<<Назад
   
"Звезда по имени Лена"

Посвящаю Лене Гурской


    Только что космос был спокоен, мерцал недвижимостью холодных созвездий, и вот уже вынырнули из небытия под-пространства железные рои "Воинов-А".
    Маленькие, юркие железные кораблики "Воины-АА", каждый в форме вытянутого эллипса, каждый - с выдвижным лучемётом. И в каждый из этих корабликов был заключён человеческий мозг.
    Когда-то к этим мозгам прилагались и человеческие тела: руки, ноги, туловище, и главное хранилище мозга - голова. Но изначально всех их приучали к той мысли, что с телами придётся расстаться, а их мозги будут заключены в эти металлические эллипсы.
   А знали ли они когда-нибудь любовь? Не телесную (которая, впрочем, тоже была строжайше запрещена и вытравлена химией), а духовную любовь? Нет - не знали. Им никогда о такой любви не говорили, они не могли и прочитать о ней. Да к тому же облучение специальное и неоднократное "Воины-АА" проходили, так что ни о какой любви они и не ведали.
   Серебристый кружок на бортах их эллипсов указывал на то, что они принадлежат к так называемой партии "Серебристых". А оранжевые треугольники, поблёскивающее на бортах устремившихся к ним навстречу сфер, вещали о том, что эти сферы являются собственностью партии "Оранжевых", которая, равно как и партия "Бирюзовых" и партия "Розмариновых", враждовала с партией "Серебристых".
   Битва случилась вблизи от гигантской, источающее белое сияние звезды. Звезда эта не имела хоть сколько- нибудь чётко обозначенных границ, но окружена была пушистыми плазменными облаками, в каждом из которых могло уместиться по сотне планет Земного типа.
   А среди эллипсов "Серебристых" был один, с длинным серийным номером, и с заключённым внутри мозгом принадлежавшем воину, которого когда-то звали Дм.
   Хотя подключённые к его мозгу провода были предназначены для того, чтобы направлять все импульсы его жизнедеятельности исключительно на самозащиту и уничтожение противника, всё же Дм ощутил что-то совсем уж необычное.
   Ему казалось, что эту звезду он уже когда-то видел и она...
   Нет - он не мог определить словами, какая же эта звезд для него. Ведь никто его таким словам не учил, и никогда он их не слышал. Дм мог только чувствовать. А если бы он всё-таки мог говорить, то произнёс бы такие слова: "бесценная, родная, милая, прекрасная..."
   Эти, необычные, непозволительные для воина чувства чуточку отвлекли Дм, и этой "чуточки" было достаточно. Он упустил всего лишь одно движение вражьего сфероида, и вот уже смертоносный плазменный луч полоснул по нему.
   Повреждённый эллипс Дм завращался беспорядочно, метнулся в одну сторону, затем - в другую, и, наконец, начал стремительно падать к белой звезде.
   Эллипс Дм тут же был списан со счетов как погибший. Но ещё несколько секунд жил в его электронно- металлической оболочке мозг Дм, и этот мозг размышлял напряжённо:
   "Ну, а что же дальше будет?.."
   Затем перепад давления и температуры достиг критического предела и эллипсоид взорвался.
   
   * * *
   
    На берегу спокойного, лазурного моря стоял богоподобный юноша Дм. Взором своих спокойных, но вдохновлённых очей он провожал уходящее дневное светило, и любовался теми умиротворёнными золотистыми бликами, которое оно порождало на водах.
    Но вот солнце ушло и померкло. Засияли звёзды, все, без сомнения, прекрасные. Но среди всего этого многообразия внимание Дм привлекла одна - самая милая, самая красивая и самая родная из всех. Эта звезда источала тёплое, белое сияние, и казалось средоточием всех самых прекрасных снов и мечтаний Дм. И вот юноша протянул к этой звезде руку, и вымолвил:
   - Любимая моя звезда, я знаю твоё имя. Ты, Лена. Слышишь ли ты меня, любимая?
   И он услышал ответ.
   В одно бесконечно малое мгновенье от звезды Лены, протянулась к его сердцу незримая для глаз музыкальная нить. И в ответ затрепетала музыкой душа Дм.
   - Лена, Лена... - шептал Дм, и по щекам его катились светлые слёзы счастья.
   А затем Дм увидел, что по воде к нему идёт белоснежный старец. Сияли очи старца, сияющей была и улыбка на его устах.
   Вот подошёл старец и вымолвил:
   - Ну, что ж, Дм, а теперь ты можешь построить лодку, и отправиться в плавание к своей звезде Лене. Готов ли ты?
   - О, да, - просиял светлейшей улыбкой Дм.
   Тогда старец кивнул в сторону берёзовой рощи, которая росла на холме, поблизости от берега. И вымолвил старец:
   - Там ты найдёшь материалы, для строительства лодки. А вот инструменты...
   Старец протянул Дм инструменты плотника. Юноша радушно поблагодарил его, и направился к берёзовой роще.
   И, когда он приближался к этим стройным берёзкам, то испытал некоторое сожаление: неужели придётся рубить эти, столь гармонирующие с природой деревья? Но, когда он подошёл вплотную, то одна из берёзок склонилась пред ним, и вдруг, уже лишённая корней, легла на землю.
   И из этой берёзки Дм выстругал замечательную лодку.
   Вот с моря поднялся туман серебристый, и из нитей этого тумана выткал Дм парус, который и поставил на лодку.
   Затем припал в поцелуе к земле Дм, и прошептал:
   - Прощай, любимая матушка. Прощай навеки, я тебя никогда не забуду.
   Из очей его две слезы выпали, и взошли на месте их падения две берёзы, взамен той одной, которая ушла на строительство лодки.
   Затем Дм забрался в лодку свою, и оттолкнулся закреплённым в уключине веслом от земли. И взмыла лодка от земли к небесам, к звезде по имени Лена.

КОНЕЦ.
20.12.03