Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Музыка вселенной"

    Несмотря на то, что в рубке космического исследовательского судна "Нептун-15", находились только Альфред - худощавый, задумчивый юноша; и летающий мини-робот Джеки, всё же казалось, что там очень тесно. Сама по себе рубка была небольшой, так ещё Альфред натащил в неё чрезмерно много старомодных, как по форме, так и по содержанию книжек.
    Вот и сейчас он сидел, удобно развалившись в мягком кресле, и время от времени перелистывал страницы одного из этих фолиантов, читая романтические стихи Байрона.
    А вообще, он как студент-планетолог проходил практику, и вот уже вторую неделю, закупоренный в это исследовательское судёнышко, плавал в атмосфере планеты Нептуна.
   Нептун, также как и все остальные планеты-гиганты Солнечной системы был шаром без твёрдой поверхности, и атмосфера его состояла из охлаждённого до пары сотен ниже нуля коктейля из разных ядовитых для человека газов. Если бы не мощный прожекторы, закреплённые под защитными прозрачными пластинами на бортах "Нептуна- 15", то там вообще ничего не было бы видно, а так Альфред мог наблюдать красочное и стремительное движение всевозможных вступающих в разные реакции друг с другом веществ. Зрелище это ему весьма наскучило, а ещё угнетало то, что на своей практике он "открывал" и записывал то, что уже давно открыто и записано. В общем, Альфред думал, что зря тратит время, и только ждал, когда же ему будет позволено вернуться на базу. А книги были его спасением - за ними время пролетало незаметно и интересно...
    Вдруг мини-робот Джеки пропищал:
    - Впереди неизвестный объект.
    - А? Что? - растерянно переспросил Альфред, повернув голову не к обзорному экрану, а к этому начинённому электроникой летающему прямоугольнику, из которого торчали тонюсенькие манипуляторы.
    - Прямо по курсу, - пищал Джеки. - Возможно - внеземная форма жизни.
    Тут Альфред выронил том Байрона, и буквально вытаращился на экран. Ведь человечество, которое только собиралось выйти за пределы Солнечной системы, ещё не встречало какие-либо формы жизни, кроме, конечно, уже знакомой Земной жизни.
    А тут ему, простому, ну разве что чрезмерно романтичному студенту-планетологу, перепало такое счастье - встреча с инопланетянами. Ведь его имя будет навечно вписано в историю человечества...
    Он ожидал увидеть какого- нибудь страшного спрута, плавающего в атмосфере Нептуна, и... не ошибся в своих ожиданиях - это действительно был спрут с тёмно-бирюзовой поверхностью, и, конечно же, кроме некоторой внешней схожести ничего общего не имеющего со спрутами Земных океанов. Этот спрут был настоящим исполином - раз в десять превосходил "Нептун-15", и Альфред уже задумался - выдержит ли его кораблик, если спруту вздумается схватить его одним из своих щупалец и поглотить.
    Но спрут не двигался. Альфред осведомился:
    - Что с ним?
    А Джеки ответил:
    - Предварительные данные говорят о том, что жизненные процессы в нём остановлены. Вряд ли он воспринимает наше присутствие, но всё же некое подобие жизни ещё теплиться в нём..., - а потом Джеки добавил. - Зафиксировано излучение, идущее из глубин этого объекта. В этом излучении присутствует определённый ритм, который мог бы породить только разум...
    - Воспроизведи эти звуки, - потребовал Альфред.
    И вот рубку заполнило то, что Альфред сразу назвал прекраснейшей музыкой.
    Он вздохнул восхищённо:
    - Это самое лучшее, из всего, что я когда-либо слышал. Какая мелодия... Боже - от красоты сердце бьётся быстрее, и самому хочется творить!
    Джеки пискнул:
    - Я связался с центральной базой, и передал о нашей находке. Теперь с вами хотят выйти на связь.
    - Нет. Отключи связь, - сказал, как отрезал Альфред.
    Ведь он уже узнал всё, что ему сообщат-прикажут. Он должен будет отлететь от объекта на приличное расстояние, и следовать за ним до тех пор, пока не прилетят большие исследовательские суда.
    Но ведь юноша знал, что исследовательские суда всё равно и без его участия прилетят, и заберут объект в верхние слои атмосферы, в какой-нибудь секретный ангар. В общем, Альфред, скорее всего, уже никогда не увидит его, не услышат этой музыки...
    Взволнованным голосом, он спросил у Джеки:
    - Скажи, ты можешь определить, откуда исходит эта музыка... это излучение?
    Робот ответил:
    - Из отверстия, которое с большой вероятностью является глоткой этого существа.
    - Так, стало быть, там внутри эта музыка ещё сильнее, ещё красивее? - осведомился Альфред.
    - Ничего не могу сказать насчёт красоты, но вот что сильнее - это точно, - ответил Джеки.
    - Тогда скорее - направляй наше судно внутрь.
    - Но капитан...
    - Вот именно, что я капитан. И твоё дело подчиниться мне. Не хочу слушать никакого бреда про то, что это опасно. Всё опасно. Жить опасно. Но я живу. В общем, исполняй приказание или я поведу корабль сам, вручную.
    И тогда Джеки ответил:
    - Хорошо, исполняю приказание.
    "Нептун-15" приблизился к овальной, недвижимой, как и весь остальной объект, глотке и нырнул внутрь; прожекторы высветили покрытые красноватыми наростами стены, какие-то дополнительные туннели и туннельчики, в которые он уже не смог бы протиснуться.
    Как и ожидал, как и надеялся Альфред, музыка усилилась. По щекам юноши катились слёзы, а он и не замечал их, зато чувствовал себя счастливейшим человеком.
    Также он не заметил, как стены объекта дрогнули, как Джеки пискнул: "Опасность" - и только когда глотка объекта захлопнулась и все прожекторы "Нептуна-15" разом потухли - только тогда Альфред спросил:
    - Что случилось?
    Но уже иное видение пришло к нему.
   
   * * *
   
    Он, более древний чем свет дальних звёзд, летел сквозь космос. Летел без космического корабля, без скафандра. Его тёмно-бюрозовое тело выдерживало и страшный холод и губительные для многих форм жизни излучения. Его могучие щупальца отталкивались от пустоты, испуская в эту пустоту частицы антивещества, и пользуясь высвобождаемой энергией для ускорения. Среди звёзд летел он к некой цели.
    И вот оказался в той области, где в пространстве был рассеян газ когда-то взорвавшейся звезды. Она была прекрасным огненным изумрудом - эта звезда. И на вращающемся вокруг неё мире жила цивилизация, посвятившая себя воспеванию и созиданию красоты.
    Но вот случилось неизбежное - звезда взорвалась, в исполинском облаке раскалённого газа испарились планеты. Канул в небытие и тот мир.
    Но, летящий сквозь облако газа, он, более древний чем свет дальних звёзд, услышал отголоски погибшей Красоты. Они, рассеянные в пространстве, незримыми нитями, встревожили его душу, и с тех пор он изменился.
    Теперь главной его целью стало воссоздание музыки той погибшей цивилизации.
    Задумчивый, погрузился он в свою же душу, и пытался воссоздать тот отголосок, случайно услышанный в облаке остывшего, разряженного газа...
   Проходили быстрые, ничего не значащие для него тысячелетия, а он всё вспоминал и вспоминал...
    Он беспрерывно, никогда не повторяясь, порождал прекраснейшую, неземную музыку. Но этого казалось мало ему. И он искал в своей душе ту Красоту...
    Он и не заметил, как звёздные ветры отнесли его к Солнечной системе, как он нырнул в атмосферу Нептуна. Там он и погрузился в этот творческий сон, медленно приближаясь к Красоте.
    И вот прилетел Альфред и услышал эту музыку, отголосок Красоты...
   
   * * *
   
    Альфред очнулся, и обнаружил, что "Нептун-15" уже вынырнул из порождающего музыку и ищущего Красоту существа. Альфред ничего не спрашивал у робота Джеки, но он проговорил красивым, похожим на музыку голосом, обращаясь к "спруту":
    - Да, я понимаю тебя. Мы, такие разные, и такие схожие. Ты - такой же древний, как само время, и я - безмерно малый миг, но теперь и я, также как и ты, посвящу себя поискам Красоты. И, быть может, однажды я обрету Бессмертие.

КОНЕЦ.
04.01.2006