<<Назад
   
"Енот"
   (из цикла "Сказки о Животных")


    Вода в реке Светлозорьке - ясная и такая чистая, что даже в самом глубоком месте отчётливо виден каждый, лежащий на дне камешек. Правда, в этот самом глубоком месте, до дна не больше одного метра.
    А на берегу Светлозорьки растут кусты орешника. Вот в одном месте зашевелились, раздвинулись эти кусты, и высунулась из них звериная лапка. И держала эта лапка спелое, душистое, соком наполненное яблоко. На яблоке были маленькие грязевые пятнышки, но, после того, как побывало оно под водой, и после того как вторая звериная лапка это яблоко потёрла, стало оно почти идеально чистым.
    Лапка утянуло яблоко в кусты, но, вместо аппетитного чавканья, раздался оттуда тоненький голосок:
   - Нет-нет, здесь осталось ещё одно пятнышко, и надо его отмыть.
   И вновь опустились в воду лапки с яблоком, и вновь начали его отмывать.
   Тут поблизости от берега выплыл из-под воды маленький бобрёнок, и позвал:
   - Э-эй, Гоша, ты что это - опять чистоту наводишь?
   Ветки орешника раздвинулись, и выглянула из-за них мордочка маленького енота, которого и звали Гошей.
   - Ну, конечно, - кивнул Гоша. - А как же без чистоты то? Во всём чистота должна быть.
   В этой любви к чистоте Гоша был очень похож на остальных енотов. Ведь любимейшее занятие енотов - это очищать всякие предметы от приставшей к ней грязи.
   Вот, например Гошины мама и папа даже открыли прачечную, и все лестные звери носили к ним свою грязную одежду, которую еноты отмывали в реке так замечательно, что ни единого пятнышка на ней не оставалось.
   Ну, а Гоша пошёл ещё дальше. С помощью обмоченной в речной водице тряпочки, он очищал от пыли росшие поблизости от реки кусты и деревья, а потом любовался на свою работу, и приговаривал:
   - Теперь смотреть любо.
   Вот и в этот раз он отмыл яблоко до такого состояния, что ни единой, даже самой крошечной пылинки на нём не осталось.
   А потом он торжественным тоном сказал бобрёнку, который был его хорошим другом:
   - Послушай, Тиша (а именно так звали бобрёнка), я хочу поделиться с тобой одной тайной.
   - А может не надо? - осторожно спросил Тиша, который вообще-то побаивался всяких там тайн.
   - Нет, надо. Мне в задуманном деле без твоей помощи не обойтись, - произнёс енот Гоша. - Видишь ли, я задумал вымыть весь наш лес.
   - Ничего себе! - присвистнул Тиша.
   - А что мелочится? - вымолвил Гоша. - Ведь я столько времени трачу, вымывая деревья и кусты, которые возле Светлозорьки растут. А на иные деревья, которых гораздо больше, у меня уже времени не хватает. А нашему лесу не помешала бы генеральная уборка.
   - Так что же ты задумал?
   Енот ответил вопросом на вопрос:
   - Ведь ты знаешь большую подгнившую сосну, которая склонилась над рекой в полукилометре вверх по течению?
   - Конечно, знаю, - кивнул Тиша.
   Гоша произнёс:
   - Сосна уже давно мёртвая и трухлявая. Надо её просто подточить, она рухнет и перегородит течение. А там такое место, что образуется большая заводь. Потом ты эту заводь своими острыми зубами подточишь, она рухнет, вода хлынет и вымоет весь наш лес. Ну, согласен?
   - Пожалуй, согласен, - вздохнул Тиша.
   - Только поклянись, что никому не расскажешь, - попросил Гоша.
   - Ладно, клянусь, - неохотно сказал Тиша.
   И только он это сказал, как ветви над Гошиной головой зашевелились, и оказалось, что там всё это время сидела, подслушивая их, сорока. И теперь она громко закричала:
   - Всё расскажу! Все узнают!
   Потом она взмахнула крыльями, и полетела среди деревьев, громко при этом крича:
   - А енот Гоша задумал весь наш лес утопить! Спасайся, кто может!
   
   * * *
   
   Когда через час Гоша вернулся к своему дому, то там его поджидали не только мама с папой, но и лесной воевода, медведь Михайло Потапыч. Что касается мамы и папы, то они сидели на лавочке под вывеской "Прачечная". А Михайло Потапыч сидел на широком трухлявом пне, и раза в два возвышался над домом енотов. Михайло Потапыч грозно сдвинул свои густые брови, а когда увидел Гошу, то сказал:
   - Так-так- так...
   Гоша опустил голову, и пробормотал:
   - Ну, вот: сорока уже всем растрезвонила.
   Михайло Потапыч, подобно раскатистому грому, пророкотал:
   - А что ты задумал?
   - Знаете уже, - пробормотал Гоша.
   - Знаю, - подтвердил Михайло Потапыч. - А ты, Гоша, подумал ли о том, чем это всё закончится?
   - Тем, что лес чище станет, - подняв голову, гордо заявил Гоша.
   - Может быть, что-то и вымоет, да только и беда от такого потопа будет! - прогремел Михайло. - Ты подумал хоть, сколько маленьких зверьков таким наводнением врасплох застигнуты будут? А ведь многие из них и плавать не умеют. А что будет, если твоё наводнение снесёт их в реку?
   - Ой, - пролепетал Гоша, - А я и не подумал.
   И, когда он представил, что станется с маленькими зверьками, когда потоп унесёт их, даже слёзы на глаза маленького енота выступили. А потом он и вовсе расплакался, и воскликнул:
   - Простите меня, пожалуйста!
   - Ладно, вижу, что ты искренне раскаиваешься, а поэтому прощаю. А вот, кстати, и банку с мёдом принёс, но это не тебе, а твоим родителям, за то, что они так хорошо мой парадный костюм вымыли. Работа то, в связи с моими габаритами, была немалая...
   
   * * *
   
    Прошло две недели.
   Гоша сидел на берегу Светлозорьки, и в какой уже раз отмывал после прошедшего обеда свои лапки. И хотя стороннему наблюдателю эти лапки показались бы идеально чистыми, но для Гоши они были ещё весьма и весьма нечистоплотными. Его друг, бобрёнок Тиша, сидел неподалёку на выступающем из воды камне и вытачивал своими ловкими острыми зубками из деревяшки фигуру бобрихи. Эту фигуру он намеривался подарить своей маме на её День Рождения.
   И вдруг Гошины глаза расширились от ужаса, он вытянул вперёд дрожащую лапку, и пролепетал:
   - С- смотри!
   По воде текло розоватое пятно, а за этим пятном ещё жёлтое, оранжевое, зелёное, голубое, красное и даже чёрные пятна. И конца-края этим пятнам не было.
   Для енота Гоша такое загрязнение источника чистоты, любимой Светлозорьки представлялось настолько кощунственным, что он упал в обморок.
   Но Тиша набрал воду из того места, где она ещё была чистой, и побрызгал на Гошу. Енот очнулся, и прошептал:
   - Мне бабушка рассказывала - такое загрязнение могли учинить только люди.
   - А кто такие эти люди? - спросил Тиша.
   - По дороге расскажу!
   И вот Гоша побежал вверх по течению, возле самого берега, а Тиша поплыл, высунув свою голову из-под воды. И прямо на бегу, Гоша рассказывал:
   - Сам я людей, как и ты, никогда не видел, но бабушка говорила, что ходят они на задних лапах, а шерсти у них совсем нет.
   - Какие они страшные! - ужаснулся Тиша.
   И тут они услышали какие-то резкие звуки, и дальше стали передвигаться осторожнее. А потом увидели маленькую полянку. Возле самого берега лежала серебристая тарелка примерно двух метров в диаметре, и из одного края этой тарелки поднимался сероватый дым.
   Возле тарелки суетились два существа с тоненькими ножками и ручками, но зато с огромными, лысыми головами. Кожа у существ имела зелёный цвет. Эти существа с помощью металлической полусферы набирали из Светлозорьки воду и заливали её в трубочку, которая торчала с одной стороны их тарелки.
   Внутри тарелки что-то булькало, и вода выплёскивалась с противоположной стороны, из другой трубочки, но уже окрашенная в разные цвета. Одно из существ говорило механическим голосом:
   - Засорилась система охлаждения. Как теперь до Альфа Центавра долетим?
   Другое существо отвечало таким же голосом:
   - Надо работать - прочищать её. Мы справимся. Мы починим нашу летающую тарелку.
   Ну, а Гоша зашептал Тише:
   - Вот это и есть люди: ходят на задних лапах и совершенно без шерсти - всё с рассказом моей бабушки совпадает.
   - Но что же делать? - спросил Тиша.
   - Их тарелка не такая уж большая. Так что не надо устраивать большого потопа, чтобы её унесло течением, и никто из маленьких зверьков не пострадает, - произнёс енот. - Вперёд - за работу.
   И они обогнули полянку - поднялись немного вверх по течению, и там довольно быстро соорудили небольшую плотину - перегородили течение Светлозорьки. А потом, когда набралось, достаточно, по их мнению, воды, они разрушили эту плотину, и, вслед за потоком, побежали вниз по течению, чтобы посмотреть, что же у них получилось
   А получилось вот что: поток смыл с берега тарелку, и вынес её на середину течения. Зелёные человечки едва успели запрыгнуть внутрь, и задраить люки. Тарелка плыла, вращалась, но, вместе с тем медленно тонула.
   - Кажется, получилась, - пробормотал енот Гоша, затем добавил. - Всё-таки я бы не хотел их топить...
   И тут из тарелки раздался торжествующий голос:
   - Система охлаждения очищена!
   - Летим к Альфа Центавра, - возвестил другой.
   - Ну, уж нет. После такого потрясения, только на курорт к Сириусу!
   Тут тарелка взмыла из-под воды, и быстро растворилась в небесах.
   Гоша проговорил:
   - Ну, вот, какие мы молодца - избавили наш лес от нашествия человеков.
   - Мы просто герои! - воскликнул Тоша.
   - И Михайло Потапыч пожалует нас медалями! - просиял широченной улыбкой енот.

КОНЕЦ.
11.10.03