<<Назад
   
"Из двух рассказов"

Посвящаю Лене Гурской


   
    Не совестно ли автору создавать из своего мрачного, угрюмого воображения прекрасные, невинные персонажи и обрекать их на мучения и смерть? Ведь, порой, придуманное обретает жизнь даже более реальную, нежели живые люди. И мучаются они вновь и вновь, перед глазами потенциальных читателей...
    Ридер Дрим был именно таким - мрачным и угрюмым писателем. К тому ж ещё и графоманом. Он писал чрезвычайно много однообразных рассказов. Он забывал, что уже написано, что нет, и порой части вновь написанных рассказов являлись копией записанного раннее.
    Наконец, дошло до того, что Ридер Дрим написал рассказ, являющийся точной копией рассказа написанного на месяц раньше, и даже не заметил этого.
    Если пересказать сюжет этого рассказа, то он был таким: девушка по имени Лена, живёт в деревне, в сказочном королевстве. У неё хорошая семья, сама она умница - и шить превосходно умеет, и читает, и стихи сочиняет, а поёт - заслушаешься. Ко всему прочему Лена - красавица.
    Как-то раз, в зимнюю пору отправился младший брат Лены Иванушка, проверить силки, которые расставил в лесу отец. Он поехал в лес на лыжах, и к вечеру обещал вернуться. Быстро пролетел короткий зимний день, а Иванушка так и не вернулась.
    Домашние всполошились...
   Следующим утром всей деревней отправились в лес. Нашли следы от лыж Иванушки, но следы эти обрывались так неожиданно, будто Иванушку резко подняли в воздух.
   И тут один старик - деревенский колдун Лык Лыкович сказал, что Иванушку похитила Баба-Яга, и что теперь родители могут забыть про мальчика, потому что скушает его окаянная ведьма.
   Лена рыдала, она думала, что не сможет заснуть, но неожиданно, когда часы пробили полночь, крепкий сон сморил девочку.
   Услышала она жалобный зов своего младшего братика. Подобно тонкой, плачущей нити, протянулся этот зов сквозь пространство. А дух спящей Лены взмыл над её кроватью, и, следуя за этой нитью, устремился к Иванушке.
   Подобно невидимому мосту изгибалась плачущая нить над лесом. Полетела по этому мосту Лена, и увидела сверху чащобу, а в центре этой чащобы - избушку на курьих ножках.
   И вот уж душа девушки впорхнула внутрь избушки. Увидела она там братика своего Иванушку: он, связанный, сидел в тёмном чулане, и горько плакал. Вот почувствовал мальчик, что дух его сестры рядом, и взмолился он, к Лене обращаясь:
   - Милая сестричка, помоги мне, пожалуйста! Баба-Яга меня съесть собирается...
   - Я обязательно тебе помогу, - пообещала Лена, и тут проснулась в своей деревенской избушке.
   Это была только первая половина длинной, зимней ночи.
   Лена прислушалась. Из большой горницы слышался плачущий голос её матушки, и мрачный голос отца - они говорили, конечно же, об Иванушке.
   Лена понимала, что, если она расскажет о своём видении, то никакого толка не будет.
   Даже если к избушке Бабы-Яги отправится вся их деревня, так лесная колдунья всё равно всех их заморозит. А вот если Лена пойдёт в одиночестве, то у неё появится хоть какой-то шанс пробраться незамеченной.
   В общем, девушка незаметно юркнула в сени. Там тепло оделась, прихватила лыжи, и поехала в сторону леса.
   И в двух одинаковых рассказов была, естественно, одна и та же фраза. Правда, очень необычная фраза.
   Когда Лена уже подъезжала к лесу, то взглянула она в яркозвёздное небо, и вымолвила:
   - Э-эх,, как бы я хотела, чтобы Ридер Дрим оказался здесь, и помог мне!
   Затем Лена поехала дальше.
   Это была очень морозная ночь, и, несмотря на добротную одежду, девушка сильно замёрзла, пока не добралась до той поляны, на которой стояла избушка Бабы-Яги.
   Избушка была окружена частоколом, на котором торчали человеческие черепа - это были прежние жертвы Бабы-Яги. А на окраине полянки, на старом, обледенелом пне, сидел старичок- лесовичок, волшебный обитатель леса. Он был таким маленьким, что мог поместиться на одной ладошки Лены. Старичок тихонько играл на дудке, и, несмотря на лютый холод, был легко, по-летнему одет, и, похоже, совсем не замёрз.
   Он посмотрел на Лену, и вымолвил:
   - Безумная, что ты задумала?
   И девушка вымолвила, выдыхая густые белые облачка:
   - Хочу спасти своего братика Иванушку.
   - Но Баба-Яга тебе не позволит.
   - Я обязательно что-нибудь придумаю.
   Сказав так, Лена решительно направилась к избушке, но старичок окликнул её. Он вымолвил:
   - Твои шансы на успех равны нулю, но я могу тебе помочь.
   Девушка остановилась, обернулась к нему и спросила:
   - Чем же ты можешь помочь, добрый старичок?
   - Вовсе я не добрый, просто давно на Ягу зуб точу, - усмехнулся лесовичок. - Ты вот скажи: готова ли ради своего Ивашки смерть принять?
   - Готова, - не задумываясь, ответила Лена.
   - Мучительную смерть... - добавил старичок.
   - Да, - кивнула девушка. - Говори поскорее: ведь Яга в любую минуту Иванушку съесть может.
   - Ещё немного терпения. Вот скажи-ка, девица: помнишь ли ту нить плачущую, по которой душа твоя к Ивашке перелетела?
   - Конечно, помню.
   - Так, вот: как думаешь - сможет ли тело Ивашки по этой же нити назад к вашей избе деревенской перелететь?
   - Нет, - вздохнула Лена.
   - Верно, - кивнул старичок. - И потому у него ничего не получится, что нить та - лишь призрак. А, как думаешь, что нужно, чтобы нить твердь обрела?
   - Не тени, говори скорее, - произнесла девушка.
   - Сама ты в эту нить должна превратиться, - произнёс старичок. - Сама растянешься, дугой тончайшей над лесом встанешь, и, только дотронувшись до тебя, Ивашка к дому перенесётся. Тут Яга тебя схватит, и рассыплешься ты на кусочки. И уже никто тебя не спасёт. Очень- очень больно тебе будет. Готова ли?
   - Ну, конечно - готова. Ты только скажи, как мне в эту нить превратиться.
   Тут протянул ей старичок тонкую, как паутинка иглу. Тем не менее, игла эта была прочной, словно толстый железный брус, и такой острой, что ей запросто можно было проткнуть не только кожу, но и кость.
   Старичок вымолвил:
   - Эту нить отдай Ивашке. Пусть он палец твой проткнёт. Вот, собственно, и всё.
   - Спасибо вам! - вымолвила Лена, и поспешила к избушке.
   Она на лыжах объехала частокол, и нашла, что один из кольев изгнил. Этот кол Лена смогла отогнуть. И проехала девушка во внутренний двор. Там сняла лыжи, и потихонечку прошла к избушке Бабы-Яги.
   Вдруг дверь избушки распахнулась. Наружу выскочила Баба-Яга. Лена едва успела укрыться за сугробом. Ну а колдунья поспешила в погреб, который был вырыт в земле, отдельно от избушки. Там она собиралась взять кое-какие приправы к сегодняшнему изысканному кушанью - человеческому детёнышу Ивашке.
   Лена бросилась в дом, и увидела там своего братика, который, связанный, лежал возле здорового котла, в котором уже кипела вода.
   Девушка бросилась к нему, и некоторое время потратила на то, чтобы развязать путы на его руках и ногах.
   Тут раздался громкий топот. В глазах Иванушки вновь заблистали слёзы. Он пролепетал:
   - Это Баба-Яга возвращается.
   Тогда Лена протянула ему иголку, и вымолвила:
   - Проткни мне палец.
   - Но зачем? - удивился Иванушка.
   - Не задавай вопросов. Просто сделай то, о чём я тебя прошу, - произнесла Лена.
   В это мгновенье дверь избы распахнулась, и на пороге появилась Баба-Яга. Увидев Лену, опешила колдунья.
   Взмолилась Лена:
   - Ну, Иванушка, братец мой милый, молю тебя: проткни мой палец...
   Тут Баба-Яга взревела и бросилась на них. Одновременно мальчик всё-таки проткнул палец своей сестры.
   Нитью тончайшей стала Лена. И испытала она боль невиданную, адскую.
   Писатель Ридер Дрим особо эту боль посмаковал. Описывал страдания Лены на продолжении целых трёх страниц. Но по нити этой полетел Иванушка к своей избушке, и был спасён.
   Яга дёрнула нить-Лену, и она рассыпалась на кусочки. Так заканчивалась написанная в двух экземплярах Ридером Дримом сказка.
   
   * * *
   
    Накануне Нового Года, воздух наполнен волшебством, и случаются вещи самые удивительные.
    ...Когда Лена уже подъезжала к лесу, то взглянула она в яркозвёздное небо, и вымолвила:
   - Э-эх, как бы я хотела, чтобы Ридер Дрим оказался здесь, и помог мне!
   И тут оказалась девушка в комнате Ридера Дрима. Дело было ночью, Ридер Дрим спал. Лена подошла к нему, и разбудила.
   Проснулся Ридер Дрим, но думал, что на самом то деле ещё спит. И так прекрасна была созданная его воображением Лена, что сразу же влюбился в неё Ридер. Вот вымолвила Лена:
   - Не могли вы мне помочь?
   И вымолвил писатель:
   - Да, конечно же, помогу.
   - Тогда оденьтесь потеплее, попросила девушка.
   Ридер оделся, даже и валенки на ноги натянул...
   Лена взяла его за руку, и повела к лежавшей на столе рукописи. Вместе шагнули они в сказку, и продолжили начатый Леной путь к избушке Бабы-Яги.
   Всё было так же, как и изначальной сказке. Только вот Лена совсем не замёрзла, зато Ридер Дрим стучал зубами, а на носу его образовалась длинная сосулька.
   Старичок-лесовичок сказал, что только Ридер Дрим может спасти Лену и её брата Ивашку. Для этого требовалось, чтобы Ивашка проткнул его палец иглою. Несмотря на физическую боль от лютого холода, Ридер всё ещё думал, что он спит, и согласился.
   В избушке Бабы-Яги Ивашка проткнул его палец. Мальчик и Лена перенеслись к себе домой, ну а Ридер Дрим испытал ту боль, которую он описывал на трёх страницах своей мрачной сказки.
   Наконец, Баба-Яга дёрнула его, и он рассыпался на кусочки.
   
   * * *
   
   Ридер Дрим огласил воздух пронзительным воплем, и очнулся в своей городской комнате. Хотя его физическое тело было целым, он ещё помнил пережитое, его била сильная дрожь, и в то же время частые капли пота скатывались по его лицу и телу.
   Он пробормотал:
   - Всё - больше никогда не буду создавать таких мрачных сказок...
   Тут из мрака выступила прекрасная Лена из второго рассказа, который являлся точной копией уже пережитого Ридером Дримом.
   И эта прекрасная девушка вымолвила:
   - Извините, а вы не могли бы мне помочь?
   Ридер Дрим видел воплощение своей любви, свою Музу. Он не мог ей отказать, он вымолвил:
   - Я помогу вам...
   На следующий день он начал новый роман, названный "Триумф жизни"
   


КОНЕЦ.
24.12.03