<<Назад
   
"Свет и Плоть"

    Частный космический кораблик нырнул в так называемое над-пространство. В общем-то, в этом факте не было ничего удивительного, так как ежесекундно сотни частных космических корабликов ныряли в это над-пространство, и сотни - выныривали из него.
   Благодаря открытию над-пространства люди могли в течение одного часа перенестись в самый отдалённый уголок галактики, тогда как с обычным двигателем такое путешествие заняло бы многие тысячелетия.
   Но всё же, в том космическом кораблике, с которого начался этот рассказ, кое-что было не так. А именно: была переделана и частично отключена система безопасности. В нормальном своём состоянии эта система следила за тем, чтобы пассажир кораблика не выходил наружу во время полёта в над-пространстве. Более того, при входе в над-пространство система следила, чтобы пассажир или пассажиры ложились в специальные камеры, где они, всё время полёта пребывали в состоянии сна.
   Но система была переделана по пожеланию владелицы кораблика Светланы. Переделана, конечно же, нелегально. Причём Светлана даже не видела оказавшего ей такую услугу мастера. Просто перевела на его счёт деньги, затем отогнала в указанное место кораблик, и получила его, уже изменённым.
   Зачем же это было нужно Светлане?
   А дело в том, что Светлана любила всевозможные приключения. Всегда она искала в жизни что-нибудь новое, и никогда ей новых впечатлений не было достаточно.
   И вот услышала, что уже были такие, переделавшие свой корабль, и вышедшие в над-пространство во время полёта. И, якобы, пережили эти люди нечто потрясающее. Правда - это были только слухи, и Светлане ни с одним из этих "счастливцев", так и не довелось пообщаться.
   Вообще же Светлана была писательницей. Писала много, и её книги неплохо расходились. Ей было всего двадцать пять лет.
   
   * * *
   
    Кораблик уже летел в над- пространстве, а Светлана не спала. Она включила обзорный экран, и созерцала то, что было снаружи.
   Её кораблик в радиусе трёхсот метров был окружён лиловым защитным полем. Но из-за этого защитного поля выбивался и иной свет. Был этот свет мягким и приятным, напоминающим свечение пробуждающего землю весеннего солнышка.
   - Что же там, за защитным полем? - прошептала Светлана.
   Глаза девушки возбуждённо сияли. Она предчувствовала большое приключение, и яркие впечатления, которые вдохновят её на создание многих замечательных произведений.
   И вот Светлана надела скафандр, и вышла из шлюза, который при включенной системе безопасности должен быть наглухо закрытым.
   Она включила ракетный ранец, и полетела к защитному полю. Конечно, она не намеривалась проходить через защитное поле, так как понимала, что это чревато гибелью, но хотела подлететь к его краю, и вблизи разглядеть чудесный, льющийся из-за него свет.
   И вот она подлетела на расстояние примерно пяти метров, и спросила у встроенного в его скафандр компьютера:
   - Ну, можешь определить природу этого света?
   Компьютер ответил:
   - Недостаточно данных. Надо подлететь ближе.
   - Ну, так подлети! - нетерпеливо проговорила Светлана.
   - Предупреждаю - это опасно.
   - Нет уж - давай, подлетай вплотную к полю. Я тебе приказываю.
   - Никто не знает, что..., - начал было возражать компьютер, но девушка прикрикнула:
   - Подлетай немедленно!
   
   * * *
   
    Светлану окружало ровное, весьма приятное свечение, действительно напоминающее мягкий свет весеннего солнышка. Это свечение исходило одновременно со всех сторон, и было совершенно ровным. Ничего, кроме этого свечения не было видно.
   - Что такое? Что случилось? - спросила Светлана.
   Компьютер заговорил, но теперь его голос прорывался через всё возрастающий треск.
   - Случилось непоправимое. Мы подлетели к самому защитному полю, но прорывающая через него сущность над-простраства поглотила нас.
   - Так мы сейчас в над-пространстве? - спросила Светлана.
   - Да.
   - Ух, ты! - на мгновенье искательница приключений обрадовалась, но почти сразу же захлестнули её мрачные предчувствия.
   И спросила Светлана:
   - А скажи, какова вероятность, что меня здесь найдут?
   - Вероятность равна нулю, - ответил компьютер.
   Голос Светланы задрожал, она пролепетала:
   - Т-то есть ты хочешь сказать - совсем никаких шансов?
   - Абсолютно никаких, - ответил компьютер.
   Затем остался только треск статических помех.
   Светлана позвала:
   - Э-эй, ты ещё здесь?
   - Да, - слабым голосом ответил компьютер. - Послушай, хозяйка, что я тебе скажу. Излучение этого над-пространства уничтожает меня, и скоро я отключусь. Однако для человека это свечение абсолютно безопасно. Как только системы скафандра перестанут функционировать, ты сможешь выйти из него.
   - И что мне там делать?
   - Жить, - ответил компьютер.
   - Но чем я там буду питаться? Что мне там вообще делать?
   - Там ничего нет, кроме света. Свет простирается на целую бесконечность, - безжалостно вещал компьютер. - Ты должна смириться, что останешься там навсегда.
   - То есть - на всю жизнь?
   - На всю вечность, - ответил компьютер. - Такова уж сущность над-пространства, что одна секунда вселенной тянется здесь многие века. Излучение над-пространства уже наделило твоё тело способностью к регенерации. Ты не сможешь умереть. Миллионы, миллиарды и триллионы тысячелетий ты обречена плавать в этом свете. Прощай.
   Что-то щёлкнуло, и компьютер отключился. Тогда Светлана закричала:
   - Подожди! Не отключайся! Поговори со мной! Мне просто необходимо слышать чей-нибудь голос...
   Но безмолвствовал компьютер.
   А затем что-то щёлкнуло, и переставший выполнять свои функции скафандр раскрылся, и выпустил Светлану наружу.
   Девушка осторожно вздохнула сияющее пространство, и ничего не почувствовала. Не было ни жары, ни холода, ни духоты, ни свежести. Отсутствовал ветер. Вообще это пространство лишено было каких-либо характеристик, кроме этого ровного разлитого повсюду света.
   Светлана сделала движение руками, и в одно мгновенье её скафандр превратился в точку, а затем и вовсе исчез в отдалении.
   - Ну, вот - теперь я совсем одна, - прошептала Светлана.
   
   * * *
   
    Её действительно не нужна была ни еда, ни вода. И спать ей совсем не хотелось. Тело Светланы получало питание от окружающего света, и, похоже, собиралось функционировать всю вечность.
    А сколько она плыла в этом свете?..
   Сначала она вспоминала свою жизнь. Затем тысячу раз считала до тысячи и обратно. Затем начала разговаривать сама с собой, и очень долго так говорила, иногда начиная смеяться над собственными шутками, иногда обижалась на собственные же колкости.
   А потом воскликнула:
   - Но ведь я схожу с ума!
   Итак, Светлана осознала, что сходит с ума, но это не слишком помогло. Она просто не представляла, что делать с подступающим безумием.
   И тогда взмолилась девушка:
   - Я очень-очень хочу, чтобы что-нибудь изменилось! Пожалуйста! Ну, пожалуйста!
   И даже слёзы по её щекам покатились.
   Страстно, не ведая усталости, молилась она много часов, а потом увидела, как в свете появилось нечто более тёмное, и начало быстро к ней приближаться.
   Тогда пробормотала Светлана:
   - Неужели у меня уже начались видения? Хорошо, если так! Быть может - это начало конца.
   Она протёрла глаза. Странная, причудливая форма продолжала к ней приближаться. Тогда она сильно себя ущипнула - ничего не изменилось.
   И тогда девушка констатировала очевидный факт:
   - Значит, помимо меня здесь есть нечто.
   
   * * *
   
    Это нечто подлетело, и оказалось созданным из сотен, а может и тысяч переплетённых башенок замком. Совершенно точно, что по своей диспропорции этот замок был самым уродливым, из когда-либо виденных Светланой сооружений. И ещё: этот замок цветом своим напоминал кожу бледного европейца. Когда же Светлана подлетела вплотную, и потрогала замок ладонью, то поняла, что - это действительно человеческая плоть. Верхняя часть была тёплой и мягкой, но под ней чувствовались кости.
    Первым чувством Светланы было отвращение, но она справилась с ним, и пробормотала:
   - Кем бы ты ни был, мы не должны разлучаться.
   И тогда из глубин замка она услышала то ли стон, то ли смех.
   - Ты слышишь меня? - пролепетала Светлана. - Ну, так пусти меня в себя.
   И вновь раздался этот, напоминающий то ли стон, то ли смех звук. А затем прямо перед Светланой раскрылись созданные тоже из плоти врата. А за вратами была костяная решётка, и решётка эта поползла вверх.
   Девушка сделала движение, и вплыла в коридор, стены которого были созданы из более нежной, розоватой плоти. Но закрылись за её спиной врата, и опустилась рёшётка. Тут же пропало состояние невесомости, и Светлана рухнула на кожаный пол. Поднялась, оглянулась, прошептала:
   - Ну, здравствуй. Меня Светланой зовут.
   Замок безмолвствовал. Тогда девушка пошла вперёд. Исходящее из пор светло-алое свечение позволяло ей видеть всё, что её окружало.
   
   * * *
   
    Долго ли, коротко ли она шла, и, наконец, оказалась в зале, в центре которой поднимался выточенный из полированной кости фонтан. Скелетообразные дельфины, тритоны, и жуткого вида Нептун выплёскивали из своих глоток потоки крови, которые собирались в специальную ёмкость, а затем, по специальным желобам в полу стекали куда-то вниз.
    Светлана пробормотала:
   - Ну, главное - соблюдать спокойствие.
   Но, на самом-то деле, ей было очень неспокойно. Пролепетала она:
   - Пожалуйста, давай будем друзьями. Ведь я не хочу тебе ничего дурного. Мы будем общаться...
   Вновь раздался зловещий то ли смех, то ли стон. И сразу же вслед за этим Светлана почувствовала прямо-таки невыносимый голод. В желудке её урчало, а изо рта текли слюни.
   И залепетала она жалобно:
   - Мне бы покушать...
   Задрожал пол, раздался такой скрежет и треск, будто ломались кости, и поднялся из-под пола кожаный стол, на котором стояли костяные тарелки и большая кружка.
   Тарелки были наполнены восхитительно пахнущей поджаренной мясной едой. Кровь тоже источала аромат. Голод Светланы ещё усилился, теперь и руки, и губы её дрожали.
   Прошептала она:
   - Но ведь это не человеческое мясо, и не человеческая кровь. Правда?
   Она не получила никакого ответа, и тогда сама сказала:
   - Конечно же - это не человеческая плоть.
   И набросилась на еду и на кровь.
   
   * * *
   
    Когда наелась и напилась, то увидела, что возле стены образовался небольшой диванчик. И на этом диванчике уселась Светлана. Очень мягким, очень тёплым и уютным оказался этот диванчик.
   Девушка блаженно потянулась, и произнесла:
   - Ну, вот и замечательно. Здесь так удобно. Спасибо тебе.
   И тут в стене напротив неё открылось двухметровое око. От неожиданности Светлана взвизгнула, хотела вскочить с диванчика, но ничего у неё не получилось. Созданные из мягкой, но прочной плоти обручи обвились вокруг её ног, рук, и даже шеи.
   - Здравствуй, - пролепетала Светлана.
   - Ну, здравствуй, - грянул разом со всех сторон голос.
   - Надеюсь, мы будем друзьями, - проговорила девушка чуть более уверенно.
   - И я тоже надеюсь. Но только эта дружба будет связана с болью, - теперь в голосе явственно прозвучала насмешка.
   - Что? - поперхнулась Светлана. - С какой ещё болью?
   - Сейчас я тебе продемонстрирую!
   Кожа на потолке разорвалась, и оттуда, вместе со струйками крови, спустились костяные шипы, выточенные из кости резаки, и ещё какие-то приспособления, явно предназначенные для того, чтобы терзать.
   - Это всё для меня? - заплакала Света.
   - Ага!
   - Но зачем?
   - Быть может, ты сначала спросишь: кто я?
   - Ну, и кто ты?
   - Когда-то я был таким же, как и ты человеком. Но над-пространство поглотило меня. Не знаю, сколько с тех пор прошло времени во внешнем космосе. Ведь здешние столетия проходят там за минуту. К счастью, я не разлучился со своим скафандром, и спустя годы одиночества понял, как можно использовать бывший в этом скафандре резак. Я начал разрезать свою плоть. Ведь над-простраство наделило меня бессмертием, и способностью к регенерации. Правда, от боли оно меня не избавило. Так что я попал в добровольный ад. Я расчленял свою плоть, но на месте отсечённых кусков нарастали новые, а отсечённые части прицеплялись к ним. Я конструировал новые органы, предназначенные для разрезания, для дробления костей, я выдавливал глаза, и их слизью наполнял новые, многометровые глаза.
   - Но зачем?! - воскликнула Светлана.
   - А ответь-ка мне, детка, что у нас впереди?
   - Не знаю, - задрожала она.
   - Впереди у нас вечность времени, и бесконечность пространства. Но я ненавижу свет над-простраства. Я ненавижу само над- простанство, и я одержу над ним победу!
   - Каким же образом?
   - Я заполню его собой!
   - Что? Всю эту бесконечность?
   - Да. Повсюду будут заполненные моей плотью залы. Миллиарды световых лет моей плоти!
   - Но это же безумие!
   - Можешь называть это как угодно, но знай, что и твоя плоть пойдёт на строительство...
   Предназначенные для расчленения костяные орудия приблизились к Светлане. Она закричала:
   - Нет! Я хочу кое-что предложить!
   - Ну, и что же?
   - Я буду для тебя писать.
   - Писать?
   - Ну, да. Дело в том, что по профессии я писательница. И вот каждый день я буду писать тебе по рассказу, или даже по два рассказа, а потом, ночами, буду их тебе рассказывать. Ну, знаешь, как Шехерезада...
   - Рассказы, - задумчиво повторил голос.
   - Да, да, - закивала головой, плачущая Светлана. - Ведь, я же знаю: тебе здесь очень одиноко, тебе не с кем поговорить, тебе захочется послушать волшебных историй.
   - Хм-м, любопытно. Ну, ладно. Даю тебе шанс. Сегодня напишешь рассказ, а ночью мне его зачитаешь. Если мне понравится, то останешься в должности моей личной писательницы, а нет - так станешь частью моего строительства. Ясно?
   - В общем - да. Вот только вопрос: на чём мне писать?
   - О, это не проблема.
   Одно из костяных приспособлений срезало со стены несколько слоёв кожи, и протянула эту тонкую, похожую на бумагу кожу Светлане.
   - А вот и ручка, - произнёс голос.
   И к Светлане протянулась костяная ручка, внутри которой был заправленный кровью стержень.
   - Вот так, - произнёс голос. - Будешь писать по старинке. А компьютеров из своей плоти я ещё не научился создавать.
   И Светлана начала писать...
   
   * * *
   
    Прошло несколько часов, и Светлана закончила своё первое, созданное в над-прострастве произведение. Это была волшебная сказка в духе Андерсена.
   Затем она стала читать, и так волновалась за исход этого чтения, что часто сбивалась и начинала плакать...
    Наконец - закончила и замерла, ожидая приговора. Замок безмолвствовал...
   Когда ожидание стало невыносимым, Светлана решилась и спросила сильно дрожащим голосом:
   - Ну, так что?
   И раздался восторженный, едва не оглушивший её голос:
   - Это лучшее из всего, что я когда-либо слышал. Ты назначаешься моей Шехерезадой на веки вечные.
   - На веки вечные, - тихо повторила и слабо улыбнулась Светлана.
   - Конечно, - прогремел голос. - Ведь впереди у нас вечность, которую мы проведём вместе, и, надеюсь, что в твоей голове роиться бесконечность сюжетов.
   - Да, да, конечно же, - поспешила заверить его Светлана.
   - Вот и замечательно! Так что начинай сочинять новый рассказ!
   - А можно ли поесть и попить?
   - Конечно! Ешь плоть мою и пей кровь мою. Ведь единственное, что есть в этой бесконечности - это свет и плоть.

КОНЕЦ.
01.11.03