Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Вой"

Павидло работал сантехником, и, когда вечером возвращался домой, то ложился на кровать, и, глядя в потолок, испытывал злобу.
   Причиной его злобы был доносящийся сверху заунывный вой, который продолжался иногда по пять-шесть часов, а затем медленно затухал, переходя в едва слышный скулёж.
   Павидло проклинал и воющую собаку и её владельцев, хотя никогда с ними и не встречался. Павидло вообще был очень нелюдимым человеком. У него не было ни жены, ни, тем более, детей.
   Засыпал он долго и мучительно: ворочался с бока на бок, скрежетал зубами, и всё-то ему казалось, что вот день прошёл, а он не сделал что-то очень важное.
   А утром, звенел напряжённо и тревожно будильник. Павидло приподнимался, шипел проклятья, и сильно бил кулаком в стену. Тогда люстра над его головой вздрагивала, и вскоре возобновлялся душераздирающий вой.
   - Проклятая собака, - рычал Павидло, затем умывался, завтракал и шёл на работу, которая была ему совсем не интересна.
   
   * * *
   
    И вот в один из невыносимо долгих и вьюжных зимних вечеров вой над головой Павидло стал совсем уж невыносимым.
    Тогда сантехник решил подняться, и выместить накопившееся раздражение на владельцах собаки. Он даже собрался наорать на них матом.
   Вот поднялся, и долго, пока не открыли, трезвонил в нужную дверь. А открыла девушка небольшого роста, сильно бледная. Она была в длинном чёрном платье. Округлившимися, испуганными глазами смотрела она на Павидло.
   - У вас собака воет, - раздражённо буркнул Павидло.
   - У меня нет собаки, - выдохнула девушка, и вдруг разрыдалась.
   - Так кто же тогда воет?
   - Я?
   - Что?!
   Девушка не могла ничего выговорить. Она махнула тоненькой ручкой, и разрыдалась больше прежнего. Раздражение Павидло как рукой сняло, он внимательно смотрел на соседку.
   - Вы?!
   - Да!
   - Почему же?!
   - Из-за вас.
   - Из-за меня? Шутите?
   - Пожалуйста, пройдёмте, и я всё вам объясню.
   И они прошли в комнату, распложенную прямо над комнатой Павидло. В центре возвышалось некое приспособление с зеркалами.
   - Взгляните, пожалуйста, - попросила девушка.
   Павидло подошёл, и увидел три отражения. Во-первых - его кровать, во-вторых - люстра, расположенная над этой кроватью, и в третьих - лист, на котором значились следующие стихи:
   
   Я о том молю у неба,
   Чтобы было спокойствие мне,
   Чтобы ветры без бури,
   Приходили в чарующем сне.
   
   Чтобы много приятных улыбок,
   Чтобы много сияющих глаз,
   Чтобы только светлая дума,
   Составляла мой новый рассказ.

   
    И тогда вспомнил Павидло, что это его стихи. Он написал их в шестнадцатилетнем возрасте, а потом положил на шкаф, в своей комнате. И там, под потолком, долгие годы пылился этот забытый лист.
   - Что всё это значит? - спросил Павидло.
   И тогда девушка вымолвила:
   - Я вас очень любила. Простите, я просверлила дырочки в потолке, и расположила зеркала так, чтобы наблюдать за вами. Вот ваше стихотворение прекрасное. Вот ваша кровать, на которой вы мучались, потому что творчество забыли, и душу свою гноите, хотя у вас прекрасная душа. И вот люстра. Видите трещины на потолке?
   - Д-да, - голос Павидло дрожал от волнения.
   - Каждое утро, когда вы просыпаетесь и в стену кулаком ударяете, эти трещины расширяются. И, в конце концов, люстра рухнет на вас. Уже немного осталось. Представляете, каково мне было каждый день наблюдать, как вы изничтожаете свою душу, да ещё и физическую свою кончину приближаете?
   - Д-да.
   - Вот поэтому я и выла.
   - Д-да.
   - Простите меня за всё, - девушка покачнулась от слабости. - Я трусиха, я не могла к вам подойти, не могла слова вымолвить, а это, оказывается, так легко...
   - Д-да.
   - Вы можете разбить эти зеркала. А я... если хотите: я продам свою квартиру, и уеду. Вы меня больше никогда не увидите, обещаю.
   - Н-нет.
   - Но что же мы будем делать?
   - Ещё не знаю. Будем думать. Но у меня к вам одна просьба.
   - Я слушаю.
   - Никогда больше не войте.

КОНЕЦ.
10.07.03