<<Назад
   
"Жираф"
   (из цикла "Сказки о Животных")


    Жираф Федя был, наверное, самым непоседливым и самым озорным жирафом на всём белом свете. Но его мама прощался все его шалости, ведь Федя был совсем ещё маленьким жирафом, и с возрастом должен был остепениться.
    Как-то раз он с мамой, и ещё несколькими почтенными жирафами пасся. Мама вытягивала свою 6-ти метровую шею, и с помощью своего полуметрового языка и цепких губ срывала побеги акации. А, акация, надо сказать - это любимейшее кушанье жирафов.
    Итак, мама срывала вкуснейшие растения, и подавала их своему сыночку Феде. Поблизости, помимо жирафов, паслись и иные травоядные. Вон, например, чёрный носорог. Они очень хорошо уживались вместе. Ведь жирафы, благодаря своим длинным шеям, издали могли заметить опасность: крадущуюся львицу, или того хуже - охотника-человека.
    Но пока всё было спокойно. И Федя сказал своей маме:
   - Я наелся. Теперь хочу погреться на солнышке...
   - Только не отходи далеко, - предупредила его мама.
   И только Федя отошёл в сторону, как сверху, из ветвей раздался голосок, его друга Пачкули, который был самой обыкновенной мартышкой.
   - Смотри - сейчас из-за леса вылетит!
   - Кто?
   - Ни кто, а что. Ты смотри!
   Пачкуля перепрыгнул с ветки к Феде на затылок, ну а Федя задрал голову, и тут из-за крон деревьев вылетел многоцветный воздушный шар. Приглядевшись, можно было даже и фигуры людей, стоявших в его корзине, увидеть.
   - Ух, ты! Красотища какая! - воскликнул жираф. - Ведь это люди его создали?
   - Да! - кивнул Пачкуля, и так обрадовался, что даже начал прыгать у Феди на голове.
   - Прекрати! - крикнул на него Федя.
   Мартышка перестала прыгать.
   - Мне кажется, я больше всего на свете хотел бы полетать на таком шаре, - мечтательно произнёс жираф.
   - И я, признаться, тоже, - произнёс Пачкуля. - И я знаю место, где таких шаров много.
   - Да ты что! - обрадовался Федя.
   - Это в нескольких часах пути отсюда. Там - какой-то построенный людьми город, и там сейчас проходит международная выставка воздушных шаров. На большом поле они и стоят. Один краше другого, и ждут своего часа...
   - Нельзя терять времени, а то все улетят, - нетерпеливо проговорил жираф.
   И тут его окликнула мама:
   - Э-эй, Федя, ты не отставай. Иди-ка сюда! Будешь у меня на глазах, а то - знаю тебя проказника: ещё убежишь куда- нибудь.
   - Я так от своей мечты не отступлюсь, - заявил Федя. - Сегодня в полночь, когда мама заснёт, я сбегу к воздушным шарам. А ты?
   - Конечно, и я с тобой, - ухмыльнулся Пачкуля.
   
   * * *
   
    Видели ли вы когда-нибудь, как спят жирафы?
    Ведь из-за своего исполинского роста и длиннющей шеи им практически невозможно разлечься на земле. Так что они, либо дремлют стоя, либо изгибают шею дугой и кладут голову себе на круп, или на землю.
    За прошедший день они нагулялись, так что, когда Федина мама убедилась, что её ненаглядное чадо заснула, то и она заснула, опустив голову на землю.
    Но, конечно же, Федя притворялся, а вовсе не спал. Вот он огляделся, и тихонечко отошёл в сторону. Ну, а потом уж припустил на полную катушку.
    На опушке густого тропического леса его уже поджидал Пачкуля. Но в лес они не побежали: тяжело бы пришлось жирафу, даже и такому маленькому, как Федя, в лесу - запутался бы своей шеей в коварных лианах.
   Так что побежали они вдоль леса, и бежали до тех пор, пока не открылось впереди очень широкое поле, над которым возвышались воздушные шары. Так как дело было ночью, то шары не сияли такими прекрасными красками, как при свете солнца, а казались грозными и даже страшными. Возле некоторых шаров горели костры. Прохаживались охранники с ружьями, но охранников было совсем мало.
   Жираф поёжился. Пачкуля спросил у него:
   - Ты, случайно, не передумал?
   - Нет, конечно же! - проговорил Федя.
   Затем жираф побежал к ближайшему шару. Он старался пониже пригнуть свою длинную шею, но это у него плохо получалось. На коротких дистанциях жирафы способны развивать очень большую скорость, да и Пачкуля от него не отставал.
   И вот Федя забрался в корзину, а мартышка начала развязывать узлы, которыми корзина была привязана к глубоко вогнанным в землю железным штырям.
   Остался последний узел, корзина вздрогнула и приподнялась над землей. Тут закричал охранник:
   - Стой! Стрелять буду!
   Но стрелять он не собирался - ведь можно было и в шар попасть, а только побежал к ним.
   - Скорее! - крикнул своему другу жираф.
   Пачкуля так увлёкся развязыванием этого последнего, самого мудрёного узла, что и не заметил, как завязал ещё один узел, причём - у себя на лодыжке. В результате, когда шар с корзиной всё-таки полетел вверх, то и Пачкуля полетел с ним, но болтаясь вверх тормашками, и голося:
   - А-а, падаю! Спасите- помогите!
   А оставшийся на земле охранник протёр глаза, и вымолвил:
   - Жираф и мартышка угнали воздушный шар? Нет-нет, быть такого не может! Это мне привиделось! Наверное, я сплю!
   Тем временем Федя втянул мартышку к себе в корзину, и проговорил самым восторженным тоном, который только можно представить:
   - Летим! Я первый в истории жираф - исследователь воздушного океана!
   - А я - первая летучая мартышка, - похвастался Пачкуля.
   
   * * *
   
    Первые лучи восходящего солнца приласкали глаза Феди и Пачкули. В это время они как раз пролетали над лежбищем львов.
   - А-а, вон они злюки лежат! - воскликнул Федя. - Что не достанете нас?! Ха-ха-ха! - и он плюнул вниз.
   Ну, а Пачкуля показал львам язык. Однако эти могучие хищники дремали, и их не замечали.
   - Чем бы их достать? - призадумался Пачкуля, и тут же воскликнул. - Во! Ты погляди-ка, здесь же мешки какие-то лежат. Помоги-ка мне их сбросить.
   Действительно - на днище корзины лежали мешки. Жираф и мартышка начали кидать эти тяжёлые мешки вниз, и, наверное, к счастью, ни в кого не попали. Зато шар резко понесло вверх, так как мешки эти, как вы уже, наверное, догадались, служили балластом.
   И вскоре в корзине стало так холодно, что на носах у Феди и Пачкули образовались длинные сосульки. Они тряслись и делали физзарядку, чтобы совсем не окоченеть. Земли уже не было видно, они летели над белым облачным покрывалом.
   И вдруг рядом с ними промелькнула какая-то тень.
   Глядь, а это хищная птица - чёрный гриф.
   Этот гриф уселся на самом краю корзины, и насмешливо взглянул на путешественников. Спросил у Пачкули:
   - Что, узнал меня?
   - У-узнал, - продрожал Пачкуля.
   - Да-да, помнишь, как ты меня отгонял, кокосами кидался, а? Шишку мне набил. Ну, а теперь мы за всё посчитаемся!
   Гриф взлетел на воздушный шар, и ударил по нему своим могучим клювом.
   - НЕ-Е-ЕТ!! - хором закричали жираф и мартышка.
   Но было уже поздно. Через образовавшуюся пробоину хлынул поток горячего воздуха, и отбросил грифа так далеко, что его попросту не стало видно.
   А шар стремительно понесло вниз.
   - Мы разобьёмся! - закричал Пачкуля.
   - А я так много ещё не узнал об этом мире, - вздохнул Федя.
   Но их несло на облако, которое выделялось среди иных облаков своей неподвижностью.
   - Похоже, это какое-то твёрдое облако, - вымолвил Пачкуля.
   - Это не облако, а вершина горы, - заявил жираф.
   - Что? Разве же бывают такие высокие горы? - изумился Пачкуля.
   На это Федя ответил:
   - Мне мама рассказывала. Есть такая гора Килиманджаро. Это самая высокая гора в Африке, на 5895 метров возносится она над уровнем моря...
   - А что это такое белое на её вершине? - спросил Пачкуля.
   - Мама говорила, что на вершине Килиманджаро лежит снег.
   - А что такое снег? - спросил Пачкуля.
   - Вообще я то не знаю, - признался жираф.
   А в следующее мгновенье произошло столкновение падающего шара с этим самым снегом. И снег оказался весьма мягким. Во всяком случае, Федя и Пачкуля не разбились, а отделались несколькими ссадинами.
   Вот если бы снег ещё и тёплым был! В общем, Федя и Пачкуля совсем замёрзли, а когда их всё-таки нашёл спасательный вертолёт, то они даже простыли, и чихали. Их спустили с Килиманджаро, и вскоре отпустили.
   И на первых полосах не только людских, но и звериных газет появились статьи с броскими заголовками вроде: "Жираф и мартышка угнали воздушный шар!" или "Первый жираф и первая мартышка на вершине Килиманджаро!".
   Но всё равно, и Феде и Пачкуле досталось от родителей, которые изрядно из-за них перенервничали. Что, впрочем, не отбило в Феде и Пачкуле совершить ещё какое-нибудь необычайное путешествие. Например, на Луну.
   Оставалось только придумать, как незамеченными пробраться в ракету.

КОНЕЦ.
15.10.03