Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Сердечные Люди"

    Удивительной бы для многих показалась бы его жизнь...
    Ну, прежде всего, возникает вопрос: как его звали? А ведь никто его никак не звал, потому что ни с кем он не общался. Но всё же внутри его постоянно текли размышления, а поэтому, с некоторой натяжкой можно сказать, что он всё-таки общался с самим собой.
    И, после некоторых раздумий, он сам себя стал называть Сердечным Юношей. И дело было в том, что жизнь его проходила возле огромного, раза в два больше самого Сердечного Юноши сердца.
    Это сердце стояло на постаменте посреди просторной залы с чуть влажными, и гладкими стенами и сияло мягким алым светом.
   Сердце пульсировало, а Сердечный Юноша любил сидеть на лавочке, смотреть на него, и размышлять.
    А ещё в зале имелась поставленная на рельсы тележка. Время от времени (примерно раз в сутки), раздавалась мелодичная музыка, и Сердечный Юноша делал то, что было в него вложено от рождения. Он осторожно брал сердце, и перекладывал его в тележку. Несмотря на свои размеры, сердце было совсем лёгким, и эту работу никак нельзя было назвать тяжёлым физическим трудом. Сердечный Юноша даже получал от этого удовольствие: ведь большое сердце было таким мягким, таким тёплым...
    Ну, а затем он толкал тележку - катил её по коридору, в окончании которого всегда открывалась дверь. И через эту дверь выезжал Сердечный Юноша в невообразимо громадный, неизведанный мир.
   Рельсы удлинялись, и он катил тележку с сердцем навстречу громадной женской груди. В этой женской груди тоже раскрывалась дверца, и тоже выдвигались из неё рельсы, проходили рядом с теми рельсами, по которым катил тележку Сердечный Юноша.
   И по той, параллельной линии катила тележку с таким же массивным, как и у него, сердцем, девушка, которую Сердечный Юноша назвал просто Сердечной Девушкой. И однажды, когда они находились друг напротив друга, он окрикнул её:
   - Эй, Сердечная Девушка, как ты поживаешь?!
   А она так этого окрика испугалась, что отдёрнулась, и едва не полетела вниз. А, если бы такое случилось, то она непременно бы разбилась, потому что под ними была настоящая пропасть.
   Так им и не удалось поговорить...
   Далее Сердечный Юноша закатывал тележку за раскрытую в женской груди дверь, и устанавливал его на пустующий постамент, в центре больше залы. После этого ему приходилось зажимать уши, потому что следовали сладострастные стенания, настолько громкие, что и с зажатыми ушами, он едва не глох.
   Экстаз продолжался в среднем по часу, после чего вновь звучала мелодичная музыка, и Сердечный Юноша снимал сердце с постамента. Он укладывал сердце в тележку, и катил её к выходу, и дальше - обратно, по направлению к мужской груди.
   И по пути, каждый раз вновь встречался с Сердечной Девушкой, которая с каждый раз смотрела на него с возрастающим доверием, но так и не решалась с ним заговорить.
   Шло время - один день сменялся следующим, который как две капли был похож на своего предшественника. И, чем больше проходило времени, тем сильнее томился Сердечный Юноша. Он жаждал узнать тайну своего существования, и вырваться из своего заключения в тот огромный, неизведанный мир, который его окружал.
   И вот однажды, когда он в очередной раз перекатывал сердце из мужской груди в женскую, случилось нечто выходящее за рамки его обыденного существования. Он только окликнул Сердечную Девушку, а она ответила ему робким кивком, когда поблизости пролетел самолётик, с живыми человеческими глазами, и с ярко накрашенными губками молодой прелестницы. Эти губки задвигались, и пропели сладеньким голоском:
   - Если хочешь узнать больше: в мужской груди - пятнадцатая выемка слева от входа, нажми в неё сорок четыре раза, и скажи: "Лестницу!". А завтра я вернусь, и ты скажешь: хочешь ли улететь со мной.
   И с этими словами живой самолётик женского полу улетел.
   
   * * *
   
    Надо ли говорить, что после этого откровения Сердечный Юноша только и думал, как бы поскорее вернуться в мужскую грудь?
    Наконец, он дождался. Вернулся. Конечно, он знал, что в стенах залы есть маленькие выемки. Теперь он старательно отсчитал пятнадцатую слева от входа, и сорок четыре раза нажал на неё. Затем он воскликнул:
   - Лестницу!
   В потолке бесшумно распахнулся люк, и стремительно скользнула вниз изящная, пластиковая лестница. Сердечный Юноша подошёл к ней, взялся за неё руками, поставил на нижнюю ступень ноги, и только собрался карабкаться вверх, как услужливый голос спросил:
   - Поднимать?
   - Поднимай, - пробормотал Сердечный Юноша.
   И лестница стремительно понесла его вверх. Он буквально проскользнул по длинному туннелю с гладкими влажными стенами, и вдруг оказался в зале, в которой никогда прежде не был.
   В центре этой залы возвышался громадный, устрашающего вида механизм, в котором органика причудливо сочеталась с электроникой. Механизм гудел и булькал, а иногда вздрагивал своими органическими, студенистыми частями.
   Сердечный Юноша пробормотал:
   - Вот я и прибыл. Хотел бы знать, что дальше делать.
   И тут же из самого центра механизма выбежал жук, с сердитой, усатой мордашкой. Кстати, ростом этот жук был как раз по пояс Сердечному Юноше. Жук не разъединялся полностью с основным механизмом - из его зада вытягивался толстый дребезжащий электричеством провод.
   Сердечный Юноша испугался сердитого жука, и попятился, так что, если бы жук не подхватил его одной из своих сильных металлический лап, то Юноша упал бы в тот туннель, по которому только что поднялся, и непременно разбился бы.
   Жук сказал ворчливо:
   - Осторожно.
   - Отпустите меня, пожалуйста, - сдавленным голосом попросил Юноша.
   Жук поставил его у края вертикального туннеля, и отпустил. Затем уставился на него своими выпученными глазищами, в глубинах которых стремительно перемигивались циферки. Наконец, Жук спросил:
   - Ну, что угодно?
   Юноша прокашлялся, и произнёс:
   - Прежде всего, я хотел бы узнать: где я сейчас нахожусь?
   - Ну, предположим, в черепной коробке, - проворчал жук.
   - А что за механизм передо мной? - задал вопрос Юноша.
   - Ну, предположим, мозг, - проговорил жук.
   - А чья это черепная коробка, и чей это мозг?
   - Ну, предположим, Человека-А.
   - А, что такое Человек-А?
   - Ну, предположим, раньше был обычный человек, а потом развивался, развивался и стал Человеком-А. И всё у этого Человека-А ни как у обычного человека. Всё переделано. И даже не сексом он занимается, а сердексом.
   - Чего? Что за сердекс?
   - А ты будто не знаешь.
   - Нет, не знаю, - признался Сердечный Юноша.
   - А-а, ну, конечно, с вас сердексниксов и спрос не велик, вы ж тупенькими сделаны, - пренебрежительно протянул жук. - Вам то и надо только сердце от мужской груди к женской перевозить и обратно.
   - Ну-ну, ты не очень зазнавайся! - прикрикнул на жука Сердечный Юноша. - Лучше по человечески объясни: что за сердекс такой.
   - Ну, а ты будто ещё не понял? Сердце из мужской груди переставляется в женскую грудь, а из женской груди - наоборот, в мужскую. При этом партнёры испытывают наслаждение примерно в тринадцать с половиной раз большее, чем при обычном половом акте, который, кстати, уже давно вышел из моды и не практикуется.
   - Во как! - воскликнул Сердечный Юноша, но тут же нахмурился, и проговорил, - Но я всё равно не понимаю, зачем мы нужны? Неужели нельзя было спроектировать специальные механизмы, для перевозки сердец?
   - Так вы, сердексниксы, и есть такие механизмы. Только конструкторам показалось, что вы более изящные, нежели обычные краны. Вы почти как люди, только глуповатые, и ограниченные возложенными на вас функциями.
   - Но я вовсе не ограниченный! - возмутился Сердечный Юноша. - Меня наоборот гнетёт это однообразное существование. Я жажду познать тот огромный мир, который меня окружает.
   - Ну, всякое бывает. Все мы разные, - задумчиво проговорил жук, а затем быстро спросил прежним, ворчливым голосом. - Ещё что- нибудь надо? Учти у меня много работы - надо следить за нормальным функционированием мозга.
   - Ладно, тогда только один вопрос: если я вырвусь отсюда, то, что меня ждёт в большом мире?
   - Да откуда же я знаю? - искренне изумился жук.
   - Значит, ничего про это не знаешь?
   - Нет. Мне многое известно про старый мир, а про этот новый мне известно только то, что он также отличается от старого, как Человек-А от обычного человека.
   - Ну, до свидания, - проговорил Сердечный Юноша.
   - Прощай, - ворчливо отозвался жук, однако послышалась в его голосе глубокая грусть.
   Тогда Сердечный Юноша ухватился за край лестницы, который немного выступал над горизонтальным туннелем, и лестница отнесла его в ту залу, где пульсировало сердце.
   И Сердечный Юноша едва дождался того момента, когда зазвучала мелодичная музыка. Тогда он, так же как и тысячи раз до этого, положил сердце в тележку, и покатил её к выходу. Но он знал, что через несколько минут его жизнь резко и бесповоротно изменится.
   Вот раскрылась дверь, и повёз он тележку к женской груди. Как и ожидал, вскоре появился живой самолётик, и спросил томным женским голоском:
   - Ну, ты согласен улететь со мной?
   - Да, - ответил Сердечный Юноша. - Только подожди ещё минутку.
   - Это опасно. Меня могут заметить, - капризно произнёс самолётик.
   - Но всё же стоит рискнуть, - произнёс Сердечный Юноша.
   И вот он поравнялся с Сердечной Девушкой, которая везла навстречу ему женское сердце.
   - Эй, привет, - окликнул он её.
   Она повернула к нему своё милое личико, и робко улыбнулась. Прошептала:
   - Здравствуй.
   - Лети сюда! - крикнул самолётику Сердечный Юноша, и тут же перепрыгнул на рельсы к девушке.
   Та пронзительно завизжала, а юноша осторожно дотронулся до её мягких, душистых волос, и произнёс:
   - Не бойся. Мы просто улетим отсюда, и начнём новую жизнь.
   Но Сердечная Девушка так испугалась, что лишилась чувств, и, если бы Юноша не подхватил её, то упала бы в пропасть, которая зияла под ними. А живой самолётик уже кружил рядом, и приговаривал:
   - Ну, скорее же. А иначе нам могут помешать.
   И Сердечный Юноша, прижимая к груди почти невесомую девушку, перепрыгнул на живую, нежную плоть самолётика, и сказал:
   - Летим скорее.
   И самолётик полетел. Никто даже не попытался их остановить. Юноша прижимал к себе бесчувственную девушку, целовал её в лоб, и приговаривал:
   - И какой будет эта новая жизнь? Хотел бы я знать...

КОНЕЦ.
06.10.03