Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Любовь Горгоны"

    Из России в Грецию, на побережье Средиземного моря приехал Денис. Этот юноша - молодой, талантливый художник, которому предрекали большое будущее, давно мечтал об этой поездке. Он даже выучил греческий язык. И, наконец, его мечта осуществилась: теперь он увидит величественные руины античных храмов.
    Ещё в России, через Интернет, Денис познакомился с Костасом, таким же как и он молодым художником, который жил на окраине Афин. Этот Костас мог предоставить Денису одну из комнат в своём доме, но Денис попросил подыскать ему какую-нибудь хижинку, быть может совсем небольшую, неказистую, но только бы поближе к морю, да подальше от городской суеты. Он хотел чувствовать то же, что чувствовали древние греки, он хотел вернуться в родную Москву и провести всю долгую зиму, рисуя залитые щедрым солнцем образы Древнего мира.
    И Костас выполнил его просьбу: нашёл такой домик неподалёку от Средиземноморского побережья. Хозяева этого домика давно жили в городе и сдали его на целый месяц практически за бесценок...
    Костас встретил Дениса в аэропорту, и пока вёз к Средиземному морю, говорил:
    - А всё надеялся: может, ты приедешь не один, а со своей возлюбленной...
    - Я ещё не встретил свою любовь..., - ответил Денис, жадно и с наслаждением вглядываясь в окружавший пейзаж.
    Тогда Костас сказал:
    - Ну так я тебя познакомлю с Еленой.
    - Что за Елена? - поинтересовался Денис.
    - О - это молодая особа, жительница Афин, студентка. Она прекрасна и одинока. Уверен, она тебе понравится, и ты сумеешь влюбить её в себя.
    Денис пожал плечами и ответил:
    - Всё может быть...
    По правде говоря, ему больше всего хотелось увидеть Средиземное море и руины античных храмов.
   
   * * *
   
    Но Денис ошибался, думая, что встреча с гречанкой Еленой останется незначительным эпизодом в его жизни. Конечно на Дениса огромное впечатление произвело и Средиземное море и следы античной культуры, но все же наибольшее вдохновенье он испытал тогда, когда Костас представил его Елене. Она действительно была прекрасна: стройная, загорелая, с удивительно пропорциональным телом... Но самым прекрасным в ней были её глаза. Хотя, нет - даже и не глаза, а очи. Драгоценными каменьями и живым Солнцем сияли они, и все самое лучшее, что видел Денис в Средиземном море, как ему казалось, отразилось в них.
    В общем, молодой художник в первый раз в жизни по настоящему влюбился. Но Костас, который организовал это знакомство из лучших побуждений, желая простое, земное счастье для своего друга, вскоре уже вынужден был говорить Денису:
    - Да брось ты это. Ведь на этой Елене свет клином не сошёлся, и в Греции найдется ещё много прекрасных дев.
    Дело в том, что Денис был влюблён, а Елена отвечала ему уважительным, дружеским чувством. И она действительно видела в Денисе только друга и всячески давала ему это понять.
    День ото дня Денис мрачнел, и даже красоты Греции, казалось, совсем его не радовали...
    Однажды вечером Денис сидел на пороге снимаемого им домика, и невидящими, тёмными глазами смотрел на прекрасное Средиземное море, которое, словно древний, но в тоже время и свежий и молодой живой организм колыхалось в некотором отдалении.
    И вдруг - шелест шин по гравию, и рядом с ним остановилась машина, из которой с виноватым выражением выглянул Костас. Он сказал:
    - Вот я захватил акваланги и ещё кое-какое снаряжение. Так что предлагаю насладиться подводными красотами Средиземного моря.
    Денис начал отнекиваться, но Костасу удалось его уговорить...
   
   * * *
   
    И вот они уже плывут под водой. На их лицах - маски, за спиной - баллоны с кислородом, а на ногах - ласты.
    Расчёт Костаса оправдался. Та новая красота, которую Денис увидел в глубинах Средиземного моря, пусть ненадолго, но отогнала от него мучительные мысли о Елене. Заходящее Солнце красило водные глубины в цвета тусклого, но и живого, переливчатого золота. Загадочные световые колонны спускались вниз и постепенно возле самого дна меркли.
    Денису казалось, что он не в воде, но в воздухе древнего мира плывёт, и что сам он - не человек, но дух бестелесный.
    Он и сам не заметил, как отстал от увлекшегося плаваньем Костаса и спустился ко дну. Там медленно плыл между водорослей, прикасался к ним, смотрел как они колеблются и как вместе с ними колеблется солнечный свет.
    Но вот заметил, что из- под донного ила выглядывает кусок плиты, обработанной явно не природой, но человеком.
    И Денис даже обрадовался: вот нашёл он ещё один, всеми забытый, потерянный кусочек древней культуры, и поспешно, волнуясь, начал счищать нанесённый за многие годы ил и песок.
    Частицы ила вздыбились, затуманили воду, и некоторое время Денис не видел - что же он очистил. Но вот ил рассеялся, и Денис резко дернулся, и если бы мог закричать, то и закричал бы.
    На плите был выгравирован жуткий демонический лик. Не волосы, но змеи тот лик обрамляли. А вместо глаз были две чёрные впадины. Эти впадины вели вниз, под плиту. И Денис догадался - там, под ним подземелья. И ещё он чувствовал - из этих глубин за ним наблюдает нечто. Юноша задрожал, и из всех сил рванулся вверх, к Солнечному свету.
    На половине расстояния до поверхности встретил Костаса, который уже заметил его исчезновение и волновался. Теперь Костас жестами предлагал Денису ещё поплавать. Но Денис спешил к берегу.
    И уже на берегу Костас проговорил:
    - Да что с тобой? Тебя всего так и трясёт.
    - Там, на дне, я видел Горгону, - ответил Денис.
    - Это ещё что за глупости. Какую такую Горгону?.. Да если бы ты увидел настоящую Горгону, то сразу бы окаменел. Об этом говорят наши мифы. Но только в мифах Горгоны и водятся.
    - Там действительно была Горгона, - убеждённо ответил Денис. - Я не видел её глаз и поэтому не окаменел, но она наблюдала за мной из темноты...
    ...Той ночью Денис долго не мог заснуть. Впервые он пожалел, что выбрал такое уединенное, отдаленное от людей место. Покрытый холодным потом, он лежал, задыхаясь под одеялом, и не смел открыть глаза. Ему казалось, что, стоит ему только это сделать, и он встретиться взглядом с Горгоной и окаменеет.
    Он был уверен, что Горгона склонилась над ним и слушает его, и в конце-концов Денис простонал:
    - Елена, где ты?! Почему ты не со мной?! В твоих очах свет...
   
   * * *
   
    На следующее утро Денис поспешил к Елене. На этот раз он не собирался ничего говорить ей о любви, он просто хотел побыть с ней рядом, просто поглядеть в её очи.
    Но возле дома Елены стояла полицейская машина и полицейский остановил Денис, спросил у него:
    - Вы к кому?
    - К Елене, - ответил Денис. - Разрешите мне пройти.
    Но полицейский ответил:
    - Её там нет. Она мертва. Её увезли в морг.
    - Как мертва? Почему мертва? - пробормотал Денис, и пошатнулся, потому что от сильного напряжения у него закружилась голова.
    Полицейский пояснил:
    - У неё были вырваны глаза.
    Денис застонал и, если бы его не поддержали, то упал бы на мостовую.
    - Она была вам близка? - спросил другой полицейский.
    - Ближе, чем какой-либо иной человек, - прошептал, закрывши ладонями лицо, Денис.
    Денису предложили проехать в полицейское отделение, и он согласился. И вот он оказался в затененной комнате перед телевизором. Рядом стоял полицейский с почти чёрным от загара лицом и говорил:
    - В соседнем от Елены доме - резиденция одного миллионера. Возле своих дверей он установил камеру слежения, и через неё видна и дверь Елены. Сохранилась запись вчерашней ночи. Мы знаем, кто прошёл к Елене, мы знаем, кто её убийца. Хотите ли вы посмотреть плёнку?
    Денис вцепился в ручки кресла и безмолвно кивнул.
    На экране появилось чёрно- белое изображение двери дома Елены в ночное время.
    Рядом стоял фонарь, свет падал из него конусом, но за пределами этого конуса была непроглядная тьма. Ничего не двигалось - изображение казалось полностью статичным.
    Полицейский сказал:
    - Елена услышала какой-то звук, который на пленку не записался. Сейчас она подойдёт к двери...
    По лбу Дениса покатилась капля пота. Он ждал появления убийцы.
    На экране приоткрылась дверь, и в проёме, высвеченная электричеством, появилась Елена. Она постояла несколько секунд, затем закрыла дверь.
    - Ничего не заметили? - спросил полицейский.
    - Нет, - ответил Денис.
    - Посмотрим этот фрагмент ещё раз, но в замедленном режиме.
    И вновь Денис увидел как Елена открывает дверь.
    - Посмотрите вниз, - посоветовал полицейский.
    И вот тогда Денис увидел. Из непроглядной черноты, которая окружала световой конус вырвалась кошачья тень. Изображение шло очень медленно - буквально по кадрам. Вот один кадр - кошка только выступила из черноты. Вот следующий - она, стелясь по земле, вытянулась, и с какой-то невиданной, колдовской скоростью оказалась возле ног Елены. Ещё один кадр и чёрную кошку уже практически не видно - она внутри дома.
    А полицейский говорил:
    - Внутри дома Елены никаких отпечатков нет, так что дальнейшее мы восстановили по отпечаткам. Вскоре после этого Елена прошла в свою комнату, выключила свет и легла спать. По- видимому, кошка затаилась под её кроватью, и по-видимому Елена успела заснуть. Вот тогда кошка и прыгнула на её лицо. Острые кошачьи когти сделали это страшное дело - вырвали у девушки глаза. Елена умерла на месте. Мне очень жаль.
    После минутного молчания, Денис спросил мертвенным голосом:
    - А что с кошкой?
    - Она сбежала. Выпрыгнула через форточку. Конечно, мы дали предупреждение куда надо. И когда эту бешеную кошку поймают, то сразу усыпят или пристрелят.
   
   * * *
   
    Денис уже и не помнил, как он оказался на побережье Средиземного моря. Он просто брёл по пустынному пляжу и ни о чем не думал. Он чувствовал, что, если будет думать, то сойдёт с ума...
    И вдруг, - приятный женский голос.
    - Остановитесь.
    Юноша остановился и увидел женщину средних лет, в белоснежной тоге. Глаза женщины были закрыты чёрными очками. Денис смотрел на неё и не двигался. Она тоже смотрела на него и приговаривала в завораживающем музыкальном ритме:
    - Боль оставь в прошлом. Будущее хорошо. Останься со мной.
    Денис чувствовал безотчётный страх перед этой женщиной, но всё же ему хотелось сейчас побыть с кем-то, просто поговорить на отвлечённые темы.
    - Присядь рядом со мной, - предложила женщина.
    - Лучше пойдем поближе к людям, - предложил Денис.
    Женщина нехотя согласилась.
    Через несколько минут они сидели за столиком в маленькой закусочной на побережье. Поблизости никого не было, только пожилой продавец читал за стойкой какую-то книгу.
    Денис чувствовал всё возрастающий страх. Сидевшая рядом с ним женщина обладала прекрасным телом, но эта близость ужаса юношу. Ему хотелось бежать прочь, подальше от нее, но он усилием воли заставил себя оставаться на месте.
    - Кто вы? - спросил он.
    - Я не назову тебе своего имени.
    - Поднимите очки.
    - Что? - изумлённо спросила она.
    - Покажите мне свои глаза.
    Женщина спокойно сняла очки. На Дениса смотрели мертвые, но все ещё прекрасные очи Елены. Эти очи выглядели на лице незнакомки так же неестественно, как берёзы среди пальм.
    Денис вскочил из-за стола и выкрикнул не своим голосом:
    - Ты - Горгона!!
    - Я та, кто любит тебя, - нежно ответила женщина, и тоже поднявшись из-за стола, потянулась к нему.
    Денис бросился бежать. Он не кричал, хотя ему хотелось вопить. Он все силы вкладывал в бег.
   
   * * *
   
    Уже наступила ночь. После долгой толчеи в людных местах, Денис решил перебороть себя и вновь оказать в одиночестве.
    Зачем он это сделал?
    Просто среди людской толпы, рядом с модными машинами и под пиликанье сотовых телефонов собственные страхи показались Денису нелепыми. Он сжал кулаки и размышлял так: "Я был неразделенно влюблён, состояние моё близилось к депрессии. Ночами мало спал, терзался, поэтому начало мерещиться невесть что. Во время подводного плаванья увидел страшный барельеф и вообразил, что за мной наблюдает мифическая Горгона. Потом на мою возлюбленную напала бешеная кошка. Возлюбленная осталась без глаз. Погибла. Естественно, узнав об этом, я пережил сильный шок. Но, наконец, мне повезло. Некая прекрасная особа женского пола влюбилась в меня. Однако я перепугал эту женщину, так как психанул. Мне показалось, что глаза этой женщины - это глаза Елены. Вот уж бред! Но пора с этим бредом кончать. Надо перебороть собственные страхи: остаться на побережье одному и убедиться, что никакой Горгоны нет..."
    Вот, благодаря таким размышлениям, Денис и оказался в одиночестве сидящим на побережье. Над головой сияли яркие южные созвездия, мелодично шелестели небольшие волны, приятный тёплый ветерок ласкал волосы...
    И вдруг Денис понял, что он уже не один!
    В нескольких шагах от него лежало на песке нечто массивное и совершенно чёрное. Глаза Дениса округлились...
    Вот в этой фигуре зашевелилось что-то. Это были волосы-змеи - они извивались, они блестели в свете звёзд.
    Денису показалось, что теперь начинает подниматься от песка и лицо. Юноша понял, что сейчас он увидит глаза Горгоны.
    И вот тогда он повернулся и бросился к своему дому.
   
   * * *
   
    Он запер дверь на засов, он закрыл все окна, все форточки, после этого, не раздеваясь, лёг на кровать и начал ждать.
    Он укорял себя за то, что сразу же не побежал в город, к людям. А теперь он боялся выйти из дому, потому что был уверен, что Горгона поджидает его снаружи.
    В этом домике был две комнаты. Та, в которой спал Денис, и соседняя, которая прежде пустовала. Но вот теперь в этой соседней комнате за стеною послышались шаги. Юноша похолодел, стиснул губы, чтобы не закричать.
    Кто это мог быть, кроме Горгоны? Может, банальный грабитель? О, как бы обрадовался Денис грабителю-человеку! Но так не стал бы ходить грабитель: вместо крадущегося шороха слышал Денис медленные, размеренные шаги.
   Дверь в прихожую, которая соединялась и с той соседней комнатой, находилась прямо возле кровати Дениса. И вот он, не вставая, вытянул руку, ухватился за дверную ручку.
   Через некоторое время шаги замолкли, и почти сразу же какая-то сила потянула за дверную ручку. Денис из всех сил тянул ручку на себя, но понимал и чувствовал, что с Горгоной ему всё равно не справиться.
   И тогда он взмолился:
   - Ну подожди, пожалуйста, хотя бы одну минутку. Сейчас я соберусь и сам выйду к тебе.
   И Горгона послушала и больше не тянула дверь.
   Денис бросился к окну, распахнул его и, не чуя ног, понёсся к Афинам.
   
   * * *
   
    На следующий день Денис проснулся в доме Костаса. Вспомнил, что уже после полуночи ворвался к нему, и что Костас был напуган его видом, даже собирался вызвать врачей, но Денис отговорил его: сказал, что самое страшное уже позади, и только молил Костаса, чтобы тот понадежнее закрыл все окна и двери.
    А потом Денис заснул и проспал до полудня. Прошёл на кухню, увидел Костаса, который, не двигаясь сидел вполоборота к нему.
    - Ну как ты? - спросил Денис.
    - Она была здесь, - мертвенным голосом ответил Костас.
    Денис выронил чашку, которую только что взял.
    - Она ужасна. Ещё ужаснее, чем в легендах..., - по щекам Костаса покатились слёзы. - Она посмотрела на меня только одним глазом, только в половину своей силы. Вот теперь и ты: подойди и посмотри...
    Денис обогнул стол и увидел, что нижняя половина Костаса каменная. И Костас говорил:
    - Она рассердилась за то, что ты бежишь от неё. Но она любит тебя и поэтому готова простить. Она велела передать, что ты от неё не уйдёшь - она найдёт тебя и на краю света. И до тех пор, пока ты не поцелуешь её, все близкие тебе люди будут превращаться в каменные статуи. Иди к морю. Она ждёт тебя там, где все началось.
    Денис вышел из дома Костаса. Со стороны могло показаться, что это идёт не живой человек, но статуя. Прохожие останавливались, провожали его внимательными взглядами, а потом обсуждали увиденное.
    Но никто из них не решился взглянуть в его глаза.
    Денис шёл к морю.

КОНЕЦ.
31.05.2005