<<Назад
   
"Башня Ворона"


    В маленькой, всегда занесённой снегом избушке жил мальчик Филя. А почему избушка всё время была занесена снегом?
   Что ж, ответ на этот вопрос весьма прост: дело в том, что в мире, в котором жил Филя всё время царила зима. Стояли маленькие деревянные избушки, а между этих избушек вытягивались деревянные заборы. Было этих избушек много-много, а, сколько точно - того никто не ведал. А жили в них исключительно дети, и никому из них не было больше девяти лет. Своих родителей никогда они не видели, и даже не знали, что есть у них родители.
   И вообще из взрослых они знали только одного, и этот единственный взрослый внушал им ужас. Звали его Вороном, и был он колдуном. Обитал он в высокой каменной башне, которая над всеми этими деревянными домиками возносилась. Именно он, Ворон, в образе огромной чёрной птицы прилетал к очередной своей жертве, в день её девятилетия. И, будь то мальчик или девочка - в день её девятой годовщины, врывался Чёрный Ворон в домик, и уносил несчастное, бьющееся или застывшее от ужаса тельце, а также и душу в свою каменную башню.
   И хотя никто никогда не объявлял официально, что в этой башне происходит, все, тем не менее, знали, что там Ворон превращает ребятишек в своих слуг - воронят.
   В верхней части Башни были многочисленные отверстия, из которых вылетали каждое утро эти чёрные воронята, и подолгу кружили на фоне всегда холодного, розоватого неба. Эти же воронята приносили ещё не превращённым детям пищу. Это был чёрствые лепёшки и вода. Несмотря на то, что иной еды у них не было - лепёшки были достаточно питательными.
   Итак, мальчик Филя.
   Он, в общем-то, ничем особенно не отличался от иных мальчишек. Но вскоре ему должно было исполниться девять лет, и, стало быть, близился его срок. Он уже несколько раз видел Ворона. Он врывался в домики его соседей, и уносил их в свою башню. И все соседние домики уже опустели.
   Тоскливой и страшной была Филина жизнь. Ему вовсе не хотелось на веки вечные становится слугой Ворона- колдуна, а хотелось быть свободным, и познать все тайны мира.
   
   * * *
   
    Как-то вечером сидел Филя за столом в своей горенке. Тлеющие в печи угли высвечивали его добродушное, веснушчатое лицо, и непокорные густые вихры. На нём была простая крестьянская одежда. А занимался мальчик тем, что с помощью угля чертил на поверхности стола то, что по его разумению, находилось за пределами их мира. Так, например, нарисовал он лес, речку, и многое иное, что прежде ему доводилось видеть только во снах.
    И вдруг в оконце раздался стук. И, судя по звукам, стучал один из слуг Ворона - воронёнок. Филя весьма удивился, ведь состоящий из обычной лепёшки и воды ужин уже был ему принесён, и мальчик, совершенно не чувствуя вкуса, уже сжевал эту подачку.
    Он подошёл к окну, приоткрыл форточку и спросил:
   - Ну, чего тебе?
   - Впусти, - отозвался воронёнок.
   В самом факте того, что воронёнок говорил, не было чего-то такого удивительного. Все знали, что воронята умеют говорить. Другое дело, что говорили они крайне мало, и исключительно затем, чтобы передать приказы Ворона-колдуна. Например, воронята предупреждали ребят, что они не имеют права подходить к каменной Башне ближе, чем на сотню шагов.
   Итак, воронёнок влетел в комнату и, усевшись у Фили на плече, шепнул ему:
   - Лучше закрой форточку.
   Это больше прежнего удивило мальчика: значит, воронёнок собирается говорить ему что-то секретное.
   Итак, он закрыл форточку, а также занавесил окно непроницаемой тёмной материей и уселся за столом. Воронёнок слетел с его плеча, и встал на поверхность стола. Затем осведомился:
   - Ну, что: не узнал меня?
   - Нет, - покачал головой Филя.
   - Не удивительно, - вздохнул воронёнок. - Но прежде я был Гришей.
   - Гриша! - воскликнул Филя.
   - Тише, - шикнул на него воронёнок.
   Дело в том, что Гриша был лучшим другом Фили, и они даже перекидывались снежками, до тех пор, пока Грише не исполнилось девять лет, и его не забрал Ворон.
   Надо ли говорить, как тосковал без своего лучшего друга Филя? А теперь обрадовался, услышав его голос, и ужаснулся, понимая, что и его ждёт участь стать воронёнком.
   Воронёнок-Гриша говорил:
   - Все слухи о Вороне-колдуне - это правда. Он действительно превращает девятилетних детей в своих слуг - воронят. Всё меньше и меньше остаётся детей в этом городе, зато количество воронят увеличивается. И когда не останется ни одного ребёнка, и город опустеет - Колдун обретёт великую силу, и тогда уж действительно в веки вечные не вырваться нам из-под его ярма.
   - Но откуда ты это знаешь? - спросил Филя.
   - Несмотря на то, всем нам внушён великий страх, я всё же его переборол, и когда Колдун улетел за очередной жертвой, пролетел в его магическую залу, и прочитал всё это в книге колдовства.
   - Но есть ли способ его остановить? - поинтересовался Филя.
   - О, да - действительно есть такой способ, - кивнул воронёнок-Гриша. - В той же книге я прочитал, что надо завести часы, которые вмонтированы в стену Башни.
   - Наверное, это очень сложно сделать?
   - Да как сказать. Надо всего-то положить ладонь в специальную выемку.
   - И всё?
   - Да - это всё. Но это должна быть человеческая ладонь. И сразу встаёт вопрос, как человек может добраться до этой выемки, которая расположена в тайной комнате, в верхней части башни, тогда как дверей в башню нет, а есть только отверстия, из которых вылетают такие как я воронята? А отверстия эти под самой крышей на пятидесятиметровой высоте.
   - Ну, и как же? - спросил Филя.
   - И об этом я прочитал в магической книге. Ты должен будешь исполнить всё, что я тебе скажу, и быть твёрдым до конца. Готов ли?
   - Ради того, чтобы Колдуна остановить, я на всё готов, - отозвался Филя.
   
   * * *
   
    Действовать Филе приходилось исключительно ночью, да и то: пробираясь ползком среди сугробов, и замирая при первой замеченной опасности.
    В течение нескольких последующих ночей ему довелось побывать так далеко от своей избушки, как он никогда не отходил. Ему просто нельзя было так далеко отходить. И, следуя за указаниями воронёнка-Гриши, он раскапывал в разных, указанных ему местах снег. И там он либо срывал веточки, либо же выдирал их промёрзшей земли корешки каких-то чудом сохранившихся растений.
    Наконец все ингредиенты были собраны, и, опять-таки под присмотром воронёнка-Гриши, он уже у себя дома сварил магическое зелье, которое получилось тёмно-зелёного света, и издавало резкий, неприятный запах.
    Воронёнок-Гриша вздохнул и молвил:
   - А вот теперь, Филя, пообещай мне, что, то, что останется, ты на себя оденешь.
   - Чего? - переспросил Филя.
   - Вскоре ты всё поймёшь. А сейчас - просто пообещай мне.
   - Ну, ладно, обещаю.
   - А потом ты полетишь к башне Колдуна.
   - Э-э, да как же я туда полечу, если у меня даже крыльев нет?
   - Опять ты задаёшь лишние вопросы. Вот просто пообещай и всё.
   - Ну, ладно, обещаю.
   - А когда ты полетишь, то ничего не бойся, потому что от иных воронят ты ничем отличаться не будешь. Лети на самый верх башни. Там ты найдёшь помеченную алым цветом выемку, и именно в неё пролезай. Окажешься ты в квадратной комнате, и именно в ней произнёс три магических слова: "ПОКС-КОКС-НОКС", ну, а дальше просто положишь свою ладонь в выемку.
   - Э-э, ну ладно. Я так и сделаю, - кивнул Филя.
   - Так, а теперь подавай сюда зелье, - сказал воронёнок-Гриша.
   Филя подал ему небольшой котелок, в котором ещё булькало тёмно-зелёное варево.
   - До встречи, Филя, - вымолвил Гриша, и быстро проглотил зелье.
   Ярким белым пламенем вспыхнул воронёнок.
   - Гриша, что с тобой?! - громко крикнул Филя, и набросил на своего друга попавшийся под руку кусок материи.
   А когда эту материю сдёрнул, то обнаружил, что на месте воронёнка теперь лежит сотканная из вороньих перьев одежда. Причём эта одежда была как раз впору для Фили.
   Мальчик быстро смахнул слезу, и проговорил:
   - Так вот о чём ты говорил, друг мой. Ну, что ж...
   И он надел на себя воронью мантию...
   
   * * *
   
   Тело Фили сжалось, и он превратился в воронёнка. Причём ему и не надо было учиться летать. В воздухе он чувствовал себя так же уверенно, как и на земле. Взмахнул он крыльями, и выпорхнул в форточку.
   И вот взмыл он над крышами маленьких домиков, и полетел в сторону Башни колдуна. Страшно ему было. Казалось ему, что Колдун следит за ним, и поджидает, чтобы наброситься и растерзать его в клочья.
   Но до самой Башни долетел он, а его так никто и не остановил.
   Быстро нашёл воронёнок-Филя помеченную алым цветом выемку, и именно в неё юркнул. По узкому лазу протиснулся в квадратную комнату с жёлтыми стенами, и там произнёс три магических слова: "ПОКС-КОКС- НОКС".
   И превратился он обратно в человека. Увидел выемку в стене, и положил в неё свою ладонь. И вот тогда раздался оглушительный вопль, от которого содрогнулась Башня. Разверзся пол, и выступил из него Колдун, со страшным получеловеческим, полувороньим ликом. И зарычал Колдун:
   - Мальчишка! Наглец! Да как ты посмел!
   И потянулся он к Филе своими острыми когтями.
   Да только вот поздно уже было. Повернулись магические часы вспять. Покрылось тело Колдуна трещинами, и рассыпался он в прах.
   Вихрь подхватил Филю, и вернул его назад, в маленький домик.
   Вышел он на улицу, и увидел, что взошло тёплое солнышко, и понял, что впервые за долгие годы наступила весна. И снег уже таял, и было светло и радостно. Из соседних домиков выходили его друзья и подруги, целые и невредимые. Был среди них и Гриша.
   Они смотрели в ту сторону, где прежде была Воронья Башня, но никакой Башни там больше не было. Не было и Колдуна-Ворона. И ни одного воронёнка не летало в воздухе.
   Зато ребята знали, что теперь то у них и начнётся настоящая жизнь. И им предстояло прожить эту жизнь вместе.

КОНЕЦ.
04.11.03