<<Назад
   
"И звёзды падают с небес..."

Посвящаю Лене Гурской


   
   В маленькой детской комнате слышен был тихий плач маленькой девочки. И был этот плач таким тихим потому, что девочка положила на свою голову подушку, а сверху ещё, выгнув руки, и одеяло добавила.
   Девочка надеялась, что так её не услышат...
   Но вот дверь скрипнула, и в комнату вошла её мама, которая сразу же поняла, что её чадо плачет. Мама придвинула к изголовью кровати стул, уселась на него, и вымолвила ласковым голосом:
   - Ну, Оленька, что ты плачешь?
   Из-под подушки раздался угрюмый голос:
   - Ты знаешь причину.
   - Но...
   Теперь девочка осторожно, одним краешком глаза выглянула из-под одеяла. Она смотрела на свою маму, и спрашивала:
   - Мама, ответь мне: почему небо стало таким скучным? Почему днём оно такое однообразно серое, будто пеплом засыпанное, а в самую безоблачную ночь - на нём нет ни единой звёздочки?
   Мама вымолвила:
   - Ну, ты бы тоже могла меня не спрашивать. Сама всё знаешь...
   - О, да! - гневно воскликнула девочка Оля, и теперь уже полностью появилось из-под одеяла её личико.
   У Оли были печальные, заплаканные глаза. Видно было, что горе её глубокое, неподдельное.
   И говорила девочка:
   - Конечно, я знаю. Все дети знают, что вы, взрослые, украли у неба его наряды...
   Мама всплеснула ладонями, и воскликнула:
   - Оля, я прошу тебя: не говори слово "украли"!
   Но Олины глаза сверкнули, и она воскликнула:
   - Нет, именно украли. И всё этот академик Ырро, со своим "гениальным" изобретением!
   - Академик Ырро действительно гениальный человек, - вздохнула мама.
   - Ну, да, конечно. Придумал, как можно сорвать с неба его покров: и дневной и ночной. Покров был сорван, разрезан на миллионы кусков, и продан вам, взрослым. Конечно, это выгодное дельце.
   - Да, но зато теперь у нас в доме, в гостиной, на потолке развешены самые настоящие звёзды. И мерцают они, словно живые. А в ванной - кусочки дневного небосклона: так там лазурно, ясно всегда, и ветерок мягкий дует, и облачка кучевые плавают.
   - Мама, меня это совсем не радует! Мне больно оттого, что вы сделали с большим небом! Небо не может принадлежать кому-то одному, или даже группе людей. Небо принадлежит всем...
   Тут Оля снова зарыдала. И сквозь слёзы она приговаривала:
   - И ты, мама, прекрасно знаешь, что все дети такого же мнения, как и я! Вы, взрослые, должны вернуть и звёзды, и облака на место!
   - Доченька, доченька, - вздохнула мама. - Боюсь, что это не в моих силах...
   
   * * *
   
    Через несколько дней после этого достопамятного разговора появился Мистер Икс. Его так прозвали потому, что никто не ведал, ни кто он, ни откуда, ни каково его настоящее имя.
   Впрочем, взрослые считали, что он опасный преступник, а дети верили, что он могучий волшебник. И дети были правы.
   Мистер Икс был седовласым старцем, облачённым в длинную, тёмных тонов мантию. На голове он носил широкополую шляпу, из которой торчал только лишь его необычайно длинный, прямой нос и седая борода.
   Когда Мистеру Иксу встречался на пути какой-нибудь ребёнок, не зависимо от того, мальчик это был или же девочка, то он подходил к нему и спрашивал:
   - Милое дитё, хочешь ли, чтобы вновь в небесах засияли звёзды?
   И, конечно же, дети отвечали, что "да" - очень хотят.
   Тогда Мистер Икс говорил:
   - Но, в таком случае, ты, ребёночек, навсегда должен с земли улететь. Это в моих силах: превратить тебя в звезду, и тогда ты будешь сиять для всех-всех...
   И не было ни одного ребёнка, который бы отказался от этого предложения. Все без исключения дети отвечали:
   - Да.
   Тогда Мистер Икс доставал волшебную палочку, дотрагивался её кончиком до лба ребёнка, и такой ребёнок превращался в яркую, сияющую звёздочку, которая стремительно, как частичка салюта вздымала, и начинала сиять на небосклоне, как самая настоящая звезда.
   День ото дня всё больше и больше становилось звёзд на небе. Они складывались в новые созвездия, которые были ни чем не хуже старых созвездий.
   Были там звёзды яркие, и звёзды маленькие, что, впрочем, совсем не значит, что какие-то дети были лучше других детей, и начинали сиять ярче. Ведь на самом-то деле все люди одинаково прекрасны, просто некоторые об этом забыли...
   Некоторые из этих новых звёзд без бинокля или даже телескопа и увидеть было невозможно, но все звёзды были нужны для того, чтобы составить величие небес.
   А детей становилось всё меньше и меньше. Родители пропавших ребятишек рыдали, власти пытались поймать Мистера Икс, но он был неуловимым. Он мог появиться на улицах, скажем, Токио, а через секунду оказаться уже в Москве или Нью-Йорке, а то и вовсе - в какой- нибудь богом забытой сибирской деревушке.
   И везде уже дети знали о Мистере Иксе, и везде с нетерпением ждали его появления, и бежали к нему навстречу, и кричали, прежде чем он успевал сказать хоть слово:
   - Да - я хочу стать звездой, и сиять для всех!
   
   * * *
   
    Родители Оли закрепили на окнах её комнаты решётку, и гулять не выпускали, очень боялись, что она встретит Мистера Икса.
    Но девочка раздобыла пилку, и с её помощью старательно перепиливала прутья решётки.
   За окнами серел под ещё невыразительным, безликим дневным небом садик сельского дома, в котором и жила их семья. Оля знала, что Мистер Икс обещал, что, когда все дети станут звёздами, то их души сольются, и станут Солнцем. Тогда и дневные небеса станут такими же прекрасными, как и прежде...
    Больше всего Оля хотела вырваться из своей темницы, и стать небесным светилом. Больше всего её духу хотелось, чтобы небеса стали прежними...
    И однажды, в ночную пору решётка была перепилена. Девочка осторожно приоткрыла форточку, и бесшумно выскользнула в сад. Над кронами яблонь сияли новые звёзды, которых, всё-таки, было не так много, как прежде.
    Затем девочка перемахнула через калитку, и, пригибаясь, чтобы никто из взрослых не заметил, побежала по сельской улочке. Она чувствовала, что Мистер Икс скоро будет здесь.
    И вот выскочила на небольшую, запылённую площадь, расположенную между несколькими старыми, заброшенными домами сельского типа.
   В центре этой площади кто-то стоял. Оля сразу же отскочила за широкий ствол дуба, который рос на краю площади, и осторожно оттуда выглянула.
   Она увидела мистера Икса, и мальчика Генку, которого хорошо знала, и с которым дружила. Мистер Иск, спрашивал:
   - Так, значит, ты хочешь стать звездой?
   В глазах Гены блистали слёзы, и он говорил:
   - Больше всего на свете этого хочу. Разве же можно жить под таким невыразительным, блеклым небом? От этого сердце как-то вянет. А от сознания того, что взрослые это небо себе по домам растащили, просто тошно становится. Я хочу стать звездой!
   - Хорошо, да будет по- твоему...
   Мистер Икс дотронулся своей волшебной палочкой до лба Генки, тот превратился в звезду, взмыл в небо, и засиял там так же дивно, как и иные звёзды.
   Тогда Оля выскочила из своего укрытия, и бросилась к Мистеру Икс. Прямо на бегу, она говорила:
   - Пожалуйста, не уходите. Я тоже хочу засиять в небе.
   Чародей вымолвил спокойным голосом:
   - Не волнуйся, девочка Оля. Если ты хочешь стать звездой, то и станешь ею.
   И он протянул навстречу ей свою волшебную палочку.
   И тут тишину ночи разрезал вопль Олиной мамы:
   - Доченька, пожалуйста, не уходи! Доченька!
   Оля увидела свою маму и отца, которые бежали к ней. Девочка взмахнула руками, и крикнула:
   - Остановитесь!
   И её родители остановились, потому что боялись, как бы их доченька не совершила чего-нибудь эдакого страшного.
   Девочка говорила:
   - Вы молите меня остаться, а ведь сами, как и иные взрослые присвоили в своё личное пользование кусочек небес. Небеса принадлежат всем, а вы их украли...
   - Доченька, прости нас! - рыдала мама.
   - Не уходи, - вздохнул отец, и на его глазах выступили слёзы.
   - Что ж вы только теперь всполошились? - с укоризной спросила Оля. - А когда самое прекрасное, что было - небеса, были в клочья разорваны, спокойными оставались... Верните небеса, и тогда я вернусь.
   Затем Оля обернулась к Мистеру Икс, и вымолвила:
   - А теперь превращайте меня в звезду.
   Волшебник дотронулся до её лба кончиком волшебной палочки, и девочка в виде звезды взмыла в небеса.
   Затем Мистер Икс обратился к её рыдающим родителям:
   - Ваша Оля правильно сказала. Если вы хотите, чтобы ваша дочь вернулась, так верните у вечности украденное: верните тот кусочек небес, который у вас дома висит.
   И исчез кудесник - перенёсся в какой-то другой город, село или деревню, чтобы иного ребёнка превратить в звезду...
   
   * * *
   
    Всё меньше и меньше становилось детей на Земле, и всё больше звёзд на небе. Рыдали родители. Мрачными были поселения людские, мрачными были лица взрослых. Все понимали, что без детей нет у них никакого будущего.
    И уже не радовали украденные, развешенные в домах кусочки неба - напоминали эти кусочки об ушедших детях.
   Через некоторое время не осталось на Земле ни одного такого родителя, который не захотел бы вернуть украденное на место. Конечно, среди них были и родители Оли.
    А вернуть украденное на место, было совсем несложно. Надо было отодрать с потолка в своих жилищах куски ночного или дневного неба, выйти с ними под настоящее небо, и тогда куски эти вздымались вверх, и становились частью небосклона.
    И к каждой семье сделавшей это, возвращались ставшие звёздами дети. И бежали они в объятия к своим родителям, улыбаясь.
    Вернулась и Оля.
   Когда её мама излила все свои счастливые слёзы, то спросила у своей дочки:
   - Ну, где ж лучше: на земле иль на небе?
   - Везде, где мы есть хорошо, - улыбнулась, сияя небесным светом, Оля. - Но сейчас лучше на земле. Мы здесь поживём и многое сделаем. А небеса подождут.

КОНЕЦ.
20.12.03