Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Месть Леса"


    Вообще-то Безбыззыко был очень подленьким человечком. Ему просто очень нравилось иным людям подлости делать. Пакостил он в основном по-маленькому - так, чтобы его не наказали, но чтобы всё-таки удовольствие получить.
    И частенько, сидя у телевизора, и обнимая свою тощую супругу, думал Безбыззыко: "А вот хорошо, всё-таки, всяких людишек топтать, как я топчу. Ведь никто меня не накажет, потому что нет в мире справедливости. Вон у меня и жена, и телевизор - всё у меня хорошо..."
    Безбыззыко книг не читал и не любил, потому что они казались ему воплощением скуки, но однажды, случайно услышал в радио-пьесе по Достоевскому (при этом, кстати, селёдку ел), что Раскольников, убивши старушку, уже не мог обрести гармонию с природой.
    И подумал Безбыззыко: "Вот я уже многим жизнь отравил, так что должен был бы почувствовать на природе страшные угнетения того, что называется совестью. Но ведь знаю, что ничего такого не будет. Потому что все эти размышления о морали - всё бред. И я докажу это. Сегодня же пойду в лес, и буду там ходить без всяких терзаний".
    Он пошёл в лес, и действительно не испытывал там никаких мучений, а выдумывал, какую бы ещё подлость подстроить окружающим его людям. Он придумал ни одну, а сразу несколько подлостей, и, когда осуществил их, то вернулся в лес, и спросил громко, к деревьям обращаясь:
   - Ну, и что же вы, истуканы здесь стоите, а?! Чего на меня глазеете?! Думаете, я рядом с вами какие-то мучения испытываю, а вот и нет! Мне тут у вас также хорошо, как и дома!
   Вскоре он нашёл родник, сделал в него по большому, и спросил:
   - Ну, что же ты, лес, меня не наказываешь, а?! Ну, порази меня страшными мученьями! А-а, как же мне хорошо сейчас, а значит, действительно, ничего нет...
   И сделав плохо ещё нескольким людям, он опять-таки вернулся в лес. На этот раз он сошёл с дорожки, и долго блуждал в зарослях, пока, наконец, не вышел на какую-то полянку. И на окраине этой поляны стояло старое, погнутое дерево, верхушка которого переломилась, но не упала окончательно, а, поскрипывая, качалась из стороны в сторону. Весила эта, грозящая упасть, верхушка, по меньшей мере, полтонны.
   Безбыззыко подошёл к дереву, встал под скрипящей громадой, и начал колотить ногой по стволу, вскрикивая:
   - Ну, давай, раздави меня! Что же ты?!
   И он начал хихикать, и подпрыгивать. Потом он уселся под стволом, глядя перед собой округлившимися глазами, и бормоча:
   - Ну, давай - сбрось эту штуковину на меня... Давай... сбрось... давай...
   "Штуковина" продолжала покачиваться и не падала.
   - Вот то-то же, - сказал Безбыззыко, и пошёл обратно в город.
   Безбыззыко чувствовал себя очень хорошо. Ему ничего не надо было, и он твёрдо знал, что никто никогда ему мстить не станет.

КОНЕЦ.
09.10.03