<<Назад
   
"Парк в сети"
   (повесть о создании сайта)

 

 

I

 

      Вот, наконец, остались позади школьные занятия, и наступили столь долгожданные и столь необъятные летние каникулы.

      Хотя, если подумать, то как правильно провести свободное время? Вопросик хороший, и ученик 5 "Б" класса Витя Троицын, проснувшись в первое утро этих каникул, задался именно им.

      А проснулся Витя по школьной привычке рано - в восемь часов. Судя по звукам, его мама колдовала с завтраком на кухне; а что касается отца, то он ещё раньше, в половину седьмого, уехал на работу.

И вот теперь Витя лежал, прикрывшись одеялом, и всё ждал, что мама зайдёт в комнату, и разбудит его. Но, конечно же, этого не произошло - ведь занятия в школе закончились, и ему никуда не надо было идти.

Витя слышал, как мама собралась: надела в коридоре туфли, и, осторожно прикрыв за собой дверь, ушла.

Тогда он подумал: "Вот и хорошо. Сейчас засну, и высплюсь вволю...".

Он прикрыл глаза, но сон уже не шёл к нему. Более того, чем больше мальчишка думал о сне, тем дальше сон от него отодвигался.

Между прочим, в комнате уже сделалось весьма жарко, и даже пот выступил на Витином лбу. Тогда он порывисто вскочил с кровати, и, отбросив в дальней угол одеяло, подумал про себя:    "Да что же это такое?! Ну и духота! Теперь и не заснёшь! Но чем же мне теперь заняться?.. Может, на компьютере поиграть?"

Что касается компьютера, то он стоял прямо напротив Витиной кровати. И вот худое, сильно вытянутое Витино тело плюхнулось на стул перед монитором. Мальчишка включил питание, и выжидающе уставился на экран.

Наконец загрузился Windows. Витя запустил один из "трёхмерных шутеров", где главный герой, носясь по лабиринтам, уничтожал многочисленных тварей с помощью шестистволки, гранатомёта, дробовика и прочего стандартного в подобных играх вооружения.

И сама игра, честно говоря, была стандартной, однако, так же как и все подобные игры, пожирала личное время игрока безжалостно и стремительно. Так что, когда Витя случайно оторвался от монитора, и глянул на настенные часы, то обнаружил, что уже натикало половину десятого.

И тут же боль пронзила Витину голову. Он чувствовал себя таким уставшим, будто целую ночь таскал тяжёлые мешки. Тогда мальчишка выключил игру, упёрся ногами в стену и, резко оттолкнувшись, отъехал на стуле до самой кровати.

И уже вслух повторил вопрос:

- И чем же мне теперь заняться?

Но никто ему не ответил - в комнате было очень тихо, и душно...

И вдруг где-то за приоткрытым окном проворковал голубь. Витя даже услышал стремительный и приятный шум от его крыльев.

Тогда Витя вспомнил, что его страдания во многом обусловлены царящей в комнате духотой. И вот он резким движением отодвинул занавеску, и распахнул окно настежь, сам же уселся на подоконнике.

 

 

 

II

 

Витя жил на последнем, девятом этаже, а так как их дом стоял крайним к парку, то ему открывался неплохой вид.

Помимо древесных крон, похожих на убегающие к горизонту необычайно пушистые зелёные холмы, Витя Троицын увидел ещё и голубей, которые белой стайкой кружили на фоне совершенно безмятежной в этот ещё ранний час небесной лазури...

И, глядя на этих голубей, Витя подумал:

"Здесь что-то такое хорошее. И сейчас я должен начать делать нечто такое, отчего забуду скуку. Вот только что именно? Так. Надо сосредоточиться. Только бы мысль не ускользнула! Только бы меня ничто не отвлекло!"

Только он подумал об этом, и заверещал за его спиной телефон. Этот звонок показался Вите настолько чуждым и ненужным, что он сильно дёрнулся, и... свалился с подоконника!

Но, к счастью, не наружу - не с девятого этажа он упал, а приземлился на пол в своей комнате.

Витя Троицын отделался лишь небольшим ушибом на коленке, но его раздражению не было предела: ведь его отвлекли от важнейшей мысли - как с пользой провести свои каникулы!

И вот он подскочил к телефону, сдёрнул трубку с рычажка, и выкрикнул сурово:

- Да?!

А с противоположной стороны раздался как всегда спокойный и негромкий голос его лучшего школьного друга Олега:

- Здравствуй, Витя.

- А-а - это ты, Олежка. Ну, приветик, - пробурчал Витя.

- У тебя голос такой сердитый, как будто я от тебя чего-то важного отвлёк, - заметил Олег.

- Да - отвлёк! - выпалил Витя, и в его голосе прозвучали мстительные нотки. - Я только сейчас придумывал, чем бы таким важным заняться, а из-за твоего звонка все мысли из моей головы вылетели.

Олег оставался спокойным. Вообще-то в школе считали, что Олега просто невозможно вывести из себя. Даже учителя говорили, что этот белобрысый мальчуган являет собой воплощённое спокойствие.

При этом своём миролюбии, Олег много занимался физкультурой, и своей широкоплечей фигурой являл резкий контраст скелетоподобному Вите.

И всё же эти две противоположности, Олег и Витя, очень хорошо сошлись и стали лучшими и закадычными друзьями. Они дополняли и компенсировали друг друга. И всегда у них находилась какая-нибудь тема для разговора. А уж если Витя начинал горячится, то Олег своей безмятежностью благотворно на него влиял. Так что и серьёзных ссор между ними никогда не случалось.

Вот и теперь, на эти вспыльчивые Витины слова, Олег совсем не обиделся, а сказал примирительным тоном:

- Между прочим, звоню тебе по очень интересному поводу.

- Да? И что же такое? - уже значительно спокойнее спросил Витя.

- Дело в том, что вчера, сидя в Интернете, я прочитал одно, очень даже на мой взгляд интересное предложение.

- Да какие такие интересные предложения можно найти в Интернете? - проворчал Витя.

- А ты выслушай меня внимательно...

 

 

 

III

 

      Вообще Олег немало своего свободного времени проводил в Интернете. Там он читал новости, лазил по сетевым библиотекам, где скачивал редкие книги; а иногда и в картинные галереи заходил, так как был любителем живописи. Особенно ему нравились полотна мастеров эпохи Возрождения. А уж пейзажами он мог любоваться часами, изучая каждую чёрточку, каждый штрих...

      Помимо того, Олег познакомился и общался, посредством электронной почты, с несколькими интересными людьми. В числе этих людей была и девочка Анна, которая, несмотря на своё имя, жила не в России, а в Испании, также и предки её являлись Испанцами.

      Эта Анна не знала русского языка, но английским владела свободно.

И хотя  нельзя было сказать, что Олег свободно владел английским, но кое-как, с помощью словаря, мог изъясняться. Вот и завязалась между русским мальчуганом и испанской девчонкой оживлённая переписка.

Вскоре выяснилось, что отец Анны являлся известным в Испании, да и во всём мире художником. Рисовал он в самых разных жанрах, но лучше всего у него получались пейзажи.

В разных уголках света побывал этот интересный человек, и везде находил что-нибудь выдающееся, что потом увековечивал на своих полотнах.

Но вот подступило жаркое лето, и, как и всегда, пора было куда-нибудь ехать рисовать. Вот только вопрос - куда?

Нет - конечно же, у отца Анны были многочисленные и интересные варианты, и предложения, но он решил предпринять нечто совершенно необычное.

И вот, посредством Интернета, бросил он во всей уголки Земного шара клич: кто сможет заинтересовать художника природой своей Родины, тот получит специальный приз: художник полностью оплатит двухнедельное путешествие такого счастливчика в Испанию, ну а сам отправится в приглянувшийся ему уголок природы, где и нарисует очередную серию своих полотен.

Обо всём этом и сообщила в своём последнем письме Анна. Были в её письме и такие строки: "...Ведь ты расписывал, что парк, прилегающий к твоему дому, такой замечательный. Я тебе охотно верю!.. Ты даже и фото этого парка прикреплял к своему письму. Судя по этой карточке - места у вас действительно восхитительные. Кстати, я показала фотографию отцу, а он сказал: "Место неплохое, но, если твой друг хочет выиграть объявленный мною конкурс, то пусть представит красоту родной природы более артистично, пускай приложит к этому некоторые усилия; пускай заслужат эту поездку честным трудом..."

 

 

 

IV

 

      Вот, о чём поведал по телефону Олег.

Витя выслушал его, и хмыкнул:

- Ну и что же из всего этого?

И Олег ответил спокойно:

- Дело в том, что в наших силах выполнить это задание и выиграть поездку в Испанию.

- "В наших силах"! - повторил Витя, и в его голосе прозвучали язвительные нотки. - Ведь ты общаешься с этой Анной, и в случае выигрыша поездка ожидает тебя одного. Так при чём же здесь "наши силы"?

Олег произнёс примирительно:

- Не стал бы я тебя беспокоить, если бы предварительно всё не выяснил. Ведь вчера же, в ответном письме, я поинтересовался у Анны: а могли бы мы приехать вдвоём? Она этот вопрос передала своему отцу, а тот ответил согласием...

Эта проявленная другом забота окончательно размягчила Витю, и он произнёс:

- Ну, спасибо тебе.

- Не за что, - ответил Олег. - Ведь я знаю, что тебе обязательно надо заниматься каким-то делом. Такой уж у тебя нрав: на месте не сидится.

- Что правда, то правда, - согласился Витя.

- Да и мне одному было бы скучновато заниматься подготовкой. Вместе всё-таки интереснее...

- Подготовкой... А что ты собираешься готовить? - выпалил Витя.

Олег произнёс неспешно:

- Ведь я вчера долго не мог заснуть: и всё думал, как бы представить испанскому художнику наш парк наилучшим образом. Много разных вариантов перебрал, но ключ к самому естественному стоит на моём столе...

- Чего? Не говори загадками?! - потребовал Витя.

Голос Олега нисколько не изменился, он продолжал:

- Просто я хочу, чтобы ты сам понял тоже, что и я.

- Да ну тебя! Ладно, говори, что у тебя на столе стоит?

- Посмотри на свой стол и увидишь тоже самое...

Витя метнул быстрый взгляд на стол, и, конечно же, увидел там свой компьютер. Он произнёс:

- Компьютер, что ли?

- Да. Компьютер - ключ.

- Чёрт бы тебя побрал с твоими загадками! - воскликнул Витя, но при этом напряжённо размышлял.

Ведь он прекрасно знал, что раз уж Олег загадал загадку, то терпеливо будет ждать ответа, а раньше всё равно ничего не скажет.

Итак - компьютер. Компьютер связан с Интернетом, и именно посредством Интернета Витя нашёл испанку Анну, и её отца. А чем ещё примечателен Интернет? Конечно же - сайтами!

- Сайт, - не слишком уверенно выговорил Витя.

- Правильно, - похвалил его Олег.

- Но ведь... Ты что же - сайт про наш парк собираешься сделать?! - едва не закричал Витя.

- В общем, да. Только не один, а вместе с тобой, - отозвался Олег.

- Но ведь мы никогда не делали сайтов! - воскликнул Витя.

- Ну и что ж с того? Ведь когда-то и самые известные программисты не знали, что такое компьютер, а потом всему научились. Так чем же мы их хуже?

- Тем, что они взрослые!

- А кто тебе сказал, что информация усваивается взрослыми лучше? Я то слышал как раз об обратном...

- Но времени у нас практически нет!

- Времени у нас действительно немного. Две недели. Насколько я понимаю, для того, чтобы научиться делать приличные сайты, этого маловато. Но, с другой стороны - за две недели горы можно свернуть. Главное, не терять времени...

Витя слушал Олега, и тяжело дышал. Самые разные, сильные эмоции буквально распирали его, но больше всего хотелось заняться этим интересным делом, и выиграть поездку в Испанию.

Олег ещё не закончил очередной неспешной фразы, а Витя перебил его:

- Да. Я согласен!

- Хорошо. Стало быть... - начал было Олег, но вновь Витя перебил его.

- Я вот сначала рассердился, что ты своим звонком меня от важных мыслей отвлёк. А на самом деле - только помог мне. Ведь я как раз на парк, на голубей любовался...

И тут же предложил Витя:

- И вот пускай именно белые голуби, парящие на фоне безоблачного неба станут символом нашего сайта. Что думаешь?

- Поддерживаю идею, - ответил Олег. - Я как раз хотел сказать, что для начала надо сделать несколько фотографий парка, потом отсканируем их, и...

- Что же "и"?! - выпалил Витя.

- Потом посмотрим на то, что получилось, и будем думать, что делать дальше.

- Хорошо! Тогда встречаемся, да?

- Да. У твоего подъезда, через десять минут. И, Витя, не забудь взять свой фотоаппарат.

- Ага. Всё - собираюсь!

 

 

 

V

 

      Через пять минут Витя уже выскочил из своего подъезда. Конечно, он собирался впопыхах, и даже не успел причесаться. Шнурки от его кроссовок тащились следом за ним по асфальту. В руке Витя сжимал верёвку, на которой болтался фотоаппарат. Причём он размахивал этой верёвкой так сильно, что если бы фотоаппарат, ударился об стену, то непременно бы разбился. Но и этого не замечал Витя. Он прохаживался из стороны в сторону, возле своего подъезда, и выглядел очень подозрительным.

      Но вот подошёл Олег: как всегда аккуратный, подтянутый. На открытом лице Олега сияла приветливая улыбка. Витя чуть не налетел на своего друга - он проговорил осуждающе:

- Что же ты опаздываешь?!

- Разве же я опаздываю? - переспросил Олег, и взглянул на наручные часы. - Нет. Как раз вовремя пришёл.

- Ну ладно. Пошли в парк! Будем фотографировать! - громко заявил Витя.

 

 

 

VI

 

      И вот Витя Троицын и Олег вошли в парк.

      Прежде всего сделали фотографию двух деревянных медведей, которые очень даже органично смотрелись на фоне тёмных елей.

      Пошли дальше. По пути Витя очень много, и возбужденно говорил например такие слова:

- ...А ведь нам так много надо сделать! Так многому научиться! И это такая замечательная идея - начать проектировать сайт! Побыстрее бы да побольше фотографий наделать...

А Олег отвечал, естественно, спокойно:

- Побыстрее да побольше - это неправильный подход. Ведь в Интернете содержится просто огромное количество фотографий с видами природы. Так почему же Испанский художник должен заинтересоваться именно нашими?

- Ну, я так думаю - в них должна быть какая-то изюминка! - предположил Витя.

- Совершенно верно, - согласился Олег.

Тропинка вывела их на поляну, с одной стороны к которой подступала светлейшая берёзовая роща. И именно на фоне стройных берёзовых стволов стояла нарядная, разукрашенная голубыми и золотистыми красками голубятня. А в синеве небес над этой поляной по-прежнему летала изящная голубиная стая.

Ещё один их кадр запечатлел голубятню, а следующий - и её крылатых обитателей.

Витя произнёс:

- А здорово здесь! Познакомится бы с тем, кто эту голубятню построил. Наверное, он очень хороший человек, и про парк много интересного сможет рассказать...

Тут распахнулась небольшая дверка в нижней части голубятни, и оттуда стремительно вышел худенький мужичок. У него было очень вытянутое, белоцветное лицо. А вообще - он очень напоминал крысу.

Витя шагнул навстречу этому неприятному мужичку, и спросил:

- Извините, а это не вы случайно эту голубятню построили?

- Случайно - нет! - раздражённым и, вместе с тем вкрадчивым голосом ответил мужичок, и отряхнул попавшую на его одежду пыль.

И только тут Витя обратил внимание на злые и сильно раздражённые глаза этого человека. Нет - этот явно не мог построить такую замечательную голубятню.

      Неприятный незнакомец продолжал отряхивать свою одежду и ругаться. Причём ругался он неискренне, а очень театрально - в голосе его всегда слышалась вкрадчивость:

- А, чёрт! Давно пора эту развалюху сносить... Думал найду там кое-что интересное. Но не нашел ничего, кроме этих паршивых голубей!

Но тут Витя заметил, что этот мужичок быстро запихивает своими худыми и длинными, дрожащими от волнениями пальцами в карман какие-то старые, пожелтевшие бумаги. И Витя понял, что мужичок всё-таки нашёл то, что собирался найти...

Но мальчишку возмутило то, что изящных голубей называют нехорошими словами. Он сжал кулаки, и проговорил вызывающим тоном:

- А какое вы право имеете распоряжаться этой голубятней и лазить в неё, тогда как вы её не строили?

Незнакомец ответил:

- Ещё бы я строил - Такое! Это мой дедуля построил! Он, мол, ветеран войны, ему всё можно!.. На старости лет у него совсем ум за разум зашёл - только своими голубями и занимался. Но теперь нет его, и никому эти голуби не нужны. Я тут заходил, смотрел...

Неожиданно мужичок прервал свою речь, и спросил резко:

- А вы, собственно, кто такие? А?

Настроенный крайне недружелюбно Витя ответил:

- Не ваше дело...

Незнакомец ничего не ответил, но просто покачал головой и пошёл прочь

Тогда Олег произнёс:

- Ну вот - на нашем сайте появился ещё один раздел.

- Что? Какой ещё раздел?! - спросил Витя, который по прежнему недружелюбно глядел вслед удаляющему грубияну.

- "Голубятня", - спокойно ответил Олег.

- Хм-м, ну а что же в этом разделе будет?

- А ты сам подумай: чего этой голубятне больше всего не хватает?

- Ну - думаю хозяина.

- Правильно. Хозяина или хозяев...

Тут уж и сам Витя, недовольный тем, что Олег его постоянно подталкивает на всяческие правильные ответы, словно учитель, поспешно заговорил:

- Да. Разместим там объявление с фото этой голубятни. Наверняка, найдутся какие-нибудь люди, которые станут ухаживать за этой красотой.

 

 

 

VII

 

      Пошли дальше, и по пути сделали ещё несколько фотографий. Снимали простые деревья: берёзки, молодые дубки, а помимо того - маленькие, залитые солнечным светом полянки, на которых в большом количестве произрастали травы и цветы...

      И, наконец, дошли до той отдалённой части парка, куда редко захаживали городские жители. Там и тропок было совсем мало, а чтобы услышать шум машин, надо было остановиться, и долго вслушиваться - только тогда долетал этот отдалённый, практически слитый с шелестом листьев гул...

      Во многих местах среди деревьев виднелись в земле старые воронки.

      Витя Троицын с видом знатока произнёс:

- Это от Второй мировой войны осталось. Здесь жестокие бои проходили.

- И земля до сих пор не залечила свои раны, - произнёс Олег.

И действительно - если вокруг так много было растений, то склоны воронок оставались практически голыми. Только, разве что тёмный мох покрывал кое-где эту, изувеченную десятилетия назад землю.

Запечатлели на фотоплёнку и эти воронки, а потом - практически уже засыпанные землей окопы, тоже сохранившиеся со времён войны...

Вот сделан очередной снимок, и Витя воскликнул:

- О-о, вот чёрт!! Плёнка уже закончилась. А ведь тридцать шесть кадров было. И не заметили, как их отщёлкали.

- Ничего. Для первого раза достаточно, - произнёс Олег. - А сейчас - мы возвращаемся в город, сдаём в фотоателье, и...

- Что же "и"?! - нетерпеливо спросил Витя, когда они пошли обратно по узкой тропке.

- В общем, у нас ещё просто огромное количество разных дел. И ты знаешь, с чего надо начинать...

- Будем изучать профессию создателя сайтов! - выпалил Витя.

- Да. Конечно же...

 

 

 

VIII

 

      Итак, Витя и Олег отснятую плёнку сдали в фотоателье, специально указав, чтобы сразу печатали все получившиеся кадры.

      После этого направились домой к Олегу.

      В отличие от расположенной на девятом этаже квартиры Вити, Олег обитал на первом этаже; но и из его окна открывался очень даже милый вид на маленький садик, в который редко кто захаживал. Окна были приоткрыты, и в них вливались радостные птичьи трели.

      В комнате Олега работал кондиционер, поэтому было свежо и приятно. Помимо ребят, в квартире присутствовала только мама Олега, но она на кухне занималась приготовлением завтрака, и нисколько не мешала ребятам.

      Олег включил свой компьютер. Пока загружался Windows, Витя спросил:

- Ну что, сейчас начнём программирование сайта? Да? Да? Да?

А Олег ответил:

- Я вот ещё давеча подумал: как мы можем начать это программирование? С чего начинать то? И решил: надо посмотреть, как чужие сайты устроены. В общем, сохранил несколько веб-страниц в памяти своего компьютера.

- А-а, я знаю, - кивнул Витя. - Ведь и я тоже сохранял некоторые страницы сайтов, которые мне были нужны. Это так просто: открываешь в браузере меню "Файл", выбираешь "Сохранить как", ну и сохраняешь всю веб-страницу. Правильно?

- Да. Правильно, - кивнул Олег. - Но нам ведь этого мало. Нам надо посмотреть на эту веб-страницу изнутри.

- Я и это знаю, - произнёс Витя. - Совсем несложная задача. Просто надо вывести указующую стрелку куда-нибудь на середину сохранённой веб-страницы и нажать на правую кнопку мыши. Тогда высветится меню... Впрочем, ты сейчас и сам увидишь...

Олег хотел было что-то возразить, но охваченный жаждой творчества Витя, просто выхватил из его рук мышку, и двойным нажатием левой кнопки включил браузер для просмотра веб-страниц.

Так как Вите очень хотелось похвалиться своими познаниями, то он поведал:

- Это у тебя Internet Exporer грузится, или сокращённо - просто IE. Самый распространённый браузер, его вместе с Windows к каждому компьютеру прикрепляют. Но есть и иные браузеры.

Тут Витя замолчал, так как он не знал названий этих "иных браузеров". И тогда Олег сказал:

- Мне известно, как они называются. Я ведь специально вчера кое-какие документы прочитал. Например такие названия: Netscape, Opera, Mozilla, MyIE...

- И чем же они друг от друга отличаются? - перебил его Витя.

- Вот этого я ещё, честно говоря, не знаю, - признался Олег. - Но уже прочитал предостережение, что уж если мы создаём сайт, то его надо проверять на разных браузерах, чтобы он везде работал. Потому что разные браузеры не совсем друг с другом совместимы.

- Ух, как интересно! - воскликнул Витя, одновременно открывая через браузер IE, папку "Мои документы", в которой лежали скаченные из сети страницы сайтов.

Из нескольких представленных там страниц, Витя выбрал страницу посвящённую областному краеведческому музею.

И вот уже на экране появилась сохранённая страница. Наверху - изящный логотип музея, слева - аккуратное меню; а большую часть экрана занимали материалы: новости - информация о готовящихся экспозициях, несколько фотографий...

- Сколько же здесь информации помещается! Просто здорово! - говорил Витя. - Сейчас... сейчас посмотрим, как это всё сделано...

Он и впрямь наивно полагал, что стоит ему прочитать несколько строчек кода, и он поймёт, как делать хорошие сайты.

Вот Витя нажал на правую кнопку мыши. Появилась меню, из которого мальчишка выбрал пункт "Просмотр HTML-кода".

Открылась программка "Блокнот", а в ней - нечто такое, отчего Витя издал громкий звук:

- Ох!

Дело в том, что открывшиеся там строки программного кода показались ему куда как более сложными, чем даже алгебраические формулы. А, надо сказать, что с математикой у Вити было очень плохо.

И вот Витя обернулся к Олегу, и спросил:

- Ты здесь что-нибудь понимаешь?

Олег ответил:

- Честно говоря, пока что ничего не понимаю. Но я вчера своему старшему брату звонил...

- А-а, ну конечно же - твой старший брат! И как мы сразу не догадались! - усмехнулся Витя.

Дело в том, что старший брат Олега Максим учился в институте на профессию программиста. Правда, его институт располагался в другом городе, в общежитии которого Максим временно обитал.

- Так он тебе рассказал, как сайт делать? - набросился на Олега Витя.

- На мой вопрос ответил, что создания сайтов они ещё и сами не изучали, да и вообще - в связи с летней сессией, он весьма занят. Но всё же посоветовал для изучения структура записанной из Интернета страницы, пользоваться не "блокнотом", а так называемым файловым менеджером.

- Чего? Каким ещё менеджером? - нахмурился Витя.

- Вообще-то, до вчерашнего вечера, я и сам этими менеджерами не пользовался, но Олег продиктовал мне несколько названий, я поискал их в архивах, и нашёл. Вот эти менеджеры...

И Олег указал на несколько новых иконок, появившихся на рабочем столе его компьютера. Среди иконок Вите приглянулось название Far. Он указал на этот значок, и сказал:

- Давай запустим...

Олег включил указанную программу, в результате чего на экране появилось дополнительное оконце синего света.

Передвигая указатель, Олег открыл папку "Мои документы".

Там оказались обозначенными всё те же, сохранённые из Интернета страницы, а помимо того - ещё и папки, одного с этими страницами названия.

И Витя немедленно спросил:

- Слушай, а что это ещё за папки такие?

- Сейчас посмотрим...

Олег открыл дополнительную папку, которая относился всё к тому же сайту про областной музей. Оказалось, что там содержалось несколько файлов с совершенно непонятными названиями.

Тогда Олег наугад подвёл к одному из этих файлов указатель и нажал кнопку "Enter". Незамедлительно заработала программка просмотров картинок, и на экране монитора, в отдельном оконце появилась одна из тех репродукций, которые были представлены в новостном разделе музейного сайта.

Витя порывисто хлопнул в ладоши, и проговорил:

- Ага! Вот теперь понятно! В этой директории содержатся картинки с сайта. И ведь мы их можем заменить на свои картинки! Понимаешь?

Олег молча кивнул, а Витя продолжал ликовать:

- Здорово я придумал! Правда?

- Да... ну а сейчас всё-таки посмотрим html-код, - отозвался Олег.

Затем Олег вернулся в предыдущую папку, подвёл указатель к сохранённой web-странице, и произнёс:

- Я тут уже успел в документации этого Far-а, покопаться и выяснил, что для того, чтобы изменить какой-либо документ, надо нажать кнопку F4. Если же достаточно просто посмотреть, то можно нажать F3.

- Конечно же F4! - воскликнул Витя. - Будем изменять сайт. Прямо сейчас!

И Олег нажал на кнопку F4.

На экране появились те самые непонятные, смахивающие на сложнейшие формулы строки, которые Витя уже видел в программе "Блокнот".

Впрочем, попадались и знакомые слова. Вот, например - надпись <title>.

И Витя произнёс:

- Я знаю: слово title - это по английскому значит "Название". Ага! И точно - написано <title>Областной краеведческий музей</title>.

Тут Олег нажал кнопку `Esc`, в результате чего они вышли из программы просмотра.

- Подожди! Что ж ты делаешь?! - возмущённо воскликнул Витя.

- Просто готовлюсь к тому, что ты наверняка и сам сделаешь.

- Чего?

- Сейчас... сейчас... минуточку терпения...

Олег нажал кнопку `Enter`, в результате чего вновь включился Internet Explorer, и, одновременно с этим, запустилась сохранённая web-страница Краеведческого музея.

Затем Олег вновь перешёл к программе Far, в режим редактирования файла. И вот он обратился к Вите:

- Ну а теперь ты должен сказать нечто очень даже к этому случаю подходящее...

- Э-э, я бы хотел изменить название! - воскликнул Витя, и потянулся к клавиатуре.

С помощью клавиши Delete, он стёр надпись "Областной краеведческий музей", и, вместо неё, вставил в зазор между <title>, надпись: "Витя и Олег. Первый сайт".

Так что в целом это выглядело следующим образом <title>Витя и Олег. Первый сайт</title>.

- Что ж, а теперь смотрим, что получилось! - проговорил Олег.

И он нажал на клавишу F2.

- Что ты сейчас сделал? - поинтересовался Витя.

А Олег пояснил:

- В документации сказано, что нажатием клавиши F2 в документе сохраняются внесённые тобой изменения. Иначе браузер IE даже и не заметил бы те изменения, которые ты внёс в файл...

Затем Олег перешёл к программе Internet Explorer.

Витя с жадностью вглядывался в ту надпись, которая появилась наверху экрана. И вот воскликнул он, горестно:

- Ну опять всё тоже самое!

Дело в том, что там по прежнему красовалось прежнее заглавие сайта: "Областной краеведческий музей".

- Это дело поправимое, - произнёс Олег.

Олег нажал на клавишу "Обновить". Экран мигнул, и вот уже появилась новенькая надпись: "Витя и Олег. Первый сайт".

- Ура! Ура!! Ура!!! - торжественно вскричал Витя.

Казалось Вите, что теперь то уж все сложности позади, и освоили они все компьютерные премудрости, и создали сайт превосходный, и выиграли поездку в далёкую, солнечную Испанию.

Но вот нажал Витя кнопку с указателем "Вниз", и поехали новые и новые, замысловатые, совершенно непонятные, и от этого кажущиеся устрашающими строчки.

Наконец, среди всех этих непонятностей, ухватился Витя за строчку, которую, казалось бы, он стёр: "Областной краеведческий музей".

- Опять этот музей..., - проворчал он, и начал вглядываться в изображение на экране, выискивая - где же эта надпись находится.

Но вот он воскликнул:

- Ага! Да вот же она!

И ткнул пальцем в самую красивую, выведенную изящнейшим шрифтом надпись, которая дублировала только что прочитанное им.

Итак, он заменил надпись в программе Far на: "Витя и Олег - мастера программирования", нажал F2 и обновил содержимое браузера.

Надпись осталась прежней.

- Почему же не работает! - с пылом, желая сразу всё познать, вскричал Витя.

- Подожди-ка, подожди-ка..., - произнёс Олег.

Он подвёл указатель к изящной надписи, остановил стрелку и, спустя пару секунд, рядом, в окошечке, появилась выполненная маленькими, невзрачными буковками надпись: "Витя и Олег - мастера программирования".

Витя растерянно пробормотал:

- Но это... что это... почему это...

Олег произнёс:

- Кажется, я понимаю. Эта, выполненная такими красивыми буквами надпись - это не совсем надпись, а картинка.

- А-а, понимаю, - с готовностью кивнул Витя. - Сначала эту картинку где-то нарисовали, а потом прикрепили к этой программе. Прав я?

- Я думаю, что прав. Ведь я не больше тебя знаю. Мы вместе учимся...

Витя с большим вниманием вглядывался в окружающие изменённую им подпись строки, и видел среди них всё больше и больше знакомых слов.

И вот Витя сказал:

- Ага. Вот ещё знакомое словечко! Center. Я думаю - переводить не надо. Центр это обозначает.

Олег, сохраняя обычное своё спокойствие, кивнул.

Ещё большее волнение охватило Витю. Он говорил раздумчиво:

- А вот как ты думаешь, Олег, на какое бы слово можно было изменить center.

- Ну, попробуй напиши left...

- Ага. Центр заменяем на левую сторону! - вскричал Витя.

Опять-таки с помощью клавиши delete, убрал он надпись center, последовательно нажал на клавиши Shift и Alt - отчего переключился на латинский шрифт. Затем набрал left.

Уже привычным нажатием кнопки F2, сохранил внесённые в документ изменения, и опять-таки переключился на программу IE, где нажал на клавишу "Обновить".

В результате этого действа картинка-надпись "Областной краеведческий музей", съехала к левому краю экрана.

- Есть! Просто здорово! Мы молодцы! - искренне радовался Витя.

Он вновь переключился на Far, где вместо left, написал right, в результате чего картинка переместилась в правую сторону экрана. Но самое подходящее место для этих изящных графических буковок было посредине экрана, так что после этого Витя вернул прежнее значение center.

И сказал Витя:

- Вот какие мы молодцы - столько уже узнали.

Но Олег возразил:

- Мы ещё практически ничего не узнали.

- Да как же это "не узнали"?! - возмутился Витя.

- Дело в том, что надо быть последовательными. Ты увидел надпись center, но не понимаешь ещё, почему именно она прикреплена к нужной нам картинке.

- Ну ладно. Никаких проблем. Сейчас и это узнаем.

И  Витя прочитал прилегающее слово "align=center". Он сказал:

- Вот, стало быть, этот align и является необходимым компонентом, после которого поставлен знак равенства.

- Так и есть, - согласился Олег. - Ведь с английского слово align можно перевести как "выровнять". Стало быть, всю строчку можно прочитать как "выровнять по центру"

- Но этого мало! - воскликнул Витя.

Олег согласился:

- Конечно - этого мало. Ведь не только этим задаются параметры картинки на экране. Вот посмотри-ка, рядом с изменённом тобой подписью значится alt="". То есть этот alt указывает, что при наведении стрелки на картинку должна всплывать та или иная, указанная тобой подпись...

Но для Вити эти подписи к картинками были уже пройденным этапом. Зато он жаждал открывать всё новое и новое.

Вот ещё парочка слов,  которые показались ему знакомыми: width и height. И проговорил Витя:

- Ага! Вот это тоже что-то значит!

Его друг отозвался:

- Да-да. Насколько я помню из английского: width - значит ширина, а height - высота.

Так как и после слова width и после height стояли знаки "=", и цифры, то Витя произнёс:

- Так ведь здесь указывается, какой ширины и высоты графическая надпись... А ну-ка, поменяю я её...

И Витя быстренько подставил вместо прежнего width=360 - width=36000.

Нажал кнопку "Обновить". В результате этого изящная надпись "Областной краеведческий музей" сгинула, а на её месте появились несколько смазанных полосок.

Тогда Олег заметил:

- Думаю - ты выбрал через чур большое значение.

- Ага, - согласился Витя. - Ведь я теперь припоминаю, что, например, у меня разрешение монитора установлено 1024 на 768. То есть 1024 точек в ширину, и 768 точек в высоту, и указанные значения картинок ну никак не могут превышать эти параметры...

И Витя изменил указанную ширину картинки с 36000 на 480. Затем - обновил программу, в результате чего вновь появилась надпись "Областной краеведческий музей", которую, в общем-то, можно было прочитать, но которая оказалась чрезмерно вытянутой из-за преувеличенного на 120 точек параметра ширины.

Но и это изменение весьма порадовало Витю - ведь теперь, по своему желанию, он мог менять параметры картинки.

А Олег говорил:

- У меня экран тоже выставлен со значением: 1024 на 768, а вот у Оли...

- У какой ещё Оли?

- Ну, одноклассницы нашей. Отличницы.

- А-а!

- Так вот: у неё монитор старенький, и нормально поддерживает только расширение 800 на 600 точек.

- И что же из того? - пожал плечами Витя.

- А то, что если мы всё будем рассчитывать под разрешение 1024 на 768 точек, то Оля со своим монитором просто не увидит точки выходящие за значение 800 на 600. А ведь там могут быть и всякие важные подписи.

- Ну так пускай покупает себе новый монитор! - заявил Витя, который недолюбливал Олю за то, что она казалась ему чрезмерной зазнайкой.

На это предложение Олег ответил:

- Витя, пойми - ещё далеко не все могут покупать себе новые мониторы. И ты должен думать об удобствах всех пользователей своего сайта, а не о своих личных удобствах.

- А с чего ты взял, что я о своих удобствах думаю?! - возмутился Витя.

- Ну вот ты говоришь: что те, неведомые тебе люди, должны что-то покупать. А на самом-то деле тебе просто лень позаботиться об их благе.

- Ну ладно. Ладно, - примирительно махнул рукой Витя. - Давай дальше с этой картинкой разбираться.

И вот они нашли ещё два параметра: vspace и hspace. Оказалось, что если изменить значение, установленное за vspace, то увеличивался или уменьшался отступ текста от картинки по вертикали; а hspace - по горизонтали.

Испробовав всё это, Витя молвил:

- А вот всё-таки интересно, чем обуславливается то, что описание этой картинки находится именно здесь, а ни в каком-то ином месте, а?

- Давай-ка посмотрим повнимательнее, - предложил Олег.

Итак, изучаемая ими строка начиналась следующим образом:

<img scr=...

Тут же Витя вскричал:

- Я понял! Здесь сокращения: img - это image или картинка. А scr - это screen или образ. То есть - образ картинки равняется.

И Витя прочитал дальше <img scr="files/museum_logo.jpg"...

- Ага! - торжествовал Витя. - Я помню: в прилегающей к этому документу папке files был такой файл: museum_logo. Стало быть, здесь указывается, что программе надо взять картинку именно из этой папки! Ну не правда ли - я молодец?

- Да - ты молодец, - сдержанно похвалил его Олег, и тут же добавил. - Однако, я хотел бы обратить твоё внимание на ещё одну деталь.

- Да? И на какую же именно?

- А на то, что вначале практически каждой строчки стоит знак <, а в окончании - >.

- Ну и что же это такое? - полюбопытствовал Витя.

- Хм-м, я думаю - этим указывается, что знаком < - начинает описание какой-либо операции. Например - операции вывода на экран картинки; а > - показывает программе, что эта операция завершена, и пора переходить к следующей. Таким образом, знаки <, и >, являются едва ли не самыми важнейшими в этой программе. Без них - это был бы просто неразмеченный текст.

Так отвечал своим неспешным, задумчивым голосом Олег, а Витя внимательно его слушал, часто кивал и приговаривал:

- Ну да, да. Конечно же. Я думаю - ты прав.

И, как в последствии выяснилось, Олег действительно был прав. Мальчишки узнали, что значки < и > действительно выполняли те функции, которые и предполагались, а назывались они "тэгами".

Но вот Витя прошептал заговорщицким тоном:

- А вот что ты думаешь относительно того, чтоб эту картинку на другую заменить?

Олег хотел было что-то ответить, но не успел, потому что в это время заглянула в комнату его мама, и произнесла:

- Ну, ребята, я вам яблоневый пирог испекла, так что - пожалуйте к столу.

 

 

 

IX

 

Яблочный пирог пришёлся очень даже кстати. Во всяком случае, и у Вити и Олега повысилось настроение. И Витя спросил:

- Ну что: будем делать наш сайт дальше. Да?

Но Олег покачал головой и ответил:

- Я бы с радостью, но у меня сегодня дела...

Ладно. Тогда до завтра, - проговорил Витя.

И вот Витя вернулся к себе. Он несколько раз прошёлся по своей комнате, размышляя: "Ну и вот что же мне теперь делать? Ведь фотографии нашего парка до сих пор ещё не готовы; Олег до завтра занят... А мне так не терпится поскорее сделать сайт!"

И тогда Витя включил компьютер, полез в Интернет, и, скачав несколько Интернет-страниц, начал изучать их, пытаясь понять, что там к чему. Больше всего ему хотелось самому постигнуть все премудрости создания сайтов, и на следующий день похвастаться Олегу: "Вот, какой я молодец; всё уже умею делать, и, если хочешь, то и тебя могу научить".

Но он так был взбудоражен, так нетерпелив, что мысли его метались из стороны в сторону, и он никак не мог сосредоточиться на самом главном. Витя несколько часов потратил на бесполезное тыканье по клавишам, когда он пытался подменить указанные в программе сайта параметры, а в результате получалось у него чёрт знает что. И кроме того, что он растянул и расширил несколько картинок, ничего у Вити не получилось.

От огорчения, он достал из холодильника морковку, и начал ей хрустеть, думая: "Ну вот, ничего у меня без Олега не получается! Какой я неумелый! И даже нечем будет перед ним похвастаться!"

Но последняя мысль казалась Вите уже совершенно невыносимой, и он решил, что ещё раз сходит в парк, где сделает несколько дополнительных фотографий.

Фотоаппарат у него был хороший - с мощной вспышкой. Что же касается плёнки, то у него имелась и запасная, причём очень чувствительная, предназначенная как раз для съёмок в сумерках.

Уже наступил вечер. Домой вернулась Витина мама, и, между прочим, несколько раз звала его ужинать, но Витя так поглощён был своими мыслями, что даже не слышал её голос. Но вот теперь, когда Витя вышел в коридор, мама обратилась к нему с вполне естественным в таких случаях вопросом:

- Куда это ты собрался?

И Витя ответил:

- Пойду к Олегу.

Мама хотела было что-то возразить, но Витя уже оделся и выскочил на лестницу.

 

 

 

X

 

      На улицах уже включили фонари, а в окнах высоких, подступающих к парку домов электричеством засияли окна. Витя шёл в парк, но ему приятно было и на эти окна смотреть. И хотя он не видел и не знал, что там, за этими окнами, но ему думалось, что везде там прекрасная жизнь, и что каждое окно - это вход в свою, неповторимую вселенную, в которой всё сказочно и гармонично...

      И вот Витя очутился в парке. Он пошёл по маленькой дорожке, которую окружали кусты и деревья. Электрический свет не проникал так далеко, и Витя не мог толком разглядеть все эти насаждения, отчего они ему казались волшебными существами: великанами и их поданными, которые тянули к нему свои мохнатые лапы, но никак не могли до него дотянуться.

      Прежде Витя сам себя считал человеком практическим, и не верящим во всякие там сказки. Даже и в общении с друзьями он старался выставить себя скептиком. Но вот теперь выяснилось, что всё это было совсем не так. Дело в том, что Витя боялся. И боялся он никаких-нибудь там разбойников или бомжей, которые вполне могли забрести в эту погожую летнюю ночь в городской парк, а именно сказочных существ.

Он пытался убедить себя, что встреча с Бабой-ягой невозможна, но именно носатая Баба-яга мерещилась ему в переплетении ветвей. И мнилось ему, что эта страшная лесная колдунья тянет к нему свои корявые длани, и он старался поскорее проскочить такие места. Или леший ему мерещился... Вон стоит  среди деревьев: огромный, весь заросший мхом, и с ручищами, похожими на сучья...

А в Витиной голове билась мысль: "Ну надо же, какой я недогадливый! Собрался идти ночью в парк, и даже фонарик с собой не захватил!"

И тут вспомнил, что у него в кармане фотоаппарат с мощной вспышкой. Решил разок щёлкнуть, чтобы высветить окружающее, и убедится, что ничего страшно на самом то деле нет.

Щёлкнул.

Яркая вспышка на мгновенье высветила белизной окружающее, но от этого Вите не сделалось спокойнее, и ему даже показалось, что в этой вспышке увидел он и Бабу-Ягу и Лешего.

Подумал: "Может повернуть назад?", но тут же рассудил: "Повернуть сейчас, значит потом - перестать себя уважать, считать себя трусом".

И Витя, покрываясь от страха мурашками, и всё же вновь и вновь перебарывая этот страх, зашагал дальше.

 

 

 

XI

 

      Витя всё дальше углублялся в парк, и размышлял: "И что здесь ночью можно нащёлкать, а?.. Хотя, может быть, действительно удастся заснять что-нибудь такое сверхъестественное и страшное, что можно будет открыть раздел на сайте "Ужасы нашего парка". Правда, не знаю, захочет ли этот испанский художник приезжать к нам, наглядевшись на эти самые ужасы..."

И тут совсем рядом с собой Витя услышал голоса...

      Он не смог разобрать ни одного слова, и от этого ему сделалось ещё страшнее. Воображение тут же нарисовало жутких и злобных призраков, которые вылетели из-под корней деревьев, с тем, чтобы выпить всю его кровь, и утащить в своё мрачное подземное царство.

      Витя тут же повалился на землю, вжался в неё и замер, стараясь даже не дышать. Он очень надеялся, что призраки всё-таки не заметят его, и уберутся восвояси...

      И тут - буквально в двух шагах от него треснула ветвь, и вкрадчивый мужской голос проговорил:

- Здесь кто-то ходил...

И Витя понял, что уже где-то слышал этот голос. Но он так разволновался, что мысли его путались, и он не мог вспомнить, где же именно слышал этот голос.

Тут первому ответил второй мужской голос - басистый и грубый:

- Нет здесь никого!

Наконец, заговорила женщина:

- А мне показалось, что здесь всё-таки кто-то есть... Ну-ка, посвети...

Витя догадался, что сейчас будет раскрыт, и следом за этим раскрытием последует что-то очень для него нехорошее.

Он уже думал вскочить и драпать, что было у него сил, как заметил, что корни росшей поблизости старой ели так приподымаются, что образуют небольшую пещерку.

Именно в эту пещерку и переметнулся Витя, а на то место, где он за мгновенье до этого лежал, ударил слепяще-яркий столп электрического света. И вновь прогремел басистый мужской голос:

- Говорил же - нет здесь никого!

А вкрадчивый вымолвил:

- Но ты представь, если за нами всё-таки наблюдают. Что тогда?

Женщина произнесла:

- Тогда придётся расстаться с нашим сокровищем!

Басистый мужчина проворчал недовольно:

- Всё это -  пустые страхи...

Но женщина сказала резко:

- И всё же давай поищем. Я настаиваю.

Конечно слова про сокровища заинтриговали Витю, но, вместе с тем, ему сделалось так страшно от этих человеческих голосов, что уж казалось ему - лучше было бы встретиться с подземными призраками.

Он вжался в самый отдалённый уголок пещерки, но, честно говоря, места там было совсем немного, так что, стоило неизвестным только наклониться и посветить под корни, и они сразу бы увидели побледневшего от страха Витю.

Луч электрического света метался по стволам деревьев, по траве, а шаги приближались к Витиному убежищу. И мальчишка думал уж выскочить, и побежать, но тут оказалось, что уже поздно - обладатель басистого голоса подошёл прямо к его пещере, и, если бы Витя попытался выскочить, то сразу был бы схвачен. И всё, что теперь оставалось Вите - это покрепче зажать рукой собственный рот. Ведь ему сделалось так страшно, что он мог закричать...

А мужик встал так, что его нога опустилась в пещеру, и едва не дотрагивалась до Витиного носа, и Витя почувствовал тот резкий, крайне неприятный запах пота, который исходил от этой ноги. Так что ему пришлось заткнуть себе ещё и нос...

А мужик стоял на месте, и водил электрическим лучом из сторону в сторону. Наконец он прогрохотал:

- Ведь я же сразу вам сказал: нет здесь никого!

- Ладно, наверное действительно померещилось, - молвил мужчина со вкрадчивым голосом.

Фонарь был потушен, и Витя услышал шаги, которые отдалялись... Но вдруг раздался насторожённый шёпот женщины:

- И всё-таки здесь кто-то есть. Разве вы не слышите его дыхание?

Витя подумал: "Интересно, кто здесь ещё дышать может?", а потом сообразил, что это он сам, едва не задохнувшись от того, что зажал себе и рот и нос, жадно и шумно начал вдыхать воздух.

Он вновь зажал соответствующие дыхательные отверстия, и замер...

И вновь приблизились шаги. Женщина говорила:

- Да-да, я слышала - это дыхание доносилось отсюда...

Витя из всех сил вжался в дальнюю часть пещеры, и думал: "И понесла же меня нелёгкая ночью в парк! Похоже, придётся Олегу одному сайт доделывать. Ну а мои косточки вряд ли кто-нибудь отыщет".

От напряжения на его лбу выступили капельки пота.

И тут раздался писк, а следом затем - истеричный женский визг:

- А-а, крыса! Спасите! Кры-ы-ы-са!!

Дело в том, что, напуганная всеми этими шагами и голосами, выскочила из своей подземной норы довольно-таки крупная крыса. А нора её находилась как раз рядом с пещерой, в которой спрятался Витя.

Вновь раздался басистый мужской голос:

- Да слезь же ты с моих плеч!

А женщина ему ответила:

- Не могу! Здесь крыса!

- Да ведь она уже давно убежала!

- Всё равно не слезу! Страшно мне!

- Ну так сейчас я сам тебя сброшу...

Раздались звуки борьбы, а затем нечто тяжёлое грохнулось на землю...

Басистый мужик прокашлялся и спросил:

- Ну теперь убедились, что это была крыса?

Его компаньон - обладатель вкрадчиво голоса ответил:

- Совсем не факт, что крысы могут так дышать. Наверняка, здесь есть...

Но его прервала женщина:

- Ладно. Чёрт с этим дыханием. Лучшее уж поскорее пойдём к месту...

Они ещё немного поспорили, а затем их шаги стали отдаляться...

Витя несколько секунд пролежал под корнями и не двигался. И вот какие мысли лезли в его голову:

"У-уф. Ну, кажется, пронесло. И что же дальше? Возвращаться в город? И ничего не узнать про них? Про сокровища?.. О-ох, и страшно же, но, кажется, надо за ними идти, и выяснить всё до конца".

И вот Витя выбрался из своего временного убежища и, пригибаясь, поспешил следом за неизвестными. Он не мог видеть их, но видел луч от их фонарика, который, рассечённый растущими на их пути деревьями, дёргался, высвечивая уже довольно-таки плотные, старые заросли.

Вновь прозвучал вкрадчивый мужской голос:

- За нами кто-то бежит!

Луч фонарика резко метнулся назад, а Витя едва успел повалиться на землю. Грянул басистый глас:

- Да тебе мерещиться!

А вкрадчивый отозвался смущённо:

- Ну, кажется, лучше немного перестраховаться...

- Всё бы вам страховаться... Ну да ладно. Пошли!

 

 

 

XII

 

Подозрительная компания зашагала дальше, ну а Витя, пригибаясь к земле, последовал за ними.

Неожиданно луч фонарика исчез; не было больше слышно и голосов.

"Ну и куда же они подевались?" - подумал Витя.

Он, опасаясь, что они устроили на него засаду, повалился на землю, и медленно пополз вперёд...

И вдруг поверхность под большим углом пошла вниз, так что, если бы Витя не полз, а шёл, то свалился бы на головы тех, кого преследовал. А они копошились в нескольких метрах под ним и, судя по мелькающим в отсветах электрического фонарика ручкам лопат, копали землю.

Доносились голоса то одного, то другого:

- Побыстрее бы...

- А вы уверены что сокровище здесь?

- Конечно - нет! Ведь на карте обозначено несколько мест, где оно может быть закопанным.

- Но, по крайней мере, вы уверены, что это - именно одно из указанных на карте мест?

- Ну естественно: ведь здесь такая точная примета: старый дуб, расщеплённый ударом молнии...

И тут звон - черенок лопаты обо что-то ударился. Последовал торжествующий вопль:

- Есть!!

Витя, совершенно позабыв про осторожность, прополз ещё немного вперёд; и теперь, если бы неизвестные обернулись, то сразу бы его увидели. А вот Витя, как ни старался, не мог разобрать, что же они откопали. Они заслоняли это своими спинами.

А их голоса только распаляли Витино воображение:

- Неужели мы наконец-то нашли?!

- Быстрее же копай!

Тут басистый мужик спросил:

- А где мешок? Сейчас мы положим ЭТО в мешок!

Вкрадчивый ответил:

- Вообще-то мешок - в твоих руках.

- Ах, ну да...

Но вот раздались раздражённые голоса:

- А-а, чёрт! Опять не то!!

- Это просто какая-то каска проржавелая здесь с войны осталась!

- А, может быть, мы всё-таки не там копали?

- Да говорю же, что там!

- Так давай сверимся по карте!

Можно было разглядеть, что они достали большую карту.

И тогда Витя, не думая больше о последствиях, выхватил свой фотоаппарат, навёл на эту карту, и нажал кнопку.

Последовал щелчок, и вспышка высветила всё нутро оврага, и особенно отчётливо - ту троицу и их карту.

Правда Витя так и не смог разглядеть карту, потому что вспышка сначала поглотила всё своим белейшим свечением, а затем мальчишка вообще перестал что-либо видеть.

Слышались жалобные всхлипывания мужичка со вкрадчивым голосом, громкие стенания басистого мужика, и попискивания женщины:

- Здесь крыса! Я слышу - она приближается. Она уже совсем близко! О-о!

Басистый мужик взревел:

- Это не крыса! Это тот, кто переснял нашу карту!

И тут Витя осознал, что он сорвался с края оврага, и теперь катится вниз. Так что и голоса приближались. Он попытался ухватиться за что-нибудь. И действительно ухватился.

Тут же раздался истеричный женский взвизг, незамедлительно перешедший в слова:

- Меня укусила крыса! А-а-а! Прямо в ногу мне вцепилась!

И последовал пинок столь сильный, что из Витиных глаз посыпались искры.

Он по-прежнему ничего не видел, но всё же умудрился вскочить на ноги, и побежать.

А вслед ему неслись беспорядочные вопли:

- Он здесь!.. Он уходит!.. Хватайте его!.. Да не меня же хватайте!!

- Я по-прежнему ничего не вижу!

Тут Витя, который все ещё ничего не видел, со всего размаха налетел на ветхий обрубок древесного ствола, который торчал из земли.

В результате этого удара, остаток этого дерева повалился на землю, а из Витиных глаз вновь брызнули искры, да такие яркие, что он смог различить то, что его окружало.

Он по-прежнему находился на дне оврага, но поблизости овражные склоны изгибались, и скрывали его от зловещей троицы. И именно из-за этого поворота вырывались громкие сердитые и испуганные голоса, а также - яркий луч их фонаря, который лихорадочно шарил по оврагу...

Витя собрался с силами и, стараясь не производить лишних звуков, пополз вверх.

Вскоре он уже бежал по парку. И хотя он кое-что уже всё-таки видел, но всё равно - выставил перед собой руки, чтобы ненароком не налететь на какой-нибудь сук или на дерево.

Сердце его учащённо билось, а в голове скакали мысли: "Только бы они не начали стрелять мне в спину!" Тут громко треснула под Витиной ногой сухая ветвь, а он подумал, что это пальнули по нему из ружья. Мальчишка взмахнул руками, и повалился на землю.

Но потом понял, что он живой и даже не ранен. Подтянул к себе руки, и увидел, что сжимает в них фотоаппарат. И пусть фотоаппарат покрывала грязь, но, по крайней мере, он не разбился.

И Витя подумал: "Ну что ж - теперь у меня есть снимок карты с кладом. Осталось только проявить снимок и найти сокровище"

Затем он приподнялся, и определив, что никакой погони за ним нет, уже спокойно пошёл дальше, и вскоре выбрался на широкую тропу, которая довела его до города.

      Дома Витя выслушал скучные, однообразные наставления своего отца и матери, относительно того, что нельзя разгуливать на улице в такое позднее время, а затем, проследовав в свою комнату, повалился на кровать, и, даже не раздеваясь, мгновенно заснул. Ну а перепачканный в грязи фотоаппарат покоился на его груди...

 

 

 

XIII

 

      Также быстро как заснул, Витя и проснулся. Он открыл глаза и, увидел, что первые, мягкие лучи восходящего солнца пробиваются в узкий зазор между занавесками в его комнату.

      Он резко вскочил, в результате чего фотоаппарат соскользнул с его груди на пол, и только благодаря лежавшему там паласу не разбился. Но, по крайней мере, от фотоаппарата откололась ссохшаяся грязь.

      И Вите уже совершенно не хотелось спать. Он знал, что впереди его ожидает много интересных и важных дел.

      Прежде всего, конечно, надо было отнести новую плёнку в фотоателье, и получить там вчерашние фотографии с видами парка, для их сайта. Витя так был возбуждён этими предстоящими делами, что даже сделал небольшую зарядку, чего с ним отродясь не бывало.

      Тут в комнату заглянула его мама, и произнесла:

- Вот, молодец, наконец то спортом занялся...

Витя потянул носом и спросил:

- А что это так апельсинами пахнет? Ты что апельсинов купила?

Мама ответила:

- Во-первых, пахнет не апельсинами, а мандаринами. А во-вторых, это не пирог, а травля тараканов...

- Чего-чего?

- Ну ты знаешь - у нас в подъезде слишком много тараканов развелось. Вот и решили устроить травлю: всё там обрызгали какими-то химикалиями с мандариновым запахом. Пахнет-то, конечно, приятно, но всё же, я думаю - всё равно эти химикалии вредны не только для тараканов, но и для нас. Так что ты открой пошире окно - пускай проветривается. Ну а я пойду на работу.

Мама вышла в коридор, ну а Витя бросился к двери на балкон, которая по какому-то недоразумению, - быть может, из-за сквозняка, почти полностью закрылась.

Он распахнул эту дверь настежь, сам выскочил на балкон, вдохнул полной грудью, так что даже рёбра затрещали, свежий воздух, и тут поперхнулся.

Дело в том, что внизу, в маленьком дворике, который примыкал к их дому, и сразу же за которым начинался парк, он увидел вчерашнюю троицу. И хотя ночью, в парке, он не мог разглядеть их лиц, но всё-равно теперь он сразу понял, что это именно они.

Витя сразу же отшатнулся обратно в свою комнату.

Пошурував в своём столе, нашёл бинокль, и уже ползком вернулся на балкон. Там припал к маленькому прямоугольному отверстию между полом и заслонкой и начал наблюдать.

И с помощью бинокля он хорошо смог разглядеть всю троицу. Один - мужик с широченными плечами, одетый в чёрную куртку. У этого мужика было широкое, плоское лицо, кожа имела красный цвет, а из-под картофелеобразного носа торчали чёрные усы. И наверняка именно этот мужик обладал басистым голосом.

Второй мужик - с хитрым, беленьким и вытянутым личиком весьма напоминал крысу: он то ухмылялся, то хмурился. И Витя уверился, что именно у него вкрадчивый голос. А ещё Витя вспомнил, где ему уже доводилось слышать этот вкрадчивый голос, и видеть его обладателя. Это был тот грубиян, с которым они встретились возле парковой голубятни...

Ну и наконец женщина, которая казалось такой массивной, что казалось, одним пальцем может раздавить сухонького вкрадчивого мужичка.

А ещё с ними был бультерьер, который постоянно скалил свою злобную физиономию и, если бы не намордник, то наверняка бы перегрыз тощую ногу вкрадчивого мужичка, который держал его на поводке.

И тогда Витя начал рассуждать: "Значит они привели на место вчерашнего происшествия собаку, а она, с помощью своего звериного нюха, отыскала мои следы и вывела их сюда. И только благодаря тому, что сегодня с утра пораньше в подъезде произвели травлю тараканов, и все запахи смешались - они до сих пор не ворвались в мою квартиру. И моё сегодняшнее пробуждение было бы не таким радужным - проснулся бы я от прикосновения холодного пистолетного дула, приставленного к моему виску".

И вот Витя переполз в свою комнату, там, не поднимаясь с пола, стянул с тумбочки телефон, и позвонил Олегу.

 

 

 

XIV

 

      Олег выслушал эмоциональный и довольно-таки подробный Витин рассказ и, что было для него естественным, остался совершенно спокойным. Он произнёс:

- Ну что ж. Из всего этого можно сделать вывод, что тебе сейчас ни в коем случае нельзя выходить из дома...

- Да это уж я и без тебя понимаю! - воскликнул Витя.

- А, помимо того, ясно, что тот кадр, который тебе удалось запечатлеть ночью в парке - весьма важный.

- И даже не "весьма", а очень важный! - прогрохотал Витя, но тут подумал - а не слишком ли он громко разговаривает? - и перешёл на страстный шёпот. - И нам этот кадр надо немедленно проявить, и вывести всю эту шайку на чистую воду.

А Олег ответил:

- Ладно, я скоро к тебе приду. А ты пока сиди и не высовывайся...

Витя положил телефонную трубку, и переполз на балкон, где, прильнув к отверстию, продолжил наблюдения за улицей.

И мальчишка увидел, как подозрительная троица переместилась с площадки к самому его подъезду. Там злобный бультерьер обнюхивал каждого входящего и выходящего из подъезда. На всех он злобно рычал, но, по-видимому, "кладоискатели" ожидали какой-то другой реакции от своей носатой псины, и никого не пытались задержать.

Но вот появился Олег. Только он подошёл к Витиному подъезду, как бультерьер не только рванулся к нему, но и зашёлся самым неистовым лаем. И тогда Витя догадался, что частицы его, Витиного запаха, перешли и к Олегу, вот их то и почувствовал пёс.

Здоровый басистый мужик преградил Олегу путь, и, представившись сотрудником милиции, начал его обыскивать. Конечно, он ничего не нашёл. Тут уже женщина начала задавать Олегу какие-то вопросы, и при этом внимательно смотрела в его глаза.

И хотя Витя не мог слышать с высоты своего девятого этажа его ответов, но он совершенно точно знал, что Олег отвечает как и всегда спокойно, и даже самый опытный следователь не заподозрил бы, что он говорит неправду.

Тем не менее, Вите показалось, что эта сцена продолжается просто невыносимо долго.

И, когда наконец раздосадованный тем, что опять не удалось никого поймать, усатый мужик дал Олегу пройти, бинокль выскочил из ослабших от чрезмерного волнения Витиных рук и, юркнув в прямоугольное отверстие, полетел вниз.

Чтобы не закричать, Витя вцепился зубами в свой кулак.

Одновременно дверь с кодовым замком захлопнулась за спиной вошедшего в подъезд Олега, и бинокль упал на затылок усатого мужика.

Такой удар мог бы свалить с ног даже весьма сильного человека, но мужик только покачнулся, и почесал затылок.

Ну а бледный, вкрадчивый мужичок, юрким, стремительным движеньем успел подхватить треснувший бинокль...

Далее до Вити долетали громкие голоса взбудораженной троицы. И хотя он не мог разобрать всех фраз, всё же отдельные слова он понимал: "Бинокль... наблюдал за нами..."

Тут раздался звонок во входную дверь. Витя аж подпрыгнул, и укусил свой кулак так сильно, что из него пошла кровь. А в голове огненным плакатом зажглась мысль: "Это за мной пришли!"

Он вжался в пол, и думал: "Очень жаль, что у меня нет крыльев. А то бы улетел..."

Но вот звонок повторился, и Витя сообразил, что та троица по-прежнему находится внизу, у подъезда и, стало быть, звонить ему может только Олег. И вот Витя вскочил, и бросился открывать своему другу.

На пороге действительно стоял Олег, который казался таким спокойным, будто его никто и не обыскивал, и не допрашивал возле подъезда.

Витя поскорее втолкнул его в квартиру, и закрыл входную дверь не только на замок, но и на "собачку". А потом ещё выглянул через смотровой глазок на лестницу. А там стояла с массивным ведром какая-то толстая бабка в грязном платке.

Тогда Витя прошипел насторожённо:

- А это ещё кто такая?

- Ну, мне кажется, что у вас сегодня в подъезде тараканов выводят. И эта бабка одна из работниц, - невозмутимо ответил Олег.

- Ты уверен?

- Брось, Витя. А то тебе скоро повсюду будут мерещиться враги.

- Ладно. Ну а то сам как себя чувствуешь?

- Я то? Очень даже неплохо, - спокойно ответил Олег.

- Да ладно. Я же видел, как ОНИ обыскивали тебя, возле подъезда. И как ты можешь спокойно об этом говорить?! - воскликнул Витя.

- Ну и что же? Я был к этому готов. Хотя, если уж говорить начистоту, то не ожидал я, что у их собачки окажется такой отменный нюх.

- "Собачки"! - фыркнул Витя. - Да такая собака запросто загрызть может. Я уж не говорю про того усатого мужика, который одним пальцем мог бы тебя прихлопнуть!

- Не прихлопнул же, - ответил Олег.

Итак они прошли в Витину комнату, где Олег уселся возле компьютера, а Витя прополз на балкон, откуда доложил:

- Всё ещё у подъезда стоят... Хотя нет. Подожди-ка. Женщина пошла к продуктовому магазину. У неё в руках сумка.

- Ясно. Это они едой затовариваться будут. Готовятся к долгой осаде...

- Придётся всё-таки тебе одному в фотоателье идти, - вздохнул печально Витя.

- Да. Только до его открытия осталось ещё полтора часа. А пока предлагаю продолжить изучение сайтов.

- Изучение сайтов..., - вздохнул Витя. - Я бы с радостью. Но, честно говоря, так я сейчас разволновался, что ни на чём не могу сосредоточиться. А ты говоришь о сайтах. Ведь это такая тонкая, ответственная работа.

- Посмотри на меня. Разве же я волнуюсь? - осведомился Олег.

- Ну мне известно, что ты никогда не волнуешься.

- Вот и ты попробуй сосредоточиться.

- Да не могу я, если знаю, что внизу, возле подъезда, дежурят эти головорезы и поджидают меня.

- А ты закрой глаза, и досчитай до ста, - посоветовал Олег.

Витя прикрыл глаза, но тут же широко распахнул их и прокричал:

- Нет! Не могу! Сразу вижу эту клыкастую собаченцию, которая кидается на меня, и перегрызает мне горло.

- Нет. Так не пойдёт, - покачал головой Олег. - Ты, будь добр, представь что-нибудь приятное. Например цветок

Витя закрыл глаза и нахмурился.

- Ну что? - осведомился Олег.

- Представил спелые, очень аппетитные мандарины. Запах этому способствует. Теперь начинаю считать и раз... и два... и три...

Когда Олег досчитал до ста, то открыл глаза, и, улыбнувшись, сказал:

- Ты знаешь, кажется помогло... Спасибо тебе. А теперь продолжим изучение сайтов!

 

 

 

XVI

 

      Они включили компьютер, и загрузили с принесённого Олегом диска несколько Интернет-страниц, в том числе - и страницу краеведческого музея, которую они исправляли накануне.

      Витя потёр ладоши, и спросил:

- Ну что - продолжим вносить наши изменения?

- Нет, - покачал головой Олег. - Теперь, когда код больше не кажется нам таким чудовищным, предлагаю сделать первую собственную Интернет-страничку. Но, конечно, всё-таки, на основе именно страницы Интернет-музея. Как тебе моё предложение?

- Идёт! - кивнул Витя, и включил программу Far.

Олег нажал кнопку F7, а Витя осведомился:

- Что ты делаешь?

- С помощью этой клавиши создал папку для нашего сайта, - ответил Олег.

И действительно, появилась табличка, предлагающая выбрать название для новой папки.

Витя быстро отбарабанил: "Наш сайт", и нажал "Enter". Появилась новая папка.

Затем Олег подвёл указатель к файлу museum.htm, в директории, относящейся к музею, и с помощью клавиши Insert выделил его. Нажал на клавишу F6, и затем - кнопку "вправо".

- Я ничего не понимаю, - признался Витя.

А Олег произнёс:

- Ты ночью по парку носился, я занимался изучением документации. Итак, клавиша F5 позволяет скопировать выделенный файл. А клавиша F6, которую я нажал - не просто скопировать, но и переименовать файл.

И Олег набрал вместо museum.htm - 'index.htm'. Он пояснил:

- Дело в том, что эта страничка будет стартовой страницей нашего сайта, и эта страница обязательно должна называться 'index.htm'. Если такого файла не будет, то сайт просто не станет загружаться, и испанский художник не увидит наших стараний.

- Понятно, понятно, - кивнул Витя. - Index так index. Давай-ка дальше!

Олег переключился на файл index.htm, и с помощью клавиши F4 включил режим редактирования.

Он одновременно нажал клавиши Shift и вниз - тем самым, выделил большую часть программы, а затем, нажатием клавиши Delete - стёр её.

- Да что ж ты делаешь? - возмутился Витя, а Олег ответил:

- Мы сразу со всей программой не справимся. Давай-ка полностью освоим хотя бы первые строчки. Вот первая строчка. Здесь написано просто <HTML>.

- А-а, ну понятно - это указывается, что дальше идёт программа сайта.

- Правильно, - кивнул Олег.

Теперь уже Витя говорил:

- В следующей строчке написано <HEAD>. То есть "голова". Или - "головная часть программы". Наверное, здесь должны содержаться какие-то очень важные сведения для браузера.

- И я так думаю..., - кивнул Олег.

Обрадованный своими успехами, Витя начал вчитываться дальше.

Вот уже изменённая ими накануне строка: <TITLE>Витя и Олег. Первый сайт</TITLE>. Здесь Витя поставил более благоразумное: "Сайт посвящённый Родниковому парку. Новости". (именно так официально именовался их городской парк)

Затем попалась вот какая строчка: <META http-equiv=Content-Type content="text/html; charset=windows-1251">.

Здесь Витя ухватился за последнюю часть, а именно charset=windows-1251. И он вспомнил, что, когда менял кодировку для просмотра приходивших на адрес его электронной почты писем, то ставил либо "KOI8-R", либо "Unicode", либо, что значительно чаще "win-1251".

И Витя торжественно воскликнул:

- Ага! Вот теперь понятно! Здесь же указывается, в каком формате будет представлен текст на этой странице!

Олег согласился:

- Да. И не будем его менять, потому что win-1251 - самый распространённый сейчас формат. Другое дело, что всё равно у нас будет две версии сайта русскоязычная и англоязычная. Ведь испанский художник не силён в русском.

- Ох, да! Ещё же надо на английский переводить! - расстроился Витя.

- Ну на английский я сам переведу, а в спорных местах, мне мама поможет. Ты же знаешь, она у меня по английскому - спец, - заверил его Олег.

А потом добавил:

- Хотя тебе и самому не мешало бы английскому подучиться. Потому что английский - это мировой язык. Зная его, нигде не пропадёшь.

- Ладно, давай дальше сайт изучать, - пробурчал Витя.

А далее шла вот какая строчка:

<LINK href="styles.css" type=text/css rel=stylesheet>

Здесь ребята, сколько ни старались, всё равно ничего не поняли, и решили оставить это до следующего раза.

Витя прочитал </HEAD>, и воскликнул, обрадовано:

- А, ну вот понятно: здесь заканчивается головная часть. То есть косая линия "/", стоящая перед словом HEAD и показывает, что головная часть закончена...

И он начал вглядываться в следующую строку, которая выглядела весьма угрожающе:

<BODY text=#841C00 link=#8C7518 aLink=#9F7518 vlink=#5F7518 bgColor=#f4f998 background="sitefon.jpg">

Витя пробормотал:

- Ну, я догадываюсь, что вначале здесь указывается на то, что начинается основная часть, или тело программы. Ведь именно "тело" обозначает английское слово BODY. А дальше text=#841C00. Ну, text - это значит "текст", а вот почему он равняется этим непонятным циферкам - непонятно...

Тут Олег произнёс.

- Насколько мне известно, когда в графической программе Photoshop выбираешь какой-либо цвет, то код этого цвета обозначается именно шестизначной строчкой. Причём в эту строчку могут входить как цифры от 0 до 9, так и английские буквы: a, b, c, d, e, f. И из этого можно сделать вывод, что здесь указано...

Тут Витя перебил своего друга - он быстро и громко произнёс:

- Здесь указывается, каким должен быть цвет текста в нашем сайте.

И, чтобы получить подтверждение свое догадки, Витя набрал вместо text=#841C00 - text=#FFEEDD. Затем он нажал клавишу "Обновить".

Так как Олег стёр большую часть программы, то и из текста осталось лишь несколько строчек. Но эти строки, действительно поменяли свой цвет. Конечно, Витя обрадовался, но новая раскраска показалась ему не слишком привлекательной. И он обратился к Олегу:

- Но как же нам подобрать лучший цвет? Неужели так вот наугад подбирать цифры и буквы...

- А давай-ка включим программу Photoshop..., - предложил Олег.

И вот они включили этот графический редактор. Там Олег нажал на обозначающий цвет квадратик на панели с иконками. Открылось окошко, в котором была представлена вся цветовая гамма. И можно было выбрать любой цвет, и посмотреть соответствующее ему шестизначное значение.

- Дай-ка я сам подберу, - взмолился Витя, и начал подбирать цвет.

Через некоторое время он получил вполне подходящую для него цветовую гамму, и перенёс её к значению текста их сайта. Вновь нажал кнопку "обновить", и текст приобрёл именно ту окраску, которую выбрал Витя.

- Так. Поехали дальше! - изрёк Витя, и прочитал "link=#8C7518"...

Затем Витя произнёс задумчиво:

- Так... ну здесь тоже выбирается цвет для чего-то. Вот только бы узнать: для чего... Ты не знаешь, для чего? - обратился он к Олегу.

- Нет, - покачал головой Олег.

Тогда Витя просто поменял это значение, на новое, обновил и... Оказалось, что цвет изменился у надписи "Новости", которая единственная осталась от меню, а также у надписи "Этот сайт создал Nazgul"...

Тогда Олег изрёк:

- Эти надписи объединяет то, что и одна и другая являются ссылками. То есть при нажатии на них браузер переходит либо в раздел "Новости", либо на сайт фирмы разработчика...

- Так! Замечательно. Но тогда что же обозначает следующее надпись aLink=#9F7518... - произнёс Витя, и одновременно уже изменил шестизначное значение.

Он нажал "Обновить", и... на первый взгляд ничего не изменилось. Но, когда он подвёл указатель к ссылке, то она вспыхнула совершенно новым цветом.

Тогда Витя усмехнулся, и произнёс:

- Ну вот. Понятно. aLink - это сокращение от Active Link - или активная ссылка. Или, иными словами, здесь указывается цвет ссылки, когда на неё наведён курсор. Так-так... дальше поехали... vlink=... А-а, ну здесь по аналогии с Active Link можно догадаться, что речь идёт об Visited Link - или о той ссылке, которую кто-то уже посетил... Та-ак, что тут у нас дальше написано. Ага: "bgColor=#f4f998". Color - это явно цвет. А вот bg... Что же это такое может быть? Явно не сокращение от группы Bling Guardian и уж, тем более - от нашего Бориса Гребенщикова...

Тут Олег посмотрел дальше, и указал на слово background=...

- А-а-а!! Ну конечно же!! - торжествующе воскликнул Витя. - bg - это сокращение от background. То есть, цвет заднего фона равняется...

И он подставил новое значение. Так что фон, на котором были размещены все надписи и картинки поменял цвет.

В этой строке оставалось всего лишь одно значение: background="sitefon.jpg"

Витя сосредоточенно глядел на эту надпись. В его глазах пылала жажда познания. Но пока что он говорил только "так-так-так".

Тут Олег произнёс:

- Ну здесь явно следует обращение к картинке, потому что указанное после точки расширение jpg, равно как и gif, всегда относится к картинке. Отсюда следует, что в качестве фона загружается ещё и некая картинка, которой здесь пока что нет...

- Так пускай она появиться! - нетерпеливо вскричал Витя.

Олег, ни говоря ни слова, вышел из режима редактирования, и с помощью клавиши F5 перенёс в папку "Наш сайт" файл sitefon.jpg из директории, относящейся к музейному сайту.

Ну а Витя нетерпеливо нажал клавишу "Обновить". Теперь задник их сайта приобрёл цвет сходный с тем, который был указан как цвет фона вначале, ещё до того, как Витя его заменил.

И Олег произнёс:

- Теперь там установлена картинка sitefon.jpg...

- Неужели она такая огромная, что занимает весь экран? - изумился Витя.

- Сейчас посмотрим, - произнёс Олег, и включил эту картинку отдельно.

Оказалось, что это был небольшой по размерам прямоугольник, выдержанный в одной цветовой гамме.

Тогда Витя догадался:

- Значит браузер как бы скрепляет по краям, и повторяет до бесконечности сколь угодно малые картинки, указанные в качестве фона. Но зачем же тогда надо было указывать ещё и цвет фона ещё и отдельно, с помощью этой шестизначной строки?

- Кажется, я понимаю, - ответил Олег. - Дело в том, что эта шестизначная строка грузится практически мгновенно, а вот что касается фоновой картинки, то она может быть довольно-таки большой, и грузиться долго. Так что, благодаря указанному в строке значению браузер сразу выгружает цвет, гармонирующий с фоновой картинкой...

- Ну, что же. Вроде бы с этим разобрались. А теперь - дальше поехали, - сказал Витя.

Но тут раздался звонок во входную дверь.

 

 

 

XVII

 

      Витя аж подскочил. Он выпучил глаза, и так дёрнул за компьютерную мышку, что едва не вырвал её из гнезда в системном блоке. Затем он повалился на пол, и оттуда зашипел:

- Олег, скорее пригнись...

- Да зачем же пригибаться? - пожал плечами Олег.

- Так надо..., - уже не слишком уверенно пробормотал Витя.

А на самом то деле, чрезмерно пылкому Вите показалось, что это уже несомненно та зловещая троица выследила его, и что сейчас они начнут стрелять крупнокалиберными пулями, которые прошибут дверь. Ну и конечно же - единственной возможностью укрыться от этих пуль, было повалиться на пол, и не подниматься.

Рассудительный голос Олега заставил Витю подумать, что он, пожалуй, всё-таки погорячился.

Но вот вновь, и на этот раз уже долго и настойчиво зазвенел звонок. Сильно побледневший Витя шипел с пола:

- Ну точно - это они. Сейчас стрелять начнут. Жаль компьютер уберечь не удастся - прошибут его пулями. Но ты то, Олег, пригнись!

Олег поднялся со стула, но на пол не повалился, а хотел что-то возразить своему другу. Но Витя перебил его:

- Под обстрелом мы переползём на кухню, а когда они вышибут входную дверь, и бросятся в мою комнату, мы проскочим за их спинами на лестницу. Только лифта ждать не надо - не успеем. Надо сразу вниз по лестнице бежать. Да поближе к стенам держись, тогда они, может, и не достанут нас своими пулями...

Во время всей страстной, стремительной речи дребезжал звонок у входной двери, но вот Олег проговорил спокойным и, вместе с тем, настоятельным голосом:

- Витя.

Его друг прервался на полуслове, и спросил удивлённо:

- Что?

- Мне кажется, ты слишком много играл в 3-d шутеры, и до сих пор словно бы находишься внутри одной из этих игрушек. Конечно же, никто не будет расстреливать твою дверь из крупнокалиберного автоматического оружия. Ты просто закрыл её на "собачку", и твоя мама не может войти в квартиру...

Тут Витя глянул на настенные часы, и увидел, что уже наступило то время, когда его мама возвращалась с работы на обед. Теперь звон из коридора раздавался с такими перерывами, словно бы мама посредством азбуки Морзе передавала: "Витя, немедленно открой дверь..."

Тогда Витя выскочил из своей комнаты в коридор, но всё же ко входной двери пробрался, прижимаясь к стене, так как всё время ожидал, что с противоположной стороны раздастся стрельба.

Нижняя часть его туловища осталась прижатой к стене, а верхняя - под очень острым углом выгнулась к глазку. Но он очень волновался, тяжело дышал и слюна, вырвавшись из его рта, перелетела прямо на глазок. Так что он начал протирать глазок, но никак не мог оттереть его окончательно. А всё это время коридор заполнялся безудержными звонковыми трелями...

Тогда Олег сказал:

- Вот ты мне не раз говорил, что я - это воплощённое спокойствие. Но знай, что и моему терпению подошёл конец. Нельзя же заставлять твою маму так волноваться только потому, что тебе повсюду мерещатся гангстеры...

И с этими словами Олег начал открывать собачку, а потом и замок. Витя попытался его остановить, но так как пребывал в положении крайне неестественном, то начал заваливаться на пол.

Пытаясь удержаться, Витя взмахнул руками, и схватил освежитель воздуха, который стоял на полочке. Этот освежитель Витины родители купили потому, что у них в квартире жил кот, который любил гадить в коридоре, и после его "подвигов", загаженное место приходилось не только тщательно вымывать, но и обрызгивать этим освежителем.

Итак, Витя с грохотом повалился на пол, и одновременно дверь перед ним распахнулась.

Витя ещё ничего не видел, но уже слышал голос Олега, который был чрезмерно натянутым:

- Здравствуйте. Вам кого?

И Витя понял, что в дверь звонила всё-таки не его мама.

Он немного приподнял голову, и увидел здоровенные мужские ботинки, от которых сильно воняло, и которые были сильно покрыты грязью. Затем Витя поднял голову вверх, и увидел, что над ним возвышается тот здоровенный мужик, обладатель басистого голоса, с которым ему довелось встретиться в парке. Витины губы задрожали, и он вымолвил едва слышно:

- З-з-здравствуйте.

 

 

 

XVIII

 

      И, как только Витя вымолвил это своё "з-з-здравствуйте", как из-за спины мужика выскочил бультерьер. Пёс был на поводке, который с трудом удерживал бледный обладатель вкрадчивого голоса, но он бросился на Витю с такой неистовой яростью что, казалось, просто раздерёт его на мелкие кусочки. А ещё Вите казалось, что даже надетый на пса намордник не спасёт его от острых клыков.

      Пёс почувствовал: вот перед ним тот, кого он должен схватить. И его переполняли столь сильные чувства, что он даже и лаять не мог.

      Витина рука инстинктивно дёрнулась вперёд. И так уж получилось, что в этой руке был зажат освежитель воздуха.

      И Витя, так и не сознавая, что делает, нажал на кнопку.

      В результате струя освежающих химикалий ударила в нос и раскрытую, сколь это позволял намордник, пасть бультерьера. Вместо лая пёс издал булькающий звук, а из его глотки поднялся и, надувшись, лопнул большой пузырь.

      Бультерьер отскочил назад, и уже за спиной басистого здоровяка, продолжил издавать булькающие звуки. Оттуда раздался вкрадчивый голос:

- Что с тобой, Буль?

- Буль - перестань булькать! - потребовала женщина.

Витя быстро откинул освежитель в сторону, а возвышающийся над ним мужик ничего не заметил.

Зловещая троица не такой реакции ждала от своего пса, и они не могли быть уверены, что Витя и Олег - это те, кто им нужны.

Безмолвная, напряжённая сцена несколько затянулась, но вот Олег спросил громким, но спокойным голосом:

- Так что вам надо?

- А мы здесь осмотр проводим, - произнёс из-за здоровой спины вкрадчивый голос.

А обладатель этой здоровой спины, пробасил:

- Да. Осмотр проводим. Ищем хулигана, который кидается на головы биноклями...

И он протянул лежащему на полу Вите его разбитый бинокль:

- Не ваш случайно?

- Нет, не мой! - воскликнул Витя.

В это время раскрылась дверь подъехавшего лифта, и раздался голос Витиной мамы:

- Так, а что здесь происходит?

Троица расступилась, и мама, увидев своего сына лежащим на пороге квартиры, всплеснула руками, (в результате чего находившиеся в этих руках наполненные продуктами сумки с громким хлопком столкнулись), и издала громкий звук:

- Ах!

Витя начал подниматься, но делал это слишком поспешно, так что едва опять не повалился на пол. Он говорил:

- Не волнуйся, мама, со мной всё хорошо.

Мама быстро подошла к нему, и, взяв за руку, спросила:

- Они точно с тобой ничего не сделали? - и она недоверчиво покосилась на троицу.

А те пятились к лифту. Мужичок со вкрадчивым голосом говорил:

- Всё с вашим сыном хорошо. Мы - комиссия. Мы проверяем...

- Кто на голову биноклями кидается, - пробасил мужик, и проскочил в лифт.

Мама поскорее закрыла входную дверь, и обратилась к Вите:

- Ну а теперь рассказывай.

- А что, собственно, рассказывать. Всё хорошо, - вздохнул Витя.

Тогда мама обратилась к Олегу:

- Ну, Олег, я знаю, что ты хороший мальчик, и не станешь меня обманывать. Так что расскажи, что же всё-таки происходит...

Витя, который знал, что Олег действительно не умеет лгать, поскорее потянул своего друга на лестницу, приговаривая:

- Пойдём в фотоателье, а то оно закроется.

- Фотоателье только открылась, - проговорила Витина мама.

Но её сын вместе с Олегом уже оказались на лестничной площадке.

- Вы же босиком! - проговорила Витина мама.

- Ах да! - хлопнул себя по лбу Витя, и бросился в свою комнату, где лежал фотоаппарат с драгоценным ночным снимком.

Он схватил фотоаппарат, а также, на обратном пути - ботинки, свои и Олега, и выскочил на лестницу. Там Олег как раз начал отвечать на настойчивый вопрос Витиной мамы:

- Дело в том, что мы...

- Дело в том, что мы делаем сайт! - выпалил Витя, и потащил Олега за собой по лестнице.

- Сайт? - переспросила мама.

- Да - сайт! - выкрикнул Витя.

- Да разве же сайты так делают? - вздохнула мама.

 

 

 

XIX

 

      Они спустились на несколько лестничных пролетов вниз, и там Олег шепнул:

- Витя, ты бы лучше дома оставался.

- Это почему ещё? - нахмурился Витя.

- Потому, что ОНИ тебя у подъезда караулят.

- Ничего страшного. Ведь я пса освежителем полил, так что надолго ему нюх отбил...

- Сомневаюсь, - возразил Олег.

- А я вот совершенно точно уверен, что этот их бультерьер уже ни на что не годен. И вообще: больше я тебя слушать не буду. Тоже мне умник нашёлся - раскрыл дверь прямо перед носом этого здоровяка.

- Да - это я погорячился. В первый раз проявил нетерпение и так ошибся, - вздохнул Олег.

И они пошли дальше.

Спустились до первого этажа, и осторожно выглянули из-за угла. Было видно стекло, а за стеклом - улица. Возле самого подъезда стояла зловещая троица - они оживлённо о чём-то спорили, размахивали руками, а бультерьер улёгся на мостовую, и передними лапами пытался прочистить свой нос.

- Пойдём! - решительно проговорил Витя, и решительно зашагал вперёд.

Витя полагал, что чем более независимый вид примет он при выходе из подъезда, тем менее он будет подозрителен.

Вот он вышел на крыльцо, прокашлялся, и громко сказал:

- Добрый день!

Трое перестали переговариваться и обернулись к Вите. Тогда Витя ещё раз прокашлялся и спросил:

- Ну как дела?

Тут Олег дёрнул его за рукав. Но Витя уже и сам догадался что перестарался, переиграл. Трое хмуро его разглядывали. Больше всего Вите захотелось стать невидимым, или провалиться сквозь землю.

Он пробормотал:

- А неплохая сегодня погодка, не правда ли? - и начал спускаться с крыльца.

Тут бультерьер громко чихнул, напрягся и, заливаясь неистовым лаем, бросился на Витю.

- А-а-аа!! - завопил Витя и совершил титанический прыжок с крыльца через кустарник.

Приземлился на газон, а рядом с ним шлёпнулся Олег.

- Бежим! - вскричал Витя и рванулся вперёд.

Они выскочили на асфальтированную дорогу, и помчались в  сторону оживлённого проспекта.

Бультерьер не мог их преследовать, потому что он запутался своим ошейником в ветвях кустарника, и чем сильнее дёргался, тем больше запутывался. Но что касается троицы, то они оказались очень даже резвыми преследователями, и, как ребята ни старались, топот за их спинами не только ни стихал, но и усиливался.

Слышны были выкрики:

- Стойте!! Всё равно не уйдёте!!

А в Витиной голове билась мысль: "Только бы добежать до людного места. Там они не посмеют нас хватать".

Вот ребята выскочили на оживлённую улицу, влились в спешащий к автобусу людской поток, и их преследователи действительно отстали. Но из переулка раздался разъярённый голос басистого:

- Всё равно мы вас схватим!!

Ребята проехали одну остановку на автобусе, и вышли возле супермаркета, в котором находилось фотоателье.

Там получили сделанные накануне кадры, и сдали новую плёнку.

Витя, голос которого ещё подрагивал от пережиты эмоций, сказал:

- Вы знаете, здесь очень-очень важный снимок, так что не могли бы вы проявить и отпечатать в скорейшие сроки?

- Могли бы до сегодняшнего вечера, - улыбнулась работница фотоателье.

- Ну вот и замечательно! - улыбнулся Витя, и вместе с Олегом вышел на улицу.

 

 

 

XX

 

      Витя и Олег дошли до того переулка, из которого в последний раз слышали вопль басистого, относительного того, что они всё-таки будут схвачены.

      И Олег шепнул:

- Ты оставайся на месте, ну а я посмотрю, что там...

Витя остановился, вжался в стену, ну а Олег сделал несколько осторожных шагов, и выглянул из-за угла. Тут же он вернулся, и сказал:

- Никого там нет, но к твоему подъезду всё равно не подойти. Я уверен, что они там дежурят, - а потом добавил. - Я вот думаю: может сообщить об этом в милицию?

- Нет, нет, - энергично замотал головой Витя. - Я ни в коем случае не хочу впутывать в это дело ещё и милицию. Ведь я уверен, что эта троица сумеет выгородиться, а вот нам тогда не поздоровится.

- Но как же ты собираешься вернуться к себе домой? - поинтересовался Олег.

А Витя ответил:

- В общем-то, есть у меня один план. Но даже и не знаю - стоит ли посвящать тебя в его детали? Ведь сейчас уже незачем подвергать твою жизнь риску. Так что, Олег, возвращайся-ка ты лучше к себе домой.

Но Олег возразил:

- Нет. Так не пойдёт. Ведь мы ж друзья всё-таки, и не могу я тебя в беде бросить...

И Витя не стал возражать, потому что, честно говоря, ему совсем не хотелось оставаться в одиночестве.

И вот два друга юркнули в переулок. Они медленно пошли вдоль стены, и при этом оставались в тени. Но вот спереди послышались шаги...

- Назад, - шикнул Витя, но в это мгновенье шаги послышались и сзади.

Бежать было некуда!

- Неужели мы попали в ловушку?! - вскрикнул Витя.

Но Олег молвил:

- Смотри - здесь выемка в стене.

      Витя обернулся, и увидел, что в стене дома действительно была небольшая выемка. В эту выемку они и вжались, и стояли, не шевелились, не дышали. А шаги приближались.

      И вот прямо напротив них встретились Витина соседка, и ещё какая-то старушка из их подъезда. Женщина начали разговор относительно того, как всё-таки хорошо, что сегодня потравили тараканов в их подъезде. Тут Витя не выдержал и чихнул...

      Женщины вскрикнули, отпрянули, и только тут увидели вжавшихся в стену ребят.

- А что вы здесь делаете? - спросила Витина соседка.

- Клады ищем, - вздохнул Витя, и пошёл в сторону своего дома.

      Впрочем, он не дошёл до того угла, за которым должен был открыться его подъезд, а прошёл к противоположной стороне дома, где зеленел небольшой, аккуратный сад.

      Он подошёл к стене и, подобрав небольшой камешек, запустил его в открытое окно на втором этаже, и тут же шепнул Олегу:

- Там живёт Анька. Она - моя знакомая. В общем, если она дома, то всё будет хорошо...

      А из окна выглянуло сердитое девчачье лицо. Две длинных рыжих косы спускались по её плечам; а одета Аня была в спортивную майку, так как много занималась спортом, и каждое утро делала пробежки по их парку.

      Она нахмурилась, и проговорила сурово:

- Троицын, ты опять балуешься!

- Вовсе не балуюсь!

- Тогда зачем же совершил этот необычайно меткий бросок? Твой камень попал прямо в яблочко, а точнее - в мою чашку с молоком.

- И что же - разбилась твоя чашка? - полюбопытствовал Витя.

- Чашка не разилась! Но камень попал прямо в молоко! Представляешь, какая точность? И вот... теперь можешь сам это молоко попробовать!

      И Аня вылила содержимое кружки. Вообще-то, она целилась в голову Вите, но тут подул ветерок, и молоко обрызгало Олега. Тот ничего не сказал, но начал старательно вытираться.

      А Витя обратился к Ане:

- Дело в том, что нас выслеживают разбойники

- Разбойники?

- Ну да. Разбойники...

- Послушай, я не собираюсь слушать твои бредни.

- Но это на самом деле так. Я даже не могу войти в подъезд, потому что они меня там поджидают.

- И чего же ты от меня хочешь?

- Ведь я знаю - у тебя дома есть верёвочная лестница.

- Да. Есть. Но...

- Так вот. Ты, пожалуйста, спусти эту лестницу с балкона. Ладно?

- Даже и не подумаю! - возмущённо проговорила Анна.

Девочка уже собиралась захлопнуть окна, как Олег прошептал:

- Витя, пригнись немедленно...

      Витя обернулся, и увидел, что из-за угла дома вышел сухенький мужичок со вкрадчивым голосом. И он не заметил Витю и Олега сразу только потому, что его внимание было привлечено каким-то движеньем среди деревьев примыкающего садика. Туда и он обратил всё своё внимание...

      Витя и Олег незамедлительно повалились в траву; ну а Аня, удивлённая их поведением, не закрыла окна сразу, а продолжила наблюдение.

      Вот из-за угла дома вышел басистый мужик, и проговорил так громко и басисто, что Аня отчётливо услышала каждое его слово:

- Ну что, не видно их здесь?

- Вроде бы нет, - покачал головой мужичок.

Басистый нахмурился, и рявкнул:

- Ну ничего! Мы их всё равно поймаем! Негодники такие! Пересняли нашу карту! У-ух!

И они вновь ушли за угол - продолжать своё дежурство, возле подъезда.

      Выждав немного, Витя приподнялся, и обратился к Ане, которая всё ещё выглядывала из своего окна:

- Ну теперь убедилась?

- Все это очень странно, - проговорила девушка, и по интонации чувствовалось, что она заинтересована.

- Ну так спустишь ли нам лестницу?

- Если всё настолько серьёзно, так ладно - спущу. Но предупреждаю: лестница старая, ветхая, и запросто может порваться.

- А нам выбирать не из чего. Так что давай, тащи...

      Через несколько минут Аня выскочила на балкон, и, перевесившись, начала спускать верёвочную лестницу, которая до этого пылилась у неё на антресолях.

      Как только лестница оказалась на уровне Витиной головы, он схватился за неё.

- Да подожди же ты! - раздался окрик Ани. - Сначала я закреплю её...

Через несколько секунд нетерпеливый Витя спросил:

- Ну, готово?

- Подожди! - прикрикнула Аня.

Но вот, наконец, девушка возвестила:

- Всё - готово! Можете залезать! Только по одному, вашего сдвоенного веса, лестница точно не выдержит.

И тогда Витя обратился к Олегу:

- Вот что: полезай-ка ты первым.

- Но...

- Не возражай, Олег. Ведь это из-за меня ты подвергаешься такому риску...

      И Олег не стал спорить. Он ухватился за лестницу, подтянулся - при этом составляющие лестницу верёвки опасно затрещали. Но Олег, не останавливаясь, продолжил карабкаться.

      Тут Аня дёрнулась, и сказала:

- Ой, кажется к нам в дверь звонят. Я должна открывать...

- Лучше не открывай! Вдруг это ОНИ! - выкрикнул Витя.

- Нет-нет, никакие не ОНИ, а моя бабушка Вера, она как раз сегодня должна была из деревни приехать. Так что я побежала открывать. Ну а вы, залезайте.

И Аня бросилась открывать дверь.

      Наконец Олег добрался до балкона на втором этаже. Он неловко перевалился через ограждение, и теперь стоящему внизу Вите видны были только его нелепо торчащие ноги.

      Витя крикнул:

- Ну как ты там?

- Вроде бы ничего, - пробурчал Олег.

И тогда Витя начал карабкаться.

      Он поднялся только на пару ступеней, когда кто-то вцепился ему в ногу. Словно электрический разряд пронзила голову мысль: "Неужели ОНИ?".

      Глянул вниз, да тут и обомлел от ужаса. В его ботинок вцепился мужичок с бледным, крысиным лицом. Он самодовольно ухмылялся, и кричал своим вкрадчивым голосом:

- Скорее! Я схватил его!!

      Из-за угла дома выскочил здоровый усатый мужик, а из-за другого угла - не менее массивная женщина, которая едва удерживала неистово рвущегося бультерьера. Причём в этот раз яростный пёс был хоть и с ошейником, но без намордника. Он так и щёлкал своими клыками, так и брызгал слюною.

      Витя несколько раз дёрнулся, но ему так и не удалось вырваться. Бледный мужичок захихикал, приговаривая зловеще:

- Врёшь - не уйдёшь!

      Тогда Витя изловчился, и что было сил лягнул негодяя по носу. Тот вскрикнул, выпустил мальчишку, и повалился на землю. Тут же, впрочем, вскочил на ноги, так как к нему подоспел сорвавшийся с поводка бультерьер.

- Отстань! Уймись! - закричал на пса зажимающий кровоточащий нос мужик.

      Но бультерьеру просто не терпелось кого-нибудь покусать. И он попытался вцепиться в ногу мужичка. Но тому ещё повезло: острые зубы пса сомкнулись только на материи его широких брюк. Зато вцепился бультерьер намертво - и когда мужичок, истерично завывая, побежал в прилегающий к дому садик, пёс так и остался болтаться на его штанине - терзая её, и брызжа слюной.

      Зрелище это показалось Вите настолько интересным, что, созерцая его, он потерял несколько драгоценных секунд. Между тем, басистый мужик подбежал уже совсем близко, вытянул свою здоровенную ручищу и... Вите едва удалось от него увернуться. Он подтянулся ещё на несколько ступеней, и продолжал карабкаться вверх...

      А на балконе Олег как раз поднялся, глянул вниз, и произнёс спокойно-раздумчивым тоном:

- Да-а, дела...

      Он оглянулся, и увидел, что поблизости лежит большой плюшевый медведь. Схватил его, и сказал Вите:

- Прижмись к ступеням.

      Витя прижался, а мужик поднял голову, пытаясь сообразить, что же там говорит этот мальчишка. И тут же плюшевый медведь упал на его лицо. Мужик издал вопль ужаса, и сам повалился на землю. Тут же он, впрочем, и вскочил, и швырнул медведя вверх с такой силой, что он залетел обратно на балкон к Ане.

      Тем временем вскарабкался туда и Витя, он сказал:

- Ну всё. Поднимаем лестницу...

      Но уже вцепился в неё, и начал карабкаться вверх басистый мужик. Он шипел:

- Ну всё, хлопчики, кладоискатели! Попрощайтесь с жизнью! Ха-ха-ха!!

      Но его хохотание переросло в вопль "А-аа!", потому что ветхая лестница, по которой он поднимался, оборвалась, а сам он рухнул на подбежавшую последнюю составляющую этой троицы - на женщину. Грохот от падения двух этих массивных тел был очень силён.

      Вместе они и поднялись и, покачиваясь, пошли в сторону подъезда. Слышалось их бессвязное бормотание...

      Витя и Олег рассмеялись, и вбежали в Анину квартиру, там столкнулись с бабушкой Верой, которая приехала из деревни. Аня представила их:

- Это мои друзья.

- Очень приятно, - сказала бабушка Вера.

- До свидания! - ответил взлохмаченный Витя, и вытащил Олега на лестницу.

      Они не стали дожидаться лифта, потому что на нём уже могли подниматься их преследователи, а бросились вверх по ступеням. Витя перепрыгивал сразу через две-три ступени и говорил, восторженно:

- Ты представляешь, что скоро у нас будет клад! Осталось только получить фотографию!

 

 

XXI

 

 

      В числе прочего, к Витиному компьютеру был подключен и сканер. Уж что-что, а сканировать то и Витя и Олег умели: этому научились они ещё в школе, когда по просьбе учителя географии перевели в компьютерный формат карту мира.

      Вот и в этот раз: включили программу Photoshop, и там, из меню Import, выбрали сканирование в режиме RGB.

      Поместили в сканер принесённые фотографии, и одну за другой отсканировали их.

      Витя глядел на экран, где появились эти новейшие фотографии, и на время забыв об их преследователях, счастливо улыбался: качество фотографий получилось отменным. Эти, снятые в щедрых солнечного света виды парка, поражали своей глубиной. Они напоминали не простые карточки, а картины талантливых художников, в которые можно долго вглядываться, открывая всегда что-то новое...

      И Витя говорил:

- Ну точно говорю: сможем мы этого художника испанского заинтересовать! Вот увидишь: приедет он к нам.

- Однако ж давай сначала сохраним всё это, - заметил Олег.

- Да, да, конечно! - кивнул Витя.

      Они выбрали пункт "Сохранить для web", и подождали, пока компьютер обработает изображение. Затем им был задан вопрос: в каком формате сохранить картинку: gif или jpg?

      На это Олег сказал:

- Я читал, что jpg более экономичный формат, так что выберем его.

- А здесь ещё и качество картинки предлагают выбрать, - произнёс Витя. - Уж давай самое высокое!

- Нет, - покачал головой Олег. - Ты только посмотри: при таком высоком качестве наша картинка займёт больше мегабайта, а это для выгрузки из сети - очень много. Давай-ка выберем среднее качество... Вот видишь: качество картинки хоть и ухудшилось, но не значительно - ею ещё можно любоваться, но при этом её размер сократился в три раза.

- Хорошо, - согласился Витя, так как вспомнил, как его самого раздражало, когда приходилось ждать, когда из-за своих чрезмерных размеров подолгу грузилась какая-либо страница.

      Итак, они сохранили эту фотографию под названием photo1, в папку "Наш сайт". За этой, первой фотографией, последовали и следующие. Последняя была photo20, так как именно двадцать парковых фотографий отщёлкали они накануне.

      Витя спросил, как и всегда нетерпеливо:

- Ну что - а теперь выходим из этого Фотошопа? Правильно? Да? И вставляем эти фотографии в наш сайт?

- Нет. Не правильно, - покачал головой Олег. - Ведь, как ты понимаешь, все эти первые наши двадцать фотографий должны быть представлены на одной странице. А хоть мы их и сохранили со среднем качеством, все они, представленные вместе, будут грузиться ну очень долго.

- Так что же делать? - спросил Витя.

- Ну а ты вспомни, как мы нашему географу карту сканировали. Что он нас потом просил сделать.

- Э-э... Во вспомнил: иконку! - радостно возвестил Витя.

- Да. Иконку, или, иными словами, уменьшенную копию основного изображения, нажав на которую пользователь может увидеть большой снимок. Как ты понимаешь, такие иконки малы не только своими размерами, но и числом занимаемых ими байт.

Витя усмехнулся:

- Понимаю! Понимаю конечно. Давай поскорее сделаем их...

      Тогда Олег выбрал из меню Image подменю Image Size, и выбрал новую ширину картинки photo1 в 150 точек, или, как это звучало на компьютерном языке, - 150 пикселей. Что высоты, то она автоматически, сохраняя пропорции, подстроилась под новую ширины.

      Эту картинку сохранили под названием photo1min, причём с наилучшим качеством, так как и в наилучшем качестве она занимала совсем немного. Следом за первой, точно такая же работа была произведена и над всеми остальными картинками, вплоть до photo20min.

- Ну а теперь, наконец-то, размещаем наши фотографии на сайте! - рассмеялся Витя

      Теперь они действительно перешли в уже знакомую программу Far, а в ней - открыли папку "Наш сайт"

- Давай-давай изменять файл index! - настаивал Витя.

- Нет, подожди, - приостановил его Олег. - Ведь, ты вспомни: файл index - это тот файл, которым будет грузиться на нашем сайте в первую очередь. Вот мы и должны подумать: хотим ли, чтобы сразу фотогалерея грузилась?

- Ага, - не слишком уверенно молвил Витя.

- А мне вот кажется, что на первой странице лучше разместить приветствие, которое мы сочиним позже. Вторая страница будет называться "История", и туда мы поместим сведения, отсканированные из книги, которая имеется в моей домашней коллекции. Эта книга была выпущена небольшим тиражом местным издательством, и в ней приводится много уникальных сведений о нашем родном парке. Эту вторую страницу мы назовём history.htm. Ну и, наконец, третья страница будет называться gallery.htm. В ней то и поместим наши фотографии. Предполагаю, что будут и иные страницы. Например уже вроде как выбранная нами тема - "Голубятня", где будет рассказываться о судьбе бесхозной голубятни...

Олег нахмурился, приговаривая:

- Э-э, как же будет по-английски "Голубятня"? Подзабыл, однако...

      Тут Витя включил словарную программу ABBYY Lingvo, которая также была установлена на его компьютере.

      Программа открылась в небольшом, аккуратном оконце, в нижней части которого имелась командная строка. И в эту строку, не забыв переключить раскладку клавиатуры на русский язык, Витя ввёл слово "голубятня".

      И программа словаря мгновенно выбрала из нескольких десятков тысяч закодированных в неё слов перевод слова "голубятня". Да ещё и с вариантами...

      Но ребята выбрали первый вариант - dovecote. И уже Витя произнёс:

- Ага, так, стало быть, раздел про голубятню будет называться dovecote.htm.

- Ну а ещё будет раздел "Гостевая книга" - или guest.htm, - произнёс Олег.

- В общем, я со всем этим согласен, - кивнул Витя. - И, стало быть, надо создать файл photos.htm, в который мы и поместим наши фотографии.

- Это делается так...

      Тут Олег выделил файл index.htm, нажал клавишу F5 и в предложенном окне набрал photos.htm. Теперь появилась два файла: index.htm и photos.htm. Олег выбрал photos.htm, нажал кнопку F4.

      В открывшемся документе он исправил <TITLE>Сайт посвящённый Родниковому парку. Новости</TITLE>, на новую строку, где всё было так же, и только вместо "Новости" значилось "Фотогалерея".

- Ну быстрее же! Когда мы, наконец, разместим наши фотографии? - приговаривал Витя.

- Терпение и ещё раз терпение, мой друг. Ведь если нет терпения, то лучше и не браться за такое кропотливое дело, как программирование сайтов, - проговорил Олег тем наставительным тоном, который Витя терпеть не мог.

      Витя увидел строку, которую они разбирали ещё накануне <img scr=...>, и вот уже сам Витя, выхватив из рук своего друга клавиатуру, начал набивать <img scr="photo1min.jpg" width=150 height=230 align=left alt="Вход в Родниковый парк">

      Затем нажал кнопку "Обновить" в браузере, и вскрикнул от радости, когда на экране появилась небольшая по размерам иконка, на которой, однако ж, вполне отчётливо можно было различить запечатлённый ими снимок парка.

      От нетерпения у Вити даже рука задрожала, и он не сразу смог попасть указателем мышки на эту иконку. Но вот попал, нажал, и зашипел от неудовольствия - ведь ничего не произошло - не открылась та большая картинка, которую представляла эта иконка.

- Ну почему же не работает! Почему?! - пылко проговорил Витя.

- Значит, мы что-то забыли, - заметил Олег.

- Логично, - вздохнул Витя.

А Олег проговорил:

- И почему ты думаешь, что программа должна работать, если там нет ссылки?

- Как?

- Ну ведь там сейчас указано только, что на экране должна быть показана иконка. Так каким же тогда образом браузер поймет, что при нажатии на эту иконку должна открываться ещё и большая картинка?

- Да, действительно - очень интересно! - заявил Витя.

Олег молвил:

- Я тут некоторые другие сайты посмотрел, и вот что обнаружил. Подобная ссылка вводится следующим образом:

      И он ввёл перед началом строки <img scr=...>, следующую строку <a href=" photo1.jpg" target=_blank>, и пояснил:

- Буква "a" - указывает на то, что начинается ссылка, а слово href - указывает на то, к какому файлу идёт обращение этой ссылки. Как ты видишь из этого примера - будет выведена картинка pic1.jpg. Но, например, могло бы быть указано и news.htm или history.htm. Тогда бы браузер попытался перейти в эти, пока что ещё не созданные разделы нашего сайта. И, конечно же, эту функцию ссылок мы будем использовать при создании меню нашего сайта...

- Олег, ты просто гений! - вскричал Витя.

Олег продолжал вещать спокойным голосом:

- Но и это ещё не всё. Ты видишь в продолжении этой строки "target=_blank". Этот параметр не обязательный, но он указывает браузеру на то, что картинка должна открываться в новом окне. А если бы я не указал этого, то наша "pic1.jpg" появилась бы на этом же экране, на месте уже загрузившихся картинок. Вообще-то ничего хорошего нет, когда открывается много окон, поэтому в случае переключения различных пунктов меню этот пункт "target=_blank" - лучше вовсе упустить. Но в фотогалерее, когда будут грузиться большие картинки, лучше сделать именно новые окна, чтобы просматривающему многочисленные картинки не приходилось возвращаться назад, и ждать, когда в очередной раз загружались все эти иконки.

- Ух, как много информации, но зато как интересно! - произнёс Витя. - Надо бы всё это потом записать для себя, чтобы потом не забыть.

- Совершенно с тобой согласен, - ответил Олег. - Мы это действительно запишем, и ещё несколько раз повторим. А пока надо не забыть ввести ещё кое-что...

       Он написал после строки <img scr=...>, в которой описывались свойства их картинки-иконки, следующее - </a>, и обратился к Вите:

- Ну, догадайся-ка, что это означает?

И Витя ответил:

- А так это проще-простого. Здесь указывается на то, что заканчивается ссылка. Эта вот косая линия "/" перед буквой "a" на это указывает.

- Верно, - улыбнулся Олег. - И никогда не надо забывать закрывать ссылку, а иначе и весь остальной текст, и картинки расположенные после этой иконки, при нажатии на них, работали бы как эта первая ссылка, и при нажатии на них открывалась именно эта первая, не имеющая к ним никакого отношения картинка.

- Ну как, разобрались мы с этой первой картинкой? - спросил Витя.

- Вроде бы да, хотя, как говориться, предела совершенству нет, - ответил Олег.

- Так, стало быть, займёмся размещением остальных, подготовленных нами изображений.

- Да. Конечно же. Но, чтобы они были расположены изящно, надо поместить их в таблицу.

- В какую ещё таблицу? - живо спросил Витя.

- Вообще-то, хоть ты меня и называешь гением, я вовсе таким не являюсь, и вот, например, про таблицы мне пока что известно немногое.

- Ну а мне то вообще ничего не известно.

- А я знаю, что в них есть ячейки и столбцы. И именно в них, правильными, чёткими рядами будут расположены наши иконки. Ну а открывается наша таблица словом...

      Но Олег не успел договорить, потому что в это время над входной дверью в коридоре соловьиной трелью залился звонок.

 

 

 

XXII

 

      Витя побледнел, вздрогнул и прошипел:

- Неужели - это опять ОНИ?

      Его спокойный друг ничего не ответил, а только пожал плечами. Витя зашипел, отвечая на собственный вопрос:

- Да нет же. Не посмели бы они в нашу квартиру так вот врываться...

      Но тут раздались шаги - это мама шла с кухни, где она готовила ужин, открывать дверь, и Витя, бледный и испуганный, выскочил из своей комнаты, перегородил ей дорогу, и сказал:

- Нет. Не открывай, мама...

- Да что ж это такое происходит?! - насторожилась мама.

- Всё хорошо. Это ко мне пришли. А ты иди - готовь ужин.

- Кто к тебе пришёл?

- Так. Знакомые. Ты иди - ужин готовь.

      Мама вздохнула и вернулась на кухню. Ну а Витя бесшумно подскочил к входной двери и прильнул к глазку. Сзади раздался шёпот Олега:

- Ну что там?

- Цветы, - печально вздохнул Витя. - Сам можешь поглядеть.

      Выглянул через глазок и Олег. Лестничный площадки не было видно, зато весь обзор заслонял объёмистый букет из алых роз, который практически вплотную был поднесён к двери.

      Витя шепнул:

- Ясно, кто за этим букетом скрывается. ОНИ.

- Наверное, не стоит открывать, - вздохнул Олег.

Тут вновь зазвенел звонок, а с кухни раздался крик мамы:

- Да что ж вы дверь не открываете?

- Придётся открывать, - произнёс Витя, и тут же выхватил из шкафа большой, увесистый сапог - этим сапогом он собирался ударить того, кто первым ворвётся в их квартиру.

      Вот Олег приоткрыл дверь. От толчка снаружи, который, впрочем, не был слишком уж сильным, дверь распахнулась полностью.

      Никто не ворвался в квартиру, а из-за букета алых роз выглянула толстая женщина - одна из троицы. Теперь под её глазом темнел синяк, заработанный в то мгновенье, когда рухнул на неё с порвавшейся лестницы басистый мужик.

      Эта женщина посмотрела на ребят очень злыми глазами, но в то же время проговорила ласковым, елейным голосом:

- Ну что, мальчики, добегались?

- Ничего и не набегались! - ответил дрожащим от сильного волнения голосом Витя.

- А не хотите ли подобру-поздорову фотографии отдать? - осведомилась женщина.

- И не подумаем! - решительно заявил Витя.

- Но ведь тогда вам очень несладко придётся. И не проживете вы долго, хлопчики.

- А мы ваших угроз не боимся, - тихо, помня, что его может услышать мама, ответил Витя.

- Ну что ж. Тогда примите от нас этот вот букет.

- А зачем нам ваш букет? - спросил Витя.

- А в нём вы записочку очень важную для себя найдёте.

      И женщина сунула букет в свободную от сапога руку Вити. Шип розы оцарапал ладонь мальчишки - он невольно вскрикнул, и выронил сапог. Женщина хмыкнула:

- Хороши ж воины, - и удалилась.

Олег закрыл дверь на замок, и обратился к Вите:

- Ну что ж, а теперь почитаем то, что они нам написали.

      И вот они вошли в Витину комнату, и там начали выискивать записку среди роз. Но уж очень много этих роз было, и ведь приходилось действовать осторожно, чтобы ненароком о шипы не поцарапаться.

      Вот Олег потянул носом, и вымолвил:

- Однако горелым пахнет.

- Не знаю, не знаю, - покачал головой Витя. - У меня из-за кота, который постоянно гадит, где не положено, вообще с обонянием туго.

- Точно тебе говорю - горелым пахнет, - повторил Олег.

Тут и Витя насторожился, он прошептал:

- Ага... и шипение раздаётся...

      Он быстро раздвинул несколько лепестков, и увидел фитиль, который уже догорал - огонь, брызжа синеватыми искрами, приближался к красному баллончику, закреплённому среди роз.

- Вот, стало быть, какая у них записка! - воскликнул Витя и бросился на балкон.

Он сразу же метнул букет вниз.

      А возле подъезда стояли: мужичок с вкрадчивым голосом, и здоровенный басистый мужик - они дожидались свою сообщницу. Бультерьер, которого держал на поводке вкрадчивый, задрал голову вверх и залаял.

      Поднял голову вверх и басистый. Он увидел стремительно приближающийся к нему букет. Прорычал: "Опять...", и инстинктивно вытянул руку вверх - поймал букет.

      Тут же, ухмыляясь, обратился к вкрадчивому:

- Вот. На этот раз не ударило!

- Брось это!! - возопил вкрадчивый, и сам бросился в кусты, но было уже поздно.

      Последовал хлопок. И голова басистого стала чёрной, из волос повалил дым. Он хотел что-то сказать, но, сделав несколько шагов, повалился в кусты рядом со своим сообщником.

      Наблюдавший за всем этим Витя рассмеялся, и выкрикнул торжественно:

- Вот так им! Ха-ха! И сейчас такое время: мы как раз можем прорваться через их кордон.

- Может, тебе лучше дома посидеть? Всё-таки уже вечер близится, - предложил Олег.

- Вот ещё: буду я дома сидеть - как же, ждите! - вскричал Витя.

      Затем он склонился к своему компьютеру, записал на диск CD-RW, те фотографии, которые они отсканировали, и те сайтовые файлы, которые начали прорабатывать, и выкрикнул:

- Бежим! Скорее!

      И они выскочили в коридор, там начали поспешно собираться.

      Витина мама горестно вздохнула:

- Ну ответьте: неужели кто-то так сайты делает, а?

      Но ответа она не получила, потому что мальчишки уже выскочили на лестницу.

 

 

 

XXIII

 

      Лифт вёз ребят на первый этаж, и Витя говорил:

- Сейчас главное побыстрее двигаться. Тогда прорвёмся. Ведь они не ожидают от нас такой прыти.

- Зря ты всё-таки это задумал, - молвил Олег. - Посидел бы лучше дома.

- Не хочу я дома сидеть. Может быть, мы сегодня уже кладом завладеем! - бодрым голосом заявил Витя.

      Тем временем лифт приехал на первый этаж. Автоматические двери раскрылись, и... Витя едва не закричал: прямо перед ними вырисовывалась фигура почерневшего от взрыва басистого мужика.

      Он сопел, и приговаривал:

- Мне бы теперь на лестнице где-нибудь отсидеться...

      Ребята проскочили мимо него. Тут же отчаянными воплями зашёлся бультерьер, но и мимо него пролетели мальчишки. Неистовый пёс бросился за ними, но Витя хлопнул прямо перед его мокрым носом дверью, и тот отлетел под ноги басистого мужика, который побежал было за ребятами. Бультерьер щёлкнул клыками, и, не видя иной цели для выхода своей ярости, вцепился в его ногу. Раздался вопль, подобного которому никогда не раздавался в этом подъезде.

      Но что было дальше, Витя и Олег уже не видели, потому что они выскочили на улицу и благополучно увернувшись от вкрадчивого мужичка и от массивной женщины, выскочили на людный проспект.

      Там остановились, и улыбнулись. Даже обычному такому сдержанному и рассудительному Олегу казалось, что теперь всё у них будет хорошо, и что никакие злодеи не смогут им помешать. Приятный, прохладный ветерок наполнял эти освещённые тускло-золотистым свечением улицы, и казалось, что вот-вот начнётся самая захватывающая часть их приключения.

      Конечно друзья зашли в фотоателье за своей драгоценной, столько волнений принёсшей и такие богатства сулящей фотографией. Получая её, Витя улыбался глупой, широченной улыбкой, и спрашивал у продавщицы:

- Ведь всё получилось, правда?!

      Продавщица утвердительно кивнула, и протянула конверт, в который был упакован один-единственный снимок.

      Витя схватил этот конверт дрожащими руками, и крепко прижал его к груди. Он говорил:

- Ну наконец-то! Я уже явно вижу, как мы становимся богачами, и едем не только в Испанию, но и во Францию, и в Америку. В общем, по всему свету попутешествуем!

      Он нетерпеливо начал распечатывать конверт. Тут Олег, быстро оглянувшись, спросил:

- А, быть может, всё-таки подождём?

- Чего ждать-то?

- Ну не стоит здесь смотреть. Давай, по крайней мере, ко мне домой придём.

- Ох, да что ты, Олег, глупости говоришь! Чего нам бояться то? Здесь место людное, и ОНИ не посмеют нам что-либо сделать. Да и не знают они, что мы здесь.

      Олег знал, что спорить с Витей совершенно бесполезно, поэтому он вздохнул и молвил, спокойно:

- Ладно. Давай посмотрим здесь.

Витя уже распечатал конверт и достал из него фото.

      Да - ночная фотография вполне получилась. Яркая вспышка высветила не только силуэты уже хорошо знакомой ребятам троицы, но и ту карту, которую держал в руках вкрадчивый. Причём, как и рассчитывал Витя, карта была повёрнута именно к объективу фотоаппарата.

      Витя с жадностью вглядывался в снимок, и приговаривал:

- Так... здесь, к сожалению, не всё можно различить - слишком мелкими кажутся некоторые детали, но ничего страшного. Отсканируем мы этот снимок, увеличим изображение с помощью Photoshop-a и тогда уже точно всё увидим...

      Но только он успел это сказать, как будто бы из ниоткуда высунулись две сухонькие, тощие ручонки, и одним сильным, стремительным рывком вырвали у него и фотографию, и конверт, в котором лежала плёнка.

      Всё это произошло настолько стремительно, что Витя даже и не поверил, что это произошло на самом деле. И он ещё некоторое время глядел на свои опустевшие ладони, ожидая, что в них появятся пропавшие предметы.

      Но тут раздался до боли знакомый вкрадчивый смешок. Витя вскинул голову и увидел, что прямо перед ним стоит и ухмыляется, обнажая щербатые зубы, тот сухонький, похожий на крысу мужичок, которого они встретили ещё давеча, возле голубятни.

- Вот и всё - была фотография и нету! - хмыкнул мужичок.

- Отдайте её нам немедленно! - грозно потребовал Витя.

- Отдать? - переспросил мужичок. - А вот это не видели? - и он, продолжая хихикать, показал им фигу.

      Витя сжал кулаки, шагнул к нему, но тут дорогу заступил здоровый, усатый мужик на лице которого ещё остались тёмные следы серы и пробасил:

- А ну - назад! - и одним сильным движением оттолкнул Витю к стене, где стоял спокойный Олег.

Мужик надвинулся на них, и прорычал:

- Только попытайтесь что-нибудь сделать! У-у, так бы и раздавил вас, щенков, да люди кругом ходят. Ну, ничего - мы ещё посчитаемся!

      В дополнение к этим словам залаял яростный бультерьер, на котором снова был намордник, но которого с трудом удерживала толстая женщина.

      Затем вся троица развернулась и с необычайном проворством выскочила из универмага. Ребята недолго простояли в оцепенении, а затем бросились за своими врагами.

      Выскочили на улицу, но единственное, что успели увидеть - это как троица уселась в машину, которая быстро тронулась с места, и скрылась на боковой улочке.

      От огорчения на Витиных глазах даже слёзы выступили, и он спросил, всхлипывая:

- Неужели теперь всё пропало?

- Нет, не всё, - спокойно ответил Олег.

- Не всё пропало?! Но в чём же дело?! Говори скорее!

- Дело в том, что я запомнил кое-что с этой фотографии.

- Так что же ты молчал?! - вскричал Витя.

- Вообще-то я сказал об этом сразу.

- Ну ладно. Тогда не будем терять времени. Пошли скорее за кладом.

- Смею тебе напомнить, что на карте было указано много мест, и только в одном из них действительно зарыт клад. Мне почему-то хорошо запомнилось только одно место, возле заброшенной усадьбы. Вот туда мы и пойдём.

- Побежали сейчас же! - горячился Витя.

- Что же ты - руками что ли копать там будешь?

- Ага!

- Нет, Витя, мы должны взять с собой лопаты, а лопаты есть у меня дома, в чуланчике. Их мой отец для дачи купил, но ещё не успел туда отвести.

- Ну и замечательно! Бежим, стало быть, к тебе!

 

 

 

XXIV

 

      Через несколько минут друзья уже ворвались в квартиру к Олегу. И хотя они вроде бы и не делали каких-либо лишних действий, всё же Витя приговаривал:

- Что же мы так копаемся то, а?!

      Но Олег даже и не успел ничего ответить своему отчаянному другу, потому что тут в поле видимости появился отец Олега. Это был человек очень спокойный, и такой же, как и его сын рассудительный. Обычно он сидел у себя в кабинете и производил какие-то математические расчеты.

      Он сказал своим вежливым голосом:

- Здравствуй, Витя.

- Здравствуйте! - вскричал Витя, и забыв даже тон свой изменить, точно так же прокричал. - Ну, хватай лопаты и побежали!

Но на это отец Олега возразил:

- Видишь ли, Витя, дело то в том, что у нас сейчас две лопаты, и они понадобятся мне и моему сыну.

      При этих словах Витя глубоко вздохнул, побледнел, и спросил мрачным тоном:

- А зачем вам это?

- Ну вот я как раз к своему сыну по этому поводу и обратился сейчас. Вон видите саженцы...

      И он указал на совсем молоденькие деревца, которые с завёрнутыми корнями стояли у них на кухне.

- Ну да видим, - трагичным голосом, и едва не плача, простонал Витя.

- А дело в том, что завтра у нашего соседа Владислава Георгиевича день рождения. Ну вы знаете - он почтеннейший пенсионер, ветеран Второй мировой войны. Исполняется Владиславу Георгиевичу восемьдесят лет и я, зная его особую любовь к плодоносным деревьев, решил преподнести ему сюрприз: посадить эти восхитительные берёзки неподалёку от его окон. Я совершенно точно уверен, что, увидев их, Владислав Георгиевич очень обрадуется.

- Э-эх! - громко вздохнул Витя.

- Да ты не огорчайся, - улыбнулся отец Олега, - Пока мы пойдём сажать эти деревья, ты посиди у моего сына в комнате за компьютером. Ведь знаю точно: за компьютером время всегда незаметно летит. Ну а на ваши "раскопки" вы можете пойти завтра с утречка. Ведь у вас сейчас летние каникулы.

- Что ж нам ещё остаётся? - трагично известил Витя.

Отец направился на кухню, а Витя зашипел Олегу:

- Ну, чего же ты медлишь? Давай - хватай поскорее лопату; да и побежим...

- Нет, это уж слишком. Бегать я не буду. А Владиславу Георгиевичу, достойнейшему человеку, действительно хочется подарок на день рождения сделать. И это, быть может, поважнее всяких кладов будет, - негромким, но твёрдым голосом ответил Олег.

      А Витя знал, что когда у его друга такой голос, то спорить с ним совершенно бесполезно. Так что он покорился, опустил голову, и произнёс с трагичным вздохом:

- Прощай, стало быть, клад...

- Не волнуйся. Успеем мы ещё к кладу. А отец мой дело говорит: пока мы берёзки сажать будем, ты посиди за моим компьютером и продолжи изучение сайта.

- Да как же я без тебя то? Ведь это ты у нас по сайтам спец...

- Такой же спец, как и ты. Изучаем это дело, между прочим, вместе. Но вот ты сегодня про таблицы спрашивал...

- Ну да.

- Так вот. Я кое-какие заметки касательно этих таблиц сделал. Они в зелёной тетради, которая возле компьютера лежит. Ну всё. До скорой встречи!

      Олег взял те саженцы, которые протянул ему отец, и пошёл сажать деревья, ну а Витя направился в комнату к своему другу...

 

 

 

XXV

 

      Сначала Витя был уверен, что без помощи Олега, ему и нечего браться за проектирование сайта. Да к тому же и разволновался он, и огорчён был сильно. И первой мыслью было: включить какую-нибудь игрушку, чтобы пострелять в компьютерных монстров, и утопить в вытекающих из них потоках крови и слизи свою печаль.

      Но, быстренько просмотрев содержимое "компа" Олега, Витя понял, что никаких игрушек, кроме примитивнейших "крестиков-ноликов" и "морского боя", там не установлено.

      Тогда он достал CD-RW диск, на который были записаны сделанные в этот день на его компьютере сайтовые дела, и, переписав всё это в специальную папку, на "компе" Олега, включил файл gallery.htm, в которой, как может вспомнить читатель, размещалась одна фотография их парка.

      Вновь он увидел результат их трудов, и этот результат так порадовал Витю, что он даже позабыл о своих печалях, и подумал: "А вот не буду печалиться, а лучше постараюсь дальше во всех этих делах разобраться..."

      И вот он подвинул к себе, и раскрыл зелёную тетрадь, в которой аккуратным почерком Олега были отмечены его, касающиеся сайта изыскания. На самых первых страницах было расписано то, что они уже прошли. Например то, что знак "<" - является открывающим тэгом, а ">" - тэгом закрывающим, и именно между ними и прописывается очередная сайтовая функция.

      Но вот, наконец, страница, на которой Олег написал: "Таблицы и работа с ними".

      Витя прочитал:

      "Хотя сам я ещё и не успел опробовать всё это на практике, но, всё же сделал некоторые выписки и наблюдения, которые должны помочь в нашей дальнейшей работе.

      Начинается таблица командой <TABLE>, а закрывается, также как и все иные сайтовые функции, значком "/". То есть, выглядит это так - </TABLE>. Но здесь, конечно же, рассмотрен простейший пример, хотя в рамках таблицы предусмотрено множество специальных возможностей.

      Например, можно задать толщину таблицы равную 300 точкам, для этого напишем <TABLE width=200>. Теперь на экране появится независимая таблица, которая, однако ж, не будет никак отмечена, до тех пор, пока мы не добавим оператор border="x", где "x" - это толщина выделяющих таблицу линий.

      Ещё в рамках таблицы можно сделать свой фон. Например, если в описании всего htlm-документа в тэгу <BODY> указано, что фоном должна служить картинка "sitefon.jpg", то этот фон действительно будет распространён по всему документу. Но можно в рамках таблицы организовать свой собственный фон, озаглавив его, скажем "tablefon.jpg", а в другой картинке, соответственно "table2fon.jpg" - и далее, как будет угодно создателю сайта.

      Теперь давайте попробуем разместить внутри таблицы те или иные документы.

      С чего начать?

      Давайте представим будущую таблицу. Для чего она предназначена? Предположим - это меню сайта. Как же это меню должно выглядеть? Скажем, с левой стороны экрана - идут одна под другой подписи "Новости", "История" и т.д.

      Что же надо для того, чтобы эти надписи помещались именно друг под другом, да ещё были разделены, для пущей красоты, линиями?

      Их надо поместить в разные строки таблицы.

      Обозначается новая строчка тэгом <TR>. Далее - идёт ячейка, в которую и помещается содержимое очередного пункта меню.

      Для обозначения ячейки служит тэг <TD>. Причём в этот тэг могут быть заключены и дополнительные параметры. Например - толщина ячейки в рамках таблицы. Если взять 100 точек, или "50%" от указанных в толщине таблицы 200 пикселей, то это может быть обозначено следующим образом: <TD width="50%">, также можно обозначать в каждой ячейке свой фон, оператором "background", хотя это, пожалуй, будет уже некоторым излишеством. Ну а слово "height" служит для обозначения конкретной высоты ячейки.

      Рассмотрим характерный пример:

 

      <TABLE width=200 background="tablefon.jpg" border=0>

            <TD width="100%" background=b.gif  height=3></TD>

            <TR>

            <TD align=center>

            <A href="news.htm">

            <B>

            Новости

            </B></A>

                </TD></TR>

            </TABLE>

 

      Выглядит устрашающе, не так ли? Но если разобраться хорошенько, то ничего страшного в этом нет, а всё просто и логично.

      В первой строке указываются уже знакомые параметры таблицы. Её ширина в двести точек. Её фон, а также то, что она не должна очерчиваться, так как у нас заготовлены свои линии для её отделки.

      И именно в следующей строке указывается эта специальная линия. <TD... - обозначается ячейку, ширина которой "100%" - то есть все 200 точек таблицы указанные в первой строке. Далее говорится, что задником этой ячейки должна быть картинка "b.gif". И этот "b.gif" - может быть просто точкой жёлтого цвета - всё равно программа размножит эту точку на все 200 точек ширины ячейки. Ну а далее функция "height=3" - указывает на толщину этой графической линии. В конце строки </TD> - указывает на то, что первая ячейка закрывается.

      В следующей строке указано <TR> - этот тэг, как уже говорилось, переводит таблицу на следующую строку.

      И новая ячейка обозначается <TD align=center>, где команда "align=center", указывает на то, что всё содержимое этой ячейки должно выравниваться по центру. Следующая строка <a href="news.htm">, даёт программе понять, что при нажатии на следующую ссылку, программа должна перейти к файлу "news.htm".

      Строчка <B> обозначает, что следующий за ней текст должен быть выглядеть как утолщённый ведь "B" - это сокращение от английского слова "bold", которое в отношению к шрифту, переводится как "жирный". Ещё параметры надписи могут обозначаться тэгами <I> - в таком случае, шрифт будет курсивным, или косым (от английского "italic), или <U>, тогда шрифт будет ещё и подчёркнут (от английского "underline"). Можно совместить все эти тэги, <b><i><u>. Тогда надпись будет одновременно жирной, курсивной и подчёркнутой. Но вот нужно ли это - пусть думает сам дизайнер.

      Но перейдём к нашей программе. Следующая строка "Новости" - просто выводит на экран надпись "Новости", которая будет работать, как ссылка.

      За ней идёт </A>, закрывающая ссылку, и </B> - закрывающая толстый параметр шрифта.

      </TD></TR> - закрывают соответственно ячейку и строку. И, наконец, последняя строка - </TABLE> - закрывает всю таблицу.

      Если запустить эту программу, то мы увидим нашу надпись "Новости". Но что же делать для того, чтобы появились и все остальные пункты меню? Неужели тщательно переписывать всё под новую ссылку? Конечно же нет! Ни к чему эта монотонная работа.

      Например, находясь в режиме редактирования в файловом менеджере "Far", нажмём кнопку "Shift" и, удерживая её, и нажимая "Вниз", выделим часть программы, между первой и последней строкой, то есть всё, за исключением функций открытия и закрытия таблицы.

      Затем нажмите клавишу "Ctrl", и, удерживая её - нажмите один раз кнопку "Insert". Теперь все эти строки скопированы в буфер обмена.

      Следом подведите курсор к предпоследней строке. То есть пусть он стоит перед </TABLE>.

      Нажмите клавишу "Shift" и, удерживая её - нажмите, опять-таки "Insert". Теперь все ранее выделенные нами строки скопируются перед строкой закрытия таблицы.

      То есть появятся две, идущие одна под другой надписи "Новости".

 

      <TABLE width=200 background="tablefon.jpg" border=0>

            <TD width="100%" background=b.gif  height=3></TD>

            <TR>

            <TD align=center>

            <A href="news.htm">

            <B>

            Новости

            </B></A>

                </TD></TR>

 

            <TD width="100%" background=b.gif  height=3></TD>

            <TR>

            <TD align=center>

            <A href="news.htm">

            <B>

            Новости

            </B></A>

                </TD></TR>

 

            </TABLE>

 

      Я думаю, не сложно определить, где начинается вторая строка таблицы. Подставим в ней, вместо <A href="news.htm"> - например <A href="history.htm">. А вместо надписи "Новости" - "Галерея". И вот уже две строки нашего меню готовы.

      Продолжая, таким образом, копировать через буфер куски нашей программы, можно сделать сколько угодно пунктов меню..."

      На этом записи Олега обрывались, но, прочитав их, Витя проговорил со смешанным чувством восторга и умиления:

- Ну, Олежик и расписался. Что ни говори, а он - настоящий профессор...

      Затем Витя замолчал, и вновь начал перечитывать только что прочитанное. Очи его при этом пламенели...

      Вот он пробормотал:

- А что: пока Олежка там деревья сажает, займусь я созданием меню для нашего сайта. Какие там мы пункты наметили. А-а, "Новости", "История", потом "Галерея", "Голубятня" и "Гостевая"...

      И вновь Витя начал старательно копировать содержимое частей таблицы, как это было указано в записях Олега. Только он подставлял, где это требовалось, ссылку на "gallery.htm", или "dovecot.htm" (напомню, что dovecot - это "голубятня").

      Он неплохо потрудился. Правда, допустил неточности -  поставил несколько лишних закрывающих и открывающих тэгов <TR>, в результате вся таблица, а, соответственно, и меню съехали куда-то в сторону.

      Но так ему хотелось, чтобы всё получилось, как надо, что Витя переборол обычную свою лень; внимательно отследил все ошибки, и исправил их...

 

 

 

XXVI

 

      Когда несколько запыхавшийся после посадки деревьев Олег вошёл в комнату, Витя вскочил навстречу ему из-за стола, и вскричал:

- Получилось!!

      Витино лицо прямо-таки сияло от неподдельного, сильного счастья.

      Олег спросил:

- Так ты сделал меню для нашего сайта?

- Ага! Ага!! Ага!!! - прокричал, размахивая руками, Витя.

- Ну так покажи.

- Вот. Вот. Вот!

И Витя ткнул пальцем в экран, где теперь желтело меню их сайта.

- Неплохо. Только, конечно, надо будет ещё над этим меню поработать, - спокойно заметил Олег.

- Что?! Это почему же?! - обиженно засопел Витя, которому созданное им меню казалось верхом совершенства.

- Подберём цвет текста более гармонирующий с нашими фотографиями, возможно изменим шрифт и его параметры, - заметил Олег.

      Обиженное выражение на Витином лице сменилось на выражение счастья, и он сказал:

- Что ж, правильно. Будем совершенствовать наш сайт...

      И он уселся было за компьютер, собирая продолжать их интересную, творческую работу, но подскочил и воскликнул:

- А ведь надо идти клад выкапывать!

      Олег посмотрел в окно, за которым уже развесила свои тёмные вуали ночь, вздохнул и... ничего не возразил. Он только проговорил:

- Вряд ли нам удастся вернуться раньше полуночи, и родители мои будут волноваться, а это, конечно же, плохо. Правду им вроде не скажешь - не поймут; а обманывать не хочется, да я и не умею...

Тогда Витя молвил:

- Ну что ж. В таком случае, лучше нам вообще ничего не говорить, а пробраться незамеченными.

      Он скользнул к двери, и выглянул в коридор; затем, обернувшись, молвил:

- Ну вот. Вроде бы никого там нет. Можно проскользнуть...

И вот они на цыпочках вышли в коридор.

      Родители Олега сидели на кухне, и отец оживлённо рассказывал маме, как они сажали деревца...

      Что касается лопат, то они стояли возле самой двери, и на их черенках ещё остались куски земли. По-видимому, лопаты собирались вымыть, а потом уже поставить в чулан.

      Витя спросил:

- Ну что же ты копаешься? Давай - быстрее собирайся.

На это Олег ответил:

- Не могу я так просто уйти...

И, достав записную книжку, выдрал из неё листик и написал:

      "Ушёл с Витей Троицыным на раскопки клада. Не волнуйтесь - я скоро вернусь. Олег"

      Эту записку он оставил на столике, возле двери и, вместе со своим другом, вышел из квартиры.

 

 

 

XXVII

 

      Старая усадьба, в которой было одно из тех мест, где, возможно, хранился клад, находилась в получасе быстрой ходьбы от дома Олега. Но идти надо было по затененным парковым дорожкам, в окружении тёмных, вздыхающих под серебристым звёздным сиянием деревьев.

      Два друга стремительно шагали в темноте, в руках сжимали лопаты, а у Вити был ещё и фонарик.

      Витя говорил

- Ну ты, конечно, молодец. Я вот, например, совершенно ничего с той карты не запомнил. А ты говоришь - в усадьбе. Но ведь и усадьба то большая. По каким именно приметам мы будем ориентироваться?

- Придём - увидим, - сдержанно ответил Олег, и добавил. - А вообще - советовал бы тебе потише себя вести. Ты просто помни, что ОНИ в эту ночь тоже находятся в этом парке.

- Ой, точно..., - прошептал Витя, и вздрогнул.

      Ему показалось, что сбоку тянется ручища того здоровенного, басистого мужика, но оказалось, что это была всего лишь древесная ветвь.

      Но вот, наконец, и заброшенная усадьба...

      Вообще-то усадьба считалась архитектурным памятником, и вокруг неё даже установлен был забор, и, вроде как, собирались усадьбу реставрировать, однако ж, до сих пор не удосужились обзавести хотя бы сторожем. Вот и стояла эта заброшенная, бесприютная усадьба посреди парка...

      В одном месте окружающий усадьбу забор был проломлен, так что друзья без труда проникли на её территорию.

      Тут им послышался какой-то шорох, и даже голоса. Они замерли, начали вслушиваться. Но, вроде бы - только показалось; и ничего кроме шелестящих от дыхания лёгкого ветерка листьев они не услышали...

      Медленно пошли вперёд, и Олег шептал:

- Та примета, о которой я говорил - это колодец...

      И вот они уже остановились возле старинного, круглой формы колодца, который был выложен из больших, но точно подогнанных друг к другу камней. Многое, должно быть перевидали на своём долгом веку эти камни, и теперь покрывали их трещины, а также и мох по ним распространился.

      Но вот беда: поблизости от колодца виднелись следы экскаватора, которые приезжал в усадьбу год назад. И экскаватор не только проехался, но также и вырыл траншею, которую, однако, ни для чего не использовалась, и края которой уже обвалились, а на дне - отражала звёзды вода.

- Как же он здесь всё раскопал! - горестно воскликнул Витя. - Неужели клад уже найден?! Нет - не могу я в это поверить.

- Вот и мне тоже не верится, - улыбнулся Олег. - Ведь, насколько я помню, клад был зарыт с южной, а не с северной стороны от колодца.

- Ну и что ж с того?

- А то, что траншея разрыта с северной стороны.

- А ты откуда знаешь? У тебя что, компас есть.

- И компас не нужен, когда я вижу, с какой стороны колодца больше наросло мха...

- А-а, да и я тоже вижу, - кивнул Витя, и тут же воскликнул. - Да! Ведь мох всегда выбирают северную сторону!

- Потише бы ты всё-таки, - шепнул Олег.

      И тут над деревьями взвилась, громко каркая, большая воронья стая. Чёрной, галдящей тучей, пролетели эти птицы на фоне звёзд, над усадьбой, и улетели в какие-то более безопасные, по их разумению, места.

- Н-да, действительно я потише буду себя вести, - смущённо произнёс Витя. - Надо ж, какой переполох произвёл.

Но Олег покачал головой, и молвил:

- Боюсь, что всё-таки переполох был произведён не тобой.

- Ну а кем же тогда? - прошипел Витя.

- Возможно, что ИМИ. Ведь на той карте многие из мест, обозначенных как возможное место, где зарыт клад, были уже перечёркнуты красным карандашом. То есть - ОНИ уже проверили те места, и клада там не нашли. Должно быть, каждую ночь они проверяют по нескольку мест, и вот сейчас идут сюда.

- Да ты что?!

      Витины глаза аж округлились, его рука задрожала, а вместе с ним пошёл плясать и луч фонарика. И всё же этот луч высветил небольшой, едва приметный холмик, который поднимался в трёх шагах с южной стороны колодца.

- Вот этот холмик мы и будем копать, - произнёс Олег.

- Ага! - вновь довольно-таки громко воскликнул Витя, и бросился к холмику.

- Только фонарик лучше выключить. Иначе нас сразу заметят со стороны, - посоветовал Олег.

- Да, да, конечно же, - кивнул Витя, и выключил фонарик.

      Вместе начали они копать. Олег не отставал от Вити, и они побили все рекорды ночного копания. Лопаты их так и мелькали, комья развороченной земли отлетали в стороны, а иногда даже попадали им на лица.

      Но они не только не сбавляли своего бешеного темпа, но даже и увеличивали его. Ведь со стороны парка донёсся окрик, в котором они, вроде как, признали голос басистого мужика...

      Прошли считанные минуты, и вот черенок Витиной лопаты громко звякнул об какую-то крышку.

- Есть!! - возвестил он, казалось, всему миру.

      Тут же, впрочем, шёпотом извинился, но до его извинений никому не было дела, так как из-за ограды усадьбы отчётливо донёсся басистый голос:

- Там кто-то есть.

- Да. Я тоже слышал, - вторил ему вкрадчивый.

- Должно быть, это те детки, - мрачно произнесла женщина.

- Они бы не посмели! - рявкнул басистый. - Ведь должны же понимать, что, если попадутся они нам, так живыми уже не уйдут!

- Да ладно, чего без толку трепаться, надо через забор лесть, - говорил вкрадчивый.

      Дело в том, что эти трое не знали, где именно в заборе пролом.

      И вот прокричал басистый:

- Ну вот ты первым и полезешь!

- Нет, не надо! - запротестовал вкрадчивый, но могучие ручищи басистого уже подхватили его, и метнули вверх.

      Вкрадчивый перелетел, несколько раз перевернувшись, через забор, и шлёпнулся задом на землю. Это болезненное столкновение с землей, извергло из него вопль: "О-ох!"

      Тут же с противоположной стороны забора раздался голос женщины:

- Ну что, видно там кого-нибудь?

- А-ах! - отозвался вкрадчивый.

- Видно там кого-нибудь, или нет?! - рявкнул басистый.

- Вроде бы нет, - произнёс вкрадчивый.

      И он действительно не мог увидеть Витю и Олега, потому что они, как только раздались голоса, спрятались в только что вырытой ими яме.

      При этом они не только прятались, но и вытягивали объятый землей сундук. Наконец, вытянули его, и оказалось, что сундук был весьма тяжёлым.

- Вот ведь здорово! - торжественно прошептал Витя. - С эдакими сокровищами мы завтра же в Испанию поедем.

- Ещё неизвестно, что там. И вообще нам, прежде всего надо сбежать отсюда,- молвил Олег.

Тем временем, вкрадчивый кричал:

- Давайте, лезьте сюда!

Послышалось сопенье, и голос басистого поведал:

- Не могу я через этот забор перелезть.

Женщина возвестила, плаксиво:

- Ну а уж я то и подавно не могу.

      Тут раздалось мощное рычание, которое извлёк из своих недр басистый, а затем часть забора рухнула от удара его массивнейшего тела. Сам басистый споткнулся и упал сверху на забор, ну а вкрадчивый не успел увернуться и оказался придавленный не только забором, но и своим злодеем-товарищем. И раздался его писк:

- О-ой! Раздавили!

      Тут в пролом ступила женщина. В одной руке она сжимала поводок, на котором неистово дёргался бультерьер, а в другом - луч фонаря, которым она быстро повела по двору заброшенной усадьбе.

- А-ай! - пищал придавленный вкрадчивый.

- Ложись, - шепнул Витя, и рванул своего друга к земле.

      Вместе они повалились, а над ними пронёсся конус электрического света. Но вот ребята вскочили, побежали дальше, а световой конус неожиданно рванулся обратно, и высветил их.

      Друзья тут же метнулись за угол старого, покошенного сарая, но было уже поздно. Женщина возопила:

- Они здесь!!

- Те самые мальчишки! - взревел басистый. - Ну всё - живыми они отсюда не уйдут!

      Витя и Олег остановились за сараем. Олег как и всегда оставался спокойным, а Витя тяжело дышал и, казалось, вот-вот закричит.

      И вот Витя вымолвил:

- Нам бы до пролома в заборе добраться. А уж в парке они нас не догонят...

      И тут со стороны колодца донёсся крик женщины, которая первая дотуда добежала:

- Они уже здесь покопались! Э-эй, да здесь в земле прямоугольная выемка! Клад был здесь! Они его вынули! Хватай их! Буль - взять их! Разорви их на части!!

      Раздался яростно-восторженный лай бультерьера, и друзья бросились вдоль задней стены сарая к пролому в заборе.

      И вдруг из-за угла выскочил басистый мужик. В одной руке он сжимал здоровенный сук, а в другом - фонарик; мощный, ударивший в лица свет которого едва не ослепил мальчишек.

      Басистый увидел сундук с сокровищами, глаза его округлились, и он растерялся, бормоча нечто невнятное, радостное; и он упустил те несколько мгновений, когда мог бы схватить Витю и Олега.

      Между тем, ребята развернулись и побежали, намериваясь обогнуть сарай с противоположной стороны. Но вот вышел из-за другого угла щуплый мужичок, и проговорил своим вкрадчивым голосом:

- Ну вот вы и попались!

      Несмотря на полученные при падении забора ушибы, двигался вкрадчивый очень даже проворно. Ведь всё-таки вожделенные сокровища были совсем рядом.

      И мальчишки повернули назад, думая как-нибудь обежать басистого. Хотя, на самом-то деле, из-за тяжелого, стеснявшего их движения сундука, шансы на успешное завершение этого дела были ничтожно малы.

      И басистый прекрасно понял. Он расставил свои здоровенные ручищи, и захохотал, выкрикивая:

- Ну идите сюда! Бегите! Хо-хо-хо!!

      Но его хохот перерос в протяжный вопль: "А-а-а!!". Дело в том, что бультерьер обогнул сарай с противоположной стороны и вцепился в его зад. Ведь бультерьеру было совершенно безразлично, кого кусать - главное кусать.

      Тогда басистый начал нелепо размахивать ручищами, крутиться на месте, прыгать, а потом и вовсе повалился на землю. Таким образом он пытался избавиться от бультерьера, но пёс и не думал выпускать своей добычи.

      Мальчишки обогнули эту оруще-визжащую массу, и бросились к забору.

      Вот и пролом... Ребята проскочили через него, и побежали по парковой дорожке, в сторону города.

      Они бежали бок о бок, а между ними, удерживаемый их руками, висел массивный сундук с сокровищами.

 

 

 

XXVIII

 

      И вот они выскочили на асфальтированную дорогу. Только там, остановились. Они тяжело дышали - ведь, всё-таки, много им пришлось бегать...

      Не решались друзья войти в конусовидный, порождаемый фонарём поток света, так как в этом свету их могли увидеть. Но они прислушивались: нет ли за ними погони?

      Услышали, как на выходе из парка, но совершенно в другом месте, раздался захлёбывающийся от ярости лай бультерьера, а также полный ужаса вопль басистого мужика...

      Тогда Витя усмехнулся, и молвил:

- Вот и замечательно! Хорошая собачка. Хе-хе!

На это Олег заметил:

- Однако ж, не думаю, что этот бультерьер навсегда отобьёт или откусит у них желание охотиться за тем, что мы откопали.

- Но ведь сокровище уже наше! - торжественно воскликнул Витя.

- Мы раздобыли этот сундук, но ведь это не значит, что те трое больше не захотят получить его. Разве я не прав?

- Вообще-то, прав, - вздохнул Витя. - И мне даже кажется, что теперь они ещё больше сил приложат на то, чтобы схватить меня! Ведь они знают, где моя квартира!

Олег проговорил рассудительно:

- Вот-вот. И поэтому рано нам радоваться. А сундук я предлагаю отнести ко мне. Ведь они до сих пор не отследили, где я живу...

- Предложение принимается! - согласился Витя.

      Вскоре они вошли в подъезд Олега. Там Витя посмотрел на часы, и сказал:

- А всё-таки быстро мы управились. Ещё только пятнадцать минут второго, - тут он глубоко и протяжно зевнул, - ...ночи.

- Бедные мои родители, - покачал головой Олег.

Они бесшумно раскрыли дверь, шагнули в квартиру...

      Оказалось, что родители Олега сидели на кухне, и ждали своего сына. Обратились к нему с укоризненными словами; говоря, помимо прочего, и о том, что никогда прежде он так не поступал; а Олег извинялся, и заверял их в том, что в будущем никогда такого не повторится.

      И тут только ребята поняли, что и лопат у них нет - бросили они их возле выкопанной ямы в заброшенной усадьбе.

      Тут уж Витя вступился - сказал:

- Мы за ними завтра обязательно сходим.

Тут мама Олега произнесла:

- Наш Олег хотя бы записку оставил, а ты своих родителей вообще не предупредил. Представляешь, как они за тебя переживают? Ведь твоя мама уже несколько раз звонила; спрашивала - не появился ли ты? Так что ты сейчас же позвони, и скажи ей, что всё в порядке...

      Витя подумал, что родители у него совершенно несносные, и не дают ему самостоятельно жить, но когда он всё-таки набрал свой номер, и когда во время первого же гудка трубку схватила его мама, и заплаканным голосом спросила: "Да?!" - Вите стало её очень жалко, и он, прежде всего, извинился, и добавил, что у него всё хорошо, и что через несколько минут он прибежит домой.

      Но всё же он не сразу к себе домой побежал, а ещё прошёл в комнату к Олегу, так как уж очень ему хотелось поглядеть, что же находится внутри сундука.

      И только тут он обратил внимание на то, что Олег очень мрачен. Он даже побледнел от этой мрачности.

- Ты из-за родителей что ли всё переживаешь? - спросил Витя.

- Родителей то, конечно, жалко; но самое скверное сейчас в том, что мы забыли в заброшенной усадьбе лопаты. Ведь это такая невнимательность: просто выронили их и всё...

- Да. А ведь могли бы использовать их как оружие. Ну, ничего. Нечего за них переживать. И не пойдём мы за ними в усадьбу, так как те трое вполне могут устроить на нас засаду. Зато сходим мы в магазин и купим новые лопаты...

- Всё это, конечно так; но дело в том, что мой отец вывел на ручках тех лопат не только свою фамилию, но и наш домашний адрес...

Витя пожал плечами и ответил:

- Ну и ладно. Мы как новые лопаты купим, так и напишем на них твой новый адрес. Твой родители и не заметят подмены!

- Витя, а ведь тебе действительно пора спать.

- Мда-а... я уже зева-а-аюю... Но сначала давай посмотрим, что в сундуке.

- Да я не о том, а о том, что ты уже плохо соображаешь. Ведь надписи на лопатах могут прочитать и они...

- Ой, а ведь и правда! Тогда они узнают, где ты живешь!..

- Вот поэтому я опечалился. И единственное на что можно надеяться, это на то, что они всё-таки не увидят те надписи.

- Ладно, а теперь давай откроем сундук! - торжественно проговорил Витя.

      Но оказалось, что висевший на сундуке замок такой крепкий, что, как ребята не старались - так и не смогли его сбить.

- Ладно. Займёмся этим завтра. А сейчас, всё-таки предлагаю тебе идти домой, - произнёс Олег.

- Ладно. Ты, в общем-то, прав. Побежал я...

      Витя быстренько собрался; и побежал по ночным, пустынным улицам к своему дому.

      А дома родители так измучены были волнениями за него, что и упрекать не стали; а Витя, забыв поужинать, направился в свою, наполненным прохладным, принесённым из парка ветерком комнату, и сразу же заснул.

      И он не слышал доносящегося издали неистового лая бультерьера и криков, и испуганных воплей басистого мужика, который пытался от него убежать.

      Ну а Олег, перед тем как лечь спать, убрал сундук под свою кровать - придвинул он его к самой стенке, и ещё заложил мешками, в которых пылились груды его ранних, распечатанных на принтере стихотворений.

 

 

 

XXIX

 

      Олег проснулся. Он ещё не раскрыл глаз, а уже подумал: "Интересно, прочитали ОНИ надписи на лопатах?"

      И тут же во входную дверь раздался звонок.

      Олег мгновенно выскочил в коридор, собираясь предупредить своих родителей, чтобы они ни в коем случае не открывали. Но предупреждать то и некого было: родители ушли на работу, и, помимо Олега, в квартире никого не было.

      Тогда он подскочил ко входной двери, и, выглянув через глазок, увидел, что на лестничной площадке стоит вкрадчивый мужичок, и сжимает в руках лопату. И Олег подумал: "Вот только я приоткрою дверь, и он меня сразу - хвать лопатой по голове..."

      И, конечно, Олег решил не открывать. Он потихонечку прошёл на кухню, размышляя: "Ну и пускай звонит сколько ему влезет. Ведь не осмелится же он дверь выламывать".

      Но тут он глянул в окно, и буквально на расстоянии вытянутой руки от себя, за стеклом, увидел женщину - одну из троицы (напомню, что Олег проживал на первом этаже). Она глядела на Олегу злыми глазами, и ещё более зловеще ухмылялась; в одной своей массивной руке она сжимала бейсбольную биту, а в другой - с трудом удерживала поводок, с которого неистово рвался, брызжа слюной, уже слишком хорошо знакомый бультерьер Буль.

      Олег подумал:

      "Так. Ну а где же самый грозный из всей троицы: мужик с басистым голосом?"

      И тут он кое-что вспомнил, а именно то, что по причине довольно-таки жаркой погоды в его комнате была открыта не только форточка, но также и само окно было немного приоткрыто.

      И Олег бросился в свою комнату, но... опоздал!

      Массивная, издающая басистое рычание туша уже перелезала через подоконник. Тогда Олег схватил свой школьный портфель, и размахнувшись, посильнее тюкнул мужика по темени.

      Но для этого здоровяка такой удар был совершенно нечувствительным, и он схватил на мгновенье замешкавшегося Олега за руку. При этом прорычал:

- Ну всё, попался!

      Мальчишка попытался вырваться, но, конечно же, у басистого сил оказалось куда как больше, чем у него; и он сжал руку Олега с такой силой, что тот невольно вскрикнул - ему казалось, что у него ломается кость.

      Продолжая сжимать руку Олега, басистый протащил его в коридор, и открыл входную дверь. Тут же в квартиру ворвался вкрадчивый, и прошипел:

- Кроме нас в квартире никого нет?

Олег отрицательно покачал головой, но добавил:

- Мои родители скоро должны вернуться.

Тогда басистый рявкнул:

- Ну, ничего. Мы, если потребуется, и твоих родителей повяжем...

      И Олег понял, что они способны и на такое злодеяние; и тогда он порадовался тому, что на самом-то деле родители должны были вернуться только к вечеру. Не хватало ещё и их впутывать в это дельце!

      В квартиру вошла и женщина; завидев бультерьера, которого она с трудом удерживала, басистый попятился, и рявкнул:

- Ты этого зверя покрепче привяжи!

      И женщина привязала поводок несколькими мудрёными узлами к ножке тяжеленного шкафа, который и стоял в коридоре.

      Затем трое злодеев провели Олега в его комнату.

- Говори, где сокровище?! - прорычал басистый.

      Олег вздохнул, и потупился. Он из всех сил придумывал, чтобы такое сказать, чтобы их обмануть.

      Тут вкрадчивый достал тоненький, но очень острый ножичек, и, поднеся его к самому лицу Олега, произнёс:

- Не советую тебе обманывать нас, парень. Видишь это лезвие? Оно может сделать тебе очень больно. Сначала мы отрежем тебе ухо, потом нос...

- Ну зачем же так грубо? - ухмыльнулась женщина. - Ведь мальчик сам всё расскажет. Ведь он же понимает, что мы люди вполне честные, и отдадим полагающуюся ему четвёртую часть сокровищ.

      Конечно, Олег понимал, что никакими сокровищами они с ним делиться не станут, а хорошо, если не прикончат его на прощание.

      И вот он кое-что придумал...

      Дело в том что, когда они накануне с отцом сажали возле их дома берёзки то, раскапывая землю, наткнулись на обрубок проржавелой старой трубы, который из-за больших его размеров, не смогли достать. Так и остался этот ржавый кусок в земле. И Олег подумал, что, с помощью этой подземной железяки он и сможет обмануть бандитов.

      И вот Олег произнёс:

- А вы знаете: ведь мы уже зарыли клад.

- Это зачем ещё?! - грозно прорычал басистый.

- Думали, переждать до лучших времён, а потом воспользоваться им, - так говорил Олег, а про себя с некоторым даже удивлением отмечал, что такое непривычное дело как враньё получается у него очень даже неплохо.

- Ну и где же вы зарыли сокровище? - тихо спросил вкрадчивый мужичок, и только по тому, как сверкали его глазки, можно было определить, насколько он жаждет получить ответ.

И Олег ответил:

- А вон видите - там, возле берёзок, земля вскопана? Там и зарыто ваше сокровище?

      Зловещая троица переглянулась. И вот женщина сказала, обращаясь к басистому:

- Ладно. Ты пока что здесь с этим мальчишкой побудь. Следи, чтобы он никуда не вышел. Понял?

- Понял. Не тупой. Ну а вы то что будете делать?

Тут вкрадчивый язвительно ухмыльнулся:

- Ну а мы, разумник ты наш, будем выкапывать клад. Он, скорее всего, лежит вон под теми берёзками. Но если мальчишка нас обманывает, то придётся сделать ему очень больно.

      После этого толстая женщина и вкрадчивый взяли лопаты и, выйдя из квартиры, направились к берёзкам; а басистый уселся на стул, возле распахнутого окна (причём стул заскрипел под его тяжестью), и стал одним глазом наблюдать за своими усердно копающими сообщниками, а другим - за Олегом, который стоял, вытянувшись, возле кровати, под которой было спрятано сокровище.

      И басистый приговаривал зловещим тоном:

- Ну и пришлось же нам из-за вас, бандиты мелкие, побегать! Ух и не сносить же тебе башки, если ты нас сейчас обма...

      Но он так и не договорил слова "обма...", потому что тут произошло именно то, на что так надеялся Олег - одна из лопат звякнула об зарытую под землей трубу. И это произвело такое впечатление на басистого, что он прорычал громко: "Сокровище!", и так стремительно и неловко вскочил, что стул на котором он до этого сидел, повалился. Но басистый выгнулся через подоконник и не обращал внимания на стул. Также, не обращал он внимания и на Олега, который попятился к двери и выскочил в коридор.

      Теперь мальчишка мог бы сбежать, ведь ключ от входной двери по-прежнему лежал в кармане его штанов. Но ведь не мог же Олег оставлять в своей квартире этих разбойников!

      И он приступил к осуществлению второй части своего замысла. Он отвязал от ножки шкафа поводок, с которого всё это время неистово рвался бультерьер. Затем он подтащил его к двери в свою комнату, там ловкими, стремительными движениями стащил с него ошейник, и пихнул под зад.

      Бультерьер торпедой пролетел через комнату, и вцепился туда, куда он уже неоднократно пытался вцепиться в продолжении всей последней ночи - в зад басистого.

      Неистовый вопль огласил комнату Олегу; и басистый, стремительно перевалился через подоконник. От его падения содрогнулась земля, но он тут же вскочил и, завывая, побежал дальше, на его заду продолжал болтаться, размахивая от яростного восторга хвостом, бультерьер.

      Басистый умудрился сбить одновременно и вкрадчиво и толстуху. Все они кубарем покатились по земле.

      Олег, тем временем, закрыл окно и форточку, и юркнул под кровать. Оттуда он извлёк сундук с сокровищами, и опрометью бросился из квартиры. Не забыл, впрочем, закрыть входную дверь.

      Вот он выскочил из подъезда, и тут увидел, что наперерез ему уже бегут вкрадчивый и толстушка. Что же касается басистого, то его Олег увидел бегущим в совершенно другом направлении, и ему было совсем не до кладов - за ним гнался, часто щёлкая челюстями бультерьер.

      Ну а Олег, обогнув толстуху, бросился в сторону Витиного дома. Вслед ему закричал вкрадчивый:

- Стой, а то хуже будет!

- Раздавлю тебя!!! - орала толстуха, но Олег не оборачивался, а бежал к своему другу.

 

 

 

XXX

 

      Так уж получилось, что после всех пережитых накануне приключений, Вите и в эту ночь приснились ещё и дополнительные приключения, описание которых хватило бы на несколько романов.

      Так что, проснувшись следующим утром, Витя никак не мог вспомнить, какие приключения ему только приснились, а какие были на самом деле. Он даже решил, что вообще всё, в том числе и проектирование сайта ему приснилось, он зевнул, потянулся, и направился в ванную...

      Вот он умылся, почистил зубы, преспокойно вышел в коридор, ещё раз зевнул, и тут раздался протяжный, настойчивый звонок в дверь.

      "Ну, кого ещё нелёгкая принесла" вздохнул Витя, раскрыл дверь, и увидел запыхавшегося Олега, который прижимал к груди сундук с сокровищами. Олег, с несвойственной ему суетливостью ворвался в Витину квартиру, захлопнул дверь, и прижался глазом к дверному очку. Спросил:

- У тебя сейчас дома никого нет?

- Нет, - проговорил Витя, пылающими глазами созерцая сундук.

И вот Витя прошептал:

- Так неужели всё это случилось на самом деле?

- Да. Конечно, - проговорил Олег, вновь становясь спокойным. - И мне удалось от них оторваться...

      Они прошли в комнату к Вите, где Олег рассказал обо всём, что случилось с ним в последнее время.

      Витя слушал, а где надо кивал, и говорил:

- Вот здорово то...

- Ничего здорового, как ты понимаешь, нет. Они уже, скорее всего, в твоём подъезде.

- А ну и чёрт с ними! Надоели они мне! - махнул рукою Витя, - Давай сундук откроем!

      И сам Витя бросился на кухню, и вернулся оттуда с массивным топором, которым и начал сбиваться с сундука замок.

      Наконец, это ему удалось. Витя отбросил топор, и стремительно распахнул крышку. А там лежала массивная, написанная замысловатыми узорчатыми буквами рукопись.

      Витя, очень надеясь, что там найдётся что-нибудь помимо этой рукописи, вытащил её, и... Ничего там больше не было!

      Из-за этого Витя так огорчился, что даже слёзы в его глазах выступили, и он проговорил дрожащим голосом:

- Как, неужели нет ни брильянтов ни золотых слитков, а только эта толстенная, никому ненужная книженция?

Тогда Олег произнёс:

- Ну, насчёт "ненужная" - это ты, конечно, загнул. Я уверен, что эта ценнейшая, уникальная рукопись; и я ей, поверь мне, радуюсь больше, чем самым большим брильянтам.

- Да ну тебя! - трагично воскликнул Витя.

Тут в дверь раздался звонок, и Витя выкрикнул:

- И вас тоже - да ну!

      Затем Витя бросился в коридор и, прижавшись губами к узкому зазору между дверью и стеной, выкрикнул:

- Вы просто дураки, что бегали за этим кладом! Там только какая-то дурацкая рукопись!

- Ну так отдайте нам эту ненужную рукопись, и мы не станем больше вас тревожить, - раздался голос вкрадчивого.

      И по прозвучавшей в этом голосе интонации, Витя понял, что на самом то деле рукопись очень важна. И он ответил:

- Нет, ничего не получите.

      С противоположной стороны раздалось злобное урчание, и слитые голоса вкрадчивого и толстушки:

- Ну тогда вам будет хуже...

Витя вернулся в свою комнату, и сказал Олегу:

- Чёрт знает что такое. Из-за какой-то дурацкой книги нам ещё и угрожают.

      Олег сидел на диване, и перелистывал страницы, приговаривая радостным тоном:

- Нет. Ну надо же, какая замечательная книжка. Пожалуй она одна стоит всего золота и брильянтов земных.

- И что ты только говоришь, - печально произнёс Витя, и уселся за своим компьютером.

      Вот он включил питание, а затем запустил все сделанные накануне на сайте изменения (все это он переписал на дискете с компьютера Олега).

      И так ему понравилось сделанное им меню, что он проговорил:

- Ну что - давай, может ещё попрограммируем?

Но Олег ответил:

- Нет, Вить, ты подожди. Эта рукопись истинное сокровище. Прямо листаю-листаю, и никак оторваться не могу.

- Ну и не отрывайся. А я займусь программизмом!

 

 

 

XXXI

 

      Витя решил изучить ту надпись, значение которой они не поняли раньше, а именно: <LINK href="styles.css" type=text/css rel=stylesheet>. Надпись эта стояла в головной части программы их сайта.

      Явно было, что здесь была ссылка на файл, "styles.css", однако ж, файл этот совершенно точно не являлся картинкой, так как, если бы была картинка, то и называлась бы она "jpg" или "gif".

      Но вот Витя нашёл файл "styles.css" и с помощью клавиши F4, включил режим просмотра и редактирования.

      И вот как выглядели первые строки:

      BODY {

      FONT-SIZE: 14px; FONT-FAMILY: Ms Sans Serif

      }

      И Витя попытался рассуждать логично: "Итак, что мы здесь видим. В перовой строке словом BODY даётся указание на головную часть нашего html-документа. Далее скобка "{"... хм-м... ну, надо думать, это аналог открывающего тэга "<" в html-документе. Далее следует переход на следующую строку. Так уж, по-видимому, принято в этот "css"-файле. И что же на следующей строке? "FONT-SIZE:14px" - это значит размер шрифта равняется 14 каких то "px"...

      И Витя обратился к сосредоточенно листающему рукопись Олегу:

- Послушай, а что значит буквосочетание "px"

- Скорее всего pixel или точки, - пробурчал Олег.

      Витя продолжил размышлять: "Ага, значит здесь указывается, что размеры шрифта в головном документе должны равняться именно 14 точкам. Надо же, какая точность! А поставлю я 16px!"

      И он действительно подставил 16px, обновил документ, и очень обрадовался, когда увидел, как часть шрифта в основной части документа увеличилась.

      Однако, ни шрифт в меню, ни подписи под фотографиями нисколько не увеличились.

      "Так поехали дальше" - думал Витя: "Что здесь написано: "FONT-FAMILY: Ms Sans Serif". Ага, ну, конечно - здесь указывается, какого типа должен быть шрифт. А знаю ещё одно название..."

      И Витя ввёл: "FONT-FAMILY: Times New Roman", в результате чего та часть текста, которая раньше увеличилась до 16 точек, изменила ещё и очертания - теперь это был другой тип шрифта, который Вите понравился дальше побольше предшественника.

      И тут он подумал: "А ведь в браузере можно выбирать размеры шрифта от "самого мелкого", до "самого крупного". Ну-ка... Он выбрал "самый крупный", но размер шрифта остался прежним, и из этого Витя сделал вывод, что файл "css" служит для окончательного описания внешних параметров такими, каким их задумал разработчик, чтобы пользователь уже не мог случайно включить такой крупный размер шрифта, что все изображение выглядело бы неизящно.

      Но он, конечно, понимал, что этот файл "css" скрывает в себе ещё очень много возможностей.

      Вот, например, привлекла его внимание такая строка:

      .menu {

      FONT-SIZE: 18px; FONT-FAMILY: verdana, sans-serif; BACKGROUND-COLOR=yellow; FONT-WEIGHT: bold}

      И из неё он сделал такие выводы, что здесь идёт обращение к меню. Размер шрифта указан в восемнадцать пикселей; а что касается типа шрифта, то здесь перечисляются сразу два названия. Витя знал, что некоторые шрифты надо устанавливать на компьютер; и здесь, компьютер вывел бы шрифт меню "verdana", но если бы он оказался не установленным на компьютере загрузившего сайт человека, то был бы выведен второй из представленных шрифтов, а именно: "sans-serif". Далее указывалась ещё одна возможность файла "css" - посредством команды "BACKGROUND...", указывалось, что цвет заднего фона должен был представлен жёлтым цветом. Ну и, наконец, "FONT-WEIGHT:bold" указывало на то, что шрифт должен был являться толстым. Помимо "bold", Витя помнил ещё возможные варианты: "italic" - наклонный, и "underline" - подчёркнутый.

      Но тут Вите стало интересно, каким именно образом браузер узнаёт, где начинается область обозначенная в файле "css" как меню, с соответствующими параметрами...

      Он включил документ "html" и, внимательно его просмотрев, обнаружил, что в начале изученной им накануне таблицы указано следующее значение:

      <TD class=menu>

      И из этого Витя сделал вывод, что слово "class=..." и обозначение отсылку к описанному в файле "css" значению параметра "menu".

      Обрадованный этими открытиями, начал Витя смотреть дальше. И вот обнаружил, что там, где начинается информационный текст, стоит такое значение:

      <P class=big>

      Посмотрел в файле "css", и обнаружил, что к "big" относятся такие строки:

      .big {

      FONT-SIZE: 28px; FONT-FAMILY: garamond; FONT-WEIGHT: italic}

      Из этого несложно было догадаться, что размер шрифта, закреплённый за этим "big" равнялся 28 точкам, название шрифта было "garamond", и выводился он курсивом.

      И именно такой была надпись, следующая в документе "html" за строкой  <P class=big>: Наша история.

      Что же касается самой буквы "P" то она обозначала новый абзац, и внимательнее поглядев на документ, Витя обнаружил, что были там ещё, например, значения этого "P".

      <P align=left> - в таком случае, текст выравнивался по левой стороне экрана, <P align=center> - текст выравнивался по центру, <P align=right> - по правой стороне и <P align=justify> - ширина строк за счёт увеличения или уменьшения пробелов между словами выравнивалась по одинаковому значению. И именно это последнее значение "justify" больше всего понравилось Вите, потому что именно таким образом выравнивался текст и в книгах...

 

 

 

XXXII

 

      Обрадованный всеми этими открытиями, Витя обернулся к Олегу, и произнёс громко:

- Ну как же всё-таки это интересно - делать сайт!

      А Олег, который сделал ещё больше открытий в изучаемой им рукописи, поднял голову, и посмотрел на Витю растерянным взглядом. Он переспросил:

- Что ты сказал?

- Я говорю, что делание сайта, это просто восхитительное, ни с чем несравнимое занятие.

А Олег ответил:

- Главное что, благодаря всем этим "сайтовым" приключениям, мы нашли эту уникальную рукопись. Это единственный сохранившийся экземпляр рукописи одного известнейшего средневекового алхимика и поэта. И то, что я вижу на этих страницах - это величественная поэма, итог всей его жизни. Поэма до сих пор неизвестная людям.

- Так что же ты собираешься с этой поэмой делать? - поинтересовался Витя.

- Дело в том, что у моего отца есть знакомый, дядя Юра, он работает в нашем краеведческом музее, и для него название этой книги и её автора - не простой звук. Вот сейчас я ему и позвоню...

Олег позвонил по телефону:

- Алло, дядя Юра, здравствуйте, дело в том, что к нам в руки попала рукопись...

      Тут во входную дверь раздался новый звонок. Витя бросился в коридор, и, выглянув через глазок на лестницу, обнаружил, что там стоит всё та же, слишком уже знакомая троица людей и неистовый бультерьер с ними.

- Ну что вам надо, в конце то концов? - раздражённо спросил через закрытую дверь Витя.

- Рукопись! - рявкнул басистый.

- Но ведь там нет ничего, кроме поэтических строк. И что-то не верится мне, что вы такие уж большие любители поэзии.

- Какая ещё поэзия?! Нужна нам твоя поэзия! - прогрохотал басистый.

А вкрадчивый добавил:

- Может, там и есть какие-то стишки, но большую часть рукописи должен занимать трактат о превращении свинца в золота. Тот, кто научится этому, станет богатейшим человеком на земле

- Нет там никакого трактата!

- Так я вам и поверил! - зашипел вкрадчивый. - Ведь я от своего дедули слышал - в книге той истинное золото; и говорил он так убедительно, что я не мог ему не поверить. Ведь как было то: когда во время войны с фашистами, через город нас проезжали и проходили волны беженцев, был среди них один крупный учёный и вёс он с собой эту рукопись. Но именно в нашем городе что-то очень тяжело он захворал и,  остался в больнице. Рукопись всё время находилась при нём. Но вот фашисты подошли к самому городу, вскоре должна была начаться оккупация. Учёный чувствовал, что умирает, но он не мог позволить, чтобы столь ценный труд достался врагам, и поручил одной из медсестёр спрятать эту рукопись. Она выполнила указание учёного, и вскоре он умер. Но для медсестры это дело с рукописью было лишь незначительным эпизодом...

      В это время дверь соседней с Витиной квартиры раскрылась, и оттуда вышла его соседка, которая, судя по сумкам, которые она тащила с собой, собиралась в магазин.

      Она неодобрительно посмотрела на стоящую возле Витиной квартиры троицу и проворчала:

- Наверное опять какое-нибудь барахло продать хотят. И ходят тут и ходят...

Соседка направилась к лифту, и вскоре уехала, а вкрадчивый продолжал:

- Дело в том, что та медсестра вскоре стала партизанкой, и часто выполняя задания штаба, прятала оружие, или устраивала хранилища продуктов. А после войны в город вернулся мой дедуля, - тот самый, который впоследствии построил голубятня. До этого он воевал с фашистами... В общем, он был дружен с той медсестрой-партизанкой, и как то она рассказала ему про книгу. Очень заинтересованный, он попросил её вспомнить, где же была закопана книга, но, сколько та девушка не старалась, так и не смогла вспомнить. По-крайней мере, на карте она обозначила все те многочисленные места, где когда-то устраивались партизанские склады, и добавила, что в одном из этих мест скорее всего и книга зарыта. Помнится, дед мой сначала сам кое-какие раскопки производил, но потом раны военные дали о себе знать, стал он малоподвижным; в общем, из-за всяких глупых проволочек эта бесценная книга о превращении свинца в золота стала доступной только сейчас. Отдайте нам её по-хорошему, и мы не поскупимся: дадим вам столько золота, что вы до самой смерти сможете жить богачами; ну а если по-хорошему не отдадите, так мы возьмём по плохому...

      Тут басистый сжал свой кулачище и ударил им по двери с такой силой, что она содрогнулась. Он прорычал:

- Мне уж не терпится! Кулаки чешутся! Сейчас же отдавайте рукопись или мы вышибем дверь!!

Тут Вите стало не на шутку страшно, и он отозвался:

- Дайте нам несколько минут на размышления.

- Даём вам пять минут, - ответила толстая женщина.

- Давайте лучше десять, - предложил Витя.

- Пять минут и не секундой больше, - произнёс вкрадчивый.

Ну а басистый взревел:

- А потом мы вышибаем дверь...

      Витя бросился к себе в комнату, и обнаружил, что Олег сидит на прежнем месте и спокойно перелистывает рукопись.

- Слышал? - спросил Витя.

- Да, слышал, - ответил Олег.

- Ну и что же?!

- Я позвонил дяде Юре, и убедил, что всё касающееся этой рукописи - правда. Также я объяснил ему, где ты живешь. Он очень заинтересован, и уже едет сюда, причём не один, а с группой специалистов.

- Надеюсь, что это крепкие мужики.

- А в чём дело-то?

- А ты будто не понимаешь!

- Да, в общем, понимаю. Ты всё из-за этой троицы волнуешься. Ну и зря волнуешься.

- Да как же не волноваться, когда они намериваются дверь в нашей квартире высадить?

- Вот увидишь, всё будет хорошо.

- Мне бы твою уверенность... Э-эх, побыстрее бы эти твои специалисты ехали!

 

 

 

XXXIII

 

      Олег продолжал листать рукопись; причём страницы он перелистывал с чрезвычайной аккуратностью; и даже, кажется, дышать на них боялся, чтобы ненароком не повредить...

      Ну а Витя напряжённо глядел на секундную стрелку, которая неумолимо описывала круги в его настенных часах. Он то сжимал, то разжимал кулаки, а глаза его сверкали, он говорил:

- И как ты можешь так спокойно сидеть?

- А что мне делать? - ответил, не отрываясь от рукописи, Олег.

- Но ведь они скоро в квартиру ворвутся!

- Ну и что же мне теперь: прыгать что ли?

- Ты знаешь, Олег, я им так просто не сдамся. Устроим им последний бой. А?..

- Витя, успокойся, я же тебе говорю: всё будет хорошо.

- Да ну тебя! - воскликнул Витя, и выскочил в коридор.

      Он вновь прильнул к глазку, и увидел, что вся троица отошла к противоположной стороне лестничной площадке. Там, на фоне окна, они о чём то посовещались.

      И вот выстроились клином: впереди басистый мужичина, и чуть позади него, и по бокам: толстая женщина и вкрадчивый.

      И вот они бросились к Витиной двери.

- О-ой! - простонал мальчишка, и уже хотел отскочить в дальнюю часть своего коридора, когда лифт остановилась на лестничной площадке, и распахнулась его дверь.

      Дело в том, что лифт в Витином доме был старой конструкции, и его двери открывались посредством нажатия на ручку, как и двери в квартирах. И вот эта дверь резко раскрылась прямо перед лбом басистого, раздался звук: "Бам-с!".

      Из лифта вышли и направились к Витиной квартире несколько мужчин, среди которого мальчишка узнал и работника краеведческого музея дядю Юру.

      Вышедший последним из лифта, закрыл дверь, и увидел груду из трёх тел, которая лежала на полу, и дёргалась, но не могла подняться. И этот мужчина спросил:

- У вас всё нормально?

И вкрадчивый простонал:

- Всё нормальное...

      И как бы в подтверждение его слов, на эту груду забежал, озорно виляя хвостом, и яростно скалясь бультерьер Буль.

      Между тем, дядя Юра позвонил в дверь.

      Витя тут же открыл и, улыбаясь, воскликнул:

- Ну, наконец-то!

- А где Олег? - спросил дядя Юра.

- Я здесь, - ответил Олег.

Он вышел в коридор, и протянул книгу дяде Юре. Он говорил:

- Это сокровище должно принадлежать всем людям. Возьмите его поскорее и отнесите в надёжное место.

      Витя и Олег тоже решили ехать в музей и присутствовать при экспертизе на подлинность книги. Когда вышли на лестничную площадку, навстречу им поднялся басистый.

      Теперь он казался совсем не страшным, а даже жалким. На лбу его появилась большая шишка, и он едва не плакал. Также едва сдерживали слёзы толстая женщина, ну а вкрадчивый и впрямь разрыдался.

      Он увидел рукопись, потянулся к ней дрожащими руками и простонал:

- Ну дайте хотя бы разок взглянуть на Рецепт!

Но Олег предупредил дядю Юру:

- Ни в коем случае не давайте Это ему в руки!

      Дядя Юра пожал плечами, и начал перелистывать страницы, на которых была запечатлена гениальная поэма средневекового алхимика.

- Но где же Рецепт приготовления золота из свинца? - простонал, когда была перевёрнута последняя страница, вкрадчивый.

- Здесь только поэма, которая дороже любого золота, а того Рецепта, о котором вы говорите нет, и никогда не было...

      Теперь вся троица казалась настолько жалкой и расстроенной, что хотелось им только посочувствовать. И Витя проговорил:

- Вот я тоже думал, что там окажутся золото и брильянты, но был разочарован. Впрочем, это разочарование уже прошло, так как в жизни очень много интересного.

Басистый сказал:

- У-у-у!

- Что-что? - переспросил Витя.

- Уа-уа-уа!! - зарыдал басистый, и, вытирая слёзы, побежал вниз по лестнице.

      Остальные, в том числе и бультерьер, бросились за ним. Но, судя по звукам, они грохнулись где-то между этажами.

 

 

 

XXXIV

 

      Только к вечеру друзья вернулись домой к Вите. Оба были очень рады, и оживлённо общались - вспоминали всякие подробности недавней проверки рукописи.

      Да - было установлено, что это именно та, столь сильно заинтересовавшая учёных рукопись. И настроение их передалось и Вите - теперь и он прекрасно понимал, что они нашли сокровище.

      Конечно, им ещё предстояло давать интервью для местных, и более крупных газет, а там, кто знает, может, и для телевидения; но теперь друзья вновь думали о своём сайте; так как день уже практически закончился, а они для него практически ничего не сделали.

      И вот Витя разъяснил Олегу то, что он понял, относительно файлов с разрешением ".css". Олег оказался прилежным учеником и быстро всё понял.

      А теперь им предстояло разместить сделанные ими  и отсканированные фотографии парка в фотогалерее...

      Открыли для редактирования документ gallery.htm, и в нём, пользуясь тем, чему уже научились, а также тем, что было ими найдено на иных сайтах, начали программировать.

      Для того, чтобы самим не запутаться, они переписывали получившееся на лист бумаги, и делали пометки:

     

 

      <TABLE cols=3 cellPadding=10> - словом TABLE начинается таблица. Cols=3 указывает на то, что в строке будет 3 ячейки, cellPadding - указывает на количество свободных точек между ячейками.

 

      <TR> - начинается первая строка.

 

            <TD> - начинается первая ячейка

 

      <A href="photo1.jpg" target=_blank> - даётся ссылка. При нажатии на последующую иконку откроется фотография "photo1.jpg", причём "target=_blank" указывает на то, что она должна открываться в новом окне.

 

      <IMG alt="Вход в Родниковый парк" src="photo1min.jpg" width=129 height=200 border=0 align=top> - Параметры иконки. Если навести на неё стрелку, всплывёт надпись "Вход в Родниковый парк". Название "photo1min.jpg". Ширина - 129 пикселей, и высота - 200 пикселей. Обводка "border" отсутствует. Расположение "align=top" - над последующим пояснительным текстом

 

      <BR> - сокращение от Break, переход на строку вниз - аналог нажатия клавиши "Enter" в текстовом редакторе.

 

      </A> - закрывается ссылка.

 

      <FONT face="Times New Roman">Вход в Родниковый парк</FONT> Задаётся название шрифта, и пояснительный шрифт под иконкой.

 

      </TD> - закачивается ячейка.

 

       <TD>  - начинается следующая ячейка

 

      <A href="photo2.jpg" target=_blank><IMG alt="Заброшенная голубятня" src="photo2min.jpg" width=124 height=200 - даётся ссылка. При нажатии на последующую иконку откроется фотография "photo2.jpg", причём "target=_blank" указывает на то, что она должна открываться в новом окне...

...

...

      И так далее. После описания трёх ячеек, они закрыли первую строку из трёх иконок, написав </TR> и открыли следующую строку - <TR>.

      И эту новую строку они заполнили ячейками в которых менялись только названия фотографий и подписи под ними.

      Конечно, они не переписывали всё это каждый раз заново, а сначала, посредством нажатия клавиш  "Ctrl" и "Insert", копировали нужные им фрагменты в буфер, а затем - вставляли в нужное им место html-документа.

      Наконец работа была закончена, и ребята запустили её в браузере. Появилось несколько аккуратных, заполненных иконками рядов. При нажатии на них, открывались новые с большими фотографиями отменного качества.

- Просто здорово! Сайт уже практически готов - искренне радовался Витя.

Но Олег проговорил сдержанно:

- Действительно, программирование фотогалереи нашего парка близится к завершению. И именно поэтому надо проверить её в других браузерах.

- Ты о чём это?

- А ведь мы с этого и начали наши "сайтовые" занятия. Помнишь, у меня дома об этом разговор зашёл: работоспособность сайта нужно проверять в разных браузерах, в том числе - Netscape, Opera, Mozzila...

- Ладно, давай проверим.

- Так у тебя ни один из этих браузеров на компьютере не установлен...

      Некоторое время Витя потратил на поиски альтернативного браузера. Для этого он просматривал обширную коллекцию своих дисков; и, наконец, на диске прилагавшемуся к его модему, нашёл программу "Netscape", установил её в папку "Program Files" своего компьютера, а потом запустил вместе с галереей их сайтов.

      И вот разочарование! Их, такая аккуратная в Internet Explorer галерея, в Netscape съела куда-то в сторону, и вообще - выглядела крайне непрезентабельно.

      И Витя воскликнул:

- Ну и дурацкая же эта программа Netscape! Да ну её! Давай пользоваться только Explorer...

Но Олег, конечно же, возразил:

- Дурацкие вовсе не программы, а мы. Во всяком случае, проглядели какую-то ошибку. Давай-ка повнимательнее посмотрим нашу галерею...

      Вот они углубились в просмотр "html"-кода, и вскоре обнаружили, что пропустили одну очень важную вещь. А именно, после завершения последней строки, забыли закрыть таблицу.

      Витя быстренько отстучал на клавиатуре </TABLE> и перезагрузил браузер Netscape. В результате, внешний вид таблицы стал точно таким же, как и в Explorer.

      Тогда Витя вымолвил:

- В общем, теперь понятно. Этот Netscape просто более привередливый, нежели Explorer.

- Однако, некоторые, правда немногочисленные, люди предпочитают именно Netscape, а значит у него есть какие-то свои преимущества перед Explorer. Так что мы должны думать и о них тоже, и проверять наш сайт на всех доступных браузер.

- Ладно. А теперь то, вроде, всё готово, да?

- Хм-м. Ну, кажется, на этой странице действительно готово. Хотя... как насчёт того, чтобы оставить ещё и адрес нашей электронной почты, - предложил Олег.

- Что, просто написать названия наших почтовых ящиков.

- Нет. Не так просто. Надо сделать так, чтобы они работали, как ссылки, и при нажатии на них открывалась почтовая программа "Outlook Express"

- Ну и как же ты это сделаешь?

- А вот мы сейчас в другом "html" файле посмотрим. Там точно должна быть такая вставка...

      Они открыли одну из скаченных из "Internet" html-страниц, и, немного покопавшись, нашли в ней такие строки:

      <P align=center>Этот сайт создал<B>

<A href="mailto:dm_nazgul@yahoo.com">   Nazgul</A></B>

      Первая строка посредством буквы "P" открывала новый абзац, и выравнивала его по центру. После начальной надписи "<B>" указывало на то, что последующий текст должен был выделяться жирным. А вот и ссылка "A href=...".

      И вот он - ответ на их вопрос!

      Оказывается, для того, чтобы направить ссылку в почтовую программу надо было ввести "mailto:", после чего уже указывался сам почтовый адрес: "dm_nazgul@yahoo.com". После закрытия тэга ">", была надпись "Nazgul" - и эта была кличка или, на компьютерном жаргоне "ник" создателя данного сайта, при нажатии на который и открывалась программа "Outlook Express", с уже введённым в почтовое поле адресом "dm_nazgul@yahoo.com" . Впрочем, вместо имени "Nazgul" можно было написать и сам почтовый адрес, чтобы он сразу всем был виден.

      Но ребята написали на своём сайте ребята написали:

      <P align=center>Этот сайт создали<B>

      <A href="mailto:vitia_troitsyn@mail.ru">   Витя Троицын</A></B> и

      <B><A href="mailto:oleg_bezuhoov@hotbox.ru"> Олег Безухов</A></B>.

      Запустили программу в Internet Explorer - вроде бы, всё заработало. Проверили и в "Netscape" - результат был таким же.

      И после этого Олег сказал:

- Ну что ж, первая версия нашей галереи, можно сказать готова.

- Что значит "первая версия"? - обратился к нему Витя.

- Это значит то, что в дальнейшем мы будем обновлять сайт: размещать на нём новые и новые фотографии. Ведь в нашем парке столько замечательных мест.

- А, ну это - конечно. Ведь сайт надо развивать. А что дальше то делать будем?

- А делать то у нас ещё очень-очень много. Теперь у нас есть меню, с разделами: "новости", "история", "галерея", "голубятня" и "гостевая", но только раздел "галерея" заполнен; теперь надо будет поставить материалы и во все остальные разделы. Например, что касается "истории", то здесь, как я уже говорил, надо будет отсканировать, которая имеется в моей домашней библиотеке. Там как раз весьма неплохо эта история расписывается...

- Ну а вот "Гостевая". Я до сих пор даже и не представляю, как создаётся код "Гостевой книги". Наверное, это что-то очень сложное.

- Действительно: создать самим свою собственную "Гостевую книгу" нам будет пока что не под силам, так как это задача для опытных программистов. Но, насколько мне известно, практически на всех сайтах есть гостевые книги, которые представляются различными серверами. Надо только зайти на такой сервер и зарегистрироваться.

- Ну так и давай сделаем это! - вскричал Витя.

      И вот они зашли в Интернет, и по указанной в первой попавшейся "Гостевой книге" ссылке зашли на сервер, предоставляющий такие бесплатные гостевые книги. Им стал "www.guestbook.ru".

      На этом сервере ребята зарегистрировались, и получили ссылку, которую им надо было вставить на своём сайте, чтобы при нажатии открывалась их собственная, но расположенная на сервере guestbook "Гостевая книга".

      Вот зашли они в "Гостевую книгу", и, подписавшись собственными именами, оставили в ней первое сообщение.

      И сработало! Сообщение прописалось в "Гостевую книгу".

- Ура! Ура!! - прокричал Витя, и тут же спросил. - Ну а что же дальше?

- А дальше: я возвращаюсь домой, сканирую текст исторической книги, и завтра мы его обрабатываем: выявляем ошибки, которые возможно возникнут при сканировании, и вставляем в раздел "История". Потом, подобным образом прорабатываем и все остальные разделы. Но основы программирования в "html" я думаю, нам уже понятны; и, зная их, мы можем импровизировать, экспериментировать; благо что сейчас каникулы, и времени у нас предостаточно.

 

 

 

ЭПИЛОГ.

 

      Но времени у Вити и Олега было совсем немного. В связи с находкой уникальной рукописной поэмы, у них брали интервью, причём не только для газет, но и для телевидения. И ребята ничего не скрывали, а подробно рассказывали о своих приключениях.

      Что касается хорошо известной читателям троицы, то они предпочли не высовываться; а печалились где-то, из-за того, что так и не попал к ним рецепт приготовления золота из свинца.

      А Олег перевёл самую важную часть содержащейся на сайте информации на английский язык, чтобы она была понятна и Испанскому художнику, и вообще - всем англоязычным иностранцам, которые вздумали бы посетить их сайт.

      Наконец, Витя и Олег получили и денежное вознаграждение, часть которого они потратили на реставрацию голубятни (процесс этой реставрации они активно освещали в разделе "Голубятня" на их сайте. Ещё часть денег они потратили на то, чтобы перевести свой сайт на платный домен (то есть, чтобы их сайт назывался "rodnikoviypark.ru", а не "rodnikoviypark.narod.ru" или "rodnikoviypark.yandex.ru"); ну а последние деньги они отдали за подарки своим родным, которые пережили столько огорчений в первые дни создания сайта.

      А ещё через неделю пришло письмо из Испании, от испанского художника - отца девочки Анны, который писал, что их сайт произвёл на него огромнейшее впечатление, и что Витя и Олег выиграли поездку в Испанию на две недели; сам же он едет в их город, где поселится в гостинице, и будет ходить в парк, чтобы создать новую серию своих замечательных живописных полотен.

      Думаю, излишне описывать радость Олега и Вити...

      В тот же день они начали собираться в Испанию, но здесь, впрочем, начинается уже другая история.


КОНЕЦ.
16.06.04