<<Назад
   
"Гробница Колдуна"

    Началась эта история в один тёплый сентябрьский денёк, когда мальчик Алёша прохаживался вместе со своим псом: могучим и добрым догом Сатурном по золотистому осеннему парку.
   Они шли по тропке, когда вдруг услышали некое весьма зловещее шипенье. И самое удивительное, что в этом шипенье можно было различить отдельные слова, а, значит, говорил всё-таки человек.
   - А, ну-ка тихо, Сатурн, - зашептал на своего пса Алёша. - Посмотрим, кто это так страшно шипит.
   И вот Алёша пополз по земле в ту сторону, откуда доносились эти зловещие звуки. Дог Сатурн полз рядом с ним и, несмотря на свои габариты, не издавал ни единого звука.
   И вот они оказались возле небольшой поляны, посреди которой стояла страшная-престрашная безносая бабка в чёрном платье. Один глаз у бабки был выпученным и чёрным, а вместо другого - зияла пустая глазница. Перед бабкой сидел на земле огромный чёрный котище, и внимательно её слушал. А она шипела:
   - Ну, сейчас ты, киска моя, наконец-то покушаешь. Спрячься вон за тем деревом, а я брошу на землю крошки. Слетятся голуби, поклюют крошки, крылья у них отнимутся, тут ты на них набросишься, растерзаешь и поглотишь, столько, сколько сможешь...
   Надо сказать, что Алёша очень любил голубей, и поэтому речи старухи показались ему крайне возмутительными.
   Так что, когда она начала бросать крошки и кричать неожиданно мелодичным голоском:
   - Гуль! Гуль! Гуль!
   Алёша выскочил на поляну, замахал руками, и закричал громко:
   - Кыш! Кыш! Кыш!
   Так что, первые, появившиеся было голуби, тут же взмыли обратно в небо.
   - Ах ты, негодный мальчишка! - возопила ведьма. - А ну-ка, Уголь, растерзай его!
   Из-за дерева выбежал кот, выставил свои острые когти, и бросился к Алёше. Но наперерез коту метнулся дог Сатурн, и отвесил ему своими передними лапами такую затрещину, что кот перевернулся в воздухе и попал прямо в ручищи к страшной бабке.
   Та пророкотала яростно:
   - Ну, вы об этом ещё пожалеете!
   Затем она быстро-быстро закрутилась вокруг своей оси, превратилась в вихрь, и взмыла в небо.
   
   * * *
   
    Той же ночью какой-то звук разбудил Алёшу. Он приоткрыл глаза, но голову от подушки не поднял, и, возможно, именно поэтому всё происходящее казалось ему продолжением сна.
    Увидел он, как на подоконник села большая чёрная ворона. Из одной глазницы у вороны выпирало большее чёрное око; а другая глазница была пустой. В длинном клюве ворона сжимала какую-то очень вязкую, источающую тёмно-зелёный свет каплю. И, приглядевшись, Алёша понял, что внутри капли заключён уменьшенный во много раз чёрный кот Уголь. Причём кот шевелился. Эта картина показалась Алёше настолько удивительной, что он ещё больше прежнего уверился, что видит сон.
    Вот ворона взмахнула крыльями, и перелетела на полку, где, помимо старых игрушек, стоял большой пластиковый кот, используемый Алёшей в качестве копилки. Во лбу этого кота имелось специальное отверстие, куда мальчик кидал мелкие монеты.
    И именно в это отверстие на лбу сбросила ворона заключённого в каплю Угля, а сама перелетела на подоконник, и оттуда каркнула:
   - Ну, а теперь, Алёшка, берегись!
   Затем она взмахнула крыльями и растворилась в ночи.
   А стоявший на полке пластиковый кот- копилка ожил. Он заскрипел, задвигался, и спрыгнул на пол. При этом раздался весьма громкий стук, который и заставил мальчика окончательно проснуться.
   В коридоре зашевелился, и заглянул в Алёшину комнату дог Сатурн. И пёс тут же зарычал на колдовского кота. Глаза кота наполнились зловещим свечением, и вырвался оттуда тоненький багровый лучик, который прикоснулся к Сатурну.
   Тут же окаменел благородный дог, и в статую превратился.
   Кот ещё раз усмехнулся, и вымолвил:
   - Вот так с каждым будет!
   После этого он запрыгнул на стол, со стола перескочил на подоконник, а с подоконника метнулся на росшее рядом с домом дерево.
   Алёша переборол вполне естественный ужас, подбежал к окну, и увидел, как кот, спустившись по древесному стволу, запрыгнул в подвал их дома.
   Тогда мальчик прошептал:
   - На этом кот явно не остановится. Он что-то задумал. Но вот что? Надо проследить за ним... Сатурн, пошли!
   Но Алёша забыл, что его верный дог окаменел. Теперь пёс даже и пошевелиться не мог, а весил, по крайней мере, тонну.
   - Ну, ничего, я тебе обязательно помогу, - пообещал своему другу мальчик, и выскользнул в коридор.
   Там он потихонечку собрался (время-то, всё-таки, было ночное), и выскочил на лестницу. Спустился на первый этаж, вышел на улицу, и там подкрался к маленькому прямоугольному отверстию, возле самой земли. Он осторожно заглянул в это отверстие, и увидел освещённую блёклой электрической лампочкой часть подвала.
   Увидел он и ожившего кота-копилку. Теперь из тела кота сыпались тёмно-зелёные искры, и был он занят делом. Дело в том, что в этом подвале были сложены деревянные бруски и железные листы. Кот орудовал своими когтями, словно резаками, циркулярными пилами, клещами и плоскогубцами. Он выстругивал из деревянных брусков таких же, как он котов, и прикреплял к ним острые когти, которые вытачивал из железных листов. Затем он ударял каждого кота лапой по голове, и восклицал торжественно:
   - Живи!
   И после этого каждый новый кот непременно оживал.
   Коты строились в колонны, и мяукали, восторженно глядя на своего создателя. Один из них спросил:
   - О, господин, скажи - какова наша цель?
   И кот-копилка ответил тожественно:
   - Наша цель - поработить всё человечество. Когда я изготовлю вас шесть сотен, то мы начнём войну, и никто не сможет нас остановить, потому что с нами великая магическая сила.
   - А когда это будет? - спросил другой кот.
   - Пройдёт эта ночь, следующий день, и в четыре часа следующей ночи мы выступим...
   Алёша в ужасе отпрянул от отверстия, и пролепетал:
   - Ничего себе!
   Затем он вернулся к себе домой, но, конечно же, уже не смог заснуть, а напряжённо размышлял над тем, как он сможет спасти всё человечество. Однако ничего дельного в его голову так и не приходило.
   
   * * *
   
    На следующее утро, Алёша пошёл не в школу, а в парк. Да и зачем было идти в школу, и учиться чему-то, если все знания пропадут вместе с человечеством через сутки?! Алёша продолжал напряженно думать, как остановить кошачье вторжение...
    Вдруг лежавшие на земле жёлтые и алые клиновые листья плавно взмыли вверх и сложились в фигуру молодой девушки. Мальчик слишком многое перевидал за последнее время, так что вовсе этому не удивился.
    Фигура представилась:
   - Я лесная фея Эльгина.
   - Это вовсе не лес, а парк, - буркнул Алёша.
   - Это не существенно. Главное, я знаю, кто может остановить деревянных кошек.
   Алёша сразу оживился, глаза его заблистали, и он спросил:
   - Ну, и кто же?
   - Деревянные львы, - ответила фея.
   - Кто-кто? - переспросил мальчик.
   - Два деревянных льва, которые сидят на детской площадке, возле самого входа в этот парк. В них достаточно силы, чтобы справиться с самой большой кошачьей армией.
   - Ну, и как же оживить этих львов? - поинтересовался Алёша.
   - Дело в том, что я этого не знаю, но зато знает колдун Парк.
   - Ну, и что же этот колдун Парк сам не пришёл? - спросил мальчик.
   - Дело в том, что он уже несколько веков спит в гробнице под этим парком. Сверху на его гробнице лежит плита, которую может поднять только человеческая рука. То есть, твоя рука, Алёша.
   - Так что же мы стоим, скорее - бежим туда! - воскликнул мальчик.
   И он побежал по парковым дорожкам и тропкам, в окружении по-осеннему праздничных деревьев, а впереди него летела, указывая дорогу, сотканная из кленовых листьев фея.
   
   * * *
   
    Наконец они прибежали в ту отдалённую часть парка, куда редко захаживали люди. Фея Эльгина указала Алёше, где надо копать. Сначала он раскидал палую листву, а затем - начал рыть землю. И земля оказалась мягкой и тёплой, так что работа пошла быстро.
    Вскоре мальчик наткнулся на край каменной плиты, и вот с ней то долго провозился: сначала всю её раскопал, а затем, сопя, кряхтя и обливаясь потом, кое-как отодвинул в сторону. Наверное, плита была рассчитана всё-таки не на его руку, а на ручищу сказочного богатыря.
    Тем не менее, работа была сделана, и перед Алёшей открылись каменные ступени, уводящие вниз, во мрак.
   Вперёд полетела фея Эльгина, и высветила мягким солнечным сиянием потрескавшиеся стены гробницы.
    Молвила фея:
   - Ты первый человек, ступивший в гробницу колдуна Парка. Но ничего не бойся, помни, что Парк - это добрый колдун.
   Алёша спустился в просторную залу, посреди которой стоял хрустальный гроб, в котором спал колдун Парк. У Парка был огромный, змеевидный нос, и синее лицо, из-под закрытых век исходило малахитовое свечение; одежду его составляла плотно переплетённая листва и древесная кора.
   Фея Эльгина пропела магическое заклятье, и тогда колдун Парк проснулся. Он приподнялся в своём гробу, и спросил голосом, который напоминал журчание лесной речки:
   - Зачем вы вернули мой дух в это тело?
   Тогда фея Эльгина и Алёша, по очереди, рассказали Парку о последних событиях и попросили его о помощи.
   - Что же, я помогу вам, - сказал Парк. - А ну-ка, Эльгина, слетай на небо, и принеси облачко.
   Эльгина взмыла вверх, и почти сразу же вернулась. Но она принесла с собой маленькое, всего-то метров пяти, пушистое, белое облачко. Колдун Парк бережно принял это облачко и пояснил:
   - Я сотку из него две накидки, которыми ты, Алёша, накроешь двух деревянных львов. Тогда они оживут, и окажут отпор кошкам...
   И Колдун начал ткать из облачка накидки. В руках его были спицы, выкованные из солнечного света, а руки двигались с такой скоростью, что за ними просто невозможно было уследить. Но, тем не менее, облачные нити были настолько тонкими, что даже при такой скорости работы накидки росли слишком медленно.
   Алёша следил за работой, и иногда приговаривал:
   - Ну, побыстрее бы...
   Он посмотрел на свои часы, но оказалось, что в гробнице колдуна они остановились. Тогда он выбежал наверх, и обнаружил, что солнце уже зашло за деревья...
   Но, наконец, работа была завершена.
   Колдун Парк сказал:
   - Теперь возьми накидки и сделай всё, как я тебе сказал.
   Алёша подхватил накидки, и оказалось, что они совсем ничего не весят. Тогда мальчик буркнул:
   - Спасибо вам!
   Колдун вымолвил:
   - А теперь я вновь погружусь в сон, и наполню своими грёзами мой любимый парк.
   Мальчик выскочил из гробницы, а за его спиной тяжёлая каменная плита взмыла в воздух, и улеглась на прежнее место, сверху на неё насыпалась земля, и посыпались листья.
   
   * * *
   
   Было уже темно, так что, если бы не летевшая перед Алёшей, и источавшая золотистый свет фея Эльгина, то мальчик, скорее всего, заблудился бы.
   Но он выскочил на детскую площадку, подбежал ко льву и львице, которые поддерживали детские качели, и накрыл их облачными вуалями. Вуали тут же слились с их телами, и лев с львицей ожили. Они соскочили на землю, и ударили по ней лапами, оставив весьма глубокие борозды.
   Запыхавшийся от быстрого бега Алёша вымолвил:
   - Вы должны...
   - Мы сами знаем, что нам делать! - грозно пророкотал царь зверей, и, вместе с львицей, бросился к Алёшиному дому.
   Алёша припустил за ними, но куда там - львы бежали гораздо быстрее его, совершая иногда десятиметровые прыжки.
   Совсем запыхавшийся мальчик подбежал-таки к своему дому, и тут увидел, что деревянные львы уже бегут к нему навстречу. Тогда мальчик возмущённо воскликнул:
   - Ну, и что же вы струсили?!
   - Никто не смеет обвинять нас в трусости! - прогремел лев.
   - Так что же вы тогда обратно бежите?
   - Мы бежим назад, потому что здесь наше дело сделано.
   - Как? Уже всё?!
   - Да! Всё! - хором отозвались лев и львица. - Мы до утра будем носиться по парку, а утром нам придётся вернуться на детскую площадку! Ведь не часто доводится нам так вот побегать! Так что не мешай нам!
   И деревянные львы припустили в сторону парка.
   Ну, а Алёша вернулся к своему подъезду, и обнаружил, что дверь подвала распахнута настежь. Заглянул он в подвал, и увидел груду деревянных щепок, и железных когтей.
   - Вот так-то, кошечки! - хмыкнул Алёша, и вернулся домой, где его поджидал оживший, радостный дог Сатурн, и гневные, из-за его затянувшейся прогулки родители.
   Но не мог Алёша объяснить им, что спас мир от вторжения деревянных кошек, а поэтому сказал просто, что весь день гулял в парке. Затем поужинал, и пошёл к себе в комнату
   И на пороге невольно вскрикнул. Дело в том, что на полке стоял его кот-копилка. Осторожно подкрался к нему мальчик, ещё более осторожно дотронулся, и только убедившись, что кот пластиковый, а совсем не живой - расслабился, и вымолвил:
   - Ну вот, завтра пойду в школу, а после буду гулять по парку, наслаждаясь грёзами колдуна Парка.

КОНЕЦ.
05.11.03