<<Назад
   
"Арсон и чёрные пауки"


   
   
    Глава 1
   
    Так приятно, когда нет других дел, кроме как глядеть в небо, да неспешно насвистывать, придумывая новые мелодии...
    Вот этим и занимался юный Арсон. В небе висели семь крупных миров, и ещё около трёх сотен едва различимых для глаз. Однако, Арсон предполагал, что миров гораздо больше...
    Медленно плыли белые, кучевые облака - близкие и далёкие. Самые далёкие из них представлялись не больше, чем крапинками. А одно из облаков как раз приближалось к миру Арсона - Бааку. Уже наплывали его белые, полупрозрачные стяги.
    Тревожно заблеяли козы. Арсон слегка приподнял голову и оглядел вверенное ему стадо. Пятнадцать коз пощипывали траву, две с глупым, испуганным видом глядели на Арсона.
    - Чего вы разволновались? - спросил юноша. - Облака никогда не видели? Или спутали его с грозовой тучей, а?
    Козы ничего не могли ответить, кроме своего глупого блеяния. Арсон попытался успокоить их:
    - Всё будет хорошо. Облако проплывёт, а вскоре после этого мы вернёмся в деревню.
    ...Когда белый туман наплывшего облака стал совсем плотным, Арсон прикрыл глаза и задумался. Он вспоминал свой последний сон: будто у него, как у птицы, выросли крылья и он смог полететь к ближайшему миру. Дальнейшего он целый день не мог вспомнить, но вот теперь, когда обвивал его прохладный туман, всё же припомнил, что встретился там с некими существами, которые сообщали ему нечто очень важное...
    И вновь испуганно вскрикнула коза.
    - Да тише вы, - не раскрывая глаз, пробормотал Арсон.
    И опять закричали козы - на этот раз уже в несколько голосов.
    Арсон приподнялся, и открыл глаза. Ему показалось, что в тумане промелькнула некая тень.
    Впрочем, юноша тут же отогнал тревожную мысль. Уж слишком крупной показалась тень - таких существ просто не было на их Бааку. Вот старики рассказывали, что много-много поколений назад обитали здесь хищные звери, так их давно истребили. А ещё детей пугали тем, что, якобы, на тёмной стороне Бааку живёт страшное чудище. Арсон не очень то верил в эти россказни. Знал, в чём их цель: запугать детей, чтобы они не ходили тёмную сторону
   Он сам несколько раз заглядывал на тёмную сторону, но ему там не понравилось - слишком сумрачно и безрадостно; ни растений, ни птиц - только камни, а если идти ещё дальше, в сгущающийся сумрак, то уже и вправду начинает казаться, что рядом притаилось некое чудище.
    Арсон откинулся на спину, прикрыл глаза, и попытался расслабиться, вспомнить сон. Нет - это уже не удавалось, ему всё время казалось, что рядом находится кто-то и наблюдает за ним, и это отнюдь не глупая коза.
    Ветер подул сильнее, и облако улетело. Произошло это неожиданно. Ещё более неожиданным было то, что увидел Арсон.
    Из оврага, неподалёку от которого он разместился, высовывалась длинная чешуйчатая шея светло- лазурного цвета, а венчала эту шею голова чудища. Судя по размерам головы, оно одним махом могло проглотить юношу. Но тело скрывал овраг. Выпуклые, сияющие раскалённым малахитом глаза выражали отнюдь не звериный ум и поэтому поражённый Арсон пробормотал:
    - Здравствуй.
    Ответ - мягкий, интеллигентный голос умудрённого жизнью старца прозвучал прямо в его голове:
    "Здравствуй, Арсон".
    Голос успокаивал, и Арсон спросил уже значительно более ровным голосом:
    - Кто ты, и откуда знаешь, как меня зовут?
    "Я дракон. Я без труда могу читать, то, что лежит на поверхности твоего сознания. Оттуда и имя твоё узнал"
    - Дракон... - повторил юноша.
    И вновь голос в его голове:
    "Ты ведь слышал о драконах, правда?"
    - Слышал. У нас сказки о них рассказывают. То есть - я не очень то в это верил...
    "Но мы и в самом деле существуем"
    - Это хорошо. А, кстати, мы можем общаться обычным способом? Очень уж непривычно слышать голос в голове...
    И дракон ответил. Голос его оказался таким мощным, раскатистым, громоподобным, что вздрогнули ветви деревьев, а сам Арсон повалился на землю:
    - Хорошо!!
    Арсон приподнялся, потёр уши, и взмолился:
    - А можно потише?
    - Извини, - ответил дракон уже значительно тише, но всё равно его голос звучал гораздо сильнее, чем какие-либо иные, прежде слышанные Арсоном голоса.
    - Я не за себя волнуюсь, - произнёс Арсон. - До нашей деревушки отсюда всего километр. Они услышать могут. Услышат... испугаются... Потом расспрашивать начнут...
    Воспоминание о родной деревушке натолкнуло Арсона на мысль о козах, он оглянулся, нигде их не увидел, и спросил:
    - А где же козы?.. Они, наверное, когда вас почуяли, разбежались.
    - Козы?.. Это белые такие, пушистые?
    - Ну да...
    - Так я их скушал. Но ты не расстраивайся!
    - Скушал?! - вскричал Арсон в ужасе.
    - Да... ты уж извини. Я же не знал, что они твои. Просто я летел издалёка, устал, проголодался. А тут - так много зверьков в одном месте.
    Арсон схватился за голову, и застонал.
    - Чувствую - очень я тебя расстроил, - извиняющимся тоном произнёс дракон. - Если бы у меня были с собой сокровища, чтобы заплатить...
    - О чём ты говоришь! - Арсон едва сдерживал слёзы. - Ведь это были не мои, а наши, деревенские козы. Ну да - у меня такая должность - пастух. До сего дня всё было спокойно, но вот появился ты, и...
    Арсон махнул рукой.
    - Чувствую, ничего хорошего тебя за это не ждёт, - вздохнул дракон.
    - Перестань копаться в моей голове, - потребовал Арсон.
    - Хорош, больше не буду.
    - А я тебе объясню, - говорил Арсон. - Я здесь, на этом мире, Бааку - вообще почти чужой. Нашли меня в лесу. Я тогда был младенцем, несмышлёнышем. Кто мои родители - никто не знает. Добрые люди меня приютили, пригрели. Я вырос в деревне, у меня появились друзья... Но всё же я никогда не был здесь полностью родным; всегда была грань, разделяющая меня и этих людей. Я - подкидыш; и отношение ко мне всегда было таким - как к чужаку. Я старался заслужить к себе хорошее отношение: выполнял любую тяжёлую работу, всегда вёл себя хорошо, и всё же - если был какой-то ничтожный случай, чтобы придраться ко мне, то придирались... Уу-уфф... - Арсон глубоко вздохнул и опустил голову.
    Дракон произнёс:
    - Ты боишься, что из-за пропажи всех коз они тебе не простят?
    - Они бы мне и пропажи одной козы не простили, не то что всех.
    - Ничего хорошего там тебя не ждёт.
    - Это мягко сказано! - воскликнул Арсон. - Они меня изгонят на тёмную сторону Бааку. А если я расскажу про тебя, то... в общем, в любом случае, ничего хорошего мне не светит.
    - Тогда полетели со мной.
    - Что?! - опешил юноша. - Ты предлагаешь мне лететь в небо, к другим мирам?
    - Да. Ведь именно этого ты желаешь.
    - Желаю?! Да я мечтал об этом всю жизнь!! - закричал Арсон. - А когда мы полетим?
    Дракон поднял голову к небу, некоторое время изучал его, затем произнёс:
    - Прямо сейчас... Подойди к краю оврага.
    Арсон подошёл, и увидел внизу огромное, светло-лазурное тело и могучие крылья, которые пока что были сложены.
    Юноша вцепился в корень, начал сползать вниз, но не удержался, и повалился прямо на спину дракона. Спросил:
    - Не ушиб я тебя?
    Дракон ответил:
    - Ты такой лёгкий, что я тебя вовсе не чувствую. Ну, держись покрепче!
   
   
   
   
   
     Глава 2<BR>   
    Дракон приподнялся на лапах, расправил крылья, сильно взмахнул ими и стремительно рванулся вверх.
    Арсон не ожидал, что полёт будет таким стремительным. Порыв встречного воздуха едва не сорвал его. Он даже издал крик:
    - О-о- о!
    Тут же прозвучал успокаивающий и чуть насмешливый голос дракона:
   - Держись крепче и всё будет в порядке.
    Арсон вцепился пальцами в зазубрину между частями чешуи. Потом глянул вниз, и снова воскликнул:
    - А-ах-ах!
    Теперь в его голосе было больше радости. Прежде самая большая высота, на которую он забирался - это вершина дуба в их лесу; теперь и этот дуб казался совсем маленьким, и всё уменьшался. Поток встречного воздуха трепал волосы Арсона, но юноша уже приноровился к этому и даже улыбался. Вот он спросил у дракона:
    - Куда мы летим?
    - Подальше от чёрных пауков.
    - Пауков? У нас на Бааку были пауки, но они совсем безобидные.
    - К сожалению, те пауки, о которых я говорю, отнюдь небезобидные.
    - И даже для такого великана, как вы?
    - Даже для такого великана, как я, - в голосе дракона слышалась и печаль и тревога.
    Арсон говорил:
    - Но у нас на Бааку таких опасных пауков ещё не видели. Они, наверное, где-то далеко. Так что вы не волнуйтесь.
    - Не волноваться я не могу, потому что знаю такое, чего пока что не знаешь ты... Но пока что наслаждайся полётом. Я чувствую ту радость, которую испытываешь ты..."
    И Арсон наслаждался. Он видел, то о чём прежде только мечтал. И это было даже прекраснее, чем в его мечтах. Ведь это было реальностью, а не хрупким сном.
    Дракон пролетал возле миров, каждый из которых был не больше Бааку. То есть - двадцати, тридцати километров в диаметре. У каждого мира имелась и тёмная и светлая стороны, и если тёмные стороны были по большей части похожи, то светлые стороны всегда чем-нибудь да отличались. Везде на свету была жизнь - кое-где виднелись деревеньки, а местами даже и города. Там синели крупные озёра, а некоторые миры почти полностью покрывали пустыни, но и на таких "песочных" мирах обязательно имелись оазисы.
    Арсон приговаривал с восхищением:
    - Вот бы побывать на каждом из них... о каждом узнать, а то я засиделся на Бааку.
    - А сколько тебе лет? - осведомился дракон и тут же добавил. - Я бы мог узнать это и сам, но ведь обещал больше не залезать в твою голову.
    - Восемнадцать с половиной, - ответил Арсон.
    - И что же - на ваш Бааку никогда не залетали гости с иных миров: ну торговцы там или путешественники?
    - Не знаю... Хотя сохранилась легенда, что когда-то, очень давно, поколений сорок или пятьдесят назад спустился с неба деревянный корабль. Вроде бы, вышли из того корабля чудища и похитили кое-кого из моих соплеменников.
    Дракон произнёс:
    - Вот если кто-нибудь из деревни видел меня, то появятся новые легенды. Пропали и козы и пастух. Съело их чудище крылатое...
    Арсон ответил:
    - А ведь наверняка кто-нибудь видел. Ты уж слишком большой. И как я тебя сразу не заметил? Хотя, наверное, ты внутри того облака был.
    - Да. Там я скрывался от чёрных пауков. До этого они гнались за мною, и я, вроде бы, ускользнул от них, но полной уверенности у меня не было.
    - Всё же расскажите подробнее об этих пауках. Откуда они взялись и чего хотят?
    - Пока не буду рассказывать. Ты смотри по сторонам, любуйся... Потом, когда спустимся на какой-нибудь мир, дойдёт время и до печальных рассказов.
   
   * * *
   
    Арсон зевнул и понял, что счастливейший за всю его короткую жизнь день остался позади. Теперь ему уже хотелось спать. За последние часы он увидел не менее сотни миров - это только те, вблизи от которых пролетал дракон, а уж сколько было отдалённых, детали которых едва можно было разглядеть - этого Арсон не мог сосчитать.
   - Спускаемся? - предложил дракон.
   - Ага...
   - Хорошо. Вот как раз мир подходящий.
   Надо сказать, что дракон начал говорить с привычной для Арсона силой - не слишком громко, не слишком тихо. А интонация осталась прежней: будто это был умудрённый жизнью, спокойный старец...
   Дракон опустился на теневую сторону мира: между светлой и тёмной половинами, мягко прилёг, сложив крылья.
    Арсон слез с него, огляделся. Почва была каменистой, в основном без возвышенностей, но кое где всё же дыбились источающие тусклый, сиреневатый свет глыбы. И, если смотреть издали, то дракон сам весьма походил на такую глыбу.
    Арсон вдохнул полной грудью свежий, с примесью незнакомых ароматов воздух, и произнёс:
    - Покушать бы...
    - Да. Ты прав. И мне бы покушать не помешало, - отозвался дракон.
    - Но как же мои козы? Ведь ты их...
    - Да. Я их съел, но это было сегодня днём. Прошло уже достаточно много времени. Подумай: сколько сил я вложил в полёт. Да ведь ты и сам видишь: какой я огромный. Так что твоего стада для меня маловато. Ну ты жди. Скоро я вернусь...
    И дракон, взмахнув крыльями, взмыл в небо, устремился на светлую сторону мира. При этом такой порыв ветра, что Арсон повалился на зад...
    Когда дракон улетел, Арсон присел на плоский камень, и некоторое время вслушивался в звуки этого незнакомого мира. Думал над тем: видел ли он этот мир с Бааку, хотя бы в виде точки, вспоминал и иные миры, возле которых сегодня пролетали; вспоминал, конечно, и Бааку на котором провёл всю свою жизнь. Ведь там о нём, наверное, уже волновались, тосковали; а кое-кто уже и слёзы лил. Но как он мог объяснить им, что сегодня у него единственный шанс вырваться и стать тем, кем он хотел стать - путешественником. Даже и не в съеденных драконом козах дело. Пусть бы его и наказали за их исчезновение, пусть бы даже изгнали на тёмную сторону Бааку. Ведь он, со временем смог бы доказать, что он достоин жить среди них, совершил бы много полезных для деревни дел, и его бы простили - через год или через два.
   Но самое главное заключалось в том, что он сам не хотел этого, ему уже давно стало тесно на Бааку...
    А что такое дракон говорил о чёрных пауках? Что это за твари такие, что даже ему, такому могучему, приходится спасаться от них? Когда дракон вернётся, надо расспросить поподробнее...
    Прежде Арсона окружала почти полная тишина. Ну, разве что, ветерок шелестел пылью, но тут сзади раздался некий трескучий звук. Юноша вздрогнул и резко обернулся. Заметил, что как перекатился с место на место и тут же остановился камешек. Значит, его кто-то подтолкнул. А вон, вроде, за одной возвышенностью и тень какая-то промелькнула.
    Тут же вспомнились и рассказы о том, что на тёмной стороне Бааку обитает некое чудище. Конечно, теми рассказами только пугали детей, но ведь это не Бааку, а другой мир, и на нём есть тёмная сторона, до которой совсем недалеко...
    Несмотря на усталость, Арсон испугался гораздо сильнее, чем при первой встречи с драконом. Ведь он не видел того, кто скрывался от него. А неизвестность всегда тяжелее определённости. Дрогнувшим голосом Арсон спросил:
    - Э-эй, кто здесь. Выходи, не бойся...
    Вообще, ему вовсе не хотелось, чтобы кто- либо выходил, выпрыгивал или выползал. Хотелось, чтобы поскорее вернулся могучий дракон и защитил его от напасти. Он даже надеялся, что зловещий шорох больше не повторится. Но шорох повторился, и снова из той, источающей слабое сиреневое свечение возвышенности.
    Арсон выбрал острый камень, и поднялся. Сжимая в руках это нехитрое оружие, он жалел о том, что мало тренировал своё тело и вряд ли сможет противостоять сколько-нибудь серьёзному противнику. Когда в очередной раз повторился шорох, Арсон понял, что дальнейшее ожидание будет невыносимым. И вот он начал обходить возвышенность. Держался на значительном расстоянии...
    Когда увидел, что там, в сумраке, действительно кто-то шевелится, то отшатнулся назад и, споткнувшись об камень, едва не упал. Но то, неизвестное существо, не кинулось на него, а тоже, как показалось Арсону, отдёрнулось, попыталось спрятаться.
    Юноша понял, что нападать на него пока что не собираются, и страх почти оставил его. Теперь только оставалось выяснить: кто же там прячется...
   По-прежнему сжимая в руках острый камень, Арсон двинулся вперёд. Передвигался он мелкими шажками, так как понимал, что даже и слабый, но загнанный в угол зверь будет защищаться.
   И, наконец, он увидел мохнатое существо, состоящее как бы из двух шаров: одним шаром было туловище, другим - голова, что же касается лап, то они скорее угадывались. Зато сильно выступали, слегка покачиваясь на стебельках три тускло-сиреневых глаза. Эти глаза Арсон не заметил сразу только потому, что они были схожи по цвету с глыбой, возле которой пряталось существо.
   Арсону существо показалось совершенно безобидным, и теперь юноша уже смотрел на него как на добычу, поэтому и острый камень не выпускал. Про себя он думал: "Ну и проголодался же я! В желудке свербит. Ещё неизвестно, с чем вернётся дракон. Может, и ничего не принесёт. Так что - надо воспользоваться этим шансом".
   В деревне на Бааку, где Арсон провёл все восемнадцать лет своей жизни, в пищу шли либо плоды, либо звери. Всем, часто или не слишком часто, но приходилось освежёвывать звериные тушки. Приходилось заниматься этим и Арсону - и хотя это дело было неприятно ему, он всё же выполнял его, потому что других вариантов не было: и вегетарианцем он не являлся, и другие, бывало, требовали от него такой работы.
   Если бы зверёк выглядел более привычно: как заяц или как олень - Арсон сразу бы бросился на него. Другой вопрос: успел бы он его схватить. Но этот мохнатый кругляш с глазами на стебельках - кто знает, чего от него ждать. Вот Арсон и остановился в нерешительности. Не двигался и зверёк. Три его сиреневых глаза внимательно изучали Арсона.
   Эта сцена продолжалась не менее трёх минут. Затем зашумели крылья, и в нескольких метрах от Арсона опустился дракон - подбросил к ногам юноши вырванный куст с ярко-красными плодами. Почти не раскрывая рта, произнёс:
   - Я полакомился мясом, ну а тебе - вот эти плоды. Они покажутся тебе вкусными, ты легко заснёшь, а главное - не отравишься. Уж будь уверен - я умею выбирать пропитание.
   - Спасибо. Но здесь есть и мясо...
   - Мясо? Неужели ты говоришь это о нашей новой подруге?..
   - Чего? - изумился Арсон.
   - Ну вот это существо, на которое ты хотел наброситься и скушать: ведь в нём и разум и бессмертная душа. Я то это сразу почувствовал, так же как и тебя отличил от неразумных коз...
   - Ничего себе! - Арсон даже покраснел от смущения и стыда. - А я чуть было... но ведь оно... она и не говорит ничего, и не даёт понять, что оно... она разумна...
   - Она совсем не похожа на человека, хотя пол всё же имеет. Вот ты знаешь, откуда появляется прекрасная бабочка?
   - Ну да... из гусеницы.
   - Так вот - она тоже вроде как гусеница. Спряталась в этой мохнатой оболочке.
   - А потом, значит, будет кокон, а из кокона уже и бабочка? - предположил Арсон.
   - Да. Совершенно верно.
   - Что же: получится прекрасная девушка?
   - Нет... Ведь я же сказал, что это существо совсем не похоже на человека. Впрочем, если она этого захочет, то станет похожа на прекрасную, в твоём или в её понимании, девушку.
   - Она что - любые формы может принимать?
   - Ну, не совсем любые. Всё же в разумных пределах и размерах.
   - Да! Понимаю! Вряд ли она станет размером с целый мир... Как интересно! А мы возьмём её с собой?
   - Это всё в её воле. Она пока не может говорить, но многое понимает. Захочет, полетит...
   - Как же мы узнаем, если она говорить не умеет?
   - Ты, верно, забыл, что я умею читать мысли.
   - Ах, ну да! Ну и о чём она сейчас думает?
   - Мысли её не совсем похожи на человеческие мысли. Но, могу сказать, что она испытывает определённую симпатию и к тебе и ко мне, и не хотела бы с нами расставаться. Именно из-за симпатии она находилась поблизости от тебя...
   - А я её чуть было... - вздохнул Арсон.
   - Ладно, не вини себя, хотя в будущем постарайся не совершать опрометчивых поступков. Некоторые вещи легко сделать, но потом боль от ошибки будет терзать тебя всю жизнь.
   - А после жизни?
   - Этого я тебе не могу сказать.
   - Ладно. Давай сменим тему. Поговорим о еде... Вот ты уже наелся. А я... Хорошо, что ты принёс эти плоды. Не знаю, сколько я ещё не смогу думать о мясе без отвращения.
   - Это ты тоже зря. Впрочем, понимаю тебя. Ну, кушай, и нашу новую подругу не забудь угостить. Здесь, на теневой стороне, такие лакомства - большая редкость...
   
   
   
   
    Глава 3
   
    Арсон спал крепко, и сновидения его поначалу были приятными. Он чувствовал и видел себя драконом, летящим среди миров. На его спине сидела прекрасная девушка и что- то пела ему. Но потом появились чёрные пауки - огромные, с сотнями ножищ. Они тоже умели летать, и, как Арсон ни старался - не мог уничтожить их огнём, который выдыхал из глотки...
    Он проснулся и прямо перед собой увидел три тёмно-бирюзовых глаза мохнатого существа женского рода, которому, если верить словам дракона, предстояло переродиться в нечто новое...
    Арсон приподнялся, сорвал с лежавшей поблизости ветки несколько плодов, протянул существу женского рода:
    - Угощайся...
    Она съела один плод.
    Юноша произнёс:
    - Тебе нужно имя. Я назову тебя... э- э... сейчас... Тэей. Нравится тебе такое имя - Тэя?
    - Нравится.
    Это ответил дракон. Арсон посмотрел на него, а тот добавил:
    - Ведь я разбираюсь в её и в твоих чувствах...
    - Ах, ну да... Кстати, сколько я спал?
    - Восемь часов.
    - О, как хорошо! Обычно на Бааку я столько долго не спал. Чувствую себя отдохнувшим. А за это время чёрные пауки поблизости не появлялись?
    - Нет.
    - Расскажи мне о них, пожалуйста. Кто они и откуда появились?
    - Что ж. Рано или поздно ты должен узнать. Так слушай.
   
   * * *
   
    Начну не с чёрных пауков, а с нас, драконов... Да, - как ты догадываешься, Арсон, я не один такой.
    Нас, драконов, было много... Впрочем, конечно, не так много, как миров в Многомирье. Долго-долго живут драконы... Вам, людям, такая жизнь показалось бы вечной, но всё же и драконы умирают...
    У нас был свой город, состоящий из плотных, но всё же более мягких чем перина облаков; цветом те облака были такими же лазурными, как и наши тела. Они едва различались на фоне неба...
    Много можно рассказывать о нашей жизни, но сейчас не стану. Упомяну только, что мы следили за порядком в ближайших к нашему облачному городу мирах. Впрочем, мы никогда сильно не вмешивались в чью-либо жизнь... Мы совершали путешествия...
    Можно лететь и неделю и две и три, а кругом будут всё такие же миры... всё время разные, прекрасные миры. Многое нового находили мы в таких путешествия, но всякий раз возвращались в свой город, потому что там наша родина, и там хорошо...
    Но, если лететь в одну сторону - противоположную той, в которую я с тобой направляюсь сейчас, то там будет преграда. Она перегораживает всё, и что за ней - неизвестно. Облететь её невозможно, потому что - сколько ни лети вдоль неё, а конца не найдёшь... Мы, драконы, предполагаем, что эта преграда - исполинская скорлупа, внутри которой находится всё наше Многомирье. Нам особенно легко представить такую аналогию, ведь каждый из нас рождается из яйца...
    Эту скорлупу мы считали частью Многомирья, и не думали, что от неё может исходить какая-либо угроза. Но именно со стороны скорлупы и появились чёрные пауки.
    Никаких особых событий, никаких зловещих предзнаменований не было перед их появлением. Никто из нас, драконов, не ждал нападения, и поэтому мы были обречены.
    Чёрного паук такой же высокий, как самое высокое из виденных тобою деревьев, но совсем не такой прекрасный. Более того - он почти уродлив. Туловище его и лапы выкованы из железа, и такая в этих лапах сила, что одним движением он разворотит и дерево и камень. Хотя у паука нет крыльев - он стремительно летает. У такого паука есть и бурав, формой схожий с жалом комара, но только нескольких метров в длину. Этим буравом он может без труда пробить даже такую твёрдую чешую, как у меня.
    А теперь представь, что этих огромных, страшных созданий очень-очень много. Они могли бы полностью облепить и твой Бааку и все окружающие его миры; но и это ещё не всё - подлетали бы новые и новые пауки. Всё небо почернело бы от их железных, скрипучих тел... Да - я забыл тебе сказать, что при движении они издают отвратительный скрип...
    Паучья армада сразу разделила нас на небольшие группы. Пока кто- нибудь из нас уничтожал паука своим огнём, другие пауки подбирались к нему сзади, впивались в тело своим буравом...
    Мне очень тяжело об этом вспоминать. За какие-то полчаса наш древний город был полностью уничтожен... Я и ещё несколько выживших драконов вынуждены были спасаться - мы улетали. Пауки преследовали нас...
    Правда, пауков было не так уж много - две- три сотни; основная же масса - а их там миллионы, остались позади. Но мы не могли противостоять и этим двум-трём сотням. Мы летели день, два, три... мы выбились из сил, зато пауки не знают усталости. Один за другим погибали мои братья и, наконец, я остался один...
    Спасла меня грозовая туча. Я влетел в неё и пауки отстали меня...
    Я сразу понял, что пауки боятся молний. Они каким-то образом притягивают к себе молнии и молнии их уничтожают. Итак, я смог отдохнуть внутри грозовой тучи, но пауки ещё были на некотором отдалении; они ждали, когда я вылечу к ним.
    Возле грозовой тучи пролетало обычное облако и мне удалось переметнуться в него, оставшись незамеченным для пауков. Впрочем, тогда я ещё не был в этом уверен...
    Здесь, Арсон, ты можешь вспомнить, что я умею читать мысли разных существ. Да. Это так. А своих родичей- драконов я чувствовал на расстоянии в пятьсот километров. Сейчас с уверенностью могу сказать - поблизости их нет.
   А вот мысли чёрных пауков скрыты для меня. Вместо мыслей - скрип и скрежет. Да и то - когда они совсем рядом. Отдалённые хотя бы на сто метров они не доступны для меня...
   О дальнейшем ты можешь догадаться: я парил внутри облака, до тех пор, пока оно не обвило твой мир - Бааку, там мы и встретились.
   
   * * *
   
    - Очень интересная история, но ты не сказал главного: какова теперь твоя, а значит и моя цель: куда мы летим? - спросил Арсон у дракона.
    - Цель есть, но она не такая уж и конкретная. Скорее - это надежда. Дело в том, что некоторые мои сородичи, драконы, ещё задолго до нападения чёрных пауков, отправлялись в дальние путешествия. Иногда летел один дракон, иногда - сразу несколько. Они отсутствовали месяцами, годами, а, было так, что и вовсе не возвращались. Но те, которые возвращались после особо длинных путешествий, рассказывали, много интересного... Помимо прочего: есть миры не привычных тебе тридцати или сорока километров, а гораздо-гораздо более крупные. Быть может, в них сотни, а то и тысячи километров, но все они висят в великом океане лазурного воздуха...
    - Ничего себе! - присвистнул Арсон. - Хотел бы я увидеть такую громадину... Но что же нас ждёт там?
    - Судя по рассказам моих сородичей: очень- очень многое. И хорошее, и плохое. Помимо прочего, обитатели тех миров обладают некой, неизвестной нам силой. Возможно, именно эта сила и поможет уничтожить чёрных пауков... Многого я сам не знаю... Вместе нам предстоит это выяснить...
    - Странно, что твои сородичи не рассказывали об этом подробнее, - сказал Арсон.
    - Могу сказать, что обитатели одного из тех громадных миров высказали враждебность. Один из драконов даже был убит.
    - Так что же...
    - Но это из-за непонимания. Я верю, что те, кто обитают там, гораздо лучше чёрных пауков, и мы найдём с ними общий язык.
    В это мгновенье раздался мелодичный и, вместе с тем, тревожный звук. Обернувшись, Арсон увидел, что это Тэя, вытянув свои три глаза-стебелька смотрит на небо, и пытается их о чём-то предупредить.
    Посмотрел туда и Арсон и увлёкшийся рассказом дракон...
    Вообще-то Арсон уже приготовился увидеть чёрных пауков. И, несмотря на рассказ дракона, он не очень-то боялся этого. Ведь дракон казался таким громадным, таким несокрушимым. Если и появятся несколько пауков - он обязательно победит их... Так думал Арсон, которому даже хотелось посмотреть на этих загадочных противников...
    Прежде всего он увидел несколько ближних миров. Там, конечно, и некоторые детали: холмы, леса, и кем-то построенная крепость. Плыли неспешно облака - ближние и далёкие. На расстоянии примерно в восемьдесят километров можно было увидеть крупную грозовую тучу. Ни пауков, ни чего либо тревожного Арсон сначала не заметил.
    А потом из-за ближайшего мира выскочили несколько чёрных точек. Несколько точек поспешили к другим мирам, а остальные приближались к их временному пристанищу.
    Арсон ещё не мог их разглядеть, но всё же сразу понял, что это - именно пауки. Вот дракон, хоть и огромный, всё же не был чуждым Многомирью, в котором жил Арсон. А эти чёрные точки - они двигались слишком быстро, слишком ровно - не как живые организмы...
    Юноша воскликнул:
    - Вот они - наши враги!
    Дракон подтвердил:
    - Да - это чёрные пауки.
    Арсон спросил:
    - Как думаешь - они уже заметили нас?
    - Ведь ты помнишь: я совершенно не чувствую их. Настолько они чужды всем нам...
    Прошло ещё несколько минут, и дракон произнёс:
    - Полезай ко мне на спину, и не мешкай...
    Затем последовали несколько напевных звуков. Это дракон обращался к Тэе: сообщал ей тоже, что и Арсону.
    Дракон сильнее сжался в землю, и как, показалось Арсону, даже стал пониже. Во всяком случае, вскарабкаться на него не составило большого труда. Не отставала от Арсона и Тэя.
    Дракон предупредил:
    - Ну, Арсон, держись крепче. Вчера мы быстро летали, а сегодня - гораздо быстрее полетим...
    - Я постараюсь.
    Арсон из всех сил вцепился в чешую дракона, приник к нему, затем - посмотрел на Тэю. У неё не было ни длинных лап, ни клешней. Казалось, что это существо женского пола точно не удержится.
    - А как же Тэя? - спросил юноша.
    - За неё не беспокойся. Она держится крепче тебя, - ответил дракон.
    А потом дракон взмахнул крыльями и они взмыли над каменистой поверхностью. Ещё один мощный взмах, и скорость их значительно возросла, а поверхность - осталась далеко внизу.
    Дракон продолжал разгоняться. Ветер свистел в ушах Арсона, сильно трепал его волосы. Юноша по-прежнему не испытывал страха, ему было интересно и даже чуточку весело...
    Вот он обернулся, и обнаружил, что, по крайней мере, четыре паука изменили направление полёта, и летят за ними. Арсон даже усмехнулся - он верил, что чёрным паукам не угнаться за стремительным драконом...
    И вдруг с тёмной стороны мира, возле которого нёсся дракон выметнулись, устремились им наперерез ещё два паука. До них было не более трёхсот метров, и Арсон смог их разглядеть.
    Вот тут всякое веселье оставило его, а стало по-настоящему страшно. Каждый из пауков даже превышал дракона в размерах, но в них не было ничего живого - это был металл, наделённый способностью двигаться. С дюжинами ничего не выражающих красных глаз; с острыми и хваткими, явно наделённой огромной силищей лапами. И лап этих было гораздо больше, нежели у обычных пауков. Арсон даже не мог сосчитать, сколько их...
    Громом прозвучал приказ дракона:
    - Держись крепче!
    И Арсон вцепился в его чешую ещё крепче...
    Дракон вновь взмахнул крыльями, но в этот раз дёрнулся вбок и вниз - прямо на тёмную сторону мира. Стремительно приближались тёмные, острые скалы.
    Арсону казалось, что через мгновенье они врежутся, разобьются. Глаза юноши расширились, он закричал от самого настоящего ужаса. Ещё один взмах крыльев, ещё один рывок в сторону...
    Они пронеслись буквально на расстоянии вытянутой руки от скалы. Через секунду Арсон услышал сзади металлический скрежет. И только обернувшись, понял, что один из пауков падал вслед за ними, и почти уже настиг дракона, однако - не успел увернутся у той скалы, врезался в неё.
    Скала раскололась на две половины, а одна из лап паука застряла в трещине, оторвалась. Сам же паук, помятый, брызгающий крупными зеленоватыми и алыми искрами, всё ещё летел, но уже не так, как прежде, а подёргиваясь из стороны в сторону.
   Теперь, вслед за расслабленным легкомысленным и неожиданным ужасом, Арсон испытал более здравое чувство: он понимал, что чёрные пауки очень опасные противники, но всё же и на них есть управа...
   - Если бы у меня было оружие! - крикнул Арсон хриплым голосом.
   - Крепче держись! - отозвался дракон.
    И вновь неожиданный, сильный рывок в сторону. Только через секунду Арсон понял, что это дракон увернулся от чёрного паука, который падал на него сверху.
   Железная масса промелькнула в нескольких метрах от крыла дракона, и тут же на Арсона обрушился поток жаркого, словно бы изгоревшего, лишённого жизни воздуха...
   Чёрный паук пытался остановиться. Из нижней части его тела била синеватая струя, он скрипел, дёргался. Всё же он не успел затормозить вовремя, и достаточно сильно врезался в каменную поверхность тёмной стороны мира.
   От удара несколько крупных глыб было раздавлено, металлическое брюхо паука погнулось, но всё же он ещё был цел. Он взвился, устремился следом за драконом.
   И ещё один, непонятно откуда взявшийся, но совершенно целый паук мчался к ним навстречу. Зрелище было устрашающим: паук расставил здоровенные лапищи, раскрылась и его железная пасть. Казалось, его многотонная масса раздавит всмятку и дракона, и Арсона и Тэю.
   Дракон не сворачивал. Расстояние между ним и этим пауком стремительно сокращалось. Вновь Арсона захлестнул ужас - столкновение казалось неизбежным. Из всех сил закричал юноша:
   - Сворачивай! Скорее!!
   - Держись!! - повелел дракон.
   В самое последнее мгновенье дракон выпустил из своей глотки поток плотного, раскалённого до бела огня, и в очередной раз метнулся в сторону. Струя попала прямо в паука, пробила его центральную часть, остальное же обратилось в плавящуюся, дымящуюся массу...
   Арсон и сам не знал, почему разжались его руки. Возможно, он просто вспотел он перенапряжения и соскользнул. Как бы там ни было, а он вдруг оказался болтающимся в воздухе, между мирами, а дракон унёсся вперёд.
   И вновь нахлынул страх. Юноша кричал:
   - Вернись! Я здесь!!..
   Он обернулся. Прежде всего увидел поражённого огнём паука. Он уже не был опасен: конвульсивно дёргались согнутые остатки железных лап, но его уже относило назад, к тёмной стороне мира. А оттуда неслись два помятых, но всё ещё стремительных паука.
    Арсон молил:
    - Дракон, вернись, помоги мне...
    Он глянул назад, и понял, что дракон, даже если сейчас же броситься к нему на выручку, уже не успеет вовремя.
    И вновь Арсон обернулся к паукам. Они уже совсем близко. Что же делать? Вопить от ужаса? Бессмысленно, конвульсивно дёргаться?.. Юноша сжал кулаки и крикнул с гневом:
    - Убирайтесь из моего Многомирья!
    Собственный голос показался ему и слабым, и беспомощным...
    Первый паук пронёсся рядом с ним, но не остановился. Его главной целью был дракон, а не мелкий Арсон.
    Надежда вновь появилась в сердце юноши...
    Второй чёрный паук всё же остановился метрах в пятидесяти от Арсона. Это был тот, у которого от столкновения со скалой отскочила одна из металлических лап. Из него по- прежнему брызгали искры; он заметно подёргивался, но всё же был ещё достаточно силён, чтобы разорвать Арсона на куски.
    Несколько дюжин красных, ничего не выражающих, лишённых жизни глаз уставились на юноши.
    И Арсон спросил:
    - Ну, чего уставился? Или ещё, до сих пор, не видел таких, как я?
    В металлическом теле со скрипом открылось оконце, и из него вылетела, стала обвиваться вокруг юноши жёсткая верёвка тёмно-серого цвета. Она тут же обвязала его руки, ноги и грудь, но, ещё мало этого - принялась сжиматься, да ещё с такой силой, что у Арсона затрещали рёбра, а изо рта вырвался мучительный стон:
    - Хватит... а-а-а...
    Похоже, что паук не собирался уничтожать Арсона, а хотел взять его в плен. В его груди открылась широкая дверь, из которой дыхнуло сыростью. Внутри ничего не было - кромешная, пугающая тьма царила там.
    Верёвка начала утягивать Арсона в это тьму. Он, прекрасно понимая, что сопротивляться бесполезно, всё же пытался высвободиться - дёргался, извивался...
    Вдруг красные глаза паука со скрипом выгнулись в другую сторону - лапы вытянулись, и вот он полетел. Привязанный к нему Арсон, также летел, раскачивался из стороны в сторону.
    И вот юноша увидел, что паук мчится на дракона, который также летел на него. Что касается другого паука, то он уже был уничтожен - обратился в раскалённый, слабо подёргивающийся сгусток расплавленного металла.
    - Только меня не сожги... - попросил Арсон слабым голосом, и тут же подумал: "Ну, конечно же, дракон не услышит меня, и я погибну в огне, вместе с этим проклятым пауком..."
    И тут в голове Арсона прозвучал спокойный, сильный голос дракона: "Не волнуйся... я понимаю тебя..."
    Ну, конечно же - ведь дракон мог читать мысли на расстоянии!
    Дракон извернулся и ударил когтем по верёвке, которая тянулась из паука к Арсону. Верёвка оказалась перерезанной, но и паук успел ударить по дракону своей железной лапой.
    Чешуя, которую не смогла бы пробить ни стрела ни копьё, оказалась разорванной, из раны выступила ярко-алая кровь. Оборванная верёвка с Арсоном остались в воздухе, а дракон отлетел на сотню метров, за ним в воздухе оставался кровавый след.
    Арсон мысленно вскрикнул:
    "Ты живой?!"
    И услышал такой же спокойный, как и прежде, голос:
    "Всё хорошо... Сейчас я приду к тебе на помощь..."
    Чёрный паук вновь подбирался к Арсону, собирался его сцапать, когда налетел дракон, ударил в паука огненным вихрем. Уже объятый пламенем, уже плавящийся паук двигался на Арсона.
    От страшного жара у юноши потемнело в глазах и он потерял сознание.
   
   
   
   
    Глава 4
   
    Когда Арсон открыл глаза то, прежде всего, увидел огромный, занимающий практически всю видимую часть неба, мир. Глаза Арсона сразу же заметили множество деталей на поверхности этого мира: и реки, и горы, и пустынные места, а также - моря...
    Хотя нет - Арсон не мог знать, что такое море. Ведь он жил на Бааку, диаметр которого равнялся всего лишь тридцати километров. Таких слов как "море", а уж тем более "океан", на Бааку не существовало.
    Мир, который теперь видел Арсон, был разделён тенью на две половины. Светлую и тёмную. Это то не удивительно: все миры, которые прежде видел Арсон, были разделены на тёмную и стороны. Тут другое было удивительно: из тёмной стороны мира выплывали новые детали, а с другой стороны - уходили за горизонта.
    Успокаивающий, сильный голос дракона, прозвучал в голове юноши:
    "Да - этот мир вращается, тогда как иные, виденные тобой прежде миры, недвижимо висят в пространстве. У него нет ни тёмной, ни светлой половины".
    Арсон пошевелился, осторожно приподнялся. Всё ожидал почувствовать вспышку боли в своём теле, но ничего такого пока не происходило. Увидел, что дракон лежит поблизости, свернувшись кольцом.
    И Арсон спросил:
    - Как себя чувствуешь? Ведь тебя чёрный паук ранил...
    И дракон ответил уже вслух:
    - Всё хорошо. Моя рана уже почти зажила...
    - Так сколько же времени прошло?
    - Пятнадцать дней.
    - Ничего себе! - присвистнул Арсон. - Это же надо: как долго я без сознания провалялся.
    - Не хотелось бы тебя пугать, но, если бы не целебная трава, которую мне удалось отыскать на одном из миров, то ты бы вообще никогда не очнулся. Раны и ожоги, которые ты получил тогда были очень серьёзными...
    Арсон взглянул на свои руки, но, вместо ожидаемых следов от ожогов, заметил только, что его кожа была более розовой, чем обычно, словно бы недавно появилась.
    На нём была некая светло-зелёная, с сиреневатая, очень лёгкая одежка.
    Дракон произнёс:
    - Что касается твоей прежней одежды, то она полностью выгорела. Это Тэя, пока ты был без сознания, связала для тебя обновку из тончайших волокон одного растения. Она же её на тебя и надела.
    Арсон не видел Тэи, но был уверен, что она рядом, поэтому сказал:
    - Спасибо, Тэя.
    Потом обратился к дракону:
    - Так, значит, мы уже достигли одного из тех огромных миров, о котором ты говорил?
    - Да.
    - Так почему же мы ещё не спустились на него?
    - Тот мирок, на котором мы сейчас находимся, кажется мне вполне безопасным. Что же касается большого мира, то я не могу понять сразу: чего нам от него ждать. И вот я созерцаю...
    - И долго созерцаешь?
    - Пятнадцать часов.
    - Ну и есть хоть какие-то результаты?
    - Увидел несколько крупных городов, а также - оставшиеся от древности руины. Современная же цивилизация на этом мире достигла определённых успехов: я видел их деревянные и железные корабли, которые иногда взлетали и отправлялись к другим мирам...
    - Так, может, пора уже спуститься к ним, а?
    - Скоро спустимся, - заверил дракон. - Есть ещё одна причина, по которой я задержался здесь. Это - Тэя.
    - Тэя!
    И Арсон начал оглядываться, ожидая увидеть мохнатое, забавное существо, с тремя глазами на стебельках.
    - Где же она?..
    Дракон произнёс:
    - Помнишь, я тебе говорил, что она - как бабочка. То есть сначала была гусеницей...
    - Ах, да! - возбуждённо воскликнул Арсон. - Что же: уже произошло её превращение?
    - Превращение началось, но ещё не закончилось. Сейчас она в коконе...
    - И где же кокон?
    - Да прямо позади тебя...
    Арсон уже успел посмотреть во все стороны, поэтому удивился, что сразу не заметил кокон. Ещё раз оглянулся, и опять не увидел ничего, что, в его представлении, могло бы быть коконом. Спросил:
    - Так где же?
    - Кокон - тёмно-сиреневого цвета, - подсказал дракон.
    И вот после этих слов Арсон увидел. Ведь сначала он принял это за огромное растение - представителя местной флоры. Дерево - не дерево, куст - не куст, но нечто огромное, ветвистое, запустившее корни в землю.
    Юноша подошёл к "этому" вплотную, и только теперь заметил, что из поверхности кокона выступают крошечные стебельки. Подняв же голову, он увидел, что в ветвях, среди лепестков, затаилось множество многоцветно-радужных глаз. И многие из этих глаз изучали его.
    Тогда Арсон помахал рукой и произнёс:
    - Привет, Тэя. Как у тебя дела...
    Услышал лёгкий шелест, словно бы это ветерок играл в листья, но на самом то деле никакого ветерка не было - листья слабо пошевелились, приветствуя её.
    Арсон молвил:
    - Ничего себе - вымахала. Не удивительно, что ты её не смог донести...
    - Дело не в размерах, - ответил дракон. - Просто она могла запустить корни в меня. И, заметь - не по злой прихоти, а потому, что это заложено в её природу. Тэя не может контролировать своё превращение...
    - А скоро она в бабочку... ну или ещё в кого превратиться? - поинтересовался Арсон.
    - Это я не могу определить, но, надеюсь, за сутки всё будет завершено...
    - Ладно, будем ждать, - сказал Арсон, хотя ждать ему совсем не хотелось.
    А вот есть хотелось - почти пустой желудок напоминал о себе. Дракон почувствовал это и молвил:
    - Еду я уже приготовил. Видишь треугольные листья? Подними их...
    Арсон поднял несколько крупных, толстых листьев и обнаружил под ними несколько видов фруктовых плодов, а также - большой кусок запечённого мяса. И вот он уже усиленно жевал, поглощая вперемешку и плоды и мясо, быстро, запивая из изогнутого под сосуд, плотного листа родниковой, прохладной водой.
    Дракон же говорил:
    - Животное, мясо которого ты ешь, внешне походило на козу. На этом мире я обнаружил несколько стад таких аппетитных тварей. Разумных же существ я здесь не нашёл...
    Продолжая улепётывать, Арсон поинтересовался:
    - И что же ты - огнём дыхнул, оно и поджарилось?
    - Если бы я так прямо дыхнул, то от мяса один уголёк остался бы. Нет... Сначала я разложил вокруг него ветки, потом осторожно и чуть в сторону дыхнул. Ветки загорелись, ну а мясо постепенно прожарилось. Вообще мои когти оказались слишком громоздкими и неповоротливыми для того, чтобы обращаться с таким хрупким существом, как ты. А если бы не Тэя, то я бы вообще не смог бы накормить тебя, пока ты был без сознания...
    Арсон закончил свою простую, но очень аппетитную и полезную трапезу. Несколько раз он прошёлся из стороны в сторону вдоль дракона, подпрыгнул, присел, и молвил:
    - Вот, как видишь - мне очень хорошо. Я полон сил. Я готов сражаться с чёрными пауками...
    Только сказав "чёрные пауки", Арсон содрогнулся. Воспоминание о пережитом было через чур тяжким. Дракон же ответил:
    - Как я уже говорил, тот огромный мир, который вращается перед нами, вмещает в себя слишком многое: и хорошее, и плохое. Пока что я ещё не решил, в какую именно часть его нам следует спускаться и у кого просить помощи...
    - По- крайней мере, мы должны их предупредить о появлении чёрных пауков. Ну а уж, что делать дальше - пусть они сами решают.
    - И всё же надо подождать, пока Тэя превратиться в "бабочку", - ответил дракон.
   
   * * *
   
    В ожидании прошло несколько часов. За это время, похожая на удивительное растение Тэя значительно выросла, но на вопросы Арсона дракон отвечал, что сейчас чувства Тэи закрыты от него, и он не может определить, когда произойдёт окончательное превращение.
    Арсону страстно хотелось действовать, и он уже совсем извёлся. Вдруг дракон встрепенулся, приподнял голову к небу, глядя в сторону огромного мира. Арсон подскочил к нему, спросил с надеждой:
    - Ну что - пора?
    Дракон ответил быстрым, но по-прежнему спокойным голосом:
    - Голоса и чувства всех обитателей этого мира представляются мне огромной рекой, которую я не могу объять. Но всё же отдельные чувства выбиваются, и я ухватился... этот обитатель мира может быть полезным для нас. У него есть и власть и дружелюбие, и в тоже время - желание отдать достойный отпор всяким захватчикам. Но я не могу передать свои собственные чувства на столь дальнее расстояние. А если он и услышит меня, то не поймёт...
    - Так полетели вместе, - предложил Арсон.
    - Нет. Возможно, это очень опасно. Полечу я один, а ты оставайся рядом с Тэей...
    И, не успел Арсон опомниться, как дракон взмахнул крыльями и взмыл в небо. Прошло несколько секунд, а дракон уже стал совсем небольшим пятнышком на фоне медленно вращающейся громады. Его постепенно затухающий голос прозвучал в голове Арсона: "Не волнуйся. Всё будет хорошо. Только не отходи от Тэи. Жди меня..."
   
   * * *
   
    Арсон сидел, прислонившись спиной к кокону-Тэе и, задрав голову вверх, смотрел и ждал. То, что он видел, было очень необычным...
    Вблизи от него - сотни радужных, нечеловеческих, и в тоже время умных, понимающих глаз - эти глаза глядели на него с веток. А выше, над ветками, висел этот огромный мир, на котором можно было заметить бессчётное множество деталей...
    Уже не раз Арсон мысленно обращался к дракону: "Где ты?! Отзовись! Всё у тебя в порядке?!", но никакого ответа пока что не приходило...
    Тогда Арсон начал думать: "Ну, молодец! Оставил меня здесь одного... или с этой Тэей, от которого пока что никакого толка, а сам улетел. Вот случится с тобой что-нибудь, а нам что делать? Уж лучше не расставаться... Отзовись же! Отзовись?!". И он старался тушить в себе всякие мысли, надеясь, что дракон хоть что-нибудь ответит ему...
    Тишина.
    И вот то, что Арсон принимал за одну из деталей огромного мира, стало приближаться. Вспомнились слова дракона о тех летающих аппаратах- металлических и деревянных, которые были замечены им, пока Арсон лежал без сознания.
    Арсон вышел из-под кокона-Тэи, и, задрав голову, начал следить за приближающимся аппаратом. Так и хотелось замахать руками, чтобы его заметили, рассказать им всё, опередить дракона; а потом хвастаться своим геройством и удачливостью...
    Аппарат, который Арсон так и не успел разглядеть, опустился за возвышенностью, примерно в километре от того места, где стоял юноша. Тогда Арсон обратился к Тэе:
    - В-общем, раз ты до сих пор не умеешь ходить, так дожидайся меня. Я разведаю, что так к чему, и обязательно вернусь...
    И показалось Арсону, что он услышал ответ: будто бы предупреждение, чтобы он оставался на месте, ждал. Юноша помотал головой, и проговорил с некоторым раздражением:
    - Ну, хватит лезть в мою голову... Что хочу, то и делаю...
    И решительно зашагал в сторону холмов.
   
   * * *
   
    Осталось позади узкое и тёмное ущелье, через которое Арсону пришлось едва ли не ползком продираться. Теперь он залёг за источающей слабое тепло оранжевой глыбой, и, слегка приподнявшись, осторожно выглядывал. Он видел окружённую каменистым взгорьем низину, в которую и опустился аппарат...
    Это была овальная конструкция, сбитая из изогнутых, покрытых лаковым, блестящим веществом досок. Высота - метров восемь, но значительно вытянутая; из нижней части выступали железные ножки, благодаря которому аппарат и стоял на месте. Также из деревянного брюха торчала лестница...
    Больше всего Арсон хотел увидеть, кто же прилетел... Наконец заметил какое-то движение на другой стороне низины. Долго вглядывался, и уже собирался окрикнуть, но... какого же было его разочарование, когда обнаружил, что это только усеянный иголками, похожий на большого ежа, зверь пробирается.
    Ждать дальше уже не было, и вот Арсон поднялся и направился к аппарату.
    Остановившись в нескольких шагах от этой деревянной, несомненно сложной конструкции, потому что услышал резкий, вроде бы щёлкающий звук. Тогда оглянулся, и окрикнул:
    - Э-эй, есть здесь кто-нибудь? Я самыми дружественными намерениями... Понимаете? Я друг...
    Подождал немного и, не услышав никакого ответа, двинулся вперёд. Вот он уже вплотную подошёл к выступающей из брюха аппарата лестнице, посмотрел вверх.
    Видна была часть коридора с деревянными, гладкими стенами, оттуда исходило весьма сильное желтоватое свечение. И вот Арсон начал карабкаться вверх...
    Оказался в коридоре, посмотрел в одну сторону - никого не увидел, в другую - тоже никого. И вновь окрикнул - ответа не было.
    Какой же удивительный коридор, сколько всяких деталей - вроде бы и не больших, а всё же складывающихся в картину иного, совершенно незнакомого Арсону мира...
    Юноша пошёл по коридору, и вскоре добрался до иллюминатора. За овальным стеклом увидел низину, с которой только что поднялся. Вновь показалось ему некое движение, но что это он не успел разглядеть, потому что низина вдруг наклонилась и поплыла вниз...
    Арсон буквально прилип лбом к иллюминатору... Теперь не оставалось сомнений: аппарат, в который он так опрометчиво забрался, полетел. Всего несколько секунд прошло, а они поднялись уже на высоту в сотню метров.
    И вновь Арсон закричал:
    - Подождите! Куда мы полетели то?! Я не могу улетать надолго, вы не понимаете...
    И опять не получил никакого ответа.
    Тогда он быстро пошёл по коридору, который постоянно заворачивал, потом споткнулся обо что-то...
    Нагнулся, и понял, что это - тот самый люк, через который он попал в аппарат. Только раньше люк был открытым, а теперь - его кто-то закрыл. Арсон схватил за ручку, потянул вверх. Ничего не получилось - люк не поддавалось. Впрочем, если бы даже Арсону удалось его открыть, то это вряд ли помогло бы юноше; ведь за прошедшею минуту аппарат отдалился от мира не меньше, чем на километр...
   
   
   
   
    Глава 5
   
    Арсон стоял на коленях перед иллюминатором (этот иллюминатор находился почти на уровне пола) и смотрел наружу...
    Теперь уже невозможно было определить, с какого именно мира унёс его деревянный аппарат. Ведь на видимой части неба Арсон мог заметить не менее дюжины примерно одинаковых, и уже значительно отдалившихся миров. Ну а самый громадный мир приближался. Теперь до его поверхности оставалось не менее пяти километров.
    Арсон видел побережье моря (хотя про себя он называл его просто "озером у которого не видно берегов"); там, на побережье, среди имеющих причудливые формы холмов заметил он город.
    Естественно, это был самый крупный из когда-либо виденных Арсоном городов. Прежде он вообще настоящих городов не видел. Только деревни, сёла, да ещё - издали, когда сидел на спине дракона - древние развалины... Впрочем, если бы он внимательнее пригляделся, то понял бы, что и в этом городе строения, хоть и сохранили ещё изящество - по большей части заброшенные, обветшавшие и даже разрушенные.
    Арсон мысленно обращался к дракону: "Ну, где ты сейчас?! Слышишь ли меня?!.. А вот я попал в деревянную штуковину, которая летит к большому миру. Мы приближаемся к городу. Надеюсь, здесь живут друзья. Надеюсь..."
    Он не успел додумать, потому что в это мгновенье деревянный аппарат резко дёрнулся вниз и в сторону. В результате Арсон отлетел от иллюминатора, покатился по коридору. Хотя не получил никакого ответа от дракона, послал ему новую порцию информации (это была потребность общаться и чувствовать дружеское участие): "Сейчас начались какие-то манёвры. Может, это такая подготовка к посадке?.. Но, надеюсь, всё будет хорошо..."
    Арсон поднялся на ноги и направился к иллюминатору. И тут - новый, гораздо более сильный, чем вначале рывок. Коридор накренился, и если бы Арсон не успел ухватиться за выступ, возле иллюминатора, то полетел бы вниз... А так он повис, ноги его болтались в воздухе...
   И вот новые, остававшиеся без ответа слова: "Здесь такая тряска... Может, кто-нибудь напал?! Ты чувствуешь - где я?! Лети сюда скорее! Лети!"
   Подтянувшись к иллюминатору и, глянув наружу, Арсон увидел нечто такое, отчего вскрикнул, и едва не разжал руки...
   Откуда-то - возможно, со стороны города, а, возможно, и из моря, поднялось нечто, напоминающее огромную тряпку. Но, однако, это была не просто какая-то безвольная материя, а живое существо, которое стремительно передвигалось, у которого имелись и глаза и когти. Выглядело оно так страшно, так непривычно, что Арсон и подумал: а не родственное ли оно чёрным паукам. Хотя тут бы мог и сообразить, что пауки были сделаны из железа, а у этого создания имели и кости и шкура.
   Оказывается, тот выступ, за который держался юноша, открывал иллюминатов. И вот, после очередного непроизвольного рывка, сработал механизм и иллюминатор распахнулся. Поток свежего морского воздуха ударил его в лицо, заставил зажмуриться.
   А когда открыл глаза, то с ужасом увидел, что страшное, расплывчатое существо, уже частично обхватило деревянный летательный аппарат и тащит его куда-то в сторону от города. Из всех своих сил, даже задрожав от напряжения, послал Арсон мысленный призыв к дракону: "Я в беде! На меня нападает чудовище! Спаси меня!". И с таким же напряжением начал вслушиваться в себя, ожидая ответного импульса от дракона. В ушах у него звенело, толи от ветра, толи от этого ожидания. И Арсону показалось, что он слышит ответ: "Я лечу к тебе на помощь..."
   Теперь летательный аппарат накренился в другую сторону, и ноги Арсона свесились из иллюминатора наружу. Выгнув голову, он увидел, что страшное существо облепило своим телом уже большую часть этого деревянного летающего овала, и теперь подбирается к самому Арсону. Терпеть это дальше было невозможно, и Арсон, разжав ладони, полетел вниз. Он кувыркался в воздухе и видел то приближающееся морское побережье, то иные миры...
   Конечно, он звал дракона: "Я падаю! Если ты сейчас же не прилетишь ко мне, то я разобьюсь!"
   Вроде бы что-то летело к нему. Юноша попытался остановить своё беспорядочное кувыркание и ему это удалось. Теперь он смог разглядеть, что к нему приближается вовсе не дракон, а страшное, похожее на материю существо.
   Хотя это было не именно то существо, которое обхватило деревянный летательный аппарат, а существо гораздо меньших размеров. Но от этого легче не становило. Вновь Арсон пожалел, что у него нет никакого оружия. Даже заржавевший меч - и тот принёс бы ему облегчение...
   Тварь приближалась, и вот уже оказалась рядом. Арсон бешено рванулся в сторону, но в результате только перекувырнулся. Ноги его оказались задранными вверх, и тварь обхватила его ступни.
   Арсон вскрикнул, выгнулся, и начал молотить кулаками по костистому, но в то же время гибкому телу существа. То, не обращая внимания на удары, ползло по юноше, словно ожившее одеяло. Вот добралось до плеч, резко перевернуло вверх.
   Содрогаясь от отвращения, Арсон кричал:
   - Выпустите меня!..
   И в то же время он надеялся, что всё-таки появится дракон. Но дракона всё не было.
   Разгорячённый Арсон пытался высвободиться и не понимал, что существо тормозит скорость его падения, словно парашют (впрочем, откуда Арсону было знать о парашюте?), а без этого торможения он разобьётся...
   Арсону удалось извернуться и лягнуть ногой существо. То неожиданно выпустило его. Короткое, меньше секунды падение, и Арсон упал в воду. Даже и с учётом торможения, он довольно-таки сильно ударился, и погрузился на несколько метров вниз. Увидел покрытое красивыми, яркими водорослями дно, а также - в отдалении, на большей глубине - руины, из которого выглядывала огромная, почти совершенно круглая рыба...
   Юноша энергично заработал руками и ногами, и вынырнул. К счастью, на родном Бааку он немало времени провёл, тренируясь в плавании по местному мелкому озерцу. Теперь эти навыки пригодились.
   Постоянно ожидая нападения то сверху, то снизу, он из всех сил грёб к берегу. Но вот и берег. Арсон выскочил на песчаный пляж, и, оставляя за собой мокрые следы, бросился к внушительным, опасно накренившимся развалинам некоего древнего сооружения. Эти развалины отливали, по большей части тёмно-бирюзовыми оттенками, но имелись также и более светлые, почти лазурные вкрапления. Остатки многометровых статуй нависали, словно бы собираясь рухнуть на Арсона, но он не обращал на них внимания. Главным было укрыться от врагов...
   И вот он забежал в тень. Там остановился. Несколько минут просто стоял, ждал, оглядывался. Потом осмотрел сшитую для неё Тэей одежду. Она совсем не измялась, и даже не заметно было, что промокла. Что же касается её лёгкости и удобства, то Арсон иногда забыл о её существовании, словно она являлась его второй кожей.
   Ждать дальше не было никаких сил, и поэтому Арсон вышел из тени и глянул в небо. Похожая на кусок тряпки тварь исчезла...
   Только и успел Арсон облегчённо вздохнуть, только обернулся и увидел что перед ним стоит очень высокий, облачённый во всё чёрное человек.
   Крупный капюшон покрывал голову незнакомца, но всё же глядевший снизу вверх Арсон мог видеть длинный, костистый нос, который торчал из-под этого капюшона, словно клюв хищной птицы.
   Арсон попытался скрыть изумление и произнёс:
   - Здравствуйте, я пришёл к вам с миром...
   Человек ничего не ответил, но его широкая ладонь легла на плечо юноши и оказалось такой тяжёлой, что Арсон невольно согнулся. Впрочем, упасть бы он не смог, потому как незнакомец сжал его, словно тисками.
   - А-а... - сморщился Арсон. - Можно полегче?
   Незнакомец безмолвствовал, а его хватка оставалась прежней. Арсон бормотал:
   - ...Чёрные пауки... Вы ничего не слышали о чёрных пауках? Так я расскажу вам...
   Незнакомец стремительно зашагал, огибая развалины. Арсона он при этом не выпускал, и юноше приходилось часто переставлять ногами, едва ли не бежать. Плечо уже изрядно болело...
   - Да у вас рука, словно камень. Вы меня так совсем раздавите. Не держите меня, я и сам пойду...
   Незнакомец, не останавливаясь и не оборачивая к Арсону головы, издал несколько резких, похожих на крики разгневанной птицы звуков. Арсон произнёс:
   - А-а, так вы, наверное, меня не понимаете. Ну да, это ещё дракон говорил, что на разных мирах - разные языки. Вот неудобство то какое. Но ведь есть ещё язык жестов, и я попытаюсь вам объяснить...
   В это время они обогнули развалины, и Арсон увидел ту часть пляжа, которая прежде была сокрыта от него. Там возвышался огромный, по большей части тёмный корабль. Арсону даже показалось, что корабль выкован из того же чёрного металла, что и пауки.
   У корабля не было парусов, но зато из его бортов в воду спускались массивные трубы, которые урчали, трещали, и испускали весьма крупные пузыри.
   Навстречу высокому чёрному человеку, который тащил Арсона, уже спешили звери, напоминающие увеличенных раза в два крупных собак. И вот Арсон оказался в окружении этих клыкастых существ, и печально подумал: "И что мне не сиделось на том спокойном мирке, рядом с Тэей? Дожидался бы дракона, а так... кто меня тут найдёт? Пропал я, пропал..."
   Минут пятнадцать они стремительно продвигались к кораблю. А когда Арсон оказался под его бортом и взглянул вверх, то содрогнулся - это был не корабль, а настоящая гора.
   Ещё несколько высоких, облачённых в чёрное людей подошли к ним. Арсон слышал их оживлённые, похожие на птичьи крики переговоры и ничего не понимал. Затем они встали на платформу, и она понесла их вверх, на палубу...
   
   * * *
   
    Через полчаса Арсон стоял в каюте, настолько крупной, что её вполне можно было назвать залой. Перед ним за необъятным столом сидел совершенно лысый человек с крупным, костистым носом. Его отвислые, серые щёки подрагивали при каждом произнесённом им слове.
    Между Арсоном и этим человеком, на столе лежал кристалл, источающий слабое зеленоватое свечение...
    Человек поинтересовался:
    - Итак, ты рассказал всё?
    Арсон кивнул, и тут же добавил:
    - А какой всё-таки чудесный кристалл. Он позволяет понимать друг друга без всяких переводчиков. Таких бы побольше...
    Человек накрыл кристалл непроницаемо чёрной крышкой и начал что-то каркать другому такому же человеку (только с капюшоном на голове). Тот человек стремительно начал записывать слова начальника...
    Арсону оставалось только стоять, переминаться с ноги, да ждать, как же решится его судьба.
    Наконец, человек без капюшона прекратил каркать, а тот, который записывал, встал и удалился - словно бы растворился в темноте.
    Арсон спросил:
    - Так что же насчёт чёрных пауков? Вы уничтожите их?
    Человек без капюшона открыл зелёный кристалл и потребовал, чтобы Арсон повторил свои слова - Арсон повторил.
    Человек произнёс:
    - Твой рассказ о чёрных пауках не рассматривается.
    - Но...
    - Ты связан с армией Пондикуса?
    - Что? С какой ещё армией? - изумился Арсон.
    - Так... похоже, ты с ними действительно незнаком. Внешне не похож...
    - Ничего не понимаю, - честно признался Арсон.
    - Ты - нелегальный перелётчик с иных миров, - утвердительно проговорил человек без капюшона.
    - Ну да, я и сразу сказал: с Бааку я прилетел. Вернее - дракон меня принёс.
    - Итак, дракон на нашем славном Эксилоне.
    - Эксилон - это так ваш мир называется?
    Человек молча кивнул. При этом внимательно разглядывал Арсона. Юноша спросил:
    - Так что же - вы хотя бы насчёт дракона верите?
    - Насчёт дракона верим.
    - Вы найдёте его?
    - Найдём.
    - Вы хотя бы ему поверите?
    - Что значит - поверим? - хмыкнул человек без капюшона. - Дракона - это опасные твари. Их надо уничтожать.
    - Но я же рассказывал.
    - Ты много чего рассказывал, и по большей части - лгал. Но я то умею отличать ложь от правды. Так что вскоре ты будешь отправлен на рудники.
    - Чего? На какие ещё рудники?..
    - На те рудники, владелец которых предложит за тебя большую сумму.
    - Вы что же - меня как вещь продавать собираетесь?
    Человек кивнул.
    - Но... - происходящее казалось Арсону настолько диким, что он просто не находил нужных слов.
    Человек продолжал:
    - Мы ж не просто так плаваем, мы собираем всякий хлам: беспризорников, скитальцев, беглых, старых роботов...
    - Каких ещё роботов?..
    - Тебе этого не понять, дикарь. Полученные от тебя сведения о драконе уже переданы, куда следует, за них мы получим десять золотых дукатов, ну а за тебя едва ли выиграем хотя бы сорок серебром...
    - Но это же несправедливо!
    Человеку без капюшона наскучил этот разговор, он накрыл кристалл и закаркал. Арсона схватили за плечо и потащили из каюты.
   
   
   
    Глава 6
   
    Арсона втолкнули в затенённое помещение, так что юноша не мог определить - насколько оно велико. Зато сморщился от неприятного, резкого запаха. Услышал унылые, непонятные голоса. Догадался, что здесь содержали невольников.
    Некий силуэт шагнул к нему, Арсон отдёрнулся, но его запястье уже было перехвачено чей то сильной, хваткой рукой. Хриплый голос зашипел на непонятном Арсону языке.
    Тогда юноша спросил:
    - Что вам от меня нужно?
    И тут же голос, заметно коверкая знакомые Арсону слова, произнёс:
    - Добро пожаловать...
    Арсон удивился:
    - Вы тоже с Бааку?
    - Не знаю я никакого Бааку. Просто в разных областях нашего Многомирья есть разные диалекты и твой язык знаком мне.
    - Очень приятно.
    - Не думаю, что тебе на самом деле очень приятно. Ты нелегальный перелётчик, да?
    - Нет. Я просто прилетел на драконе.
    - На драконе? - спросили разом несколько голосов.
    И вот поднесли светильник: это была просто грязная склянка, внутри которой сидели, а иногда переползали с места на место несколько крупных светляков.
    Арсон понял, что его окружают не только люди. Например, некто похожий на двухметрового краба, или стоявший на задних лапах двухголовый волк, или некто, настолько тонкий, что Арсон боялся случиться к нему прикоснуться, чтобы ненароком не сломать его...
    Тот, кто схватил Арсона за руку, был только похож на человека - слишком густые, и сантиметров на пять загнутые вверх веки, покачивающиеся, широченные уши, и пергаментно-жёлтый цвет кожи - вот, то, что в первую очередь было примечательно в нём...
    Не все из собравшихся понимали, что сказал Арсон, но после того как желтокожий перевёл его слова на несколько язык, внимание их к юноше значительно возросло. Они буквально потребовали, чтобы он рассказал о драконе...
    И Арсон начал рассказывать. Нашлось ещё несколько переводчиков, которые исправно и увлечённо исполняли свои обязанности.
    Наконец, рассказ юноши был закончен. Тогда Арсон спросил:
    - Ну что: кто-нибудь из вас раньше слышал о драконах или чёрных пауках?
    И, оказалось, что о драконах знали или хотя бы издали видели их пять присутствующих, а о чёрных пауках мог кое-что рассказать только тот желтокожий, который изначально схватил Арсона за руку. Вот что он поведал:
    - Сам я с мира Тангент. Не слыхал небось о таком?.. Ну и не удивительно, раз всю свою жизнь короткую на забытом всеми Бааку провёл... А наш Тангент хотя бы тем примечателен, что от него до скорлупы - каких то пятьсот метров.
    - Извините: до какой такой "скорлупы"? - поинтересовался Арсон.
    - Твой дракон упоминал о ней...
    - А-а, это исполинская скорлупа, которая окружает всё наше Многомирье. И повезло же вам - видеть такое!..
    - Ничего особенного, особенно если видишь это с самого рождения. Просто стена, которая простирается вверх, вниз, вправо и влево. Она - светло-серебристого цвета. И совсем не видно, что она где-то загибается... Местами на скорлупе есть трещины, есть и пятна самых разных цветов. И, знаешь ли, иногда там случаются поломки...
   - Как там могут быть поломки? - изумился Арсон
   - Представь - внутри скорлупы находится всякая техника.
    - Чего- чего?
    - Долго тебе это объяснять. Но скажу только, что эта техника время от времени портится. И вот во время таких поломок мы видели чёрных пауков. Они выползали наружу и чинили то, что испортилось. Наверное, поломки происходили и внутри скорлупы, и пауки там тоже занимались своей работой... С помощью больших птиц Ирисов мы путешествовали к соседним мирам.
    - Садились на этих птиц верхом? - спросил Арсон.
    - Нет. Привязывали к Ирисам корзины... Так вот: мои любознательные сородичи спускались и на скорлупу Многомирья, пытались проникнуть внутрь, но тут появлялись чёрные пауки и...
    - Убивали их? - предположил Арсон.
    - Нет. Они просто не пускали их дальше. Были настойчивы и непобедимы, но никакого вреда моих сородичам они не причиняли. Можно сказать, что чёрные пауки были стражами скорлупы. Но мы, зная о их существовании, не боялись их... Но твой рассказ... Я бы не поверил тебе...
    - Поверьте, я рассказал именно то, что было: я видел чёрных пауков своими глазами.
    Желтокожий произнёс:
    - Я бы не поверил тебе, если бы не мой жизненный опыт. Я могу распознать, где ложь, а где правда. Ты рассказал правду. И я напуган... Я покинул свой мир Танген два года назад. Я путешествовал на Ирисах, пока не попал сюда, на этот огромный, такой разный и иногда жестокий мир Эксилон... Кстати, меня зовут Дар-Таар-Таам- Гуун. Но можешь называть меня просто Даром.
    - Очень приятно, - молвил Арсон, и тут же сморщился от через чур сильного рукопожатия.
   
   * * *
   
    В тот тёмном помещении, в которое заключили Арсона, трудно было определить течение времени. Там было душно и темно. Но, по крайней мере, у Арсона появилось время побеседовать с Даром. И Дар оказался очень интересным собеседником. Он многое знал.
    Арсон спросил:
    - Как вы думаете, Эксилон сможет противостоять чёрным паукам?
    - Нет, - сразу ответил Дар. - Конечно, у них тут кое что есть: летать они с мира на мир умеют. Огнестрельное оружие у них весьма неплохое...
    - Какое, извините, оружие?
    - Ах, ну да. Я совсем забываю, что на своём Бааку ты совсем ничему не выучился. В общем, это гораздо более совершенное оружие, чем ваши примитивные стрелы. Может, они здесь смогут уничтожить двести или даже пятьсот пауков, но, судя по рассказам дракона - пауков много-много тысяч. Может, даже сотни тысяч... Надо лететь на Небулон.
    - Что ещё за Небулон?
    - Ну - это мир такой. Размерами даже превосходит Эксилон. Считается, что он - хранилище древних знаний. И, возможно, именно там удастся узнать, как справиться с чёрными пауками.
    - А кто там должен рассказать?
    - Этого я не знаю. Я сам на Небулоне не был. Просто - это единственная наша надежда...
    - Хорошо. Мне бы только вырваться из заточенья!
    - Ну помечтай-помечтай. Так тебя и выпустили. Ты им ещё скажи, что на Небулон решил отправиться. Вот смеху то будет!
    Но голос Дара был мрачным.
    Арсон вздохнул, помолчал немного, затем спросил:
    - Ну а далеко до этого Небулона?
    - Да отсюда примерно три миллиарда километров, - спокойно ответил Дар.
    - А миллиард, это сколько? - также спокойно спросил Арсон.
    - Тысяча миллионов.
    - А миллион, это сколько?
    - Тысяча тысяч.
    Такое число как тысяча, было знакомо на Бааку. Арсон воскликнул:
    - Но это невероятно! Разве же могут быть такие огромные расстояния?
    - И что же, все эти три миллиарда километров до Небулона - всё воздух, облака, миры разные?
    - Совершенно верно.
    - Но ведь и всей жизни не хватит, чтобы преодолеть такое огромное расстояние. Если даже дракон будет лететь, не останавливаясь.
    - А радужный камень на что? - проговорил Дар. - Да будет тебе известно, что некоторые (но далеко не все миры), связаны древней транспортной системой. Стоят на них радужные камни. Если взойти на радужный камень и ударить по нему специальным молотом, то радуга подхватит тебя и перенесёт тебя на другой мир, к другому радужному камню. А скорость радуги - это скорость света, то есть, примерно триста тысяч километров в секунду. Для того, чтобы долететь до Небулона, потребуется три часа.
    - А как не промахнуться? Ведь миров то много... И с такой скоростью можно сразу дальше пролететь или, наоборот, промахнуться.
    - Я с помощью радужных камней не путешествовал, потому что их охраняют. Что знал - рассказал тебе...
   
   * * *
   
    Кормили заключённых совершенно безвкусной, но питательной массой. Пить давали тоже безвкусную, тепловатую жидкость. Спать приходилось прямо на жёстком полу. Поначалу Арсон никак не мог заснуть (тут и храп и неприятные запахи), но через несколько часов мучительного верченья с бока на бок, наконец-то задремал...
    Снился ему желанный сон. Будто бы прекрасная девушка, вся окружённая белым сиянием, летела к нему, раскрыв объятия, и сам он, невесомый, парил между мирами, навстречу ей. Она уже была совсем рядом, он уже должен был услышать её голос, когда грубый голос и последовавший за ним пинок разбудил Арсона:
    - А ну - подымайся!
    Ошалевший Арсон вскочил на ноги, сжал кулаки, готовясь дать отпор обидчику.
    Но, оказывается, в помещение вошли несколько тёмных людей в капюшонах. В руках они держали не только фонари, но и оружие. Они кричали:
    - Поднимайтесь! Шевелитесь! Выходите на палубу!..
    Это приказание Арсон выполнил даже с удовольствием, так как сидеть взаперти ему уже надоело.
    Наконец-то он оказался под открытым небом! Неспешно плыли близкие и далёкие облака. В бескрайней, лазурной бездне висели незнакомые миры...
    А сколько разных существ выгнали на палубу! Всё же раньше, в сумраке, Арсон не мог разглядеть их разнообразия. Их объединяло одно - все они были разумными.
    Арсон держался рядом с Даром и спрашивал у него:
    - Что случилось то? Может, это мой дракон прилетел?
    - Даже и не надейся, - ответил Дар, и тон его, несмотря на светло-жёлтый цвет кожи был мрачным. - Прилетели богатеи, будут покупать себе рабов. Не знаю, куда мы попадём, но жизнь раба, в любом случае - тяжёлая и позорная жизнь. Жизнь без свободы, жизнь в подчинении...
    Арсону произнёс:
    - Нам лучше вместе держаться. А то, останусь один, а я ничего в этом мире не знаю.
    - Это уж не нам решать. Если купят вместе, так, считай - повезло...
    И вот все пленники были выстроены в одну шеренгу. Длина этой шеренги составляла не менее ста метров. В нескольких метрах за их спинами стояли вооружённые люди в чёрных капюшонах.
    Ну а перед колонной появились покупатели. Они не прохаживались, потому что были слишком важными и гордыми, чтобы просто прохаживаться по тёмной палубе невольничьего корабля.
   Они сидели или даже лежали в удобных летающих повозках. Повозки эти были украшены всевозможными драгоценными каменьями, сияли золотом и другими украшеньями. По разнообразию они даже превосходили многообразие невольников: тут были повозки в виде блюдец, в виде миниатюрных драконов, облаков, замков, просто палантины, раковины... в общем, каждый богатей хотел выделиться, но от всей этой роскоши просто начинало мельтешить в глазах...
   Когда покупатель делал выбор, он указывал на пленника, а люди в чёрных капюшонах выводили его из шеренги, быстро договаривались о цене...
   Арсон, уже без особой надежды на ответ, вновь и вновь посылал мысленные импульсы: "Дракон! Где ты?!.. Лети ко мне на помощь! Я тут в беду попал! Из меня раба хотят сделать!"..
   И тут сильный толчок в спину. Человек в чёрном капюшоне что-то каркал, и Арсон догадался - его выбрали и собираются купить.
    Посмотрев вперёд, Арсон увидел и покупателя: это была двухметровая, чрезвычайно толстая жаба. Жаба начала разговаривать с человеком в чёрном капюшоне, а Арсон спросил у Дара:
    - Что там происходит?
    - Ничего особенного. Тебя покупают, и собираются вести на рудники Жемчужных скал.
    - Какое красивое название!
    - Название красивое, но тебя там ждёт труд тяжёлый и унизительный - рабский труд.
    Тем временем к перламутровой раковине, в которой лежала двухметровая жаба, подлетел золотой, усеянный драгоценными каменьями палантин. В палантине находилось существо с треугольной, зелёной головой. Подошли ещё несколько охранников в чёрных капюшонах. Разговор стал более оживлённым.
    - Ну, чего они там? - интересовался Арсон.
    - Ха! - невесело хмыкнул Дар. - Ты им приглянулся: молодой, сильный. Вот этот, с треугольной головой, тоже хотел бы тебя приобрести. Вот они и торгуются...
    Арсон быстро оглянулся и прошипел:
    - Бежать надо!
    - Даже и не думай, - ответил Дар. - Они тебя быстро схватят. Да и куда ты побежишь? Сейчас ты на невольничьем корабле, а кругом - море.
    И Арсону пришлось смириться...
    Наконец торги были закончены. Существу с треугольной головой пришлось уступить. Отныне Арсон принадлежал жабе...
    Арсон сделал несколько шагов за летающей раковиной, в которой лежала жаба, затем обернулся к Дару, и беспомощно воскликнул:
    - Но как же!?.. Мы что - больше никогда не увидимся?
    - Выходит, что так, - ответил Дар.
    - Возьмите и его! - крикнул Арсон, указывая на Дара, и тут же осёкся, думая - не делает ли он для друга медвежью услугу.
    Впрочем, он особо и не надеялся на то, что жаба вдруг станет слушать его. Однако, она и поняла, и послушала. Совершенно неожиданно произошли ещё одни, довольно стремительные торги, и Дар оказался рядом с Арсоном.
    Пока они следом за раковиной шли к краю палубу, Арсон говорил:
    - Ты уж извини. Ведь, так получается: это из-за меня тебя купили.
    - Ну и что? Меня всё равно рано или поздно купили бы. Если не на рудники Жемчужных гор, так на какие-нибудь другие рудники. А сидеть здесь, в смрадном трюме, мне уже порядком надоело.
    Оказалось, что к краю палубы были прицеплены летающие платформы, на которых и пожаловали покупатели рабов. Естественно, платформы были всячески украшены, на них возвышались постройки, где богатеи могли коротать время. Там же стояли и слуги - внешне столь же многообразные, как и их господа.
    Когда Арсон переходил с палубы на платформу, он глянул вниз, и вздрогнул: до поверхности моря было, по меньшей мере, двести метров. Дул сильный, пронизывающий ветер, по морю ходили большие волны...
    Как только они оказались на платформе, она отделилась от палубы невольничьего корабля и полетела.
    Жаба не слезала со своей ракушки, а её слуги стояли с безучастными выраженьями на лицах и не глядели ни на Арсона ни на Дара...
    Когда невольничий корабль превратился в тёмное пятнышко у горизонта, Арсон кивнул на целую стаю существ, похожих на разорванные тряпки. Они парили в воздухе сбоку и внизу от платформы:
    - Знаешь, кто это?
    - Душегубами их зовут, - отозвался Дар.
    - Они такие опасные?
    - Не... Просто кто-то испугался их внешности, вот и прозвал так. А на самом деле душегубы эти - добрейшие создания, они и людям и вообще всем стараются помочь. С дельфинами их сравнить можно...
    - Значит, зря я их боялся.
    - Конечно, зря. Тот крупный душегуб, которого ты увидел первым, обхватил летающий корабль, не чтобы поглотить, а чтобы удобно посадить. Другой душегуб не дал тебе разбиться... Ах, если бы ты остался в том летающем корабле, то твоя судьба сложилась бы иначе. Ты вступил бы в армию Пондикуса. А они, в отличии от тех, к кому мы попали, славные ребята...
    Арсон прервал слова Дара заговорщицким шёпотом:
    - Давай спрыгнем с платформы и вцепимся в душегубов. Они не дадут нам разбиться.
    - Неужели ты думаешь, что эта жаба, выложив за тебя кругленькую сумму, так просто с тобой расстанется? О нет - ты будешь схвачен...
    - И всё же я должен рискнуть!.. Дар, я прошу - давай сделаем это вместе.
    - Нет, Арсон. Это дурацкая затея.
    - Ну, не хочешь, как хочешь, а я рискну!
    С этим восклицанием Арсон ринулся к краю платформы. Он запрыгнул на невысокое ограждение и, оттолкнувшись ногами, ринулся вниз.
    Падая, он размахивал руками и ногами, пытался приблизиться к душегубам. Но они почему-то не спешили его спасать, а напротив - разлетались в стороны.
    Арсон закричал:
    - Что же вы?! Ко мне летите!!
    Но, за свистом ветра крик его оказался совсем слабым. Этот же ветер развернул его, и Арсон увидел, что один душегуб стремительно пикирует к нему. Юноша даже выставил руки, усмехнулся и проговорил:
    - Ну вот, а Дар боялся...
    Душегуб заскользил по его спине, словно мягкими руками обнял его за живот, потянул вверх.
    Арсон спрашивал:
    - Слушай, а если ты такой хороший, то, может, донесёшь меня до какого- нибудь острова?
    Но душегуб нёс его вверх, к летающей платформе, которая зависла на месте. Остальная стая душегубов пролетела дальше.
    - Что же ты? Куда меня несёшь?! Нет! Не правильно!.. Ты меня не спасёшь, а погубишь! Э-эх, глупое ты животное! Ничего не понимаешь! Не зря тебя душегубом прозвали...
    Душегуб поднял Арсона на уровень палубы, и отпустил.
    Арсон ожидал, что его тут же схватят слуги жабы, но его никто не хватал. Ни слуг, не самой жабы не было видно. Зато Дар стоял на прежнем месте, и лицо его, и даже ставшая более жёлтой чем обычно кожа выдавали крайнее изумление.
    Предупреждая вопрос Арсона, Дар ответил:
    - Многое я на своём веку перевидал, но такого... Вот, опять!
    Арсон услышал некое лёгкое движение за своей спиной и оглянулся.
    Какого же было его изумление, когда он увидел, что там стоит прекрасная девушка в белейшем платье, лёгкая, почти прозрачная. Именно эту девушку он видел в своём последнем сне. Там, во сне, она летела навстречу к нему, и они почти встретились... Теперь они встретились наяву.
    Арсон задал простой, очень закономерный и необходимый вопрос:
    - Кто ты?
    И в ответ - голос похожий на прекрасную музыку моря и ветра; на голос бесконечного лазурного неба, на шелест белых облаков:
    - Я - Тэя.
   
   
   
   
    Глава 7
   
    - Тэя! - воскликнул Арсон и улыбнулся. - Вот уж не ожидал, что ты придёшь ко мне на помощь. Ведь в последний раз я видел тебя в виде...
    Он осёкся, боясь невольно обидеть Тэю. Но она сама продолжила:
    - В виде кокона... Да. Тогда я не могла двигаться. А то попыталась бы остановить тебя... Я так волновалась за тебя, но всё это время чувствовала тебя на расстоянии; знала, что ты живой. И, как только моё заточение в коконе закончилось, я поспешила к тебе...
    - А дракон? Он тоже прилетел?
    - Нет. Ведь я не могу чувствовать всех. Вот дракона не чувствую, хотя он тоже очень дорог мне, как друг.
    - А что ты сделала с этой жабой и её слугами?
    - Я ничего не делала с жабой, я сама была ею. Что же касается слуг, то вон они...
    И Тэя кивнула на неприметные восковые фигурки, которые стояли на палубе.
    - Но как же... Ах да - дракон говорил, что ты сможешь принимать самые разные обличья... А эта летающая платформа - она, надеюсь, не морок?
    - Нет.
    - Ты её захватила, да? Тяжёлый был бой?
    - Никакого боя не было. Просто я предложила жабообразному огромный изумруд и он с радостью отдал мне эту платформу.
    - Ха-ха! А вместо изумруда, наверняка был кусок глины или что-нибудь в этом роде.
    - Нет, зачем же обманывать без надобности? Ведь моё зрение может быть очень острым, и я, спускаясь на этот мир - Эксилон, увидела изумруд, лежащий в трещине одной высокой скалы. Не знаю, как он туда попал, но я его оттуда подняла...
    - А как ты управляешь платформой?
    - Вот...
    И Тэя приподняла небольшую, сияющую цветами радуги сферу:
    - Она прилагалась к платформе, но, как мне кажется была создана раньше её, в древние времена... Стоит провести по этой сфере пальцами в определённом направлении, и вся платформа почувствует это, полетит именно туда, куда требуется... Хочешь? Попробуй?..
    И Тэя протянула сферу Арсону.
    Юноша принял сферу в раскрытые ладони, затем резко и довольно сильно провёл по ней пальцами. В результате платформа рванулась с места, помчалась вдогонку за стаей душегубов.
    Арсон не устоял на ногах и, если бы Дар не успел перехватить его за руку, то перекувырнулся бы через огражденье, возле которого стоял.
    Тогда юноша смущённо пробормотал:
    - Лучше тебе этим заниматься. У тебя лучше получается.
    Тэя мягко улыбнулась и молвила:
    - Неужели ты сам не хочешь научиться? Быть может, тебе это понадобиться в дальнейшем...
    Конечно, Арсону хотелось научиться управлять платформой. Он сам отошёл подальше от края платформы и Дара с Тэей попросил отойти. Начались эксперименты. Он, конечно, извинялся за неумелые рывки, то вверх, то вниз, то через чур резкое торможение.
    Дар и Тэя были снисходительны и даже подбадривали его. И вот, примерно через пару часов таких тренировок, Арсон научился очень даже неплохо управлять этой платформой.
    Они летели над поверхностью моря в ту сторону, где, по словам Дара, должен был находиться радужный камень. А Тэя, указывая на сферу, которую Арсон так и держал в ладонях, произнесла:
    - Чувствую радужную силу в этом древнем творении.
    Арсон отозвался:
    - Так, может, разбить эту сферу. Вырвется из неё радуга и донесёт нас до мира Небулона.
    - Нет, - вздохнула Тэя. - Я уверена, что так не получится. Нам нужен радужный камень...
    - Ты права, - сразу согласился Арсон. - Я и сам не хотел бы улетать отсюда без дракона. Прежде всего, мы должны его найти...
    Оглянувшись, он произнёс:
    - Вижу, освещение стало слабым. Значит, мы приближаемся к теневой стороне Эксилоне.
    Дар проговорил:
    - А ты разве не знаешь, что Эксилон вращается? Также вращаются все крупные миры в нашем Многомирье. Здесь нет ни светлой, ни теневой, ни тёмной сторон. Все части Эксилона то погружаются во мрак ночи, то вновь выходят на свет.
    - Вообще-то я видел это вращение, - ответил Арсон. - Просто непривычно это.
    - Понимаю тебя, - сказал Дар. - Ведь ты родом с Бааку, а он, также как и остальные маленькие миры, не вращается... И ещё я слышал такую теорию, что в самом центре Многомирья есть некий источник света... Я со многими путешественниками разговаривал, но никто из них этого центрального светила не видел. Должно быть, оно очень-очень далеко. Быть может, и со скоростью света туда нужно лететь многие годы... Но, впрочем, сейчас не будем говорить о непредставимом... Ты хочешь найти своего дракона?.. Но ты, по-видимому, и размеров Эксилона до сих пор не представляешь. Это на твоём Бааку всё как на ладони, а здесь - можно годами искать, и не найти... Уж скорее дракона найдут местные власти, чем мы...
    - А как же острое зрение Тэи?.. - и Арсон обратился к ней. - Ты увидела изумруд в горной расщелине, так, может, и дракона сейчас увидишь?
    - Да, я постараюсь, - ответила она и, взмахнув руками, легко, будто это ей ничего не стоило, взмыла вверх.
    Через несколько секунд Тэи уже не стало видно. А платформа, на которой стояли Арсон и Дар, летела всё вперёд и вперёд.
    Стало темно, наступила ночь.
    В вышине, куда улетела Тэя, небо оставалось таким же лазурным, светлым, как и прежде. Но этот свет уже не проникал сюда, на сторону Эксилона которая отвернулась от неведомого, далёкого источника света.
    Арсон видел слабое желтоватое свечение, которое исходило из глаз Дара - слышал его негромкое пение. Но слов Арсон не понимал - Дар пел на своём родном языке...
    Проходили минуты. Арсон вспоминал Бааку, волновался за тех людей, которые хоть и не были его настоящими родителями, но всё же выкормили или воспитали его. Что с ними сейчас?.. Неужели чёрные пауки уже добрались до них?.. А что вообще делают пауки с жителями тех миров, которые они захватили? Но зачем им это нужно? Ведь они даже не живые в полном смысле этого слова, они сделаны из чёрного металла. Почему они прежде жили в скорлупе Многомирья, а потом, словно с ума сошли, и начали это вторжение?.. Арсон не знал ответов на эти вопросы и ждал возвращения Тэя.
    Бесшумно спустилась она с неба, встала рядом Арсоном и Даром на палубе. Предупреждая их вопросы, произнесла:
    - Самого дракона я не видела, но километрах в пятидесяти отсюда поднимается из моря остров. Берега его выжжены, рощи обращены в дымящиеся головешки, в одном месте ещё тлеют остатки селения. Там же есть и глубокие борозды в земле. Борозды эти расклеены - никак не могут остыть. Насколько мне известно, именно от драконьего огня такие следы остаются.
    - Но с чего бы дракону такой погром устраивать? - удивился Арсон.
    На что Дар ответил:
    - Ведь властям уже стало известно, что появился дракон. Они, наверняка, пытались его поймать. Может, и поймали. А он мог защищаться. Вот и следы остались.
    - Но почему на земле? Не понимаю, - молвил Арсон. - Впрочем, выясним всё на месте. Летим к тому острову...
    Тэя указала, куда надо лететь. Арсон провёл рукой по радужной сфере. Платформа повернулась, и полетела туда...
   
   * * *
   
    Они так и не долетели до выжженного острова. Вдруг вдали, в ночной темноте длинным языком полыхнуло белёсое пламя. Арсон тут же воскликнул:
    - Это дракон! Скорее к нему...
    Естественно, он развернул платформу и направил её в ту сторону. Прошло несколько секунд, и вновь полыхнул огненный всполох - на этот раз уже значительно ближе, но не в той стороне, в какой ожидал Арсон.
    Юноша послал мысленный импульс: "Дракон! Друг мой! Это я - Арсон! Лети сюда!". Ответа не последовало, зато огневые вспышки следовали одна за другой.
    Арсон разогнал платформу так, что ветер бил им в лица, свистел в ушах, развевал волосы...
    И вот ярчайший, огненный вихрь вытянулся метрах в пятистах перед ними. И одновременно - ещё один, несколько отличный по цвету огневой столп. Стали видны морские волны, а также - драконьи крылья.
    Арсон прокричал:
    - Там же два дракона!
    А Дар добавил:
    - И они сражаются...
    Уже совсем близко от платформы промелькнули крылья дракона. Поток пламени ударил из раскрытой пасти. Другой дракон успел увернуться от этой опасности, и набросился на своего противника сверху, ударил его острыми, длинными когтями. Первый дракон смог вырваться, сам метнулся в сторону.
    И вновь Арсон направил мысленный импульс: "Это я - Арсон! И Тэя здесь! Мы пришли на помощь!"
    И в ответ мощный, громообразный голос прогрохотал в его голове: "Убирайтесь отсюда! Здесь слишком отсюда!"
    Одновременно с тем и настоящий рёв прорезал ночь. Волна горячего воздуха нахлынула на палубу, Дар и Арсон согнулись, отступили на несколько шагов.
    А Тэя проговорила:
    - Я помогу нашему другу! Ждите меня!..
    И она побежала по палубе в ту сторону, где сражались драконы. Вот она уже на самом краю, вот прыгнула вперёд.
    - Нет!! - что было сил закричал Арсон и бросился за ней.
    Впрочем, он тут же остановился, поражённый увиденным. Тэя стремительно преображалась и уже не была человеком. Разрослось и покрылось плотной чешуей её тело, выросли крылья. Вот открылась пасть и вырвался из неё огненный вихрь. Она превратилась в дракона!
    Дальнейшее произошло стремительно - в считанные секунды. Когда два других дракона сближались, чтобы испепелить друг на друга, Тэя-дракона неожиданно набросилась на одного из этих драконов сверху. Она ударила его когтями в голову, и когда он перевернулся - испустила в него поток огня. Тут же и второй дракон поджёг голову и шею своего противника.
    Уже мёртвым рухнул сражённый дракон в море. Сильным был грохот, а брызги долетели даже до платформы, на которой стояли Арсон и Дар.
    Дар пробормотал:
    - Ну, надеюсь, эта чародейка сразила нужного, то есть плохого, дракона.
   
   * * *
   
    Оказывается, Тэя слышала слова Дара. Когда она вновь превратилась в девушку, и оказалась на платформе, то пояснила:
    - Я не могла ошибиться, потому что чувствовала нашего друга. У противника же была тёмная душа; много жертв на его совести, много преступлений бы он ещё совершил, если бы мы его не остановили...
    И тут раздался достаточно громкий, но не оглушительный голос дракон:
    - Ну, здравствуйте!
    Оказывается, он уже летел рядом с платформой. Глаза его сияли драгоценным малахитом.
    - Вот и с драконом повидался! - изумлённо воскликнул Дар.
    Дракон же продолжал:
    - ...Надеюсь, вы не против, что я сейчас немного покопался в ваших головах. Это избавит вас от долгих рассказов. Да - теперь мне известно, что произошло за последнее время...
    - Ну а о себе расскажи. Где ты был? - попросил Арсон.
    - Как ты помнишь, я оставил тебя, чтобы разузнать побольше об Эксилоне. Спускаясь к его поверхности, я почувствовал разумных существ, в головах которых многое перемешалось. Тогда я ещё не знал, не мог предложить, как они отнесутся к появлению дракона. Надеялся на лучше, но... надежды мои не оправдались.
   Сначала от меня пытались спастись бегством, а потом, хотя я и не причинил им никакого вреда, устроили на меня настоящую охоту... Пытались окружить. Стреляли в меня из всяческих орудий... И ты, Арсон, не вини себя в том, что рассказал обо мне на судне работорговцев. Официальные власти Эксилона узнали обо мне и без твоих слов... Вас интересует, как мне удалось вырваться от преследователей? Мне помогло то, что я подолгу могу пребывать под водой. Нырнув, я скрылся в глубокой, тёмной расщелине и пролежал там целый час. Похоже - они решили, что подбили меня, и отправились восвояси... Но на этом мои приключения не закончились...
   Поднявшись из вод и подышав свежим воздухом, я понял, что ко мне приближается другой дракон. Я уже говорил тебе, Арсон, что мы, драконы, можем чувствовать друг друга на расстоянии в пятьсот километров... Но этого дракона я почувствовал, только когда нас разделяло всего тридцать километров. Что ж - я устремился к нему навстречу. И хотя мысли этого дракона словно завесой от меня были скрыты, я всё равно радовался: ведь это был мой сородич...
    И вот мы встретились. Под нами бушевало море, дул почти штормовой ветер, а на меня глядели два неожиданно злых, багровых, с чёрными провалами зрачков ока. Вот тогда я и почувствовал исходящую от него злую энергию. В моей голове взорвался его неистовый голос: "Ты прилетел от проклятой скорлупы Многомирья! Откажись от своих начальных намерений и присоединись ко мне!!". Его глубинные мысли были сокрыты от меня, поэтому я задал вопрос: "Чего ты хочешь?". Он ответил: "Мы - драконы багровых туч будем править этим миром, и иными мирами!.. Все ничтожные, все не драконы поплатятся жизнями за убийство моих сородичей!!".
    Прежде мне не доводилось слышать о драконах багровых туч. Велико Многомирье и, быть может, в нём обитают сотни или тысячи разных видов драконов. Но зато я понял главное: это из-за драконов багровых туч жители Эксилона так враждебно настроены к нам, огнедышащим. Какая-то часть стаи драконов багровых туч оказались здесь и, желая власти и богатств, много бед учинила. Многие города были сожжены, много прекрасного погибло в пламени. Но и большая часть этих драконов была уничтожена. Оставшиеся спрятались в разных частях Эксилона и время от времени вылетали, совершали грабительские налёты...
   Это произвело на меня тяжкое действие, но всё же я сдержался и ответил вполне спокойно: "У нас с тобой разные пути: ты причиняешь другим страдания, а я - стараюсь помочь всем живым, и в этом моё счастье. Тебя злоба разъедает, и ты страдаешь от этого..."
   Если бы вы услышали его ответный рёв, то, наверняка, оглохли бы. Он неистовствовал: "Убирайся прочь, жалкий трус! И знай - если я ещё раз встречу тебя, то разорву в клочья!". На самом деле это он боялся вступить со мной в поединок, потому что чувствовал во мне силу равную своей, а он привык нападать из подтяжка, на более слабых.
   Тогда я оставил его, и полетел дальше, над морем, раздумывая над тем, как добиться того, чтобы местные жители перестали относиться ко мне как к врагу. Если бы всё знать наперёд, тогда бы, конечно, сразу попытался уничтожить этого злодея...
   Теперь я понимаю, что встреча со мной разъярила его, и он, пытаясь самому себе доказать, что он по прежнему сильный и бесстрашный, напал на целый остров. Это был мирный остров...
   Я почувствовал боль погибающих в огне жителей, поспешил к ним на помощь, но нашёл лишь пепелища. Мне удалось настичь злодея над морем. Дальнейшее вам уже известно...
   
   
   
   
   
    Глава 8
   
    На летающей платформе нашлось несколько удобных лежаков, на которых разместились Арсон и Дар. Как показалось Арсону, - только он закрыл глаза, только заснул, как уже был разбужен голосом Тэи:
    - Просыпайся, просыпайся. Новый день начинается.
    Арсон открыл глаза и увидел над собой светло-розовое, с белыми и золотистыми прожилками облаков небо. Миры, близкие и далёкие, висели в нём. Вдали плыла грозовая туча, синеватые отсветы молний вырывались из её глубин. Сами молнии тонкими белыми паутинками били из неё во все стороны. Но до этой тучи было далеко, она омывала дождём один из небольших миров и не собиралась приближаться к Эксилону.
    Юноша почувствовал, что очень голоден и спросил:
    - А не найдётся ли на этой платформе что покушать?
    Тэя, которая стояла рядом с ним, ответила:
    - Кое-какие запасы имелись здесь, но они не понравятся тебе.
    - Уж представляю, какой гадостью питался прежний владелец платформы. Этот... на жабу похожий. Но мне так кушать хочется, что я бы всё равно попробовал...
    - Ничего. Не волнуйся. Я уже превращалась в одну местную хищную птицу и наловила для тебя и для Дара рыбу. Ну а дракон эту рыбу поджарил.
    И она указала на украшенное диковинной резьбой металлическое блюдо, которое осталось жабы.
   Увидев, что Арсон проснулся, к нему подошёл Дар и произнёс:
   - Кушанье, хоть и без приправ, получилось отменным. Так что рекомендую.
   - Ведь я знала, какая именно рыба вам больше всего нравится, - пояснила Тэя.
    Арсон начал уплетать аккуратно прожаренную самым краем драконьего пламени рыбу, а Тэя преподнесла ему изогнутый в форме лебединой шеи кувшин.
    - Эту воду я, обратившись в птицу, набрала из целебного источника одного из островов, неподалеку от которого мы пролетали...
    Юноша выпил и почувствовал в себе прилив сил и свежести. Захотелось ему совершить какой-нибудь подвиг. И тут раздался спокойный, сильный голос дракона:
    - Вот и гости к нам пожаловали...
    Прежде всего Арсон посмотрел на дракона. Тот, неспешно размахивая своими широкими, лазурными крыльями, летел на некотором расстоянии от платформы.
    Потом Арсон поглядел в сторону горизонта. Там, над поверхностью моря, летело несколько больших кораблей, ещё более крупные корабли плыли по воде. Глянул Арсон в другую сторону, и увидел такую же картину... со всех сторон приближались к ним корабли. Появились они и в небе над их головами.
    Дракон сказал:
    - Я чувствую жителей Эксилона. Их там много-много. Но намерение у них одно - уничтожить меня. И это не удивительно. Прошлой ночью был полностью выжжен мирный остров, и они уверены, что это - моей глотки дело... Наверное, нам лучше разделиться... Вам, быть может, удастся прорваться. Мои же шансы невелики.
    Тогда Тэя ответила:
    - Конечно, мы не бросим тебя в беде, дорогой друг. Я кое-что придумала...
    Дракон обратился к её сознанию и произнёс:
    - Что ж. Быть может, это подействует. Хотя всё равно есть вероятность, что всё сорвется. Лучше вам не рисковать...
    Тэя ответила воскликнула:
    - Нет! Решено, что мы поможем тебе! Ну, дальше слабонервным лучше не смотреть...
    Конечно, ни Арсон, ни Дар не считали себя слабонервными, и они во все глаза глядели. Ведь им было очень интересно.
    Тэя начала трансформироваться: она превратилась в высокого, грозного человека, в доспехах золотистого цвета, и в маске, которая полностью скрывала его лицо. Вот человек этот начал выдыхать, и в прорезе над его ртом начал выбиваться многоцветный дым. Этот дым охватывал и Арсона с Даром и дракона. Арсон чувствовал удушье.
    Слышен был меняющийся, наполняющийся басовитыми мужскими нотками голос Тэи:
    - Не паникуйте. Пока что всё идёт так, как было задумана мною...
    Дым неожиданно рассеялся, и Арсон с Даром обнаружили, что на них теперь тёмно-голубая с зелёными нашивками одежда, на спинах же у них было закреплено массивное, неуклюжее, но явно очень мощное оружие. Впрочем, ни тяжести оружия, ни новой одежды они не чувствовали. И поняли, что это - созданный Тэей морок.
    Так же и дракон теперь преобразился. К нему от платформы тянулись толстые цепи, которые охватывали не только его шеи, но и перетягивали туловище. На голове же дракона появился утыканный шипами шлем, по поверхности которого пробегали изгибистые разряды. Не сложно было догадаться, что и этих цепей и шлема на самом деле не существует.
    Военные корабли Эксилона стремительно приближались. А потом грянула оглушительная команда:
    - Остановитесь!!
    Превратившая в важного сановника Тэя провела по радужной сфере пальцами и платформа замедлила движение. Дракон опустил голову и лениво взмахивал крыльями.
    Ни этой команды, ни дальнейших переговоров Арсон не понимал - для него это были только каркающие звуки. Он стоял, рассеяно оглядывался, взглядом просил у Дара, чтобы тот перевёл, но Дар насупившись молчал.
   
   * * *
   
    Между тем над морем гремели многократно усиленные приборами слова одного из диалектов Эксилона:
    - Кто вы?! Назовитесь!!
    - Я Охотник Стачин. Граф Зелёного Архипелага. Поданный его высочества Подикусза V, - это Тэя отвечала. В её голосе слышны были и гнев и надменность и удивление. Никакого акцента, никакой заминки - казалось, она с самого рождения общалась на этом языке, - Как вы посмели мне препятствовать?! Неужели не видите, что я конвоирую этого дракона?!
    - Остановитесь или мы...
    - Что вы?!.. Да если вы хотя бы раз стрельнёте, то будете до конца своих дней гнить в темнице! И как я могу остановиться? Куда тогда денется пленный дракон?! Он же не может просто висеть на месте! Он тогда упадёт в воду!..
    - По данным нашей разведки этот дракон лишь несколько минут тому назад летел без парализующего шлема и без цепей.
    Тэя-Стачин расхохотался. И в хохоте его, который гремел подобно урагану, слышна была неподдельная ярость.
    Арсон и Дар переглянулись. Неужели это и в самом деле была Тэя? Такое преображение казалось совершенно невероятным...
    Арсон прошептал:
    - О чём она говорит.
    - Потом расскажу, - шикнул Дар.
    Граф зелёного архипелага прекратил хохотать, и спросил зловещим шёпотом, который, однако, разнёсся на сотни метров:
    - Вы хотите уличить меня во лжи?..
    - Нет, что вы! Но...
    - О вашем недостойном поведении мной будет доложено лично Подикусзу V. Дракон уничтожил остров прошлой ночью, а вы только сейчас сподобились подтянуть сюда свои силы. Бездари и трусы! Вот вы кто!.. Летите целым флотом, тогда как я один справился с этой тварью... В зверинце Подикусза V ему найдётся достойное место. Ну а вы... вы молитесь, чтобы это сошло вам с рук.
    На несколько секунд воцарилась тишина. Лишь однообразно гудел ветер, да едва доносился рокот далёких волн. Всё это время замедлившаяся платформа летела вперёд.
    Вот раздался нерешительный и как бы извиняющийся голос:
    - ...Дело в том, что его высочество Подикусз V сам руководит этой операцией. И он лично хотел бы пообщаться с вами, граф.
    - Так с этого и надо было начинать! Я всегда рад слышать и видеть своего государя, - отвечала Тэя- Стачин.
    С одного корабля поднялось многометровая серая панель. Она развернулась перед платформой и на ней появилось изображение тучного, бледного и, как казалось, весьма больного человека.
    - Ну переведи же, - взмолился Арсон.
    - Вот сейчас этот толстяк решит: настоящий перед ним граф Стачин или поддельный. Решит - жить нам или нет. Обнадёживает тебя такой ответ?
    - Очень обнадёживает. Только ты скажи, когда по нам стрелять начнут, тогда, быть может, я успею спрыгнуть с платформы в море.
    - Ты и сам увидишь, когда по нам начнут стрелять, друг мой. Ну а прыжки в море тебе в этот раз не помогут... На нас сейчас наставлено столько орудий, что ты окажешься изрешечённым, прежде чем успеешь сделать хотя бы одно движение...
    Между тем между Тэей-Стачиным и правителем Подикусзом V происходил весьма занимательный и опасный разговор:
    Подикусз V недоверчиво прокаркал:
    - Граф Стачин? Откуда?! Ты же отправился охотиться на дикого вепря в Чаарские болота.
    Стачин отвечал невозмутимым ровным голосом:
    - Так вепрь уже пойман. И как же я мог пропустить такую славную охоту, когда появился этот гадкий дракон...
    - Но, позволь, ведь ты отправился охотиться на вепря только вчера.
    - Что ж из того? Много ли надо такому опытному охотнику как я, чтобы поймать какого-то вепря?
    - Но ведь вепрь-то ни "какой-то там", а искупавшийся в сточных канавах нашего секретного завода. Он в десять раз больше обычного вепря вымахал.
    - Он действительно был похож на ходячую гору, но туп как курица. Он сам подставился под выстрел моей переносной пушки. Теперь его голова хранится в холодном подвале моего замка, а туша - на дне Чаарских болот. Голову я вам принесу в другой раз, а вот этого дракона уже сейчас транспортирую в ваш зверинец.
    - Всё бы хорошо, но мне передавали, что дракон летел возле твоей платформы без всякой привязи, совершенно свободным.
    - Кому вы доверяете - этим олухам, или мне, вашему старому, преданному слуге?..
    - Граф Стачин, не сердись на меня, дружок. Ты же знаешь, какие сейчас тревожные времена. Повстанцы и прочие бандиты, да чудищ всяких развелось. Кому тут доверять? Везде мерещиться заговор... В общем, чтобы никаких сомнений у меня не осталось - сними-ка шлем. Взгляну я на тебя...
    Арсон, заметив, как напрягся Дар, прошептал:
    - Ну, в чём дело?..
    Дар тоже шёпотом ответил:
    - Вот сейчас, возможно, в нас начнут стрелять. Ведь откуда Тэе знать, какое у этого графа Стачина лицо?..
    - А откуда Тэе вообще могла узнать, что этот Стачин ходил в такой золотой маске?
    Дар проговорил мрачно:
    - Твоя Тэя - настоящая волшебница, но всё же я чувствую, что меня скоро изрешетят пули.
    Арсон и Дар не могли знать, что дракон увеличивал телепатические способности Тэи, которые, кстати, и так были не слабыми. И Тэя отчётливо чувствовала, каким Подикусз V ожидал увидеть графа Стачина.
    И лицо под золотой маской изменилось. Затем Тэя-Стачин медленно сняла маску...
    Арсон прохрипел:
    - Ну всё. Кажется, нам всё же придётся прыгать с платформы...
    Лицо у графа Стачина было, мягко выражаясь, неприятным. Он серьёзно пострадал во время одной давней охоты. Стальные когти барса-мутанта так расцарапали его, что даже старания лучших лекарей не смогли скрыть их следов. И глубокие борозды- шрамы рассекали лицо Стачина от лба до подбородка. Правый глаз был задёрнут бельмом.
    Но именно такое лицо ожидал увидеть Подикусз V, и он, махнув пухлой ручкой, смилостивился:
    - Можешь надеть...
    И Тэя-Стачин надела золотую маску обратно.
    Подикусз V говорил:
    - Вот теперь узнаю своего бесстрашного, любимого охотника. Да - эта добыча, достойная тебя. И награду ты получишь достойную. Впрочем, об этом мы поговорим во дворце...
    - Так теперь я могу лететь с прежней скоростью? - спросила Тэя-Тачин.
    - Да, конечно. Зачем тащиться как эти вздорные тряпочные душегубы - лети как можно быстрее. Через пять часов жду тебя в столице. А подготовка праздничного пира начинается сию же минуту...
    После этих слов большинство кораблей развернулись и полетели в те стороны, откуда появились. Впрочем, несколько кораблей всё же остались и на значительном расстоянии сопровождали платформу.
    Казалось бы, всё складывалось как нельзя лучше. Но даже Тэя со своими усиленными телепатическими способностями не могла уследить сразу за всеми Эксилонцами присутствовавшими при её разговоре с Подикусзом V.
    А на одном из кораблей, глядевший на экран связи офицер службы безопасности, сказал своему напарнику:
    - Это же не граф Стачин.
    Напарник удивился:
    - Но как же? Ведь Подикусз...
    - Не знаю, что там решил Подикусз, но вот фото настоящего Стачина...
    И офицер, пощёлкав на клавиатуре, вывел на экран фотографию графа Стачина. Несложно было сравнить два изображения. Шрамы на лице стоявшей на платформе Тэи- Стачина отличались от шрамов сфотографированного Стачина. Но ведь Тэя опиралась на память Подикусза V, а эта память отнюдь не была фотографической.
    Вот корабли развернулись, начали отдаляться от платформы.
   Напарник говорил офицеру испуганным голосом:
   - Мы же не имеем права сомневаться. Раз Подикусз сказал...
   - Да здесь заговор! - прервал его офицер и тут же испуганно оглянулся - не услышал ли кто раньше времени, затем, выдержав паузу, продолжил. - Сначала мы, конечно, должны всё выяснить. А сделать это не так сложно. Надо только соединиться с настоящим Стачином...
   Пальцы офицера забегали по клавишам. Он обращался к базе секретных данных, где был записан и номер личного устройства связи Стачина...
   
   
   
   
   
    Глава 9
   
    Уже несколько часов прошло с тех пор как платформа пролетела над песчаным пляжем. Теперь она летела на высоте примерно двухсот метров над широкими, светло-изумрудными с желтоватыми и алыми переливами полями, которые плавно спустились к дельте реки. То вблизи, то на значительном расстоянии виднелись деревушки, связанные аккуратными коричневыми и серыми линиями и изгибами дорожек...
    Арсон не уставал любоваться на многообразие пейзажей и составлявших их деталей. При этом он говорил:
    - Ну, надо же сколько всего на этом Эксилоне! Тут можно всю жизнь прожить, путешествовать-путешествовать и не узнать даже сотой части всех тайн...
    - Нам бы с чёрными пауками разобраться, - напомнил Дар.
    - Ах, ну да - чёрные пауки... Тут такая красотища кругом, что я как-то и подзабыл про этих железных страшилищ...
    И, вытянув руку вниз, закричал:
    - Смотри! Смотри! Вон какой-то крестьянин в телеге погнал своего коня с дороги в поле! И зачем он так гонит?!.. Ну, а впрочем, понятно - увидел нашего дракона и запаниковал. Ведь никто его не предупредил... Теперь хочет в лесу укрыться... Во мчит! У него аж бочка из телеги выскочила. А вон и ещё одна. И посыпались, и посыпались... -
   Арсон из всех сил закричал:
   - Мы не сделаем вам ничего плохого! Слышите?!
    Но, конечно, перепуганный крестьянин его не слышал, и продолжал гнать коня через поле к лесу.
    Зато к Арсону подошла Тэя-Стачин. Естественно, она по-прежнему была облачена в золотистые доспехи, а шлем скрывал её лицо. Она прошептала, но не басисто и гневно, как должен был бы граф-охотник, а своим прежним голосом:
    - ...Арсон, голубчик, я прошу тебя: веди себя, так как подобает слуге графа. Ведь, наверняка, за нами следят, хотя и издали...
    Юноша смутился и пробормотал:
    - Да. Хорошо.
   
   * * *
   
    А за ними действительно следили: издали, с помощью увеличительных приборов, которые были установлены на сопровождающих кораблях. Мало кто подозревал, что с графом Стачином что-то не так. А глядели, в основном, на дракона...
    Но в отдельном помещении одного из этих кораблей офицер службы безопасности, наконец-то дождался того, что настоящий граф Стачин поднял трубку устройства связи.
    На сопровождающем экране появилось изображение болотной топи ржавого цвета, над которой плыл густой туман. Граф Стачин был без своего золотого шлема, и лицо его покрывала грязь, что, может, было и к лучшему, потому что шрамы не так выделялись.
    Граф, едва глянув на офицера службы безопасности, спросил раздражённо:
    - Ну?.. Что такое?
    Офицер ответил:
    - Я офицер службы безопасности Болло Эдзелз и хотел бы узнать...
    Но его слова были прерваны могучим рыком. В глазах графа Стачина появилось торжественное и страстное выражение. Он проговорил:
    - Ну, наконец-то я его выследил! Это вепрь!
    - Граф Стачин! - выкрикнул офицер.
    - Всё. Поговорим позже, - отозвался граф Стачин.
    И, последнее, что увидел офицер была громадная, тёмная туша, которая, подобно танку, пробивалась через болотную топь. Это и был вепрь-мутант, на которого охотился граф.
    Итак, связь была отключена.
    Офицер службы безопасности обратился к своему напарнику, который по стойке "смирно" стоял за его спиной:
    - Ну что? Видел, да?
    Напарник кивнул, и тут же пробормотал:
    - Но как же так? Кто тогда летит на платформе?
    - Ясное дело - враг, который прикинулся графом Стачином, и ввёл в заблуждение нашего славного Подикусза-V.
    - Но вы же не собираетесь...
    - Я собираюсь рискнуть. Мой долг донести до Подикусза-V то, что и ему и всем нам грозит опасность!
    В голосе офицера слышны были фанатические ноты. Он не собирался отступать.
   
   * * *
   
    И, наконец, впереди показался многоцветный город. Преобладали там, всё же, светлые тона. Чем ближе к городу подлетала платформа, тем больше открывалось строений: как простых, так и роскошных. Дворцы, парки, памятники, отдельные, небольшие садики. А также - массивные современные кварталы, в которых жили десятки тысяч разумных существ: похожих на людей и на людей совсем не похожих...
    Арсон с новым интересом начал вглядываться в это многообразие. К нему подошёл Дар и произнёс:
    - Это Наар-Агст-Ирр, город, который входит в десятку крупнейших на Эксилоне. Столица империи Восточников... Именно здесь во дворе одной из дворцовых пристроек и находится Радужный камень.
    - Как же мы к нему подберёмся? - поинтересовался Арсон.
    - Там видно будет...
    - Если мы втроём: я, ты и Тэя - то у нас ещё получится. Но дракон - он такой громадный. Я за него волнуюсь. Вот упрячут его в зверинец.. А ты не знаешь: есть ли на Эксилоне другие Радужные камни?
    - Может, и есть, да только мне неизвестно, где они находятся. Годы можно потратить на их поиски. А я уверен: чёрные пауки не дремлют и приближаются. Да к тому же нас уже и не выпустят отсюда.
    Рядом с ними стояла, слушала их разговор, Тэя-Стачин. Вдруг она согнулась, глубоко, тяжело вздохнула...
    - Что случилось? - в тревоге спросил Арсон.
    - Ничего страшного. Не волнуйся...
    На какое-то мгновенье золотой шлем, скрывавший лицо иллюзорного графа-охотника всколыхнулся и Арсон увидел именно ту Тэю, которую и ожидал. Разве что она была более призрачной и бледной, чем прежде.
    - Что же ты, Тэя?
    - Просто мне не легко удерживать столь сложную иллюзию долгое время, - пояснила она. - Приходится расходовать силы и на облик этого графа и на несуществующие цепи и на шлем дракона. Но ты не волнуйся. Не так долго ждать осталось. Вскоре мы увидим Радужный камень.
    К платформе вновь подлетел экран, а на экране появилось изображение правителя Подикусза-V. Он уже находился в своём дворце, сидел за столом с многочисленными яствами. Вид у этих замысловатых кушаний был таким манящим, что Арсон невольно сглотнул слюну.
    Подикусз был уже пьян, а ему ещё подливали вино. Качнувшись к экрану, правитель потребовал:
    - Сними-ка шлем, Стачин.
    - Слушаю и повинуюсь! - намеренно бодрым голосом воскликнула Тэя- Стачин.
    Шлем был снят, и покрытое шрамами лицо графа обратилось к Подикусзу. Тот проворчал что-то неразборчивое, затем, отпив вина, сказал вполне внятно:
    - На тебя поступил донос, что ты вовсе не граф Стачин.
    На лице Тэи-Стачина отразилось искреннее изумление. Она спросила:
    - Какая кара ждёт клеветника?
    - А вот мне предстоит, кто клеветник, - ответил Подикусз.
    Неожиданно, и сверху и снизу и с боков от платформы оказались продолговатые, юркие корабли. Из этих кораблей вырвались синие лучи, которые раздвинулись в сферу, охватили и платформу и дракона.
    Затем продолговатые корабли полетели вниз и платформа вместе с драконом последовала за ними.
   - Что такое?! - крикнул Арсон. - Мы же должны лететь вперёд!
   Дар ответил:
   - Это захватывающее поле. Сопротивляться бесполезно. Я ведь и сам в такое же поле попал, когда незаконно пересёк воздушные границы Эксилона...
   - Но что все это значит?! Почему?! - не унимался Арсон.
   И тут услышал в своей голове спокойный голос дракона:
   "Тихо. Без паники. Своими выкриками ты только привлечёшь ненужное внимание... Хотя за нами, а в особенности за мной, и так уже следит множество глаз. Я чувствую их".
   
   * * *
   
    Через несколько минут они совершили посадку. Место казалось вполне даже мирным. Неподалёку возвышались величественные стены одного из многочисленных дворцов, а вокруг цвёл пышный, источающий приятные ароматы сад. В ветвях, не обращая внимания на громадного дракона, распевали звонкие трели птицы. Иногда они и перелетали с места на место - яркоперые, нарядные, словно бы собравшиеся на некий птичий праздник. Неподалёку журчал речей с чистейшей, родниковой водой. В общем, это было заповедное, отдалённое от суеты крупного города место.
   И все было бы хорошо, если бы не синеватый, почти сливающийся с небом купол, который возвышался над платформой...
   Дракон лежал, подобный живому лазурному холму, почти прикасаясь крылом к защитному куполу. Арсон, Дар и Тэя-Стачин, подождав немного, сошли на мягкую траву.
   - Вроде бы не видно никого, - молвил Арсон.
   И вновь в голове прозвучал спокойный голос дракона:
   "И всё же они поблизости. Наблюдают за нами... Надеюсь, ты не против, что я общаюсь с тобой таким образом?"
   "Нет, не против" - также, в мыслях ответил Арсон. "Я же понимаю, что иначе нельзя..."
   Вдруг Тэя-Стачин подошла к Арсону и Дару, и проговорила едва слышно:
   - Чувствую, дела наши плохи...
   - Что такое? Какая ещё опасность? - нахмурился Дар.
   - Сейчас мои чувства направлены на правителя Подикусза-V, и он...
   
   * * *
   
    Правитель Подикусз-V наконец-то связался с настоящим графом Стачиным. Надо сказать, что к этому времени Подикусз-V уже успел напиться, и поэтому плохо соображал.
    Тем ни менее, когда на экране появилось перепачканное в грязи лицо Стачина, и часть болота - правитель немало удивился и громко рыгнул.
    Увидев правителя, граф Стачин приветливо улыбнулся, и даже немного приподнялся с болотистой земли, на которой до этого лежал. Прерываемый трескучими разрядами, раздался его голос:
    - Мой государь! Я рад вас видеть! Чудовищный вепрь повержен. Но и я получил раны. Не беспокойтесь обо мне, государь. Я уже вызвал лекаря, и через несколько минут он будет здесь. Хотите ли посмотреть на вепря? Он валяется здесь, поблизости от меня.
    - Нет, не надо! Ты мне весь аппетит испортишь. Но я не понимаю...
    Подикусз-V вновь громко рыгнул и некоторое время сидел в задумчивости. Наконец спросил:
    - А как же дракон? Ведь ты же поймал дракона и летел ко мне на пир!
    - Если бы мне удалось выследить дракона, так я бы, непременно отправился охотиться на него, - с готовностью ответил Стачин, и вновь осел на топкую землю. Как видно, давала о себе знать его рана.
    Подикусз-V задумался. Он приговаривал:
    - Так где же настоящий Стачин? Где?! Ты или тот, который прилетел...
    Подикусз-V слишком опьянел и не мог сообразить, что к чему. И вот он нажал на другую кнопку. На экране появилось приветливое, улыбающееся лицо офицера службы безопасности. Он уже всё знал, и подсказал Подикусзу- V:
    - Смею доложить вам, что тот, кто якобы поймал дракона - это не настоящий граф Стачин, а враг...
    - Да? Ну тогда арестовать его немедленно! - крикнул Подикусз-V.
   
   * * *
   
    Тэя-Стачин в общих чертах передала Арсону и Дару то, что происходило во дворце Подикусза-V. Дракону она могла этого и не говорить, потому что он и так читал её мысли.
    Арсон спросил:
    - Что же - придётся сражаться? Да? Я готов! Только бы оружием каким-нибудь завладеть...
    На это Тэя-Стачина ответила:
    - Нет. Сражаться ни в коем случае нельзя. Ведь они не враги нам...
    - Как же не враги? - удивился Арсон. - Они ведь хотят нас в плен захватить, а то и уничтожить.
    - Они хотят этого потому, что не знают, кто такие мы на самом деле. А убедить их в этом так сразу, к сожалению, не удастся. Но в будущем они могут стать нашими союзниками.
    - То есть как это? - недоумевал Арсон.
    - Быть может, мне и дракону удастся их убедить.
    - Когда это вы их убеждать собираетесь? - спрашивал Арсон.
    За Тэю-Стачина ответил Дар:
    - В то время, когда мы на Небулон отправимся.
    Тэя-Стачина кивнула, и проговорила:
    - Совершенно верно. Вы доберетёсь до Радужного камня, ну а мы с драконом останемся здесь.
    - Но как же... ведь... Я не собираюсь уходить без вас. Да и не смогу. Нас всё равно задержат, - заявил Арсон.
    - Я сделаю тебя и Дара невидимыми. На дракона, на себя и на платформу у меня не хватит сил. Да если бы даже и хватило - нам не дали бы далеко уйти. Вот вы представляетесь им персонажами второстепенными, поэтому у вас и есть шанс ускользнуть...
    В голове Арсона зазвучал как всегда спокойный, красивый голос дракона:
    "Чувствую, ты хочешь спорить. Но лучше не надо. Нет на это времени. Делай, как говорит Тэя. Сейчас ты и Дар станете невидимыми. Идите вниз по течению ручья. Там, где ручей соприкасается с захватывающим полем - войдите в воду и нырните. Вы сможете проплыть... Ну а дальше вам надо будет добраться до сто двадцать девятой дворцовой пристройки. Там, во дворе, и найдёте радужный камень. Конечно, камень охраняют, и вам ещё предстоит постараться, чтобы взойти на него. Чтобы совершить перелёт к другому миру, вам понадобиться молот... Помните - Небулон это хранилище древних знаний. Он - наша единственная надежда..."
    - Знать бы ещё, у кого там эти знания хранятся, - проговорил Арсон.
    "Я там не был. Я о Небулоне только от Дара узнал".
    - А где молот для радужного камня хранится? - спросил Арсон.
    "Этого я тоже не знаю. Но желаю вам удачи. Запомните - радужный камень стоит во дворе сто двадцать девятой дворцовой пристройки. А сейчас вы станете невидимыми".
    Тэя-Стачин проговорила:
    - Ну а теперь я сделаю вас невидимыми. Но поторопитесь. У вас есть только пять минут.
    Арсон посмотрел на Дара... Тот сделался полупрозрачным. Сквозь него уже были видны деревья парка. Затем Дар и вовсе исчез. Арсон воскликнул:
    - Дар, ты где?!
    - Здесь я... - ответил невидимый Дар и схватил Арсона за руку.
    Арсон хотел посмотреть на свою руку, Нои её не было видно. Он тоже стал совершенно прозрачным. В голове Арсона прозвучал голос дракона: "До встречи..."
    Дар потянул Арсона к ручью, но юноша ещё оглянулся и увидел, что на поляну возле платформы выходят люди в поблескивающих доспехах. И эти доспехи делали их похожими на уменьшенные и упрощённые подобия чёрных пауков. Арсон не понимал их каркающих, отрывистых голосов, но догадывался, что они объявили Тэе-Стачину о том, что она арестована...
   
   
   
   
    Глава 10
   
    Невидимые Дар и Арсон шагали вдоль ручья. Вот они достигли того места, где синеватое захватывающее поле соприкасалось с землей. Но вода спокойно протекала под краем полусферы.
    Арсон случайно наступил на сухую ветку, раздался хруст... Дар, который всё время держал его за руку, шикнул: "Стой", и сам остановился.
    Юноша хотел было спросить, в чём дело, но тут с противоположной стороны поля возле ручья зашевелился кустарник, и выглянула из него голова в чёрном шлеме. Арсон отчётливо услышал голос из кустарника, но не понял его. Между тем, один из солдат секретной службы спрашивал у другого:
    - Ну чего там?
    А тот, что выглянул, ответил:
    - Вроде, никого не видно.
    Остававшийся скрытым в кустах, предложил:
    - А, может, пальнуть для острастки?
    Выглянувший огрызнулся:
    - Дурак ты! Если пальнуть, так заряд отразится от поля и тебя же поджарит. Так что сиди и карауль. Если они где и сунуться, то только по ручью.
    Выждав немного, после того как голова в шлеме скрылась, Арсон спросил:
    - Идём дальше?
    - Не идём, а плывём, - шёпотом поправил его Дар, и добавил. - Только осторожнее... Не плескай...
    Дар первым ступил в ручей. Несмотря на то, что Арсон старался двигаться бесшумно, солдаты всё же заметили и услышали небольшой всплеск. Теперь уже две головы в чёрных шлемах выглянули из кустарника.
    - Слыхал, а? Идёт, вроде, кто...
    - Наверное, рыба плещется.
    - А, можёт, всё-таки, пальнуть?
    - Я тебе пальну, я тебе пальну...
    Арсон и Дар добрались до того места, где захватывающая сфера прикасалась к воде. Дар зашептал едва слышно:
    - Сейчас ныряем. Цепляйся за дно, пробирайся вперёд. Выныривай очень аккуратно, но и не тормози. У нас осталось не более минуты, а потом снова станем видимыми.
    Дар, не поднимая никакого волнения, опустился в воду. Тут Арсону стало страшно. Ему показалось, что он остался один, что сейчас его увидят и застрелят или схватят.
    В общем, он погрузился в воду не слишком осторожно, но уже не мог знать, поднялись ли от этого волны, заметили ли это стражники. Дно ручья покрывали небольшие гладкие камешки, под ними находился песок. Погружая пальцы в песок, Арсон подтягивался, полз вперёд, и гадал - не стало ли его тело под водой видимым, как очерченный воздушный силуэт. Об этом он, впрочем, мог не волноваться. В это время он мог оставаться невидимым в любой обстановке. В воздухе он был подобен воздуху, в воде - полностью сливался с водой.
    Наконец, Арсон почувствовал, что задыхается, тогда юноша вынырнул - шумно, глубоко вдохнул воздух. И тут же чья-то сильная рука перехватила его за запястье. Арсон издал изумлённый возглас: "А?!", и попытался вырваться. Но уже зашипел ему на ухо Дар:
    - Тише ты.
    - А, это ты, - улыбнулся, глядя в воздух, Арсон.
    Дар говорил:
    - Ты по дну метров десять прополз, хотя хватило бы и двух. Ну, да ладно. Главное, что мы до сих пор невидимые. Значит, у Тэи нашлись дополнительные силы...
    - Теперь бежим к радужному камню? - предложил Арсон.
    - Погоди... Вон глянь-ка, что той поляне стоит...
    Арсон не увидел, но почувствовал, куда указывает Дар. Там, на небольшой, но украшенной празднично-яркими цветами полянке стояли два чёрных металлических предмета, с какими-то рычажками и кнопками.
    Арсон откровенно признался:
    - Я в этих Эксилонских штучках не очень разбираюсь.
    Дар молвил:
    - Зато я разбираюсь. Перед нами два аэроцикла.
    - И что эти аэроциклы... летают?
    - Какой догадливый. Да - они летают. Причём - весьма резво. Даже твоему дракону будет тяжело за ними угнаться.
    - Так захватим их и полетим?
    - Если мы их просто так захватим и полетим, то нас быстро высчитают и собьют. Тут надо осторожными быть. Прежде всего, надо завладеть одежкой этих олухов, в кустах сидящих. Подкрадёмся к ним и оглушим. Их как раз двое, и нас двое... Только вот проблемка - у них на голове шлемы, которые защитят их от ударов.
    Тогда невидимый Арсон усмехнулся и проговорил:
    - Ну это ты предоставь мне...
    Бесшумно они подобрались к кустам, в которых укрылись солдаты. Арсон намеренно треснул веткой...
    Тут же раздался встревоженный голос:
    - Слыхал, а?
    - Птица, наверное, пролетела.
    - Нет здесь никаких птиц.
    - Ну, мало ли...
    - Может, всё-таки они?..
    - Ну кто они - а? Ведь никто не мог пробраться. По ручью никто не проплывал - ты это сам видел. Или, думаешь, они уже успели подкоп сделать?
    - А, может, и успели! Кто их знает, на что они способны...
    Тут Арсон ещё раз треснул веткой. Тут уже два солдата разом выбрались из кустов. Они оглядывались. Один говорил:
    - Здесь точно кто-то есть.
    Другой отвечал:
    - Тогда покажи - где?
    Арсон подкравшись сзади, стукнул по шлему, и бесшумно отскочил. Солдат резко обернулся и никого не увидел.
   Дар, поняв замысел Арсона, постучал по шлему второго солдата, и также отскочил. Так они делали несколько раз...
   Наконец, солдатам это надоело. И один из них предположил:
   - Наверное, дело в наших шлемах.
   - Ага, - с готовностью ответил другой. - Глядишь по сторонам, и никого нет. Точно, в шлемах хрустит что- то...
   И он снял свой шлем, повертел его в руках, приговаривая:
   - Странно... Ничего не заметно... Нормально всё... А ты свой посмотри...
   Второй солдат тоже снял шлем, начал его пристально разглядывать. Хотел было что-то сказать, да не успел. Это поднятая Даром палка обрушилась на его затылок. Не издав ни единого звука, солдат повалился на землю.
   Второго солдата должен был оглушить Арсон, но он замешкался. Тот солдат стоял, дрожал и издал невнятные звуки. Его глаза были выпучены на палку, которая летела к нему.
   В это мгновенье Дар и Арсон стали видимыми. Тут и прошло оцепенение, охватившее солдата. Он выхватил пистолет, и уже собирал выстрелить в живот подбежавшего к нему Дара, но стоявший за его спиной Арсон, схватил его за локоть и резко дёрнул в сторону.
   Алый заряд ударил в захватывающее поле, отразился и поджёг кустарник. Дар наконец-то ударил солдата - тот повалился так же стремительно как и первый...
   Дар начал снимать чёрные доспехи с солдата, при этом говорил Арсону:
   - Что же ты? Если и дальше будешь таким нерешительным, то нас быстро подстрелят. Мне лично такие компаньоны не нужны.
   На что Арсон ответил:
   - Ведь я его не мог просто ударить.
   - Как это ты не мог его ударить?
   - Не доводилось мне раньше... Я ведь не воин, не убийца... И неужели мы их...
   - Да не волнуйся ты за них так! Живы они. Очухаются через час.
   - Правда? - Арсон глупо улыбнулся.
   - Правда-правда. Ты переодевайся давай. Ведь мы без их костюмов далеко не уйдём... и не улетим...
   Арсон бросился к тому солдату, которого Дар оглушил первым. Неумело начал снимать с него чёрный костюм. Это была твёрдая, сгибающаяся только в локтях, коленях и в поясе одежда. Арсону она с первого взгляда показалась очень неудобной, а когда он натянул её на себя, то едва не застонал. Сразу во многих местах жало, когда же он натянул на голову шлем, то закашлялся от характерного, острого, неприятного запаха, оставшегося от прежнего владельца.
   Дар тем временем уже полностью оделся, резво подскочил к Арсону и спросил:
   - Так ты готов?..
   - Готов, - не совсем уверенно ответил Арсон.
   - Так поторопись. Чем быстрее мы достигнем Радужного камня, тем лучше...
   И Дар побежал к полянке, на которой стояли аэроциклы. Арсон заковылял за ним...
   
   * * *
   
    И вот Дар уже уселся на аэроцикл, нажал на нужные рычаги и взмыл вверх. Арсон неловко замахал руками, закричал:
    - Э-эй, вернись!
    И отчётливо услышал голос Дара:
    - Ты чего?
    - Ты тоже что ли телепат? - опешил Арсон.
    - Я не телепат. Просто у нас в шлемах устройство связи. Так ты чего?
    - Я не умею этими штуковинами управлять...
    - Ах, ну да! У вас на Бааку вообще ничего не знают и не умеют... Ладно - сейчас я спускаюсь...
    Но Дар не успел - на поляну выбежали несколько солдат в чёрных костюмах. Устройство связи передало Арсону их каркающие крики, и юноша едва не оглох.
   Арсон бросился к свободному аэроциклу, вскочил на него, дёрнул на первую попавшуюся ручку. В результате аэроцикл приподнялся на полметра и понёсся назад, вот уже кустарник - ветки били по спине и по плечам Арсона. Ещё мгновенье и Арсон разбился бы об захватывающее поле. Он инстинктивно дёрнул ручки аэроцикла вверх.
    В результате нос аэроцикла наклонился вниз, а зад - вверх. Арсон задом наперёд помчался в небо. За несколько секунд фигурки солдат стали совсем крошечными. Они стреляли вслед, но мазали, хотя пара зарядов промелькнули совсем близко, и Арсон даже почувствовал исходящий от них жар.
    Арсон крутанул рычаги, и аэроцикл закрутился волчком, а сам Арсон едва не вылетел...
    Но уже подлетел к нему Дар. В шлеме, помимо карканья солдат был слышен его настойчивый голос:
    - Не делай резких движений. Управляй аэроциклом с помощью самых больших рычагов. Это, в общем-то, не сложно...
    И действительно - оказалось несложно. Через несколько секунд Арсон уже мчался за Даром. Крики Эксилонских солдат его настолько утомили, что он, одной рукой держась за рукоять управления, сдёрнул-таки ненавистный шлем с головы. Выбрасывать его не стал, а положил в выемку рядом с сиденьем.
    Сильный ветер бил его в лицо, трепал волосы, но Арсону нравилось это стремительное движение, хотелось полететь ещё быстрее...
    Он засмеялся, и дёрнул ручки управления вперёд. В результате аэроцикл значительно ускорился. Поток встречного воздуха оказался настолько сильным, что Арсон едва удержался в седле.
    Он обогнал Дара, и только тогда притормозил. Широко улыбаясь, обернулся к своему другу. Дар указал на снятый Арсоном шлем. Юноша вздохнул и натянул его на голову.
    Помимо каркающих криков Эксилонских солдат отчётливо прозвучал голос Дара:
    - Нажми на кнопку, которая у тебя под левым ухом.
    Арсон нащупал эту кнопку, и нажал на неё. В результате - голоса Эксилонских солдат исчезли, а голос Дара остался. Тот говорил:
    - Ты лучше не играйся, а знай, что про нас уже известно, и нас могут схватить или подбить.
    - Ну и чего делать то?
    - А вон - видишь воздушный эскорт летит?
    И Дар кивнул на летевший примерно в полукилометре от них массивный корабль, выполненный в форме огромного жемчужного яйца. Поблизости от этого корабля пролетали и другие - попроще, поскоромнее. Это и был эскорт некой богатой личности, летевшей в "жемчужном яйце".
    Дар пояснил:
    - Их там очень много, и летят они в беспорядке. Туда сюда шныряют. Наверное, с какого-нибудь праздника возвращаются.
    - Затеряемся среди них? - спросил Арсон.
    - Ага...
    Не прошло и минуты, как они подлетели к эскорту. Кораблей и корабликов было ещё больше, чем казалось издали. Некоторые из них совершали такие безумные манёвры, что только по случайности не сталкивались. Арсон подумал, что их пилоты, скорее всего, пьяны. Было там и несколько таких же тёмных аэроциклов, как и у него с Даром. А появления двух новых аэроциклов никто не заметил. Ну а если и заметил, то не придал этому большого значения.
    Ещё несколько крупных, роскошных кораблей с эскортами пролетали над этой парковой, богатой частью города Наар-Агст-Ирра. Но, помимо этих кораблей, появились и чёрные, суетливые корабли секретной службы.
    Арсон услышал голос Дара:
    - Это нас ищут. Ты поспокойнее лети. Не дёргайся. Не привлекай внимания.
    - Конечно, не буду привлекать внимания, - пообещал Арсон.
    Но, как оказалось, выполнить это обещание было не так уж и легко. Прямо на него нёсся один из юрких корабликов эскорта. Видно было и пьяный пилот, который обнимался с какой-то девицей.
    Арсон едва успел увернуться. При этом сделал через чур резкое движение и нажал на какой-то рычаг. В результате его аэроцикл значительно ускорился, развернулся и понёсся прямо к кораблям искавшей его секретной службы.
    Арсон пытался развернуть аэроцикл, но у него ничего не выходило. Он вскрикивал испуганным голосом:
    - Дар, что мне делать?! Дар!..
    - Немедленно нажми на красный рычаг! Он прямо под рулём...
    Арсон дёрнул этот рычаг, и тут же аэроцикл резко остановился. Завис метрах в пятидесяти над пышными кронами парковых деревьев.
    Аэроцикл Дара подлетел к нему, сделал стремительный круг. Дар спрашивал:
    - Зачем автопилот включал?
    - А я откуда знаю, что это за автопилот? Случайно включил...
    - Случайно или не случайно, а на нас уже обратили внимание. Так что - придётся сматываться. Следуй за мной и не делай больше глупостей. У меня не будет времени, чтобы возвращаться за тобой...
    Аэроцикл Дара уже нёсся над парком, а Арсон следовал за ним. Сквозь зеркальце заднего обзора он видел и преследователей. Это были всевозможные, но в основном небольшие тёмные корабли, а также аэроциклы. Также несколько Эксилонских кораблей и аэроциклов неслись им на перерез.
    Рядом полыхнул алый заряд, а сразу же вслед за ним - ещё несколько. Арсон понимал, что его не сбили только по случайности.
    Наконец-то аэроцикл Дара рванулся вниз. Арсон с готовностью последовал за ним. И вот он уже на уровне крон деревьев. Вот уже ниже их. Аэроцикл Арсона едва не врезался в землю, но все же в последнее мгновенье юноша сумел выправить его. Теперь он летел по аллее...
    Кругом мелькали деревья, открывались и исчезали боковые, более узкие аллеи. Вот они пронеслись над фонтаном и брызги от него попали на Арсона... Краем глаза юноша заметил несколько влюблённых парочек, которые сидели на скамейках, и не подозревали, какие драматические события развиваются неподалёку от них.
    Вот сверху метнулся алый заряд, разбил несколько мраморных плит на дорожке. А Арсон подумал, что он, наверное, очень везучий, раз до сих пор живой...
    Аэроцикл Дара пронёсся под изгибающимся дугой мостом, на котором тоже кто-то стоял. И тут Дар приказал:
    - Налево!
    Промчавшись под мостом, Арсон сразу повернул аэроцикл налево. Здесь начиналась более дикая, нехоженая часть парка. Теперь они летели в овраге. Кроны деревьев, их ветви смыкались над головами. Овраг делал частые повороты, и что там, за следующим поворотом, Арсон не мог видеть.
    Только хорошая реакция спасла его от столкновения с толстым древесным стволом, который, упав, перегородил овраг надвое. Но Арсон не смог увернуться от следующего бревна, которое к счастью оказалось трухлявым, так что аэроцикл разрубил его надвое...
    Довольно долго продолжалась эта, требующая предельной сосредоточенности, гонка. Но, наконец, Дар опустил аэроцикл на берегу небольшого озерца. Старые деревья нависали над водой, отчего озерцо было погружено в глубокую тень. Человеческих голосов не было слышно, только пели птицы...
   Арсон поскорее стянул ненавистный, душный шлем и полной грудью вдохнул свежий воздух.
   Снял шлем и Дар. Теперь он склонился над аэроциклом и сосредоточенно нажимал на кнопки.
   - Укромное здесь местечко, - проговорил Арсон.
    - Даже и не надейся, что нам здесь удастся долго отсиживаться. Минут через пятнадцать, а то и раньше нас обнаружат. Ведь у них локаторы... Ну вот я и нашёл дворцовую пристройку сто двадцать девять.
    - Где?!
    - Да вот же, здесь.
    И Дар указал на экран, расположенный под рычагами управления. Там светилась подробная карта местности со всеми строениями. Если нажать на изображение того или иного строения, то выскальзывала объяснительная надпись.
    Дар указал на строение, формой напоминающее бутон цветка и произнёс:
    - Нам сюда...
   Они поднялись и полетели над парковыми деревьями так низко, что иногда днища аэроциклов с шелестом задевали за ветви. В разных местах над парком возносились постройки: высокие и не очень. Все они были созданы в разное время и имели непохожие конструкции.
    Вскоре Арсон увидел и дворцовую пристройку сто двадцать девять. Внешне она действительно напоминала огромный бутон цветка, но вшитая в аэроцикл карта не могла передать этой красоты... Каждый из многометровых лепестков словно бы выступал из воздуха и, в тоже время, являлся частью неба. Лепестки казались полупрозрачными, на них просто приятно было смотреть.
    На голове Арсона снова был надет шлем, и он через устройство связи говорил Дару:
    - Я представляю, как радуга вырвется из верхней части этого бутона и понесёт нас за тысячи и миллионы километров отсюда.
    - Ты лучше скорость сбавь. А то на нас обратят внимания...
    Через пару минут они подлетели к строению сто двадцать девять. Арсон ожидал увидеть переливающийся радужными цветами камень в центральном дворе, между лепестками, но оказалось, что большая часть этого двора была скрыта навесом из материи золотистого цвета. В оставшийся небольшой проём и спустились аэроциклы Арсона и Дара...
    Дар успел сказать:
    - Ты помалкивай.
    К ним подошли два очень высоких, бледных и худых экселонца в серой одежде. Суетливыми каркающими голосами осведомились:
    - Вы по какому делу?
    - Сюда прибудет инспекция, - ответил Дар.
    - Что? Какая ещё инспекция?
    - Вам что, не передали до сих пор? - изумился Дар.
    - Нет...
    - Будет самым тщательным образом проверено, как вы содержите радужный камень, достаточно ли охраняете его от посягательств террористов.
    - Радужный камень достаточно хорошо охраняется. Но я не понимаю, кто...
    - По личному указанию самого Подикусза-V.
    - О!.. Но кто будет в составе инспекции?
    - Самые важные чиновники. Вам перечислить?
    - Да. Хотелось бы.
    - Скоро узнаете.
    - А бумаги, документы...
    - И бумаги- документы - всё, естественно, будет. А позвольте-ка на Радужный камень взглянуть.
    - Да вам то зачем?
    - Мы должны знать! - неопределённо, но очень убедительным, властным голосом ответил Дар.
    Серые эксилонцы пожали плечами, и жестом пригласили Дара и Арсона следовать за ним. Итак, они прошли под золотистый навес. Там открыли дверь в толстом решётчатом ограждении...
    Арсон впервые увидел Радужный камень. Надо сказать, что он не оправдал романтических ожиданий юноши. Хотя камень и содержал в себе различные цветовые оттенки, но эти оттенки не сияли, а некоторые из них даже едва можно было различить...
    Камень имел плоскую поверхность, на которой свободно могли бы разместиться человек десять, а то и пятнадцать. Дракон на Радужном камне, конечно, не поместился бы, но тогда Арсон ещё не знал, что достаточно только дотронуться до радуги, чтобы отправиться в путешествие со скоростью света.
    Серый эксилонец говорил:
    - Вот, пожалуйста - радужный камень. Как видите - закрыт решёткой из особого сплава.
    - А почему решёткой, а не сплошной стеной? - ворчливо спрашивал Дар. - Ведь в Многомирье есть существа, достаточно тонкие, чтобы пробраться между прутьями.
    - Но такие существа не допускаются на наш славный Эксилон.
    - Ну как же - не допускаются?.. А вы видели, что творится на невольничьих кораблях, да и в шахтах.
    - Так нелегальные перебежчики в цепях, а...
    - Они могут сбежать и перебраться к врагам государства.
    Дар вошёл в роль, Эксилонцы слушали его, кивали и чувствовали себя виноватыми.
    - Где вы содержите радужный молот? - сердито спросил Дар.
    - Вот здесь. Извольте смотреть. В целости и сохранности...
    Эксилонец попытался открыть ключом большой сундук, который стоял рядом с камнем. Но это ему не удавалось - что- то заело в замке.
    В это время у другого эксилонца запищало устройство связи. Он включил его и проговорил:
    - Да. Раззбар Магз-По, внутренняя охрана Радужного камня. Слушаю. Да. Какая опасность... Что? Бандиты? Преступники? Сбежали?.. Хорошо, будем следить... Нет, пока у нас не были замечены... Видели что в нашем направлении летели? Не появлялись ли у нас двое в одежде секретной службы? Нет... То есть - да. Двое... Но это представители инспекции. Какой инспекции? То есть... Ну они сказали, объяснили... Да-да...
    И извиняющимся тоном обратился к Дару:
    - Тут вас, в связи с чрезвычайной ситуацией просят назваться.
    Дар спокойным тоном потребовал у первого эксилонца:
    - Ключ, пожалуйста.
    Тот безоговорочно протянул ему связку ключей.
    - Какой здесь ключ от ограды?
    - Вот этот.
    - Так спасибо. А теперь пройдите.
    И Дар решительно начал выталкивать эксилонцев за ограду. Те пребывали в растерянности, не сопротивлялись. И только когда они оказались снаружи, а Дар с Арсоном внутри - они поняли, что перед ними никакая не инспекция, а возможные враги Эксилона. Но Дар уже закрыл дверцу, и подошёл к сундуку.
    - Тревога, - неуверенно пробормотал один эксилонец.
    - Тревога!! - завопил другой.
    Они побежали в разные стороны. Через несколько секунд пронзительно загудела сирена. Во внутренний дворик выбегали настоящие эксилонские солдаты. Они были растеряны, не понимали, что происходит. Но в руках некоторых из них было оружие.
    Наконец, Дару удалось достать из сундука радужный молот. Он крикнул:
    - Скорее! На камень!
    Повторять не пришлось - Арсон уже вскочил на радужный камень. Дар был рядом с ним - замахнулся молотом.
    Солдаты начали стрелять. Один из зарядов расплавил рукав тёмных доспехов Арсона, обжёг руку, но, к счастью, это было только боковое касание.
   Молот обрушился на поверхность камня.
    И вот тогда цвета и оттенки ожили, стали даже более прекрасными, чем ожидал Арсон. Сияние взмыло из поверхности камня, обхватило Арсона и Дара...
   
   
   
   
    Глава 11
   
    Арсон увидел красивый, необычайный пейзаж...
    По оранжевому полю бежали белоснежные кони; на некотором отдалении возвышалась роща из деревьев серебристого цвета и слышались из этой рощи голоса птиц, столь прекрасные, что хотелось к ним подойти и слушать. Один из висевших в небе миров находился столь близко, что на его теневой стороне видны были не только развалины древнего города, но и похожих на светлячков создания, которые неспешно двигались там.
    Вдыхая полной грудью незнакомые ароматы, Арсон поинтересовался:
    - Это и есть Небулон?
    - Нет, это ещё не Небулон, - ответил Дар. - До Небулона - три миллиарда километров, и это расстояние мы должны преодолеть за три часа. Так что...
    И Дар вновь ударил молотом по камню. Вновь их окружили яркие, праздничные краски, и Арсон, даже сквозь тёмные эксилонские доспехи, почувствовал исходящее от них тепло. Примерно десять секунд продолжался этот полёт, а значит, если они двигались со скоростью света, то преодолели около трёх миллионов километров. Арсон просто не мог представить столь огромных расстояний...
    ...Вдруг подул пронизывающий ветер, рядом сверкнула молния, а, вдобавок к этому ещё и злобный вой послышался. Некие высокие тёмные силуэты приближались к ним из клубящегося тёмно- серого тумана. Дар снова ударил молотом по камню, и полетели от этого страшного мира со скоростью триста тысяч километров в секунду.
   
   * * *
   
    Ударять каждый раз по камню было слишком утомительным занятием. Существовал и другой способ, который предложил Арсон: они просто встали на молот, схватившись руками за его рукоять. Теперь, достигнув очередного мира, они не останавливались, а сразу же перелетали дальше.
    Иногда путешественников окружала тишина, а иногда - доносились некие звуки, природу которых они не успевали определить...
    Арсон спросил:
    - А как мы узнаем, что достигли Небулона? Вдруг проскочим его на какую-нибудь пару миллионов километров?..
    - Может, спросим у кого-нибудь, - ответил Дар.
    - А ты хоть знаешь, какой он - этот Небулон?
    - Он больше, чем Эксилон.
    - И это всё?
    - Всё, что мне известно. Я старался изучить более близкую к Эксилону часть Многомирья, а столь отдалённые места меня не интересовали.
    - А кто создал эти радужные камни и молоты?
    - Это мне неизвестно. Знаю только, что они очень древние. Им тысячи, а может даже, и миллионы лет.
    - Ладно. А давай сейчас остановимся - надо же у кого-нибудь спросить, далеко ли ещё до Небулона лететь.
    - Тебе просто на какой-нибудь необычный мир посмотреть хочется. А до Небулона ещё очень далеко... Или забыл, что чёрные пауки вытворяют? Или о драконе и Тэе забыл? Ведь они схвачены...
    - Извини... Ты прав. Нам, конечно, надо как можно скорее до Небулона добраться.
   
   * * *
   
    Арсону уже страшно надоели доспехи эксилонского солдата, хотелось сделать хоть небольшую остановку, скинуть их, но теперь он не решался сказать об этом Дару - опасался, что тот снова начнёт укорять его.
    Если бы не чудесные, всегда изменяющиеся радужные цвета, которые окружали их и заползали под шлемы, то это путешествие показалось бы совсем невыносимым.
    Но вот Дар сказал:
    - Всё. Приготовься...
    - Прилетели! - обрадовано воскликнул Арсон.
    Путешественники одновременно сошли с молота и оказались на вершине скалы. Под ними простиралась светлая сторона мира - километров тридцати в диаметре. Большую часть поверхности занимала статуя некоего прилегшего отдохнуть шестиногого титана. Впрочем, одну из ног уже почти переделали под своё причудливое, похожее на соты селение местные жители.
    В небе неспешно летели сиреневые и ярко-оранжевые облака, между которыми проглядывали различные миры. Кстати, один из миров отличался от других значительными размерами и виден был на его поверхности город, отдельные из строений которого вздымались на целые километры.
    Арсон указал на этот мир и воскликнул:
    - Это, наверное, и есть Небулон!
    Дар покачал головой и ответил:
    - Вероятность этого ничтожно мала. Скорее всего, до Небулона осталось ещё несколько миллионов километров...
    Ещё Арсон обратил внимание, что по небу летело множество шаров - больших и малых. Большая часть шаров была прозрачными...
    Вот один из шаров начал к ним приближаться. Арсон заметил, что внутри шара сидит существо, похожее на трёхметровый студень. По поверхности этого студня неспешно плыли разноцветные глаза.
    - Нам бы улететь отсюда поскорее, - предложил Арсон.
    Дар отрицательно покачал головой и ответил:
    - Теперь мы не убегаем, а ищем. Остаётся надеяться, что это существо не злобное. Впрочем шанс, что оно поймёт нашу речь, ничтожно мало.
    Шар остановился в нескольких метрах от них. Арсон почувствовал новый, незнакомый ему запах. Причём он даже не мог определить - приятен или неприятен ему этот запах.
    Движение глаз по поверхности живого студня прекратились. Теперь все эти глаза неотрывно, внимательно изучали Арсона и Дара. Они плавно то сжимались, то расширялись.
    Арсон попробовал направить мысленный импульс: "Эй! Ты, случайно не телепат? А? Не подскажешь, долго нам ещё до Небулона лететь?". И прислушался к своим чувствам - не последует ли ответ. Но ответ не последовал...
    Дар громко, по слогам произнёс:
    - НЕ-БУ- ЛОН!
    И это слово было встречено с пониманием. По-видимому, Небулон назывался Небулоном на многочисленных, самых разных языках...
   Все многочисленные глаза слизистого существа слились в один громадный глаз, который стал своеобразным экраном. На "экране" появилось изображение того мира, на котором находились Арсон и Дар. Его легко было опознать: статуя шестиногого титана выделялась на его поверхности. Затем от его поверхности отделилась радужная дуга - перепрыгнула на крупный мир с многоэтажным городом, но и там не остановилась, а продолжила прыгать с мира на мир.
   И сколько там было самых разных, самых чудесных, столь не похожих, столь красивых, а иногда и страшноватых миров! Арсон едва сдерживался, чтобы не воскликнуть: "А можно помедленнее, я вот этот мир хочу повнимательнее разглядеть!". Очень быстро эти миры сменяли друг друга, а потом появился Небулон. Он был действительно громадным - его уменьшенная копия даже не умещалась в глазу слизистого существа. Арсон успел заметить, что большая часть поверхности Небулона была покрыта водой, затем изображение исчезло.
   Глаза вновь разбежались по поверхности слизняка.
   Дар проговорил:
   - Спасибо вам, мы постараемся не ошибиться.
   Но это было ещё не всё. Вот от слизистого существа отделился маленький шарик и перепрыгнул в ладонь Дара.
   Затем Арсон и Дар встали на молот. Вновь их окружили радужные цвета. Шарик на ладони Дара начал стремительно таять.
   Арсон сказал:
   - Когда шарик полностью растает, мы долетим до Небулона.
   - Вот и я об этом подумал, - кивнул Дар.
   За несколько секунд от шарика уже почти ничего не осталось.
   - Сейчас! - крикнул Дар.
   И вновь они одновременно сошли с молота.
   
   * * *
   
    Сильный ветер ударил в грудь Арсона. Он заскользил по мокрой, скошенной поверхности, беспомощно взмахнул руками и полетел вниз.
    Не более двух секунд прошло. Арсон ещё ничего не понимал, только кричал: "А-А- А!!", но вот - удар об воду, погружение. Юноша заработал руками и ногами, вынырнул.
    Тут же на него обрушилась высокая волна, вновь потащила в пучину. Через секунду Арсон вынырнул. Закричал было:
    - Дар!!
    Но крик его потонул в оглушительном грохоте. Следующая волна приподняла его, захлестнула. И вновь Арсон оказался внизу, и вновь старался поскорее вынырнуть...
    При этом в голове неслись мысли: "Ну это точно - Небулон. Громадный, водный мир! Так мы к нему стремились, а он встретил нас столь недружелюбно..."
    Вынырнув, Арсон завопил:
    - Да-а- арр!!!
    Кто-то схватил его за руку. Арсон попытался вырваться, но хватка была железной. И тут на самое ухо прокричал Дар:
    - Тише ты! Это же я!
    - А-а! - обрадовался Арсон.
    - Ты в волны не врезайся, а пытайся взмыть на их гребени, - посоветовал Дар.
    Долго ждать не пришлось - на них уже надвигалась очередная волна. И Арсону удалось взмыть - только самый гребень захлестнул его. Но он уже мчался вниз по пологому водному склону в пропасть между двумя волнами.
   Это было бы очень страшно, но рядом находился Дар и вид его ободрял. Преодолев следующую волну, Арсон заметил каменную колонну, которая возносилась метров на двадцать. Хотел было сказать о ней, но Дар его опередил:
   - Вот с этой колонны мы и свалились. Наверху её находится радужный камень.
   - Но, по крайней мере, мы на Небулоне! - крикнул Арсон.
   - Очень надеюсь, что мы не промахнулись. Ведь молот я потерял.
   - Что ж ты так?! - огорчился Арсон.
   - А что ты мне прикажешь делать? Свалился с такой высоты в воду. Тут волны здоровенные, да ещё молот вниз тянет. Пришлось от него избавиться. Иначе бы ты со мной не разговаривал...
   - Понимаю тебя... Но всё же, по твоим словам - Небулон это мир древних знаний, здесь нам должны были помочь. И вот я пока не вижу, к кому обратиться...
   - Ведь я же никогда раньше здесь не был. Я только рассказывал тебе то, что слышал. В общем, это были только слухи. В любом случае это...
   Дару пришлось замолчать, так как очередная волна чуть не поглотила их. И вновь они неслись вниз, в водную пропасть, и приходилось кричать, чтобы быть услышанным:
   - ...Наша единственная надежда!
   - Сейчас моя единственная надежда - избавиться от этих ненавистных эксилонских доспехов, - проворчал Арсон. - Иначе я пойду ко дну...
   Для того, чтобы стянуть доспехи, и Арсону и Дару потребовалось немало времени и усилий, но, наконец, удалось от них избавиться, и доспехи поспешно пошли ко дну.
   Арсон почувствовал облегчение. Некоторое время он даже получал удовольствие от того, что научился взмывать на гребни волн, а затем плавно и стремительно спускаться вниз. Но это продолжалось уже очень долгое время - быть может, несколько часов. Так как Небулон вращался - начало темнеть, близилась ночь.
   Каменная колонна с радужным камнем уже давно скрылась, а никаких новых примет не было видно. Только вода да вода. Арсон крикнул Дару:
   - Куда мы плывём? Какова наша цель?!
   Дар ответил мрачным голосом:
   - Я знаю не больше твоего... Куда-нибудь, да выплывем...
    - А, может, и не выплывем, - мрачно проговорил Арсон. - Ведь этот Небулон, по большей части, покрыт водой. Может, здесь, на сотни километров вокруг - волны, волны, и ничего, кроме волн.
    Быстро темнело, и вот наступила ночь...
    Напомню, что в Многомирье, само небо никогда не темнеет полностью. Только часть мира, отвернувшаяся от неведомого источника погружается в тень. А над этой ночной тьмой - лазурная глубина с висящими в ней мирами.
    Волны присмирели, а Арсон даже разлёгся на спине, то невысоко вздымая вверх, то плавно спускаясь в провал меж волнами. Он разглядывал совершенно незнакомые миры. Некоторые из них были соединены мостами, а очень далеко - километрах, быть может, в двухстах от Небулона пролетел некий, неспешно изменяющий правильные геометрические формы объект...
    - Всей жизни не хватит, чтобы узнать хотя бы тысячную долю тайн Многомирья, - молвил Аросон и зевнул.
    - Ты, смотри, не засни. А то укачает тебя, и пойдёшь в пучину как этот радужный молот...
    Вскоре надвинулись тучи. Они пролетали и в нескольких сот метрах над водой, и свешивали к ней причудливые, движущиеся, изменчивые вуали. Иногда в глубинах этой тучи поблёскивали тускло-синеватые отсветы молний, но раскатов грома Арсон и Дар не слышали...
    Арсону мучил голод, хотелось пить. Он попробовал сделать глоток, но вода оказалась солёный, и он долго откашливался. К тому же хотелось спать - у него слипались глаза...
    Но вот произошло нечто такое, из-за чего Арсон забыл и о голоде, и о жажде и о сне.
   Из глубин тёмного океана начало подниматься жемчужное, переливчатое свечение. Поначалу Арсон своим глазам не верил, но потом когда сияние стало уж очень ярким, и очевидным, он спросил:
   - Дар, ты видишь?
   - Да уж конечно вижу, - ответил Дар.
   - Ну и что нам делать, а? - крикнул Арсон.
   - Только ждать, что будет дальше..., - рассудил Дар.
   - Как же так?! Это ж чудище может быть! Оно нас сцапает, и...
   - Ну, раз ты такой герой, так готовься к сражению с чудовищем, - невесело хмыкнул Дар.
   Арсон опустил голову под воду, чтобы лучше разглядеть, что к ним приближается.
   Приближалось существо овальной, вытянутой формы. Из этого существа выступали щупальца, которые неспешно шевелились. Арсону даже показалось, что он видит пасть, достаточно широкую для того, чтобы поглотить разом и его и Дара. Вынырнув, он крикнул:
   - Ну, это точно чудище! Точно полакомиться нами хочет!!
   - Успокойся и жди!.. - посоветовал Дар.
   Но, конечно, ни Арсон ни сам Дар не могли быть спокойными. Они смотрели вниз и напряжённо ждали, что же будет дальше.
   Постепенно жемчужное сияние становилось слабее, а потом и вовсе исчезло. Но всё же чувство того, что то загадочное существо не уплыло окончательно, а наблюдает за ними из бездны - не оставляло их...
   Дар произнёс:
   - Ладно, Арсон. Очень уж ты устал. Попытайся заснуть, а я буду следить, поддерживать тебя, чтобы не утонул...
   - Да я тут совершенно точно не засну, - ответил Арсон.
   Однако, через несколько минут он уже заснул. И снилось ему, будто он обитатель Небулонского океана, и ничего ему не страшно, и всё он знает...
   
   * * *
   
    - Просыпайся же! Просыпайся!!
    Но Арсон проснулся не от этих криков Дара, и даже не от его толчков, а от воя ветра, да от грохота волн.
    Очередная волна как раз вздымалась над ними. Арсон уже привычно заработал руками, стал всплывать по её склону.
    Ночь ещё не закончилась. В окружавших их тучах зловеще поблескивали отсветы молний, а грома, если он и был, невозможно было расслышать за шумом бури...
    - Сколько я спал?! - крикнул Арсон.
    - Часа два!
    - Ничего себе, а мне показалось - только минуту назад заснул.
    Дар ничего не ответил. Дар боролся с бурей. На этот раз она разыгралась сильнее, нежели когда путешественники только попали на Небулон. Волны становились всё выше, а грохот от них - сильнее. Чтобы услышать друг друга надо было кричать. Но они не переговаривались, они только боролись со стихией...
    Шли минуты, а сила Небулонского океана и не думала ослабевать. Совсем не то, что силы Арсона и Дара. Всё сложнее было Арсону всплывать на очередную волну, всё чаще гребни захлестывали его, норовили утащить в пучину...
    Вот он на несколько секунд оказался в темноте, под водой, затем вынырнул и закричал:
    - Дар! Ты где?!
    Но только грохотали волны. В темноте не было видно Дара. Арсон начал лихорадочно грести в ту сторону где, как ему казалось, должен был находиться его друг.
    Нарастал оглушительный рёв, и вот обрушилась на Арсона волна. Оглушённый, он закружился, потом попытался всплыть, и это ему удалось. Хотел закричать, но только лишь кашель вышел из него...
    А уже возвышалась над ним следующая волна...
   
   * * *
   
    Измученный, плыл Арсон, и чувствовал, что скоро силы совсем оставят его. Вновь и вновь звал он Дара, но собственный голос казался Арсону слишком слабым, он не слышал себя...
    И вот, когда он взмыл на гребень очередной волны, то увидел чёрную воронку - даже самые высокие волны ниспадали в её бездну. Арсон не знал, что такое водоворот, но сразу почувствовал исходящую от этого места смертельную опасность.
    И откуда только взялись силы! Он усиленно работал и руками и ногами, он пытался отплыть от этого страшного места. Несколько минут ему удавалось удерживаться примерно на одном месте, а затем водоворот начал приближаться.
    Арсон уже не слышал ничего, кроме ужасающего грохота воды. И вот уже начался почти отвесный склон. Арсон, вращаясь, нёсся вниз...
    Тогда Арсон рванулся в стену водоворота. Поплыл, чувствуя на себя давление водной толщи, не зная - удастся ли ему всплыть на поверхность.
    А потом увидел жемчужное свечение. Оно стремительно приближалось. И уже видны были плавно изгибающиеся щупальца. Арсон попытался отплыть, но, конечно, не успел - щупальца уже обхватили его.
    "Вот и всё" - подумал Арсон и потерял сознание.
   
   
   
    Глава 12
   
    Арсон очнулся в овальном помещении, стены которого порождали приятное для глаз жемчужное сияние. Стены казались полупрозрачными, и внутри них угадывалось постоянное, плавное движение.
    И из потолка, и из стен вытягивались, мягко прикасаясь к телу Арсона, изгибистые трубки, но, как только юноша попытался подняться - и эти трубки, и зажимы, которые до этого фиксировали его тело, втянулись, бесследно исчезли.
    Юноша поднялся на ноги и сделал несколько неуверенных шагов. Потом посмотрел на себя. Одежда, сшитая для него когда-то Тэей - простая, неброская, но очень удобная, оказалась совершенно чистой, без разрывов, хотя Арсон хорошо помнил, как выпущенный из эксилонского оружия заряд выжег его рукав.
    Тогда Арсон проговорил громко:
    - Я благодарю вас!.. - и уже значительно тише добавил. - Правда, не знаю, кого...
    Одна из стен всколыхнулась. Пошла волнами, потом расступилась, и в помещение вошёл Дар.
    Арсон бросился к нему и порывисто, крепко пожал руку, проговорил:
    - Очень рад тебя видеть! Я уж думал, что ты...
    Арсон осёкся, потому что увидел, что следом за Даром в это помещение не вошло, но впрыгнуло существо, видом напоминающее благородную лягушку в изящном костюме такого же зеленоватого цвета как и его чешуя. Глаза у существа были громадными и заметно выпученными, но чудесный, живительный свет, который изливался из самых глубин этих глаз делал их похожими на драгоценные камни.
    Не сложно было заметить, как замешался, смутился Арсон. Тогда Дар усмехнулся и проговорил:
    - Хотел бы познакомить тебя с Трэббером. Он - житель Небулона и он спас сначала тебя, а потом и меня...
    - Так, значит...
    - Да. Волны разметали нас в разные стороны. Сначала пошёл ко дну ты. Я боролся дольше твоего, но потом и мои силы закончили. Вот тогда и появился корабль Трэббера.
    - А я то уж думал, что это подводное чудище схватил. Думал, конец моему путешествию, и никто теперь чёрных пауков не остановит.
    - Найдётся и на чёрных пауков управа, - уверенно заявил Дар.
    Тут из-под потолка раздался механический голос:
    - Чёрные пауки являются обслуживающими элементами оболочки сферы номер двенадцать...
    - Кто это говорит? - изумился Арсон.
    Механический голос продолжал:
    - Это говорю я Трэббер, а корабельный компьютер помогает переводить мои слова на язык, понятный вам обоим. В памяти компьютера зашито несколько сот миллиардов языков сферы номер двенадцать.
    Арсон внимательнее посмотрел на Трэббера, и заметил, что рот его едва заметно приоткрывается и тут же закрывается, а к его горлу был прикреплён миниатюрный прибор овальной формы...
    Тогда юноша спросил:
    - А что это всё-таки за сфера номер двенадцать?
    - Вы называете эту сферу Многомирьем. Но, на самом деле, существует много таких сфер, связанных туннелями. В каждой из сфер - миллиарды миров.
    - А что за пределами сфер?
    - Космос.
    - А что в космосе?
    - Великая пустота, великий холод, а также - галактики состоящие из миллиардов звёзд.
    - А что такое звёзды?
    - Огромные шары из раскалённого газа. Они дают свет и жизнь.
    - А что за пределами космоса?
    - Это мне не известно, любознательный Арсон.
    - Ладно, давайте вернёмся к нашей сфере номер двенадцать!
    Арсон говорил деловито и возбуждённо. Он чувствовал себя героем, перед которым открывались заветные тайны мирозданья.
    - Быть может, пройдём в рубку управления? - предложил Трэббер.
    Арсон и Дар не отказались, и зашагали следом за Трэббером, который совершал весьма внушительные прыжки.
    Остался позади изгибистый коридор, и они очутились в помещении такой же овальной формы, как и то, в котором очнулся Арсон. За иллюминатором было видно высвеченное мощными прожекторами дно, над которым стремительно плыл корабль Трэббера.
    На дне росли, колыхались многоцветные водоросли самых причудливых форм. Также проплывали там рыбы и ещё создания, названия которым Арсон не знал. Некоторые из них, между прочим, выглядели весьма устрашающе...
    Но Трэббер, как казалось, не обращал внимания на то, что происходило снаружи. Он подпрыгнул к некой панели, на которой можно было заметить десятки или даже сотни крошечных кнопок. Трэббер ловко начал на эти кнопки нажимать. В результате, появилось изображение на ещё одном экране. Арсон впервые увидел "скорлупу мирозданья".
   
   * * *
   
    На экране была видна светло-серебристая, простирающаяся во все стороны оболочка. Некоторые из обычных, тридцатикилометровых миров находились совсем рядом с этой поверхностью, однако ж не приближались и не отдалялись от неё.
    Дар проговорил:
    - Вот на одном из таких миров - моя родина, которую я уж и не чаю увидеть. Мир Танген...
    Между тем, "скорлупа мирозданья" приближалась, и уже увидел Арсон, что её поверхность не такая уж гладкая, что есть там и трещины и пятна. Вот из одной такой трещины выскочил чёрный паук и, стремительно перебирая своими мощными металлическими лапами, побежал. Выглядело это настолько натурально, что Арсон даже сжал кулаки - юноше казалось, что вот сейчас паук прыгнет и окажется внутри корабля Трэббера.
    Но на пути паука оказался колодец, в который паук, не замедляя своего движения, и нырнул. Камера последовала за пауком.
    Арсон увидел залитые тускло-серебристым цветом, уходящие вдаль коридоры. Коридоров было очень много - они разделялись в разные стороны, они переплетались. Они были такими широкими, что по ним могло бы пролететь сразу с десяток драконов и такими узкими, что и один Арсон едва ли протиснулся бы. Часто на пути следования стремительной камеры попадались чёрные пауки. По большей части, эти пауки не двигались, а просто сидели, плотно вцепившись в стены. Находились они со всех сторон - и Арсон уже перестал понимать, где там потолок, где пол...
    Переработанный компьютером голос Трэббера вещал:
    - Устройство "скорлупы Многомирья" чрезвычайно сложное. Много функций выполняет она. Например: защищает от холода космоса, ну и, конечно, сохраняет воздушную атмосферу, в которой висят все знакомые и незнакомые вам миры. Чёрные пауки были созданы для того, чтобы чинить "скорлупу" в случае поломок. Естественно, и они не вечны, но у них есть возможность чинить себя, а также - собирать новых пауков из подручных материалов.
    - Извините, а кто создал "скорлупу", пауков и вообще - всё-всё-всё? - этот вопрос, конечно, задал любознательный Арсон.
    И получил тот ответ, который, к сожалению, и ожидал услышать:
    - ...Этого я не могу сказать. Но знайте, что Небулон - один тех миров на который поступает информация с разных частей Многомирья. Здесь, в башнях знаний, она записывается. В этих башнях мы можем узнать то, что вам нужно.
    - То есть?
    - То есть - то, с чего началось нестандартное поведение пауков. Сейчас мы как раз подплываем к одной из башен знания...
   
   * * *
   
    Корабль Трэббера подплывал к некоему сооружению. Пока что была видна только его нижняя, уходящее в дно Небулонского океана часть.
   Судя по тому, как обильно облепили эти массивные колонны твёрдые растительные наросты, судя по тому, как привольно чувствовали себя водоросли - сооружение было очень древним...
    Некоторое время корабль Трэббера плыл среди колонн, затем - оказался на платформе, которая весьма резво понесла его вверх...
    И вот они поднялись над уровнем воды. Ещё некоторое время платформа несла их вверх, но, наконец - остановилась.
    Теперь из корабля Трэббера выдвинулись ноги, и он весьма резво побежал по постоянно изгибающемуся, залитому перламутровым светом коридору...
    Несмотря на значительную скорость движения, Арсон заметил, что стены в этом коридоре были непростыми, но покрытыми причудливой, очень сложной, тонкой резьбой, которая и испускала этот мерцающий, перламутровый свет.
    Юноша спросил:
    - Что это так светит в стенах?
    Трэббер ответил:
    - Там - сжатая информация. То, о чём я говорил - данные о происходившем на разных мирах сферы номер двенадцать, то есть - Многомирья.
    - То есть - можно посмотреть, например, как я пас коз на Бааку, и как появился дракон, как унёс меня.
    - Конечно, причём с самых разных ракурсов.
    - А вы смотрели?
    - Конечно, нет. Разве же возможно смотреть сразу за всем: за миллиардами различных жизней?
    - А... Ведь моя родина не Бааку. Можно ли узнать, кто меня подкинул? Кто мои настоящие родители?
    - Арсон! - окликнул его Дар.
    - Да, извините, - смущённо вздохнул Арсон. - Конечно, об этом можно узнать как-нибудь в другой раз. А сейчас главное - понять, с чего началось безумие чёрные пауков...
    Корабль продолжал двигаться по изгибистому коридору. Там были и ступени, тоже покрытые замысловатой резьбой, и тоже излучающие перламутровый свет.
    Трэббер вновь повернулся к клавиатуре, некоторое время нажимал на клавиши, затем произнёс:
    - Интересующая вас информация может находится в блоке номер... - и Трэббер назвал весьма замысловатое число, которое Арсон тут же забыл.
    Корабль свернул с коридора в некое помещение и там сразу остановился. Трэббер пояснил:
    - Раньше можно было получить необходимые сведения, не выходя из корабля, но башни знаний - столь же древние, как и "скорлупа многомирья". В общем, придётся нам выйти...
    Арсон с готовностью произнёс:
    - Что ж - я не против, и очень даже рад такой возможности.
    - Вам надо быть осторожными, - молвил Трэббер. - Ведь вы уже обратили внимание на этот перламутровый свет.
    - Очень даже приятный свет, - отозвался Арсон.
    - Так вот - это не просто свет, это - утечка информация. Да - к сожалению, эта башня знаний уже впитала в себя столько информации, сколько может хранить. И теперь, чтобы записать новое, в виде этого перламутрового свечения выбрасывается накопленное раньше. Это события, происходившие в разных частях Многомирья миллионы лет назад. Если приблизить глаз к источнику этого свечения, то информация войдёт в мозг. И информации будет очень-очень много. Даже я не могу предвидеть последствий. Это зависит от индивидуальных особенностей ваших организмов...
    - Я буду осторожен, - сказал Дар.
    - Ну, и я, конечно, - кивнул Арсон.
    И вот в борту корабля открылась дверца, вытянулась вниз лестница. По этой лестнице резво запрыгал Трэббер, а за ним поспешили Арсон и Дар.
    Как только Арсон ступил на пол, у него слегка закружилась голова. Юноша прикрыл глаза, и тут - вспышка! Ему показалось, что он видит совершенно незнакомый пейзаж: поле с багровыми травами, над которым кружили в стремительном, грациозном и тревожном танце десятки малахитовых драконов.
    Дар встряхнул его за плечи, спросил:
    - Эй, ты чего?
    Арсон пробормотал:
    - Да так ничего. Всё нормально. Показалось чего-то...
    Трэббер внимательно посмотрел на Арсона и сказал:
    - Ты оказался более восприимчивым к излучению, чем я ожидал. Тебе лучше вернуться в корабль.
    Но Арсону очень хотелось побольше, повнимательнее посмотреть на эту чудесную башню знаний. Поэтому он ответил:
    - Со мной всё нормально. Это была просто секундная слабость. Больше этого не повториться.
    - Боюсь, ты не сможешь этого контролировать. Ладно, оставайся здесь. Но не отходи от нас...
    Вслед за Трэббером вылетел и некий аппарат, из которого тянулись многочисленные тоненькие трубочки. Вот эти трубочки и начали впиваться в отверстия на полу. Впивались и тут же отходили. Этот же аппарат переводил и слова Трэббера:
    - Невозможно сразу найти интересующую вас информацию. Сейчас поверхностно просматривается информация поступившая с определённого участка "скорлупы мирозданья" за последние три года.
    - А что это за "определённый участок"? - поинтересовался Арсон.
    - Тот участок, вблизи от которого находился город лазурных драконов. Скорее всего, именно на том участке и произошло нечто... Хотя, можно предположить и то, что пауки вышли из под контроля во всех участках скорлупы. Тогда это будет страшной бедой, которая грозит всему Многомирью. Впрочем, не будем думать о столь страшных вещах...
    Аппарат продолжал двигаться над полом. Трубочки втыкались в узкие отверстия с такой скоростью, что Арсон даже не успевал за ними уследить, у него даже в глазах начало рябить...
    Так проходили минуты, но ничего особенного не происходило. Трэббер нажимал на кнопки, что-то проверял, Дар делал маленькие шажки, передвигался за аппаратом и, как казалось, впал в транс.
    Арсон хотел было позвать своего желтокожего друга, но передумал. Он повернулся, начал оглядываться.
    За жемчужным кораблём Трэббера видны были высоченные двери, а за дверьми - коридор, по которому до этого летел корабль. Там мерцал перламутровый свет, но не равномерно. Некоторые места оставались затенённые, и, чем дольше Арсон глядел туда, тем отчётливее ему казалось, что там - кто-то стоит. И юноша крикнул:
    - Эй!..
    Дар повернул к нему голову, и спросил:
    - Ты чего?..
    - Да так, ничего. Показалось...
    - Чего показалось- то?
    - Ну, вроде стоит там кто-то, - и Арсон кивнул в сторону коридора.
    Тут Трэббер произнёс:
    - Здесь никого не может быть. Возможно, у тебя начались галлюцинации. В таком случае - настоятельно рекомендую вернуться в корабль.
    - Да нет у меня никаких галлюцинаций, - обиженно ответил Арсон. - Просто...
    Арсон уже сам не был уверен, что увидел кого-то постороннего, поэтому посчитал за лучшее промолчать. Трэббер вновь начал нажимать кнопки, изучать показания своего прибора. Ну а заворожённый Дар медленно передвигался следом и плохо воспринимал окружающее.
    И вновь Арсону показалось, что в коридоре кто-то стоит. На этот раз он быстро и бесшумно пошёл туда. Вот и коридор, вот и то тёмное место. Никого там не было. Арсон уже хотел вернуться, когда заметил, что в дальней части коридора, там, где коридор заворачивал, промелькнула чья-то тень.
    И вновь Арсон не стал никого звать, а, стараясь не издавать лишних звуков, побежал туда.
    Он и сам толком не знал, зачем ему надо преследовать кого-то неизвестного, даже если этот неизвестный вообще существовал. Скорее всего, им двигал азарт; хотелось в то время как Трэббер делал нечто очень важное, тоже сделать хоть что-то полезное. Быть может, этот неизвестный, скрывавшейся в тени, владел некой важной информацией?
    Вот и поворот коридора. Разгорячённый Арсон не заметил ступеньки и соскользнул вниз. Ступеньки в башне знаний были предназначены для корабля Трэббера, но не для человеческих ног. Высота их была - полтора метра. Так что у Арсона были все шансы больно ушибиться или даже сломать себе руку или ногу.
   Но поверхность, на которую он упал, отпружинила его. В результате - Арсон подлетел, но попал не на следующую ступеньку, а в боковой, узкий коридор. Этот коридор под значительным углом уходил вниз. И вот Арсон заскользил. Он пытался вцепиться в тот сложный рельеф трещин, которые покрывали стены, но они были слишком тонкими, и это ему не удавалось. Скорость скольжения возрастала. И вот Арсон завопил:
   - Спасите меня!! Спасите же!..
   Коридор резко заворачивал в сторону, но на повороте выступала плита, из которой исходило особенно сильное перламутровое свечение.
   На полной скорости Арсон вцепился в эту плиту. Смог удержаться, подтянулся и, забыв о предупреждении Трэббера, прижался к плите лицом. Перламутровый свет хлынул в его широко раскрытые от страха глаза. И была в этом свете сжатая информация о том, что происходило в одном из мест Многомирья в давние-давние времена.
   
   
    
    Глава 13
   
    Арсон обнаружил себя стоящим в коридоре с железными, значительно проржавевшими стенами. В некоторых местах стены были разодраны, свешивались металлическими листами. Из-под них торчали провода; слышалось шипенье, потрескивание, и другие неприятные звуки... Воздух был очень тяжёлым, спёртым, и поначалу юноше казалось, что он задохнётся.
    "Куда это я попал?" - думал он, оглядываясь по сторонам: "Неужели провалился в подвал башни знаний?.."
    И тут он услышал звуки, которые были тем первым действительно приятным впечатлением, которое он получил в этом месте. Звуки были очень мелодичными, можно даже сказать романтично-музыкальными, и Арсон уверенно пошёл к источнику этих звуков.
    Металлический коридор петлял, иногда от него ответвлялись другие коридоры, но Арсон не останавливался, шагал уверенно...
    Коридор расширялся в обширную залу, на стенах и на потолке которой висели ржавые трубы, также там стояли и торчали из-за разных углов баки - большие и малые. Некоторые из этих баков подрагивали и, судя по всему, были раскалены...
    Во за одним из этих баков и укрылся, пригнувшись к полу, Арсон. Он выглянул и понял, что в зале присутствует множество существ похожих на людей, а также - на людей совсем не похожих. Все они внимательно слушали девушку, которая стояла на помосте и даже с такого расстояния сразу поразила Арсона своей строгой, чистой красотой. Издали он уже смог разглядеть её лицо - открытое, честное. Это она вещала голосом, который он услышал издали, и на который так уверенно шёл.
    Арсону не нужен был переводчик - он понимал её, также как и все, присутствующие в зале:
    - ...Итак, мы близки от цели. Завтра - решающая битва. Или мы вырвемся из ненавистной темницы, или все погибнем. В ваших лицах я вижу решимость...
    И разные голоса отвечали ей уверенно:
    - Мы не дрогнем. Веди нас в бой, о прекрасная Изольда...
    А потом Арсон увидел, что Изольда направляется в его сторону. Он ещё мог бы отползти в сторону, укрыться за баком. Но он не хотел от неё прятаться. Он хотел находиться с нею рядом, и сражаться за то же, за что сражалась она.
    Вот и Изольда его заметила. Бывшие рядом с ней охранники подскочили к Арсону, хотели схватить его за руки. Но Изольда жестом остановила их. Она приветливо улыбнулась Арсону и спросила у него:
    - Я раньше не видела тебя. Кто ты?
    Арсон склонил голову и ответил вежливо:
    - Я Арсон... И я... Смею заверить вас, что я ваш друг... Ваша цель несравненно благородна. Я буду сражаться на вашей стороне...
    - Вот как? - Изольда мило улыбалась. - Почему же ты не смотришь на меня?
    - Я... я не смею... Вы прекрасны...
    Арсон вздохнул.
    - Что же. Посмотри на меня. Я прошу.
    И Арсон посмотрел. И уже не мог оторваться. Он любовался на Изольда. Казалось, в этой девушке воплотилась его давняя, затаённая мечта о красоте.
    - Позвольте мне следовать за вами? - вымолвил он.
    - Да. Пожалуйста, - кивнула она.
    Они прошли в помещение, отгороженное от залы ширмой. Изольда кивнула охранникам:
    - Вы можете идти.
    - Но... - хотел было возразить один из них.
    - Ничего-ничего. Я полностью доверяю этому молодому человека.
    Больше стражники не стали возражать, и вышли обратно в залу...
    Некоторое время Изольда смотрела в глаза Арсона, ну а Арсон - смотрел в её глаза. И, наконец, девушка проговорила тихо:
    - Ведь ты не здешний...
    - Да. По-правде говоря, я даже не знаю, что это за место. Я оказался здесь так неожиданно. Я услышал ваш... твой голос.
    - Да, называй меня, пожалуйста, на "ты". Так продолжай же.
    - Я не знаю, стоит ли говорить. История моя слишком невероятна. И я боюсь... боюсь...
    Арсон замолчал в смущении.
    - Боишься, что я не поверю тебе?
    Юноша молча кивнул.
    - Не стоит этого бояться. Ведь я знаю, что ты не можешь меня обмануть. Так что рассказывай, пожалуйста.
    И Арсон начал рассказывать. И о Бааку, и о появлении дракона и о чёрных пауках и об Эксилоне, и об радужном камне, и об Небулоне, и об Башне знаний, а также - и о своих друзьях он рассказал.
    Закончил так:
    - Теперь я начинаю понимать. Ведь Трэббер предупреждал меня, чтобы я не приближался к перламутровому свету, исходящему из плит. В мой мозг поступила информация о том, что происходило в одном из мест Многомирья в давние-давние времена. И всё же, если это действительно так, то почему я превратился в участника этих событий... Нет - не понимаю... Наверное, мой рассказ похож на бред? Как в такое можно поверить?..
    Изольда медленно провела ладонью по его плечу и проговорила:
    - Много невероятных историй доводилось мне слышать за свою жизнь, но всё же твоя история - самая невероятная... И я верю тебе - бывает и такое...
    - Спасибо вам за доверие.
    - Ведь я же говорила, что полностью верю тебе, Арсон. Ты не можешь обмануть меня... Ах, Арсон, Арсон, как же я завидую тебе.
    - Ты, прекрасная Изольда? Но почему же?
    - Да потому, что ты видел самое настоящее небо: бездонное, лазурное, с плывущими в нём облаками, с тучами, в глубинах которых вспыхивают молнии, или же совершенно безоблачное, ясное небо. Ты видел миры - такие разные, таящие столько загадок. Всё это - моя заветная, самая главная в жизни мечта. Это мечта о красоте, о свободе...
    - Ты, Изольда, сама - красота. Но как же ты не никогда видела неба?..
    - Хочешь посмотреть? Что ж. Не думаю, что это порадует тебя, но ты должен знать...
    Изольда подошла к ближней стене, и стремительным движением отдёрнула занавесь, которая там висела. Оказывается, что значительную часть стены занимало окно.
    Ну а по другую сторону окна увидел Арсон удивительный пейзаж. Огромные пространства были ограничены железными, ржавыми конструкциями: тянулись трубы, баки, какие-то сооружения. Некоторые из построек занимались сотни метров, а то и целые километры. Все эти нагромождения железа уходили вдаль; туда, где светило, прерывисто мерцая, нечто похожее на огромную лампу. Всё это было охвачено металлическим и тоже ржавым куполом.
    - И что это такое? - спросил Арсон.
    - Вот это - мир, в котором мы были обречены жить, - просто ответила Изольда.
    - А как же небо, облака, другие миры?
    - Обо всём этом, прекрасном, знали некоторые из нас. Вот, в том числе, и я. Но здесь мы как в тюрьме, хотя не совершали никаких преступлений. Вся красота, которую ты привык видеть с детства, на которую, может, и особого внимания не обращал - она вот за этим металлическим куполом.
    - Кто же вас сюда заточил?
    - Это произошло в давние времена. Наши предки построили нечто похожее на огромную станцию. Они хотели создать улучшенную, хотя и миниатюрную модель Многомирья. Они переселились в своё творение - вот сюда...
    Изольда указала на безрадостный пейзаж, открывающийся за окном.
    - ...Когда-то всё это выглядело гораздо лучше. Нашим предкам прислуживали роботы. Это всевозможные сложные механизмы, которые постепенно захватили власть над изнеженными переселенцами.
    - Но как же это допустили?
    - Подробности неизвестны. Это произошло много веков назад. С тех пор мы обязаны были работать на роботов: сооружать такие вот трубы, новые коридоры, и ещё много-много чего - ненужного и вредного для нас, но служащего целям этих коварных созданий... Но вот началось восстание... Об этом долго можно рассказывать, можно написать не один захватывающий роман, но времени у нас уже не так много... Сколько сражений позади, сколько славных героев погибло, и вот мы уже почти у самой цели... Наша армия - возле ворот, за которыми - свободное небо. Предстоит последняя битва, и неизвестно, кто в ней победит, потому что наши силы и силы роботов примерно равны.
    - А ты, Изольда - неужели ты предводительница?
    - Предводителями восставших были мои родители. Но и отец и мать погибли в одном тяжёлом сражении, три года назад...
    Голос Изольды стал печальным, она вздохнула, помолчала, а потом проговорила:
    - И вот уже три года как я предводительница восставших. Они любят меня, они преданы мне. И я верю им, и... тебе... Арсон, скажи, ты готов сражаться?
    - Изольда, ты могла бы и не спрашивать. Пусть я и не великий воин, но я все своим силы отдам для победы... Скажи только, получу ли я оружие?
    - О да, Арсон, ты получишь оружие. И мы будем сражаться рядом, плечо к плечу. Этого хочу, и этого хочешь ты...
   
   * * *
   
    Как показалось Арсону, совсем немного времени прошло, и вот он уже получил оружие. Оно было неудобным, через чур тяжёлым, его приходилось крепить к груди и к поясу, оно значительно стесняло движения юноши, но, как объяснила Изольда - только такое мощное оружие могло уничтожить роботов.
    Вскоре после этого Арсон увидел армию восставших. Это было действительно внушительное скопление разных удивительных существ. Арсон старался держаться ближе к Изольде, но не всегда это удавалось, потому что её окружали военачальники, которым предводительница отдавала различные указания...
    Началось наступление. Армия восставших двигалась и по коридорам и на открытом пространстве. В них начали стрелять. Один огневой заряд опалил лицо Арсона и он упал, тяжёло закашлялся.
    Рядом с ним оказалась Изольда, и, ободряюще улыбаясь, произнесла:
    - Ничего страшного... Поднимайся... Победа близка!
    И она помогла Арсону подняться. Вместе они бежали вперёд, к ржавому куполу, который скрывал от них небо.
    Вот Арсон увидел роботов. Они были громадными: похожими на ходячие многоэтажные дома. Но, главное было знать их уязвимые места, и стрелять именно в эти места. Изольда подсказывала Арсону, куда стрелять...
    И когда Арсону удалось подбить одного робота и тот с оглушительным грохотом, сотрясая трубы и металлические постройки, рухнул - юноша закричал оглушительное, восторженное: "Ура-а-а!!" - и ринулся в атаку...
    Через некоторое время, о продолжительности которого Арсон не мог сказать, потому как во время битвы время искажается самым причудливым, невероятным образом - все роботы были уничтожены. Ещё надо было похоронить погибших участников восстания (а таковых было очень много), но всё это - потом; а сейчас главное - увидеть небо.
    Арсон, рука об руку с Изольдой, пробирался среди проводов, по трубам по железным коридорам...
    И вот небо!
    В отдалении и вблизи летели величественные, огромные облака; среди них висели миры. Арсон обрадовался... а уж как обрадовалась Изольда! Она обняла, крепко поцеловала юношу, а затем - схватив его за руку, прыгнула с ним вниз...
    - Что же ты сделала? - изумился Арсон.
    - А что?! - засмеялась Изольда и снова поцеловала его. - Ведь мы умеем летать!!
    - Я не умею, - признался Арсон.
    - Ну, так я тебя научу. Это так легко! Так естественно! Просто устремись вперёд...
    Арсон попробовал и... у него получилось! Он действительно летел среди облаков, а Изольда летела рядом с ним.
    - Нравится тебе? - спросила девушка.
    - Никогда-никогда не испытывал я чувства, столь прекрасного! - ответил он. И это было правдой.
   
   
   
    Глава 14
   
   - Очнись, Арсон! - потребовал Дар и встряхнул его за плечо.
   Арсон открыл глаза, приподнялся, и понял, что он находится в Башне знаний. Правда, уже не в том узком, уходящим под большим углом вниз туннеле, а на лестнице с высоченными ступенями. Рядом стояли Дар и Трэббер.
   Арсон пробормотал:
   - А я, оказывается, умею летать.
   - Что ты мелешь? - сурово спросил Дар.
   Арсон начал пересказывать то, что он видел. С восторгом говорил об Изольде и о полёте.
   - Ну, хватит, - прервал его Дар. - Всё, что ты видел - уже давным-давно прошло, и Изольда стала прахом.
   - Да - я понимаю. Перламутровый свет попал мне в глаза, и заключённая в нём информация так повлияла на мой мозг. И всё же, почему я был не сторонним наблюдателем? Как я мог стать прямым участником тех давних событий?
   На этот вопрос ответил Трэббер:
   - Ты всё время находился здесь - в башне знаний на Небулоне. Изольда действительно когда-то жила, но с тобой она ни разу не встречалась. Можно сказать, что тебе приснился правдоподобный эпизод из её жизни.
   - Но ведь я воспринимал всё как наяву. Даже боль чувствовал. Вот скажите: на моём лице нет следов от ожога?
   - Конечно, нет, - ответил Дар.
   - А летать я не умею?
   - Ты что - по настоящему спятил? - поинтересовался Дар.
   - Нет. Но ведь под конец мы полетели. И теперь мне кажется удивительным: как это у меня нет крыльев, и я не умею летать.
   - Ну так ты попробуй прыгнуть с верхней площадки башни знаний! Высота - пятьсот метров над уровнем Небулонского океана...
   - Ладно, я понимаю, что мои слова звучат, по меньшей мере, глупо.
   - Это я поступил глупо, что не следил за тобой. Впрочем, и на меня перламутровый свет повлиял не лучшим образом. Я словно в прострации находился.
   - Ну а удалось найти необходимую информацию?
   На этот вопрос Арсона ответил Трэббер:
    - Да. Удалось найти и перекачать в мой корабельный компьютер. Так что прошу...
    Из-за угла, перешагивая высоченные ступеньки, выскочил корабль Трэббера. И трое путешественников поднялись по выдвинувшейся из него лестнице...
   
   * * *
   
    Арсон, Дар и Трэббер уселись в удобные, мягкие кресла, которые выдвинулись из пола в рубке управления жемчужным кораблём. Трэббер произнёс несколько слов, и вот одна из стен обратилась в экран...
    Уже на понятном Арсону и Дару языке, Трэббер проговорил:
    - Для того, чтобы понять произошедшее с чёрными пауками, мы должны просмотреть события на мир номер семьсот миллиардов две сорок три миллиона... А, впрочем, сами обитатели этого мира называют его Ирр-Дрра- Грразз... Вот, посмотрите...
    И на экране появилось изображение мира, который был больше обычных миров, но всё же являлся миром-гигантом. Арсон на глаз оценил его размеры в сто двадцать километров, а Трэббер подтвердил его предположение.
    Также как и в каждом мире Многомирья, у Ирр-Дрра-Грраза имелись свои характерные, неповторимые особенности. В центре светлой стороны возвышалась колонна, выточенная словно бы из хрусталя.
   У подножия этой прекрасной колонны, в долине, где преобладали камни всевозможных оттенков зелёного цвета, расположился низкий, и в основном уходящий под почву город, где жили трудолюбивые существа Иррберги. Формой тела они были похожи на людей, но всё же особенности их мира - Ирр-Дрра-Грраза, а также - тех зелёных камней, в окружении которых они проводили большую часть жизни, делали их самих зеленоватыми, полупрозрачными, похожими на статуи из драгоценных каменьев.
   Обитатели окрестных миров знали Иррбергов как непревзойдённых мастеров по обработке камня. У них заказывали многие изделия, и Иррберги за совсем незначительную плату изготавливали настоящие сокровища. В общем, эти Иррберги были существами трудолюбивыми и не собирались ни с кем воевать...
   Но, столь разнообразны миры Многомирья, столь же разнообразны и их обитатели. И нет двух индивидов абсолютно друг на друга похожих. Ну а некоторые весьма сильно отличаются друг от друга.
   Среди Иррбергов родился и рос один, по имени Ирронгард. Перспектива всю жизнь провести в норе, вытачивая прекрасные, но не нужные ему вещи, тяготила честолюбивого и талантливого юношу.
   Не было у Ирронгарда друзей. Всё, что он мог найти, это сочувствие, а в сочувствии он не нуждался - ему нужны были деятельные участники. Всё чаще отлынивал он от однообразной, хоть и творческой работы и уходил на тёмную сторону Ирр-Дрра-Грраза. Там, в тишине, в извечном сумраке бродил среди холодных, безжизненных камней, и проклинал судьбу.
   ...На экране в корабле Трэббера появилась такая картина: унылый пейзаж тёмной стороны Ирр-Дрра-Грраза, и лежащий в низине покорёженный чёрный паук. Со стороны это место не было заметно, и Ирронгард набрёл на него совершенно случайно, во время одной из своих затяжных прогулок.
   Из всех многочисленных глаз паука горел только один, да и тот мерцал, готовый в любое мгновенье потухнуть. Багровый отсвет появлялся и исчезал на ухмыляющемся лице Ирронгарда...
   Ирронгард был готов на всё ради достижения своей, ещё не вполне ясной цели.
   Паук - на самом деле и громадный, и страшный, вовсе не пугал юношу. Ведь это металлические создание было чем-то совсем необычным для мира Ирр-Дрра- Грраза.
   Ирронгард спросил:
   - Кто ты?
   В ответ он получил лишь скрип, да вялое дрожанье металлических конечностей паука. Ирронгард, который во время своих одиноких скитаний приобрёл привычку разговаривать сам с собой, молвил:
   - Ты неисправен, но всё же тебя можно починить...
   Он огляделся, запоминая это место, и зашагал обратно, приговаривая:
   - И я починю тебя, чего бы мне это ни стоило.
   Ирронгард вернулся на светлую сторону Ирр-Дрра-Грраза затем только, чтобы забрать свои вещи и перебраться обратно на тёмную - поближе к чёрному пауку. Правда, потом он ещё ни раз посещал жилища Иррбергов, выменивая, а иногда и выкрадывая те инструменты, которые ему были необходимы.
   И, наконец, он пропал на многие месяцы...
   Иррберги недолюбливали мрачного Ирронгарда, и не очень то ждали его возвращения. А он всё это время усердно работал на тёмной стороне Ирр-Дрра- Грраза.
   В неизменном сумраке летели дни и ночи, а он трудился, со страстью разбираясь в устройстве чёрного паука, да ещё, когда уж совсем донимал голод, делал вылазки на сумрачную сторону, где наскоро питался безвкусными плодами.
   В конце-концов Ирронгард понял, что источники питания паука повреждены, а некоторые из зелёных кристаллов, которые можно было найти в расщелинах его родного мира, вполне подходили для того, чтобы заменить эти источники.
   Но Ирронгард не без основания опасался, что, если он сразу починит чёрного паука, то тот не станет ему служить, а, скорее всего, улетит туда, откуда прилетел. И поэтому Ирронгард работал осторожно...
   Целый год напряжённого труда - без света, без общения, наедине с одним собой... Прежде Ирронгард был склонен к безумию, теперь он стал настоящим безумцем. И у этого безумца была вполне определённая, хотя, конечно, и безумная цель - стать властелином мира.
   Теперь он уже в совершенстве разбирался в действительно сложном устройстве чёрного паука. И, для начала, он подключил только его информационный блок.
   Так Ирронгарду стало известно, что существует оболочка, или "скорлупа" мироздания, что внутри этой "скорлупы" обитают бессчётные миллиарды чёрных пауков, которые на самом деле были роботами, предназначенными для того, чтобы поддерживать эту "скорлупу" в порядке, защищать бессчётные, маленькие миры от смертельного холода наружного космоса.
   Один из пауков был перед Ирронгардом, но надо было добраться до других, заставить их служить ему. Как это сделать?..
   Из того же информационного блока Ирронгард узнал, что в туннелях "скорлупы" существуют компьютерные терминалы, от которых чёрные пауки, в случае надобности, получают команды по насущным проблемам.
   Перед Ирронгардом встала новая задача - пробраться к одному из таких терминалов, перепрограммировать его и отдать паукам новую команду: захватывать миры, внушать везде ужас; а, если встретиться сопротивление - уничтожать непокорных!
   Простой Иррберг не справился бы с такой задачей, но, как уже говорилось: Ирронгард был чрезвычайно талантливым юношей. Ему удалось казалось бы невозможное: он перепрограммировал чёрного паука так, чтобы он служил ему.
   И вот над тёмной стороной мира Ирр-Дрра-Грраз поднялся чёрный паук, некоторые механизмы которого оставались неисправными, потому что их невозможно было починить без специального оборудования и материалов, которых у Ирронгард. Но, по крайней, мере этот чёрный паук мог летать, и служил Ирронгарду.
   Что касается самого Ирронгарда, то он находился внутри чёрного паука. Там было достаточно места, чтобы разместиться со всеми удобствами...
   Через устройство внешнего наблюдения, Ирронгард видел, как они приближаются к "скорлупе". Выполняя его команды, чёрный паук приземлился и побежал к ближайшему отверстию. Вскоре он уже нёсся по внутренним коридорам "скорлупы".
   Навстречу попадались и другие пауки, однако - они не обращали внимания на покорёженного собрата. Ведь у этих древних созданий часто случались поломки: то лапа железная отвалиться, то ещё что-нибудь...
   И, наконец, они добрались до терминала. Здесь Ирронгарду пришлось вылезти наружу. Его паук встал так, чтобы другие пауки, пробегавшие из стороны в сторону по разным делам, не заметили Ирронгарда.
   Ирронгард начал вводить в терминал свою программу. Он тревожно оглядывался; опасался, что его всё же могут заметить...
   А потом запись прервалась. Арсон, Дар и Трэббер глядели на чёрный экран.
   
   * * *
   
    Арсон воскликнул:
    - Ну вот! На самом интересном месте закончилось!.. Что дальше - можно узнать?
    Трэббер ответил:
    - Этот Ирронгард действительно гениальный, хоть и безумный изобретатель. Он узнал, что информация из всех уголков Многомирья куда-то передаётся. И он смог отключить эту передачу на определённом участке. Мы не знаем, что произошло после того, как Ирронгард ввёл свою программу в терминал, однако - мы можем догадываться об этом. Его замысел удался. По крайней мере: частично удался. Чёрные пауки начали захватывать миры.
    - И как далеко они уже разлетелись? - спросил Дар.
    - Миры, захваченные ими, перестают передавать какую-либо информацию. Что там происходит сейчас - неизвестно. Таких миров сейчас уже насчитывается уже около шестидесяти тысяч.
    - Ничего себе! - присвистнул Арсон. - И, наверное, Бааку, с которого я улетел, тоже уже захвачен.
    - Судя по всему - да, - ответил Трэббер.
    - И вы так спокойно об этом говорите! - возмутился Арсон.
    - А почему я должен волноваться? Многомирье огромно, и много в нём всего происходит - и хорошего, и плохого...
    - Но ведь это смертельно опасно для вас!
    - Для меня не опасно, - произнёс Трэббер. - Со своей скоростью распространения они доберутся до сюда примерно через пять, а, может, даже и через шесть тысяч лет.
    - А как насчёт Радужных камней? - не унимался Арсон. - Вот начнут они скакать со скоростью света, и за три часа до сюда доберутся.
    - Очень маловероятно. На сколько я понял их тактику, они не будут залетать столь неожиданно вперёд, они будут разлетаться равномерно. А главное - исходят они только из одного места на "скорлупе" Многомирья - то есть от того места, где Ирронгард ввёл в терминал свою программу.
    Арсон догадался, что Трэббер сам не уверен в своих словах. Ведь не мог он совершенно точно знать, что хитроумный (и безумный) Ирронгард не попытается использовать радужные камни.
    - Так, стало быть, вы не станете нам помогать? - спросил Арсон печальным и суровым голосом.
    И Трэббер ответил:
    - Почему же не стану? Раз вы добрались досюда, так почему же вам не помочь? Дело то ваше, в общем-то, благое. Полетите обратно с комфортом, на таком же вот корабле...
    И он указал своими почти лягушачьими лапками на внутренности жемчужного корабля:
    - ...Будет у вас и оружие, и защита, и провиант. Но всё же и оружия, и защиты, и провианта будет недостаточно, чтобы одержать победу. Уничтожите сто, может тысячу чёрных пауков, а их - миллиарды. То есть - ваша задача...
    - Да я уже понял нашу задачу, - возбуждённо проговорил Арсон. - Мы должны будем пробраться внутрь "скорлупы", найти там Ирронгарда и заставить его перепрограммировать терминал, чтобы все пауки стали прежними. И мы это обязательно сделаем, только... У нас ещё есть друзья - на Эксилоне они остались. Дракон и Тэя - они были схвачены. А что с ними сейчас я не знаю. Но мы их обязательно должны освободить. Вы нам поможете?
    - Вы отправитесь туда на корабле, который я вам подарю, - проговорил Трэббер. - Что же касается Ирронграда, то вряд ли вам удастся заставить его перепрограммировать терминал. Так что ваша задача просто добраться до этого терминала, и загрузить в него программу, которая уже составлена, и также находится внутри корабля.
    - Спасибо вам огромное! - воскликнул Арсон, а затем спросил, - Ну а вы... Останетесь здесь?
    - Конечно. Зачем же мне улетать с Небулона? Может, здесь появятся и другие существа - обитатели Многомирья, и им понадобиться какая-нибудь помощь... А я им постараюсь помочь.
   
   * * *
   
    И вот они вышли из корабля Трэббера в коридор башни знаний. Оказалось, что уже подошёл такой же, сияющий мягким жемчужным светом корабль.
    Трэббер давал последние наставления:
    - Корабль настроен на то, чтобы понимать ваши голосовые команды. Он способен на многое, но далеко не на всё. Как я уже говорил - с армадой чёрных пауков он вряд ли справится. Так что - будьте осторожны. Ну и, конечно, удачи вам... Да - и не забывайте о программе, которую надо загрузить в терминал.
    Арсон и Дар ещё Ра поблагодарили Трэббера, попрощались с ним, и взошли на борт нового корабля. И этот жемчужный корабль приветствовал их:
    - Здравствуйте, дорогие друзья. Ведь вы хотите отправиться обратно на Эксилон?
    - Совершенно верно, - ответил Арсон.
    - А ещё бы не помешало хорошенько поесть и выпить. Найдётся чего-нибудь? - с большой надежной поинтересовался Дар.
    Надежда оказалась ненапрасной. Корабль уже готовил для них кушанья: это были и супы с незнакомыми, но очень вкусными овощами и мясом; помимо того - всевозможные пирожки, котлеты; блюда из обитателей Небулонского океана, ну и конечно - выпивка...
    Дар и Арсон развалились в креслах перед экраном наружного обзора. Корабль летел в нескольких метрах над волнами Небулонского океана. Погода была ненастной: дул ветер, сверкали молнии, океан бушевал, но внутри жемчужного корабля друзья чувствовали себя в полной безопасности.
    Дар отхлебнул сока, и спросил:
    - А чего-нибудь покрепче не найдётся?
    - Алкогольные напитки не рекомендуются. У вас впереди очень важные, ответственные дела. - проворковал корабль.
    - Ну до этих дел ещё дожить надо! - хмыкнул Дар.
    - Возможно, ждать осталось совсем недолго.
    - Ну ладно-ладно. Перебьёмся пока и этим соком. Кстати, готовишь ты просто отменно. Давно я такого не кушал. Хотя... у Тэи тоже замечательная стряпня была. Можешь с ней посоревноваться в кулинарных способностях...
    - А музыку не желаете? - осведомился корабль.
    - А давай! Уж лететь в бой, так с полным комфортом, - улыбнулся Дар.
    И вот зазвучала приятная музыка, голос корабля вплетался в неё, пел что-то на незнакомом Дару и Арсону языке.
    А впереди, среди высоких волн бурного океана уже видна была колонна на вершине которой находился радужный камень. К этому камню и летели они...
   
   
   
    Глава 15
   
    - Ведь мы же потеряли радужный молот! - крикнул Арсон, когда корабль поднялся к радужному камню.
    - Я его вынужден был выпустить, когда в океане плескался, - проворчал Дар.
    Корабль, не нарушая музыкальной линии, ответил:
    - Радужный молот уже поднят со дна океана, и находится у меня...
    На экране внешнего обзора появилось изображение днища корабля. Оттуда выдвинулась изящная, жемчужная рука, которая уверенно сжимала радужный молот.
    И, когда они уже находились над камнем, рука замахнулась (конечно, это была не настоящая, а механическая рука), и ударила молотом по камню.
    И тут же радужное сияние окружило корабль, проникло и внутрь - тончайшими, тёплыми прикосновениями прильнуло к лицам...
    Первое путешествие не было таким комфортным, а теперь Арсон улыбался... Примерно через полчаса юноша спросил:
    - А мы вообще - в ту сторону летим?
    - Приближаемся к Эксилону, со скоростью света, - ответил корабль.
    - А как же выбирать направление... Ну, то есть я хотел сказать - как это получилось, что мы вот именно теперь возвращаемся, а не летим куда-нибудь в глубь Многомирья?
    Корабль пояснил:
    - Но ведь Радужные камни тоже живые существа; просто не похожие ни на вас, ни на меня. И они понимают наши чувства, наши желания. Если мы хотим попасть на Эксилон, то именно в его сторону они нас и направят... И если бы не ваше желание, помноженное на желание радужных камней, то смогли бы вы остановиться с такой точностью - именно на Небулоне. Ведь ежесекундно вы пролетали тысячи миров.
    - Теперь понимаю, - молвил Арсон. - Я уж столько чудес видел, что ничему не удивляюсь...
    И полёт со скоростью света продолжался. Они слушали музыку, они дремали, набирались сил.
    А потом музыка прервалась и корабль предупредил:
    - Через минуту мы будем на Эксилоне!
   
   * * *
   
    Радужное сияние неожиданно исчезло - путешествие закончилось. Они вновь оказались на Эксилоне. Арсон сразу узнал внутренний двор пристройки.
    И тут же - взрыв! Бабахнуло совсем рядом, полетели куски стены, стремительно начали наплывать клубы дыма.
    Арсон крикнул:
    - Вот так встреча! Нас уже обстреливают!
    А Дар отозвался:
    - Похоже, что не только нас!
    Сверху на двор рухнул, забился, со свистом рассекая воздух своими железными конечностями, чёрный паук. Он, как и другие чёрные пауки, был огромным. Он ломал каменные стены, он разрывал мостовую. Но и сам этот чёрный паук был повреждён - из внушительной пробоины на его боку валил ядовитый дым.
    - Да что же это такое происходит? - в недоумении спросил Арсон, и тут же отдал команду. - Поднимайся!
    Корабль Тэббера подчинился ему - плавно и стремительно взмыл вверх. И тогда Арсон и дар увидели Эксилонское небо.
    Сильно изменилось оно с того времени, как они были здесь в последний раз. Вечерело, воздух полнили загадочные тени, но желанного спокойствия не наступало. Эксилон атаковали чёрные пауки.
    Они спускались из глубин воздушного пространства, от тех миров, которые уже были захвачены ими. Они были выстроены чёткие ряды, и образовывали строгие геометрические фигуры.
    Навстречу чёрным паукам с поверхности Эксилона летели военные корабли самых разных форм и размером. Очень много было этих Эксилонских кораблей, но все же их количество ни в какое сравнение не шло с численностью паучьей армады.
    И лишь тот факт, что чёрные пауки были лишены оружия дальнего боя, пока что спасало Эксилон. Боевые корабли неустанно палили по паукам, и те - рассечённые, дымящиеся, падали вниз. Из-за этого, в городском парке, а также и в некоторых местах славного города Штаара уже начались пожары. И там, в дыму, среди развалин, можно было видеть до сих пор не добитых пауков. Они метались из стороны в сторону, учиняя новые разрушения.
    Арсон спросил у корабля:
    - А у тебя есть оружие?
    - Да. И я готов к сражению, - ответил корабль.
    - Ну, тогда вперёд! В атаку! - возбуждённо крикнул Арсон.
    Жемучжный корабль Трэббера понёсся, облетая одно из крыльев паучьей армады. Одновременно из корабля полетели зеленоватые, полупрозрачные шары, внутри которых стремительно извивались тончайшие нити. Достигнув того или иного паука, шары лопались, а нити выплёскивались из них и обхватывали врага. Схваченный паук уже не в силах был пошевелиться и падал вниз.
    Арсон возбуждённо кричал:
    - Так им! Давай ещё! Ещё! Ещё!
    Тут Дар произнёс:
    - А вот, кажется, и твой старый друг появился.
    Дар указал на того, кого Арсон поначалу принял за ещё один Эксилонский корабль. Но это был не корабль, а дракон. Вот он испустил щедрый поток пламени - сразу несколько попавших в него пауков слиплись в раскалённую массу и полетели вниз.
    Тогда Арсон направил к дракону мысленный импульс: "Эй! Ты слышишь меня?! Это я, Арсон!"
    И в ответ приятный голос дракона вспыхнул в его сознании: "Ты вернулся как раз вовремя. Бой здесь кипит жаркий! Покажи свою преданность Эксилонцам! Быть может, это нам пригодиться"
    Арсон и рад был поучаствовать в битве, но все за него делал корабль Трэббера - и стрелял, и увёртывался от многочисленных пауков, которые норовили его схватить. Через некоторое время в голове Арсона вновь прозвучал голос дракона:
    "Вижу, путешествие на Небулон не было напрасным?"
    "Очень даже полезным! А у вас тут как?! Не посадили вас, стало быть, в зверинец?"
    Дракон, уничтожив ещё нескольких пауков, ответил:
    "Посадили. Я ведь слишком большой, меня не спрячешь. А вот Тэя в самое последнее мгновенье превратилась в бабочку, и все время оставалась рядом со мной... Я не бездействовал..."
    В течение нескольких следующих минут дракон уничтожал мчавшихся на него пауков, затем вновь обратился к Арсону:
    "Посредством телепатии, я общался с местным королём Подикусзом V. Поначалу он не хотел меня слушать, даже приказал меня казнить, но после того как я показал ему образы паучьего вторжения, он призадумался... Эксилонская армия была подготовлена к вторжению врагов, а меня всё не выпускали. Тэя-бабочка находилась рядом со мною, предлагала помочь мне улететь, но я отвечал: нет, пуская отпустят сами Эксилонцы, пуская поймут, что я не враг и не убегаю от них... Король Подикусз V, к сожалению, оказался весьма трусливой и консервативной личностью. Он так и не отдал приказа освободить меня... Так что, когда началось вторжение пауков, я вынужден был разрешить Тэе помочь мне..."
    "И где же сейчас Тэя? Она с тобою?" - спросил Арсон.
    "Нет. Я ей не разрешил. Здесь слишком опасно. В меня, кстати, уже стреляли Эксилонцы. Но раны мои незначительны. Надеюсь, теперь эксилонцы увидели, что я им хочу помочь..."
    Сражение продолжалось ещё, по меньшей мере, час. За это время только корабль Трэббера сбил не менее двух сотен чёрных пауков. А уж сколько тысяч этих опасных созданий уничтожили Эксилонские корабли - невозможно было сосчитать. Пауки тоже не оставались в долгу - настигнув какой-нибудь корабль, они вцеплялись в него своими металлическими клешнями и методично начинали раздирать. В результате - корабли либо взрывались в воздухе, либо падали.
    Но вот паучья армада остановилась, а потом полетала обратно, в небо. Никто не думал их преследовать. Эксилонцы спешили спуститься вниз, к родному городу, во многих местах которого бушевали пожары.
    Согласно с желанием Арсона и Дара, корабль Трэббера полетел навстречу дракону. Только они встретились, как корабль доложил:
    - Местные власти пытаются выйти с нами на связь.
    Дар проворчал:
    - Век бы я этих властей не видел! Ну да ладно! Давай уж - выходи на связь.
    Здесь впору было вспомнить, что Дар сам немало пострадал на Эксилоне и даже едва не стал рабом. Вот высветился экран связи и на нём появилось полное, бледное лицо самого короля. Судя по его выпученным глазам, он был очень перепуган. Корабль, передавая слова правителя, закаркал на непонятном Арсону языке, а Дар начал отвечать таким же каркающим голосом.
    Король спрашивал:
    - Кто вы такие?
    - Те, кого вы чуть не укокошили, - говорил Дар.
    - Вы ведь не с пауками прилетели?
    - Мы - против пауков, и мы знаем, как их остановить. Но, кстати, неплохо было бы нам и награду за такие сведения получить.
    - Будет вам награда! Только расскажите скорее, как этих чудищ остановить!
    - Не так быстро, король. Сначала устройте достойный приём для меня и для моих друзей. Арсон, Тэя и дракон входят в их число.
    - Заверяю - все ваши желанию будут исполнены. А сейчас следуйте за охранным кораблём - он укажет вам, где посадочная площадка.
    Когда Дар отключил связь, Арсон попросил, чтобы он пересказал диалог с королём, и Дар выполнил эту просьбу.
    Арсон возмутился:
    - Неужели ты думаешь о пире, когда всем мирам грозит опасность?
    - Пускай будет хотя бы какой-нибудь, хотя бы небольшой пир. Прежде чем отправиться в самое опасное путешествие, мне бы хотелось, чтобы Эксилонцы послужили мне. А то уже надоело гнуть на них спину...
    Арсон вновь хотел возмутиться, но тут вмешался дракон. Его голос прозвучал одновременно и в голове Арсона и в голове Дара: "Действительно, такой небольшой пир не помешает. Устал я, устали вы... И я уж не буду говорить, сколько сил потратил за время этого сражения, но от стада упитанных овец не отказался бы!"
    Жемчужный корабль Трэббера летел за охранным кораблём. Уже наступила ночь, и поэтому особенно отчётливо выделялись пожары. Языки пламени видны были и вблизи и вдалеке, а над горизонтом вздымались зарева. С ещё более дальних мест наплывали, застилая небо, клубы тёмного дыма, и все казалось, что из этой мрачной завесы ринуться новые полчища пауков. Арсон проговорил задумчивым, печальным голосом:
    - Эксилону удалось отбить эту атаку, но долго он не продержится. Ведь пауки неисчислимы.
    - А вот об этом ты лучше скажи королю, - посоветовал дракон.
   
   * * *
   
    Жемчужный корабль Тэббера опустился возле высоченного дворца, который почти не пострадал от паучьей атаки. На просторном дворе нашлось место и для дракона. И уже было известно, что дракон желает полакомиться - для него приготовили целое стадо откормленных овец.
    Ну а Арсона и Дара встречала пышная процессия. Больше всего там было высоких, бледных людей со впалыми щеками - коренных эксилонцев, но присутствовали также и представители других народов.
    Облачённый в золотой наряд эксилонец проговорил:
    - Король Подикусз V из-за пережитого занемог, и поручил мне встретить вас. Пройдёмте.
    Только процессия начала подниматься по ступеням к парадному входу, как Арсон воскликнул:
    - Изольда!
    Перед ним стояла та, которую он случайно увидел в башне знаний на Небулоне: прекрасная, решительная Изольда. Арсон глупо улыбался и говорил:
    - Но как же это так? Ведь Тэббер предупреждал, что ты умерла давным-давно, и наша встреча в реальности невозможна.
    Изольда улыбнулась ему в ответ и молвила:
    - Я не совсем та, о которой ты мечтаешь, но я стараюсь быть похожей на неё. Я - Тэя.
    - Ах, Тэя! Так тебя уже приняли здесь?
    - Вынуждены были принять. Посмотри, как они растеряны. Сейчас они готовы ухватиться за любую помощь. Ну это и не удивительно. Ведь никто из них не помнит такого страшного нашествия.
    Процессия прошла во дворец, а Арсон даже не обратил внимания на ту чудесную залу, в которой они оказались - ведь рядом, рука об руку с ним, шла Изольда.
    Дар наклонился и быстро шепнул Арсону на ухо:
    - Счастливчик. Она действительно прекрасна.
    Они миновали прихожую, поднялись по ещё одной лестнице и оказались в начале анфилады из зал. Причём, несмотря на внушительные размеры этих помещений, места для различных сокровищ, произведений искусства, в них не хватало.
    И, наконец, они вошли в залу, стены которой покрывали золотые барельефы, а в подсвечниках мерцали волнующим светом тысячи свечей. Во главе длинного стола на троне восседал сам король Подикусз V. Он уже успел напиться, и поэтому выглядел не таким испуганным, как вельможи и дамы. Вдоль стен, а также возле больших, выходящих в сад окон, стояли стражники. Король приветствовал вошедших громким возгласом:
    - У меня нет причин, чтобы не доверять вам! Вы славно сражались сегодня! Так говорите же - как навсегда избавиться от чёрных пауков?
    Дар понял эти слова, а для Арсона их перевела Тэя-Изольда. Дар ответил:
    - Вот за столом, наслаждаясь вашими угощеньями, мы и поговорим на эту тему.
    Король хлопнул в ладоши и слуги отодвинули для гостей стулья, что же касается кушаний, то они уже были приготовлены заранее.
    Арсон мысленно обратился к дракону: "Ну, как ты там?", и получил ответ: "Очень даже неплохо. Хотя вкус у этих овец странноватый, но я уже вполне наелся. Так что можешь с чистой совестью приступать к трапезе, которую там для вас приготовили".
    Арсон уселся и, несмотря на то, что незадолго до этого неплохо покушал на корабле Тэббера - активно принялся за еду. Все же за последнее время Арсону пришлось немало понервничать.
    А покушать было что: всячески запечённая, с многочисленными приправами домашняя птица, а также и пироги с яблоками, вишней и другой начинкой. Ко всему этому подавались и напитки, которые согревали Арсона изнутри. Он не сразу сообразил, что это - действие алкоголя, а когда сообразил, то было уже поздно - Арсон опьянел.
    Между Арсоном и королём поставили предмет, похожий на большое, светящееся яйцо. Арсон подумал, что это ещё одно кушанье, но король жестом остановил его и пьяным голосом осведомился:
    - Ты понимаешь меня?
    - Понимаю, - ответил юноша.
    - Так этот прибор... - король кивнул на светящееся яйцо, - помогает в нашем общении.
    - Угу... очень вкусно у вас кормят. Вот если бы вы ещё обратили внимание на жалкое, бесправное положение полуголодных узников, которых перевозят на невольничьих кораблях...
    - Сменим тему, - потребовал король.
    Арсон кивнул и икнул. Король спросил:
    - Так чего вы на Небулоне узнали?
    - Мы узнали, как зовут главного злодея, который и устроил нашествие чёрных пауков, а также то, как с ним разделаться.
    - Так назови же его имя и я прикажу казнить его самой лютой казнью! - от возбуждения и гнева король даже ударил кулаком по столу, в результате чего переговорный прибор слетел с подставки и покатился.
    Арсон поймал его и ответил:
    - Ваше величество. Дело в том, что этот злодей не является вашим подданным, и вовсе не на Эксилоне он живёт. Так что схватить его будет не так уж и просто. Ну а зовут его Ирронгард.
    - Так где же этот злодей? Говори скорее!
    - Он в "скорлупе" Многомирья. Ведь вы же знаете, что такое эта "скорлупа".
    - Ну, предположим, слыхал об этом, - проговорил король. - Как же вы его оттуда собираетесь вытаскивать?
    - Главное - добраться до терминала, через который отдаются команды паукам, ввести в него новую программу, ну а дальше...
    Король усмехнулся и похлопал Арсона по плечу:
    - Да ты настоящий герой. Одолеешь этого Ирронгарда, так я тебе денег много дам, а ещё - земельный надел с замком. Будешь жить до конца своих дней припеваючи.
    Тут подал голос Дар:
    - Обо мне не забудешь? А? Король...
    - Не забуду, не забуду. А пока что принесите моё личное охотничье ружьё.
    Слуги ринулись в соседнюю залу. Через минуту они уже вернулись. В руках они торжественно несли прозрачный саркофаг, внутри которого на бархатной подушке покоилось выточенное из алмазов ружьё, примерно полутораметровой длинны.
    - Тяжёлое, наверное, - предположил Арсон.
    - Вовсе не тяжёлое, - ответил король. - В этом ружье есть двигатель, так что оно, когда нужно, может летать и вообще ничего не весить. А ну- ка...
    Король распахнул саркофаг и нажал на неприметную кнопку, устроенную на рукояти этого оружия. В результате ружьё поднялось в воздух и оказалось перед ним. Тот, не прилагая никаких усилий, развернул его к дальней части стола и, прицелившись, произнёс:
    - Вот если я сейчас нажму спусковой крючок, то к праотцам отправятся два или три самых жирных моих гостя, а вот если я поверну эту рукоятку, и только потом нажму на крючок, то уже для половины гостей этот пир станет последним. Итак, я дарю это ружьё тебе. Надеюсь, ты подстрелишь из него Ирронгарда!..
    В это мгновенье произошло то, чего не ожидал никто из присутствующих. Большое окно, расположенное напротив трона короля, лопнуло. На стол посыпались осколки, а следом за ними из темноты ночи просунулась чёрная металлическая лапа паука. И схватила эта лапа ни кого-нибудь, а короля. Тот издал странный, булькающий звук и вскрикнул:
    - Спасай!
    Реакция у Арсона была отменной - он схватил алмазное ружьё, направил его на основание паучьей лапы и выстрелил. Из ружья вырвался похожий на алую дугу заряд и оторвал от паука лапу. Но король так и не успел упасть на пол. Из окна с молниеносной скоростью вырвалась ещё одна лапа и перехватила его на лету. Арсон мог выстрелить ещё раз, но при этом он рисковал попасть в беспомощно дрыгающегося короля...
   После этого лапа утянула Подикусза V в окно. Полыхнули на прощанье багровые глаза, и, судя по стремительно удаляющемуся свисту, паук-похититель улетел в небо.
   И только после этого истошно завопили дамы, и бессмысленно, только увеличивая панику, начали метаться из стороны в сторону стражники. Относительно спокойным оставался Арсон, Дар и Тэя- Изольда.
   Арсон направил мысленный импульс к дракону: "Ты видишь паука? Ты можешь его догнать?"
   Но в ответ пришли только звуки, похожие на красивую музыку.
   - Неужели дракон заснул? - удивился Арсон.
   - Скорее - его усыпили, - ответила Тэя-Изольда.
   Дар метнул по сторонам гневный взгляд и выругался:
   - Вот дураки Эксилонские!
   - Но зачем? - недоумевал Арсон.
   - Испугались его огненной мощи. Вот и накормили овцами, начинёнными снотворным, - произнесла Тэя- Изольда.
   - Но они же его не... - Арсон не договорил.
   - Нет. Они не посмели бы его отравить. Все же они надеяться на его помощь в дальнейшем...
   - Однако, король похищен, - произнёс Дар.
   - Да. Причём похищен целенаправленно, - сказал Арсон. - Этот чёрный паук уже сразу и совершенно точно знал, кого хватать.
   - Убивать они его не станут, - молвила Тэя-Изольда.
   - О, конечно, нет! - хмыкнул Дар. - Им этот перепуганный увалень нужен как заложник. Через него они потребуют, чтобы эксилонцы перестали оказывать им сопротивление. Уж в этом-то я уверен...
   - Но ведь Эксилон такой огромный. На нём много государств, и везде свои правители... - недоумевал Арсон.
   - Ну, значит, пауки попробуют устроить подобные похищения повсюду. А какая-то часть Эксилона уже захвачена ими. Другая - будет захвачена позже.
   Тут Арсон оттолкнул кубок и сжал голову руками:
   - Что такое? - участливо спросила Тэя-Изольда.
   - Надеюсь, хоть тебе они снотворного порошка не подмешали! - воскликнул Дар.
   - Нет. Я просто подумал, как глупо, что я разболтал королю о том, что мы узнали на Неубулоне и о наших дальнейших замыслах. Ведь от него всё может узнать и сам Ирронгард.
   - Не кори себя, - мягко улыбнулась ему Тэя-Изольда, и положила свою ладонь поверх его запястья. - Ведь ты не мог знать, что короля так вот похитят.
   - Ну а ты, Изольда, знаешь, что с ним сейчас? - спросил Арсон.
   На мгновенье Изольда прикрыла глаза, и Арсон почувствовал, как похолодела её ладонь. Затем девушка ответила с чувством сожаления:
   - Нет. Не могу.
   - Это, наверное, потому что его сейчас чёрные пауки окружают, и каким-то образом заглушают все мысленные волны, - предположил Арсон.
   - Нет. Вовсе не поэтому, - вздохнула Тэя- Изольда.
   - Так почему же тогда? Ведь раньше ты так хорошо чувствовала на расстоянии и меня, и эксилонцев. Помнишь, как ловко ты превратилась в того графа-охотника, носившего золотой шлем?
   - Арсон, мне не хотелось бы огорчать тебя, но силы мои с каждым днём тают.
   - То есть - как это? С чего бы это? Почему? Кто из тебя силы выкачивает?
   - Жизнь, Арсон...
   - Что значит - жизнь? Ведь ты ещё совсем недавно жить начала...
   - Люди могут и по сто лет жить, но ты разве забыл, что я - не человек? Долго ли живёт бабочка?
   - Но ты ведь не бабочка, ты...
   - Ах, Арсон, я сама не знаю, кто я. Вы нашли меня с драконом на одном вполне обычном мирке. Тогда я выглядела как забавный зверёк, который не умел ни в кого превращаться, и только дракон почувствовал скрытый во мне потенциал. Затем я стала каконом-деревом, и только из этого кокона появилась та Тэя, которую ты знаешь. Но почему ты думаешь, что это превращение окончательное или хотя бы длительное?.. Нет- нет, Арсон, я чувствую, что дни мои сочтены. Я ещё способна на несколько превращений, на несколько иллюзий, но уже не смогу почувствовать тебя так, как прежде - за сотни километров. И это печально...
   Это признание Тэи-Изольды подействовало на Арсона гораздо сильнее, чем похищение короля. Он уже собирался сказать ей какие-нибудь слова в утешение, но тут громовой голос из динамика оглушил всю эту взбудораженную залу:
   - Его величество король Подикусз V выходит на связь!
   Широкий экран загорелся на стен. И присутствующие увидели своего короля, который пребывал в самом жалком виде. Одежда на нём была истрепана и порвана, лицо перепачкано в грязи. Он трясся, он стучал зубами от страха. Король пытался что-то выговорить, но выходило у него только бессвязное мычание. Вот по его щекам покатились слёзы.
   Короля окружали чёрные, овальные стены, а больше ничего не было видно.
   Наконец один из придворных спросил:
   - Где вы сейчас находитесь, ваше величество?
   Король вытер слёзы и простонал:
   - Он проглотил меня... о-о... проглотил!
   - Вы находитесь внутри одного из этих пауков? - предположил другой придворный.
   - Да. Внутри-внутри, - всхлипывал король.
   - А далеко ли улетел этот паук от Эксилона? Можем ли мы его найти?
   Король всхлипнул, испуганно оглянулся и ответил:
   - Мне не велено говорить на такие темы. Да я и в самом деле не знаю, как далеко меня унесли.
   Эти слова "мне не велено" прозвучали для большинства присутствующих в зале как новый удар. Ведь они привыкли слышал от своего короля только надменные, повелительные ну или пьяные речи. А тут чувствовалось, что король окончательно сломлен, хотя со времени его похищения прошло совсем немного времени.
   Король говорил:
   - Подчиняйтесь Ирронгарду. Он ваш новый правитель. Он также новый и единственный правитель миллиардов других миров. Сопротивляться ему бесполезно, потому что ему служит великая, неисчислимая армия чёрных пауков. Если вы и дальше будете сопротивляться, то Эксилон будет уничтожен. В том случае, если вы сложите оружие, вам будет сохранена жизнь, а все прежние прегрешения прощены.
   Король прекратил говорить эту, явно заранее выученную речь, всхлипнул, закрыл глаза и признался:
   - Мне страшно... Лучше действительно подчиниться ему...
   И тут на экране, вместо короля появилось новое изображение. Среди миров летели неисчислимые паучьи полчища. Их было не просто много - они образовывали настоящие железные тучи, они застилали лазурный свет неба, отчего казалось, что повсюду наступила вечная ночь.
   И вновь король простонал жалобным голосом:
   - Подчиняйтесь. У вас нет выбора. Только став верными слугами могучего Ирронгарда вы спасёте свои жизни.
   Присутствующие в зале начали возбуждённо переговариваться. Наиболее впечатлительные упали в оборок, кое-кто плакал, кое-кто истерично смеялся.
   Благодаря похожему на яйцо прибору, Арсон понимал, о чём речь. Чаще других слышались голоса:
   - Мы должны подчиниться. У нас действительно нет выбора. А то нас всех так перехватают. Может, этот Ирронгард не такой уж и страшный. И не всё ли равно, кому служить? Просто теперь у нас будут немного другие законы.
   Арсон произнёс:
   - Ну всё. Нам здесь не место.
   Дар кивнул:
   - Да уж. Лучше убежать, пока нас не схватили. А то, может, новому правителю Ирронгарду захочется познакомиться с нами поближе.
   Арсон, Дар и Тэя-Изольда одновременно вскочили и бросились к тому выходу, через который, как они помнили, их и провели. Так как в зале продолжалось хаотичное движение, на них никто не обратил особого внимания.
   И лишь у самых дверей, стоявшие там стражники, окрикнули их:
   - Эй, а вы куда?
   Тэя-Изольда ответила тем предельно-спокойным голосом, на который она была способна:
   - Мы скоро вернёмся.
   И им поверили, пропустили. Ведь Тэя- Изольда и не хотела их обманывать: вернуться поскорее на Эксилон, да с доброй вестью о победе над чёрными пауками - разве это плохая цель?
   И они бежали по анфиладе залов набитых драгоценностями. Они спустились по лестнице, и, промчавшись через прихожую залу, оказались во дворе. Там мирно спал, убаюканный снотворным дракон, а поблизости от него стоял жемчужный корабль Тэббер. Ну а возле корабля прохаживались Эксилонцы. Похоже, им ещё ничего не известно было о похищении их короля.
   И тогда Дар спросил у Тэи- Изольды:
   - Слушай, ты можешь превратиться в...
   И Тэя-Изольда, не дослушав его, проговорила:
   - Я превращусь. Это одно из тех немногих превращений, которые мне ещё остались.
   И вот Тэя стала выглядеть как важный эксилонец в золотистой, с серебристыми полосками одежде. Арсон и Дар не могли знать, что она изображала грозного начальника дворцовой стражи. Зато суетившиеся возле жемчужного корабля эксилонцы сразу его признали. Они вытянулись по стойке смирно, замерли.
   Тэя-начальник спросила зычным голосом:
   - Знаете ли вы, что сейчас произошло в тронном зале?
   Они ей хором отвечали:
   - Нет!
   А Тэя- начальник говорила:
   - Чёрный паук похитил нашего короля! Скорее, спешите туда! Там ждут вашей помощи!
   Конечно, эти охранники не могли представить, чем они могут помочь уже похищенному королю, однако они тотчас бросились внутрь дворца. Только двое из них остались стоять возле входа в жемчужный корабль Тэббера. Тэя-начальник подошла к ним и осведомилась:
   - Ну а вам что - особое приглашение нужно?
   Больше повторять не пришло - эти тоже ринулись внутрь дворца. Теперь предстояло разобраться с драконом, который, насытившись овцами со снотворным, очень мирно и глубоко спал. Простые крики и толчки не помогли (правда, один раз он всё же вздрогнул и чуть не раздавил Арсона). Тогда Арсон, Дар и Тэя забрались в жемчужный корабль. И корабль осведомился:
   - Что мне делать? Дракона будить?
   - Ага, - кивнул Арсон.
   Жемчужный корабль приподнялся и толкнул лазурного дракона в бок. Это был внушительный, достойный великана толчок, поэтому дракон поднял голову.
   Арсон, Дар и Тэя почувствовали его сонную мысль: "Что такое? Дайте же мне поспать!"
   Арсон ответил мысленным импульсом: "Сейчас не время спать! Мы очень надеемся на тебя!"
   И это подействовало. Хотя дракону, конечно, пришлось перебороть снотворное, но победа осталась за ним. Он даже выдохнул огненные струи, которые отдавали зеленоватым цветом. Это догорали остатки эксилонского снадобья.
   И все кто находились в жемчужном корабле, почувствовали его мысль: "Теперь я прежний и я готов лететь к Ирронгарду".
   Тэя вновь приняла дорогой для Арсона облик Изольды и произнесла:
   - Но чёрные пауки не дадут далеко улететь дракону. По-крайней мере, они попытаются его остановить.
   Дракон ответил:
   - А я уже знаю, что ты придумала.
   Следующие слова Тэя-Изольда обратила к Арсону и Дару:
   - Я изменю образ этого жемчужного корабля, а также и образ дракона. Со стороны мы будем выглядеть как чёрный паук, несущий некую большую ношу.
   - Какая же ты молодец! - восхищённо воскликнул Арсон.
   - Ничего особенного. Я ведь просто пытаюсь помочь. Как же иначе?
   - Ведь ты говорила, что силы твои убывают, - с тревогой произнёс Арсон.
   - Ничего-ничего. Во мне ещё останется достаточно сил...
   С этими словами Тэя- Изолда сложила руки у груди и вся всколыхнулась так, словно бы была создана из воды или даже из воздуха. Видимая часть корабля Тэббера больше не казалась жемчужной, зато во все стороны торчали устрашающие паучьи лапы.
   Корабельный голос доложил:
   - Это изменение только иллюзорное. Все мои системы функционируют по-прежнему.
   - Ну и прекрасно! Стало быть - взлетай! - прикрикнул Дар.
   Повторять не пришлось: превратившийся в паука корабль взмыл над парком и над дворцом. Со стороны казалось, что этот корабль несёт некий тяжёлый груз, но на самом деле - этим грузом был дракон, который и сам взмахивал крыльями. Через несколько секунд они канули в дымовой завесе, которая застала небо Эксилона.
   
   
   
   
    Глава 16
   
    Они пролетали возле миров, и все эти миры, прежде такие разные, теперь были покрыты чёрными пауками. Пауки ползали по их поверхности, выискивали там что-то, а в некоторых местах и долбили - углублялись внутрь миров.
   - Что они там делают? - нахмурившись, спросил Дар.
   Корабль Тэббера, который теперь выглядел как чёрный паук, ответил:
   - Такое впечатление, что они там что-то добывают...
   - Уж наверняка не просто так добывают. Это Ирронгард что-то придумал, - проговорил Дар.
   Тогда Арсон предложил:
   - Может, подлетим поближе и посмотрим.
   Снова заговорил корабль:
   - Ко мне только что поступил запрос. Это паучий код. Я пытаюсь его расшифровать.
   Они продолжали двигаться вперёд, а им наперерез уже устремилось не менее сотни чёрных пауков. Зрелище было устрашающим. Казалось, что пауки просто разорвут их в клочья.
   Арсон обратился к Изольде:
   - Что ты думаешь по этому поводу?
   И она ответила слабым, едва ли ни шепчущим голосом:
   - Мне очень тяжело.. но я смогу... сейчас... главное.. удержать эту иллюзию.
   Арсон глянул на неё и содрогнулся. Изольда словно бы истаяла, стала полупрозрачной, но внутри её был только свет.
   - Не волнуйся, - шептала она. - Я выдержу...
   Чёрные пауки летели рядом с кораблём Тэббера, но не нападали на него. Дар спросил:
   - Ну, чего там?
   Корабль ответил:
   - Я расшифровал их код и перед: "Повреждён в битве при Эксилоне, теперь лечу на ремонт".
   - А про груз они не спрашивают?
   - Нет.
   - Чего же они не отстают? Прямо сопровождают нас... - в недовольстве ворчал Дар.
   - Я бы, конечно, мог спросить, но так рискую вызвать ещё большее подозрение, - ответил корабль
   - А они нас уже заподозрили? - волновался Дар.
   - Похоже на то...
   Тянулись минуты. Корабль-паук летел в сопровождении настоящих пауков в сторону "скорлупы" Многомирья.
   Арсон и Дар с тревогой наблюдали за Тэей-Изольдой. С каждой минутой она становилась всё более прозрачной... Она стояла посреди каюты, не двигалась, не отвечала на их вопросы. Тогда Дар спросил у корабля:
   - Долго ещё до скорлупы лететь?
   - С нынешней скоростью, не менее семи суток понадобиться.
   - Ничего себе! - присвистнул Дар.
   А Арсон обратился к Тэе- Изольде:
   - Ты слышала, как долго? Хватит ли у тебя сил?
   Тэя едва заметно кивнула.
   
   * * *
   
    Пожалуй, именно об этой части их путешествия меньше всего можно рассказать. Точнее - если рассказывать о всяких внутренних волнениях, переживаниях, если пересказывать все их разговоры, то это займёт очень много времени, но каких- либо существенных действий в их жизни не происходило.
   Они летели внутри выглядящего как чёрный паук, корабля, а рядом с кораблём летел дракон, который силой Изольды-Тэи был обращён в некий дополнительный груз. На экранах наружного обзора их сопровождала одна и та же картина: миры, на которых кишели чёрные пауки, что-то там долбили, добывали. Местами чёрные пауки образовывали целые тучи; километровой, а то и большей протяжности. И из-за обилия пауков прежде лазурное небо казалось всегда хмурым, поэтому и наружу смотреть не хотелось. А несколько пауков постоянно сопровождали замаскированный жемчужный корабль.
   Иногда этот корабль спрашивал:
   - Быть может, хотите музыку послушать или кино посмотреть?
   В первый раз Арсон заинтересовался:
   - А что такое "кино"?
   - О, наверняка, на том мире, с которого ты родом, так до сих пор и не знают, что такое кинематограф.
   - Не знают, не знают, - проворчал Арсон. - И я вот вообще не знаю: жив ли сейчас кто-либо из тех, кого я знал на Бааку. Может, их всех чёрные пауки уничтожили...
   Корабль продолжал бодрым голосом:
   - А, между тем, в некоторых, технически развитых частях Многомирья кинематограф был изобретён уже в весьма давние времена. Все фильмы (а это огромный поток), поступают в башню знаний. Некоторые кинокартины записаны в моей памяти... Сейчас я вам покажу фильм "Эван и капитан Шторм против запредельного ужаса", прибывший нам с мира Нокт 1680 лет назад. Это типичный пример развлекательного фильма с элементами комедии...
   Итак, на экране начали сменять друг друга сцены из жизни весьма глупого, но героического Эвана и накаченного капитана Шторма, которые запросто разделывались со всякими злодеями.
   Арсон спросил:
   - Это что же - на самом деле происходило когда-то?
   - Нет. Это как история, которую написал сценарист, или, если хочешь - сказочник, и которую потом разыграли актёры.
   После этого Арсон потерял интерес к кино. Правда, корабль пробовал заинтересовать его и более высокохудожественными фильмами, но Арсон не мог сосредоточиться на любом - комедийном или трагедийном действе. Чаще всего он думал о Тэе-Изольде, переживал о ней. Ведь она почти не двигалась, не ела, не спала. Она стояла посреди каюты-управления, предельно сосредоточенная, со сложенными у груди ладонями. И она с каждым днём таяла; иногда становилась почти прозрачной. Арсону казалось, что она вот-вот окончательно исчезнет.
   Вот Дар заинтересовался кинематографом, и иногда просматривал по пять, а то и по шесть фильмов в сутки. И пока Дар сидел у экрана и жевал какое-нибудь, приготовлённое кораблём кушанье, Арсон подходил к Тэе-Изольде и говорил ей:
   - Милая... если бы я мог тебе помочь... Ты только не исчезай... Ведь я люблю тебя... Очень люблю... И едва ли когда-нибудь встречу такую же прекрасную, как я...
   Она глядела на него печальными, светлыми, полными страдания очами и отвечала:
   - Я верю тебе, милый... И я люблю тебя...
   Иногда, в такие мгновенье, свет исходящий из Тэи-Изольды усиливался и, казалось, она набиралась новых сил. Но, чем дольше продолжалось это путешествие, тем реже самые искренние слова Арсона действовали.
   И однажды Тэя-Изольда сказала:
   - Я чувствую, что сейчас стану невидимой, призрачной. Ты даже не сможешь почувствовать моего прикосновения.
   - Но как же!.. - воскликнули хором и Арсон и Дар.
   - Не волнуйтесь, - улыбнулась она. - Я чувствую, что не исчезну окончательно. Я буду рядом, и корабль с драконом будут выглядеть так, что не вызовут новых подозрений у чёрных пауков.
   Вскоре после этого Тэя-Изольда исчезла. Но, странное дело - Арсон не чувствовал себя покинутым ею. Хотя он не видел её, не слышал её голоса, не чувствовал её запаха, не мог прикоснуться к ней - он был уверен, что она всё время рядом. Иногда он даже звал её:
   - Изольда, как у тебя дела? Надеюсь, тебе не так тяжело, как вначале?..
   И хотя прямого ответа не было - он знал, что сейчас ей действительно хорошо, и она уже не страдает так, как прежде.
   
   * * *
   
    И вот на обзорном экране показалась "скорлупа" Многомирья. Светло-серебристая, простиралась она во все стороны, и казалась бесконечной, совершенно прямой и гладкой.
    Но через какое-то время, когда они подлетели ближе, стало видно, что по "скорлупе" ползают бессчётные чёрные пауки. Они то взлетали из впадин на её поверхности, то приземлялись в них, но уже с какой-то ношей.
    - Что же они всё-таки такое добывают? - спросил Дар. - Всё тащат и тащат...
    - Надеюсь, сам Ирронгард нам об этом расскажет, - проговорил Арсон. - Надеюсь, при этом он будет нашим пленником, а не мы его... хотя...
    - Что? - спросил Арсон.
    - Да я этих фильмов насмотрелся. В них так бывает: злодей расскажет пленникам героям свой коварный замысел, а потом герои как-нибудь сбегают, и его замысел расстраивают.
    - Я про эти фильмы разговаривать не хочу. Мне интересно, почему эти вот пауки нас постоянно сопровождают? А? Вот узнать бы, что они заподозрили...
    И вот они влетели в "скорлупу"; оказались в просторном туннели, от которого отходили и другие проходы - широкие и узкие.
    Голос жемчужного корабля прозвучал спокойно, а поведал о пугающем:
    - Сейчас меня направляют в цех переделки. Там разберут на части...
    - Так лети от них скорее! Ты же сможешь вырваться!!
    - Нет. На меня уже наложены магнитные замки и цепи, - ответил корабль.
    - Но как же. Мы же...
    - Пока ещё свободным остаётся дракон. Скорее пересаживайтесь на него...
    - Мы не бросим тебя! - крикнул Арсон.
    - Что я слышу? - удивился корабль. - Не забывай - я всего лишь механизм, и не стоит лить по мне слёзы. К тому же, я не дамся так просто, и когда меня начнут "переделывать" - устрою небольшую заварушку со взрывом. Может, это отвлечёт их внимание от вас. А сейчас - скорее пересаживайтесь на дракона... Вот, возьмите - в этой капсуле находится программа, которую надо будет залить в терминал.
    И из стены выдвинулась металлическая рука, сжимающая продолговатую капсулу. Из капсулы исходило слабое, изумрудное свечение. Капсулу принял, спрятал во внутреннем кармане Арсон.
    На полу загорелась мерцающая дорожка со стрелками, указывающими, куда им бежать.
    Покинув кабину управления, Арсон и Дар оказались в коридоре. Вот в стене открылся люк овальной формы. Первым наружу выглянул Дар, и сказал Арсону:
    - Давай, вылезай. Только, смотри, не упади. Здесь поднимать никто не станет, а падать придётся долго...
    Так как замаскированный под чёрного паука корабль продолжал лететь, ветер был весьма сильным. Надо было перелезть по его лапе на прямоугольный контейнер, который, на самом деле, являлся драконом.
    Когда Арсон и Дар перебирались, один из настоящих, сопровождающих пауков, заметил их и попытался схватить. Корабль Тэббера резко дёрнулся в сторону от его лапы. Арсон и Дар едва не соскочили в кажущуюся бездонной шахту, но, по крайней мере, от паучьей лапы они были спасены.
    Наконец они перепрыгнули на контейнер. И тут контейнер превратился в дракона...
    Корабль полетел в одну сторону, а дракон с Арсоном и Даром - в другую.
    Арсон крикнул:
    - А ты знаешь, куда лететь?
    В голове услышал ответ дракона:
    "Да. Примерно через десять минут мы будем на месте. Только покрепче держитесь за меня".
    С разных сторон появлялись чёрные пауки. Их движения казались настолько стремительными и точными, что дракон должен был быть ими схвачен. Но всякий раз ему удавалось увёртываться.
   Дракон сворачивал в боковые коридоры, пролетел по ним, снова сворачивал.
   - Как же не заблудиться в этом лабиринте?! - кричал Арсон.
   "Тэя подсказывает мне".
   "Тэя?!" - изумился Арсон. "Если ты её слышишь, то почему её не слышу я?"
   "Я её не слышу, а чувствую. Но не отвлекай меня и всё же держись покрепче".
   Через несколько минут, когда они влетели в залитый алым светом коридор, Дар и Арсон услышали команду дракона: "Сейчас я замедлю своё движение, спущусь ниже к полу. Вы воспользуйтесь этим - прыгайте, и сразу вжимайтесь в выемку у стены. Пауки пролетят за мной, а здесь - терминал..."
   Дракон снизился и Дар и Арсон прыгнули. По инерции они прокатились несколько метров, но тут же вскочили, и пробежали к стене, укрылись в выемке. А когда решились выглянуть, то ни дракона, ни чёрных пауков уже не было видно.
   Арсон спросил:
   - Ну и где здесь, по твоему, терминал?
   - Может вон-то? - и Дар кивнул на нечто, выпирающее из стены и весьма напоминающее чёрного паука.
   - Не знаю, - пожал плечами Арсон. - Но подходить к этому мне не хочется. Всё же я представлял терминал не таким страшным.
   - Тогда предложи что-нибудь лучшее...
   Арсон услышал резкий металлический звук из бокового коридора, и ответил:
   - Так или иначе - чёрные пауки могут нагрянуть сюда в любое мгновенье. Так что придётся рискнуть.
   И он, достав из внутреннего кармана капсулу с новой программой, направился к этому, напоминающему чёрного паука выступу. Когда подошёл совсем близко, выступ зашевелился.
   Арсон хотел отскочить назад, но было уже поздно. Выдвинулась металлическая клешня, перехватила его у пояса и подняла в воздух.
   Арсон вывернулся к Дару и крикнул:
   - Лови капсулу.
   - Нет! Подожди! Может, это всё-таки терминал...
   Прямо перед собой Арсон видел красные, лишённые какого-либо смысла глаза. Такие же глаза были и у чёрных пауков. Но всё же эта, встроенная в стену конструкция чёрным пауком не являлась. Тогда что же оно такое? Терминал или...
   Ещё было время, чтобы перекинуть капсулу Дару. Арсон снова замахнулся, и... в это мгновенье сразу из двух боковых коридоров вылетели чёрные пауки.
   Теперь бросать капсулу Дару уже было бессмысленно. Если бы он даже и поймал её, то пауки всё равно схватили бы его. Оставалось только одно...
   Арсон увидел круглое отверстие в схватившем его механизме. В принципе, по размеру оно вполне подходило для капсулы.
    И Арсон бросил капсулу не Дару, а в это отверстие.
    Чёрные пауки замерли в нескольких метрах от него. Клешни были протянуты к Арсону, но они не хватали его.
    Арсон спросил:
    - Неужели получилось?..
    Чёрные пауки снова задвигались, и Арсон решил, что вот теперь-то они его точно схватят, разорвут.
    Но, вместо этого, один из чёрных пауков проговорил хоть и механическим, но всё же вполне понятном для Арсона голосом:
    - Новая программа принята.
    - А-а! - в восторге заорал Арсон. - Получилось! Получилось! Получилось!.. Значит, это всё-таки был терминал!!
    Клешня разжалась и Арсон упал на пол. Он даже не почувствовал боли от того, что ушибся коленками. Он уже вскочил на ноги, и, размахивая руками, вопил:
    - Получилось!!! Победа! Ур-ра!!
    Арсон чувствовал себя спасителем всего Многомирья.
    Дар улыбался. Он подошёл, хлопнул Арсона по плечу, и проговорил:
    - Неплохо сработано, хотя здесь больше везения, чем настоящего геройства. Однако, зря ты думаешь, что всё кончено. Ведь остался ещё Ирронгард.
    - Действительно, ведь есть ещё и Ирронгард, - сразу помрачнел Арсон. - Ведь если мы его не найдём...
    Он осёкся, а Дар продолжил:
    - Если мы его не найдём и не схватим, то Ирронгард запросто может вновь перепрограммировать чёрных пауков.
    - Ага, - растерянно пробормотал Арсон. - Но мы... поставим здесь, у терминала пауков-охранников. Они его не пропустят.
    - Раз он смог сюда пробраться один раз, так и во второй сумеет, - ответил Дар.
    - Надо его немедленно найти! - крикнул Арсон.
    - Вот и я о том же, - подтвердил Ирронгард.
    Арсон мысленно обратился к дракону: "Эй, где ты сейчас?"
    Через несколько секунд пришёл ответ: "В одном из коридоров этого лабиринта. Меня едва не схватили, но теперь пауки ведут себя как и подобает..."
    "А где сейчас Ирронгард?" - поинтересовался Арсон.
    "Это ты лучше у пауков спроси".
    Арсон прокашлялся и хриплым от волнения голосом спросил у возвышавшихся над ним пауков:
    - Извините, а вы это... не знаете, где этот, Ирронгард...
    Механический, громовой голос паука ответил:
    - Это не так уж сложно выяснить...
    Вслед за этим паук просунул одну из клешней в терминал. Раздалось тарахтение, а вслед за этим засияла, медленно вращаясь в воздухе, трёхмерная схема туннелей этой части скорлупы.
    Схематически был изображён дракон, залетевший в один из боковых, тупиков проходов, а ещё - на самом краю, мерцала алая точка. Эта точка быстро передвигалась к некой, уходящей за пределы схемы трубе.
    Арсон указал на точку и спросил:
    - Это и есть Ирронгард?
    - Да.
    - Он убегает?
    - Надо остановить его, - заявил паук.
    - Несите меня туда! - крикнул Арсон.
    - И обо мне не забудьте, - произнёс Дар.
    Без лишних слов паук схватил Арсона и Дара клешнями и... проглотил! Конечно, они остались целыми-невредимыми, да и в брюхе имелся обзорный экран, так что они могли созерцать коридоры, по которым нёсся этот паук.
    Арсон спросил:
    - Эй, паук, ты меня слышишь?
    - Слышу, - раздался глухой металлический голос.
    - Что вы так упорно и в таком количестве собирали на разных мирах, а потом отвозили сюда, к скорлупе?
    - Кристаллы у37рр399
    - Зачем?
    - Из этих кристаллов можно добывать топливо?
    - Для кого? Для вас?
    - Нет. У нас есть своё топливо. Это топливо нужно для больших двигателей.
    - Чего за двигатели-то?
    - Если будут включены эти двигатели, то Многомирье отделиться от других сфер.
    - Правда? - хмыкнул Дар. - ...Очень интересно, но не понятно.
    - Смотрите...
    Рядом с обзорным экраном появилось изображение сферы.
    - Это наше Многомирье! - воскликнул Арсон.
    - Да, - подтвердил его догадку паук.
    Сфера начала отдаляться, и стало видно, что имеются ещё и другие сферы. Они соединялись между собой туннелями.
    Паук прогрохотал:
    - А вот что будет, если замысел Ирронгарда удастся.
    Туннель, соединяющий Многомирье с другими сферами разорвался, и сфера начала отдаляться.
    - И куда же тогда мы все полетим? - спросил Дар.
    - Сложно прогнозировать. Вне сфер - космос. Считается, что он безграничен. Лететь можно, куда угодно. Сферы висят в ледяном вакууме между галактиками. До ближайшей галактики сотни тысяч световых лет...
    - А зачем это надо Ирронгарду?
    - Это мне неизвестно. Впрочем, при удачном стечении обстоятельств вам и самим доведётся задать ему этот вопрос.
   
   
    
   
    Глава 17
   
    Через пару часов Арсон, Дар, а также и дракон, которого, ставшие услужливыми чёрные пауки, проводили по лабиринту туннелей, увидели Ирронгарда.
    Увидели не в живую, а на экране, сиявшем на стене одного из туннелей. Все проходы в соседний туннель были закрыты, а ведь именно там и находился Ирронгард.
    Глядя на зеленоватое, с выпученными, безумными глазами лицо злодея, Дар потребовал:
    - Выходи!
    Пауки перевели его слова. В ответ Ирронгард безумно усмехнулся и спросил:
    - Судить будете?
    - Да. Тебя будут судить, но не мы, а жители тех миров, которым ты принёс вред.
    - Ни вам, ни им не удастся меня осудить! Никто из вас недостоин! Одни - роботы, тупо подчиняющиеся командам, а другие - тупицы сидящие на своих мирах и тысячелетиями не развивающиеся!.. О-о ленивцы! Глупцы!.. Вы даже разрушаете то, что осталось от ваших далёких предков!..
    - Ну хватит этих пустых слов! - прикрикнул Дар. - Не захочешь выходить по хорошему, так мы тебя по плохому...
    - Вы меня?.. Ну, откройте кодовые замки!.. Не к вам, тупым варварам, а к чёрным паукам обращайтесь! Давайте! Подбирайте код к этому туннелю!! А-а, не сможете сломать мой код! И центральный компьютер тоже не сможет, потому что я перерубил все каналы связи с ним. Зато работает другая программа. Сейчас происходит отстыковка центрального туннеля от других сфер. Все мы полетим через космос, и уж там я разберусь с вами. Вы станете служить мне!
    - Да ведь ты безумен, - сказал Арсон. - Твоя жизнь промелькнёт быстро, а ты не сможешь завоевать и тысячной доли Многомирья.
    - Неужели ты, глупый неуч, думаешь, что я буду ходить в этом жалком теле?.. О нет. У меня будет новое составленной из твердых сплавов и неуловимого света тело!..
    Ирронгард ещё продолжал говорить, но Арсон уже не слушал его. Дракон обращался к Арсону:
    "Ирронгард заговаривает нам уши. Надо остановить отстыковку... Отойдите-ка подальше"
    И когда чёрные пауки отнесли Арсона и Дара в сторону, дракон начал выдыхать огненные потоки на закрытый вход в туннель. Жарища была такой, что Арсон и Дар ощущали её даже на расстоянии в километр.
    Раскалённые брызги плавящегося металла попадали и на дракона, но чешуя защищала его. А вот глаза дракону пришлось прикрыть, поэтому он и не заметил, когда проход оказался выжженным.
    Он выпустил ещё несколько огненных потоков в туннель, и только когда в динамике раздался пронзительный вопль Ирронгарда, остановился и открыл глаза.
    Из проплавленного прохода валил дым, сыпались искры...
    Дракон направил мысленный и голосовой призыв:
    "Ирронгард, ты жив?!"
    Но ответа не последовало - динамики передавали только механическое шипение.
    К проплавленному входу полетели чёрные пауки. Паук, державший Арсона и Дара, остался на месте.
    - Мы тоже хотим видеть, что там, - сказал Арсон.
    - Слишком высокая температура, - предупредил паук. - Возможны ожоги или даже летальный исход.
    - Ну так помести нас в своё брюхо! - прикрикнул Дар. - Неужели после того как программа Ирронгарда была заменена новой вы отупели?
    - Вообще-то посторонним здесь запрещено находиться, - заметил паук.
    - Ну, ладно. Мы будем вести себя хорошо и даже, может, поможем окончательно разобраться с этим Ирронгардом, - произнёс Арсон.
    Тогда чёрный паук проглотил их в свою тёмную утробу и понёс к проплавленному входу...
    Туннель был задымлён, на полу разливались, надувались зловещими пузырями лужи расплавленного металла.
    Арсон и Дар во все глаза глядели на обзорный экран, то и дело спрашивали:
    - Ну что, не нашли ещё Ирронгарда?.. Мёртвый или живой, но он должен быть здесь!.. Но где же он?!..
    Несший их паук кратко отрапортовал:
    - В дальней части туннеля замечено движение, - и тут же помчался в эту "дальнюю" часть.
    И этот, и другие пауки оказались возле прохода, настолько узкого, что в него не смогла бы полностью протиснуться и одна паучья лапа, но для человека или для человекобразного существа такой проход был достаточным...
    Арсон и Дар слышали чеканный, лишённый эмоций голос паука:
    - Ирронгард пробрался именно сюда.
    - А куда ведёт этот проход? - спросил Арсон.
    - К основному туннелю, который разделяет сферы.
    - Так он что - может сбежать?! - воскликнул Дар.
    - Он может не только сбежать, но и заново включить программу рассоединения. Тогда наше Многомирье отделиться от остальных сфер и полетит в космосе...
    - И вы не можете его остановить?
    - Сейчас прорабатываются различные варианты, но...
    И тогда Арсон решительно заявил:
    - Выпускай нас наружу. Мы проберёмся за Ирронгардом и схватим его.
    - Предупреждаю, он может быть вооружен.
    - Давай-давай, скорее, - проворчал Дар.
    Брюхо чёрного паука раскрылось, металлические лапы схватили Арсона и Дара, и поставили их точно возле узкого прохода.
    - У-у, ну и жарища! - воскликнул Арсон. - Сгорю сейчас!..
    - Ты лучше не болтай, а пролезай туда скорее, - посоветовал Дар.
    И Арсон полез по проходу. Дар пыхтел сзади...
    Проход оказался не прямым, а время от времени делал повороты под прямыми углами. И за каждым таким углом Арсон ожидал увидеть обожженное, страшное лицо Ирронгарда...
    Но вот спереди раздался какой-то резкий звук. Арсон и Дар чувствовали, что развязка близка и поползли ещё быстрее.
    Наконец, проход закончился прямоугольным помещением. Впрочем, в дальней части этого помещения начинался, уходил вдаль ещё один проход, на стенах которого были закреплены многочисленные разноцветные трубы.
    Ирронгард находился именно в этом помещении, в нескольких шагах от Арсона и Дара. Несмотря на то, что уставшие Арсон и Дар сопели и тяжело дышали - он не замечал их. Всё внимание Ирронгарда было направлено на панель управления. Он сосредоточенно вводил туда что-то через клавиатуру.
    Доносилось его шипенье:
    - Не-ет, они меня не остановят... Я им ещё покажу... Они все поплатятся за свою наглость...
    Арсон затаил дыхание и первым выбрался из прохода, за ним вылез и Дар. Стараясь ступать бесшумно, они начали подкрадываться к Ирронгарду. Но Арсон не заметил лежавшую на полу железку, задел её. Раздался весьма громкий звук.
    Ирронгард резко обернулся. Его лицо, и прежде непривлекательное, теперь ещё было обезображено ожогами, и напоминало видение из ночных кошмаров. В руке Ирронгарда был пистолет. Он нажал на курок, но за мгновенье до этого, Арсон пригнулся и заряд попал в стену, выжег на ней чёрное пятно.
    Арсон прыгнул, на лету ударил Ирронгарда головой в живот. Тот охнул, откинулся спиной на клавиатурой, но тут же с нежданной силой оттолкнул Арсона ногами. Юноша покатился по полу.
    Ирронгард сцепился с Даром. Когда Дару удалось выбить пистолет из рук злодея, тот ударил Дара лбом в нос. Дар пошатнулся, а Ирронгарду удалось вырваться. Он ещё несколько раз ударил по клавиатуре и, заливаясь безумным хохотом, бросился по проходу с цветными трубами на стенах.
    Арсон поднял пистолет и бросился за Ирронгардом. Дар тоже хотел побежать за ними, но его остановил голос дракона.
    Голос звучал в его голове:
    "Подожди, тебе передача от пауков".
    "Ты же не умел понимать их механические мысли"
    "Но они могут печатать их, а я - читать. К сожалению, панель, возле которой ты находишься, отключена от центральной системы, но ты можешь ввести нужные команды вручную. Итак, слушай и не ошибайся. Сначала нажимай на клавишу..."
   
   * * *
   
    - Стой! Стой!! - кричал преследовавший Ирронгарда Арсон, но всё никак не решался выстрелить.
    Арсон уже почти настиг Ирронгарда, когда тот неожиданно развернулся и накинулся на юношу. И вот они покатились по полу. Ударялись об стены, мутузили друг друга руками и ногами.
    Ирронгарду удалось выгнуться, и он пребольно укусил Арсона в плечо, хотя метил в целю. Юноша вскрикнул, отдёрнулся. А Ирронгард уже подхватил увесистую железку и замахнулся, намериваясь размозжить своему противнику.
    В это мгновенье раздался ужасающий, оглушительный скрежет. Коридор накренился, и Ирронгарда покатился под всё возрастающим углом вниз.
    Арсону удалось уцепиться за выступ на одной стен. За подобный выступ ухватился и Ирронгард. Безумная усмешка не сходила с обожженного лица Ирронгарда. Он визжал:
    - Всё-таки получилось! Сейчас моя сфера отделиться от остальных сфер!
    - Она не твоя! - крикнул в ответ Арсон.
    - Молчи! - орал Ирронгард.
    - Никто не давал тебе права поступать так! Не ты создал это!!
    - Зато я понял природу этого!
    - Ты преступник....
    - Ах ты щенок! Не хочешь признавать моего величия?! Таким как ты уготована смерть!..
    Ирронгард не просто говорил эти слова, он, хватаясь за выступы на трубах, подбирался к Арсону. А Арсон и не думал бежать. Когда Ирронгард подполз - Арсон ударил его ногой в лоб. Руки Ирронгарда разжались, но в самое последнее мгновенье он успел ухватиться за ногу Арсона.
    Тут раздался свист. Арсон почувствовал, как некая чудовищная сила засасывает его назад. Выгнув голову он увидел нечто страшное и... вместе с тем прекрасное.
    Дальняя часть коридора расходилась на две половины и в разрыве уже была видна чернота. Но это была не просто чернота - там чудным, непередаваемо волнующим: и жемчужным, и серебристым, и белёсым, загадочным, бесконечно далёким светом сияла галактика.
    Прежде Арсон видел изображение галактики в башне знаний на Небулоне. Но простое изображение не могло передать этой живой, трепетной, влекущей красоты. Арсон знал, что галактика состоит из миллиардов звёзд, и ему хотелось узнать тайны каждой из них. Но также он знал, что в космосе - верная смерть для него. Там страшный холод, там нет воздуха.
    И именно в эту великую чёрную пустоту и высасывался с такой неистовой силой воздух. Арсон чувствовал, что пальцы его соскальзывают с выступа на трубе, а тут ещё и повисший на его ноге Ирронгард добавлял веса.
    Ирронгард хрипел:
    - Вместе улетим! Вместе...
    Но вот дальняя часть прохода начала перекрываться люком. Поток воздуха уменьшался. Арсон выкрикнул:
    - Нет, Ирронгард! Ты проиграл! Тебя будут судить...
    Лицо Ирронгарда стало печальным. Он даже и страшным уже не казался. Арсону стало его жалко - юноша хотел ему сказать что-нибудь одобряющее. Но не успел...
    Ирронгард разжал ладонь и полетел по коридору. Он успел проскользнуть в космос, в ледяной вакуум. После этого люк закрылся...
    Отстыковка Многомирья от остальных сфер была остановлена...
   
   * * *
   
    Арсон и Дар выбрались из узкого прохода и сели на дракона. В сопровождении чёрных пауков они полетели по запутанному лабиринту туннелей.
    И вот, наконец, навстречу им хлынул мягкий золотистый свет освобождённого Многомирья.
    Арсон обратился к чёрным паукам:
    - Мы можем некоторое время постоять здесь, на "скорлупе"?
    - Да, - ответил один из пауков.
    Тогда дракон опустился на светло-серебристой поверхности "скорлупы", и Арсон с Даром слезли с его чешуйчатой спины.
    И вот Арсон медленно пошёл в сторону, потом остановился, поднял голову...
    Он долго смотрел в лазурную, тёплую глубину неба. Величественные облака неспешно плыли там, обвивая далёкие и близкие миры. И будто бы прекрасная, но едва уловимая музыка была разлита в этом светлом воздухе.
    Арсону хотелось, чтобы Изольда была рядом с ним, и чтобы они, взявшись за руки, полетели как в том видении из прошлого... Но Изольды рядом не было и осталась только память о ней.
   

КОНЕЦ
    21.05.2008