<<Назад
   
"Алый спрут"
   (повесть)



Глава 1
"Таинственная посылка"

    Родители Алёны и Иванушки отправились на целую неделю в командировку, а детей своих оставили дома. При этом обещали, что, когда вернуться, обязательно возьмут их с собой в Дом отдыха на Волге.
    Ну а пока что все обязанности по домашнему хозяйству оказались возложенными на Алёну. Ведь она была старшей, ей уже двенадцать лет, а Иванушка только собирался в этом году идти в школу - ему недавно исполнилось семь лет.
    В общем, Алёна была весьма недовольной: вместо того, чтобы ходить с подругами в кино, загорать на пляже и есть мороженое, ей приходилось часть своего бесценного времени тратить на походы по продуктовым магазинам, на приготовление еды, а также - на слежение за Иванушкой, который отличался чрезвычайно непоседливым нравом.
    И вот наступило очередное утро. Алёна смотрела по телевизору мультики, а из соседней комнаты доносились боевые крики Иванушки, который уже успел расставить две армии игрушечных солдатиков, и играл с ними.
    Девочка недовольно морщилась, и уже собиралась пойти, сказать брату что-нибудь обидное, когда одновременно произошли два события. Во-первых, на кухне заверещал чайник - таким образом, он извещал, что вода вскипела. А во-вторых - затрезвонил телефон.
    Алёна задумалась, что ей делать в первую очередь: бежать на кухню, или поднимать трубку. Всё же она решила поднять трубку, так как в такое раннее время им редко звонили, и, должно быть, случилось нечто экстраординарное.
    Итак, одной рукой она схватила трубку, а другой - зажала ухо, так как чайник должен был визжать до тех пор, пока его не выключат из сети.
   - Алло! - крикнула Алёна.
   - Вас с почты беспокоят, - раздался в трубке вежливый голос.
   - Угу. Что случилось?
   - Вам посылка пришла.
   - Надо же...
   - И это очень большая посылка.
   - Ничего себе! Мы вообще-то ничего не заказывали, - изумилась Алёна. - А что на ней написано?
   - Разобрать невозможно. Здесь что-то иероглифами выведено...
   - Иероглифами..., - повторила задумчиво Алёна.
   А из трубки донеслось:
   - Вас очень плохо слышно.
   - Ага. Это у нас чайник пищит!
   В это время в комнату заглянул Иванушка. Это был мальчик небольшого роста, с густыми рыжими волосами, лицо его покрывали веснушки, а глаза отливали такой же васильковой синевой, как и глаза его сестры. В руках он держал двух солдатиков, и ударял их сабельками, звонко выкрикивая при этом:
   - Бамс-бамс!
   Затем он спросил у сестры:
   - Что случилось?
   Алёна зашипела на него:
   - Немедленно выключи чайник на кухне!
   - Не-а! Не-а! Не-а! - несколько раз прокричал Иванушка. - Сначала скажи, кто звонит?
   Алёна показала ему кулак, а в трубку крикнула:
   - Кажется, теперь я догадываюсь, откуда эта посылка. Дело в том, что наш дедушка был капитаном корабля дальнего плавания, и заводил хорошие знакомства в самых разных уголках земного шара. В том числе, и в Китае. И теперь, столько лет спустя, мы поддерживаем связь со старцем Жень-Шенем. Иногда он присылает нам посылки... Правда - раньше это были совсем небольшие посылочки, ну а в этот раз он, должно быть, подготовил нечто особенное... Но... наверное, за доставку этой посылки нам надо много заплатить?
   - Вас очень плохо слышно...
   - Ах извините! Это у нас чайник звенит! Я спрашиваю: сколько посылка стоит?!!
   - Всё уже оплачено. Так что вы можете просто приходить и забирать свой "подарочек".
   И вслед за этим последовали короткие гудки. Алёна положила трубку, схватила с дивана подушку и, замахнувшись ею, бросилась на Иванушку.
   Иванушка юркнул в свою комнатку, но Алёна всё же успела швырнуть подушку ему в спину.
   - А-А-А!! - закричал Иванушка.
   Мальчик покачнулся, но всё же устоял на ногах, а вот подушка, отскочив от него, передавила половину с такой аккуратностью расставленной армии.
   - А-А-А!!! - ещё громче возопил Иванушка.
   Затем он схватил каучуковый шарик, и зашвырнул его в Алёну.
   Девочка уже была готова к этому, так как подобные заварушки между ней и братом разгорались по десять раз на день. И она успела увернуться. Однако, с силой запущенный шарик, отразившись от стены, под углом врезался в пол. Затем долетел до потолка, и со свистом пронёсся возле самого носа Алёны.
   Она выставила руку - хотела поймать мячик, но так уж получилось, что только сильнее по нему ударила, и ускорила его движение. В результате мячик улетел на кухню. Оттуда раздался грохот, и сразу же вслед за этим верещание чайника оборвалось.
   - Ну, вот, доигрались, - самым трагичным голосом изрекла Алёна, и прошла на кухню.
   И её самые мрачные предположения оправдались. В верхней части чайника зияла пробоина, из которой, вместе с паром, вырывались брызги кипящей воды, а также виднелся варящийся каучуковый шарик.
   - Не придётся нам сегодня чайку попить, - вздохнула Алёна.
   
   * * *
   
    Через несколько минут недовольная Алёна шагала по улице рядом с улыбающимся Иванушкой, который был доволен тем, что ему удалось запустить свой мячик так ловко, что он разбил чайник на кухне. Ну, а ещё Иванушка предвкушал то, что вскоре к ним попадёт большущая посылка от китайского дедушки Жень-Шеня.
    Погода, кстати, стояла просто замечательная. На ясном июньском небе плыли лёгонькие белые облачка, и в то же время дул свежий ветерок, и листья на деревьях шуршали так выразительно, словно бы исполняли некую особенную лиственную симфонию.
    В общем, даже и от Алёны отошло её сумрачное настроение, и она подумала, что потеря чайника - в сущности, не причина, чтобы ходить мрачной. К тому же, она вспомнила, что запасной чайник имеется и у её лучшей подруги Лиды. У Лиды то и можно было временно позаимствовать это "сокровище"...
    Так что на почту Алёна вошла, улыбаясь. Она обратилась к одной из работавших там женщин:
   - Мне бы посылку получить. Её из Китая прислали...
   Женщина вскинула на неё суетливые глазки, и проговорила строгим голосом:
   - А-а, ну конечно! В заднее помещение пройдите!
   Алёне и Иванушке пришлось ещё некоторое время проблуждать, прежде чем они всё-таки нашли это "заднее помещение". Зато, как только они в это помещение вошли, так сразу увидели предназначенную для них посылку.
   Это был прямоугольный ящик, сделанный из чёрного дерева. И на его боках алым цветом зияли замысловатые иероглифы. Что же касается размеров ящика, то они оказались более чем внушительными - по крайней мере, двух метров в длину, и метр в вышину.
   - Ничего себе! Да мы ведь такую посылку ни за что не дотащим! - воскликнула Алёна. - Надо родителей дожидаться. Пускай уж они грузчиков вызывают.
   - Нет! Дотащим! - закричал Иванушка.
   Далее, между сестрой и братом разыгралась нешуточная перебранка, которая была прервана усатым служащим почты.
   Он спросил:
   - Так вы забираете этот ящик?
   - Да! - ответил Иванушка.
   - Нет! - возмущённо возразила Алёна.
   - А лучше - забирайте, - суровым тоном посоветовал почтовый служащий.
   - Это почему же? - поинтересовалась Алёна.
   - А потому, что этот ящик вчера поздно вечером доставили, и всю ночь из него какой-то шорох доносился. Если там какой-то зверь, то ведь и помереть от недостатка пищи или кислорода может.
   - Вот! Я же тебе говорил! Скорее - тащим его к нам! - торжествующе воскликнул Иванушка.
   Алёна хотела было что- нибудь возразить, но тут вдруг поняла, что возражать то и нечего.
   Девочка подписала нужные бумаги, и ей сказали, что она может забирать посылку.
   И вот Алёна и Иванушка попытались поднять ящик. Но это оказалось для них непосильным делом. Они покраснели от натуги, и только самую малость приподняли тяжеленный ящик над полом.
   Тут уж сжалились над ними работники почты. И два грузчика дотащили ящик до их квартиры. Кстати, даже и грузчики притомились от этой задачки...
   
   * * *
   
    Грузчики пронесли ящик в комнату к Иванушке, вытерли пот, и удалились.
    И Алёна тут же возмутилась:
   - А почему к тебе в комнату?!
   - Хи-хи-хи, - захихикал Иванушка. - Что же ты сразу не сообразила? Не сказала грузчикам, куда ящик нести, а теперь то уже поздно! Не перетащим мы его собственными силами в твою комнату.
   - А-а - ладно! - махнула рукой Алёна. - Давай его разберём. Посмотрим, какого зверя прислал нам дедушка Жень- Шень.
   - Наверное - это тигр, - предположил Иванушка.
   - Ну, тигра посылать - мог бы додуматься только такой умник, как ты. А дедушка Жень-Шень - человек очень серьёзный, и если и высылает подарки, то только приятные.
   А Иванушка уже исследовал ящик. Вот он нашёл маленький рычажок, надавил на него, и... раздался щелчок, а затем верхняя крышка ящика плавно приподнялась, и откинулась на пол.
   Клубы алого дыма поднялись над краем ящика, щупальцами изогнулись.
   - Ах! - воскликнула Алёна.
   - Здорово! - изрёк Иванушка.
   
   * * *
   
    Кстати, когда грузчики несли ящик по улице, то рядом проходил сухонький старичок с длинной и острой белой бородой. Это был профессор лингвистики Тимур Вотсловов. Он в совершенстве знал не только китайский, но и японский, и корейский, и вьетнамский и ещё многие восточные языки. Но, когда он увидел выведенные на поверхности ящика алые знаки, он сразу отметил, что эти иероглифы не относятся ни к одному из известных ему языков.
    И это событие повергло его в такое состояние, что он несколько минут простоял на одном месте, а потом до самого вечера ходил задумчивым, и ни с кем не разговаривал...
   
   
   
   
   
   

Глава 2
"Алый спрут"

    Иванушка вскочил на ноги. Он хотел заглянуть внутрь открывшегося ящика. Но тут случилось вот что: стенки ящика вдруг разложились на части, и упали на пол.
    И оказалось, что внутри ящика размещался аквариум. Причём аквариум занимал практически весь ящик. То есть и размеры его были примерно два метра в длину, и один метр в высоту.
    Аквариум наполняла зеленоватая вода. Причём зеленоватой она становилась от крошечных мшистых пятнышек, которые плавали в ней, и источали изумрудное свечение. Помимо того, в аквариуме находились две водоросли ярко-синего цвета.
    Ну и самое главное - в аквариуме находился спрут. Он, подобно упавшему солнцу, лежал на илистом дне. Причём лучами этого "солнышка" служили щупальца; ну а в центре располагалась весьма жуткая физиономия, с выпученными круглыми глазами.
    Спрут был алого цвета. А из глаз его даже исходило алое свечение, которое оттеняло окружающую его зеленоватую воду.
    Тогда Алёна вымолвила:
   - Бр-р-р, мне кажется, что он сейчас выпрыгнет из аквариума и наброситься на нас.
   Девочка была уверена, что её младший брат по обыкновению своему ответит что-нибудь вроде того, что спрут, в общем-то очень даже классный, но к её изумлению Иванушка ответил напряжённым голосом:
   - Ты знаешь - мне этот спрут тоже не нравится...
   И тогда Алёна воскликнула:
   - Ага! Наконец-то ты хоть в чём то со мной согласилось!
   И в этом была её ошибка. В данном случае с Иванушкой требовалось более деликатное отношение.
   А Иванушка просто из детского упрямства не хотел соглашаться со своей сестрой. И поэтому он проговорил:
   - Вовсе я с тобой не соглашаюсь. Сначала мне этот спрут действительно не понравился. Но теперь я вижу, что он очень даже классный.
   - Ну так я и думала, - вздохнула Алёна.
   Тут Иванушка приблизился лицом к самому стеклу аквариума, тихонько постучал по нему пальцем, и спросил:
   - Как тебя назвать, а, спрутик?..
   Алый спрут глядел на Иванушку своими выпученными глазищами, и от этого пронизывающего взгляда мальчику стало не по себе. Он почувствовал, как мурашки побежали по его коже, он почувствовал, как сжалось его сердце.
   Иванушка чувствовал в этом взгляде могучую совсем не звериную, но и не человеческую волю. Но также мальчик помнил и о своей сестре, которая находилась рядом. А перед ней он хотел выглядеть бесстрашным героем.
   Так что Иванушка проговорил:
   - Пожалуй, пришло время поздороваться с нашим гостем.
   - Что ты хочешь сделать? - быстро спросила Алёна.
   - Да просто опустить руку в аквариум.
   - Да ты что! - воскликнула Алёна.
   - А что такого?
   - Так он же схватит тебя? - с ужасом в голосе говорила девочка.
   - Ну и что же из того? Пусть хватает. Что он может сделать? Палец мне что ли откусит?
   - Может и откусит.
   - Да где ты у него зубы то видишь?
   - Они у него наверняка есть, просто сейчас он их спрятал.
   - Если у него и есть зубы, то не большие, потому что он и сам не большой.
   Кстати, что касается размеров алого спрута, то его центральная, головная часть размерами как раз равнялась с головой взрослого человека. Ну а его щупальца расширяли эту "голову" ещё раза в три.
   - Иван, ну я прошу тебя! - взмолилась Алёна.
   Но Иванушка не слушал её. Он приподнял крышку аквариума, и склонился над зеленоватой водой. Теперь глазищи спрута оказались прямо перед ним. И мальчик прочёл в этих глазах нечто такое страшное, что заставило его отшатнуться. И, уже не думая, что подумает его сестра, Иванушка проговорил:
   - Ладно. Сначала попробую потрогать его ручкой.
   И он достал из своего стола длиннющую железную ручку, с помощью которой иногда рисовал комиксы про динозавров.
   - Ну зачем тебе его трогать? - поинтересовалась Алёна.
   - Просто так надо, - пробурчал Иванушка.
   Честно говоря, он уже и сам не знал, зачем ему понадобилось трогать спрута ручкой.
   И вот Иванушка медленно начал опускать железную ручку в зеленоватую воду. Спрут не шевелился, и совершенно не понятно было, куда он глядит своими выпученными глазищами...
   И, несмотря на то, что в комнате было тепло, Иванушка всё время чувствовал мурашки на своей спине, и даже зубы его стучали.
   А потом щупальца алого спрута дёрнулись. Причём это движение оказалось настолько стремительным, что ребята даже не успели ничего увидеть. Просто в одно мгновенье эти щупальца были на одном месте, а в следующее - уже оказались на другом.
   Спрут обвил щупальцами ручку Иванушки. Мальчик попытался выдернуть ручку из воды, но она даже не пошевелилась. Он рванул её из всех сил - ручка даже не шевельнулась.
   Тогда мальчик представил, что было бы, если бы он опустил в воду не ручку, а руку, и содрогнулся.
   Ну а Алёна проговорила молящим тоном:
   - Я тебя очень прошу: отпусти ты эту ручку...
   И Иванушка её послушался. Он отпустил железную ручку, и она тут же полностью перекочевала в щупальца спрута...
   Ну а Алёна подхватила упавшую крышку, и накрыла ею аквариум. А сверху на крышку она положила ещё несколько массивных фолиантов, которые с давних пор пылились в углу этой комнаты.
   Затем она проговорила:
   - Хорошенький подарочек. И, честно говоря, не ожидала я такого от старца Жень-Шеня.
   - И ручка была хорошенькая..., - вздохнул Иванушка.
   - Что?
   - Да вон посмотри...
   И Иванушка указал на несколько железных ошмётков, которые выплюнул из себя алый спрут. И эти ошмётки - всё, что осталось от его ручки.
   Ну а спрут начал погружаться в илистое дно. Он поспешно закапывался, и вскоре единственное, что осталось на поверхности - это два его выпученных, источающих алый свет глаза. Эти глаза никогда не моргали...
   Некоторое время Иванушка и Алёна просидели возле аквариума, и всё смотрели на глаза спрута.
   Вот Алёна вымолвила:
   - И всё же я ума не приложу: зачем старец Жень-Шень прислал нам такой подарочек...
   Ну а Иванушка проговорил:
   - А с чего ты вообще взяла, что это от Жень- Шеня?
   - Что? - встрепенулась Алёна.
   - Ты слышала, и повторять я не буду, - ответил Иванушка.
   Да - Алёна слышала. Такая мысль ещё не приходила к ней в голову. Она побледнела, и спросила дрогнувшим голосом:
   - Ну, а если не от Женя-Шеня, то от кого же?
   - А я откуда знаю, - пожал плечами Иванушка.
   Тогда Алёна проговорила твёрдым голосом:
   - Так, ладно. Теперь слушай, что я тебе скажу: аквариум мы перевяжем железной проволокой, чтобы спрут ненароком не выбрался. И даже не думай больше подходить к нему, а то он тебе нос откусит.
   - Тоже мне командирша нашлась, - проворчал Иванушка.
   Вслед за этим последовала длительная перепалка, даже самый приблизительный пересказ которой занял бы несколько страниц убористого текста.
   Но закончилась перебранка тем, что Алёна громко хлопнула дверью, и ушла к себе в комнату, а Иванушка остался сидеть рядом с аквариумом.
   Он вновь придвинулся к нему, и, постучав по нему пальцем, спросил:
   - Э-эй, спрут, как ты там поживаешь? Кушать хочешь?
   Два алых глаза неотрывно глядели на мальчика. И по их выражению Иванушка догадался, что спрут действительно хочет есть.
   - Чем же тебя накормить? - спросил Иванушка. - Э-э- э... Пожалуй я принесу тебе...
   Но тут он прервался, так как вдруг по какому-то наитию догадался, что алый спрут больше всего хочет съесть именно его, Иванушку.
   И тогда мальчик вымолвил:
   - Ну уж нет. До меня тебе не добраться...
   Он сходил на кухню, достал из морозильника курицу, отрезал от неё лапку. Иванушка даже не стал дожидаться, когда лапка оттает. Мальчик даже не подумал: а питаются ли спруты куриными лапками.
   Иванушка просто вернулся в свою комнату, убрал с крышки аквариума книги, и бросил спруту куриную лапку. Тот схватил её щупальцами.
   - Вот и хорошо. Кушай на здоровье, - улыбнулся мальчик.
   И тут спрут резко дёрнул своими щупальцами. В результате этого куриная лапка торпедой вырвалась из воды, и попала прямиком в раскрытый рот Иванушки.
   Мальчик закашлялся и выплюнул кость.
   Тогда он захлопнул крышку аквариума, положил сверху на нёе книги, погрозил спруту кулаком, и заявил:
   - Вот и сиди там голодный!
   Спрут никак на это не отреагировал - он просто глядел своими выпученными глазищами на Иванушку.
   И вновь мальчик почувствовал, как по его спине побежали мурашки.
   Он прошёл к своему столу, и, пребывая в состоянии крайне рассеянном, начал искать свою ручку. Но вот вспомнил, что ручка съедена спрутом.
   Тогда он откопал в самом нижнем ящике стола несколько старых карандашей, и с их помощью начал вырисовывать в тетради очередной комикс про динозавров.
   Вот он нарисовал море: летающих над водами птеродактилей, и плескающихся среди пенных барашков ихтиозавров и плезиозавров. А потом вдруг изобразил алые щупальца, которые тянулись из тёмной морской бездны, и хватали и ихтиозавров и плезиозавров, и даже птеродактилей. Просто не существовало такой силы, которая могла бы противостоять этим щупальцем. И самому Иванушке казалось, что на дне моря обитает жуткое, бессмертное божество по имени Алый Спрут.
   Вдруг из-за спины Иванушки раздался резкий хлопающий звук. Мальчик сразу выронил карандаш, и замер, напряжённый, как натянутая до предела струна.
   Ему думалось, что спрут выбрался из аквариума, и теперь подбирается сзади, чтобы обхватить его своими щупальцами, разорвать на части и поглотить. Ему даже и поворачиваться было жутко. Казалось - стоит голову повернуть, и прямо рядом с собой увидит он выпученное алое око...
   Он сжал кулаки. Губы его побледнели и задрожали, а по лбу покатилась капельки пота...
   Затем Иванушка всё-таки обернулся. Аквариум стоял на прежнем месте, и был накрыт крышкой, на которой лежали книги.
   Мальчик подошёл к аквариуму очень медленно, крадучись. Он всё ожидал, что спрут выпрыгнет и вцепиться в него. Но этого не произошло. Недвижимый спрут лежал, зарывшись в ил...
   
   * * *
   
    Вечером, сидя на кухне и ужиная (Алёна поджарила курицу), Иванушка вспомнил, как алый спрут запустил в него куриную лапку, и подавился.
    Старшая сестра посмотрела на него, и спросила ехидно:
   - Ну что - рад "подарочку"?
   - Рад, - пробурчал Иванушка.
   - Ага! А мне вот кажется, что совсем не рад. Как ночью то спать будешь?
   - Да уж как-нибудь засну, - проворчал мальчик.
   - А если этот спрут вылезет, да и сцапает тебя?
   - Что - думаешь, - я его боюсь?! Да ничего подобного! Этот спрут гораздо приятнее, чем ты...
   Вообще- то, до этого момента Иванушка думал попроситься ночевать в комнату к Алёне, но тут решил, из чувства гордости ни в коем случае не станет этого делать.
   Он докажет своей высокомерной и заносчивой сестрёнке, какой он герой!
   
   
   
   
   
   

Глава 3
"Ужасы в ночи"

    И вот наступил поздний вечер. Солнце ушло за горизонт, и пронизанные серебристыми иглами звёздного света сумерки навалились, дыша приятной прохладой, на землю.
    Иванушка попробовал было читать книгу сказок, но ничего у него не получились. Буквы перед глазами двоились и троились, а по спине всё время бежали мурашки. И даже время от времени начинали у Иванушки стучать зубы.
    Мальчик чувствовал, что алый спрут наблюдает за ним из аквариума.
   - Ну что ты за мной всё следишь? - прошептал Иванушка.
   И в ответ услышал зловещее шебаршение из аквариума. Он оглянулся, и увидел, что алый спрут быстро-быстро двигает своими щупальцами.
   Тогда Иванушка покопался в своём столе, и достал четыре больших листа тёмного ватмана. Эти листы он отнёс к аквариуму, и поставил их, так что ни спрута, ни самого аквариума не стало видно.
   - Вот так то! Вот и сиди там, злючка, - проговорил Иванушка.
   Ещё некоторое время читал мальчик сказки, а затем разделся, выключил свет, и лёг спать...
   Но Иванушке совсем не спалось...
   Оказывается даже плотные листа ватмана не могли закрыть тот алый свет, который источали глазищи спрута.
   Иванушка ворочался с бока на бок, но всякий раз глаза его как-то сами собой открывались. Наконец Иванушка зарылся с головой под одеяло, и проговорил:
   - Вот ни за что не выгляну...
   
   * * *
   
    Алёна улеглась в кровать примерно в то же самое время, что Иванушка. И ей, как и её младшему брату, не спалось. Дело в том, что она волновалась за Иванушку, и размышляла она примерно следующим образом:
    "А что если спрут всё-таки вылезет из аквариума и сцапает Иванку? А с другой стороны - могут ли спруты из аквариумов вылезать?.. Нет - уж тогда лучше по другому вопрос поставить: а держат ли спрутов в домашних аквариумах? Что-то я о таком не слышала... Но это какой-то очень необычный спрут, и от него можно всего что угодно ожидать..."
    Так она и волновалась, и ворочалась с бока на бок, а никаких конкретных действий не предпринимала.
    И в конце-концов всё-таки заснула...
    Только, казалось, Алёна закрыла глаза, только туманные сновидения заполнили её сознание, как дикий вопль её братца, заставил девочку подскочить. Она стояла в темноте посреди комнаты и, честно говоря, ещё ничего не понимала.
    И тогда вопль Иванушки повторился. Это был такой страшный, преисполненный ужаса вопль, какого Алёна никогда прежде не слыхивала.
   - Иван! - выкрикнула она, и бросилась в его комнату.
   
   * * *
   
    А случилось вот что: укрывшийся под одеялом Иванушка всё-таки задремал. Ему снилось, что он барахтается в бескрайнем море, вода в котором имела тёмный цвет. А в жарком воздухе отсутствовал даже малейший ветерок, так что дышать было очень тяжело.
    Поблизости от Иванушки плавали угрожающего вида древние ящеры, но вот они испуганно вздрогнули и поплыли подальше от этого места. И мальчик знал, чего они все так испугались. Конечно же, они испугались алого спрута, который уже тянул щупальца из пучины.
    Иванушка начал усиленно грести руками и ногами, но скорость его передвижения оказалась чрезвычайно низкой. И вот уже обхватило его туловище чудовищное щупальце, и дёрнуло в бездну.
    Мальчик хотел закричать, но даже и это у него не получилось - тёмная жижа заполнила его рот. Теперь уже совершенно невозможно было дышать. Он задыхался.
    Вот прямо перед его лицом промелькнул выпученный алый глаз спрута. Причём в этот раз глаз был таким громадным, что Иванушка увидел в нём своё отражение, как в зеркале.
    И тогда он очнулся.
    Оказывается, он лежал под одеялом. Было очень темно, и практически совсем отсутствовал воздух.
    Так что Иванушка поспешил сдёрнуть с себя одеяло, и жадно вдохнул комнатный воздух.
    И сразу же почувствовал, что, помимо ароматно-прохладного ночного воздуха, в его комнате присутствует и ещё какой-то незнакомый, и очень неприятный запах. Пахло водорослями, пахло перегноем.
    Иванушка медленно повернул голову в ту сторону, где стоял аквариум. И он увидел нечто такое, от чего глаза его расширились, а пульс ускорился раза в два.
    Оказывается, те листы ватмана, которые он поставил возле аквариума, теперь повалились. Помимо того, на полу виднелись небольшие лужицы. Зато из аквариума теперь исходило исключительно зеленоватое, порождаемое водорослями свечение. А алого свечения Иванушка больше не видел. И это значило, что алый спрут всё-таки вылез из аквариума.
    Тогда мальчик сжал кулаки, и пробормотал:
   - Главное, не терять самообладания...
   И он начал медленно поворачивать голову. Напряжение Иванушки было чрезвычайно большим. Он всё ожидал, что вот именно сейчас увидит спрута, и спрут тут же на него наброситься.
   Нет - пока что он не увидел...
   Но вот по комнате прокатился некий трескучий, резкий звук, источника которого Иванушка не мог определить. Капли пота покатились по его лбу...
   А потом он заметил слабое алое свечение, которое поднималось из-под его кровати.
   Несколько секунд мальчик ждал... И вновь повторился непонятный трескучий звук. И тогда Иванушка подумал: "А, может быть этого спрута уже и нет в живых. Может он засох без воды..."
   И вот мальчик очень медленно начал свешиваться с края кровати. Он намеривался заглянуть под кровать, и в тоже время ожидал, что спрут вцепиться в его лицо щупальцами, и откусит ему нос.
   И вот увидел Иванушка, что под его кровать затёк ручеек из аквариума, и почему-то окончание этого ручейка сияло алым светом. Но никакого спрута под его кроватью не было.
   И вот вновь услышал мальчик резкий, трескучий звук, и теперь определил его источник - он доносился из угла. Иванушка повернул туда голову. Слишком уж темно в этом углу было, но всё же мальчик разглядел, что стоит там кто-то высокий и тёмный.
   В голову ударила мысль: "Подождите! Да кто ж там стоять то может? Ведь спрут - это всё-таки не человек. У него ни туловища ни рук, ни ног не должно быть".
   А потом пришли в движение щупальца, которые оказывается, скрывали физиономию спрута. Алый свет хлынул из его выпученных глазищ, и сразу стало всё видно.
   Вот она - страшная личина. Бурая, склизкая масса; нижняя часть морды выгибалась вниз чудовищной округлостью, а вокруг головы шевелились, извиваясь щупальца.
   У спрута действительно было тело, из которого, плотно сплетаясь, выступали щупальца. И эти щупальца вполне заменяли чудовищу руки и ноги. И размеры алого спрута теперь соотносились с размерами взрослого человека.
   И именно спрут был источником неприятного запаха - будто бы гнили извлечённые на воздух глубоководные водоросли
   Иванушке стало так страшно, что, казалось ему - стоит только спруту хотя бы пошевелиться, и у мальчика остановится сердце. И вот спрут пошевелился - дёрнулся в сторону Иванушки.
   Мальчик издал протяжный звук "Ы-ы-ы-ы", который заставил спрута ненадолго остановиться.
   Тогда Иванушка вытянул руку, и схватил, первое, что попалось. А это был весьма увесистый фолиант, который давеча прикрывал аквариум.
   Иванушка бросил фолиант с невиданной силой, и одновременно с этим алый спрут бросился на мальчика.
   Иванушка завопил от ужаса, и именно этот вопль разбудил Алёну.
   Щупальца спрута вытянулись вперёд, но всё же не успели поймать книгу, и она врезался в чудовищную физиономию. Раздался пренеприятный булькающий звук.
   Спрут отшатнулся назад, и тогда мальчик вскочил, и прыгнул с кровати до двери. Он схватился за дверную ручку и, одновременно с этим, щупальце чудовища обвилось вокруг его лодыжки.
   Щупальце оказалось холодным и слизким, и сжало лодыжку с такой силой, что из груди мальчика извергся новый вопль.
   Но всё же Иванушка продолжал бороться. Вот он вытянул руку, и ухватился за ящик, в котором сложены были молотки и гвозди. Этот ящик он сумел не только поднять, но и зашвырнуть назад.
   И вновь раздался хлюпающий звук. Щупальце разжалось, и Иванушка получил возможность вскочить и броситься в комнату к Алёне.
   
   * * *
   
    Брат и сестра столкнулись в дверях. Сила этого столкновения была такова, что они вместе повалились на пол.
    Что случилось? - спросила, потирая лоб, Алёна.
   Иванушка восклицал дрожащим голосом:
   - Там... сзади... такое... оно чуть меня не съело!
   Алёна боязливо посмотрела за спину Иванушки, но не увидела ничего, кроме затенённого коридора.
   И она вымолвила, не вполне, впрочем, уверенно:
   - Тебе, наверное, померещилось...
   Но Иванушка с ней не соглашался. Он говорил:
   - Это спрут. Он выбрался из аквариума. Он стал таким громадным, как человек...
   Тогда Алёна вымолвила:
   - Ну а уж это тебе точно померещилось.
   - Говорю тебе! - воскликнул дрожащим голосом Иванушка.
   - Ну так пошли посмотрим!
   - Да ты что?! Он же на кусочки тебя разорвёт! - воскликнул, глядя расширившимися от ужаса глазами в коридор, Иванушка.
   Тогда Алёна возразила:
   - У страха глаза велики...
   Но Иванушка покачал головой, и прошептал:
   - Нам надо скорее забаррикадировать дверь в эту комнату...
   - Да ну тебя! - воскликнула Алёна, и с самым решительным видом направилась в комнату своего младшего брата.
   - Осторожней! - простонал Иванушка.
   Честно говоря, Алёне было жутко, но она умело не показывала своего страха перед братом.
   Вот перешагнула порог его комнаты, и увидела, что там на полу темнели несколько пятен воды. Ну, а спрут преспокойно лежал в аквариуме, наполовину зарывшись в ил.
   Она усмехнулась, и, обернувшись к Иванушке, сказала:
   - Вот - а ты боялся! Он же в аквариуме сидит!
   Иванушка осторожно заглянул в комнату и, убедившись, что спрут действительно сидит в аквариуме, пробормотал:
   - Но ведь я же своими глазами видел...
   - Мало ли, что ты видел, - фыркнула Алёна. - Спросонья чего только не померещиться...
   Пристыженный Иванушка бормотал:
   - Но я же своими глазами видел... И вот здесь он мне лодыжку сжал...
   Но на Иванушкиной лодыжке уже не осталось никаких следов от щупальца алого спрута.
   Чувствуя своё полное поражение, Иванушка пробормотал:
   - И всё-таки он вылезал из аквариума.
   В это залился соловьиной трелью звонок над входной дверью. И сразу же вслед за этим с лестницы раздались громкие голоса соседей:
   - Что там у вас такое? Кого убивают? Милицию что ли вызвать?
   Алёна бросилась к этой двери, и сказала громким, но спокойным голосом:
   - Всё хорошо. Просто моему брату приснился кошмар. Извините за беспокойство.
   Соседи были удовлетворены таким ответом, и разошлись. Тогда Алёна обернулась к Иванушке и зашипела на него:
   - Вот видишь, что из-за тебя случилось!
   Иванушка аж покраснел от возмущения, и зашипел в ответ:
   - Ага, так значит я ещё и виноват!
   - Да - виноват! Я тебе предлагала оставить эту дурацкую посылку на почте до тех пор, пока не вернуться родители, а ты словно баран упёрся на своём...
   - Я не хочу разговаривать с такой бесчувственной дурой как ты! - вскричал Иванушка, и прошёл на кухню.
   Ну, а Алёна проследовала в свою комнату и громко хлопнула дверью.
   
   * * *
   
    На их кухне была дверь, но даже самая простенькая защёлка в ней отсутствовала. Тогда Иванушка отключил холодильник из розетки и, поплевав на ладоши, кое-как сдвинул его к двери.
    Посмотрев на дело рук своих, вымолвил Иванушка:
   - А вот теперь не придёт сюда алый спрут.
   Затем он свернулся калачиком на лавочке, и практически сразу заснул...
   
   
   
   
   
   
   

Глава 4
"Похищение"

   Проснулся Иванушка от громкого стука. Он подскочил, и, ещё ничего не соображая, чуть не сиганул в окно (а они жили на втором этаже). Ему мнилось, что это алый спрут ломиться на кухню.
   Но с противоположной стороны двери доносился голос Алёны:
   - Иван! Немедленно открой!
   Иванушка с немалым трудом смог отодвинуть от двери холодильник. Алёна тут же ворвалась на кухню, и воскликнула:
   - Что же ты натворил!!
   - А в чём, собственно, дело?!
   - Да ты посмотри - ведь холодильник разморозился, и из него потекло! Уж-жас! И что у меня за брат такой непутёвый!
   - Как ты можешь думать о холодильнике, когда меня чуть спрут не проглотил!
   - Опять ты со своим спрутом! - возмутилась Алёна.
   Но тут девочка вспомнила, что после ночного происшествия, она долгое время не могла заснуть, а всё ворочалась с бока на бок, и чудилось ей, будто алый спрут, разросшийся до размеров человека, приближается к ней с тем, чтобы проглотить.
   И вот теперь она сказала:
   - В общем, меня достал этот спрут. И я говорю: его надо выкинуть!
   Иванушка начал было возражать, но тут сообразил, что и сам хочет избавиться от спрута.
   Так что он сказал:
   - Ладно. Даю своё разрешение.
   И вот они прошли в комнату к Иванушке. Алый спрут находился в аквариуме: он зарылся в ил, и только лишь два его выпученных глаза выглядывали наружу.
   Долго думали, как его вытащить. Наконец Иванушка предложил опустить в аквариум рукоять пластиковой метлы; и, когда спрут обхватит её - выбросить метлу вместе со спрутом в окно.
   Алёна поддержала это предложение.
   Итак, они опустили пластиковую рукоять метлы в аквариум. Спрут действительно обхватил её щупальцами, но тут же рванул с такой силой, что метла выскочила из рук Иванушки.
   Затем алый спрут взмахнул метлой, да и хлестанул по голове Иванушке с такой силой, что несчастный мальчик повалился на пол.
   Ещё один рывок, и метла со свистом вылетела в окно (конечно же без спрута). А виновник всего этого беспорядка по-прежнему сидел в аквариуме и глядел выпученными глазищами на ребят...
   После этого Иванушка и Алёна попытались вынести аквариум из квартиры, но он показался им ещё более тяжёлым, чем накануне - они даже не смогли его от пола приподнять.
   В общем, так они и не придумали, как избавиться от алого спрута...
   
   * * *
   
    Долго тянулся этот июньский день, и почти весь день Иванушка и Алёна гуляли, потому что совсем не хотелось им сидеть дома, в компании ужасного спрута.
    И, несмотря на то, что в небе ярко светило солнышко - настроение было, прямо скажем - так себе. Вновь и вновь ссорились брат и сестра, и к вечеру рассорились до такого состояния, что уже и видеть друг друга не желали.
    Так что, по возвращении домой, Иванушка сразу же прошёл на кухню, а Алёна прошла к себе в комнату, крикнув на прощанье, чтоб он не смел закрывать холодильником дверь.
   - Ну, как же - дудки тебе! - воскликнул Иванушка. - Вот специально, назло тебе - закрою!
   И затем он действительно закрыл холодильником дверь, и, усевшись за кухонным столом, начал читать книгу о приключениях капитана Немо. Он прочитал ровно сто пятьдесят страниц, и тогда понял, что уже не в силах терпеть - так ему хотелось в туалет. Причём, по большому.
   Он посмотрел в окно, и увидел чёрное, густое переплетение ветвей росшего поблизости тополя. Мальчик вздрогнул: ему показалось, что - это разросшийся до великанских размеров алых спрут стоит там.
   Вот подул ветерок, ветви зашевелились, придвинулись к окну. Иванушка вскочил, отдёрнулся и ударился спиной об холодильник. Тогда же он вытер выступивший у него на лбу пот, и пробормотал:
   - Нет. Так дальше жить нельзя. Надо мне перестать бояться этого спрута...
   Затем он замер, и начал вслушиваться...
   И не услышал Иванушка никаких звуков, кроме лёгкого шелеста листьев за окнами. Алёна выключила телевизор, и теперь спала...
   Тогда Иванушка начал отодвигать холодильник от двери...
   Наконец, запыхавшийся мальчик приоткрыл кухонную дверь и осторожно выглянул в коридор.
   Электрическое свечение растеклось по стенам, и Иванушка увидел свой силуэт в зеркале, висевшем возле входной двери. Алого спрута вроде бы не было видно, но, может быть, он таился за ближайшим углом.
   ...И почему-то чувствие того, что спрут поблизости стало настолько сильным, что Иванушка опять задрожал.
   Но он сжал кулаки, и проговорил:
   - Всё же я должен посетить туалет...
   И, крадучись добрался Иванушка до туалета.
   Вот он уже взялся за ручку, как некий приближающийся именно из-за угла шорох привёл его в такое волнение, что ручка туалета задрожала от сильнейшего дрожания его руки.
   Но вот из-за угла выкатился каучуковый шарик. Он подкатился к самым Иванушки, и там остановился. Мальчик подумал облегчённо: "Так это всего лишь каучуковый шарик...", но тут же другая пренеприятная мысль кольнула его: "А почему этот мячик покатился? Кто его подтолкнул?"
   И, конечно, представил алое щупальце...
   А затем он всё же дёрнул ручку туалета, и ворвался в это маленькое помещение, захлопнув за собой дверь...
   Через некоторое время Иванушка испытал ещё одно облегчение. Он спустил унитаз, и застегнул ширинку.
   Он уже взялся за ручку туалета, с тем, чтобы открыть её, когда почувствовал, что ручка дрожит. Причём это дрожание происходило не от его руки, а с противоположной стороны двери.
   И Иванушка позвал:
   - Алёна - это ты?
   И в ответ прозвучал такой булькающий звук, будто несколько жирных пузырей надулись и тут же лопнули.
   И, конечно же, воображение Иванушки нарисовало алого спрута, который раздулся до размеров человека, и теперь стоял за дверью, обхватив её ручку одним из своих слизких щупалец.
   Картина была настолько жуткой, что Иванушка упал обратно на унитаз. Так он и сидел на толчке, глядя выпученными глазами на дверную ручку. И теперь уже отчётливо видел Иванушка, что ручка действительно трясётся. Дребезжала и вся дверь... Казалось, пройдёт ещё немного времени, и дверь повалиться - прихлопнет Иванушку по голове.
   Тогда мальчик зашептал:
   - Ну, пожалуйста... уйди... я очень тебя прошу...
   Неизвестно сколько это продолжалось, сколько Иванушка молил спрута, чтобы он ушёл, но, в конце-концов, дрожание двери всё-таки прекратилось.
   Тогда Иванушка вновь привстал, и прислонился ухом к узкому зазору, между дверью и притолокой. Он долго вслушивался, но ничего, кроме частых-частых ударов своего сердца так и не услышал.
   Тогда он осторожно и очень медленно приоткрыл дверь.
   Иванушка был так напряжён, что, если бы услышал даже самое незначительное шебаршение, то завопил бы от ужаса. Но коридор безмолвствовал.
   Тогда мальчик бросился на кухню. Он даже дверь в туалете не закрыл, даже свет в нём не выключил.
   И вот он на кухне. Тут же схватился за холодильник, сильными рывками начал пододвигать его к двери, и вскоре загородил её.
   А потом пробормотал:
   - У-уф... Ну, кажется, всё закончилось хорошо... И я придумал, что мы сделаем с этим спрутом. Завтра мы просто разобьём аквариум. Воды выльется и...
   Но Иванушка так и не успел договорить, что же случится после того, как вода выльется из аквариума. Дело в том, что в это мгновенье на его плечо легло нечто тяжёлое и склизкое.
   Мальчик посмотрел вниз, и увидел, что это - алое щупальце. Ужас его был настолько велик, что он даже и закричать не мог.
   А затем услышал отвратительный булькающий звук... Иванушка медленно обернулся, и увидел прямо за своей спиной выпученное, алое око спрута...
   
   * * *
   
    На следующее утро Алёна проснулась, оделась, выглянула в окно, и, обнаружив, что на улице опять-таки приветливая, солнечная погодка, подумала: "Ну, если Иван опять закрыл дверь на кухне холодильником - устрою я ему..."
    Вот она вышла в коридор, и, прежде всего обнаружила, что дверь в туалет открыта, и свет не выключен.
    Она спросила во весь голос:
   - А почему свет в туалете не выключен, почему дверь не закрыта?!
   Но никакого ответа от своего, обычно такого словоохотливого братца она не получила.
   "Спит он ещё что ли?" - подумала она, и тут же, к немалому своему раздражению обнаружила, что дверь на кухню перегорожена холодильником. Конечно, она начала барабанить в эту дверь кулачками и кричать, чтобы Иван немедленно открыл.
   Так минула она минут десять, но никто ей не отвечал.
   Сердце девочки защемило от предчувствия беды. Она больше не ругалась на Иванушку, но поспешно надела лёгкие кроссовки и выбежала на улицу. Там она подбежала к росшему под их окнами тополю и, хватаясь за его ветви и подтягиваясь, ловко начала карабкаться вверх.
   И вот она уже на уровне второго этажа. Увидела, что окна на их кухне распахнуты настежь. Вот она перескочила с ветви на подоконник, а с подоконника соскочила на пол.
   Она поскользнулась, и, если бы не успела бы ухватиться за стол, то растянулась бы прямо на полу.
   Конечно, Иванушки на кухне не было. Зато весь пол был залит водой, и кое-где в этой воде плавали сияющие алым цветом пятна.
   "Так, стало быть, всё-таки не обошлось здесь без спрута..." - мелькнуло у неё в голове.
   И вот Алёна поспешно начала отодвигать холодильник от двери. Не малых трудов стоило девочке справиться с этой задачей, но волнение за своего брата придавало ей сил.
   Наконец холодильник оказался на прежнем месте, и Алёна выскочила в коридор. Она ворвалась в комнату Иванушки, подскочила к аквариуму и... обнаружила, что спрута там больше нет.
   И вновь закружились в голове мысли: "Спрут утащил куда-то Иванушку! Но куда?! Должно быть, надо искать на улице?!"
   И вот она вновь выскочила из подъезда. Увидела бабок, которые сидели на лавочке и, по обыкновению своему, что-то обсуждали. К ним и обратилась Алёна:
   - Извините, а вы не видели чего-нибудь такого странного?
   Бабушки переглянулись, а потом спросили у Алёны:
   - А что именно мы должны были видеть?
   - Ну, как спрут мальчика тащил...
   - Какой ещё спрут? - изумились бабки.
   - Значит, не видели..., - вздохнула Алёна и побежала дальше.
   Пробежала она, правда, не долго, потому что увидела раскрытый люк канализационного колодца. И возле этого люка увидела Алёна лужицу воды, от которой исходило алое свечение.
   - Так вот куда он Иванушку утащил, - прошептала Алёна и решительно начала спускаться в колодец.
   Даже и пренеприятный запах, который порождали канализационные недра, не пугал её.
   Но она спустилась всего на несколько ступеней, когда ударилась своей кроссовкой обо что-то твёрдое. Глянула вниз, и обнаружила, что это - каска рабочего, который как раз поднимался вверх.
   И рабочий скомандовал грозно:
   - А ну-ка - брысь отсюда! Не хватало ещё, чтобы вы с вашими дурацкими играми в канализацию спускались...
   Тогда Алёна закричала:
   - Пропустите меня! Моего брата алый спрут в канализацию утащил!
   На это рабочий ответил:
   - Ты девчонка совсем того... - он выразительно постучал костяшками пальцев себе по шлему, после чего повторил. - Немедленно вылезай отсюда!
   - Не буду вылезать! Пропустите меня! - заплакала Алёна.
   Но в это время над люком появилось лицо второго рабочего. Он спросил у своего товарища:
   - Что случилось?
   А тот ответил:
   - Да вот видишь - ребятня совсем со своими играми спятила. Про каких-то алых спрутов говорит...
   Тогда второй рабочий решительно подхватил Алёну под руки, и вытащил её из колодца.
   Девочка отбивалась - пыталась вырваться и залезть обратно в колодец, но второй рабочий поставил на место тяжеленный люк, который Алёна ни за что не смогла бы приподнять, и сказал:
   - А теперь иди и играй где-нибудь в другом месте.
   Алёна опустила голову, заплакала и пошла прочь от этого места.
   
   
   
   
   
   

Глава 5
"В гостях у спрута"

    Последнее, что помнил Иванушка - это как спрут обхватил его щупальцами, да и сжал с такой силой, что у Иванушки потемнело в глазах...
    Медленно возвращалось к нему сознание. Но вот вспомнил мальчик о последних событиях в своей жизни, и тут же подскочил...
    Он находился в каком-то совершенно незнакомом, затенённом помещении. Но как только он очнулся, помещение стало синеватым свечение. И, наконец, Иванушка смог разглядеть, что в стены помещения были вмонтированы большие, старые телевизоры.
    И именно от экранов этих телевизоров исходило синеватое свечение. Вскоре появилось и изображение. На всех экранах показывали какую-то старенькую комедию, периодически прерываемую безудержным хохотом зрителей.
    Время от времени появлялось лицо какого-то человека, который покатывался от хохота, и именно по причине своего чрезвычайного смеха плакал.
    Некоторое время Иванушка рассеяно смотрел на происходящее на экранах действо. Комедия действительно была довольно-таки забавной, но Иванушка даже и не улыбнулся...
    Он начал разглядывать стены между телевизорами, а также - пол и потолок. Всё это имело тёмный цвет и было сильно пористым. И вот некоторые из тех пор, которые были в полу, приобрели ядовито-зелёный оттенок. Раздалось шипение, через несколько секунд в носу, в горле, и особенно в глазах у Иванушки защипало.
    Мальчик подумал: "Это что - газовая камера?! Меня что тут травить что ли собрались?!"
    И вот он подскочил к одному из телевизору и начал барабанить по нему кулаками, выкрикивая:
   - Немедленно выпустите меня!
   Между тем щипание в глазах всё усиливалось, и вот уже покатились по щекам Иванушки невольные слёзы.
   А затем в потолке открылось маленькое отверстие, из которого высунулось некое приспособление на тонком железном штырьке. Это приспособление пододвинулось к лицу Иванушки и аккуратно забрало выкатившиеся из него слёзы.
   Тогда Иванушка размахнулся, и треснул по этой штуковине кулаком. Удар получился весьма сильным. Иванушка потирал ушибленный кулак, а приспособление, как ни в чём не бывало, забрало ещё несколько слезинок с его лица, а затем задвинулось обратно в потолок.
   И тут Иванушка услышал голос:
   - Сделай себе очки...
   Мальчик быстро оглянулся в одну сторону, и в другую. Он хотел увидеть того, кто обращался к нему, но пока что никого не видел.
   Тогда Иванушка спросил:
   - Кто здесь?
   И услышал в ответ:
   - Меня зовут Роберт. Я здесь...
   Тут Иванушка увидел, что через одно из отверстий в стене просовывается, и шевелиться палец.
   Иванушка подбежал к этому пальцу и осторожно дотронулся до него. Палец тут же отдёрнулся, но, взглянув в отверстие, Иванушка увидел вполне человеческий глаз, который внимательно его изучал. Этот глаз был прикрыт зеленоватой стекляшкой.
   И опять раздался голос:
   - Ему нужны от нас слёзы.
   - Кому это "ему"? - поинтересовался Иванушка.
   - А ты сам подумай!
   - Спруту что ли?
   - Естественно!
   - Но... ведь спрут - это неразумное животное! Как он мог построить всё это? И зачем ему нужны эти слёзы?
   Роберт отвечал:
   - А что - по твоему это обыкновенный спрут? А?
   - Вообще-то нет, - сознался Иванушка.
   - Вот именно! А чего ждать от необыкновенного спрута - никто не знает. А зачем ему нужны наши слёзы - этого я, честно говоря, не знаю, но он пытается добыть их из нас любыми способами. Например - эти дурацкие комедии, которые постоянно крутят по этим телевизорам. Их призвание в том, чтобы вызвать в нас слёзы от смеха. Потом - испарения лука, которые поднимаются из пола. От них тоже выступают слёзы. А ещё есть щекотка: тогда из стены выдвигается шланг, обвивается вокруг твоего тела, а пятки твои начинает щекотать какая-то щётка. Ты, против своей воли, заливаешься хохотом, а из твоих глаз катятся слёзы, которые тоже собирается этот, выдвигающийся из потолка аппаратик. Ах, да ещё бывают сеансы ужасы. Тогда в помещении становится совсем темно, и из пола выдвигается сделанная из какого эластичного пластика фигура алого спрута. Он шевелиться, он издаёт зловещие звуки, и строит всяческие физиономии; всё это сопровождается цветомузыкой, которая призвана усугубить и без того тягостное впечатление. В первый раз я действительно перепугался, и даже пара слёз выкатилась из моих глаз. Но потом я привык, и уже скорее потешаюсь над этим дурацким представлением...
   Тогда Иванушка поинтересовался:
   - И долго ты здесь сидишь?
   И Роберт ответил:
   - Примерно две недели. Хотя я и не могу утверждать этого с точностью. Здесь ведь не замечаешь смены времени суток...
   - И чем ты питаешься?
   - Раз в сутки пол раздвигается, и из него поднимается здоровенная чаша, наполненная какими-то зеленоватыми, дурно пахнущими макаронами. Сначала я отказывался есть это, но потом, с голодухи, всё- таки попробовал. И, знаешь - на вкус очень даже нечего. Заменяет, кстати и воду. Поешь, а потом уже и пить не хочется. Только вот непонятно, зачем столько этих зелёных макарон поднимается. Они ведь очень питательные... Наверное, алый спрут по себе судит - это ему столько еды нужно.
   Тут из-за спины Иванушки раздался трещащий звук, и Роберт воскликнул:
   - Ну вот. Сейчас тебя щекотать будут.
   И произошло то, о чём предупреждал Роберт: из стены выдвинулся шланг, обмотался вокруг тела Иванушки, так что он даже и пошевелиться не мог. Ну а затем появилась ещё и щётка, которая усиленно начала щекотать его пятки.
   В результате Иванушка зашёлся пронзительным хохотом, а из его глаз покатились слёзы.
   Тогда из потолка вновь высунулось приспособление, и собрало его слёзы. И, наконец, освобождённый от пут Иванушка рухнул на пол.
   И вновь заговорил Роберт:
   - Говорю же тебе: делай скорее очки!
   - А как я их сделаю?
   - Как... как... Да очень просто! Просто отдери от телевизора одну из кнопок. Они там с резиновыми прошивками, как раз для глаз подходят.
   - И что?
   - Потом будешь держать их, прислоняя к лицу.
   - И это что: спасёт меня от щекотки и от всего остального?
   - Вообще-то нет, - слегка смутившись ответил Роберт. - Но по крайней мере - этот спрут довольно-таки глупый. Он не догадывается убрать стекляшки, и эта штуковина из потолка бьётся об стекляшки, а до слёз добраться не может.
   - А! Мне кажется - это не имеет никакого смысла, - махнул рукой Иванушка. - Надо устроить отсюда побег.
   - Это ты правильно говоришь, и я ведь тоже об этом думал, - ответил Роберт.
   - Ну, и что же ты надумал.
   - Надумал я то, что сейчас самое подходящее время для бегства.
   - Это почему же?
   - А потому, что алый спрут ушёл за очередной жертвой.
   - А ты откуда знаешь?
   - Дело в том, что я проковырял небольшое отверстие и с противоположной стены своей камеры. Так вот. Там находится помещение, которое всё заставлено мониторами. На этих мониторах я могу видеть и наши камеры, и ещё иные помещения, которые пока что пустуют. И я видел, как алый спрут недавно был в очередной раз упакован в чёрный, прямоугольный ящик. А затем механизмы подхватили его, и отправили куда-то наверх...
   - Значит, за очередной жертвой отправился, - молвил Иванушка.
   - Совершенно верно. Ему много детей, много слёз нужно, - ответил Роберт.
   - Знать бы ещё зачем ему слёзы нужны, - сказал Иванушка.
   А Роберт говорил:
   - Ведь теперь ты понимаешь, что мы будем дальше делать?
   - Честно говоря - ещё нет, - ответил Иванушка.
   Тогда Роберт вымолвил:
   - Какой же недогадливый! Мы совершим побег!
   - Тише... - зашипел на него Иванушка. - Я понимаю, что мы попытаемся убежать, но просто ещё не знаю, как мы это осуществим.
   - Ну, естественно, через систему питания, - ответил Роберт.
   - Ничего естественного в этом не вижу, - вздохнул Иванушка.
   А Роберт продолжал вещать:
   - Примерно через пятнадцать минут пол раздвинется, и из него поднимутся заполненные зелёными макаронами блюда. В одно из этих блюд залезу я, а в другое - ты. Затем мы опустимся под пол.
   Роберт замолчал. Иванушка выжидал, что же он ещё скажет, но Роберт не издал больше ни звука.
   Наконец, Иванушка не выдержал и задал вопрос:
   - И что же будет дальше?
   Тогда Роберт пожал плечами, и выдохнул:
   - Этого я не знаю...
   - Как? Но разве те мониторы, за которыми ты наблюдаешь, не показывают этого?
   - Нет.
   Тогда Иванушка предположил:
   - А мы, наверное, на кухню попадём.
   - Что ж, может быть...
   - Хотел бы я знать, кто на той кухне в качестве поваров работает?
   - Наверное, какие-нибудь механизмы. В общем - думаю, нам удастся ускользнуть.
   У них ещё оставалось несколько минут, в течении которых ребята успели быстренько рассказать друг другу свои истории.
   Оказывается, история Роберта весьма похожа была на историю Иванушки, с той только разницей, что его родители были в это время дома. К ним тоже пришла посылка от неизвестного благодетеля, а в посылке находился аквариум с алым спрутом.
   Родители, да и сам Роберт очень обрадовались этому подарочку, и никто не заметил ничего подозрительно. Просто однажды ночью Роберт был разбужен сильным алым свечением, которое пробивалось через его веки. Мальчик раскрыл глаза, и прямо перед собой увидел выпученные глазищи спрута. Роберт даже не испугался, потому что был уверен, что всё это просто снится ему. Но потом алый спрут обхватил его своими щупальцами, и сжал с такой силой, что Роберт потерял сознание. А очнулся он уже в этом помещении...
   За этим разговором незаметно пролетели отделявшие их от времени кормления минуты. И вот раздался довольно-таки неприятный звук, после чего часть пола и в камере Роберта и в камере Иванушки раздвинулись. И появились две чаши, такие здоровенные, что содержимое их вполне могло наполнить желудки слонов.
   И в этих чашах в зеленоватой слизи плавали зеленоватые макароны; запах от которых действительно исходил мерзкий.
   - Нырять в них что ли? - спросил и тут же скривился от отвращения Иванушка.
   - Придётся, - ответил Роберт, и сам первый бросился к своей чаше.
   Он нырнул в неё совсем как пловец, который ныряет в глубокий бассейн. Но всё же чаша была не настолько глубока, как бассейн, так что Роберт сильно стукнулся лбом...
   А Иванушка медленно подошёл к своей чаше, и осторожно погрузил указательный палец в зеленоватую слизь. Она оказалась тёплой и густой. Мальчик скривился от сильного отвращения. И, честно говоря, его чуть не вырвало.
   В это время вынырнул из своей чаши Роберт. Теперь, весь облепленный слизью, он весьма похож был на чудище. Правда, Иванушка не мог его видеть.
   И Роберт закричал:
   - Ныряй скорее!
   Тут чаша начала опускаться под пол. По-видимому алый спрут полагал, что его пленники должны поглощать содержимое чаш одним махом, за несколько секунд.
   И тогда вздохнул поглубже и нырнул в зелёную слизь.
   
   
   
   
   
   

Глава 6
"Щелкун"

    Лида сидела в своей комнате, нежным взглядом глядела на своих кукол, которых расставила в особом порядке, и напряжённо думала: можно ли в её двенадцать лет играть с этими куклами, или же она всё-таки уже переросла это занятие. Лида так и не нашла ответа на этот вопрос, но, по крайней мере, пришла к такому выводу, что сам процесс игры с куклами ей очень даже нравиться.
    И вдруг раздался звонок в дверь. Девочка побежала открывать.
    Вот распахнула дверь, и воскликнула радостно:
   - Алёна!
   Но тут же Лида увидела, что её школьная подруга сильно бледна, и что в её покрасневших глазах блестят слёзы.
   Тогда Лида схватила Алёну за запястья, ввела её в свою квартиру, и там уже спросила:
   - Что случилось?
   И Алёна произнесла:
   - Если я начну тебе рассказывать, то ты всё равно не поверишь.
   И тут Алёна разрыдалась. Лида достала платок, и вытерла её слёзы, но Алёна всё плакала и плакала.
   Тогда Лида взмолилась:
   - Алёнушка, ну я тебя прошу - расскажи всё- таки, что с тобой случилось...
   Алёна прошла в комнату к Лиде, плюхнулась там в кресло, и рассказала всё, что случилось в последнее время.
   И в конце рассказа она вновь разрыдалась, приговаривая:
   - Через три дни вернуться мои родители! И что я им скажу?! Что моего брата утащил алый спрут?!
   - Алёнушка, мы обязательно что-нибудь придумаем, - заверила её Лида.
   Алёна посмотрела внимательно на свою подругу и спросила:
   - А ты поверила мне?
   - Да. Поверила, - ответила Лида.
   - Всему-всему, что я рассказала?
   - Всему, - без всякого колебания ответила Лида. - Ведь ты мне рассказывала всё это так искреннее. Я и сама чуть не расплакалась...
   Тогда Алёна достала из кармана небольшую склянку, которая была наполнена источающей алое свечение жидкостью.
   И Алёна пояснила:
   - После того как рабочие отогнали меня от канализации, я вернулась домой. Сначала просто повалилась на диван, и рыдала и ничего не делала, как последняя дура. Ну а потом случайно соскользнула на пол и увидела эту жидкость, которая была разлита под диваном. По-видимому, это от спрута осталось. И я надеюсь, что твой отец сможет нам как-нибудь помочь...
   - Мой отец? - переспросила Лида.
   - Ну, да. Ведь твой отец химик. Он - профессор. Если его попросить, он сможет определить состав этой жидкости, и тогда скажет что- нибудь новое про алого спрута...
   Честно говоря, Лида подумала, что если её отец и определит состав алой жидкости, то это едва ли поможет в поисках Иванушки.
   Но всё же пока она ничего не стала высказывать вслух, так как пока что и сама ничего лучшего не придумала, и не хотела она лишний раз огорчать Алёну.
   Но зато Лида поинтересовалась:
   - А можно мне эту скляночку посмотреть?
   - Что? - рассеянным голосом переспросила Алёна.
   - Ну эту жидкость, которая от спрута осталась - можно я посмотрю?..
   - А-а, да пожалуйста, - вздохнула Алёна, и протянула своей подруге баночку.
   Затем Алёна начала прохаживаться по комнате. При этом она говорила:
   - ...Надеюсь, что твой отец поможет мне - определит содержимое алой жидкости в самое ближайшее время. Он сейчас на работе?
   - На работе... - повторила Лида.
   - А телефон ты его знаешь?
   - Телефон... да... кажется...
   Говоря так, Лида всячески вертела и дёргала баночку. Ей захотелось узнать, чем пахнет алый спрут, и поэтому она попыталась открыть крышку.
   Ну а Алёна в это время отошла к окну, вцепилась в руками в подоконник, и не могла видеть то, что делала её подруга.
   У Лиды никак не получалось открыть банку, но, наконец, она дёрнула крышку с такой силой, что та вылетела, и маленьким снарядом прошмыгнув через комнату, врезалась в окно на расстоянии вытянутой руки от Алёны. На окне появилось белое пятнышко, и незначительная трещина.
   - Ой, - вздохнула Лида.
   Алёна быстро обернулась, и воскликнула:
   - Что ты делаешь?!
   Она бросилась было к Лиде, собиралась выхватить у неё баночку, но на полпути остановилась.
   Дело в том, что Лида не удержала банку. Та прокатилась по мягкой ручке кресла, на котором сидела девочка. И только на самом краю этой ручки остановилась банка, слегка свесилась вниз. И вот на глазах у Алёны содержимое банки перетекло вниз - алым пятном расползлось по лбу Щелкуна.
   Этот Щелкун был одной из Нелюбимых кукол Лиды. И в отличии от остальных кукол этого Щелкуна не подарили девочке на очередной день рождения или же на какой-нибудь праздник. Щелкуна нашли на чердаке бабушкиного дома в деревне. Причём даже и сама бабушка не могла припомнить, откуда у неё взялся этот Щелкун.
   Итак, Щелкуна забрали в город, и отныне во всех детских играх Лиды он исполнял роль злодея: похитителя прекрасной принцессы, или же просто какого-нибудь коварного разбойника. И внешность Щелкуна располагала именно к таким злодейским ролям.
   Его лицо было сшито из плотных нитей, которые имели цвет бледно-восковый. Так что уже одним цветом своей тканной кожи он походил на мертвеца. Помимо того у Щелкуна имелся длинный, как у Буратино нос. Только в отличие от изящного носа Буратино, нос Щелкуна был грубым и сильно шероховатым. А что касается зубов Щелкуна, то они имели вид зверский. Именно из-за зубов он и получил своё прозвище.
   Они были чрезвычайно широкими, и в тоже время с остро заточенными гранями. Стояло нажать на маленькую кнопочку на шее Щелкуна и его зубы с прегромким щелкающим звуком сталкивались друг с другом, и тут же расходились на прежнюю позицию.
   Как то раз Лида поместила в рот Щелкуна весьма плотную палку, и нажала на кнопку. Зубы щёлкнули, полетели щепки, и две половинки перегрызенной палки повалились на пол.
   Что касается одежды Щелкуна, то на нём темнел старинный кафтан, который из-за чрезвычайной древности несколько истлел, но всё ж был сшит из таких добротных нитей, что до сих пор оставался весьма плотным.
   И именного на этого Щелкуна попала жидкость из банки, алым пятном по его бледному лбу расплылась, но, впрочем, довольно-таки быстро впиталась внутрь страшной куклы.
   Лида прижала ладони к щеками, и прошептала:
   - О-ох, что же это я наделала...
   Алёна уже собиралась обратиться к своей подруге с укоризненной речью, но вместо этого воскликнула:
   - Ой! Смотри - шевелиться!
   И действительно - пошевелился, руку приподнял Щелкун. Затем одновременно моргнул двумя своими тёмно-жёлтыми, похожими на янтарь, но на самом деле стеклянными глазами.
   И вдруг вскочил Щелкун на ноги, и громко щёлкнул своими челюстями. Затем, он совершил ловкий прыжок: запрыгнул с пола на ручку того кресла, на котором сидела Лида.
   Тогда Лида взвизгнула. Но, честно говоря, она так перепугалась, что не могла даже и пошевелиться. Она смотрела выпученными глазами на Щелкуна, и готова была разреветься от ужаса.
   Что касается Алёны, то она стояла посреди комнаты, и приговаривала:
   - Ну дела...
   А Щелкун вдруг выхватил сабельку, которая была пристроена в ножнах у него на боку. Прежде Лида пыталась эту сабельку вынуть, но у неё ничего не получалось. Щелкун же выдернул сабельку очень легко, он замахнулся ей на Лиду.
   В голове у девочки промелькнула мысль: "Это кукла убийца", а в следующее мгновение Щелкун запустил эту острую, похожую на маленький ножичек в её сторону. Быстро рассекла сабелька воздух - просвистела возле уха Лиды...
   Девочка сдавленно вскрикнула, и лишилась чувств - обмякла.
   Тогда Алёна схватила тяжёлую книгу, которая лежала на столе у Лиды, и закричала:
   - Не смей!
   Щелкун быстро обернулся к ней, и поклонился. При этом из его спины вырвался резкий щёлкающий звук. Затем Щелкун распрямился, и проговорил чрезвычайно низким голосом, который, казалось, из железной бочки вырывался:
   - Всегда рад служить вам, прекрасная госпожа!
   Тогда Алёна спросила:
   - Но что ты сделал с Лидой?
   Щелкун обернулся к Лиде, со скрипучим звуком пожал плечами, и спросил:
   - А что я с ней сделал?
   - Ты чуть не заколол её своей шпагой! - возмущённо вскричала Алёна.
   Тут уже всё лицо Щелкуна затрещало и защёлкало, его черты передвинулись, и теперь на нём запечатлелось выражение неподдельного испуга, сожаления и удивления.
   И он спросил:
   - Разве же я мог сделать что-нибудь плохое Лиде?..
   В этому времени Лида очнулась, приоткрыла глаза, и слушала Щелкуна. А он говорил:
   - Несмотря на то, что Лида в своих играх всегда выставляла меня злодеем, я никогда таковым не являлся, и я всегда готов верой и правдой служить всем хорошим людям...
   Тогда Лида спросила:
   - А что же ты меня едва своей саблей не зарубил?
   - Да что вы! - воскликнул Щелкун. - Я вас не рубил, а защищал.
   - От кого же?
   - От ужасного усатого зверя.
   - От кого ещё зверя?
   - А вы поверните голову, и тогда сами всё увидите.
   Лида осторожно повернула голову и, прежде всего, увидела ручку сабельки Щелкуна. А затем она увидела остатки таракана, который был пригвождён сабелькой к креслу. Кстати, само лезвие очень даже глубоко ушло внутрь кресла.
   Девочка содрогнулась от отвращенья, вскочила с кресла, и проговорила:
   - У-ух, гадость то какая!
   Тогда Щелкун произнёс:
   - Конечно, зрелище убитого зверя может вызвать в такой хрупкой субстанции как вы неприязнь, но что я мог поделать? Я защищал вас, прекрасная госпожа!
   Тут Лида молвила:
   - Вовсе и не надо было меня защищать. Бежал бы этот таракан и бежал...
   - Но он подбирался к вам, он собирался вас поглотить! - говорил Щелкун.
   И такой у него был голос, что невозможно было усомниться в искренности того, что он действительно верил в то, что таракан мог поглотить Лиду.
   Этот небольшой эпизод заставил девочек переглянуться, и улыбнуться. Они поверили в добрые намерения Щелкуна, и теперь готовы были назвать его своим другом.
   А Щелкун совершил ещё один ловкий прыжок: он повис на рукояти своей сабельки, выдернул её, и, совершив ловкий переворот в воздухе, приземлился на сиденье кресла.
   Тогда Алёна спросила у него:
   - Так ты, должно быть, ожил от того, что на тебя алая жидкость попала.
   - В общем - да, - кивнул Щелкун, и добавил, - Но я всегда знал, что именно таким образом и оживу.
   - Так, значит, ты способен был чувствовать, и ещё когда был простой игрушкой? - удивилась Лида.
   А Щелкун ответил:
   - Конечно. Причём способностью к такому чувствованию обладают совершенно все игрушки. Кстати, вам повезло, что ожил именно я. Вот, например, если бы жидкость попала на вашу, Лидия, любимицу: на принцессу с золотыми волосами, то никакой помощи от неё вы бы не дождались. Уж я то знаю, какая она стервозная натура, и ничего не станет делать, если это не принесёт ей личной выгоды.
   - Так ты ещё и помогать нам собираешься? - спросила Алёна.
   - Конечно. Ведь я слышал ваш разговор. Ведь вы алого спрута ищите?
   - Ага, - кивнула Алёна.
   - Так вот. Я знаю, где его искать! - торжественно изрёк Щелкун.
   Тогда Алёна порывисто шагнула к нему, и спросила:
   - И где же?
   - В канализации, - ответил Щелкун.
   - Ну, это я и сама знаю, - вздохнула Алёна.
   - Но дело в том, что я чувствую, где он находится. Я могу сказать, приближаемся мы к нему или отдаляемся.
   - А вот это уже значительно лучше, - улыбнулась Алёна.
   И она обратилась к Лиде:
   - Ты ведь одолжишь Щелкуна на некоторое время мне?
   - А почему ты думаешь, что я оставлю вас? - спросила Лида.
   Затем она поморщилась, и вымолвила:
   - Вообще-то - это уж скорее у мальчишек эдакие развлечения: по канализации лазить, но я не могу не помочь своей подруге. В общем, Алёна, я иду вместе с тобой в канализацию.
   - Но я думаю - это будет очень опасно, - предупредила Алёна.
   - Ничего. Я не боюсь опасностей, - ответила Лида.
   А Щелкун вымолвил:
   - Это действительно будет опасно. Очень опасно...
   Но всё же Лида быстро собралась. И уже когда они ехали в лифте, Алёна спросила у Щелкуна:
   - А что ты вообще знаешь про Алого спрута?
   - Честно говоря, ничего не знаю, - признался Щелкун.
   
   
   
   
   
   

Глава 7
"В тумане"

    Иванушка не знал, сколько времени он находился в зеленовато-слизкой, наполненной макаронами массе. Зато он чувствовал, как тот здоровенный чан, в котором он находился, дрожал, и как нечто ударяло по нему с наружной стороны. Также мальчик чувствовал, что чан куда-то погружается.
    И вот, наконец уже никаких сил не осталось терпеть - он задыхался. И тогда он осторожно приподнял голову.
    Вынырнул на поверхность, но ещё ничего не видел, потому что слизь залепляла и его глаза, и всё лицо. Но он жадно вдохнул воздух, который оказался чрезвычайно душным, смрадным и вообще - мало пригодным для дыхания.
    Иванушка продолжал усиленно дышать, и одновременно - счищал слизь со своего лица.
   И вот первое что он увидел: на него стремительно несло нечто тяжёлое, зазубренное, с выступающим лезвием, которое вполне могло отхватить половину его головы.
   Мальчик едва успел нырнуть обратно в слизь, и ещё услышал, как просвистела над тем месте, где только что находилась его голова, это смертоносное орудие.
   ...На этот раз он долго не мог заставить себя выглянуть, и только когда почувствовал, что совсем задыхается - всё-таки приподнялся. Прежде всего он сдёрнул с глаз слизь, и увидел совсем немногое. Помещение, в которое спустился чан, было заполнено густыми, тёмными испарениями.
   И всё же он вглядывался вперёд, и теперь видел, что чан катится по рельсам. Но эти рельсы провисали в воздухе, и под ними тоже клубились испарения, так что и не понятно было, на какой он высоте он находится. Очень могло оказаться, что до дна десятки метров, и он разобьётся, но Иванушка чувствовал, что просто не в силах сидеть в этой зелёной слизи. От отвращения его буквально выворачивало наизнанку.
   Слизь стекала и с его ушей, так что постепенно к Иванушке возвращался и слух. И теперь он слышал, что это помещение наполнено грохотом и треском бессчётного множества напряжённо работающих механизмов.
   А ещё Иванушка услышал стремительно приближающийся сзади свист. И он уже знал, что у него нет времени оглядываться. Он нырнул, и тут же просвистело над его головой нечто смертоносное.
   На этот раз Иванушка не стал долго сидеть в слизи: он досчитал до трёх, и выскочил. Он перевалился через край чана, и упал вниз.
   На его счастье до пола была совсем недалеко, и когда он потом выпрямился рельсы оказались на уровне его голова. Но из-за тёмной дымки он очень мало видел; не мог даже разглядеть, чем это таким липким покрыт пол: ему каждый раз приходилось делать усилие - отрывать ноги, чтобы сделать ещё один шаг.
   И тогда он выкрикнул имя своего нового друга:
   - Роберт!
   И тут же окружающая его дымка из тёмной сделалась ярко-алой. Раздались шипящие звуки, которые стремительно приближались.
   Тогда Иванушка подумал: "Ну - это точно не Роберт. И надо мне прятаться..."
   Он повалился на пол, вжался всем телом и даже лицом в это неведомое, липкое. Мальчик готов был пересилить даже сильнейшее отвращение, лишь бы только не попасться в лапы тех, кто "откликнулся" на его зов.
   Между тем, шипящие звуки приближались. Проступили в алой дымке чёрные тени...
   Иванушка попытался отползти в сторону, но это оказалось совсем не лёгким делом: всё-таки та слизь, которая покрывала пол, вцеплялась в его одежду и в руки, и не хотела отпускать.
   Кое-как мальчик всё-таки отполз под самые рельсы, а на том месте, где он незадолго до этого находился, теперь толпились, шипя, некие тёмные силуэты.
   Иванушка опасался, что они могут его заметить, и собрался отползти ещё дальше. Но только он повернул голову, как прямо перед собой увидел нечто чёрное, и явно живое.
   Слишком велико было напряжение Иванушки, так что он не смог сдержать крика.
   И тут же из этого, чёрного, вытянулась какая-то слизкая культяпка, и зажала его рот. Иванушка попытался вырваться, но тут ещё одна культяпка схватила его, а прямо над ухом раздался голос Роберт:
   - Да тише же ты...
   И тогда Иванушка сообразил, что перед ним - его друг Роберт, который также как и он сам был сильно перепачкан в зелёной слизи.
   Теперь ребята смотрели на чёрные силуэты, и мысленно шептали: "Пожалуйста, не идите сюда... Здесь никто не кричал... Здесь никого нет..."
   Но напрасными оказались их мольбы: эти зловещие фигуры направились прямо в их сторону.
   Ребята поползли было по полу, но скорость их передвижения оказалась чрезвычайно низкой. Неизвестные преследователи догоняли их.
   Тогда Роберт шепнул:
   - Чего уж тут прятаться? Убежать бы от них!
   Ребята вскочили на ноги, и из всех сил побежали. Но, когда они вырывали ноги из той слизкой массы, которая покрывала пол, раздавались такие громкие чавкающие звуки, что их должны были слышать все обитатели этого задымлённого помещения.
   Тут сбоку от них раздался низкий гул. Ребята обернулись, и увидели, что оттуда несётся на них нечто здоровенное, тёмное. И такая была скорость передвижения этого неведомого, что друзья поняли: им не убежать. Они только успели отпрянуть назад, чтобы не быть раздавленными.
   И теперь они видели, что рядом с ними проносится некий механизм на гусеницах. Из бортов этого механизма выступали многочисленные ручки.
   - Смотри..., - шикнул Роберт, и кивнул за плечо.
   Иванушка резко обернулся, и увидел, что их преследователи теперь уже совсем близко.
   Тогда выкрикнул Иванушка:
   - Хватайся за ручку!
   И сам первый ухватился за выступавшую из гусеничного механизма ручку. Роберт последовал его примеру.
   Ребятам больно хлестануло по рукам, ноги их подобно маятникам взметнулись в воздухе, но всё же они удержались, и поехали куда-то вместе с механизмом.
   Сзади раздалось шипенье их преследователей. Впрочем - это шипение быстро отдалилось, и растворилось среди множества иных звуков.
   А тот железный механизм, к которому они прицепились, продолжал своё стремительное движение.
   И вдруг Иванушка закричал:
   - Давай - на пол прыгай!
   - Что такое?! - отозвался Роберт.
   - Не знаю, но я чувствую - надо прыгать!
   Иванушка разжал руки, и повалился на пол, и по инерции покатился по полу. Тоже самое сделал и Роберт.
   Покрывавшая пол липкая масса значительно замедляла их движение, но всё же они со значительной скоростью врезалась в железную стену. Оказывается, в этой стене находилось отверстие, в которое и въехал массивный механизм, ставший ненадолго средством их передвижения.
   И отверстие было сделано как раз по размерам и формам механизма, так что если бы ребята не успели спрыгнуть, то их попросту раздавило бы об стену.
   - Что дальше? - спросил, потирая ушибленные бока, Роберт.
   А Иванушка ответил:
   - Я у тебя о том же самом хотел спросить...
   И они оглянулись назад, в ярко-алую дымку. Им послышалось шипение их преследователей. Эти звуки, вроде бы приближались.
   Тогда ребята бросились в то отверстие, в которое только что укатился железный механизм. Не хотелось даже думать, что с ними станется, если этому механизму вздумается помчаться обратно...
   И тут спереди раздался грохот.
   - Эта железяка сюда мчится! - выкрикнул Роберт.
   Ребята быстро оглянулись. На их счастье в стенах имелись выемки, в которые они кое-как сумели втиснуться. Причём Роберт размещался с одной стороны проходы; а Иванушка прямо напротив его.
   Только что они видели друг друга, и вот уже не видят: мчится между ними железный механизм.
   И тут пол под Иванушкой начал спускаться вниз. Мальчику вовсе не хотелось куда-либо спускаться, но куда ему было деваться? Ведь стоило ему сделать хотя бы шаг, и железный механизм разорвал бы его на кусочки.
   Затем он заскользил по узкому туннелю, и, наконец, оказался внутри яйца, с полупрозрачными стенками. Это яйцо оказалось настолько узким, что Иванушка едва мог пошевелиться. Он попытался вздохнуть, и только тогда сообразил, что внутренность яйца наполнена розоватой, вязкой жидкостью. Он закашлялся; начал из всех сил дёргаться, бил руками и ногами по слизким стенам. Те выгибались, но никак не разрывались.
   Иванушка всё кашлял: изо рта его и из носа вырывались пузыри воздуха, и медленно поднимались вверх, уходили в трубу, которая тоже была заполнена слизью. Мальчик задыхался, в его глазах скапливалась чернота.
   И вот он увидел, как нечто чёрное приблизилось с внешней стороны к слизкому яйцу, в которое он был заключён. Иванушке показалось, что это - спрут. Вон вытянул к нему щупальца - сейчас схватит.
   "Нет!!" - хотел закричать Иванушка, но вместо вопля очередная порция пузырей вырвалась из его глотки - в этих пузырях были заключёны последние остатки воздуха. У Иванушки больше не оставалось сил, чтобы сопротивляться.
   И тут склизкие стены яйца разорвались, и Иванушка в потоке слизкой жидкости вывалился на пол. Он тут же поднялся. Но он ещё ничего не видел, он срывал залепившую его лицо слизь, и одновременно размахивал руками и ногами - пытался отбиться от алого спрута, которого, правда, пока что не видел.
   И тут раздался голос Роберта:
   - Иван, перестань дёргаться.
   Мальчик перестал дёргаться, кое как протёр глаза, и обнаружил, что в том помещении, в котором они теперь находились, помимо его и Роберта находились ещё по меньшей мере три сотни алых спрутов!
   Правда, все эти спруты размерами своими не превышали детскую куклу, и каждый из этих спрутов заключён был в слизкое яйцо. Эти яйца расставлены были аккуратными рядами, и к каждому яйцу подходила сверху трубка. Маленькие спруты шевелились, и глядели на ребят недружелюбными алыми глазёнками.
   Предупреждая вопрос Иванушки, Роберт вымолвил:
   - Вот только ты не спрашивай меня, что это значит. Я не больше твоего знаю, и никогда прежде в этом месте не было.
   Тогда Иванушка спросил:
   - А ты в таком же яйце оказался?
   - Ага, - кивнул Роберт. - Просто я ещё раньше прихватил где-то острую железку, и с помощью этой железки разорвал поверхность яйца.
   Иванушка вымолвил:
   - Я вот сейчас подумал: ведь во всех этих яйцах мелкие спруты заключены. Так?
   - Ну, в общем - да, - согласился Роберт.
   - Так куда же, в таком случае, подевались те спруты, которые сидели в тех яйцах, в которые попали мы?
   - Э-э, ну, наверное, нам просто повезло, и мы попали в те яйца, в которых никого не было, - предположил Роберт.
   И тут Иванушка вытянул в сторону Роберта подрагивающую руку и вымолвил:
   - А у тебя волосы шевелятся...
   - Ну и чёрт с ними! - проговорил Роберт.
   Но Иванушка шептал дрожащим голосом:
   - А они у тебя всё сильнее шевелятся...
   И вот увидел Иванушка, как волосами Роберта поднялись, и изогнулись алые щупальца.
   Иванушка вымолвил:
   - Я хочу сказать, что...
   И Роберт одновременно с ним произнёс:
   - Я хочу сказать, что...
   И вместе они выпалили:
   - На тебе - алый спрут!
   Иванушка увидел, как алый спрут обхватил щупальцами лицо его друга; и одновременно - точно такие же мерзкие, липкие щупальца сжали и его лицо.
   Значит в тех яйцах, в которые они попали, всё-таки сидели алые спруты, но эти спруты до поры до времени затаились, и как-то потихонечку, так что ребята даже и не заметили ничего, забрались им на спины, а теперь вот решили напасть.
   Иванушка повалился на пол, и, чувствуя огромнейшее отвращенье, пытался содрать с себя эту рыхлую, слизкую массу, которая, однако ж, обладала большой силой.
   Наконец ему удалось вырваться, он отшвырнул от себя алого спрута, который, жалобно вереща, убежал куда-то. Но взглянул Иванушка на Роберта, и понял, что у его друга дела идут вовсе не так хорошо. Роберт никак не удавалось совладать с напавшим на него спрутом, и тот, скрутив его руки своими щупальцами, другими щупальцами ухватился за край люка, который темнел на потолке, и теперь подтягивался туда сам, и Роберта за собой тащил.
   - Нет! Нет! Нет! - выкрикивал Роберт, дёргался, но - тщетно - спрут уже поднял его в воздух, и ноги мальчика болтались из стороны в сторону.
   Тогда Иванушка подскочил к своему другу, ухватил его за ноги, и потянул вниз.
   - А-а-а!! Разорвёте же так! - завопил Роберт.
   - Терпи..., - посоветовал ему Иванушка, и рванул его ещё сильнее.
   Щупальца спрута натянулись словно струны у гитары, и задребезжали, и зазвенели от противоестественного напряжение. И, наконец, не выдержал спрут и выпустил Роберта.
   И подобно снаряду улетел спрут через люк в потолке, а Роберт, подобно бочке тяжеленной грохнулся на пол, и придавил Иванушка.
   И простонал Иванушка:
   - Ох, и надо же - сколько мы за последнее время натерпелись... И удивительно ещё, как я ещё костей не поломал...
   Но не было времени на все эти ахи да вздохи, потому что уже вновь раздались шипящие завывания тех неведомых существ, которые пытались схватить их в алом тумане.
   Ребята побежали среди рядов алых яиц, но они, честно говоря, не знали, куда бегут, и передвигались только наугад.
   А что касается алых спрутиков, которые сидели в яйцах, так теперь все они размахивали щупальцами, и стучали ими об стенки яиц, в результате чего те опасно выгибались.
   - И что им от нас надо? Ведь мы хорошие? - пролепетал Иванушка.
   А Роберт ответил:
   - Вот в том то и дело, что мы - хорошие; а они - плохие. Вот именно из-за этого они и хотят нас сцапать...
   И тут Иванушка выкрикнул:
   - Смотри-ка - здесь крышка какая-то...
   И действительно - в пол была вмонтирована крышка люка. Ребята потянули за её ручку, но крышка даже и не дрогнула.
   Тогда Иванушка обратил внимание на ряды красных и зелёных кнопок, которые выступали из пола рядом с люком. И он сказал:
   - Наверное, здесь какой-нибудь код надо набрать...
   Издаваемые их преследователями шипящие звуки приближались. Тогда Роберт изрёк:
   - Этот код можно подбирать долгие годы. А ты лучше попробуй нажать все красные кнопки!
   И Иванушка быстро понажимал все красные кнопки.
   Люк тут же рванулся вверх и в сторону - едва не зашиб Иванушку.
   Из образовавшегося проёма вздыбились тёмно- зеленоватыми клубами канализационные испарения.
   Ребята закашлялись - пахло канализацией. Но делать нечего: лучше уж спуститься в недрах канализации, чем вновь оказаться в плену.
   Решили спускаться вниз. Правда и лестницы там не было, зато уводил вниз металлический шест. Но как далеко этот шест спускается они не видели - слишком плотно густела там чернота. А из недр этой черноты раздавалось раскатистое бульканье.
   Иванушка произнёс:
   - Лучше даже и не думать о том, что это так булькает...
   А Роберт добавил:
   - Лучше просто убегать отсюда. Следуй за мной!
   И Роберт первым ухватился за железный шест. Он обвил его руками и ногами - собирался плавно съехать вниз, но шест оказался чрезмерно склизким - и он заскользил вниз со скоростью чрезмерной - практически за одно мгновенье в темноте растворился.
   Ещё был слышен его, приправленный эхом вопль: "А-а-а", но что-то быстро этот вопль оборвался.
   - Ро-бе-рт! - выкрикнул Иванушка, но в ответ получил только своё эхо.
   Сзади раздался резкий, щёлкающий звук. Мальчик обернулся, и увидел, что среди слизких яиц вздымается некий расплывчатый, зловещий силуэт. И этот некто быстро к нему приближался.
   Тогда Иванушка закричал от ужаса, ухватился за шест, и ещё быстрее чем Роберт помчался вниз, навстречу вони.
   
   
   
   
   
   

Глава 8
"В логове Алого Спрута"

    На отметить, что точно такой же пренеприятный канализационный запах пришлось унюхать и Алёне с Лидой.
    Они, следуя за указаниями Щелкуна, который сидел в сумке у Лиды, прошли на окраину их района, где из большой, зарешёченной трубы вырывалась дурно пахнущая водная масса.
    Щелкун произнёс:
   - Вот здесь то мы и сможем пройти в канализацию.
   Но Алёна заметила:
   - Однако ж здесь решётка, и нам через неё не протиснуться.
   На это Щелкун ответил:
   - Решётка - это не преграда, если у вас есть такой преданный слуга, как я!
   С этими героическими словами Щелкун выскочил из сумки, и сразу перепрыгнул на решётку. И он вцепился своими могучими зубами в эту весьма толстую, но проржавевшую железную решётку.
   Раздался треск и скрежет. Лида воскликнула:
   - Ой, Щелкун, я тебя прошу - поосторожнее! Зубы себе не поломай!
   Но вот часть решётки упала в воду, а Щелкун обернулся к ним, улыбнулся и вымолвил:
   - Не беспокойтесь за меня.
   Но тут всё же один зуб покачнулся и выпал из его рта. Он смущённо произнёс:
   - Должно быть, я всё-таки поизносился за прошедшие годы.
   И тут же добавил бодро:
   - Ну ничего - по крайней мере, с алым спрутом я сумею справиться.
   Девочки переглянулись, и ничего не ответили, зато последовали за Щелкуном через дырку в решётке.
   
   * * *
   
    Чем дальше они шли, тем сильнее становился характерный для канализации пренеприятный запах. Щелкуну пришлось перегрызть ещё одну решётку, которая, правда, оказалась значительно более хрупкой, нежели первая, так что на этот раз обошлось без сломанных зубов.
    Они оказались в замысловатом переплетении бетонных коридоров, в центре которых, по каналам протекали смрадные потоки; а ещё кое- где, подвешенные за железные скобы, висели похожие на исполинских червей трубы. Эти трубы дрожали и гудели...
    Вообще же и пол, и стены, и потолок были покрыты слизкой массой, так что девочкам приходилось идти медленно; иначе вполне можно было съехать в один из смрадных потоков.
    Помимо того бетонные стены разъедались весьма широкими черными трещинами. Так как ноги у подруг всё-таки разъезжались, и они постоянно начинали скользить к канализационным водам, то можно было бы хвататься за эти частые трещины.
    Но они этого не делали, потому что из многих трещин раздавался напряжённый крысиный писк, а кое- где и безжалостные глазки этих острозубых грызунов поглядывали. Казалось девочкам, что, стоит им только запустить руку в какую-нибудь из трещин, и останутся они без пальцев.
    А некоторые крысы даже выглядывали, и глядели на подружек с таким хищническим выражением, будто собирались полакомиться ими.
    Тогда Щелкун выхватил свою сабельку, и несколько раз рассёк ею отнюдь не свежий воздух. Он выкрикнул:
   - Со мною вам совершенно нечего бояться. Я готов сразиться с целым крысиным войском!
   - Надеюсь, что сражений всё-таки удастся избежать, - заметила Лида.
   Но, похоже, крысы были настроены отнюдь не так дружелюбно. Во всяком случае, когда девочки услышали новый, и гораздо более сильный нежели прежде крысиный писк, и оглянулись, то обнаружили, что весь пол позади них буквально заполнен грязным и вонючим ковром канализационного крысиного войска.
   Все эти крысы даже не умещались на твёрдой поверхности, и поэтому некоторых из них сталкивали в вонючий поток, где они и бултыхались, пытаясь выбраться на берег.
   Ну а из трещин в стенах выпрыгивали всё новые и новые крысы. Они падали на тела своих сородичей, бежали, вереща, по их головами, и все смотрели голодными глазёнками на человеческих детёнышей.
   Алёна обернулась к ним, замахнулась руками и закричала страшным голосом:
   - Уйдите отсюда!!
   Быть может, располагавшиеся впереди крысы и испугались и притормозили, но сзади напирали всё новые ряды кусачего воинства, так что крысиная армада продолжала стремительно надвигаться на девочек.
   Щелкун размахивал сабелькой, и кричал:
   - Бегите, прекрасные принцессы, а я - задержу их!
   Но Алёна ответила:
   - Мы побежим вместе!
   - Я задержу их!
   Лида взмолилась:
   - Нет! Они загрызут тебя, а мы останемся совсем одни, без проводника! Пожалуйста, следуй за нами!..
   И Щелкун внял этим мольбам: он запрыгнул на плечо к Лиде, где продолжил размахивать сабелькой и кричать:
   - Вот только попробуйте сунуться сюда! Сразу зарублю!
   Причём он так старательно сабелькой размахивал, что скосил-таки несколько локонов из причёски Лиды, и вообще - девочка только по счастливой случайности не осталась без головы.
   Итак, подруги схватились за руки и что было у них сил бежали по канализационным трубам. Ну а сзади верещали крысы...
   И вот одна крыса спрыгнула из трещины в потолке прямо на плечо к Лиде. Девочка незамедлительно завизжала:
   - Вя-я-а-а-а-а!!!
   Щелкун проговорил самым невозмутимым тоном:
   - Я разберусь с этим разбойником!
   Но от ужаса у Лиды потемнело в глазах. Ещё бы! Ведь на её плече появилась здоровенная канализационная крыса. Вполне возможно, что девочка упала бы в булькающий, вонючий поток, но тут её схватила за руку Алёна, и что было сил потащила за собой...
   Ну а на плече у Лиды происходило настоящее сражение. Щелкун размахивал своей сабелькой, а крыса поднялась на задние лапы, и ловко от всех этих ударов уклонялась.
   Вот крыса сделала стремительный выпад, и вцепилась в деревянный локоть Щелкуна. Раздался треск. Но тут Щелкун изловчился и ударил крысу ногой в брюхо. Крыса пискнула и, перевернувшись в воздухе, ударилась об стену. А на локте у Щелкуна осталась глубокая отметина от крысиных зубов.
   Он проворчал:
   - Всё же по окончании этого приключения мне понадобиться капитальный ремонт.
   
   * * *
   
    Девочки уже и не помнили, как им удалось сбежать от крыс. А запомнилась только бесконечная беготня по канализационному лабиринту. И они чувствовали, что погружаются всё глубже и глубже в недра этого смрадного царствия, и что без помощи Щелкуна им уже не удастся выбраться обратно.
    Но вот крысы отстали, а они оказались в коридоре, где все лампочки перегорели, так что ничего кроме темноты они не видели.
   - Мне очень страшно, - призналась Лида.
   - Честно говоря, и у меня мурашки по коже, - призналась Алёна.
   Но тут из глаз Щелкуна хлынуло желтоватое сияние, и они увидели часть растрескавшейся стены, а также часть жирноватого потока, к запаху которого они уже успели привыкнуть.
   Но это почти не избавило их от ужаса. Ведь всё-таки этот незначительный освещённый участок окружала темнотища, и в этой темнотище могло таиться всё что угодно.
   И ещё напряжения добавили слова Щелкуна:
   - Я чувствую, что теперь Алый Спрут совсем близко.
   Тут девочки вновь схватились за руки. Лида от страха даже и слова вымолвить не могла; а Алёна всё-таки спросила:
   - Ну и где же он сейчас находится?
   - Я чувствую, что он передвигается по соседнему коридору...
   Теперь девочки переговаривались исключительно шёпотом. Алёна выдохнула:
   - Ничего себе совпадение...
   - Так я же всё время вёл вас к нему, - ответил Щелкун.
   - О-ох... зачем же? - жалобно простонала Лида.
   - Вы знаете, зачем, - ответил Щелкун.
   Тогда Алёна вымолвила:
   - Ладно. К чёрту страх. Будем бороться...
   Тут Щелкун перепрыгнул к трещине на стене: там он заработал ручками, сабелькой, а также и зубами - расширил трещину, и вымолвил:
   - Посмотрите-ка туда...
   - Я лучше воздержусь, - едва не плача, прошептала Лида.
   Ну а более решительная Алёна подошла к этой трещине. И она увидела соседний коридор, который был высвечен блеклым светом редких лампочек. И также она увидела чёрный прямоугольный ящик, на боках которого алели иероглифы. Этот ящик уже был знаком Алёне: именно в нём они получили на почте аквариум. Теперь этот ящик передвигался на гусеничном механизме.
   И девочка вымолвила:
   - Ясно. Он за очередным ребёнком поехал...
   Тогда Лида предложила:
   - А, может, пока его не будет, мы и спасём твоего Иванушку.
   Но Алёна покачала головой заявила:
   - Мы должны не только Иванушку спасти, но и Алого спрута остановить. А иначе он так и будет детей похищать...
   А Щелкун добавил:
   - Тем более, я и не знаю, где этот Иванушка находится. Я только Алого спрута могу чувствовать.
   Тогда Алёна сжала кулачки и проговорила:
   - Что ж - сейчас у нас будет небольшое сражение...
   Затем она отступила до трубы, которая проходила над вонючим потоком, упёрлась в неё спиной, а потом разбежалась и прыгнула, ударив ногами в стену, отделявшую их от соседнего коридора. И эта стена оказалась настолько ветхой, что сразу же рухнула.
   Причём часть стены так повалилась, что перегородила поток протекавший по нужному им коридору. Также несколько камней повалились на небольшой, но буквально усеянный кнопочками пульт, который закреплён был на передней части платформы с чёрным ящиком.
   В результате этого большая часть кнопочек оказалась нажатой, и платформа начала производить странные, замысловатые рывки. Она то вращалась на месте, то подпрыгивала вверх. А из сокрытого в коробке аквариума доносилось бульканье и шебаршение.
   Алёна подскочила к ящику, и уже собиралась нажать на маленький рычажок, как Щелкун остановил её. Он произнёс:
   - А по-моему, сейчас не надо торопиться. Лучше подумать, что будет, когда Алый Спрут вылезет...
   - Да уж. Лучше подождать малость, - прошептала, выглядывая из соседнего коридора Лида.
   Щелкун заявил:
   - Я бы, конечно, мог справиться с Алым Спрутом и в одиночку, но всё- таки...
   - Но всё-таки ты прав! Не надо совершать через чур опрометчивых поступков, - согласилась с ним Алёна.
   И добавила:
   - Нам вообще очень повезло, что стена так на этот пульт повалилась, и остановился этот аппарат...
   
   * * *
   
    Некоторое время девочки потратили на изучение малюсеньких кнопочек, которые покрывали пульт управления платформой. На каждой кнопочке был выгравирован какой-нибудь иероглиф, и кнопочки делились на красные и зелёные. В результате случайного нажатия упавших камней горела часть зелёных и часть красных кнопочек.
    Наконец Алёна вымолвила:
   - К сожалению, я здесь совершенно ничего не понимаю...
   И Лида вздохнул:
   - Всё это - какая-то китайская грамота. Чтобы разобраться с этим, понадобились бы слаженные размышления всех земных академиков...
   А прохаживавшийся по краю пульта Щелкун произнёс:
   - А давайте сделаем просто: нажмём все зелёные кнопки...
   (То есть, как может заметить внимательный читатель, Щелкун предложил действие прямо противоположное действию, предложенному Роберту при открытии люка, когда были нажаты исключительно красные кнопки).
   И Алёна кивнула:
   - Когда ничего иного не остаётся, надо попробовать сделать самое лёгкое из всех возможных действий...
   Сначала они совместными усилиями действиями отключили все красные кнопочки. В результате этого платформа начала вдавливаться в бетонный пол. Раздался угрожающий треск...
   Теперь надо было поскорее нажимать на зелёные кнопки. Этим они и занялись: нажимали слаженно - девочки пальцами, а Щелкун - сабелькой. Не прошло и минуты как все многочисленные зелёные кнопки оказались нажатыми.
   В результате этого платформа развернулась, и проворно покатилась по канализационному туннелю.
   Девочки едва успели запрыгнуть сверху на ящик. Алёна воскликнула:
   - Кажется - получилась. Надеюсь, что вскоре я увижу своего Иванушку.
   А платформа, на которой они сидели, продолжала катиться. Она заворачивала в бесчисленные проломы в стенах; она катилась по коридорам совершенно тёмным, но с потолков которых свешивались наслоения слизи.
   Должно быть, они попали в ту часть канализации, куда уже многие годы не ступала нога человека - даже и самого отчаянного ассенизатора или бомжа.
   Наконец они оказались в зале, размеров которой невозможно было предположить, потому что сверху свешивались алые вуали, и закрывали значительную часть обзора.
   Но всё же слышен был грохот канализационных вод, которые протекали где-то поблизости. Да и "запашки" ещё уплотнились...
   А потом они увидели измятый борт летающей тарелки, который выступил из-за очередной вуали. Судя по видимой части, эта летающая тарелка имела очень даже солидные размеры.
   И, надо сказать, что Алёна совсем не удивилась - она, в общем-то, уже давно была готова к такому обороту дел. И вымолвила она:
   - Ну теперь ясно, что алый спрут прилетел из космоса. Остаётся только узнать, зачем ему понадобились дети. Надеюсь, не для того, чтобы их кушать...
   Она и сама содрогнулась от этого предположения, и довольно-таки сильно треснула кулачком по верхней части чёрного ящика, на котором сидела, и выкрикнула:
   - Если ты хоть чуточку моего Иванушку укусил, то совсем плохо тебе придётся! Слышишь?!
   Да - алый спрут услышал. И только теперь он сообразил, что дела идут совсем не так, как им замышлялось. И вот чёрный ящик содрогнулся, крышка приподнялась, и из-под неё начало высовываться алое щупальце.
   - Назад! Назад! - кричала Алёна, молотя по этому щупальцу кулачками.
   Щупальце убралось, но тут же вновь выскочило, и в этот раз обвилось вокруг ноги Лиды.
   Тогда Лида завизжала так громко и пронзительно, что заполнявшие эту пещеру алые вуали замерцали сильнее прежнего, да ещё и пульсировать начали, словно огромные и отравленные сердца.
   Алёна колотила по ненавистному щупальцу кулачками, а Щелкун колол его своей сабелькой. Что касается Лиды, то она только визжала, и близка была к тому, чтобы впасть в обморочное состояние.
   А платформа всё приближалась к летающей тарелке. Наконец, остановилась под её днищем. Тогда над их головами в борту летающей тарелки раскрылся люк, и из этого люка навстречу к ним начали спускаться железные тросы. На концах этих тросов имелись защёлки, которые закрепились в выемках на поверхности чёрного ящика.
   Вот тросы загудели, и ящик начал подниматься вверх. А на крышке ящика продолжалась борьба с алым щупальцами.
   Наконец, когда они уже поднялись внутрь ярко высвеченного алой дымкой помещения, Щелкун вцепился в щупальце своими могучими, хоть и подгнившими зубами.
   В результате этого из чёрного ящика раздалось сильное и удивлённое бульканье, а щупальце разжалось и продолжающая визжать Лида покатилась по покрытому слизкой плёнкой полу.
   Алёна последовала за своей подругой, и крикнула:
   - Сейчас ОН из аквариума выскочит!
   И, действительно - крышка отскочила в сторону, и уже несколько щупалец, змеями извиваясь, взмыли над ящиком.
   И тогда Щелкун, проявляя проворство циркового акробата, начал карабкаться вверх по тросу. В его кукольной голове созрел отчаянный план. Дело в том, что под потолком он заметил отливающую серебром сеть.
   И вот он добрался до этой сети, и начал перегрызать её. Сеть оказалась чрезвычайно плотной, но Щелкун работал с чрезвычайным усилием и скоростью. В результате этого он лишился ещё нескольких зубов, но значительная часть сети полетела вниз, и попала прямо на алого спрута, который как раз выскочил из аквариума.
   Пытаясь поскорее избавиться от этой досадной помехи, и добраться до испуганно зажавшихся в угол девочек, спрут начал размахивать своими щупальцами, и запутался в сети. Он издал гневный вопль, рванулся вперёд, но повалился на пол, и ещё немного подрывавшись, запутался окончательно.
   Тогда Щелкун спрыгнул с потолка на поверженного противника и торжественно изрёк:
   - Вот ты и попался!
   А Алёна подошла к спруту, и спросила грозно:
   - А ну-ка признавайся: куда Иванушку подевал?
   Алый спрут отвечал булькающими звуками. Тогда осторожно выглядывающая из-за плечика Алёны Лида пролепетала:
   - Вот об этом мы и не подумали - ведь инопланетный язык совсем не похож на наш, русский язык...
   Но тут Щелкун произнёс:
   - Так частица Алого Спрута впиталась в меня, то я неплохо понимаю, что он говорит.
   - И что же? - полюбопытствовала Алёна.
   - Вообще-то, он зовёт на помощь! - доложил Щелкун.
   - На помощь?! - ужаснулась Лида, - Неужели здесь есть и иные алые спруты?!
   - Скажи ему, чтобы замолчал! - выкрикнула Алёна.
   Щелкун пробулькал приказание девочки специально для спрута. Тот замер от неожиданности - не ожидал, что эти существа смогут разговаривать на его родном языке.
   Но, так или иначе, было уже поздно.
   ---
   В противоположной стороны залы распахнулись двери, и появились существа со множеством длинных, извивающихся отростков в форме щупальцев. И, хотя эти существа тоже источали алый свет - это не были спруты.
   Когда они двигались, то издавали скрежещущие звуки; да и вообще - все их передвижения казались такими прерывистыми, резкими, неестественными, что не оставлялось никаких сомнений в том, что это роботы.
   - Остановите их немедленно! - взвизгнула Лида.
   Щелкун быстро перевёл алому спруту это оказание девочки, а тот громко пробулькал что-то.
   И Алёна поинтересовалась:
   - Он приказал своим спрутам остановиться?
   - Нет, - покачал головою Щелкун. - Он приказал немедленно схватить всех нас, и усыпить...
   Девочки схватились за руки, вжались спинами в стену, и затравленно озирались.
   Казалось им, что из этого места уже невозможно сбежать. Лида прошептала:
   - О-ох, кажется я сейчас сознание потеряю...
   А Алёна выкрикнула:
   - Щелкун! Ты попробуй что-нибудь сделать...
   И Щелкун ответил:
   - Вам не о чем беспокоиться - я запросто разделаюсь с ними...
   И он, оставив алого спрута, который всё ещё барахтался в серебряной сети, бросился навстречу роботам.
   Вышагивавший впереди робот вытянул навстречу Щелкуну свои щупальца, но деревянный человечек сам первый прыгнул навстречу роботу; он вцепился в одно из этих щупалец, и вскарабкался на здоровенную яйцеобразную голову робота, которая, в общем-то и туловищем его являлась.
   Робот попытался его схватить, но Щелкун ловко перепрыгивал с места на место, в результате чего у алого спрута только переплелись щупальца, и далее, от неимоверного своего напряжения трещали и искрами ссыпали.
   А Щелкун нашёл то, что искал - на затылке робота находилась крышечка. Щелкун ударил по ней, и крышка отъехала в сторону, обнажив слишком хитроумные внутренности электронной головы. Но среди множества перемигивающихся там кнопочек и подрагивающих рычажков, выделялась две крупные кнопки: одна - алая, другая - зелёная. Алая кнопка горела, а зелёная - была выключена. И Щелкун нажал на зелёную кнопку. Робот незамедлительно остановился, и больше не двигался.
   Тогда алый спрут забарахтался сильнее прежнего, и забулькал громко-прегромко. Несложно было догадаться, что он приказывал своим роботам незамедлительно схватить Щелкуна.
   Роботы рванулись к деревянному человечку, и образовалась свалка: дикое переплетение щупалец и выпученных электрических глаз. Роботы сцепились так плотно, что уже не могли разойтись. Зато Щелкун проявил чудеса ловкости: он не только вырвался из этой свалки, но и начал перепрыгивать от робота к роботу, везде нажимая зелёные кнопки, и отключая их. Вскоре все роботы превратились в груду недвижимого металлолома. Алый спрут издал горестный булькающий звук.
   - А теперь сознавайся - где мой брат! - решительным голосом потребовала Алёна.
   Щелкун перевёл этот вопрос, и Алый спрут посредством переводчика ответил:
   - Он у меня.
   - Ну, так отдай его мне!
   - Он мне нужен, - булькнул спрут.
   - Ты уж поверь: он не игрушка какая-нибудь, а свободный человек, так что ты не имеешь никаких прав на него...
   Далее последовала словесная перепалка. Алый спрут всё никак не мог понять, почему это он не имеет никаких прав на Иванушку, тогда как столько сил положил на то, чтобы поймать его. А Алёна доказывала, что приложенные на поимку силы ещё не дают никакого права на поимку человека.
   И в конце-концов Алёна спросила:
   - А вообще - зачем вам нужен Иванушка?
   А Алый Спрут ответил:
   - Мне не только твой Иванушка, но и все дети нужны.
   - Ну и зачем же?
   - Слёзы детские нужны...
   Тут глаза у Лиды расширились, и она спросила прерывистым шёпотом:
   - Вы что же - детскими слезами питаетесь?
   А Алый Спрут ответил:
   - От такой гадости, как эта солёная жидкость у меня, пожалуй, все три желудка откажутся функционировать. Нет, и ещё раз нет. Ребячьи слёзы нужны как топливо для моего звездолёта.
   - Хм- м, вы что же - нашу Землю как заправочную станцию используете? - поинтересовалась Алёна.
   - Сдалась мне ваша Земля! - воскликнул Алый Спрут. - Я оказался здесь по роковой случайности...
   И далее Алый Спрут поведал свою историю, которая в общих чертах выглядела следующим образом:
   
   * * *
   
    Как нетрудно догадаться, где-то в глубинах космоса находилась планета, жителями которой являлись Алые Спруты. Это была довольно-таки продвинутая в техническом плане цивилизации, у которой, впрочем, имелись и свои странности и недостатки.
    Тот Алый Спрут, с которым теперь общались девочки и Щелкун, работал в туристической фирме, развозившей спрутских детишек на всякие экзотические курорты галактики, в то время как родители их занимались важными политическими и экономическими делами. Земля, кстати, вовсе не входила в число экзотических курортов галактики, а считалась глухим захолустьем, о котором спруты и слышать ничего не хотели...
    И вот, когда была набрана очередная группа алых спрутят, корабль отправился в полёт. Как всегда вошёл через чёрную дыру в под-пространство; но что-то разладилось при полёте через под- пространственные туннель, и корабль выскочил в наше измерение, совсем в неожиданном месте: в Солнечной системе, в поясе астероидов между Марсом и Юпитер. Бортовой компьютер начал экстренное торможение, но всё же из-за чрезвычайной начальной скорости, смог увернуться только от самых крупных астероидов. А мелкие камешки прошили его корпус и двигатель. Только по случайности не произошло взрыва. Но практически всё оборудование, в том числе и средства связи с родной цивилизацией, оказалось разрушенным.
    Корабль еле дотянул до Земли, и нашёл убежище в канализации.
    Алый спрут пришёл к выводу, что лучше пока что оставить малых спрутят в криогенных яйцах, и попросил у бортового компьютера проанализировать обстановку.
    С помощью мини-зондов, компьютер собрал достаточно много сведений о Земле и его обитателях, и пришёл к выводу, что единственной заменой для вытекшего через пробоины топлива могут стать слёзы детёнышей вида Homo Sapiens - или "человек разумный".
    И отныне все усилия Алого Спрута были направлены на добычу этой солёной жидкости. Труд предстоял нелёгким, так как даже по самым скромным подсчётам, для перелёта в более-менее обжитую часть галактики, где им мог бы подобрать патрульный крейсер, потребовалось бы пятьсот литров слёз.
    До сих пор Алому Спруту удалось добыть лишь несколько капель этой жидкости. Ведь, помимо Иванушки, ему довелось похитить только одного мальчика - Роберта, и как раз за третьим ребёнком он направлялся...
   
   * * *
   
    Алёна выслушала эту душещипательную исповедь, и сказала:
   - Долго вам пришлось бы собирать эти пятьсот литров слёз...
   - Что поделать, - пробулькал спрут.
   - Пожалуй, я могла бы подсказать вам, где вы могли бы добыть сколько угодно солёной водицы.
   - И где же? - оживлённо булькнул спрут.
   - Прежде всего, вы должны отпустить моего братца и того мальчишку Роберта.
   Алый спрут подумал немного и согласился, но при этом добавил, что неплохо было бы его освободить.
   Тут девочки посовещались, и решили, что пока что стоит освободить только несколько щупалец спрута, с тем, чтобы он мог ползать по полу, но не вступать ни в какие перепалки.
   И вновь заработал своими могучими зубами Щелкун. В результате, фалый спрут действительно получил возможность ползать по полу.
   Но, когда он в сопровождении девочек и Щелкуна дополз до каюты, в которой находились обзорные мониторы, то булькнул горестно:
   - Они сбежали!
   И указал дрожащим от волнения щупальцем на два помещения, в которых поочередно выдвигались различные орудия для выжимания ребячьи слёз, но самих ребят уже не было...
   Спрут начал внимательно вглядываться в каждый из бывших там мониторов и, наконец, воскликнул:
   - Вот! В криогенном отсеке видите?..
   И он указал щупальцем на ряды яиц, в которых бились мелкие спруты.
   - Что случилось? - спросила Алёна.
   - Беглецы побывали там, и каким-то образом отключили систему заморозки... Видите - два детёныша уже вырвались? А от мелких спрутов одни неприятности - они очень любят хулиганить...
   Алый спрут вновь начал исследовать многочисленные мониторы, и, наконец, воскликнул:
   - Ага! Вот они лезут через охладительную систему...
   Девочки понадеялись было, что он говорит про ребят, но проследив за его щупальцем увидели только двух спрутов, которые, толкаясь и заливаясь тоненькими булькающими звуками ползли по узкой трубе.
   От возмущения Алёна даже ногой топнула, и вскричала:
   - Я хотела бы увидеть своего брата! Где он?!
   Алый спрут ответил:
   - Прежде всего, я должен разобраться со сбежавшими спрутятами...
   - Нет! Прежде всего, найдите наших ребят! А иначе наш Щелкун вас скушает...
   Такая страшная, хотя и неправдоподобная угроза произвела на Алого спрута большое впечатление, и он начал шарить своим щупальцем: управлять камерами.
   Наконец, увидел то, что было нужно. Он ткнул щупальцем на один из мониторов. И булькнул:
   - Вот!
   На указанном мониторе можно было увидеть приоткрытый люк в полу.
   - Они что - сбежали туда? - догадалась Алёна.
   - Да, - отозвался спрут.
   - Ну и где же они сейчас?
   - Этого я не могу знать, но предчувствия у меня весьма мрачные.
   - Почему это? - нахмурилась девочка.
   - А потому, что сбежали они по тому же туннелю, по которому сбежал Клыкорвав.
   - Что ещё за Клыкорвав? - насторожилась Алёна.
   - Э-э, ну видите ли..., - смущённо забурлил Алый Спрут. - Я... э-э... помимо перевозки детей, то бишь спрутят наших ещё и контрабандой решил подработать. Есть один коллекционер на Психее-14. Он собирает разных редких и опасных зверей из далёких миров. Официально покупка, продажа и перевозка такого опасного зверя, как Клыкорвав запрещена, но за денежки, знаете ли, всё возможно. В общем, я решил заскочить на Психею-14. Клыкорвав хранился у меня в заморожённом состоянии, но... при крушении звездолёта что-то нарушилось в охладительной системе и Клыкорвав смог вырваться. Он мог бы сразу напасть на меня и на спрутят, и тогда мы бы сейчас уже не разговаривали... Но, он сбежал - и сбежал именно по тому туннелю, по которому сбежали и эти несмышленые человеческие детёныши. Предварительно он полакомился Снежиусом...
   - Что ещё за Снежиус?
   - Да такой милый, экзотический зверёк. Тот коллекционер с Психее-14 тоже его заказал...
   - Ну а есть у вас видеоизображение Клыкорвава? - спросила Алёна.
   - Есть, но лучше уж вам не смотреть, - произнёс Алый Спрут.
   - Я и не буду, - заплакала Лида, и поспешно отвернулась.
   - Показывайте! - потребовала Лида.
   Клыкорвав не стал спорить: просто нажал на какую-то кнопочку, и один из мониторов стал совершенно чёрным.
   - Ну и где же Клыкорвав? - поинтересовалась Алёна.
   И Алый спрут ответил:
   - Он настолько ужасен, что наши камеры даже отказываются его снимать.
   - Что вы такое говорите?! Как это камеры могут отказываться снимать что-либо. Они у вас что - живые?
   - Конечно. А у вас разве нет.
   - Да... то есть - нет... В общем - это сейчас не важно. Вот вы лучше скажите: если наши ребята столкнуться с этим Клыкорвавом - велики ли их шансы остаться в живых?
   - Прямо скажу - у них нет никаких шансов, - ответил Алый спрут.
   - Понятно, - нахмурилась Алёна, - Значит, мы идём за ними...
   - И это правильное, достойное героине решение! - похвалил её Щелкун.
   А Лида произнесла:
   - Я сейчас, кажется, в обморок грохнусь. Но я всё равно иду с тобой...
   
   
   
   
   
   

Глава 9
"Встреча с Клыкорвавом"

    Напомню, что мы расстались с Иванушкой и Робертом в очень напряжённый для них момент.
    Сначала съехал по железному шесту Роберт, а за ним - Иванушка. Они не видели, куда мчатся, и им казалось, что они вполне могут разбиться. Но ведь их преследовали и они готовы были на всё, лишь бы оторваться от погони. И не ведали они, что гонятся за ними неуклюжие, хоть и страшненькие роботы, которых впоследствии отключит Щелкун.
    Нет - ничего этого не ведали ребята, и поэтому кричали от ужаса...
    Но закончился их стремительный съезд вниз банальным погружением в вонючую и слизкую канализационную водичку, из которой больше всего хотелось поскорее вырваться.
    Поток, в который они попали, оказался быстрым и шумным. Так что, несмотря они из всех сил звали себя по именам - они так и не смогли друг друга услышать.
    И в кромешном мраке плыли они вперёд, и никак не могли добраться.
    Но вот спереди стало проявляться смуглое, тёмно-малахитовое свечение. В этом свечении Иванушка разглядел решётку, на которую несло его торопливое течение.
    Он едва успел выставить вперёд руки, а затем последовал удар, от которого у него захватило дыхание, и он едва не пошёл ко дну.
    Но тут что-то схватило его за воротник рубашки, и резко рвануло вверх. Иванушке сразу представилось щупальце, и тварь, которая затаилась на потолке, и теперь готовилась им полакомиться.
    Он громко вскрикнул, но тут услышал голос Роберта:
   - Тише ты! Это же я...
   Иванушка был так напуган, что даже и ответить ничего не мог. А Роберт говорил:
   - Давай-ка, полезай сюда. Здесь, в решётке есть такая капитальная пробоина, через которую мы сможем пролезть...
   --
   Иванушка, уцепившись сначала за руку Роберта, а затем и за решётку, начал подниматься вверх.
   И вот они добрались до этой дырки, пролезли через неё, и тут же вновь повалились в вонючий поток. Но теперь держались за руки - не хотели разлучаться.
   Малахитовое свечение постепенно разрасталось, и вот выплыли они в основание огромнейшей залы. Здоровенные ржавые трубы выпирали из её стен, но из этих труб ничего не вытекало, а только лишь чернели они, подобно зрачкам неведомых чудовищ.
   Что касается источника малахитового света, то он находился где-то под смрадной жижей, которая заполняла большую часть этой залы.
   Ребята выбрались на берег. Там отдышались немного (насколько, конечно вообще можно было отдышаться в этом совершенно лишённом свежего воздуха помещении).
   Иванушка вымолвил, оглядываясь:
   - Ну, что дальше делать будем?
   Роберт кивнул на ближайшую трубу, из которой ничего не вытекало, и произнёс:
   - Вот туда мы и полезем...
   А Иванушка ответил:
   - Однако ж, высоковато будет...
   Тут на поверхности жидкости появились, нехотя лопаясь, жирные пузыри. И чем дальше, тем больше этих пузырей становилось.
   Тогда Иванушка прошептал:
   - ...Оно всплывает...
   - Что всплывает? - тоже прошептал Роберт.
   - Хотел бы я знать... точнее - совсем бы не хотел... лежало бы оно на дне и лежало...
   Но вот, в непосредственной близости от берега вырвалось щупальце. Всё покрытое какими-то ядовитыми наростами и пупырышками, да ещё с шипами, да с присосками... Но самыми страшными в этом щупальце являлись глаза. Их было много этих глаз, рассеянных по всей его поверхности. И все эти глаза пристально разглядывали ребят.
   Иванушка пролепетал дрожащим голосом:
   - Эта штуковина пострашнее будет всех алых спрутов вместе взятых...
   - Мне, глядя на неё, уже хочется плакать, - сознался Роберт, и тут же воскликнул. - Бежим!!
   Иванушка первым подскочил к той трубе, которая казалась ему недосягаемо высокой; первым подпрыгнул, ухватился за её край, и подтянулся, чего в обычном состоянии, он совершенно точно не смог бы сделать.
   Итак, он залез в трубу, развернулся и, свесившись вниз, вытянул к Роберту руки, и крикнул:
   - Давай! Хватайся!!
   Роберт ухватился за руки, Иванушка попытался его подтянуть, но вместо этого сам вывалился из трубы - сверху повалился на Роберта. И вместе прокатились они по склизкому берегу, и плюхнулись в отвратительную жидкость.
   Тут же вынырнули они на поверхность, и прямо рядом с собой увидели усеянное малахитовыми глазами и острыми шипами щупальце, толщина которого сравнима была с толщиной их тел.
   Громко- громко завопили ребята, выскочили на берег и... уж и сами не помнили, как оказались в трубе. И бежали они по этой трубе, и спотыкались и вопили от ужаса; а эхо, отражаясь от закруглённых, ржавых стен, оглушало их.
   Но вот в очередной раз споткнулись, а когда приподнялись, то уже не побежали, потому что, вроде бы, никто их не преследовал.
   И Иванушка вымолвил:
   - Надо же... оно не сцапало нас.
   А Роберт произнёс:
   - А я уже был уверен: схватит нас да и утащит в пучину.
   Тут Иванушка воскликнул:
   - И я думаю, что все наши злоключения уже закончились!
   - Это почему же? - поинтересовался Роберт.
   - А ты посмотри вперёд. Вон, видишь - там труба поворачивается, и из-за этого поворота белый свет льётся...
   - Ух, ты - и правда! - обрадовался Роберт.
   Ребята поспешили туда, и Иванушка говорил:
   - Я думаю, что сейчас мы выйдем на залитый ярким летним солнцем лужок. Ты даже и не представляешь, как я по солнечному свету соскучился!
   Но вот они прошли этот поворот, и увидели отнюдь не солнечный лужок, а очередную залу, которая, впрочем, действительно была заполнена белым светом.
   Источником этого света являлись огромные белые подушки, которые свисали с потолка. Стены залы были покрыты белыми нитями, которые тоже источали приятное свечение.
   Зрелище казалось таким замечательным, что ребята даже и не расстроились из-за того, что так и не увидели небо.
   Иванушка вымолвил:
   - Быть может, здесь тоже обитает какое-то диковинное существо...
   - Очень даже может быть, - ответил Роберт.
   Тогда Иванушка рассмеялся, выбежал на середину залы, и воскликнул громко:
   - И я совершенно точно знаю, что обитающее здесь существо не может быть злым...
   Тут одна из огромных белых подушек зашевелилась, а затем расступилась на две половины. И выглянул из этой подушки лик зверя. Размером этот один лик превышал взрослого человека, но казался воплощением дружелюбия: нечто среднее между наивным щенком, ласковым котёнком и солнечным дельфином, а глаза существа источали синеву неба; белыми мягкими облачками смотрели его зрачки...
   - Ну, здравствуй... Как тебя зовут? - спросил Иванушка, и доверчиво протянул навстречу существу руки.
   
   * * *
   
    Возможно, никакие угрозы и уговоры не заставили бы Алого Спрута покинуть его летающую тарелку, но вот он начал высматривать на мониторах двух сбежавших спрутят, и нигде их не увидел.
    Тогда он потребовал у бортового компьютера, чтобы тот проанализировал обстановку. И бортовой компьютер доложил, что вероятность того, что спрутята покинули летающую тарелку через открытый Иванушкой и Робертом люк равняется ста процентом.
    Алый спрут пробулькал непереводимое на земной язык, переполненное инопланетными жаргонизмами ругательство, и в придачу извергнул несколько ароматных сиреневых облачков, что являлось выражением высочайшей степени раздражения.
    После этого спрут произнёс:
   - Придётся идти за ними. Ведь, если я потеряю хотя бы одного из доверенных мне спрутят, то не сносить мне щупалец...
   И вот они договорились: они освободят Алого спрута, а он не будет пытаться схватить их, взамен чего они после покажут ему, где можно найти достойную замену солёным ребячьим слёзам.
   И ещё через некоторое время из нижней части летающей тарелки выдвинулся странный, похожий на громадного железного паука механизм. Внутри туловища этого железного паука сидели: алый спрут, Алёна и Лида. Что касается Щелкуна, то он восседал на плече у Лиды, и осторожно дотрагивался до своих зубов, которые казались ему изрядно подпорченными. Также он переводил вопросы девочек и ответы паука...
   Механический паук начал движение по тому туннелю, по которому за некоторое время до него проплывали Иванушка и Роберта. Лапы паука довольно-таки глубоко погружались в жидкость, и с трудом вырывались из того толстого слоя слизи, который покрывал дно.
   Через некоторое время они достигли решётки. Из рта железного паука, выдвинулся лазерный резак, и довольно-таки быстро перерезал эту преграду.
   И вот они оказались в зале, заполненной малахитовым свечением.
   Паук сделал несколько шагов, но тут лапы его заскользили, тщетно пытаясь найти опору на склизком, резко уходящем вниз дне...
   Затопление казалось неизбежным, как вдруг вырвались, и накрепко обхватили железного паука толстенные малахитовые щупальца.
   Зрелище было настолько жутким, что даже и закалённая Алёна завизжала; что же касается Лиды, то она просто обмякла - погрузилась в кратковременный обморок.
   - Зря визжите! - булькнул Алый Спрут.
   - Но ведь это - ужасный Клыкорвав! - простонала Алёна.
   - Что? - удивился Алый Спрут.
   - Ведь вы говорили, что от вас сбежал ужасный Клыкорвав.
   - Да, я так говорил...
   - Ну так вот он - перед нами. Схватил нас, и сейчас разорвёт.
   - Где вы видите Клыкорвава?! - встревожился Алый спрут.
   - Ну вот же - схватил нас!
   - А, это. Да вы что! Это же Снежиус. Зверь милый и совершенно безопасный.
   - Ничего себе - безопасный, - сказала Алёна. - Не хотела бы я с таким "милым зверьком" где- нибудь в бассейне встретиться.
   - Тем не менее для нас эти Снежиусы, то же самое, что для вас - собаки. Снежиус - лучший друг Спрута!
   И тут рядом с ними вынырнула из смрадной водицы усеянная клыками да шипами физиономии. Увидев эту жуть Алёна вновь взвизгнула.
   Ну а Алый Спрут высунул из железного паука одно из своих щупалец и провёл по клыкам Снежиуса. И он забулькал:
   - Так-так. Хороший... хороший. Спрятался там от страшного Клыкорвава, да?
   Снежиус кивнул.
   Тогда Алёна вымолвила:
   - Если даже этот "милый" Снежиус имеет такую отталкивающую внешность, то каков же Клыкорвав. Ведь его даже камеры отказываются снимать...
   - Ты действительно хочешь видеть как выглядит Клыкорвав? - поинтересовался Снежиус.
   - В общем, да, - не совсем уверенно ответа Алёна.
   - Ладно. Есть у меня одна запрёщённая фотография. Любуйтесь...
   Алый спрут ткнул щупальцем в одну из кнопок на пульте управления, а сам отвернулся. В результате на мониторе появилось объёмистое того самого существа, с которым столкнулись в белой зале Иванушка и Роберт.
   - Ой, какой хорошенький! - воскликнула Лида, которая только что очнулась, и увидела это изображение.
   Алый спрут думал, что она смотрит на Снежиуса и произнёс:
   - Да, Снежиус хороший, но на монитор вам лучше не глядеть. От одного вида Клыкорвава может сделаться дурно...
   Тут Лиде действительно сделалось дурно, но это от того, что она опять увидела Снежиуса.
   Алый спрут поскорее выключил монитор и обратился к Снежиусу:
   - Ты не видел: здесь спрутята не пробегали?
   Снежиус отрицательно замотал своей головой.
   Тогда Алёна спросила, а Щелкун перевёл её вопрос:
   - А таких как я человеческих детёнышей ты здесь не видел?
   Тут Снежиус кивнул утвердительно.
   - Да?! - обрадовалась Лида. - Ну и куда же они пробегали?!
   Снежиус указал щупальцем в одну из чёрных труб.
   Алёна обратилась к Алому Спруту:
   - Мы должны пробраться в эту трубу. Немедленно!
   Но Алый Спрут возразил:
   - Вон видите - там белый волос висит?
   Алёна пригляделась и увидела, что возле этой трубы действительно висит, зацепившись за какой-то крюк, сияющий белизной длиннющий волос.
   - Ну и что же? - пожала плечами девочка.
   - Так это от Клыкорвава! - воскликнул Алый Спрут.
   - Если Клыкорвав сидит в этой трубе, и если мы с ним столкнёмся, то гибель наша неизбежна...
   - Нет! Мы пойдём туда! - закричала Алёна.
   - Н-Е-Т!! - угрожающе забулькал Алый Спрут.
   Тут Лида приоткрыла один глаз и вымолвила слабым голосом:
   - Ой, смотрите... вон и спрутята поползли...
   Щелкун перевёл её слова Алому Спруту, и тот незамедлительно повернулся, и увидел, что вдоль стены этой залы действительно пробираются два сбежавших спрутёнка.
   Тогда закричал Алый Спрут на своём языке:
   - Немедленно вернитесь!
   Спрутята остановились, и уставились на него своими выпученными алыми глазами.
   - Вот так и стойте! Сейчас я вас заберу! - воскликнул, потирая щупальца, Алый Спрут.
   И обратился к Снежиусу:
   - А ну- ка - поставь меня на берег...
   Снежиус стремительно двинулся к берегу; потащил за собой и железного паука, но... спрутятам вовсе не хотелось возвращаться на летающую тарелку. Им казалось, что они попали в захватывающее приключение - на такой аттракцион, который едва ли можно было найти даже на самом роскошном галактическом курорте.
   И они устремились именно в ту трубу, куда убежали и Иванушка с Робертом.
   Возопил Алый спрут:
   - Стойте! Немедленно! Там вам грозит смертельная опасность!
   Спрутята услышали о смертельной опасности, и это только больше раззадорило их.
   Они ведь даже и не слыхивали о таком страшном звере, как Клыкорвав.
   
   * * *
   
    Не слышали о Клыкорваве и Иванушка с Робертом. Видели они перед собой милую, хоть и здоровенную физиономию, и не знали, что это есть ужасный Клыкорвав.
    Вот протянул Клыкорвав к Иванушке лапу. Мальчик усмехнулся, и воскликнул:
   - Надо же, какой замечательный зверь! Будем дружить, правда?
   Тут из лапы Клыкорвава вырвалась белая нить, и быстро начала обмываться вокруг Иванушкиного тела.
   - Что ты делаешь? - спросил Иванушка.
   Вместо ответа Клыкорвав немного приоткрыл пасть, и ребята смогли увидеть несколько чрезвычайно острых клыков.
   Иванушка попытался пошевелиться, но уже не смог этого сделать - белая нить обхватила его руки и ноги, и оказалась не только чрезвычайно липкой, но и твёрдой.
   Клыкорвав лениво зевнул: по его разумению ему попалась чрезвычайно лёгкая добыча.
   - Эй, отпусти меня! Слышишь?! Я требую! - закричал Иванушка, но Клыкорвав его не слушал.
   На помощь своему другу бросился Роберт, но Клыкорвав вытянул быстро другую свою лапу у нему, и из этой лапы также заструилась липкая белая нить.
   Роберт едва успел увернуться. Он отпрыгнул за белое полотно, и вжался в стену. Клыкорвав не стал его преследовать - он был занят Иванушкой, и был уверен, что и второй человеческий детёныш никуда от него не денется.
   Итак, он спеленал Иванушку, так плотно, что тот даже и пошевелиться не мог; затем он подвесил его вниз головой к потолку. Подобно маятнику раскачивался мальчик, и ничего не видел, так как и глаза его оказались закрыты белыми нитями.
   Клыкорвав не торопился им лакомиться, так как он уже был сыт. Ведь в иных белых коконах, которые ребята поначалу приняли за подушки, заключены были трубы, баки и даже целый старый трактор - всё это Клыкорвав успел натаскать в своё новое логово из разных частей канализации и из прилегающих к ней районов.
   Как раз перед тем, как в зале появились ребята, Клыкорвав отведал массивный самогонный агрегат, который по своим вкусовым показателям очень понравился этому инопланетному злодею.
   И вот теперь Клыкорвав развалился на полу: он размышлял, какое блюдо отведать следующим - какую-нибудь аппетитную железяку, или этого человечка, без сомнения вкусного, но такого мелкого, что и хватит его только на один глоток.
   Тут он услышал какой-то шорох и вспомнил о втором человечке. Если поймать и его, то лакомства хватит на два глотка... Но после сытного железного кушанья, так лениво шевелиться... Да и всё равно он никуда не уйдёт... Так что Клыкорвав ещё раз зевнул, и задремал.
   Причём его сон сопровождался таким громким храпом, что в ушах у Роберта царило постоянное гуденье. Он едва не оглох тогда!
   А Роберт был занят важным делом.
   Он полз по стене, цепляясь за белые нити, которыми эта стена была покрыта. Эти, изверженные Клыкорвавом нити, оказались не только плотными, но и достаточно толстыми - так что за них вполне можно было держаться.
   Роберт задумал перепилить один из коконов, который нависал прямо над дремлющим Клыкорвавом, чтобы тот, рухнув, раздавил чудовище.
   
   * * *
   
    ...Уже довольно долго дремал Клыкорвав. Но какой-то настойчивый, скрежещущий звук вкрался в его кровавые сновидения.
    Он приоткрыл один свой синеющий глаз, и увидел, что это второй человеческий детёныш, перепиливает с помощью острой железки кокон, который нависал прямо над головой Клыкорвава.
    Именно в этом коконе был заключён ржавый трактор, но, даже если бы этот трактор и грохнулся на Клыкорвава всей своей многотонной массой, то это не причинило бы чудищу совершенно никакого вреда. Ведь Клыкорвав только казался таким пушистым, а на самом то деле он был чрезвычайно жёстким и даже пуленепробиваемым.
    Просто Клыкорваву неохота было потом заново пеленать и подвешивать этот трактор, так что он решил, что стоит поглотить этого надоедливого человечишку немедленно.
    И вот поднялся Клыкорвав, и высунул своё длинный белый язык, намериваясь обвить им хрупкое тельце Роберта, и утянуть его в свою глотку.
    И вдруг какое-то движение отвлекло его внимание. Обернулся Клыкорвав, и увидел, что это два алых спрутёнка вбежали в залу.
    Надо сказать, что представления о красоте у людей и спрутов разительно отличались, так что спрутятам Клыкорвав сразу же показался неимоверно уродливым.
    Они завизжали от ужаса, и испустили несколько непроницаемых багряных облачков.
    Бросились было эти спрутята к выходу, но из-за багряных облачков ничего не видели, и столкнулись, переплелись щупальцами, кубарем по полу покатились, и попали прямо под лапы Клыкорваву.
    Надо сказать, что никого не боятся Клыкорвавы так, как Алых Спрутов. Один вид Алых спрутов вводит их в состояние столбняка. И вот остолбенел Клыкорвав, и в ужасе глядел на приближающиеся клубок из щупалец.
    И Алые спрутята врезались прямо в него.
    Клыкорвав повалился в глубокий обморок.
   
   * * *
   
    Через несколько минут в пещеру втиснулся железный паук. Иванушка был освобождён и с рыданиями бросился к своей сестрёнке. Что касается Лиды, то она шептала:
   - Только бы поскорее всё это закончилось...
   И - закончилось.
   Клыкорвава спеленали и отправили на летающую тарелку, туда же был доставлен и "милый" Снежич.
   Затем Алёна открыла Алому спруту "страшную тайну". Оказывается, большую часть Земли покрывали солёные моря и океаны, которые вполне могли заменить ребячьи слёзы.
   Роберт был отвезён на летающий тарелке в родной город, и Алый спрут полетел на дозаправку к Атлантическому океану.
   Ну а Лида, Щелкун, Алёна и Иванушка вернулись в свои дома. И жили они с тех пор счастливо и никогда не ссорились.
   
   

КОНЕЦ.
01.04.04