Миры Творчества
Новости Искусство Архитектура Живопись Стекло, металл Книги Космос Солнечная система Звёзды, галактики... Астрономия Космос в искусстве Природа Животные Красота природы Музыка Биографии Интервью Фотографии Моё творчество Мои новости Произведения Публикации Ссылки





"Лета"

    Вообще-то погода в тот апрельский день стояла просто отменная, но Саша был совсем не весел.
    И всё дело в том, что у той девочки, с которой он дружил - поэтессы Ани пропало поэтическое вдохновение. Ведь в прежние денёчки она ему ежедневно предоставляла на рецензию по десятку прекрасных стихотворений, в которых воспевала красоту родимой природы, а тут - нет стихов и всё тут. И настроение у Ани, несмотря на солнечную погоду, было так себе. Вот и передалось это её настроение Саше...
    Он так погрузился в свои невесёлые думы, что и не заметил того, что зашёл уже за черту города. А, между прочим, теперь его окружали статные лесные деревья. Чирикали на ветвях птицы, журчали наполненные солнечными бликами ручейки - уносили в себе остатки снега.
    Пригорюнившись, шёл Саша, и говорил довольно-таки громко:
    - Вот если бы я только мог вернуть поэтическое вдохновение Ане! Кажется, я на всё готов, ради этого...
    И, как только он это вымолвил, как раздался скрипучий старческий голос:
    - Правда ли, на всё готов?
    Мальчик вздрогнул, резко обернулся, и вот обнаружил, что на пне сидит старая-престарая, страшная-престрашная бабка. Достаточно сказать, что нос у этой бабки был таким длинным, что упирался в подбородок.
    - А кто вы? - спросил Саша.
    - Я Баба-Яга. Или, если хочешь - просто ведьма, - ответила бабка.
    Саше сделалось не по себе. Он даже зажмурился, помотал головой, и пробормотал:
    - Нет-нет - этого не может быть. Вы мне просто привиделись!
    Но когда он открыл глаза, то обнаружил, что старуха сидит на прежнем месте и ухмыляется. Она говорила:
    - Тем не менее, я здесь, перед тобой.
    - Ладно, - вздохнул Саша. - Предположим, вы действительно существуете. Но разве вы можете вернуть поэтическое вдохновение Ане?
    - Я могу только посоветовать тебе кое-что, - отвечала старуха. - Шагах эдак в ста отсюда течёт река. Пройди против её течения, и там увидишь широкий разлив, посреди которого остров. На этот остров ты и должен перебраться. Не бойся - течение совсем не глубокое. Посреди острова стоит чёрное дерево, из-под его корней вытекает тёмный поток. Лишь единожды в году, и именно в этот день видно чёрное дерево в этом мире, и только сегодня ты можешь проползти под его корнями. Тогда перенесёшься ты в глубокую подземную пещеру. Шагай вдоль течения, и вскоре ты окажешься возле серебряной скалы. На скале той висят золотистые соты поэзии. Отломи одну из этих сот, и возвращайся. Потом преподнеси мёд поэзии своей Ане, и, испив его, она станет выдающейся поэтессой. Пожалуй даже и Пушкина затмит...
    Ведьма говорила так убедительно, что в Сашином сердце не осталось совершенно никаких сомнений в том, что она говорит правду. Мальчик поблагодарил её, и побежал в указанном направлении.
    И вот он оказался на берегу весьма бурной, наполненной талыми водами речки. Мальчик пошёл против течения. Ему хотелось бежать, но росший на берегах кустарник значительно замедлял скорость его передвижения.
    Над рекой вздымался прохладный туман. Из-за ниспадавших сверху солнечных лучей казалось, что это вовсе не туман, а какие-то райские, златотканые вуали.
    Но вот в этом солнечном, журчащем царствии проступила зловещая тень. Сначала Саше показалось, что там возвышается сказочный великан, но потом сообразил, что это то чёрное дерево, о котором говорила ему старуха.
    И вот мальчик вошёл в воду. Она едва доставала ему до щиколоток, но оказалось такой холодной, что Саша едва не выскочил обратно на берег. И только воспоминание о прекрасной Ане, которая не творила больше стихов, придавало ему сил, и он пробирался вперёд.
    На половине пути между берегом и большим островом, поднимался совсем крошечный, в два шага островок, и посреди этого островка росла стройная, белоснежная берёзка. К этой берёзке и подошёл Саша - прислонился к её стволу, и вымолвил:
    - У-уф. Ну, теперь последний рывок - и я у цели.
    И тут он услышал очень мягкий и нежный, но вместе с тем и печальный девичий голосок:
    - Мальчик Саша, я очень тебя прошу - не ползай под корни чёрного дерева.
    Саша обернулся, и обнаружил, что прямо из берёзового ствола проступает миловидный девичий лик.
    И мальчик почему-то совсем не удивился, а сказал спокойно:
    - Вы знаете, я всё-таки должен раздобыть мёд поэзии.
    Берёзовая дева молвила:
    - Саша, Саша... Ведь ведьма обманула тебя... Саша, ведь тебе не удастся раздобыть мёда поэзии, но, если ты сделаешь хотя бы глоток из тёмного потока, вдоль которого тебе придётся идти, то ты забудешь всё своё прошлое, и никогда уже не вернёшься назад, ибо поток этот - ничто иное, как река Лета, испив из которой души умерших забывают свою земную жизнь...
    Саше стало страшно, но всё же он вымолвил:
    - А я не стану из этой Леты пить...
    А дева-берёза говорила:
    - Но там будет так жарко, что ты всё же сделаешь глоток. Хотя бы один. И этого будет достаточно...
    Но Саша махнул рукой и заявил:
    - Я вытерплю - не стану пить. Так что - спасибо за предупреждение, и я пошёл.
    Тогда заплакала дева- берёза. Совершенно прозрачными были её слёзы, но в то же время сами порождали сияние, похожее на солнечное.
    Саша смутился и вымолвил:
    - Не стоит плакать. Я ведь всё равно пойду...
    Тогда прошептала дева- берёза:
    - Просто возьми одну мою слезинку.
    - Что? Зачем это мне ваша слезинка?
    - Возьми, и положи в карман, у сердца. Моя слезинка не высохнет, а в самую тяжёлую минуту напомнит о себе. Взглянув на неё ты, быть может, всё же вспомнишь этот мир, но, может, и нет... всё зависит от того, насколько ты любишь жизнь. Я очень волнуюсь за тебя, Саша, и очень буду ждать твоего возвращения...
    - Да ладно, чего там! Всё будет хорошо! - улыбнулся мальчик.
    Затем он взял одну из берёзовых слёз. И эта слеза сразу же затвердела - Саша положил её к себе в карман, над сердцем, и поспешил к большому острову.
   
   * * *
   
    Вот он добрался до чёрного дерева. Пришлось нагнуть над тёмным потоком, который вытекал из-под корней. Тогда мальчик почувствовал весьма неприятный, гнилостный запах. И в тоже время у него заперчило в горле, стало жарко.
    Но он сжал кулаки, и вымолвил:
    - Ради того, чтобы к Ане поэтическое вдохновение вернулось, я на всё готов...
    И вот он прополз под корнями и действительно, как и предвещала длинноносая ведьма - оказался в мрачной пещере.
    Он почти ничего не видел, и только воды реки, возле которой он шёл, источали тусклое, багровое свечение. Кстати, теперь это действительно была река, а не какой-то там лесной поток - один берег от другого отделяла сотня метров.
    Но как же невыносимо жарко и душно было в этой пещере! У Саши сразу закружилась голова, и ослабли ноги.
    Он ещё шёл, но каждый последующий шаг давался ему тяжелее предыдущего. Казалось Саше, будто кто-то невидимый откачивал влагу из его тела.
    И вот уже не осталось никаких иных мыслей, кроме мыслей о воде. Предупреждения берёзовой девы казались незначимыми и ненужными. Главным теперь было сохранить свою жизнь.
    Саша склонился над Летой и сделал один-единственный глоток. И этого глотка оказалось достаточно - он напрочь забыл всю свою прошлую жизнь...
    Мальчик поднялся, огляделся, и увидел, что из мрака, который наполнял пещеру, тянутся к нему безобразные тени, которые шипели:
    - Приди к нам... останься с нами навсегда...
    И Саша знал, что, если он протянет к ним руки, и дотронется до них, то уже навсегда останется с ними. Но это не пугало его. Ведь он не помнил ничего иного, кроме этого безобразия.
    Он сделал шаг навстречу им...
    И тут мальчику показалось, будто кто-то прикоснулся тёплыми губами к самому его сердцу.
    Саша взглянул, и обнаружил, что в его кармане, расположенном над сердцем пульсирует что-то.
    - Не-е-е-ет!! - злобно зашипели подземные тени.
    Но Саша уже достал из кармана слезинку берёзовой девы. Взглянул он в неё, и увидел маленький островок, а посреди островка - прекрасную берёзку, которая говорила мелодичным голосом:
    - Саша, пожалуйста, вернись. Мы все очень тебя ждём...
    Мальчик ещё не помнил своей прошлой жизни, не помнил поэтессы Ани, но он помнил, что для того, чтобы увидеть это прекрасное белоснежное дерево, надо бежать обратно, вместе с течением Леты.
    Вот он и побежал. Завыли тени, бросились за ними, но Саша поднял над головой берёзовую слезинку, и обитатели царства мёртвых отстали от него.
    И вот выбежал мальчик из-под корней чёрного дерева. Как только лучи мягкого апрельского солнца коснулись его век, он вспомнил всю свою прежнюю жизнь.
    И, когда подошёл к берёзке, то обнял её, и сказал:
    - Спасибо тебе, огромное...
    А берёза вымолвила:
    - И тебе спасибо за то, что так жизнь любишь...
   
   * * *
   
    Радостно бежал по лесу Саша, но когда оказался в городе, то опечалился - вспомнил, что так и не добыл для Ани мёд поэзии.
    Но делать нечего - всё же наведался к ней в гости, и произнёс:
    - Может, в кино сходим?
    - А какой фильм? - осведомилась девочка.
    - Вроде какая-то комедия, - проворчал Саша.
    Аня согласилась, и они сходили в кинотеатр. Комедия действительно была смешной, и по возвращении из кинотеатра девочка написала десяток весёлых стихотворений.
    А на следующий день - ещё дюжину. В общем, поэтическое вдохновение вернулось к ней без всякого мёда поэзии.
   

КОНЕЦ.
01.03.04