пролетела половину отделявшего её от книги с магическими заклятиями расстояния. И, как только коснулась ногами пола, так вновь прыгнула.
    И на этот раз она упала грудью прямо на книгу - тут же схватила её руками, и вскричала торжественно:
    - Есть!!
    Но сзади раздался предупреждающий окрик кота Василия:
    - Осторожно!
    Лена оглянулась, и увидела, что деревянная мышь бежит прямо на неё.
    Девочка взвизгнула и прыгнула на кресло - деревянные челюсти мыши щёлкнули буквально в миллиметре от её пятки.
    Мышь прыгнула за Леной на кресло. Лена ещё раз взвизгнула, и повторила свой первый, олимпийский прыжок - перелетела на стол, который опасно накренился, но всё же устоял.
    И вновь мышь прыгнула за девочкой, и вновь самую малость не долетела до стола, и повисла, вцепившись в него острыми зубами. И вновь кот Василий треснул её увесистой книгой со сказками, а мышь повалилась на пол, и сказала:
    - Ой...
    Лена протянула коту магическую книгу и вымолвила:
    - А теперь, прошу тебя: поскорее читай то заклятие, которое спасёт нас...
    Кот Василий быстро начал перелистывать тоненький страницы. Он приговаривал:
    - Всё не то и не то... Ну, и где же это заклятие?
    И, наконец, он воскликнул:
    - Ага! Вот, нашёл!
    И в это мгновенье стол начал крениться. Вторая, отгрызенная мышью ножка, с глуховатым стуком упала на пол.
    Мышь бросилась в сторону, подхватила принесённой Леной с кухни и уже пустой поднос, и тут же вернулась к медленно кренящемуся столу. Вокруг своей шеи мышь повязала салфетку, в одну лапу взяла вилку, а в другую - ножик. Затем она нетерпеливо застучала ножиком и вилкой по подносу - выжила, когда кушанье упадёт к ней.
    - Ну, же - читай скорее, - попросила у кота Лена.
    И вот кот начал читать:
    - А ну-ка одеревеней! Забатор-табатор! Раззабор-мутабор!..
    То есть он повторял первое заклятье, но только задом наперёд.
    И как только он прокричал "Мутабор!", стол повалился-таки на поднос. Лена и кот Василий соскочили с него на поднос, а мышь так и не одеревенела.
    Кот запрыгнул к Лене на голову, и кричал оттуда:
    - Ну, что же ты не деревенеешь, мышка?! Ну, пожалуйста. Ну, мутабор! Мутабор! Раззабор! Мутабор! Мутабор!! Деревеней!
    Мышь раскрыла свои челюсти прямо возле ноги Лены, и тут застыла.
    - Неужели получилось? - робко спросила девочка.
    Тут из мыши раздалось характерное для часов тиканье, и она повалилась на пол лапками кверху. А между лапками уже мотался из стороны в сторону пластиковый хвост- маятник.
    - Действительно получилось, - пробормотал кот-Василий, и осторожно спустился с головы Лены на пол.
    Итак, он встал на задние лапы, поправил свой костюм, и на цыпочках подошёл к мышевидным часам. Склонился, тихонечко дотронулся до них передней лапой, и тут же отскочил, но часы продолжали спокойно тикать.
    Тогда кот уже спокойнее подошёл к часам, и, опершись на них двумя передними лапами, вымолвил торжественно:
    - Вот так то. Благодаря моему исключительному геройству и настойчивости, чудовищная мышь возвращена в своё изначальное часовое состояние.
    И тут во лбу у часовой мыши распахнулась дверка, и оттуда выскочила кукушка на пружине, она беззвучно ударила кота по носу, и отскочила обратно в часы. Таким образом, был обозначен час после полуночи.
    Кот Василий закричал:
    - Мяу!!
    И запрыгнул на люстру, где и остался раскачиваться, уподобившись маятнику. Он жалобно мяукал:
    - Мяу, мя-яу, мяу!
    Лена сказала ему:
    - Дорогой Василий, всё закончено.
    Затем она наклонилась над часами. Кот Василий воскликнул:
    - Пожалуйста, осторожней. А то они тебя скушают.
    Лена ответила:
    - Вот теперь они меня точно не скушают. Потому что это, всего лишь часы.
    С этими словами она подняла часы, и повесила их на специальный гвоздик, который выступал из стены.
    Затем девочка плюхнулась в кресло, посмотрела на перевёрнутый стол с отгрызенными ножками и сказала:
    - Уф-ф. Ну, дела...
    Кот Василий спрыгнул с люстры, и уселся в кресло напротив Лены. Попросил уже не так нагло, как в первый раз:
    - А покушать не найдётся?
    - Да. Конечно. Сейчас принесу. Кажется, на кухне ещё что-то осталось, - ответила Лена.
    Она подняла с пола поднос, а также вилку и ножик, и ушла на кухню. Через минуту вернулась, неся на подносе несколько котлеток, а также - кефир в мисочке.
    А непоседливый кот уже сидел на полу и читал книжку со сказками. Лена поставила поднос рядом с ним, и вымолвила:
    - Вот - кушать подано.
    - А-а, спасибочки! - ответил кот Василий, и начал лакать кефир.
    Лена уселась в кресле и вымолвила:
    - Ну, а теперь я всё-таки хотела бы услышать твою историю.
    - Сейчас, докушаю и расскажу...
    Когда содержимое подноса перекочевало к нему в желудок, кот-Василий похлопал лапкой по своему надувшемуся пузу, сладко потянулся и зевнул.
    - Итак, я слушаю, - напомнила Лена.
    - А-а-а!! - из всех сил зевнул кот, откинулся на спину, и захрапел.
    Лена покачала головой, и вымолвила:
    - Ну, и что с тобой прикажешь делать? Хотя, пожалуй, ты прав: ночью надо спать. Поговорим завтра...
    Итак, она достала из-под кровати мягкий коврик, на котором изображены были сидевшие за столом толстые мыши, положила на него кота Василия, и задвинула его под кровать, так как понимала, что утром в комнату может заглянуть мама...
    Затем Лена выключила лампочку, улеглась на кровать, укрылась одеялом, и подумала: "После таких приключений мне совершенно точно не удастся заснуть".
    За окнами выла холодная, снежная вьюга, а в комнате у Лены было очень тепло и уютно. Мирно тикали на стене мышевидные часы. В общем, не прошло и минуты, а девочка уже заснула...
   
   
   
   
   
    Глава 2
   "Кот Василий дома и в школе"

   
    Следующим утром Лена была разбужена истошным воплем:
    - А-а, спасите! Помогите! Едят!
    Лена открыла глаза, и почувствовала, что из-под кровати раздаются удары. Она быстренько свесилась вниз, и увидела, что это кот- Василий пытается куда-то упрыгать, и каждый раз ударяется головой об низкие своды кровати.
    - Что случилось? - спросила Лена.
    Кот Василий тут же перестал прыгать, повернулся к ней, и спросил:
    - А?
    - Что это ты делаешь? - переспросила девочка.
    - А так это всего лишь коврик, - смущённо пробормотал кот.
    И тут всё стало ясно: проснувшись, кот Василий, прежде всего, увидел коврик, на котором он почивал. А на этом коврике, как уже известно читателю, были вышиты толстые мыши, которые восседали за столом. Но спросонья кот принял их за настоящих, живых мышей.
    И теперь он приговаривал:
    - Тут как вспомнилось вчерашнее приключение. В общем, подумал я, что попал к ним на стол.
    Тут Лена услышала приближающиеся из коридора шаги, и шепнула:
    - А теперь тихо - это моя мама идёт.
    Девочка быстро подхватила пульт дистанционного управления телевизора. Этот пульт свалился накануне со стола, ну а телевизор стоял в углу, на тумбочке.
    Итак, она включила телевизор, и переключилась на программу, по которой показывали какие-то мультики.
    Как раз в это время дверь приоткрылась, и в комнату заглянула мама, которая до этого готовила на кухне завтрак. Она произнесла:
    - Лена, я слышала какие-то крики...
    Девочка улыбнулась и вымолвила:
    - О, мамуля, это просто в мультиках кричали...
    - Но эти крики были совсем как настоящие.
    - Что ж делать - ведь современные мультики такие реалистичные, - улыбнулась Лена.
    - А это что такое? - спросила мама, указывая на упавший стол.
    - А-а, это стол упал, - ответила Лена, и, пребывая в большой растерянности, выпалила, - его ночью мышь подгрызла...
    - Мышь? - переспросила мама.
    - Ну, да, - вздохнула Лена.
    - В таком случае надо покупать мышеловку, - решительно заявила мама.
    - Нет, не надо, - быстро произнесла Лена.
    - Почему же не надо? - удивилась мама.
    - А потому что я её уже поймала.
    - Да? И что же ты с ней сделала?
    - Э-э, её больше нет! - выпалила Лена и вся покраснела, потому что не умела обманывать.
    Но мама ей поверила, кивнула и сказала:
    - Ладно, в таком случае вставай, и иди завтракать. Уже в школу пора собираться.
   
   * * *
   
    Лена надела на себя длинное платье, под складками которого и спрятался кот. Затем девочка прошла в ванную, и закрыла за собой дверь. Затем она посильнее и, соответственно, погромче включила воду.
    Кот выпрыгнул из-под её платья, и уселся на стеклянной полочке перед зеркалом. Там он начал вычищаться с помощью лапки, и с видимым удовольствием разглядывать себя в зеркало.
    Он приговаривал:
    - Ну, надо же, какой я пригожий кот... Ну, просто не кот, а загляденье...
    Лена тоже умывалась, и при этом спрашивала у кота:
    - Рассказал бы всё-таки о себе...
    Кот вздохнул, и поведал следующее:
    - Меня зовут котом Василием.
    Тут он замолчал. Лена кивнула:
    - Ага. Просто замечательно. Но я это уже слышала. Теперь, пожалуйста, дальше...
    Кот поправил лапкой свои длинные белые усы, и вымолвил медленно:
    - Ну, стало быть, так...
    Тут Лене показалось, что кот прямо на ходу сочиняет какую-то историю. Девочка нахмурилась, нетерпеливо постучала пальчиком по краю раковины, и произнесла:
    - Итак?
    - А. Ну, так я начинаю рассказывать свою историю, - произнёс кот Василий. - Стало быть, есть город, где живут благородные, прекрасные и просто восхитительные коты. Называется этот город Котовском.
    - Хм-м, никогда о таком городе не слышала.
    - И не должна была слышать, - заверил её кот Василий. - Дело в том, что этот город вовсе не в этом мире находится.
    - Ну, ладно. Предположим. Что же дальше?
    - А дальше я расскажу тебе о том, что есть ещё один город, который называется Собачинск.
    - И там, надо думать, живут собаки? - спросила Лена.
    - Ага, - кивнул Василий. - Причём очень злые, ужасные и вообще мерзкие собаки. Кстати, надеюсь, у тебя дома нет собаки?
    - Нет. Но, вообще, по-моему, собаки очень хорошие животные, - заметила Лена.
    - Не знаю, не знаю, - покачал головой кот Василий. - Во всяком случае, в городе Собачинске живут очень нехорошие собаки. И знаешь ли какое последнее совершённое ими злодеяние?
    - Нет, откуда ж мне знать, - покачала головой Лена.
    - Ну, так я расскажу. Они выкрали из Котовска Ясноокий Брильянт.
    - Что ещё за брильянт?
    - О-о - это очень ценный брильянт, - заверил её кот Василий. - В общем, собаки его похитили, а мне было поручено вернуть украденное.
    - Ничего себе! - удивилась Лена. - Какая же у тебя должность?
    - Я тайный агент, - выпалил кот Василий, и горделиво задрал подбородок.
    - Так. Ну и что же было дальше?
    - Конечно же я, смелый и непобедимый, отправился в Котовск. Причём, заметь, что отправился в полном одиночестве. Только так действуют такие супер агенты, как я...
    Тут в дверь ванной застучала мама Лены, и возвестила:
    - Ты что там долго? Завтрак уже остывает, и ты в школу опоздаешь...
    - Да! Сейчас я иду! - крикнула Лена, и обратилась к коту Василию. - Ну, так что же было дальше? Мне очень интересно!
    Кот Василий продолжил рассказывать:
    - В общем-то, город Котовск и город Собачинск находятся в одном мире, но только на очень большом расстоянии друг от друга. Зато можно прямо из нашего Котовска выйти через магический портал в ваш мир, пробежать немного, и через другой магический портал пробраться в Собачинск.
    - И где же находятся эти порталы? - полюбопытствовала Лена.
    - Тот, который связан с Котовском - в старом, заброшенном доме. А тот, который ведёт в Собачинск - под корнями одного дерева на склоне глубокого оврага в парке. В общем, я пробрался в Собачинск и украл... э-э... то есть, я хотел сказать - я взял брильянт, который всегда принадлежал кошкам. Но эти злодеи-собаки заметили меня, и мне пришлось спасаться бегством. Едва добежал до вашего мира, и вот тут то обычная для меня интуиция гения подвела меня. Дело в том, что, после сильных переживаний во мне всегда просыпается сильный аппетит.
    - Да, уж я вчера это заметила, - вздохнула Лена.
    - Ну, так вот, - продолжал кот-Василий. - Вырвавшись из города Собачинска в ваш мир, я почувствовал запах жареных сосисок. О-о, что это был за запах! До сих пор, при воспоминании о нём у меня слюни текут! В общем, я решил, что возвращение в Котовск подождёт, а я пока полакомлюсь сосисками...
    Тут вновь застучала в дверь ванной мама Лены. Она сказала:
    - Так. Всё я пошла на работу. А ты немедленно выходи из ванной, завтракай, и беги в школу!
    А потом хлопнула лестничная дверь...
    Лена выключила воду, и выглянула из ванной в коридор. Молвила:
    - Ну, всё - мама ушла на работу. А папа ушёл, когда мы ещё спали. Так что в квартире больше никого нет. Можно выходить на кухню.
    И вот Лена, вместе с котом Василием проследовала на кухню. На столе девочку поджидал вкусный, хоть и остывший уже завтрак. Были там и сосиски.
    - О-о, мур- мур, сосисочки! - облизнулся кот-Василий, и спросил вкрадчиво. - А мне можно их покушать?
    - Можно. Почему же нет, - молвила Лена, и начала жевать пирожок с капустой, и запивать его апельсиновым соком.
    - Ну, так вот... - проговорил, усиленно жуя сосиски, кот Василий. - Вчера я, стало быть, был очень голоден, и почуял божественный аромат сосисок. Бросился я за этим запахом, и увидел, что по улице едет машина с надписью "Хот-Доги". Очень, кстати, символичное название - "Горячие собаки". Хе-хе-хе! - кот Василий зловеще рассмеялся. - В общем, погнался я за этой машиной, запрыгнул в неё, и полакомился отличными хот- догами!
    - И после этого прибежал ко мне такой голодный, - покачала головой Лена.
    - Что поделать: всё-таки работа тайного супер-агента очень напряжённая, и много калорий сжигает... В общем, наевшись хот-догов я побежал к заброшенному дому, где, как ты уже знаешь, находится магический портал, ведущий в Котовск. Только из-за своей гениальности я не бросился в дом сразу, а сначала осторожно выглянул из кустов. И увидел я, что собаки уже поставили возле входа стражу. У меня, конечно, есть книжка с магическими заклятьями, но ни одно из указанных там заклятий ничего не может сделать против собак. В общем, едва я оттуда лапы унёс. А тут и ночь подступила. Ты представляешь: мне холодно, мне голодно, и я заблудился в большом, незнакомом городе!
    - Да, уж. Бедненький! - искренне посочувствовала ему Лена.
    А "бедненький" кот-Василий уже улепётывал курицу из супа, которая, вообще-то была оставлена на обед.
    И он, некультурно чавкая, говорил:
    - В общем, видишь какая история: в свой родной Котовск я не могу попасть, и пока что вынужден оставаться здесь.
    - Да уж, сочувствую, - молвила Лена, и добавила. - По крайней мере, на меня ты можешь рассчитывать. Я тебя не брошу.
    - Весьма благодарен, - промурлыкал своим приятным баритоном кот Василий.
    А Лена уже покушала, и бросилась в коридор, где поспешно начала надевать свою зимнюю одежку. Она говорила:
    - Ну вот - теперь я действительно опаздываю в школу. Ты пойдёшь со мной?
    - Ага, - кивнул, дожёвывая останки курицы, кот Василий. - Хотя я вообще-то школы не люблю, а одному мне страшно оставаться. А вдруг сюда собаки нагрянут? Хотя, конечно, мои следы снежком замело, но у них нюх знаешь какой - ого го!
    - Ладно, полезай ко мне в рюкзак.
    Кот вынужден был сложить вдвое свою и без того измятую клыками деревянной мыши широкополую шляпу с щегольским пером, и только после этого втиснулся в рюкзак Лены.
    И вот Лена вышла из подъезда.
   
   * * *
   
    Если бы кто-нибудь наблюдал за идущей в школу Леной, то подумал бы, что у неё не всё с головой в порядке. Могло показаться, что она разговаривает сама с собой.
    Но девочка шла по украшенному снежному барханами пустырю, и её никто не видел. Ну а разговаривала она, конечно же, с котом Василием, который высунул свой нос, и пару длинных усов из её рюкзака.
    Лена говорила:
    - Знаешь, я думаю, не долго тебе осталось по своему родному Котовску тосковать.
    - Это почему же? - полюбопытствовал кот Василий.
    - А я вот думаю: раз ты тайный агент, то тебе должны придти на помощь другие служители кошачьего закона. Они отгонят собачью засаду от дома с магическим порталом, и ты спокойно сможешь вернуться к себе домой.
    - Это вряд ли.
    - Почему же...
    - Да так. Долго объяснять.
    - Ты что от меня скрываешь, - заметила Лена.
    - Ничего я не скрываю, - буркнул из рюкзака кот.
    - Ну, ладно-ладно. Не обижайся, - попросила девочка.
    - Так уж и быть - не буду, - снисходительно произнёс кот-Василий.
    - И помолчи, пожалуйста.
    - А? Что такое? В чём дело?
    - Дело в том, что мы пришли в школу...
   
   * * *
   
    Первым уроком у Лены была биология. Вот возопил о начале занятий звонок, и девочка из всех сил побежала по коридору - всё-таки не хотелось опаздывать.
    Как раз в это время в класс входила, сжимая в руках точный макет человеческого скелета, их учительница Серафима Георгиевна.
    И так уж получилось, что полная Серафима Георгиевна замешкалась в дверях, а Лена не успела остановиться и налетела на неё сзади.
    С превеликим грохотом рухнула Серафима Георгиевна на пол. Сверху на неё упал скелет, а на скелет упала Лена.
    Весь класс разразился безудержным хохотом...
    Кот Василий осторожно выглянул из рюкзака Лены, и увидев прямо перед собой скелет. Он ужаса глаза его расширились, и кот закричал:
    - А-а-а!!
    - Скворцова, кто у тебя кричит? - спросила учительница.
    (Скворцова - это фамилия Лены).
    Лена сделала удивлённое лицо и молвила:
    - Это не кто-то кричит, а я кричу от страха. Этот ваш скелет такой страшный, - и Лена закричала, весьма успешно подражая коту Василию, - А-а-а!!
    Тут уж класс заполнился таким хохотом, что хоть уши затыкай. А несколько мальчишек так разошлись, что, держась за животы, повалились прямо между партами.
    Серафима Георгиевна покачала головой и вымолвила:
    - Не ожидала я от тебя такого, Скворцова. (дело в том, что Лена была отличницей и числилась у учителей на очень хорошем счету). Помоги мне подняться, и садись на своё место.
    Лена не без труда помогла грузной Серафиме Георгиевне подняться, а сама прошествовала на своё место.
    А учительница хотела поставить скелет на специальный постамент у доски, но у скелета отвалилась правая рука. Учительница подняла руку, стала ввинчивать её на место, но тут у скелета отвалился череп, и, упав на голову Серафимы Георгиевны, зацепился зубами за её пышную, химическую шевелюру.
    Как раз в это мгновенье дверь классной аудитории приоткрылась, и внутрь заглянул длинный, тонкий нос.
    Хохотавший до этого мгновенья класс сразу затих, так как ученики уже знали, кто появиться вслед за этим носом.
    И, действительно - вслед за носом в класс заглянула и голова, которой этот нос принадлежал. Это был Поликарп Макарович Огогогуленко - директор школы, человек желчный и всегда сердитый.
    Сначала он посмотрел на Серафиму Георгиевну, на волосах которой по-прежнему висел, медленно раскачиваясь из стороны в сторону череп. Затем, нахмурив свои кустистые, белые брови, чрезвычайно строгим взглядом обвёл всю аудиторию, и спросил:
    - Что здесь происходит?
    Класс безмолвствовал. Поликарп Макарович вопрошал зловещим голосом инквизитора:
    - Кто кинул в Серафиму Георгиевну череп?
    Тут уж сама Серафима Георгиевна вмешалась. Она воскликнула:
    - Да что вы, Поликарп Макарович! Никто в меня череп не кидал, он сам со скелета на меня свалился.
    Тогда Поликарп Макарович уже полностью вошёл в класс, и сказал укоризненно:
    - И хоть бы кто-нибудь из вас, оболтусов, помог любимой учительнице.
    Вот он подошёл к Серафиме Георгиевне, и попытался разжать челюсти черепа. Однако это у неё не получилось.
    Серафима Георгиевна:
    - Больно, однако, за волосы дёргаете...
    По классу прокатился робкий смешок.
    Поликарп Макарович метнул на учеников гневный взгляд и зашипел. Ученики примолкли.
    - Сейчас... Потерпите ещё немного, Серафима Георгиевна. Я вас уже почти освободил, - заверял учительницу биологии директор.
    И вот он дёрнул череп особенно сильно. В результате этого рывка Серафима Георгиевна боднула его головой в грудь, а череп сначала хлопнул Поликарпа Макаровича по лбу, а затем - вцепился в его длинный нос.
    - Ай! - сказал неожиданно громко Поликарп Макарович.
    Источники смеха зазвенели в самых разных уголках класса. Поликарп Макарович вымолвил:
    - Я вам!
    Грозно погрозил ученикам пальцем, а затем, гордо распрямив спину, вышел в коридор. На носу его висел череп.
    - Уф-ф, - вздохнула Серафима Георгиевна, поправила причёску, и возвестила. - Ну, а теперь, наконец-то, приступим к занятиям.
   
   * * *
   
    Вообще-то кот Василий рассчитывал, что на уроке будет хоть что-нибудь интересное, но в этот раз Серафима Георгиевна только сидела за своим столом, и тихим голосом диктовала и диктовала что-то из учебника. Время от времени учительница испуганно поглядывала на безглавый скелет, который стоял у неё за спиной. Будто бы боялась, что он на неё наброситься.
    Ну а кот Василий, перво-наперво, скушал все те бутерброды, которые Лена положила в целлофановый пакет, и взяла с собой в школу, чтобы подкрепиться на большой перемене.
    Затем, от нечего делать, он начал ворочаться, размышляя, как бы эдак поудобнее расположиться, чтобы заснуть. Тем более и голос Серафимы Георгиевны убаюкивал...
    И, быть может, кот Василий действительно бы заснул, но его верченье заметил Гена Петров: хулиганистый мальчишка, который сидел сзади Лены. Он ткнул девочку указательным пальцем между лопаток - от неожиданности Лена вскрикнула.
    Серафима Георгиевна тоже вскрикнула, потому что ей почудилось, будто скелет набросился-таки на неё. Вновь в классе послышались смешки. Серафима Георгиевна несколько раз громко хлопнула ладонью по столу, и воскликнула:
    - Класс - попрошу - тише! Иначе устрою вам контрольную работу!
    Напоминание о контрольной работе привело учеников в такой ужас, что они примолкли.
    И только Гена Петров выгнулся к уху Лены и зашептал:
    - Кто это у тебя в портфеле шевелиться?..
    - Никто не шевелиться, - испуганно пискнула Лена.
    - Ага. Что я не вижу что ли. Шевелиться, шевелиться, - зловеще шептал Гена. - Наверное, ты какого-то зверька притащила.
    - Никого я не тащила, - вымолвила Лена.
    - А вот мы на перемене посмотрим, - ухмыльнулся Генка.
    Лена представила, что будет, если её школьные товарищи увидят облачённый в роскошный костюм кота Василия, и пришла в ужас. Она вымолвила:
    - Не надо смотреть...
    - Обязательно посмотрим! - заявил Генка, который окончательно уверился, что в портфеле у Лены находится нечто очень интересное.
    Девочка склонилась к рюкзаку, и совсем тихо шепнула:
    - Василий, я попрошу тебя - тише.
    - Ладно уж...
    Услышанное от Гены Петрова привело кота в такое волнение, что он уже не мог заснуть.
    Так что он осторожно выглянул из рюкзака...
    Та парта, за которой сидела Лена, располагалась возле самого окна. Так что именно в окно и уставился кот Василий. Сначала его внимание было обращено на голубя, который с чрезвычайно важным видом, словно профессор, прохаживался по подоконнику. Но вот голубь увидел кота, который уже кровожадно облизывался, и всей его важности, как ни бывало - голубь улетел.
    Кот Василий опять заскучал.
    Он, зевая, и двигая своими длиннющими усами, стал осматривать окружающий школу пейзаж.
    И вдруг он тихонечко вскрикнул, а затем его лапка, высунувшись из рюкзака и изогнувшись, начала стучать по запястью Лены. В результате, девочка, которая тщательно записывала всё, что диктовала им Серафима Георгиевна, сделала помарку.
    - Ну, что такое? - зашипела девочка.
    - Ой-ой-ой, ты только в окошко посмотри, - очень испуганным голосочком залепетал кот.
    Лена посмотрела в окно, и не увидела там ничего особенного. Она и шепнула Василию:
    - Ничего особенного не вижу.
    - Т-там с-собака, - дрожащим голосом отозвался кот.
    - Ну, мало ли собак по городу бегает? - вздохнула Лена.
    - Нет - это особенная собака. Из города Собачинска, - пролепетал кот.
    Тут Генка Петров опять ткнул Лену указательным пальцем между лопаток, и зашипел, зловеще:
    - А-а, так ты ещё и разговариваешь с этим своим зверьком. У тебя там говорящий попугай, да? Признавайся!
    Тут Лена резко повернулась к Генке Петрову, и произнесла:
    - Ведь я знаю, что ты всегда с тобой бинокль таскаешь.
    Генка оторопел от таких неожиданных слов Лены, и даже отдёрнулся, а лицо у него вытянулось.
    Вот вымолвил Генка:
    - Да. Таск... таскаю...
    - Ну, так дай мне его, - потребовала Лена.
    Изумлённый Генка расстегнул свой рюкзак, и безропотно протянул Лене свой армейский бинокль.
    Лена выхватила этот ценный приборчик, и взглянула в окно.
    Очень хорошо увеличивал этот бинокль, и вот увидела Лена, казалось бы, на расстоянии вытянутой руки от себя, пса. Только это был самый удивительный, из всех, когда-либо виденных Леной псов.
    Он сидел на ветвях ясеня, который рос в ста шагах от школы. Это был крупный пёс, породы овчарка, и на нём был защитный камуфляжный костюм снежного цвета. В одной лапе пёс держал бинокль, даже больший, чем у Лены, и смотрел прямо на неё. А в другой руке он сжимал рацию с антенной, и по этой рации он быстро что-то говорил. А ещё Лена заметила, что в кобуре на боку у пса был закреплён револьвер, и ещё несколько гранат.
    - Видела? Видела? - пропищал испуганный кот Василий.
    - Ага, - кивнула, продолжая созерцать пса Лена.
    - Они меня выследили... Что мне теперь делать? - жалобно лепетал кот Василий.
    - Но ведь ты супер агент, - говорила Лена, - Ты обязательно должен что-нибудь придумать.
    - Ну, да - тайный агент... - произнёс кот Василий.
    - Ну, так и придумай, как нам убежать от них, - вымолвила Лена.
    - А я и так думаю, - заявил кот Василий.
    А потом вдруг воскликнул довольно-таки громко:
    - Ой-ой, ты только посмотри!
    - Что такое? - живо переспросила Лена.
    - На школьный двор погляди!
    Лена перевела бинокль на школьный двор, и вот увидела, что там крадутся среди сугробов два пса в защитных костюмах снежного цвета.
    - Это группа захвата! Караул! Спасите, кто может! - вскричал кот Василий.
    Тут Серафима Георгиевна вскричал громко:
    - Ай! - потому что ей почудилось, что это оживший скелет начал разговаривать.
    Конечно же, по классу прокатились смешки.
    Серафима Георгиевна покосилась на скелет, провела рукой по лбу, на котором выступили капельки пота, и спросила строго:
    - Кто это сейчас разговаривал?
    Класс примолк. Серафима Георгиевна окинула грозным взглядом помещение, и, остановив сияние своих грозных свечей на Лене, пророкотала:
    - Скворцова, я слышала, что голоса доносились именно с твоей стороны. Как ты это объяснишь?
    Лена быстро замотала головой, и вымолвила:
    - Нет, нет, что вы, Серафима Георгиевна. Вам показалось...
    В это время псы проползли через двор, и оказались в непосредственной близости от школы.
    Кот Василий уже не мог видеть их со своего прежнего места, и поэтому он вытянул из рюкзака передние лапы и, подтягиваясь ими, прополз сам, и вытянул рюкзак на подоконник.
    Он шипел в ужасе:
    - Они перебегают за кустами. Они уже в нескольких шагах от здания школы...
    Передвижения портфеля не ускользнули от внимания Серафимы Георгиевны, но так как она была близорукой, то ей показалось, что из рюкзака высовываются лапы страуса.
    Учительница вскочила, в результате чего её стул перевернулся. Серафима Георгиевна начала пятится, восклицая:
    - Скворцова, ты что - страуса в класс принесла?!
    - Нет, что вы! - замотала головой Лена, и то же вскочила, подняла рюкзак и зашептала на кота Василия:
    - Я прошу тебя - тише!
    Надо сказать, что Серафима Георгиевна очень боялась страусов. Она даже и сама не могла объяснить, почему испытывает такой ужас перед этими австралийскими птицами, которых только в зоопарке да по телевизору видела. В-общем то она и биологией начала заниматься, чтобы понять причину этого своего страха. Но так и не поняла Серафима Георгиевна, почему боится страусов.
    В общем, учительница взмахивала руками, пятилась, и лепетала:
    - Уберите, страуса!
    А классу казалось, что сегодня вместо школы они попали в кинотеатр на какую-то чрезвычайно весёлую комедию. Во всяком случае, под потолком перекатывался дружный хохот.
    Кот Василий кричал Лене:
    - Скоро группа собачьего захвата ворвётся сюда! Быстрее! Надо бежать!
    Тогда Лена вскочила, и, прижимая к груди рюкзак, бросилась к выходу.
    Глаза Серафимы Георгиевны расширились, она раскрыла рот и издала протяжный звук: "Ы-ы- ы!!", а также быстро-быстро ручками замахала - и была похожа на очень толстую птицу, которая пытается улететь, но не может. Серафиме Георгиевне казалось, что на неё бежит страус.
    Наконец учительница врезалась спиной в скелет, и он, обняв её за плечи своими костяными дланями, повис у Серафимы Георгиевны на плечах.
    - А-а-а!! - возопила учительница, а Лена в это мгновенье пронеслась мимо неё и выскочила из класса.
   
   * * *
   
    Если не считать отголосков хохота, которые вырывались из оставленного Леной класса, то в школьном коридоре было очень тихо. Девочка сразу же бросилась к лестнице.
    Но, как только она выскочила на площадку, как кот Василий зашипел из сумки:
    - Осторожно. Я чувствую - они уже пробрались в школьное здание.
    Тогда девочка подошла к краю площадки, и осторожно перегнувшись, краем глаза глянула вниз, и тут увидела, что на площадке первого этажа (а сама она находилась на третьем этаже), быстро мелькнула некая белая тень.
    Тень остановилась, задрала голову, и оказалось, что это - пёс в защитном костюме. Он уставился на рюкзак, который сжимала в своих руках Лена.
    Затем пёс достал рацию, и быстро и отчётливо проговорил слова, которые услышала и Лена:
    - Он здесь.
    А кот Василий провизжал из сумки:
    - О-о-о!!
    Лена быстро огляделась, и обнаружила, что ведущая на чердак дверца приоткрыта. Туда и бросилась девочка...
   
   
   
   
   
    Глава 3
   "Тайна кота Василия"

   
    И вот Лена оказалась на школьном чердаке. Сразу же захлопнула за собой дверцу, и сверху привалила на неё какую-то старую тумбочку, которая пылилась на чердаке. Затем притащила ещё одну тумбочку, и только после этого остановилась.
    - Что мы будем делать дальше? - пискнул из рюкзака кот Василий.
    - Пока затаимся здесь. А потом, когда начнётся перемена, нам, быть может, удастся убежать из школы, - ответила Лена.
    - А-а, ну хорошо, - мяукнул кот.
    Затем он выглянул из рюкзака и огляделся. Спросил:
    - А интересно: мыши здесь не водятся?
    - Не знаю. А что тебе?
    - Да кушать хочется.
    - Всё бы тебе кушать. Ты вот лучше правду мне расскажи.
    Кот Василий уставился на Лену круглыми глазами, задвигал внушительными усами и поинтересовался:
    - Какую ещё правду?
    - Дело в том, что я не верю в ту историю, которую ты мне изначально рассказал.
    - Почему это не веришь?
    - Потому что ты рассказал мне, что эти псы из города Собачинска какие-то бандиты, а поглядела я на них и почувствовала, что они вполне добропорядочные псы.
    - Мало ли, что ты почувствовала. Они самые отъявленные злодеи!
    И тут Лена попросила:
    - А можно посмотреть этот Ясноокий брильянт?
    - Не-а, - сильно замотал головой кот Василий.
    И видно было, что очень ему не хочется этот брильянт показывать.
    Тогда Лена вымолвила:
    - Ну, хорошо. Раз ты чего-то темнишь, раз у тебя от меня есть тайны, так я больше не стану тебе помогать. Вот и бегай сам от собак, раз ты такой супер тайный агент.
    - Правда, помогать не будешь? - жалобно мяукнул кот Василий.
    - Совершено точно! - заявила Лена.
    - Ну, ладно уж, - обречённо вздохнул кот.
    И вот он расстегнул тайный кармашек, расположенный во внутренней стороне его кафтана, и достал оттуда весьма крупный брильянт, краше которого Лене не доводилось видеть.
    Был он таким ясным, таким прозрачным и чистым, будто бы это лучшая часть заполненного ласковым солнечным светом небосклона уплотнилась и снизошла на землю. А, когда брильянт оказался у Лены в ладони, то девочка даже почувствовала летнее тепло, которое от брильянта исходило.
    Брильянт был окаймлён изящной золотистой оправкой, перевернув которую Лена прочитала выведенную красивым готическим шрифтом надпись:
    "Собственность королевского музея города Собачинска. Брильянт Ясноокий".
    Лена нахмурилась. Кот Василий смущённо вздохнул, и быстро начал сворачивать лапками, и тут же разворачивать свои усищи.
    Он говорил:
    - Ну, в общем-то, всё написанное там - это неправда.
    Но Лена посмотрела на него грозно, и потребовала:
    - Говори правду.
    Тут кот Василий поджал уши, и даже хвост опустил. Наконец он сказал:
    - Ну, в общем, я выкрал этот брильянт.
    - Так-так, выходит, я стала помогать вору, - сурово проговорила Лена.
    - Подожди, не гневайся, я всё объясню, - быстро залепетал кот Василий. - Видишь ли, в нашем городе Котовске живёт кошечка по имени Мурка. И, скажу я тебе - это самая восхитительная из всех, кошечек. Она так мурлычет - заслушаешься! А как она ступает своими мягчайшими лапками - уверяю тебя, ты бы ничего не услышала! А её круглые глазищи! О-о-о! Кажется, в них текут молочные реки, наполненные вкуснейшей рыбой...
    - Одним словом, ты влюблён в эту Мурку, - прервала восторженные разглагольствования кота Лена.
    - В общем - да, - согласился кот Василий. - О-о, какие сонеты я распевал под её окнами! Какие вдохновлённые, мной сочиненные мной песнопения про любовь! И что же я получал в ответ?! Ну, ты не догадываешься?
    - Не-а, - ответила Лена.
    - Сначала она просто ругалась, а потом вылила мне на голову содержимое своего ночного горшка.
    - Какой ужас! - вздохнула Лена.
    - Конечно, ужас! Представь мои страдания!! Какие тоскливые серенады я после этого случая каждоночно распевал под окнами несравнённой Мурки! Ну, конечно, теперь я держался на некотором отдалении, и вообще - был напряжён, и готов спасаться бегством, так как знал, что Мурка вновь может окатить меня из своего ночного горшка. А знаешь ли, Лена, у меня сердце такое нежное. Сердце влюблённого поэта! В общем, несмотря на то, что Мурка была так холодна, решил я к ней подобраться. И вот по водосточной трубе забрался я на крышу её дома, и затаился прямёхонько над её балконом. Кстати, я взял с собой букет фиалок, намериваясь преподнести её несравненной Мурке... Итак, я готов был сделать последнее и роковое признание в своей любви. И вот, наконец, вышла на балкон моя несравненная Мурка. В своих лапках она несла книгу: это был роскошно изданный, на глянцевой бумаге отпечатанный альбом "Сокровища королевского музея города Собачинска". И вот она стала этот альбом перелистывать. И я и сам, честно говоря, засмотрелся - столько там всяких диковинок было. Мурка всё вздыхала, и приговаривала: "Ах, какая прелесть! Мур-мур!". И так продолжалось до той страницы, на которой было отпечатано изображение Ясноокого брильянта. Тут моя Мурка выгнула спину, и с кончика её хвоста посыпались искры! Она замурлыкала громче прежнего, и воскликнула: "Больше всего на свете я хочу этот брильянт! Если бы я его повесила на шею, то была неотразима совершенно для всех котов". Вот тогда то в мою отчаянную, влюблённую голову и пришла мысль: выкрасть Ясноокий брильянт и преподнести его Мурке. Я думал, да и сейчас думаю, что она не устоит перед таким подарком, и влюбиться в меня...
    Вот такую историю рассказал Лене кот Василий. Девочка покачала головой и вымолвила:
    - Если даже ты сделал это во имя любви, то сделал очень плохо. Ведь брильянт принадлежал музею, и многие достопочтенные псы могли им любоваться. Почему же он должен становиться собственностью этой Мурки? Мало ли чего она хочет?
    - Но как же мне заслужить её любовь? - вздохнул кот Василий.
    - Вот сотворил бы там сам что-нибудь прекрасное, и преподнёс ей...
    - Я для неё сонеты пел! - жалобно мяукнул Василий.
    - Значит, сонеты были недостаточно хорошими.
    - Может быть, может быть, - обиженно проговорил кот...
    Тут они замерли, потому что снизу послышался какой-то грохот.
    - Слышала? - шёпотом спросил Василий, усы которого теперь дрожали от страха.
    - Слышала..., - отозвалась Лена.
    Тут кот спросил робко:
    - Ведь ты не откажешься помогать мне, после того, что узнала?
    - Конечно, я помогу тебе, но только вот изначальные планы радикально изменились?
    - Каким же образом? - насторожённо спросил Василий.
    - Я не могу позволить, чтобы ты вернулся с украденным брильянтом в Котовск...
    - Но ведь ты не станешь выдавать меня этим злым собакам?
    - Нет, не стану. Но я отдам им украденный брильянт, объясню, что к чему и тогда они, надеюсь, перестанут преследовать тебя.
    Но тут Василий покачал головой и вымолвил:
    - Зря ты на это надеешься. Они меня всё равно схватят и посадят в темницу!
    - Думаю, всё-таки удастся с ними договориться.
    - Зря ты так думаешь...
    И тут в заваленную тумбочками дверцу чердака раздались весьма сильные удары. Тумбочки начали подпрыгивать.
    Глаза кота Василия округлились от ужаса, он обхватил лапками руку Лены, и залепетал:
    - Пожалуйста, я очень тебя прошу: не открывай им. И не говори ничего. Замри...
    Тут снизу раздался басистый голос:
    - Мы знаем, что ты там. Кот Василий спускайся вниз с поднятыми лапами!
    Усы кота Василия дрожали, он шептал:
    - Они меня точно в темницу посадят! А то ещё и закусают! Давай-ка лучше как-нибудь по-другому, потихоньку им брильянт возвратим. Ладно?
    В это время на железной дверце появилось ярко-белое пятнышко, которое быстро начало разрастаться.
    Кот Василий пролепетал:
    - Они режут проход лазерным резаком! Видишь, какое у них современное вооружение! Не то что моя книжка с магическими заклятьями. Ведь там нет ни одного заклятья против собак.
    Лена сказала:
    - Если бы там даже и было такое заклятие, то я бы не позволила тебе его использовать.
    - Ну, и ладно. Только, пожалуйста - бежим отсюда!
    Прорезанная лазером дверка вот-вот готова была рухнуть вниз, и тогда Лена вскочила, и, прижимая к груди рюкзак с котом, бросилась на крышу.
   
   * * *
   
    И вот Лена оказалась на школьной крыше.
    А денёк выдался солнечным, ясным. После вчерашнего снегопада радостно сиял чистейший, белый снежок. И очень Лене захотелось поиграть в снежки. Дело в том, что она вообще очень в снежки любила играть. Она даже слепила один снежок, и запустила его в небо.
    - Они скоро будут здесь! Пожалуйста, придумай что- нибудь! - проверещал из рюкзака кот.
    Под сияющим, высоким небосклоном Лена чувствовала себя легко, радостно, и вообще - празднично.
    И она вымолвила озорным голосом:
    - Нам нужно быстро спуститься со школьной крыши? Нет ничего проще!
    Она уже несколько раз (правда, в весеннюю пору) бывала на школьной крыше - запускала с неё бумажные самолётики.
    И девочка знала, что есть там такой деревянный ящик, в котором, смотанный змей, лежит резиновый шланг.
    И вот Лена подбежала к ящику, распахнула его крышку, и достала из него шланг. Затем, вместе со шлангом, она подбежала к металлическому козырьку, который выступал из бортика крыши, и под прямым углом нависал над кустами, до которых было три этажа лёту.
    - Что ты собираешься делать? - поинтересовался из рюкзака кот Василий.
    Лена ответила:
    - Придётся нам полетать!!
    - Ой, а может не надо?
    - Тогда придётся тебе отправляться в собачью темницу...
    Тут с чердака раздался сильный грохот. Упали там какие-то ящики. И, сразу же вслед за этим басистый собачий голос прокричал:
    - Он только что был здесь! Готовьтесь к захвату преступника! Гав-гав!
    - Я готов лететь! - вскричал кот Василий - и его уши поджались от ужаса, а хвост дрожал.
    К тому времени Лена несколькими мудрёными узлами привязала резиновый шланг к выступающему штырьку, и вымолвила:
    - Всегда мечтала об этом! Только в парке аттракционов прыжок с "Тарзана" слишком дорогое удовольствие, а тут...
    Она покрепче закрепила рюкзак у себя на спине, а другой конец резинового шланга обвязала вокруг своих ступней. И вот она встала на краю крыши.
    Кот Василий выглянул из рюкзака, и взвизгнул:
    - А-а, мне страшно!!
    - А мне то, думаешь не страшно? - поинтересовалась Лена. - Ладно, считаю до трёх... И раз!
    Как раз в это мгновенье на крышу выскочил пёс в защитном белом костюме. Он закричал:
    - Сто-ой! Ав!
    И тогда Лена прыгнула. Стремительно надвинулся на неё сугроб. Она выставила перед собой руки, и руки её погрузились в сугроб, но плавно погрузились. А потом девочка взмыла вверх - это резиновый шланг, растянувшись, потянул её к небу.
    А пёс в защитном костюме подбежал к самому краю крыши. Он докладывал по рации:
    - Кажется, объект разбился. Сейчас посмотрю.
    Вот он выглянул с края крыши, и тут же летящая вверх Лена ударила его ногой по носу. Вообще-то она его совсем не хотела ударять, но так уж получилось.
    Несчастный пёс взвыл, перевернулся через голову, повалился на спину, и проехал по обледенелой поверхности на другую часть крыши.
    Из рации доносился настойчивый, прерываемый только помехами голос:
    - Икс-9, что случилось? Докладывайте! Гав-гав! Икс-9, что случилось? Докладывайте! Гав- гав!
    Наконец, этот Икс-9 дотянулся до рации, и произнёс:
    - Похоже, объект изучил приёмы неизвестной нам борьбы! Я временно выбыл из игры! Ав-ав!
    Тем временем Лена отвязала от своих ног резиновый шланг и плюхнулась в сугроб. Но вот она выскочила из сугроба, и спросила:
    - Василий, ну как ты?
    Из рюкзака высунулась заснеженная мордашка кота. Он выплюнул попавший ему в рот снег, и отозвался:
    - Вроде бы я цел! Но сейчас - скорее - бежим! Они поблизости!
    И вот Лена выскочила на школьный двор. Огляделась, и тут увидела, что через поле бегут к ней два пса.
    - А-а!! Бежим!! - завизжал кот.
    Лена из всех сил побежала, а бегала она, надо сказать, очень неплохо. Она случайно взглянула в окна своего класса, и увидела, что её товарищи прильнули к окнам, и таращатся на нёё. Лена даже помахала им рукой, и припустила дальше.
   
   * * *
   
    Девочка выскочила со школьного двора на улицу, и тут увидела, что к остановке подъезжает троллейбус.
    - Скорее! В троллейбус!
    Как только девочка запрыгнула в троллейбус, дверь за её спиной захлопнулась, и троллейбус поехал.
    Внутри троллейбуса никого, кроме Лены и кота Василия не было. Вот девочка вымолвила:
    - Уф-ф, ну, кажется, оторвались от погони.
    - Даже и не думай! - промяукал, высунувшись из её рюкзачка, кот Василий. - Они так просто не отстанут!
    Тут троллейбус сильно вздрогнул. Кот Василий воскликнул:
    - Ну вот! Я же говорил! Спасите! Помогите!
    Лена взглянула назад, и обнаружила, что на ведущем от троллейбуса к электрическим проводам соединении повис один из псов.
    Из динамика раздался голос водителя:
    - Что такое? Кто хулиганит? Немедленно прекратите баловаться!
    Тут Лена бросилась к кабинке водителя, застучала в неё, и закричала:
    - Выпустите меня! Скорее! Я очень вас прошу!!
    Водитель посмотрел на неё, и выразительно покрутил у своего виска пальцем.
    Но тут из рюкзака высунулся кот Василий, и вскричал:
    - Выпустите! Спасите! Помогите! Убивают!
    Тут глаза водителя полезли на лоб. Он подпрыгнул, громко икнул, и открыл дверь.
    Лена выскочила из автобуса и бросилась к станции метро, которая, к счастью, оказалась поблизости...
   
   * * *
   
    Спустя четверть часа Лена вышла из другой станции метро. Девочка огляделась, и шепнула в рюкзак:
    - Вроде бы никаких иных псов, кроме каких-то дворняжек не видно.
    Из рюкзака ей ответил кот Василий:
    - Но они нас всё равно нас найдут...
    Лена ответила:
    - А мы будем действовать по плану, который я предложила на школьном чердаке. Мы проникнем в город Собачинск и отдадим брильянт его законным владельцам.
    - Если ты так настаиваешь... Конечно - это очень опасно... Ну ладно, я согласен. Только для начала нам надо загримироваться.
    - Хорошо. Я зайду в магазин, куплю чёрные очки, длинный платок, и кожаные перчатки.
    - Нет. Этого маловато будет, - произнёс кот Василий. - Знаешь, как выглядит человек на улицах города Собачинска?
    - Ну, и как же?
    - Как на улицах вашего города динозавр!
    - Ничего себе! Хорошенькое сравнение. В таком случае, очки и платок не помогут. Ведь на динозавра в очках, платке, перчатках и даже в модном пальто всё равно обращали бы внимание. Надо мне самой прикинуться собакой!
    - Правильно мыслишь! - похвалил Лену кот Василий. - Ведь и я проник в город Собачинск, переодевшись в таксу.
    - Хм-м. Очень интересно. А где ты взял обличие таксы?
    - Мне сшил костюм таксы один знакомый кот-портной. Но, понимаешь ли, вышел конфуз. Ни я, ни портной, таксы ни разу не видели. Зато у нас была старая газета "Кошачья правда", содержимому которой не стоит доверять. Так вот. Там было изображение таксы с шестью лапами. По-видимому, автор той иллюстрации сам никогда с таксами не сталкивался, а знал только, что таксы вытянутые, словно сосиски. Вот художник и решил, что у такого длинного создания должно быть шесть лап. Ну и сшил портной костюм таксы во всём безупречный, но только с шестью лапами. Не знаю, как в Собачинске сразу не заметили этого...
    - Но, надо думать, в конце концов, всё-таки заметили? - спросила Лена.
    - И в самое неподходящее время. Когда я уже выкрал Ясноокий брильянт и выходил из музея. За мной началась погоня, и лишние лапы только мешались. Один из сторожевых догов уже почти догнал меня, и в лапу лже-таксы вцепился, но, к счастью - это оказалась пустая лапа. В общем, костюм порвался, а я едва лапы из Собачинска унёс.
    В это время Лена подошла к магазину "Детский мир", и вымолвила:
    - Посмотрим - быть может, здесь найдётся что-нибудь стоящее.
   
   * * *
   
    Вскоре Лена остановилась перед плюшевыми игрушками. Это были: колли в натуральную величину, и пристроившийся рядом с ним симпатичный маленький пудель белого цвета.
    Девочка сказала:
    - Ну что ж: вот эти игрушки нам подходят. Колли, для меня. Пудель - для тебя. Выпотрошим их, а сами заберёмся внутрь.
    - Согласен, - мяукнул кот Василий.
    И хотя в кармане у Лены была большая часть её сбережений, всё же выбранные ей игрушки стоили так дорого, что хватало только на маленького пуделя.
    - Что же делать? - задумчиво вымолвила Лена.
    Вот взглянула она на кота Василия, и обнаружила, что выражение мордочки у него одновременно хитрое и смущённое.
    И тогда девочка спросила:
    - А скажи-ка: помимо брильянта у тебя нет ничего нет?
    - Не, - неискренне ответил Василий, и тут же добавил. - Зато в книге есть заклятье, от которого игрушечное колли могло бы уменьшиться, и ты бы вынесла его из магазина в кармане.
    - Вот ещё! - возмущённо фыркнула Лена. - Ты признавайся, что у тебя ещё ценного есть, а иначе придётся тебе отправляться в Собачинск одному.
    Такая перспектива совсем не радовала кота, так что он достал из кармашка несколько золотых монеток.
    - Что это? - строго спросила Лена.
    - Монетки, - вздохнул кот.
    - Да, я вижу, что монетки. Ты лучше скажи - откуда они у тебя?
    - А так... Личные сбережения, - проворчал кот Василий.
    Тут Лена внимательно посмотрела на монетки, и обнаружила, что там выгравировано изображение сидевшего на троне бульдога, и ещё какая-то надпись...
    Кот Василий вздохнул:
    - Ну, в общем - это я тоже из музея собачьего прихватил... Заодно с брильянтом.
    - И как тебе нестыдно! - покачала головой Лена, и прошла в антикварную лавку, которая располагалась в этом же магазине.
    Работавший в этой лавке продавец-обменщик, с изумление уставился на предложенную ему монету. Долго вертел её в руках, потом проверил - действительно ли она золотая, и результат получился положительным.
    Тогда лицо продавца-обменщика перекосилось, и он спросил очень тихо:
    - Сколько за Это желаете?
    Лена назвала столько, сколько стоила плюшевая колли, и продавец-обменщик с радостью согласился.
    По прошествии несколько минут Лена вышла из магазина. В левой руке она несла игрушечного пуделя, а в правой - колли.
    Рюкзак с Василием был закреплён у неё на спине.
    Вот кот высунулся из рюкзака и шепнул ей на ухо:
    - А всё-таки произошла кража...
    - Ты что-то украл?! - ужаснулась Лена.
    - О - нет. Просто ты не хотела уменьшать игрушечного колли, а расплатилась за ней краденой монетой.
    - О-ох!
    Лена хотела хлопнуть себя по лбу ладонью, но вместо этого ударила мягким колли.
    - Ладно, - вымолвила девочка. - Надеюсь, мне ещё доведётся искупить перед благородными псами свою вину.
   
   
   
   
   
    Глава 4
   "Город Собачинск и его обитатели"

   
    Лене и коту Василию опять пришлось ехать в метро. Но вот, наконец, они вышли на указанной Василием станции.
    Постоянно озираясь, направились в сторону парка.
    - Ну что - не видишь каких-нибудь подозрительных собачек? - спрашивал кот Василий.
    - Не вижу. А ты? - спросила девочка.
    - Не-а, но мне очень страшно. Мне кажется, что за нами следят...
    Но вот, наконец, они добрались до парка. Там, в стороне от дороги, стояла беседка. В этой беседке они и укрылись.
    Кот Василий выхватил из кармашка складной ножичек, и с видимым удовольствием выпотрошил сначала пуделя, а затем и колли.
    Он первым забрался в костюм пуделя, а Лена зашила шов, так как у неё были и иголка и нитка - она взяла их в школу на урок труда.
    - Ну, как? - спросила она у пуделевидного кота.
    Тот пробежался по беседке, и даже хвостом повилял, потому что внутрь этого игрушечного хвоста был вставлен его настоящий, кошачий хвост. Он заявил:
    - Как раз то, что нужно. Костюм пришёлся мне в самый раз!
    - Ну, что ж, а теперь моя очередь, - сказала Лена.
    И вот девочка забралась внутрь костюма колли. Кое-как, скособочившись, зашила шов. Что же касается рюкзака, то он остался у Лены на спине, так что получился горбатый колли.
    Затем Лена попыталась пройтись на четырёх лапах, а точнее - на двух ногах, и двух руках. Она действительно немного прошлась, но потом поскользнулась и упала. Много времени у неё ушло на то, чтобы подняться.
    Сказала Лена коту Василию:
    - Я вижу весь мир в розовом цвете.
    - Это почему же? - удивился кот.
    - А потому, что стеклянные глаза этого колли почему-то имеют розовый цвет.
    Затем Лена ещё потренировалась в хождении на четырёх лапах, и оказалось, что это не так уж и сложно, только вот бегать в таком положении она совсем не могла.
    И вот на парковых дорожках появилась странная пара. Это были: Чрезвычайно медлительный, идущий в развалку колли, который время от времени спотыкался, и падал в сугробы, откуда подолгу не мог подняться. А рядом с этим колли носился маленький пудель, и лаял чрезвычайно тонким голоском. Вообще-то - это кот Василий тренировался общаться на собачьем диалекте. И, к тому же, эта парочка очень была похожа на игрушки.
    Навстречу им попались мама, которая везла на санках маленького мальчика. Мальчик указал на пуделя и колли ручкой, и засмеялся, восклицая:
    - Пьяные собачки! Хи-хи!! Пьяные...
    Мама поскорее схватила своё чадо на руки, и заговорила:
    - Нет - они не пьяные. Хуже того!..
    Тут она погрозила пальцем колли и пуделю и вскричала:
    - Наркоманы! Ишь - шастают тут!
    Но мальчик продолжил указывать на колли и пуделя пальчиком, и смеяться:
    - Пьяненькие собачки! Напились! Хи-хи!!
    Колли-Лена, как раз упала в очередной сугроб.
    Женщина, прижимая к груди мальчика, и волоча за собой санки, побежала прочь, восклицая:
    - И куда только смотрит милиция!
    Ну, а колли и пудель пошли дальше, и вскоре оказались в той отдалённой части парка, куда редко захаживали люди.
    Там был глубокий овраг, в который им предстояло спуститься.
    - Ой, мне кажется - у меня не получится, - произнесла Лена.
    - Получится! Мяу... то есть Ав! Гав! Гав!
    И пудель-кот бросился вниз по склону.
    - Ладно уж, попробую, - вздохнула Лена, и сделала один осторожный шаг.
    Тут же её ноги-лапы разъехались и она, взвизгивая, покатилась вниз. Скорость её кручения всё увеличивалась, и вскоре она догнала пуделя. Вот слились они в один снежный ком, и покатились дальше.
    А до магического портала в город Собачинск было уже лапой подать. Как уже говорилось - этот портал находился под корнями старого дерева, которое росло как раз на овражном склоне.
    Там стояли и переговаривались два пса в белых защитных белых костюмах.
    Один из них говорил:
    - Ну, вот - оставили здесь сторожить, а зачем, спрашивается? Глупость какая-то! Гав-Гав!
    - Ага! - полностью согласился с ним второй пёс. - Как будто этот похититель брильянта может вернуться в наш город.
    - Нет-нет - это совершенно невозможно! Ав- Ав!
    - А я уже замёрз здесь стоять!
    - Э-эх, пожевать бы сейчас косточку!
    - А у меня с собой есть.
    Тут пёс-охранник достал из своего защитного костюма банку, на которой был изображён откормленный спаниель в дорогом костюме. А ещё на банке была надпись: "Косточки куриные для вас и для вашей семьи".
    - Мням-мням! - облизнулись сразу два пса. - Это ж такое объединение!
    Однако им не суждено было насладиться вкусом куриных косточек. Только они залюбовались на банку, как некий шум привлёк их внимание.
    Вот они обернулись, и увидели, что на них стремительно несётся массивный снежный ком.
    - Лавина!! - возопил один пёс.
    - Спасайся, кто может!! - взвизгнул другой.
    Но они так и не успели отскочить. Снежный ком налетел на них, и оба пса подлетели вверх, уцепились передними лапами за ветви дерева, да так и остались висеть, жалобно помахивая хвостами.
    - Что это было? - тихонечко спросил один пёс.
    - Не знаю, - ответил другой.
    - Будем по рации докладывать?
    - Думаю, не стоит!
    Тут ветвь, на которой они висели, переломилась, и оба пса рухнули вниз.
    Но, как уже догадался прозорливый читатель, внутрь снежного шара были заключены колли и пудель, то есть - Лена и кот Василий.
    Они вкатились под корни дерева. Там снежный ком врезался в магический портал и разлетелся на кусочки.
    Ну, а главная начинка шара - колли и пудель по инерции полетели вперёд и проскочили через портал.
   
   * * *
   
    Лена встала на четыре лапы, и огляделась.
    Из-за цвета стеклянных глаз колли, город Собачинск предстал перед ней в розовом цвете. А в Собачинске была зима, и падали с неба снежинки.
    Прежде всего, Лена увидела каменную статую пса, облачённого в средневековый костюм, и с подписью: "Королю Гавк-Гавку 12. Завоевателю Мурляндии. От благородных потомков".
    Перед памятником лежал венок, украшенный узором из сплетённых косточек.
    Затем Лена обнаружила, что все дома в городе Собачинске сделаны в форме костей: средних, больших и просто огромных. Доносились басистые и тоненькие голоса, прерываемые частым гавканьем...
    Лена обратилась к коту- Василию:
    - Ну, что ж: веди меня в королевский музей...
    Но они прошли совсем немного, а навстречу им попалась собака породы лайка, которая была запряжена в санки. Ну, а в санках сидел щенок породы лайка.
    Завидев пуделя и колли, лайка бросилась к своему чаду, и закрыла ему лапами глаза. Она кричала громко:
    - Это возмутительно! Это аморально! Гав! Гав! И куда только смотрит наша милиция?
    Лена пробормотала:
    - Неужели мы выглядим настолько подозрительно?
    А щенок лайки хихикал из-под лап своей мамы:
    - А они голые! Ав-Ав! Я видел - они совсем голые!
    Тут лайка подхватила своё чадо в одну лапу, санки в другую - и бросилась прочь, восклицания:
    - Возмутительно! Аморально! Гав-гав!..
    А кот Василий застонал:
    - Надо же, какой я недогадливый! Ведь игрушки, которые мы на себя напялили, представляли собак в их естественном, природном обличии! Без всякой одежды! О-о, как же это глупо!
    - Конечно же! - спохватилась Лена. - Ведь все собаки в Собачинске одеты. А мы... ой! Мне очень стыдно! Ведь, в таком случае, мы действительно выглядим очень аморально!..
    - Надо срочно добыть одежду, - молвил кот Василий.
   
   * * *
   
    Через пару минуток, в дверь расположенного неподалёку магазинчика одежды раздался стук.
    И стоявший за прилавком сенбернар возвестил:
    - Входите, пожалуйста, у нас открыто!
    Из-за двери раздались смущённые голоса:
    - Э-э, видите ли, вы должны приготовиться. Мы выглядим очень необычно!
    - Ничего-ничего, я ко всему привык, - отозвался сенбернар.
    - Видите ли, мы стали жертвой ограбления...
    - Это очень плохо!
    - Но мы сможем расплатиться за одежду.
    - Ну, так проходите же!
    - А у вас в магазине сейчас никого нет?
    - Нет, кроме меня никого нет...
    Тут дверь приоткрылась, и в магазинчик вошли уже знакомые читателю колли и пудель.
    Сенбернар не удержался, и воскликнул:
    - Да вы же совсем голые! Гав- гав!
    - Мы же вас предупреждали, - вздохнул пудель.
    - И нам очень стыдно, - смущённо произнёс колли, и ещё более смущённо добавил. - Ав-ав!
    Стоявший за прилавком сенбернар покачал головой, и вымолвил:
    - Ну, надо же! Грабители совсем обнаглели! Вот вам пока что! Прикройтесь!
    И он перекинул через прилавок две тряпки, которые попали как раз на спину пуделя, и на горбатую из-за скрытого под ней рюкзака спину колли.
    Сенбернар ворчал:
    - Это ужасно! Ужасно! Вас случайно не коты ограбили?!
    - Нет, что вы! - поспешно воскликнул пудель.
    - А что вы удивляетесь? - вздохнул сенбернар. - Или не слышали о дерзновенном ограблении королевского музея. Между прочим, был украден Ясноокий брильянт - наша гордость. И виноват в этом кот. Наше правительство уже направило ноту протеста в посольство города Котовска.
    Пудель поспешно возвестил:
    - Да. Это действительно возмутительно... Но мы даже не заметили, кто нас ограбил... Во всяком, случае - это совершенно точно были не коты.
    Сенбернар произнёс:
    - Ну, а теперь пришло время вас нарядить. Кстати, сколько у вас денежек?
    Пудель ответил:
    - Несколько золотых монет.
    - Что? Прямо из чистого золота? - изумился сенбернар.
    - Ага!
    - Да вы богатеи! И как только от грабителей их смогли уберечь?
    - Уметь надо! - ухмыльнулся пудель.
    - Ладно, в таком случае...
    Тут сенбернар бросился к двери, закрыл её на замок, и повесил табличку: "Закрыто".
    Затем сенбернар произнёс:
    - Теперь проследуем в примерочную комнату. Там подберём для вас подходящую одежду.
   
   * * *
   
    Во время примерки одежды произошёл один казус. Сенбернар воскликнул в неподдельном ужасе:
    - Какие же изверги эти грабители!
    Пудель поддакнул ему:
    - Да уж - они лишили нас абсолютно всей одежды.
    Но сенбернар говорил:
    - Одежды то ладно, но что они сделали с вашими шкурами!
    Тут и пудель и колли вспомнили, что их "игрушечное" покрытие выглядит совсем не так, как должны были бы выглядеть настоящие собаки.
    Сенбернар восклицал:
    - Вам срочно надо в больницу! Я сейчас же звоню...
    Пудель бормотал рассеяно:
    - Ну, э-э... не надо... дело в том... дело в том...
    И тут колли-Лена нашла что сказать:
    - Дело в том, что мы недавно вернулись с курорта.
    Сенбернар спросил удивлённо:
    - Это что же - у вас загар такой, что ли?
    - Ага! - кивнул пудель. - Самый модный загар...
   
   * * *
   
    Наконец, по истечению получаса и пудель и колли выбрали для себя подходящую одежду. На пуделе теперь красовался ярко оранжевый костюм с чёрным бантиком на шее, и с высоким цилиндром на голове. Ну, а Колли-Лена выбрала для себя изящный, выполненный в восточных тонах костюм, и белые сапожки (естественно четыре штуки), на очень высоких подошвах.
    Теперь пудель-кот примеривался, как бы ему изловчиться и незаметно достать из-под внешнего костюма несколько золотых монеток.
    Но тут случилось ещё кое-что совсем неприятное. Дело в том, что сенбернар, желая поправить оранжевый костюм пуделя, деликатно дёрнул его за хвост, который торчал из специальной прорези.
    И оказалось, что хвост был пришит совсем не так хорошо, как хотелось бы. Одним словом, хвост пуделя оторвался, и остался в лапе сенбернара.
    Сенбернар в ужасе уставился на оторванный хвост, и вскричал:
    - О-о! Какое несчастие! Я нанёс вам увечья! Но я заплачу! Я отдам вам эту одежду совершенно бесплатно!
    И тут сенбернар увидел, что теперь из прорези торчит совсем иной хвост. Это был пушистый, белый кошачий хвост.
    Сенбернар широко раскрыл клыкастую пасть, и проговорил озадаченно:
    - Это явно кошачий хвост.
    Но пудель быстро отвернулся, и воскликнул:
    - Нет, нет - вы ошибаетесь!
    Но сенбернар повторил:
    - Это кошачий хвост! Да, - кошачий!
    И вдруг громко вскричал сенбернар:
    - Караул! Здесь кошки! А- а!!
    Тут пудель с неожиданным проворством прыгнул в сторону, и оказался на тумбочке, где стоял большой горшок с розами. Он перевернул горшок, вытряхнул из него розы и землю, а затем прыгнул обратно, и настиг сенбернара, который уже бросился к двери.
    Пудель надел на голову сенбернара горшок. И раздался из горшка приглушённый вопль пса:
    - Немедленно включите свет! Хулиганы!!
    Тут и верёвка нашлась. Пудель с необычайным проворством связал сенбернара, затем снял с его головы горшок, и вставил в его пасть кляп.
    Теперь беспомощный сенбернар лежал на полу, а пудель возвышался над ним, помахивая пушистым кошачьим хвостом, и говорил:
    - Да, я кот, и я горжусь этим! Моё имя Василий! Я самый отважный из всех котов.
    - Ты самый безобразный из всех котов, - заметила колли-Лена. - И я очень надеюсь, что вскоре всё это закончится.
    Затем Лена кое-как пришила оторванный хвост на положенное место...
   
   * * *
   
    Они покинули магазинчик одежды через чёрный ход, и вскоре пошли по улицам Собачинска. Попадавшиеся им навстречу собаки оглядывались, а некоторые и вовсе останавливались, и провожали их долгими, изучающими взглядами. Причём особенно внимательно глазели на пуделя.
    Пудель говорил, самодовольно:
    - Кажется, все они в восторге от моего нового оранжевого костюма.
    Но Лена была иного мнения:
    - Кажется, они не в восторге, а в неприятном изумлении. Ты выглядишь не только старомодно, но ещё, к тому же, очень подозрительно.
    - Нет, я выгляжу как самый модный пудель!..
   
   
   
   
   
    Глава 5
   "Ещё одна зловещая тайна"

   
    И вот они дошли до королевского музея.
    Как и все здания в городе, музей был сделан в форме большой кости. Только это была очень изящная кость: плавно изогнутая, с костяными колоннами, которые подпирали своды. На стенах имелись барельефы изображающие древних героев собачьего царства.
    А вот и вход. Там сидели три карликовых шпица в костюмах ярко-синего цвета. Шпицы были весёлыми и злыми. Они сразу же оскалились, зарычали, и сквозь рычание спросили:
    - А вы это куда такие вырядились? Р-р- р!! Куда собрались?
    - Мы это...мы того... мы, в общем... мы... - многозначительно говорил пудель.
    Шпицы- охранники зарычали сильнее прежнего, и спросили:
    - А вы случайно не коты переодетые? Р-ав-ва-вав-вав!!!
    Лена содрогнулась, и произнесла:
    - Ну, да - конечно! Мы люди переодетые!
    - Попрошу не выражаться! - взревели шпицы, и зашлись скоростным лаем.
    Пудель продолжал бормотать:
    - Мы в общем... такие...
    Лена понимала, что немедленно надо придумать что-нибудь.
    Она оглянулась, и увидела большой плакат с надписью:
    "Сегодня в нашем музее встреча с поэтом Пустолаевым. В программе: чтение стихов, раздача автографов, и собачий вальс в исполнении автора".
    И тогда Лена вымолвила:
    - Так мы, вообще-то, на встречу с Пустолаевым пришли. Мы его близкие друзья. Мы люди... то есть - мы собаки очень экстравагантные.
    Шпицы тут же перестали рычать, переглянулись многозначительно, и вымолвили:
    - А-а, ну понятно! У этого поэта все друзья такие - с приветом! Ладно уж - проходите.
    И таким образом, пудель и колли прошли внутрь королевского музея.
   
   * * *
   
    Они поднялись на второй этаж, там завернули в боковой коридор, и, наконец, остановились перед высокой, золочёной дверью, которая была запечатана липкой лентой, с надписями: "Не входить".
    Лена вздохнула:
    - Ну, вот - пришли...
    А кот Василий - пудель вымолвил:
    - Вот здесь ты можешь не волноваться. Я хорошо выучил заклятие для открытия подобных дверей.
    И торжественно возвестил кот в собачьей шкуре:
    - Крамс- бамс! Открывайс! Шлямпс! Бамс! Отк! Откр! Открыв! О-о-о!!
    Кото-пудель высоко подпрыгнул и взмахнул всеми четырьмя лапами. Одновременно с этим липкая лента стала не липкой, и повалилась на пол. Что-то щёлкнуло в замке, и дверь раскрылась пред ними.
    Кстати, если читатель не верит в достоверность этого заклятья, то он может попробовать его повторить, и у него обязательно всё получится!
    Итак, они прошли в залу, которая своим убранством отличалась в лучшую сторону от всех, виденных ими до этого зал.
    А на полу мелом были выделены отпечатки следов грабителя. И вот уже сам грабитель, то есть кот Василий, прикрыл дверь, и старательно стёр каждый из следов.
    Затем он подбежал к застеклённому стеллажу, в котором был вырезан аккуратный кружок. Именно в этот кружочек кот опустил Ясноокий брильянт. Затем он подбежал к соседнему стеллажу и высыпал туда золотые монеты.
    И вот произнёс Василий с видимым облегчением:
    - Ну, вот и всё. У меня больше долгов не осталось! Теперь могу гулять с чистой совестью!
    И тут распахнулась дверь у отдалённой стены этой залы. Эта дверь была прикрыта алыми шторами, и именно поэтому кот Василий и Лена не заметили её.
    Они едва успели юркнуть за массивную золотистую чашу, а в залу уже вошли двое.
    Первым вошёл пёс в чёрном, блестящем костюме. Это был представитель очень злобной собачьей породы - бультерьер. Он на ходу рычал, и щёлкал клыками.
    Кот шепнул на ухо Лене:
    - Это Клыкокус - маршал собачьей армии...
    А следом за Клыкокусом в залу вошла здоровенная крыса в костюме цвета заплесневелого сыра (так как крыса шла на задних лапах, то она доставала Ане до пояса). Она сжимала в своих лапах массивный кусок заплесневелого сыра и с иступлённой жадностью пережёвывала его.
    При виде крысы Лена поёжилась, и спросила:
    - А это что ещё за персона?
    Но кот Василий был удивлён не меньше Лены. Он произнёс тихим голосом:
    - Вообще-то, я её в первый раз вижу...
    Тем временем крыса прошипела:
    - Ну, что, Клыкокусишка, здесь нас никто не подслушает?
    - О - это совершенно исключено! - рявкнул маршал собачьей армии. - Здесь недавно произошло ограбление, и все двери запечатаны.
    Тут он подскочил к стеллажу, и зарычал с такой яростью, что аж слюни в разные стороны полетели.
    - Нашли!! - взревел он. - Вот ч-чёрт! Р-р!!
    - Да, действительно - лучше бы его не находили, - заметила крыса.
    - Конечно, Вонючка (а именно так звали крысу), украденный котом и не возвращённый брильянт, только усилил бы вражду к Котовску, и его обитателям.
    Но крыса Вонючка проговорила:
    - Ну, ничего у нас и так есть достаточно средств, чтобы разжечь вражду между кошками и собаками.
    - Да уж... - кивнул Клыкокус.
    А Вонючка вещала:
    - Прежде всего, мы должны провести якобы собачью диверсию в Котовске...
    - Ты говоришь об операции под кодовым обозначением: "Гав-гав-гав!", - взревел как всегда разъярённо Клыкокус.
    - Да! - зашипела, дожёвывая останки сыра Вонючки. - Я хотела бы узнать, каковы успехи?
    - Всё готово, - яростно проговорил Клыкокус.
    - Стало быть, коробки-гавкалки уже загружены на воздушный шар?
    - Сейчас загружаются! - затрясся от злобы Клыкокус.
    - А шар где?
    - Стоит, надутый, на крыше этого здания.
    Тут крыса потёрла лапы, и вымолвила:
    - Вот весело будет, когда эти гавкалки будут сброшены на улицы Котовска. Проснуться эти глупые коты, а со всех сторон грохочет собачий лай. Вот они с ума посходят! Подумают, что на них напали. Тут паника начнётся! Ещё и зацарапают друг-друга! Ха-хи-хо! Хи-хи-хо! Ха-хи- хо!!
    - И это - только первая диверсия! - проговорил Клыкокус.
    - Да. Потом будут новые и новые диверсии, - вскричала Вонючка. - И так до тех пор, пока между кошками и собаками не начнётся война!
    - Война - это здорово! - прорычал Клыкокус.
    - Да - это здорово! - согласилась Вонючка. - И, когда в войне ослабнут и собаки и кошки, то выйдем из-под гор мы, крысы.
    - О, да, - произнёс Клыкокус. - Вы захватите этих жалких, ослабших кошек.
    - И собак..., - добавила Вонючка.
    - Ну, да - и собак. Р-р-р!! - с яростью согласился бультерьер.
    - И мы, великие крысы, вновь воцаримся на земле, - торжествовал Вонючка.
    А Клыкокус произнёс:
    - Не забывайте, однако ж, о награде, для меня.
    - О, конечно же! Целая тонна отборных куриных костей!
    - Да-да!
    - Не забудем: ты, неистовый Клыкокус, будешь награждён.
    А Клыкокус говорил:
    - И ведь никто нам уже не помешает.
    - Конечно, не помешает, - хмыкнула Вонючка. - Ведь единственный, кто узнал о наших планах, и словам которого поверят и кошки и собаки - это академик, кот Пышноум.
    - Но он сидит в вашей темнице под Кусачими горами, - прорычал Клыкокус.
    - Да, именно так. И охраняется так, что никогда не убежит.
    - Надо было его давно загрызть, - кровожадно пророкотал Клыкокус.
    - Нет, - покачала головой Вонючка. - Ведь Пышноума не зря академиком зовут. У него ума - палата. Потом можно будет его склонить на нашу сторону. Он будет разрабатывать для нас мощнейшее оружие.
    - Нет. Он не согласится. Надо его закустать! - рявкнул Клыкокус.
    Лена так заслушалась, что и не заметила того, что ей чихать хочется. А, между тем, взяла да и чихнула!
    Клыкокус и Вонючка аж подпрыгнули, и воскликнули хором:
    - Здесь кто-то есть!
    Кот Василий шепнул быстро:
    - Сейчас убегать придётся, поэтому лучше избавиться от этих дурацких, мешающих костюмов.
    С удивительным проворством сорвали они с себя собачьи костюмы, и бросились к той двери, из которой пришли. Сзади слышались иступлённый вопли Клыкокуса:
    - Взять их! Взять! Взять!!! Гав-гав-гав!!!
    Лена и кот Василий выскочили в коридор. Они уже собрались бежать вниз по лестнице, как услышали, что снизу приближаются топот и лай.
    Кот Василий вскочил к Лене на плечо, и возопил:
    - Ка-а-ара-аул! Нас поймают! Мяу!!
    - Спокойно, без паники, - отозвалась девочка и, перепрыгивая сразу через три, а то и четыре ступеньки, бросилась вверх по лестнице.
    Вот она оглянулась, и увидела, что их всё-таки настигают одетые в сине-красную одежду милиционеров бульдоги. Один из бульдогов дул в свисток...
    А перед Леной возвышался на постаменте костюм средневекового рыцаря-собаки. Там был и шлем, с выступами для ушей, а сзади - металлическая выпуклость для хвоста. Рыцарь держал в железных лапах щит, на котором выгравированы были две пересёченные на фоне окорока кости.
    Девочка пробормотала:
    - Ну, извини. Придётся тебе ещё одну службу сослужить...
    Тут она обхватила железного рыцаря руками, сдёрнула его с постамента, и подтолкнула вниз.
    С превеликим грохотом, теряя халтурно скреплённые конечности, пустотелый рыцарь покатился вниз по ступеням. И вот уже целый набор из железных лап, головы и туловища катился на милицейских бульдожек.
    Возникло замешательство, которым и воспользовалась Лена.
    Она пробежала несколько лестничных пролётов, прежде чем бульдожки продолжили преследование.
    Но вот красная дверь с надписью: "Крыша. Только для рабочего персонала".
    Девочка толкнула эту дверь, и оказалась перед совсем узенькой, железной лестницей, над которой уже слышались завывания снежного ветра. Лена поспешила закрыть дверь, а затем - выскочила на крышу.
    И вот она увидела массивный воздушный шар. К шару была прикреплена корзина, в которой стояла, источая внутрь шара поток жаркого воздуха, большая огненная грелка. Шар рвался в небо, но его удерживали канаты.
    А ещё там были два охранника бультерьера - правда, не такие массивные, как их начальник Клыкокус, но почти такие же злобные. Они занимались тем, что грузили в корзину какие-то ящики, и поэтому не заметили выскочившую на крышу Лену и кота Василия, который так и сидел у неё на плече, испуганно вытаращив глаза, и поджав хвост.
    Лена успела отскочить за стоявший на крыше домик, а ветер уже донёс сиплые голоса бультерьеров:
    - Ты никого не видел? Ргав-Ргав!
    - Нет. Р-р- р!!
    - Ладно, давай работать! Р-р-р! А то я тебя загрызу!
    А кот Василий спрашивал у Лены:
    - Ну, и что же нам дальше делать?
    Тут Лена заглянула в маленькое, мутное окошечко в пристроенном на крыше домике. И увидела, что за окошечком - маленькая, высвеченная двумя свечами комната. В этой комнате стоял перед полотном длинноухий спаниель с чрезвычайно меланхоличным выражением лица. Одет был спаниель в тулуп, и в шапку-ушанку. Он рисовал на полотне чрезвычайно вдохновлённый летний пейзаж, с возвышающимися над горизонтом горами, и с лежащей в траве жареной курицей.
    Помимо того, в комнате размещались протяжные полки, на которых разложены были различные предметы дворницкого скарба (а именно дворником и являлся этот вдохновленный спаниель). Помимо прочего, лежал там и красный огнетушитель, который и привлёк внимание Лены.
    Девочка застучала в окошко.
    Спаниель аккуратно положил кисточку, повернулся и открыл дверь, которая была буквально в шаге от Лены.
    Без всякого удивления посмотрел он на Лену, и на сидевшего на её голове кота Василия. Он спросил:
    - Что, в городе уже маскарад?
    - Ага, - кивнула Лена.
    Выражение лица у спаниеля стало ещё более меланхоличным, и он произнёс:
    - Ваши костюмы совершенно не похожи ни на человека, ни на кота. Сразу видно, что их шили в нашем городе псы, которые никогда не видели ни людей, ни кошек...
    По-видимому, спаниель был настроен говорить длинные нравоучительные речи, но Лена решительно прервала его. Она сказала:
    - Нам нужен огнетушитель.
    - А что, разве где-то пожар? - спокойно спросил спаниель.
    - Вообще-то - нет, - молвила Лена. - Но нам очень нужен этот баллон.
    - Что ж, раз такое дело - вы его получите, - произнёс спаниель.
    Он прошёл в дворницкую, а спустя минуту вернулся, неся в лапах красный баллон огнетушителя. Произнёс:
    - Вот, пожалуйста... И, всё-таки, ещё раз замечу, что костюм ваш никуда не годиться...
    И он вернулся к себе, продолжать прерванную творческую работу...
    - Ну, и что же ты задумала? - шепнула на ухо Лене кот Василий.
    - Сейчас увидишь. Ты только сиди спокойно, не дёргайся, - отозвалась Лена.
    Итак, девочка вышла из-за домика, и направилась к бультерьерам, которые как раз закончили погрузку ящиков. Теперь они стояли возле корзины воздушного шара и курили.
    Когда они увидели быстро идущую к ним Лену, то сигареты сначала повисли между их острых клыков, а потом и вовсе упали в снег.
    Кот Василий зашипел на ухо девочке:
    - О-о, как же страшно.
    - Тихо, - шикнула на него Лена.
    Ну, а бультерьеры наконец опомнились, и возопили:
    - Стой на месте!! Р-р-р! Га-ав! Гавгавгавгав!!!
    А Лена приближалась к ним и говорила:
    - У меня к вам поручение чрезвычайной важности от Клыкокуса.
    При имени своего яростного начальника бультерьеры вытянулись, и отрапортовали, торжественно:
    - Рады служить!
    Лена остановилась буквально в шаге от них.
    Один из бультерьеров спросил:
    - Ну, и что же за поручение?
    А у второго зазвенела в это время рация. Он включил её, поднёс к уху, спросил:
    - А? Что? Бандиты?! Человек и кот?! Схватить!!
    В это мгновенье Лена возвестила:
    - А вот такое у меня дело!
    Она сунула прямо под физиономию бультерьера огнетушитель, и дёрнула за рычажок. Тут же упругая, пузыристая струя обволокла всю его фигуру, и бультерьер стал похожим на пушистого снеговика. Он слепо бросился на Лену, но она успела отскочить в сторону, и бультерьер врезался в своего товарища.
    В результате два сокрытые под пышными пузырями покатились по крыше, и слетели вниз по лестнице, где сбили с лап милицейских бульдогов, которым только что удалось выбить закрытую Леной дверь.
    - Мяу! Здорово мы с тобой придумали! - воскликнул кот Василий.
    - Ага, - согласилась девочка, и не стала делать замечаний относительно того, что, вообще-то, всё придумала она.
    - Ну, что полетели? - спросил кот Василий.
    - Конечно, - кивнула Лена, залезая в корзину. - Никогда прежде не летала на воздушном шаре. Думаю - впечатления будут самые необычайные... Кстати, узлы я не умею развязывать...
    - Ничего. Ведь я - самый главный специалист по развязыванию узлов, - заверил её кот Василий.
    И вот прыгнул сначала к одному хитроумному узлу, и, с огромной скоростью орудуя лапками, развязал его. Корзина дёрнулась вверх, но её ещё удерживал второй узел.
    В это время на крышу выскочили милицейские бульдоги. Они кричали:
    - Стой! Стрелять будем!! Га- ав!
    Но из-за их спин слышался злобный крик Клыкокуса:
    - Нет! Не стрелять! Шар продырявите! Но их схватить! Закусать! Разодрать!!
    - А-а!! - закричал от страха кот Василий, и развязал второй узел.
    Наполненный жарким воздухом шар быстро полетел вверх.
    - Меня подожди! - закричал кот, подпрыгнул, и ухватился за сетку, который была обтянута корзина.
    Как раз в это время подбежал самый резвый из милицейских бульдогов. Он подпрыгнул, и схватил кота Василий за заднюю лапу.
    Но уже перегнулась через край корзины Лена, и ухватила Василия за переднюю лапу. Она дёрнула кота вверх, а он брызнул искрами, и возопил:
    - А-а!! На части разрывают!
    Но, на самом деле, никто его на части не разрывал, и оставшийся с одним кошачьим сапогом бульдог повалился обратно на крышу.
    Что же касается воздушного шара, то он попал в поток сильного ветра, и довольно резво полетел прочь от королевского музея, над крышами города Собачинска.
   
   
   
   
   
    Глава 6
   "Полёт"

   
    Лена смотрела сверху на костевидные крыши, а так же на большие и малые пятнышки - прогуливающихся по городу собак. И Лена говорила:
    - Красотища, какая!
    Ну, а кот Василий изучал содержимое корзины, и вот воскликнул:
    - А, знаешь ли, что грузили сюда эти злючки?
    - Нет. Ну, а что же они грузили? - спросила Лена.
    - Вот на этих ящиках написано "гавкалки". Ну, помнишь - ещё этот Клыкокус про них говорил: "гавкалки для проведения диверсии в Котовске"...
    Лена повернулась, и увидела, что на больших чёрных ящиках действительно было написано "гавкалки", а ещё там белели изображения кошачьих черепов со скрещенными под ними косточками.
    Тут кот Василий воскликнул:
    - А это ещё что за безобразие?! Нет - ты только посмотри!
    И он указал на странный прибор, который стоял на полу корзины, рядом с грелкой воздуха. На этом приборе было написано "Кошкалов. Модель А1".
    - Это возмутительно! - говорил и воинственно размахивал хвостом кот Василий, - Они собирались отлавливать наших котов! И, быть может, даже мою несравненную Мурку! О, Мурка, Мурка, как же я по тебе соскучился!
    Он стал размахивать не только хвостом, но и лапами, в результате чего задел неприметный, занесённый снегом рычажок. А, между прочим, рядом с этим рычажком имелась надпись "Откр".
    И вот в полу корзины, прямо под лапами кота Василия стремительно открылся круглый люк.
    - Уа-а-а!! - закричал кот, и полетел вниз.
    Но, вслед с ним из "Кошкалова" вытянулась железная рука, на конце которой был закреплён сочок, отличающийся от сочка для ловли бабочек только своими размерами и толщиной сетки. И кот Василий попал прямо в эту сетку.
    О, как же он забился, задёргался, замяукал:
    - Выпустите меня отсюда! Свободу котам!
    - Лучше не шевелись, а то действительно полетишь вниз, - посоветовала ему Лена.
    - Хорошо-хорошо, но только, прошу - поскорее поднимай меня!
    - Сейчас. Только разберусь с этой штуковиной, - отозвалась Лена.
    Приглядевшись, она увидела, что на поверхности "Кошкалова" есть несколько рычажков и кнопочек, для выполнения различных операций с сочком.
    Вот девочка потянула нужный рычажок, и сочок вместе с котом Василием поднялся обратно в корзину. На пышных усах Василия появились ледяные сосульки.
    Он говорил:
    - Ну и натерпелся же я страху! Впрочем, как и полагается такому героическому коту, как я...
    А затем он воскликнул:
    - Ну, закрой же скорее поскорее эту ужасную дыру! Я боюсь, что опять туда вывалюсь.
    Но Лена произнесла:
    - Нет, подожди-ка: мне кажется, что по улицам Собачинска бежит какой-то человек.
    - Человек? - переспросил кот Василий. - Да быть такого не может! Закрой скорее, а то я непременно туда вывалюсь!
    Но тут Лена вспомнила, что в сумке у неё лежит бинокль, который она ещё на уроке биологии позаимствовала у хулигана Генки Петрова, да так и забыла его отдать.
    Итак, она схватила этот бинокль, и навела его на привлекшее внимание фигуру. И теперь она убедилась, что это действительно бежал человек. Причём, знакомый ей человек. Это был ни кто иной, как Генка Петров. Он бежал, широко размахивая руками, а за ним гналась, по меньшей мере, дюжина милицейских бульдожек.
    Девочка покачала головой, и вымолвила:
    - Вот уж кого не ожидала увидеть, так это Генку Петрова. Он то что здесь делает? Ну, ладно, надо его выручать!
    В это время воздушный шар пролетал как раз над той улицей, по которой бежал Генка. И Лена вытянула железную руку "Кошкалова" на максимальную длину. В результате, почти уже схваченный бульдожками Генка оказался в сочке.
    И он затрепыхался там ещё сильнее, чем кот Василий до него, только он кричал не "Свободу котам!", а:
    - Свободу человекам!
    Но вот Генка оказался в корзине, перед Леной, а кот Василий наконец-то закрыл люк в полу, и вообще - отключил прибор "Кошкалов".
    - А-а, вот ты! - вскричал Генка, увидев Лену, и тут же потребовал. - А ну-ка отдавай мой бинокль.
    - Ты как сюда попал? - спросила Лена.
    - Ты мне сначала бинокль отдай! - потребовал Генка.
    - Да, пожалуйста - держи свой бинокль, - отдала ему бинокль Лена.
    Генка сразу схватил бинокль, покрутил- повертел его в руках, затем вымолвил:
    - Ну, вроде, нормально. Не сломала, во всяком случае.
    - Так как ты здесь оказался? - спросила Лена.
    - А я тебя преследовал, - произнёс Генка.
    - Меня? А почему?
    - Из-за бинокля. Это такой замечательный бинокль - ни у кого такого нет. А ты его схватила, да и выскочила из класса.
    - Ну, извини. Я на самом деле не хотела. Просто о другом тогда думала...
    - Я не знал, что ты на крышу побежала, и искал тебя во дворе. Ну, а потом видел, как ты с крыши на резиновом шланге спрыгнула. Да, Скворцова (напомню, что это фамилия Лены), не думал, что ты такая смелая!
    Лена зарделась от смущения.
    - Ну, вот. Как только ты спрыгнула, я уж хотел тебя окрикнуть, и тут вижу - за тобой эти псы в камуфляжных костюмах припустили. Ну, я думаю: "Дела! Надо за тобой следить!".
    В общем, я видел, как псы троллейбус остановили, и как ты потом в метро побежала. И в метро, и потом - в детском магазине за тобой следил.
    - А я тебя не видела.
    - А я шапку свою пониже натянул, и всё время ходил с опущенной головой, - пояснил Генка.
    - Ага. Ну, а как же ты в парке за нами следил?
    - Так я там за сугробами прятался, в снегу полз... Кстати, когда увидел, как вы внутрь этих плюшевых игрушек залезали - чуть от смеху не подавился. И до самого оврага за вами следил. Увидел, как вы вниз покатились, и сам за вами припустил. Там два пса-охранника на дереве повисли, но я под ними проскочил, и они меня не заметили.
    Кот Василий возвестил:
    - Мы только что перелетели границу города Собачинска, и теперь летим над заснеженным полем.
    Генка продолжал:
    - А я как раз выскочил в этот Собачинск. Вижу: место незнакомое. И первая мысль: надо бы карту прикупить. Захожу, я значит в книжную лавку, и вижу: сидит за прилавком кокер-спаниель. Жует чего-то, и читает книженцию "Новые приключения неуловимой болонки". Мне, конечно, всё это было очень удивительно, но и я виду не подал. Во всяком случае, говорю так спокойно: "А мне, пожалуйста, карту вашего города". Этот кокер- спаниель так зачитался, что в мою сторону даже и не взглянул, зато проворчал: "Счас принесу", и, продолжая читать, пошёл в кладовку. Вернулся, карту мне протягивает, и говорит: "С вас 10 кустей".
    Тут кот Василий пояснил:
    - Это аналог ваших человеческих рублей.
    - Ну, а я то этого не знал, - молвил Генка Петров. - В общем, выложил перед ним на прилавок столько денег, сколько у меня было. Кокер-спаниель на эти деньги глянул, и тут как зарычит: "Что это вы мне р-р-р суёте?! Это что за деньги такие?!". Тут он взглянул на меня. Уши у него торчком встали, а шерсть - дыбом.
    Лена пояснила:
    - Если бы ты увидел на улицах родного города динозавра, то понял бы, что пережил этот продавец.
    - Я бы очень динозавру обрадовался! Я очень динозавров люблю..., - искреннее возвестил Генка, и продолжил рассказывать. - В общем, выскочил этот кокер- спаниель в соседнее помещение, и дверь за собой запер. А тут ещё и сигнализация заработала. Ну, я карту схватил, и выскочил на улицу. Недолго я пробежал: потому что вижу - навстречу мне бегут бульдожки. Свернул я в боковой переулок... и, в общем, долго бегал. Честно говоря, они меня уже почти схватили, и тут вы пришли на помощь. Да, кстати: у вас покушать ничего не найдётся, а?
    - Да, кстати! - вскричал кот Василия. - Я же давно не ел! Я ужасно проголодался! О-о! Бедный я несчастный!!
    И у кота Василия забурчал желудок.
    Лена покачала головой, и вымолвила:
    - Нет. К сожалению, покушать у меня нечего. Но давай посмотрим твою карту...
    - Кушать хочу! Куша-ать! - хныкал кот.
    Ну, а Генка достал из кармана карту и развернул её.
    На глянцевом листе значилось: "Карта города Собачинска и его окрестностей".
    Оказалось, в непосредственной близости от города располагались Кусачие горы.
    Лена вымолвила:
    - Именно в Кусачие горы нам и надо. Ведь мы же должны спасти академика Пышноума - единственного кота, который знает о коварных планах Клыкокуса и крысы Вонючки.
    - Вообще-то мы раньше об этом не говорили, - заметил кот Василий.
    - Ну, а вот теперь - говорим! - заявила девочка. - Ведь мы же должны предотвратить готовящуюся войну.
    - Э-э, ну - наверное... Только это очень опасно... - проворчал кот.
    - И мы должны спасти твою Мурку, - добавила Лена.
    - А-а, ну тогда - конечно же! Я уже готов к новым подвигам, - заявил Василий.
    Девочка приговаривала:
    - Так, а теперь посмотрим по карте - куда же летит наш шар...
    Она посмотрела вперёд, и ничего не увидела, потому что тучи впереди сгущались и спускались почти до самой земли. К тому же и снегопад усилился. Но вот Лена взглянула вниз, и увидела изгибающуюся в форме буквы "U" излучину реки. Она сверилась с картой, и тут же увидела такую излучину.
    Девочка воскликнула:
    - Ага! Это река Кусайка, и течёт она... ой! - она прямо возле Кусачих гор течёт!
    Генка посмотрел вперёд, и заявил:
    - Из-за этих туч ничего не видно.
    Но Лена говорила:
    - Вот смотри - по карте указано. Горы прямо за этой излучиной вздымаются.
    - Да нет тут никаких гор, - проговорил Генка.
    И тут из-за туч выдвинулись горные склоны. Они появились буквально в нескольких метрах от корзины, а сам воздушный шар напоролся на пико-образную вершину, и был проколот. Засвистел выходящий воздух.
    - А-а, спасите! - возопил кот Василий.
    Но Лена шикнула на него:
    - Тише, а то ещё и лавину на свою голову вызовешь...
    Тут кот шарфом обвился вокруг её шеи и замолк.
    Через некоторое время весь жаркий воздух вышел из шара, и он безвольно повис на каменной пике.
    Генка осторожно перегнулся через край корзины, и вымолвил:
    - Между прочим, под нами пропасть.
    Лена ответила:
    - Что ж - пропасть так пропасть. В любом случае - нам отсюда спускаться надо. Потому что иначе в ледышке превратимся.
    И она решительным движением открыла люк в полу. Кот Василий одним глазом глянул туда, и возвестил:
    - О-о, только не это!!
    - Ничего иного нам не остаётся, - вздохнула Лена. - А ну-ка, быстро - все забираемся в сочок!
    Генка нехотя забрался туда, и, боязливо поёжился, бормоча:
    - И что ты, хотел бы я знать, задумала?
    - Сейчас узнаешь! - воскликнула Лена.
    Тут она и сама, с котом на шее, прыгнула в сочок и рванула рычажок с надписью "спуск" до предела вниз.
    И тут же железная рука спустила сочок настолько далеко, насколько это было возможно.
    Затем сочок перевернулся, и Лена, Гена и кот стремительно покатились по горному склону.
    Но они не успели даже превратиться в снежной ком, потому что на их пути оказалась дыра, в которую они и полетели.
    Всё же кот Василий ухватился передними лапками за какую-то сосульку, но на его задних лапах повисла Лена, а за ноги Лены ухватился Генка.
    Василий простонал:
    - О-о, не могу! Сейчас упадём!
    И они действительно упали.
   
   
   
    
   
    Глава 7
   "Истукан железна, демон злобна"

   
    Первым вскочил кот Василия, следом поднялась Лена, и последним, с кряхтением, приподнялся Генка Петров, которого придавили.
    - О-хо-хо, - произнёс Генка. - И куда это мы попали?
    Они огляделись. Оказывается, их окружали покрытые ледовыми наростами, источающие тёмно-синеватое свечение стены, а высоко-высоко над их головами виднелся кругляш отверстие, из которого они и свалились. К счастью, из этого отверстия вниз намело немало снега, который смягчил удар при падении, так что обошлось без серьёзных ушибов.
    Вот кот Василий отряхнулся, осмотрел себя, и проворчал:
    - Ну, что это такое? Остался без сапога! Мой замечательный сапог с меховой прокладкой стянул себе этот милицейский бульдог! У-у! И теперь я не кот в сапогах, а кот в сапоге!
    Тут Лена достала из своего рюкзака широкополую шляпу с щегольским пером, и протянула его коту в утешение.
    Кот Василий тут же натянул шляпу на голову, горделиво распрямил свои усищи, и воскликнул:
    - Так то лучше!
    Ну, а Лена молвила:
    - Хотела бы я всё-таки знать, что это за место...
    - Надеюсь, что вскоре мы это узнаем, - ответил Генка.
    И они направились к каменному туннелю, который виднелся в стене.
    Прошли они совсем немного, и тут услышали ворчливый голос:
    - ...И был день четыреста тысяч пятисотый, и пришла рать из людей и кошек, и стояли во главе её Когтедёр четвёртый и Кошк. И была битва с ратью крысиною, и в битве той...
    Слова эти сопровождались быстрым скрипом пера...
    Тут наши герои заметили, что в стене имелся проход, из которого, помимо пренеприятного запаха, выбивалось прерывистое сияние свечи.
    Они осторожно заглянули за угол, и увидели жилое помещение, в котором обитала крыса, которая была такой же здоровенной, как и Вонючка, то есть, стоя на задних лапах, доставала Ане до пояса.
    Но это была очень старая крыса, с бородой и в рубище. Крыса сидела, согнувшись над столом, и выводила на столе скрипучим пером то, что диктовала вслух.
    Тут Генка Петров громко прокашлялся. Лена сильно дёрнула его за рукав, и зашипела:
    - Да что ж ты делаешь?
    Генка недоумённо на неё уставился, и спросил:
    - А что я такого делаю?
    - Ведь нельзя выдавать наше присутствие крысам, - ответила Лена.
    - А-а, - вздохнул Генка.
    Но, в любом случае, было уже поздно. Престарелая крыса обернулась и, увидев их, подскочила.
    - Прошу вас - спокойнее, - попросила у крысы Лена.
    Но крыса и не думала успокаиваться. Она восклицала голосом таким же скрипучим, как и её перо:
    - Свершилось! Это свершилось! Свершилось это! Свер... это... шилось!
    - Да что свершилось? - наконец не удержался от вопроса Генка.
    - А-а! Сейчас покажу!
    Вскричав так, крыса бросилась к стене, дёрнула за ручку, и оказалось, что в стене имелся здоровенный, сделанный под камень шкаф, и весь этот шкаф был забит листами, исписанными мелким, неряшливым и кривым почерком этой крысы.
    И скрипела крыса, быстро-быстро перебирая листы:
    - Так-так, это в хранилище пятьсот-б- пять-шесть-икс... Ага, вот!
    И крыса с торжествующим видом выхватила старый, покрытый маслянистыми каплями лист. И зачитала крыса следующие строки:
    "И был день триста шестьдесят три тысячи восемьсот тридцать четвёртый. И пришли в обитель сию посланцы верхней юдоли во числе три. То кот был дерзновением великий; девица разуменьем знатная, да юнец хулиганством своим выдающица..."
    - Вот я тебе покажу тебе "выдающица"! - погрозил крысе кулаком Генка.
    Ну а крыса, как ни в чём не бывало, продолжала читать:
    "...И сии персоны велики освободили коридоры ся от истукана железна, от демона злобна. И была победа их. И была грохот велик, и так сие было!"
    Теперь крыса выжидающе уставилась на них. Ну, а наши друзья стояли в дверях, и выжидающе глядели на неё.
    Наконец Генка спросил:
    - Ну и?
    Крыса незамедлительно ответила:
    - Ведь это я должен говорить: "Ну и?". Ведь я ж уже прочёл, что вы делать должны.
    - А ты кто вообще такой? - полюбопытствовал Генка.
    - Я отшельник. Я пророк. Я - священ, - таковы были ответы крысы.
    Следующий вопрос уже Лена задала:
    - Ну, а кто такой этот "истукан железна, демон злобна"?
    - Да ходит тут, мешается. Но вы его победите.
    - Э-э, ладно. Предположим мы его победим, - кивнула девочка. - А вы нам покажите потом, как в царство крыс пройти?
    - Покажу, - ответила крыса- пророк, и тут же насторожилась, вымолвила. - Идёт он. Идёт истукан железна. Идёт демон злобна!
    Вскоре и ребята услышали нарастающие звуки. Было такое впечатление, будто железные молотки били по полу.
    Крыса-пророк забилась под свой стол, оттуда доносился её скрипучий голос:
    - Изничтожьте его поскорее! А то всё пугает меня, и работать не даёт!
    - А можно я тоже у вас спрячусь? - поинтересовался кот Василий.
    - Нет, нельзя, - ответила крыса.
    Ребята не без робости выглянули в коридор.
    Из-за поворота появилась некая, пока что ещё неотчётливая, фигура, но именно от этой фигуры исходил грохот.
    Крыса-пророк зашипела на них сзади:
    - Идите ему навстречу. Там зала небольшая есть, в зале той и суждено поединку роковому свершится.
    Ребята, вжимаясь в стене и, дрожа от холода и страха, пошли навстречу чудищу.
    И вскоре коридор действительно расширился, образуя небольшую зальцу, в центре которой свисал сталактит.
    Дальше друзья не двигались. Они выжидали. Вот Аня молвила:
    - Честно говоря, никогда с истуканами не сражалась и не знаю, как это делается...
    И вот "истукан" въехал в залу. Это был железный рыцарь-кот, восседающий на железном коне. На коте были железные доспехи. В одной лапе он сжимал копьё, а в другой - удерживал щит, на котором были изображены две толстые рыбы на фоне молочной реки.
    Тогда кот Василий вымолвил:
    - Так это же не демон, а робот.
    - Что ещё за робот? - спросил Генка.
    - А у нас в Котовске несколько таких было. Они на праздничных шествиях публику развлекали. Кстати, разработал их академик Пышноум. Но вот как один из них сюда попал - ума не приложу.
    Тем временем робот доехал до сталактита, дотронулся до него копьём, и, усиленно грохоча, начал разворачиваться, чтобы объехать эту преграду. Двигался он очень неуклюже.
    Тогда Генка произнёс:
    - Ну, во всяком случае, робот - это не демон. Его можно отключить, правильно?
    - В общем - да, - ответил кот Василий. - Я видел, как один из этих роботов поломался, и академик Пышноум открыл крышку на его спине...
    - Так, ясно. Я сейчас - мигом! - воскликнул Генка.
    Затем мальчик обогнул робота-кота. Он запрыгнул на седло, оказавшись за спиной железного кота. Он воскликнул:
    - Так - вижу какой-то рычажок. Нажимаю на него!
    На спине кота откинулась крышка, и мальчик увидел множество кнопок, среди которых была одна большая красная, и одна большая чёрная кнопки. Мальчик выбрал чёрную кнопку, и нажал на неё.
    И железный конь, и его механический всадник замерли. Причём конь замер с занесённым копытом, и ещё несколько мгновений плыл в воздухе его прощальный скрип.
    Генка от неожиданности свалился с седла, но тут же вскочил, приговаривая:
    - Всегда хотел познакомиться с настоящим роботом...
    Тут появилась крыса-пророк, и заявила своим скрипучим голосом:
    - Вот и свершилось.
    - Вы обещали показать вам проход в царство крысиное, - напомнила Лена.
    И крыса-пророк ответила:
    - Я вам даже карту царства крысиного покажу...
    И она протянула Лене сложенную в рулон старую, желтоватую карту. Девочка поспешно её развернула, и обнаружила просто огромное количество мелкими штрихами обозначенных коридоров, а также - подгорных зал.
    - А где здесь темница? - спросила девочка.
    - Вот здесь, - крыса ткнула когтем в одно ничем не примечательное место на карте.
    - А где находимся мы? - осведомилась Лена.
    - Вот здесь, - крыса ткнула когтем в непосредственной близости от первого места.
    Девочка пригляделась, и воскликнула:
    - Так это же прямо за стеной находится!
    - Истинно речёшь, - отозвалась крыса-пророк. - Однако ж через стену вам не пройти, и придётся делать крюк огромный.
    - Так, понятно. А не найдётся ли у вас чистого листа бумаги и запасного пера?
    - Вот, пожалуйста, - крыса-пророк протянула девочке то, что она просила, да ещё и чернильницу в придачу.
    - А зачем это тебе? - поинтересовался кот Василий.
    - А я решила разработать подробный план наших дальнейших действий, - ответила девочка. - А то всё, что мы делаем, получается у нас как-то спонтанно...
    Итак, Лена присела на корточки возле стены, и принялась аккуратно выводить план дальнейших действий. Получалось у неё что-то очень сложное, со множеством стрелочек, пунктов, подпунктов, разветвлений и примечаний. Сидевший у неё кот Василий приговаривал:
    - Ну ты даёшь... Ну надо же - как придумала!.. Думаешь, сможем это осуществить?
    И лишь один раз она отвлеклась - окрикнула Генку:
    - Эй, что там делаешь?!
    - С этим роботом разбираюсь. Здесь столько кнопок, и некоторые без подписей, - ответил мальчишка.
    - Ты смотри там - донажимаешься, - произнесла Лена.
    - Всё будет ок! - хмыкнул, чрезвычайно довольным тем, что дорвался-таки до настоящего робота, Генка...
    Наконец план Лены был составлен. Она окрикнула Генку:
    - Иди сюда. Сейчас я объясню, что мы будем делать дальше.
    Но Генке совсем не хотелось разлучаться с роботом, и он решил напоследок понажимать на зелёные кнопки, которые были расположены в стороне от остальных.
    Мальчишка нажал разом на все эти кнопки, и тут конь загудел, а из его копыт посыпались синие искры.
    - О-ой, кажется, я что-то не то сделал, - пробормотал Генка, и соскочил на пол.
    Конь продолжал гудеть, а искры из его копыт рассыпались настоящим фейерверком.
    Кот Василий пролепетал, прячась за Лену:
    - О, что сейчас будет!
    И вот конь сорвался с места со скоростью хорошей гоночной машины. Он со свистом рассёк коридор, и со страшной силой врезался в каменную стену. В результате этого робот разлетелся на кусочки, а стена рухнула.
    Лена заявила:
    - Похоже, составленный мной план не понадобится.
    - Это почему же? - удивился кот.
    - Потому что нам не придётся проделывать долгий путь к академику Пышнодуму. Темница, в которую он заключён, располагалась как раз за рухнувшей стеной.
    И вот они бросились туда, где ещё вилась пыль от рухнувшей стены. Ну, а крыса-пророк крикнула им вослед:
    - Впереди вас ждёт ещё одно приключенье интересна!
   
   * * *
   
    Они увидели камеру, одну стену в которой заменяла толстая решётка. Ну, а весь пол был завален грудами камня - остатками рухнувшей стены.
    - Интересно, в какой камере сидел Пышнодум? - задумчиво спросила Лена.
    - Я думаю, что в этой, - ответил кот Василий.
    - Почему же ты так думаешь? - спросила девочка.
    - А здесь табличка лежала...
    И кот показал им табличку, на которой значилось: "В этой камере сидит академик котов Пышнодум. Он посажен сюда за то, что слишком много знал".
    - Но где же он? Эй, академик?! - крикнул Генка.
    - Тихо. Нас же крысы могут услышать, - зашипела на него Лена, и добавила вполголоса. - Думаю, уважаемого академика засыпало камнями, и придётся его выкапывать. Надеюсь, что он, по крайней мере, жив.
    И вот они начали разгребать камни. Через некоторое время Генка увидел длинный, белый ус. Он проговорил, задумчиво:
    - Если есть ус, то поблизости должен быть и его обладатель.
    Вслед за этим Генка сильно за этот ус дёрнул.
    Из-под камней незамедлительно раздался вопль, и выскочил оттуда новый кот. Произошло столкновение между лбом кота и лбом Генки.
    Кот отскочил к решетке, и оттуда, воинственно размахивая хвостом, разглядывал своих освободителей. Вообще-то, шерсть кота имела цвет белый с редкими чёрными крапинками, но на его голове топорщился, выкрашенный в ярко-красный цвет ирокез.
    И, пристально глядя на этот ирокез, Генка спросил:
    - Извините, а вы случайно не панк?
    Кот ответил:
    - Понятие "панк" мне не знакомо. По-видимому, оно находится вне сферы моих интересов.
    - Тогда почему же у вас на голове ирокез панковский? - любопытствовал Генка.
    Кот пощупал свою голову, и произнёс задумчиво:
    - Мне известно, что в древности были такое воинственное племя котов-ирокезов, но ни один из них нынче не сидит на моей голове.
    - Так почему же у вас шерсть там гребнем стоит, и выкрашена в красный цвет?
    - А-а, так это что б лучше думалось. Я же эксперименты проводил: красил гребень и в зелёный, и в синий и в жёлтый, и во все остальные цвета. Оказалось, что лучше всего мозг работает, когда гребень выкрашен именно в красный цвет. И я даже написал целую большую работу, где подробно изъяснял, отчего так происходит.
    В это время Лена улыбнулась, и обратилась к коту со словами:
    - Ведь вы академик Пышнодум, правда?
    - Истинно так. Рад вам служить, - вежливо ответил, увенчанный ирокезом кот.
    Затем он спросил:
    - А вы не знаете, что случилось?
    - Конечно, знаем, - произнесла Лена, и рассказала последнюю часть своих приключений.
    В конце кот Василий спросил:
    - И не знаете вы, премногоуважаемый академик, каким образом рыцарь из нашего славного Котовска попал в эти подземелья?
    - Конечно, знаю, - ответил Пышнодум. - Ведь это я его сюда вызвал.
    - Вы? Но как это вам удалось? - изумился Генка.
    - Да, так - собрал из подручных средств вызывающее устройство. Железный рыцарь перешёл через горы, через ущелья, он почти уже достиг цели, когда свалился в какую-то трещину и ударился головой. В результате этого падения что-то в рыцаре разладилось, и он начал ходить по круговому маршруту. В общем, это продолжалось до тех пор, пока вы его не остановили.
    - Нет, ну в любом случае, вы просто гений, - искренне хвалил его Генка.
    Довольный похвалой Пышнодум говорил:
    - Это ещё что - ерунда. А вот "прорубатель-летунец", который я собрал из мисок, старого стола и прочей тюремной рухляди, с использованием двигателя, вырабатывающего электричества из самого обыкновенного, росшего на этих стенах мха - это, скажу я вам, было делом чрезвычайно сложным.
    - И где же этот ваш "прорубатель-летунец"? - поинтересовался, любящий всякие технические штучки, Генка.
    - До того как обрушилась стена, он стоял предо мной...
    - А-а, ну так мы его сейчас откопаем! - пообещал мальчик.
    И все они начали разгребать камни...
    Но из тюремного коридора раздались громкие шаги, и трескучие голоса крыс:
    - Эй, Пышнодумишка, ты чего там расшумелся?! Или хочешь, чтобы мы тебя покусали?
    Лена, Генка и кот Василий едва успели укрыться за грудами камня.
    И вот в камеру вошли две крысы, облачённые в неудобные железные доспехи.
    Они с изумлением смотрели на царящий в камере кавардак, и говорили:
    - Что здесь такое?! Пышнодум, отвечай!!
    Одна из крыс остановилась буквально в шаге от укрывшегося за камнем Генки. Мальчик привстал и вытащил из её ножен длинную, зазубренную шпагу. Он хотел сделать это бесшумно, но, так как и шпага и ножны проржавели, то был произведён весьма громкий скрип.
    Крыса тут же обернулась, и вскричала:
    - Караул! Вра-аги!
    Вторая крыса выхватила шпагу, и начала наступать на Генку. Мальчику едва удавалось отбивать направленные на него частые удары.
    Лена схватила камень, и треснула атакующую крысу по голове. Камень раскололся об шлем, а крыса ни чуточки не пострадала. Она продолжала теснить Генку к стене.
    Кот Василий быстро переворачивал страницы своей магической книги, и говорил:
    - Та-ак. Надо отыскать заклятье, увеличивающее силу твоего оружия...
    - Быстрее! А-а! Я больше не могу! Сейчас она меня проткнёт! - кричал Генка.
    Как раз в это время из коридора вбежали ещё три крысы, и все со шпагами наголо. Кот Василий, наконец, отыскал то, что было надо. Он прокричал:
    - Абрр-кабрр! Коли-шпыр-шпыр!! Кабраа!! Тук- стук-дырно-дырно!!! Ухчибор! Акракадабр! Колко! Штыко-тык-дырло! Абракадабра!
    И он плюнул на Генкину шпагу. Тут шпага начала вращаться с небывалой скоростью - её даже и не видно было.
    - А-а! - кричал Генка. - У меня сейчас рука отвалится!
    Тем не менее, действо это произвело на крыс неизгладимое впечатление, и все они предпочли ретироваться.
   
   * * *
   
    Вскоре достали из-под каменных обломков "прорубатель-летунец" Пышнодума. Это была грубо слепленная из железных мисок и кружек, а также из каких-то деревяшек конструкция.
    В верхней части аппарата имелся бур, а в задней - двигатель. И в двигателе что-то шипело, и выбивался оттуда серый дымок.
    Академик молвил:
    - Ладно. Надеюсь, у нас всё получится. Попрошу на борт...
   
   
   
   
   
    Глава 8
   "Ад и Рай"

   
    Внутренняя кабинка "прорубателя-летунца" была предназначена для одного кота, так что набившейся туда компании показалось очень тесно.
    - Итак, вперёд! - вскричал Пышнодум, и дёрнул за рычаг.
    Аппарат дёрнулся было вверх, но прямо на лету развернулся, и впился в пол. Тут же заработал бур, и они начали стремительное погружение в каменную толщу.
    Лена спросила:
    - Что происходит? Разве всё так и должно быть?
    А Пышнодум ответил:
    - Вообще-то мы должны подниматься вверх.
    - Так почему же мы опускаемся? - поинтересовался Генка.
    - Наверное, всё-таки что-то разладилось в механизме.
    - Ну, так почините его! - вскричал кот-Василий.
    Кстати, из-за сильной тряски широкополая шляпа всё-время съезжала на мордашку Василия, и он из-за этого сердился.
    Академик Пышнодум отвечал:
    - Да, да. Я сейчас из всех сил пытаюсь отыскать неполадку...
    Он действительно копался в механизме. Вот воскликнул громко:
    - Ага! Вот! Нашёл!
    Но Пышнодум так и не успел исправить неполадку, так как камень неожиданно прекратился и аппарат полетел вниз через наполненный багровыми всполохами воздух.
    - Разобьёмся! А-а-а!! - вопил Василий.
    - Этот аппарат и летать может! - вскричал Пышнодум.
    Кошачий академик уже собирался дёрнуть предназначенный для режима полётов рычаг, но не успел, потому что аппарат схватили.
    Сидевших внутри пассажиров тряхнуло с такой силой, что они едва не вылетели наружу.
    Но вот выглянули осторожно, и увидели, что находятся в лапе пятиметрового бульдога. Шкура этого зверюги источало алое свечение. Он был чрезвычайно мускулист и облачён в алое одеяние палача. На голове у бульдога росли рога. В одной лапе он сжимал трезубец.
    - Ну, что - попались? - поинтересовался бульдог.
    - Да! - пискнул кот Василий.
    - Но мы обязательно от вас убежим, - пообещал Генка.
    Бульдог расхохотался, и из его глотки полетели брызги жгучей, липкой слюны. Он проревел:
    - Как же вы от меня убежите, если я кошачий демон?
    - Почему же вы тогда в образе пса, а не кошки? - поинтересовался Генка.
    - Да потому что я воплощаю ужас всех кошек! - расхохотался демон.
    - Это что - ад? - дрогнувшим голосом спросил кот Василий.
    - А то! Естественно - это ад.
    - Ой, но мы же ещё не умерли? - пролепетал Василий.
    - Пока ещё нет, но...
    - Так вы нас выпустите? - быстро спросил Василий.
    - Не так быстро! - продолжал хохотать демон. - Я просто хотел сказать тебе, котик, что мы здесь в аду уже на глаз на тебя уже положили...
    Кот Василий сглотнул, и спросил:
    - Кто это "мы"?
    Демон расхохотался громче прежнего и проревел:
    - Мы - это демона ада!!
    - О-о, и за что же?
    - Узнать хочешь?
    - Да-да, - лепетал Василий, а уши его были поджаты от страха.
    - Ну, что ж - гляди! - проревел пёс- демон.
    И вот взмахнул он трезубцем, и в воздухе повис вполне современный телевизор с плоским экраном. Так как в одной лапе демонический пёс сжимал трезубец, а в другой - пойманный "прорубатель-летунец", то он нажал кнопку включения телевизора рогом, а кнопку громкости подправил с помощью своих очень острых клыков.
   
   * * *
   
    Все увидели комнатку, в городе Котовске. На стенах висели идиллические картины: молочные реки, в которых плескалась поджаристая рыбка, облака из сметаны и ещё много чего.
    Вот дверь распахнулась, и в комнату вошла полная, рыжая кошка-мама, которая несла в своих лапах сразу трёх милых маленьких котят. Она положила их в три колыбельки, которые были расположены одна рядом с другой, возле окна. Она поцеловала каждого котёнка в лоб, и те потихоньку начали мурлыкать.
    Затем кошка молвила:
    - А сейчас я вам ещё один сюрприз преподнесу.
    Она метнулась в соседнюю комнату, и спустя мгновенье вернулась, неся три горшка с фиалками.
    - Не правда ли, восхитительные цветы? - спросила мама у своих чад.
    Те замурлыкали чуть громче, выражая тем самым полное своё согласие.
    Кошка поставила фиалки на подоконник, перед распахнутым окном, через которое вливался в комнату тусклый свет позднего летнего вечера. Она сказала:
    - Эти фиалки сделают ваши сны более приятными.
    Затем она вышла из комнаты.
    Мурлыканье котят постепенно замолкало - они засыпали.
    И вдруг с другой стороны подоконника появился кошачий ус, а потом половинка кошачий физиономии. Одним глазом кот заглянул в комнату, и, вроде бы, исчез.
    Но вот взметнулась над подоконником лапа, и молниеносно выхватила из одного горшка фиалки.
    Раздалось шептание:
    - Вот, теперь будет, что подарить несравненной Мурке. Хотя... этот букет кажется мне через чур мелким. Надо бы его увеличить...
    И вновь взметнулась над подоконником лапа, и выхватила фиалки уже из второго горшка.
    Котята беспокойно заворочались в своих колыбельках. И вновь бормотал кот, в котором читатели конечно уже признали Василия:
    - Думаю, надо ещё увеличить букет. Тогда уж Мурка точно влюбится в меня!
    И в третий раз взметнулась над подоконником лапа - опустошила содержимое третьего горшка.
    И тут же все три котёнка проснулись, и зарыдали. В комнату тут же вбежала их мама, и, увидев, что горшки теперь стоят пустыми, бросилась к подоконнику, восклицая:
    - Ах, какое безобразие!
    Но Василия уже и след простыл...
    Мать повернулась к своим плачущим детка, приговаривая:
    - Бедненькие мои! Бедненькие!
    Тут и сама кошка расплакалась.
   
   * * *
   
    Надо сказать, что показанная картина произвела на зрителей самое мелодраматичное впечатление. У всех на глазах выступили слёзы, и даже Генка Петров смахнул скупую мужскую слезу.
    А вот кот Василий даже разрыдался. Он восклицал:
    - О-о, бедные котятки! Мне так их жалко! Я попрошу у них прощения!
    Но демонический бульдог усмехнулся, и вымолвил:
    - Одного прощения маловато будет! И ждёт тебя вот что...
    Он взметнул трезубцем и телевизор исчез. На его месте появился большой медный котёл, в котором что-то булькало.
    Кот Василий сглотнул, и проговорил:
    - Я обязательно сделаю что-нибудь хорошее!
    - Ладно, - кивнул демон. - Начнём прямо сейчас...
    Тут из пара, который поднимался над котлом, сформировался образ трёх тощих крысят, и их ещё более тощей мамы крысы.
    - Ты должен помочь им! - повелел адский бульдог.
    - Что? Мне, помогать крысам?! - возмутился Василия. - Да лучше я...
    Но тут кот испуганно глянул на ухмыляющегося демона, и вымолвил:
    - С превеликим удовольствием помогу бедным крысятам!
    - Тогда ты начнёшь это делать прямо сейчас! Видишь ли: им, беднякам, надо перестирать просто кучу белья для одной богатой крысы, за пропитание! И ты поможешь им в стирке!
    - Да! На всё готов!
    Демон положил "прорубатель-летунец" на пол, и махнул лапой. В каменных сводах пещеры открылась воронка. Ещё раз махнул лапой демон, и кот-Василий улетел в эту воронку.
    Затем демон обратился к остальным путешественникам:
    - Ну, а вы чините свою колымагу. Чтобы к возвращению вашего дружка она была готова!
   
   * * *
   
    Кот Василий оказался стоящим в одном из многочисленных коридоров подгорного крысиного царства. Прямо перед ним была неказистая деревянная дверь. Он подумал: "Наверное, здесь котов отродясь не было. Как же они меня примут? Надо срочно что-нибудь придумать..."
    Но только он начал думать, как дверь раскрылась, и на пороге появилась тощая крыса в истрёпанном, старом платье. При виде кота, крыса затряслась, и уже готова была завизжать, и тут Василий вдохновлено заговорил:
    - Не бойтесь меня, пожалуйста. Я вовсе не тот, кем кажусь. Конечно, я не кот. Я представляю организацию: "Благокрыс". Мы помогаем таким нуждающимся, как вы. Видите ли, под этой кошачьей оболочкой скрыты две трудолюбивые крысы, которые совершенно безвозмездно согласны перестирать все те груды белья, которые поручены вам...
    Голос у кота был таким добродушным, что крыса немного успокоилась, и спросила:
    - А что ж в обличии таком жутком разгуливаете, благотворители?
    - Так это из скромности. Чтобы никто нас не узнал.
    - А-а, ну ладно... Так вы действительно хотите нам помочь?
    - Да! Разрешите пройти?
    - Хорошо. Только я деток своих предупрежу, а то они перепугаются.
    Крыса предупредила своих крысят, но всё же при виде Василия они разрыдались. И Василий чуть не разрыдался, когда увидел, какое огромное количество белья дожидается стирки.
    Но всё же он начал стирать, и работал не то что за четырёх, а за целую дюжину крыс. При этом, помня об адском наказании, он старался развеселить крысят, и пел им те любовные сонеты, которые сам насочинял для Мурки. Крысятам сонеты показались очень смешными, и они буквально покатывались от хохота.
    Наконец работа была закончена. Крыса воскликнула:
    - Прямо и не знаю, как вас благодарить! Вы обеспечили нас пропитанием на целый месяц!
    - Не стоит благодарностей, - ответил взмокший от пота Василий, и поспешил ретироваться.
    Только он выбежал за порог, как каменный пол под его лапами расступился, и кот, визжа от страха, полетел навстречу багровым сполохам, в преисподнюю.
   
   * * *
   
    Итак, кот Василий вернулся, и спросил дрожащим голосом у демонического бульдога, который, вместе со своим трезубцем, подобно горе возвышался над ним:
    - Ну, теперь то мне нечего бояться?
    - Кто знает, кто знает, - зловеще усмехнулся демон. - Может быть, твои плохие дела всё-таки перевесят дела хорошие, и попадёшь ты прямо ко мне в котёл!
    - Но что же мне делать? - жалобно спросил кот.
    - Ну, делишки всякие хорошие делать, - хмыкнул адский бульдог. - Быть может, они, в конце концов, и перевесят плохое.
    В это время из "прорубателя-летунца" раздался голос академика Пышнодума. Он говорил:
    - Починка завершена. Мы можем возвращаться.
    Они забрались внутрь аппарата. Кот Василий помахал лапкой демону, и крикнул:
    - Прощайте!
    Аппарат уже вгрызался в своды адской пещеры, а демонический бульдог помахал ему трезубцем и прорычал.
    - Я бы лучше сказал "до скорого свидания"! Хы-хы- хы!!!
    Кот Василий задрожал, а Лена сказала:
    - Не слушай его! Я уверена - он просто шутит! На самом то деле, ты вовсе неплохой кот. Я бы сказала так - ты забавный!
    И она поправила на его голове широкополую шляпу, которая сбилась на бок.
    И тут раздался совершенно новый голос:
    - Человеческий детёныш говорит правду. Я подглядывал в учётную адскую книгу, и видел, что добродетель кота Василия перевешивает его тёмную сторону.
    Все они обернулись, и увидели кота, который весь был покрыт сажей, но, в то же время его тело было полупрозрачным.
    - Извините, а вы кто? - спросила Лена.
    - Меня зовут, а точнее, звали Мурдором.
    Этот кот хотел снять шляпу, но так шляпы у него не было, то снял свою голову, раскланялся, и водрузил голову на место.
    И тут академик Пышнодум произнёс:
    - А я, кажется, понимаю: пока я занимался починкой "прорубателя-летунца", ты забрался внутрь и...
    - Да - я сбежал из ада, - сказал Мурдор.
    - А зачем? - спросил Генка.
    - Хочу в кошачий рай, - ответил Мурдор.
    - Надо думать, что в раю лучше, чем в аду, - произнесла Лена.
    - Гораздо лучше! - возвестил Мурдор. - И, главное - если я попаду в рай, то восторжествует справедливость.
    - А что случилось? - спросил кот Василий.
    - Да, ничего особенного - просто я выпил молока, - проворчал Мурдор.
    - Ничего себе! Это что ж - за такую маленькую провинность теперь в ад ссылают? - ужаснулся кот Василий.
    - Вообще-то я был подмастерьем у великого живописца, кота Косолапа...
    - Что-то я о таком не слышал, - сказал кот Василий.
    - Да и мне это имя впервой слышать, - добавил академик Пышнодум.
    - Ну, конечно, и всё из-за меня... - вздохнул Мурдор.
    - Да ты не темни. Рассказывай прямо: что случилось? - попросил Генка.
    - В общем, этот Косолап изобрёл краску на основе молока. Значит, наносишь её на полотно, и ничего не видно. И даже когда краска высыхает - тоже ничего не видно. Зато, по прошествии года, появляются на полотне фигуры настолько яркие и естественные, что краше живых. И вот Косолап начал вдохновлено рисовать. Через год он собирался устроить вернисаж - выставку своих картин, которая должна была ему принести повсеместную известность в кошачьем, а, может, и в собачьем мирах. А я, как уже говорилось, был у в Косолапа подмастерьях. И вот, помимо прочего, мне было поручено подносить краску к его рабочему месту. А краска то на основе молока...
    Тут Мурдор мечтательно облизнулся, вильнул призрачным хвостом и даже тихонько замурлыкал.
    Лена предположила:
    - В общем, ты не удержался, и попробовал молочную краску?
    - Ага, - кивнул Мурдор. - И она оказалась гораздо вкуснее обычного молоко. О мням-мням! Я никогда такой вкуснятины не пробовал.
    Мурдор попытался похлопать по своему призрачному брюху, но его призрачные лапы прошли и через брюхо и через спину. Коту понадобилось некоторое время, чтобы вернуть их на место, затем он продолжил рассказывать:
    - В общем, с того самого дня я подменивал чудесную краску Косолапа на обыкновенное молоко, тем более, что с виду оно ничем от краски не отличалось. Так проходил день за днём - Косолап вдохновлено работал, а я пил восхитительную молочную краску... Но вот прошёл год, и первая картина Косолапа должна была проявиться. Но, конечно же, полотно осталось белым. И на следующий день всё повторилось... Так проходил день за днём, и с каждым днём Косолап становился всё более мрачным. Оказывается, весь его труд пошёл насмарку. Вот тогда я и раскаялся...
    Мурдор хотел смахнуть слезу, но слезы у него из-за призрачности глаз не было. Он говорил дальше:
    - В общем, проклял меня Косолап и изгнал. Так был расстроен этот гениальный кот, что решил забросить живопись. Он сменил свою фамилию на Косоглаза, и стал известнейшим архитектором.
    - А, знаю такого, - произнёс кот Василий.
    - Действительно, Косоглаз - это очень известный архитектор, - согласился академик Пышноум.
    - Вот именно, - проговорил Мурдор. - Многие дома, а также и дворцы в нашем славном городе выстроены по проекту Косоглаза. И эти дома - гордость Котовска. Так что, если бы не я, то Косоглаз так и остался бы Косолапом-художником, и все эти дома не были бы построены. Выходит, я всё-таки сделал доброе дело, а попал в ад. Где же тут справедливость? Вот я вас и прошу: поднимите меня в рай, ладно?
    - Ладно, попробуем подняться до самого рая, - сказал академик Пышнодум.
    Остальные были с ним согласны. Все хотели помочь сластёне Мурдору.
   
   * * *
   
    И вот вершины Кусачих гор остались внизу. Тут же подул холодный ветер. На усах котов образовались сосульки.
    Генка размахивал руками и выкрикивал:
    - А-а, холодно! Бр-р- р!!
    И только призрачный Мурдор был доволен. Он говорил:
    - Ну, как же приятно, после адского пекла почувствовать этот приятнейший холодок...
    "Прорубатель- летунец" поднимался всё выше и выше. Снизу из него выбивалась синеватая, плазменная полоска. Внизу видны были Кусачие горы, и два, разделённых ими города: Собачинск и Котовск. Собачинск по своей форме был похож на кость, а Котовск - на рыбью голову.
    Над ними нависало белёсое небо. Оно становилось всё ближе, и, наконец, воздухоплаватели врезались в эту белизну. Белизна оказалась не то, чтобы твёрдой, но, по крайней мере, мягкой.
    Стало тепло, появился приятный, съедобный запах. Генка вытянул руку, выхватил из стены кусок, и разжевал его. Тут же обрадовано возвестил:
    - Так это же манная каша! Я вообще-то манную кашу терпеть не могу, но сейчас так проголодался, что, кажется, целую тонну этого кушанья съесть готов.
    И он стал выхватывать из стен манную кашу, и поглощать её. Не отставали от него и Лена, и остальные - все очень проголодались. Даже и Мурдор пытался есть, но каша пролетала прямо сквозь его призрачное тело.
    А потом подъём закончился, и они вылетели в место весьма приятное. Кругом цветочки благоухали, бабочки летали, вообще было свежо, приятно, и солнечно.
    - Ну, судя по всему, мы уже в раю, - молвил академик Пышнодум.
    - Э-эх, хорошее местечко. Остаться бы здесь отдохнуть, как на курорте, - мечтательно кот Василий.
    - Так вы остаётесь? - осведомился Мурдор.
    - Нет, не остаёмся. Нас внизу важные дела ждут, - ответила Лена.
    - Ну, что ж. В таком случае, спасибо вам огромное, и - до свидания, - попрощался Мурдор, и побежал прочь.
    - Надо быстрее возвращаться, а то, как бы ни началась война между кошками и собаками, - сказала Лена.
    Они уже забрались внутрь "Прорубателя-летунца", как услышали крики Мурдора:
    - Стойте! Подождите! Не улетайте!
    И призрачный кот оказался перед ними.
    - Что такое? Что случилось? - набросились они на него с расспросами.
    - Вы не туда меня отвезли, - ответил Мурдор.
    - Как? Разве же это не рай? - удивился Генка.
    - Рай то, конечно рай, да только не кошачий, а собачий, - произнёс Мурдор, и тут же зашипел:
    - А ну- ка - пригнитесь!
    Они залегли под пышными кустами.
    И вот увидели - летели два крылатых пуделя. У пуделей была белейшая шерсть, и золотистая кольчуга. Над головами пуделей сияли солнцеобразные нимбы.
    Один из пуделей сказал:
    - Здесь кто-то был.
    Другой предположил:
    - Ну, может, душа какой-нибудь левретки пробежала.
    - Нет. Это был кот. Чёрный такой, в саже. Он хотел в речке искупаться, но заметил нас и убежал.
    - Типун тебе на язык! Отсюда здесь могут быть коты? Тем более, в саже...
    Но тут оба крылатых пуделя увидели "прорубателя- летуна", и застыли над ним. Один спросил:
    - Что это такое?
    А другой ответил:
    - Не знаю. Но это не точно не райская вещь.
    - Что делать?
    - Давай отнесём это Главному, пусть он и решает.
    - Да. Я полностью с тобою согласен.
    И вот они подхватили "прорубателя-летуна" своими тонкими лапами, и подняли его так легко, будто он совсем ничего не весил. А потом полетели в ту сторону, откуда появились.
    Академик Пышнодум молвил:
    - Ну, вот придётся мне нового "прорубателя-летуна" строить. Причём, из райских материалов.
    - У нас на это нет времени, - сказал Мурдор. - Бежим скорее!
    - Позвольте, но куда же бежать? - вежливо осведомился Пышнодум.
    - Я знаю, что рай для собак, и рай для кошек располагаются вблизи друг от друга. И, судя по всему, мы сейчас как раз поблизости от границы...
    И, действительно - только они пробежали рощу, и оказались возле стены, которая состояла из каши.
    Мурдор взмолился:
    - Прошу вас - проедайте ход.
    - А почему бы тебе самому не пролететь через стену? - спросил Генка.
    - Эта каша совершенно непроницаема для душ умерших кошек и собак, - пояснил Мурдор.
    - Ну, что ж. Хотя я уже наелся, но всё же стоит помочь другу, - произнёс Генка.
    И вот все они, за исключением, естественно Мурдора, начали проедать проход. Объелись до отвала, зато оказались в кошачьем раю. Поспешили заделать за собой проход, огляделись...
    И увидели: молочные реки, в которых плескалась жареная рыба, облака из сливок, и растущую на кустах куриную запеканку. Все без исключения коты замурлыкали, восклицая:
    - Вот это воистину рай!
    Но тут раздался громоподобный голос:
    - Так-так- так!
    Они обернулись, и увидели, что сверху спустился, и теперь смотрит на них десятиметровых котище с крыльями.
    Все коты попадали на колени, а Мурдор взмолился:
    - Пожалуйста, не отправляйте меня обратно в ад, ведь я...
    - Можешь, не рассказывать, я знаю твою историю, - произнёс крылатый кот.
    - Смилуйтесь! - простонал Мурдор. - Я вам помогать буду!
    - Э-э, ну, а что ты умеешь делать? - поинтересовался крылатый.
    - Могу рыбу удить, - отрапортовал Мурдор.
    - Хм-м, мне это не нужно...
    Тут райский кот дёрнул усом, и из молочной реки вылетела целая стайка жареных рыбёшек. Все они проследовали в его глотку, туда же залился целый чан молока.
    - А ещё я умею петь, - сказал Мурдор.
    - Ну, спой, - икнул крылатый.
    И Мурдор спел:
    - Мяу-мяумяу-мямяу-у-у...
    - Хм-м, неплохо, - кивнул крылатый кот. - Ладно, я позволю тебя остаться в качестве певчего, но это не столько за твой голос, сколько за смелость. За то, что ты решился вырваться сюда...
    Итак, Мурдор был спасён. Крылатый обратился к остальным и спросил:
    - Ну, а что с вами делать?
    - Верните нас в Котовск, - попросил Пышноум.
    - Плохо сейчас в Котовсе, - поведал райский кот.
    - А почему так? - поинтересовался кот Василий.
    - Скоро узнаете. Ну, закройте глаза, и досчитайте до трёх...
    - Раз... Два... Три!!
   
   
   
   
   
    Глава 8
   "Выступление Псоглота"

   
    Кот Василий стоял с зажмуренными глазами, и помахивал хвостом. Тут его позвала Лена:
    - Всё. Мы вернулись...
    Кот Василий вздохнул, и вымолвил, тихонько:
    - И что же: нет больше молочных рек?
    - Нет! - заявил Генка, и громко рыгнул - всё же давала о себе знать съеденная в чрезвычайном количестве каша.
    Из-под века кота Василия выскочила слеза, он её слизнул, и только после этого раскрыл глаза.
    И вымолвил кот Василий:
    - Ну, вот. Это мы в городе Котовске.
    Они оказались стоящими на узенькой улице, сжатой между беломраморным зданием, выполненным в форме свернувшейся кошки, и ещё каким-то похожим на миску зданием.
    Академик Пышнодум говорил:
    - Что касается кошко-образного здания, то это - правительственное здание. Здесь частенько проходят крупные заседания котов. И, судя по всему, сегодня здесь намечается что-то особенное...
    Дело в том, что с большой площади, которая располагалась с лицевой стороны кошко-образного здания, доносился рокот большой толпы, прерываемый частым мяуканьем.
    И вот наши герои прошли по узенькой улочке. Они осторожно выглянули на площадь, и обнаружили, что вся она буквально запружена котами и кошками.
    Все эти почтенные обыватели города Котовска были крайне возбуждены, и в лапах своих несли плакаты, наподобие: "Все на войну с псами!", или "А ты заточил когти?!", или "А ты записался добровольцем?!".
    Лена вымолвила:
    - Похоже, что мы немного опоздали, и Клыкокусу с Вонючкой удалось провести какие-то диверсии и посеять вражду между кошками и собаками. Ну, ничего. Ведь ещё далеко не всё потеряно. Ведь теперь с нами есть академик Пышнодум, правдивым словам которого поверят все...
    И тут Генка вымолвил:
    - Боюсь, что не поверят...
    - Что? Почему это? - все обернулись к нему.
    - А вот смотрите...
    И Генка показал на плакат, который висел на стене соседнего с кошко-образным здания. На этом плакате была такая надпись:
    "Внимание!
    Кот Пышнодум, известный прежде как "Академик", ныне является чрезвычайно опасным субъектом с расстроенной психикой. Он очень опасен! Если увидите Пышнодума, не подходите к нему, а тем более, не слушайте его речей. Немедленно сигнализируете о его местоположении по нижеприведённому телефону...
    За любую, действительно полезную в поимке Пышнодума информацию, вы получите 100 литров отборного морока, и право на посещение ресторана: `Кошачий рай`".
    Ну а под этим плакатом был помещён искусно выполненный рисунок, представляющий Пышнодума в образе, мягко выражаясь, нелицеприятном.
    Кот выпустил коготки, оскалился и прыгнул на зрителя. Глаза у нарисованного Пышнодума были выпученными и совершенно безумными, а из его рта большими клочьями летела пена.
    Глядя на это изображение, настоящий Пышнодум омрачился, и вымолвил:
    - Да уж. Они постарались, чтобы мне никто не поверил...
    - Наверное, и в Котовске здесь замешанные в заговоре Клыкокуса и Вонючки котоы, - предположил Генка.
    - А я в этом и не сомневаюсь, - произнёс Василий.
    Тут Пышнодум обратился к Василию:
    - Ты из всех нас самый неприметный. И вот у меня к тебе такая просьба: не мог бы ты выйти, и спросить, какое именно здесь намечается мероприятие?
    - Я мигом! - сказал кот Василий, и смешался с кошачьей толпой.
    Вскоре он вернулся в их укромный переулок, и сообщил:
    - В большом зале выступит сам генерал Псоглот. Там соберутся все самые значимые коты Котовска...
    - Мы должны этому помешать! - решительно заявил Генка, которому просто хотелось пережить ещё какое-нибудь приключение.
    - Да, конечно, мы должны остановить войну! - воскликнула Лена, и даже ногой топнула - так ей не хотелось, чтобы начиналась война.
    Тут глаза Пышнодума стали ярко зёлёными, и он вымолвил:
    - Кажется, придумал. Пойдёмте скорее...
    И вот по боковому переулочку обогнули они это важное, правительственное здание, и остановились возле многометровой задней лапы мраморного кота.
    Пышнодум говорил:
    - Видите ли: в проектировке этого здания участвовал Косоглаз, о котором вы уже слышали. И, скажу я вам, что этот Косоглаз мой хороший друг. А в своих зданиях он любит всякие секреты делать, и с некоторыми из них со мной поделились. Сейчас я вам покажу...
    Академик нажал на едва выступающий из десятиметрового мраморного когтя камешек, и в когте бесшумно раскрылась дверца. Сразу за лестницей началась хорошо освещённая, ведущая вверх лестница.
    И вот они начали подниматься. Им повстречался кот-уборщик, который старательно, с помощью щётки вымывал лестницу, и что-то мурлыкал.
    Увидев поднимающуюся компанию, этот кот выронил щётку, и задрожал. Но Генка подошёл к нему, и сказал:
    - Не стоит волноваться. Всё дело в том, что мы вам просто снимся.
    - А-а, ну тогда всё нормально, - успокоено проговорил уборщик, и продолжил свою нелёгкую работу.
   
   * * *
   
    Позади осталось такое количество коридорчиков, лесенок, и проходных, комнаток, что даже неугомонный Генка притомился, и спрашивал:
    - Долго нам ещё топать?
    Бесшумно шагавший перед ними Пышнодум отвечал:
    - Уже почти пришли...
    И, наконец, они пришли окончательно. Они оказались в чрезвычайно вытянутом, затененном помещении. И только, когда Пышноум открыл маленькое окошечко в полу, то все они поняли, что находятся над большой залой, в которой готовилось выступление генерала Псоглота.
    Все места в зале уже были заняты, но в залу входили всё новые кошки и коты. Они толпились в проходах между рядами.
    И вот что поведал Пышнодум:
    - Естественно Псоглот выйдёт на сцену, и взойдёт на трибуну. Но, видите вон тот механизм?..
    И он указал на некую конструкцию, отдалённо напоминающую разрезанную мышь.
    - ...Этот механизм разделяет сцену и зал деревянной стеной. Причём происходит в течение нескольких секунд. Итак, я включаю его, и генерал Псоглот со своими приспешниками остаётся по другую сторону стены. Ну, а я спускаюсь вниз, и... стараюсь убедить своих граждан, что я психически здоров, и что совершенно зря они затевают эту войну, с жителями Собачьего царства...
    - Просто гениально!! - громко захлопал в ладоши Генка.
    - А у меня плохие предчувствия, - вымолвила Лена.
    - А-а, глупости. Всё у нас получится, - ухмыльнулся Генка.
   
   * * *
   
    Генерал Псоглот был таким жирным, что, казалось, он действительно проглотил несколько крупных псов. Передвигался он с трудом, так как его обвислое пузо волочилось по полу.
    Он был одет в алый мундир, который весь (в том числе и на спине), был усеян орденами и медалями. Вокруг Псоглота шли коты- охранники, и, когда генерал из-за неуклюжести своей начинал заваливаться в какую-нибудь сторону, то они подхватывали его под лапы.
    Когда генерал вышел на сцену, то вся громадная зала загрохотала оглушительным, и торжествующим:
    - МЯ-У-У- У!!!
    Охранники кое-как втащили Псоглота на трибуну, которая отчаянно заскрипела под его невероятной для кота тяжестью.
    И вот Псоглот начал читать, постоянно заикаясь, и лакая жирное молоко из стоявшего рядом с ним блюда.
    В пересказе начало его речи выглядело так:
    "Дорогие сограждане! Коты, кошки и котята! Все мы стали свидетелями злодейств, учинённых псами! Мало того, что они на небе с помощью мега-чернил вывели надпись: "Все коты - дураки"; так они ещё с помощью тёмной магии превратили годовой запас отборного молока в обыкновенную воду. Теперь они притязают на те земли, которые исконно считались нашими, кошачьими. Скажите, можно ли терпеть такое?.."
    Судя по толщине лежавшей перед ним стопки мелко исписанных листов, Псоглот ещё долго собирался разглагольствовать. Но ему помешали...
    Из пола, и с потолка выдвинули деревянные зубцы, которые довольно быстро сошлись, отгородив Псоглота и его приспешников от залы. А в зале поднялся ропот. Многие коты вскочили со своих мест и возмущённо мяукали.
    Но вот из-под потолка раздался голос:
    - Все - соблюдайте спокойствие. Всё хорошо, и сейчас перед вами будет произнесена очень значимая речь.
    Сразу вслед за этим вниз по верёвке съехал всем хорошо знакомый кот - академик Пышнодум.
    Он остановился на том маленькой кусочке сцена, на котором ещё можно было стоять, и выкрикнул:
    - Я хочу вам сообщить, что всё то, что вам говорят - это ложь. Я полностью психически здоров...
    Ропот в зале приумолк. Все внимательно слушали каждое слово Пышнодума:
    - Знайте, что меня скомпрометировали с той единственной целью, чтобы вы не верили мне. Но я говорю: есть заговор. Некоторые собаки и кошки, в числе которых и Псоглот, пытаются разжечь войну, чтобы наши державы взаимно ослабели друг друга. Вот тогда и нахлынут сюда захватчики-крысы. От них заговорщики надеются получить солидный куш.
    Дальнейшие события разворачивались с прямо-таки головокружительной скоростью.
    В зал ворвались коты-охранники и бросились на Пышнодума. А через отверстие в потолке съехал вниз по веревке Генка. Он кричал:
    - Беги Пышнодум! Я их задержу!!
    Пышнодум полез вверх по верёвке, а Генка начал расшвыривать тех котов, которые пытались преследовать академика.
    Пышнодум уже добрался до самого верха, и тогда Лена закричала:
    - Гена, скорее! Мы тебя ждём!
    Генка повернулся, чтобы лезть за Пышнодумом, но сзади к нему подскочил какой-то кот из охраны, и треснул его сковородкой по голове. Генка потерял сознание, и повалился на пол...
   
   
   
    
   
    Глава 9
   "Звёзды телеэкрана"

   
    - И что теперь с Геночкой будет? - плакала Лена, в то время как она, вместе с котом Василием и с Пышнодумом убегала по ветвистым коридорам и лесенкам правительственного здания.
    Кот Василий заявил мрачным тоном:
    - Наверное, его будут пытать.
    - О-о, - застонала Лена. - Бедненький, бедненький Генулечка! Как бы нам его спасти?
    Но тут зашипел Пышнодум:
    - Тише!
    И они отшатнулись в тенистую нишу, где и простояли, пока рядом пробегал патруль из сердитых и сосредоточенных, воинственно размахивающих хвостами котов.
    Всё это время Лена простояла, закрыв ладошкой рот, и едва сдерживая рыдания. А, как только появилась возможность говорить, она заговорила:
    - Мы должны спасти миленького Геношечку!
    - Какого ещё "Геношечку"? - спросил Василий.
    - Ну, Гену.
    - А-а. Так его уже, наверняка, в тюрьму Псоглота доставили. Оттуда убежать невозможно.
    - Но ведь мы должны что-то предпринять! - воскликнула Лена.
   
   * * *
   
    Генка очнулся, попытался подняться, но оказалось, что он накрепко, за руки и за ноги привязан к столу.
    Он увидел кота, мордочка которого была скрыта под красным капюшоном - это был палач. А также он увидел толстого генерала Псоглота, который, сопровождаемый своими телохранителями, только что вошёл в эту камеру.
    - Я хочу спать..., - сказал Псоглот, и зевнул.
    Но тут из-за его спины выскочил сухой, тощий кот, и прочитал с листа:
    - Генерал желает спросить: был ли заговор?
    - Ага. Был..., - ответил Генка.
    - Тогда вопрос второй: кто в заговоре сем участвовал?
    - Не скажу, - вздохнул мальчик.
    - Тогда надобно его пытать...
    Здесь тощий кот обратился к генералу Псоглоту с вопросом:
    - Какую пытку применить к заговорщику?
    - Пытку едой, - зевнул Псоглот.
    Тут все, и даже тощий кот содрогнулись.
    Палач достал коробку с шоколадными конфетами и подошёл к Генке.
    - Что это? - спросил мальчик.
    - Шоколадные конфеты с начинкой из фруктового желе, - мрачно изрёк палач.
    - Мне что их - можно есть?
    - Я их сам тебе скормлю! - прорычал палач, и начал одну за другой подавать Генке конфеты.
    Вспомните - видели ли вы когда-нибудь кошек поедающих конфеты? Я думаю - нет. Поэтому кормление этими конфетами казалось им жесточайшим истязанием.
    Все поражались мужеству Генки, который не только не кричал, но даже с аппетитом чавкал, и просил ещё конфет (Генка являлся большим сластёной).
    А потом он облизнулся, и сказал:
    - Очень вкусно, спасибо.
    Коты переглянулись, и проговорили вполголоса:
    - Вот это сила духа... Да - он настоящий герой...
    Генка попросил:
    - А можно попить?
    Тут палач изрёк вкрадчивым голосом, который не предвещал ничего хорошего:
    - Будет тебе попить.
    Тут он достал кувшин, и из кувшина этого медленно, на глазах Генки налил в миску молока. Затем он осведомился:
    - Думаешь - это тебе?
    - Ага, - кивнул Генка.
    - Нет! - взревел кот-палач. - Я это сам вылакаю, а тебя кое-что иное ждёт.
    Тут он достал пакет с надписью "100% апельсиновый сок". У тех котов, у которых были нервы послабее, отвернулись - это было, всё- таки, слишком жестоко.
    - Сам будешь пить, или через воронку в тебя вливать? - осведомился палач.
    - Да, в общем-то, и сам могу выпить, - ответил Генка.
    Тогда палач открыл пакет, и приставил отверстие к Генкиному рту. Мальчик начал пить. Сок оказался очень хорошим. Ну, разве что чуточку тёплым.
    Потом Генка облизнулся, и сказал:
    - Было очень вкусно. Спасибо. А можно ещё?
    Кто-то из котов молвил:
    - У него просто несгибаемая, железная воля.
    Тощий кот взвигнул:
    - Нет, пока что хватит. Иначе подследственный может умереть раньше времени, а нам ещё надо вытянуть из него имена сообщников и их дальнейшие планы. Увести его в камеру, но через несколько часов приготовить шоколад с орехами, пончики, изюм, грибной суп, макароны, томатную пасту, соки: яблочный, вишнёвый и персиковый. А также - настоящий ананас!
    К Генке подошёл какой-то кот и вымолвил:
    - Да, несладко тебе придётся...
    Мальчик вздохнул и произнёс:
    - Что поделать, что поделать. Надо набирать вес. Мама всё время говорила, что я через чур тощий.
   
   * * *
   
    Кот Василий, академик Пышноум и Лена проникли из правительственного здания в канализацию, и, таким образом, спаслись от погони.
    Они вылезли из колодца на каком-то пустыре. Лена не унималась. Она говорила:
    - Надо немедленно Геночку спасть. Ведь его сейчас пытают.
    И вдруг воскликнула громко, сжав кулачки:
    - Мы должны положить конец диктатуре Псоглота! И лучше всего это сделать через телевидение. Не знаю, как у вас коты, а у нас люди больше всего телевизор смотрят.
    - И у нас коты телевидение обожают, - ответил Пышноум.
    Ну, а кот Василий говорил:
    - У меня на телевидении есть один знакомый режиссёр, Головотяпкин его фамилия. Не слыхали о таком?
    - Да вроде бы как-то слышал такое имя, - вымолвил Пышноум. - Он, вроде как, снимает третьесортные фильмы ужасов?
    - Да. И, когда я с ним в последний раз общался, то Головотяпкин хотел снимать новый фильм ужасов, где главным монстром был бы человеческий ребёнок.
    Тут он обратился к Лене:
    - Ну, ты понимаешь: для жителей нашего города человек - это всё равно, что для вас динозавр.
    - Да, да, - нетерпеливо кивнула девочка.
    - Так вот, - продолжал кот Василий. - Предпоследний фильм Головотяпкина совсем провалился, и на этот его новый проект выделили какую-то мизерную сумму. Вот и метался бедный режиссёр: думал, как же возможно за такие маленькие деньжата воссоздать человеческое дитё, да ещё, чтоб оно выглядело, как настоящее. А именно такой натуральности и требовал сценарий. Ну, понимаете теперь, к чему я клоню?
    - Да, кажется, понимаю, - кивнула Лена. - Меня надо представить, как эдакий спецэффект, как сложную электронную куклу, предназначенную для участия в этом ужастике, так?
    - Именно! - воскликнул кот Василий. - Если Головотяпкин до сих пор вообще не отказался от этой затеи, то, увидев тебя, он придёт в восторг. И он сможет провести нас на телевидение. Ну, как?
    - Я согласна, - сказала Лена. - Только, пожалуйста, быстрее. Я ведь за Геночку очень волнуюсь. Ведь его сейчас терзают...
    Тогда кот Василий сказал:
    - Хорошо. Я сейчас сбегаю на большую улицу, и позвоню из телефона-автомата. А вы сидите здесь, и не высовывайтесь...
   
   * * *
   
    Довольный, сытый Генка сидел на покрытом соломой полу в камере, и размышлял над тем, чем бы эдаким интересным себя занять.
    И тут из коридора послышались шаги, и появились два кота-тюремщика. Они принесли музыкальный центр, который поставили перед камерой Генки.
    Сказали, зловеще:
    - Главный палач Цап-царапыч сказал, чтоб мы тебе, злодею, ни минуты покоя не давали. И вот тебе будут звуки страшные, звуки язвящие!
    Коты надели себе на уши толстые, звукоизолирующие наушники, и включили музыкальный центр. Громко заиграла музыка в стиле металл. Эти записи были добыты котами из мира людей, так как сами они ничего, кроме своего мурлыкания не записывали.
    Генка вскочил, и закричал:
    - О-о, класс, спасибо! Я люблю металл! Это же группа Helloween!!! Е-е!!! У-у-у!! А погромче можно?!
    Коты не слышали его просьбу, но они всё равно сделали звук громче, потому что думали, что это усугубит пытку.
    - Здоровское у вас тут звучание! Е!! Коты- молодцы!
    Генка начал трясти головой. Тюремщики переглянулись, и прочли в своих выпученных, круглых глазах одну и ту же мысль: "Заключённый бьётся в агонии".
    Вот таковым было мученичество Генки.
   
   * * *
   
    Кот Василий вернулся к нетерпеливо поджидавшей его Лене и Пышнодуму, и сказал:
    - Мне удалось заинтересовать Головотяпкина. С минуту на минуту он будет здесь.
    Он обратился к Лене:
    - Запомни, что теперь ты должна двигаться только по команде.
    - Да уж запомню, - ответила девочка.
    Вскоре появился режиссёр Головотяпкин. Он подкатил на странной машине тёмно-зелёного цвета, которая, когда ехала, нервно подпрыгивала. Из крыши этой машины торчала труба, источавшая клубы чёрного дыма.
    Сам режиссёр Головотяпкин был одёт в дырявое пальто, а на голове носил треуголку. Увидев недвижимую Лену, он и сам застыл, а потом вдруг прослезился, и вскричал:
    - Василий, ты просто гений!!
   
   * * *
   
    Итак, Лена была положена на заднее сидение в машине Головотяпкина, а на переднем сиденье расположились: сам режиссёр, кот Василий и академик Пышнодум, который, стараниями Василия, был загримирован под старого, бомжеватого вида кота.
    И Василий говорил, указывая на Пышнодума:
    - Вот, позвольте представить, профессор Недоучко, создатель этого гениального человекообразного манекена.
    - Очень приятно, - ответил Головотяпкин, и искоса посмотрев на Пышнодума-Недоучко вымолвил. - А внешне вы похожи на академика Пышнодума. Вы случайно не его родственник?
    - Случайно - нет, - ответил, стараясь изменить голос, Пышнодум.
    А Лена думала:
    "Бедненький, миленький Геночка. Что он сейчас из- за меня терпит? Ой, кажется, я в него влюбилась".
   
   * * *
   
    После полуторачасовой тряски головой, Гена притомился. Тюремщики унесли музыкальный центр, но тут же вернулись, велели ему выйти из камеры, и следовать за ними по коридору...
    И вот мальчик оказался в помещении, большую часть в котором занимал бассейн с тёплой, ароматной водой.
    Кошки, как известно, терпеть не могут водных купаний, поэтому погружение в этот бассейн было для них настоящей пыткой.
    Тюремщики приказали:
    - А ну-ка раздевайся и ныряй!
    - Да, пожалуйста! - воскликнул Генка, и исполнил их приказание.
    Он весело плескался, нырял, пускал фонтанчики, и говорил:
    - Какие вы всё-таки любезные. Отдыхаешь у вас как на курорте...
    Генералу Псоглоту донесли, что, несмотря на самые страшные пытки и истязания, захваченный бунтовщик ни в чём не сознался. Генерал лениво зевнул, и промямлил:
    - Ну, ничего... Скоро его заставят съест ананас, и он во всём сознается. Такой пытки ещё никто не выдерживал.
   
   * * *
   
    Здание телевидения города Котовска представляло из себя стометровую розовую кошку, которая встала на задние лапы, и воинственно выпятила грудь. Конечно, кошка была не живой, а каменной.
    В задней части этого исполинского здания, под хвостом у кошки, имелась автостоянка, где и припарковал свою машину режиссёр Головотяпкин.
    Итак, режиссёр вышагивал впереди, а кот Василий и Пышноум, тащили Лену, взяв её за руки и за ноги.
    У самого входа в здание стояла грозная охрана, из дюжины котов в защитных жилетах. Главный из них поинтересовался:
    - Что это вы несёте?
    - Живого человека! - пошутил Головотяпкин.
    - Я те пошучу! - прошипел военный кот и показал режиссёру когтистую лапу.
    - Но-но, ты потише! - осадил его Головотяпкин. - Я, между прочим, режиссёр Головотяпкин, а это - ценный реквизит для моего фильма.
    - А документы на этот реквизит есть, а?
    - Но... мне потребуется месяцы бегать по кабинетам всяких бюрократов...
    - Ничего не знаю. Нет документов - внос этого чучела в здание запрещён.
    - А если так? - осведомился Головотяпкин, и протянул военному денежную купюру, с изображением откормленной кошачьей физиономии и цифрой "100".
    - Хм-м, а это становится интересным, - произнёс военный.
    - Э-эх... Последнее отдаю, - и Головотяпкин протянул ещё одну такую же купюру.
    - Можете проходить! - счастливо прокричал военный.
    Уже войдя в здание, Головотяпкин шепнул:
    - Денежки эти тоже, кстати, из реквизита. Не настоящие...
   
   * * *
   
    Внутри здания телевидения, также как и снаружи, стояли коты-охранники. Это объяснялось последними событиями. По приказу генерала Псоглота, в городе Котовске было введено особое положение.
    И все эти военные коты с большим подозрением поглядывали на недвижимую Лену, и спрашивали:
    - А это ещё что такое?
    Головотяпкин вновь и вновь вынужден был объяснять, что это - реквизит фильма ужасов. Ещё в нескольких местах ему пришлось расплатиться фальшивыми купюрами за то, чтобы их пропустили.
    Но вот, наконец, они оказались в обширном павильоне, большую часть которого занимали декорации старинного кошачьего замка. Так как съёмки фильма были временно приостановлены, то в павильоне помимо них никого не было.
    Режиссёр Головотяпкин говорил, возбуждённо:
    - Вы только подумайте: какой я оригинальный сюжет придумал. Значит, приезжает в старый кошачий замок группа молодых кошек и котов студентов. И они пробуждают старое зло, в виде детёныша человека. Не правда ли, это просто невиданно оригинально?
    - О, да, - сказал кот Василий.
    Академик Пышноум неискренне кивнул, и поморщился. Он то знал, что были сняты уже сотни, если не тысячи фильмов-ужастиков с эдаким сюжетом.
    - И вот оно! Человеческое дитё! - возбуждённо приговаривал Головатяпкин. - Ну, посмотрим, что оно может делать. Поставите это на пол.
    Кот Василий и Пышноум поставили Лену на пол, и Пышноум вымолвил:
    - Открой глаза.
    Лена открыла глаза.
    - Сделай шаг по направлению к Головотяпкину.
    Лена сделала этот шаг.
    - О-о! - воскликнул Голотяпкин. - Я уже, конечно, привык ко всяким киношным ужасам, но, честно говоря, у меня - мурашки по коже. Не-е - фильм с участием Этого, станет просто мегаблокбастером сезона! Я сейчас же бегу к нашему продюсеру, и...
    - Подожди, - остановил его кот Василий. - Ты ещё даже не видел, всего, что она может.
    - О-о, очень интересно, - заявил Головотяпкин.
    Теперь кот Василий говорил:
    - Лена, протяни к нему руки.
    И девочка протянула к Головотяпкину руки.
    - Хватай его!!
    Лена схватила Головотяпкина, и приподняла его в воздух.
    - У-ух, мне страшно! И здорово! - доложил о своих ощущениях режиссёр.
    Тут Лена обратилась к Голотяпкину:
    - А не могли бы вы подсказать, где здесь у вас найти верёвку и кляп?
    Головотяпкин прямо-таки замурлыкал от удовольствия, и сквозь всё усиливающиеся мурлыканья выговорил:
    - Так она ещё и разговаривать умеет?
    - Угу, - кивнул кот Василий. - Так где же у тебя верёвка и кляп?
    - А вон в том ящике, - сказал Головотяпкин, и указал на какой-то неприметный ящик.
    И действительно - из ящика этого были извлечены верёвка и кляп, приготовленные для съёмок какой-то кровавой сцены.
    И вот Лена, при помощи кота Василия и Пышнодума стала связывать Голотяпкина. Режиссёр спросил:
    - А зачем это вы меня связываете?
    - А чтобы показать все возможности этого человека, - ответил кот Василий.
    - А-а, ну здорово! - промурлыкал Головотяпкин.
    Наконец режиссёр был полностью связан, а рот его оказался прикрыт кляпом.
    Тогда кот Василий произнёс:
    - Ты уж извини, приятель, что пришлось тебя так связать, но это для общего блага. Через некоторое время ты сам всё поймёшь.
    Тут Головотяпкин начал бешено извиваться, и размахивать хвостом. Пышноум вымолвил:
    - Надо его где-нибудь спрятать...
    - А вон тот гроб подойдёт, - произнёс Василий.
    Он указал на высокий сделанный под камень, но на самом деле картонный гроб, который стоял в мрачном углу этого поддельного замка. И именно в этот гроб был положен режиссёр Головотяпкин. Прикрыли его крышкой, но, впрочем, оставили небольшой зазор для воздуха.
   
   * * *
   
    Как раз в это время к зданию телевидения подъехал длинный, чёрный лимузин, своими формами напоминающего изготовившегося к прыжку кота. Вот лимузин остановился, его дверь раскрылась, и появился генерал Псоглот, в сопровождении двух дюжих котов- охранников, которые не только его охраняли, но ещё и передвигаться помогали.
    Псоглот заковылял в сторону стометрового здания, но тут зазвонил его сотовый телефон.
    Охранник услужливо поднёс эту миниатюрную, говорящую бирюльку к пушистому уху генерала.
    - Да? - зевающим голосом поинтересовался Псоглот.
    - Это вам звонит главный палач Цар-царапыч из тюрьмы.
    - А-а, ну как дела? - спросил и громко зевнул Псоглот.
    - Только что был проведён жесточайший допрос подследственного человека. Ему был скормлен отборный шоколад с орехами, печенье, пончики, изюм, разные соки, и под конец им был поглощён ананас.
    - Он сознался?
    - Нет.
    - Что? Он выдержал пытку ананасом? Он съел его?
    - Да. И, более того, он попросил ещё один ананас или мандарин, и грейпфрут...
    Генерал, отчаянно боролся со сном. Он зевал, он сопел, он протирал слипающиеся глаза и говорил медленно:
    - Ладно... Похоже его не удастся сломить... Когда я приеду с телевидения приготовьте всё к казни через утопление заговорщика в чане с яблочными... нет - с вишнёвым соком!
    - Всё будет к вашему возвращению, - проговорил Цап-царапыч.
    - Спокойной ночи, - произнёс генерал Псоглот.
    Он уже собирался разлечься на асфальте и погрузиться в сладкий, долгий сон, но тут подбежали к нему весьма значимые работники телевидения. Окружили они генерала Псоглота, и, заискивающе улыбаясь, говорили:
    - Скоро уже начнётся ваше восхитительное выступление. Прямо в программе новостей. Там вы объявите о начинающейся войне с собаками...
    - О войне с собаками, - задумчиво проговорил Псоглот. - А-а, война с собаками! - генерал даже немножко оживился. - Конечно же, мы будем воевать с собаками!
    Окружающие его коты и кошки захлопали своими лапками.
   
   * * *
   
    Лена, кот Василий и академик Пышнодум пробирались по коридору - приближались к студии, откуда передавали новости.
    Что касается Лены, то на неё сверху накинули серую материю, и она передвигалась на четвереньках.
    Кот Василий совал к носам многочисленных охранников прихваченное у Головотяпкина удостоверение, и говорил:
    - Съёмки фильма. Правительственный заказ.
    Охранники толком ничего не понимали, но словосочетание "правительственный заказ" оказывало на них благоприятное действие. Они вытягивались, смотрели торжественно, и говорили:
    - Проходите, пожалуйста.
    И, конечно, друзья шли дальше.
    Возле самой студии новостей, стоял особенно бдительный охранный заслон. Начальник этого заслоны - седоусый кот, в чёрном камуфляжном костюме, выхватил у Василия удостоверения, изучил его и проговорил:
    - Документ выдан на имя режиссёра Головотяпкина. И его фотография не соответствует вашей наружности. Так где же, спрашивается, Головотяпкин?
    Тут кот Василий напустил на себя гневный вид, и проговорил с укоризной:
    - А что же, по-вашему: режиссёр Головотяпкин, который занят на важном государственном проекте сам будет здесь расхаживать? Нет, уж! А у нас дело важное с войной связанное!
    Эти слова произвели на служивого большого впечатление, но всё же он не отступил полностью. Он произнёс:
    - И всё же я вынужден попросить вас подождать несколько минут.
    - А в чём, собственно дело? - спросил Пышнодум.
    Охранник ответил:
    - Скоро здесь появиться сам генерал Псоглот, и произнесёт важнейшую речь о долгожданном начале войны.
    - Вот так удача! - произнёс кот Василий.
    - Да уж. Так не терпится увидеть самого великого Псоглота, - с едва уловимой иронией заявил Пышнодум.
    Кот Василий склонился над покрывалом, и зашептал:
    - Лена, ты меня слышишь?
    Раздался её приглушённый голос:
    - Угу.
    Кот Василий шептал:
    - Надо действовать. Надо показать свою человеческую силу. Ты меня понимаешь?
    - Конечно, понимаю, - кивнула Лена.
    - Ну, ты готова действовать?
    - Готова, - ответила девочка.
   
   * * *
   
    Вот, что видели многочисленные, собравшиеся у экранов своих телевизоров коты и кошки.
    Началась программа новостей. Ведущая - всеми любимая кошка Мурлыкалка, как всегда обворожительная в своём вечернем платье, ласково улыбаясь, вымолвила:
    - Ну, а сейчас перед вами выступит сам генерал Псоглот. Он уже приближается. Вот он входит в нашу студию... Но что это?! Что?! О-о!!!
    Послышался какой-то грохот, а Мурлыкалка вдруг выскочила из-за стола, и прыгнула в сторону камеры. А сама камера дрогнула и уставилась в потолок.
    Многочисленные зрители недоумевали, приговаривая:
    - Что ж это такое? Неужели - диверсия собак?..
    А на самом деле у входа в студию произошла неслыханная сцена.
    Когда генерал Псоглот входил в студию, из-под серой материи выскочил человеческий ребёнок. То бишь - Лена. А человеческих детей обычные кошки видели только в фильмах ужасов.
    Так что почти все они бросились врассыпную. Псоглот из-за своих габаритов не мог бежать. Два охранника окружили своего генерала, и поспешно доставали револьверы. Но Лена схватила их за шкирки, выхватила оружие, и вышвырнула котов в соседнюю пустующую студию, а дверь закрыла.
    - Что происходит? - зевая, спросил Псоглот.
    - Попрошу пройти в студию, - срывая с себя нехитрый бомжовский грим, потребовал академик Пышнодум.
    Снимающая камера была выправлена Леной, и все зрители увидели, что на месте диктора теперь сидит академик Пышноум, а рядом с ним - Псоглот, и некому неизвестный кот Василий.
    И Пышноум начал говорить:
    - Изначально я хотел просто выступить перед вами, и своей связной речью доказать, что я вовсе не безумен. Я хотел рассказать вам о заговоре, целью которого было разжечь войну. Но всё получилось гораздо лучше. Вам скажет обо всём сам генерал Псоглот...
    К тому времени генерал Псоглот уже заснул. Но вот кот Василий вылил на него целый графин холодной воды, и Псоглот немножко оживился.
    - Расскажите о заговоре, - потребовал Пышноум.
    - Что? Нежели надо рассказывать? А зачем? - удивился, зевая, Псоглот.
    - Так надо, - пояснил кот Василий.
    - Для общественного блага, - добавил Пышноум.
    - А я, вроде бы, подписывал такой договор о не разглашении, - вновь погружаясь в сон, промямлил Псоглот.
    - Договор аннулируется.
    - Значит, всё-всё рассказать?
    - Да. И поживее, - постучал коготками по столу кот Василий.
    - Ладно. Начинаю рассказывать, - зевнул Псоглот. - Значит, сговорился я, и бультерьер этот, как его... этот э- э...
    - Клыкокус, - подсказал академик Пышноум.
    - А-а, ну да точно. Клыкокус, - согласился Псоглот. - А ещё в заговоре участвовала крыса Вонючка. Такая, вот история. А можно я пойду теперь? Или ещё о войне объявить? У нас, в общем, война с собаками скоро будет. Хотя для меня речь должны были написать. А где речь то? Я читать должен...
    - Нет, нет. Не надо никаких речей, - произнёс Пышноум. - Вы вот лучше объясните нам, подробности вашего заговора...
    И Псоглот, зевая и время от времени засыпая (его надо было будить сильными толчками) - рассказал то, о чём внимательный читатель уже знает...
   
   * * *
   
    Эта сенсационная программа новостей подняла небывалый переполох, не только в Котовске, но и в Собачинске. Ведь и в городе собак ловили эту "вражью" программу новостей.
    Вообще, честно говоря, ни собакам, ни кошкам вовсе не хотелось воевать. И зачем, право, воевать, когда гораздо приятнее жить в мире?
    Несмотря на заверения более разумного, чем Псоглот, Клыкокуса, были проведены проверки, и оказалось, что действительно был заговор. А воевать не стоит.
    Так что Псоглот был выведен из здания телевидения в наручниках, а кота Василия, академика Пышноума и Лену встречали как национальных героев. Коты качали их на руках, а Лена их теперь совсем не казалась им страшной, а даже очень милой.
    Ей предложили роскошный ужин в рыбном ресторане, но Лена отказалась.
    Девочка говорила:
    - Скорее - отвезите меня в тюрьму! Я хочу увидеть Геночку!
   
   * * *
   
    Генка сидел в своей камере, и доедал принесённый по его просьбе банан. И тут услышал чьи-то быстрые шаги, и вот уже впорхнула в камеру Лена, бросилась к нему, вопрошая:
    - Ну, как ты?!
    Тут Генка быстро смекнул, что ему выгоднее притвориться пострадавшим. Он тут же растянулся на соломе, и простонал:
    - О-о, меня пытали...
    - Бедненький! - Лена рухнула перед ним на колени, и начала гладить его по голове.
    - Но я им ничего не сказал..., - хвастался, с трудом сдерживая улыбку, Генка.
    - Миленький, - прошептала Лена, и поцеловала его в лоб.
    Тут Генка подавился от рвущегося наружу смеха.
    - Что с тобою, хорошенький мой, - нежно пролепетала девочка.
    - О-о, меня терзает удушье, - закатил глаза Генка.
    - О-о, миленький, герой мой!
    - Конечно герой! - ухмыльнулся Генка.
    - Мы должны уйти из этой ужасной тюрьмы! Тебе, наверное, нужны носилки?
    - О, да. Мне нужны носилки. А ты будешь за мной ухаживать?
    - Конечно же, дорожайший мой герой! Принц мой!
    Генка зажал рот ладонью, из которой доносилось сдавленное: "Гы-Гы-Гы".
    - Что такое? - всплеснула ладошками Лена.
    - Кажется, из меня внутренности лезут.
    Глаза Лены округлились, и она упала в обморок.
    Генка пожал плечами и проговорил:
    - Да-а... Кажется, я переборщил.
   
   * * *
   
    Ну, а что же кот Василий? Очень всё хорошо было у кота Василия. И без всяких брильянтов полюбила его прекрасная Мурка, ведь он теперь являлся национальным кошачьим героем. Да и псы его уважали: ведь кот Василий был один из тех, кто остановил совсем не нужную им войну.
    Через недельку сыграли свадьбу, на которой помимо, естественно Василия и Мурки, присутствовали ещё и академик Пышноум, и режиссёр Головотяпкин, и даже палач Цап-царапыч, который пожелал молодожёнам никогда не попадать в его лапки...
    Очень-очень много там присутствовало гостей, вот только Генки и Лены на свадьбе не было. Дело в том, что они давным-давно ушли в свой мир...
   
   * * *
   
    Очень Лена и Генка переживали, что из-за их долгого отсутствия родители будут волноваться, но, когда они вернулись через магический портал, то оказалось, что в их родном городе минуло всего несколько часов.
    Генка притворился больным, и отныне Лена каждый день после школы навещала его, и ухаживала за ним, называя то "героем", то "принцем", то "миленьким". Она гладила его по голове, поила его с ложечки чаем и парным молоком, и читала Генке сказки.
    Сначала Генка давился от смеха, а потом стал что- то уж очень серьёзным, и однажды сказал:
    - Лена, я хотел бы на тебе пожениться.
    Девочка побледнела, опустила взор и вымолвила:
    - Когда-нибудь, может быть...
    Тогда Генка попросил:
    - А научи меня стихи писать.
    Лена ответила:
    - Этому нельзя научится. Это из сердца должно идти...
    Прошёл ещё месяц. Конечно, Генка "выздоровел" и ходил в школу. Однажды он преподнёс Лене груду мелко исписанных листов, и вымолвил:
    - Вот - это тебе...
    - Ах, спасибо! - прошептала Лена.
    А, когда она прочитала эти стихи, то была в таком восторге, что расплакалась. И она тоже написала Генке стихи.
    В общем, из хулигана Генка превратился в поэта- романтика. И всё это благодаря Лене.
    Остаётся добавить, что и Лена и Генка чувствовали, что им ещё доведётся столкнуться с обитателями иных миров. И чувства их не обманули.
   

КОНЕЦ.
26.01.04