<<Назад
   
"Спящий Дракон"


    За столом, в маленьком кабинетике, затерянном в громаде космической станции "Вега-15", сидел профессор Джейни, а перед ним, опустив глаза к полу, возвышался широкоплечий, темноволосый Мартинсон. И этот Мартинсон был облачён в чёрно-блестящий костюм исследователя дальнего космоса.
    Профессор Джейни был утомлён. Позади у него был тяжёлый день, наполненный беседами с такими вот "Мартинсонами", у которых что-нибудь расстроилось в жизни, или они безумно тосковали по Земле, или терзали их кошмары. Честно говоря, Джейни уже ненавидел своих пациентов, поэтому он сжимал и разжимал под столом кулаки, и едва сдерживался от того, чтобы не нагрубить этому очередному...
    Профессор Джейни с неприязнью смотрел на широкий, щетинистый подбородок Мартинсона и спрашивал медленным, лениво-скучающим голосом:
    - Итак, Мартинсон, в чём же дело?
    И Мартинсон отвечал своим басистым, тяжёлым, как металл голосом:
    - Видите ли профессор, меня преследует... меня... меня...
    - Ну, что - что вас преследует? А? Кошмары? Это вы хотите сказать? - раздражённо изрёк Джейни.
    - Не совсем кошмары... а скорее...
    Тут Мартинсон вскинул глаза, и профессор невольно поразился их ясной, небесной голубизне. Но под этими ясными глазами чёрными безднами залегли полукружья, оставшиеся от бессонных ночей.
    Мартинсон говорил:
    - Это скорее не кошмар, а просто навязчивая, и очень необычная мысль. И даже не мысль, а чувство, и... вера. Да - именно вера. Итак, как ни дико это прозвучит, но я верю, что я - дракон. Мне миллионы лет, и я сплю на какой-то далёкой планете. А эта вот моя человеческая жизнь - это как бы прелюдия к драконьему бытию. И, причём, такая незначительная, ничтожная прелюдия... Я понимаю, что всё это звучит как бред...
    Но кроме необычайных глаз, ничто в Мартинсоне не поразило профессора Джейни. В том числе, и его слова. За годы своей работы на станции "Вега-15" он и не такое слышал. Правда, бред этого пациента показался ему более искренним, чем словоизвержения иных.
    Наконец Джейни проговорил с заметным сарказмом:
    - Вот вы говорите, что дракон этот спит в течение миллионов лет, что дракон этот - вы. Правильно?
    - Именно так, - не задумываясь, ответил Мартинсон.
    Джейни усмехнулся и задал следующий вопрос:
    - Но как же, в таком случае, ваша человеческая жизнь может быть прелюдией к бытию дракона? Ведь прелюдия бывает перед чем-то, а не после.
    - Не знаю, - вздохнул Мартинсон. - Это нельзя объяснить обычными человеческими понятиями...
    Ещё в течение получаса профессор Джейни беседовал с Мартинсоном. И чем больше проходило времени, тем сильнее болела у Джейни голова, и тем яснее он понимал, что Мартинсон - пациент упрямый, и что обычная словесная терапия здесь не поможет.
    Назначать ему курс лечебных занятий? О - нет! Только этого Джейни ему и не хватало! Заниматься с этим голубоглазым кретином, от одного голоса которого уже гудит в голове? Нет - и ещё раз нет! Увольте!..
    Примерно так размышлял Джейни, задавая Мартинсону однообразные вопросы, ответы на которые были столь же удручающе похожи: Да - я Мартинсон, и я, в тоже время - дракон.
    Наконец, утомлённый Джейни махнул рукой, и произнёс:
    - А я вот что вам посоветую: отдохните.
    - Что? - быстро переспросил Мартинсон.
    - Отдохните, я говорю, - повторил Джейни. - Я вижу, что вы утомлены почти так же, как я и, да ещё к тому же, и напряжены. Вы ведь долго не расслаблялись, правда?
    - Да, - кивнул Мартинсон, и это было правдой. Он вообще не помнил, когда в последний раз расслаблялся.
    - Итак, я выпишу вам отпуск, и вы сможете съездить, развеяться на курорт Палаагу...
    - На какой курорт?
    - Ну, есть такой курорт, организованный вашим разведочным ведомством. Тропическая планета Палаагу, песчаные пляжи на берегу лазурного моря, полное отсутствие хищников, зато переизбыток грудастых красоток...
    Мартинсон вздохнул, и невольно покраснел.
    Тут Джейни поинтересовался:
    - У вас то, поди, жены нет?
    - Нет.
    - И девушки нет?
    Мартинсон отрицательно покачал головой.
    - Ну, вот и поправитесь на замечательную Палаагу! - с неестественной живостью воскликнул Джейн. - Я вам сейчас быстренько справочку выпишу...
    Он действительно выписал, и отдал Мартинсону справку. Когда дверь за Мартинсоном закрылась, Джейн злорадно усмехнулся. Вообще то, о курорте Палаагу говорили много плохого. В частности то, что тамошние красотки все поголовно были заражены какой-то опасной венерической болезнью.
    Но, в любом случае, Мартинсону не суждено было попасть на курорт Палаагу.
   
   * * *
   
    Мартинсон шёл по коридору, глаза его были задумчивыми, и он даже не замечал того, что безжалостно изминает данную ему справку.
    Вдруг в сознание вклинился знакомый голос. Мартинсон обернулся, и с некоторым изумлением отметил, что рядом с ним идёт его приятель Джексон, и уже, по-видимому, некоторое время разглагольствует о чём-то.
    Но одно произнесённое Джексоном слово задело Мартинсона. Это было слово "дракон".
    Тогда Мартинсон резко остановился, и спросил:
    - Что сказал?
    Бледное лицо Джексона расплылось в самодовольной ухмылке. Он вымолвил:
    - А-а, я так и знал, что это тебя заинтересует. Да-да, именно дракон.
    - Что? Где? О чём ты говоришь?
    - Ну, я же слышал об этих твоих видениях. Так вот и говорю: наш разведочный зонд нашёл такую планету на окраине галактики, где есть пещера, а в пещере той закрытые врата. Зонд сделал сканирование, и обнаружил, что за вратами - дракон. Причём невозможно определить, в каком он состоянии...
    - И что? Отправили туда экспедицию? - быстро спросил Мартинсон.
    - Не-а, - зевнул Джексон. - Ты же знаешь, сколько наши разведочные зонды передают информации. Прямо чудо за чудом - за всеми не поспеешь, и это чудо с драконом показалось ни столь уж и значимым. Решили отложить это дельце в долгий ящик. А это сам знаешь, что значит - может, через три года, может через десять лет полетят, а может и никогда...
    Решение пришло к Мартинсону столь неожиданно, что он и сам изумился. Но он вымолвил:
    - На эту планету полечу.
    - Что? - удивился Джексон. - Ну, ты даёшь! Зачем это тебе?
    - Я чувствую, что встреча с настоящим драконом избавит меня от навязчивых мыслей. И я пойму, что я, никакой ни дракон, а самый обыкновенный человек.
    - Да ты ведь и так сам прекрасно понимаешь! Конечно, ты человек, а никакой не дракон.
    - Да. Конечно. Я это разумом понимаю. Это ведь очень логично. Но сердце мне об ином говорит. И с этим я ничего не могу поделать. Ну, по крайней мере, пока что...
   
   * * *
   
    Ещё через некоторое время Мартинсон, посетив кабинет своего начальника, и проведя с ним долгий разговор на повышенных тонах, выхлопотал-таки разрешение на полёт и исследование планете, условно названной Драконьей.
    Ему был выделен потрёпанный кораблик, от одного взгляда на который с большой уверенностью можно было сказать, что при выходе из гиперпространства он развалиться.
    Но Мартинсон ничего не сказал, и незамедлительно отправился в полёт. Ему весьма и весьма повезла - при выходе из гиперпространства кораблик не развалился. Впрочем - это было предопределено...
   
   * * *
   
    Сразу же после выхода из гиперпространства, Мартинсон увидел созвездие, чрезвычайно напоминающее драконью голову. Из распахнутой глотки этого звёздного дракона выбивалось алое облако космического газа...
    Драконья планета была похожа на огромный округлый кусок угля, который неспешно вращался вокруг своей зловеще- багровой звезды. Ни океанов, ни лесов, ни атмосферы - ничего этого не было на Драконьей планете. Только лишь выжженные, почернелые плато, такие же выжженные горы, и исполинские трещины, которые рассекали безжизненную почву. И в этих трещинах, на огромной глубине перекатывались отсветы лавы - казалось, что там клокотала сама преисподняя.
    Мартинсон посадил свой ветхий кораблик, на плато, поблизости от одиноко вздыбившейся горы. В соответствии с показаниями разведочного зонда, именно в этой горе имелась пещера с драконом.
    Конечно же, он вышел из кораблика в скафандре. Мартинсон оглядывал окружающий, унылый пейзаж и думал: "Ну, какой же здесь может быть дракон, а? Здесь вообще исключено присутствие какой-либо органики..."
    Оказалось, что до пещеры было не так то легко добраться: путь преграждали многочисленные валуны, приходилось перепрыгивать через трещины, а склоны горы опасно подрагивали. Казалось, что вся эта каменная громада вот-вот рухнет в лавовую преисподнюю...
    И всё же он добрался до входа в пещеру. Чернотой зиял этот вход, и даже включившийся на его шлеме компактный, но мощный прожектор с трудом и не полностью отогнал этот мрак.
    Ему ещё очень долго шагать по искрученному, широкому коридору...
    У Мартинсона кружилась голова, он весь дрожал. Дело в том, что теперь Мартинсон вспомнил: да - он совершенно точно видел это место в своих снах. Он уже был здесь.
    Но он сам себе говорил:
    - Нет. Этого просто не может быть. Это просто моё воображение в очередной раз разыгралось...
    Но ему было так страшно, что дрожало всё его тело, и идти было тяжело. Но он шёл вперёд и не останавливался. Несмотря на страх, он жаждал узнать Тайну...
    Вот он остановился перед высокими, вырезанными из чёрного металла вратами, которые полностью перегораживали проход.
    Спросил у встроенного в скафандр компьютера:
    - Дракон находится за этими вратами?
    - Да, - ответил лишённый эмоций компьютер.
    - Можешь определить состав атмосферы за вратами?
    - Состав атмосферы за вратами полностью соответствует составу вне ворот. То есть - атмосфера там полностью отсутствует.
    - Понятно. Значит, если там и есть какой-то дракон, то он совершенно точно не спящий, а мёртвый. Ты можешь подсказать, как можно было бы эти врата открыть?
    Компьютер говорил:
    - Бывший здесь разведочный зонд не смог этого определить. И единственное, что я могу посоветовать - это разрезать эту дверь с помощью лазерного резака.
    - Ну, спасибо! Сам бы я до этого не догадался! - язвительно воскликнул Мартинсон.
    Но ему так и не довелось воспользоваться лазерным резаком, потому что в это мгновенье врата сами собой начали раскрываться. Так как атмосферы не было, то и раскрывались они совершенно бесшумно. Но всё же они сметали каменные валуны, которыми был завален весь пол, и эти валуны, врезаясь в стены, стремительно пролетали возле самой его головы.
    Но Мартинсон не обращал внимания на эти опасные камни, и они не задели его. Мартинсон глядел на то, что открывалось за вратами.
    А там лежал огромный, чёрный дракон. Одна его голова была, по меньшей мере, пятнадцать метров...
    И вот Мартинсон спросил тихо:
    - Ведь этот дракон - он мёртвый, правда?
    - Не могу определить, - ответил компьютер.
    - Как это - не можешь.
    - Как ни странно, но мои датчики не дают показаний относительного того, что находится под его внешней оболочкой.
    И тут глаза дракона раскрылись. Яркий золотистый свет объял Мартинсона. И закричал человек:
    - Спаси меня!!
    Но компьютер, к которому он обращался, уже не мог ничего ответить. Скафандр распался на маленькие кусочки, а эти кусочки были раздроблены в пыль.
    Но сам Мартинсон остался невредимым.
    Дракон дыхнул на него пламенем, но этот пламень не сжёг человека, а погрузился в его кожу, в его глаза и в его уши.
    - А-а-а!! - закричал Мартинсон, и почувствовал в сильном вихревом потоке...
   
   * * *
   
    Мартинсон упал на почву, которая оказалась неожиданно мягкой и тёплой.
    "Неужели я ещё жив? Но как же такое может быть? Или я всё-таки умер и попал в рай?".
    Он приподнялся, огляделся, и ему показалось, что увиденное им действительно является частью рая. Он стоял на окраине дивного, украшенного многими яркими цветами и травами сада. А с другой стороны шуршало музыкой ласковое море. Несмотря на то, что сад был заполнен солнечным светом, в небе сияли звёзды.
    И он увидел созвездие, чрезвычайно напоминающее голову Дракона. Таким образом, Мартинсон определил, что находится на Драконьей планете. Но звёзды в этом созвездии были значительно смещены, из чего человек сделал вывод, что перенёсся в далекое прошлое. Скорее всего, на миллионы лет назад.
    Как-то ни странно, но он принял это совершенно спокойно. Он произнёс:
    - Что ж, стало быть, так и суждено...
    Затем он прошёл на пляж, купался в море и любовался на звёзды.
    А затем узнал, что может лепить из глины прекрасных существ, которые были его народом...
    Проходили годы, и Мартинсон постепенно превращался в дракона. Тёмным было его тело, но лазурью и солнечным золотом сияли его очи...
    Проходили тысячелетия, и дракон-Мартинсон постиг, что вскоре эта планета погибнет, а сам он должен укрыться в пещере, чтобы через миллионы встретить самого себя...
   
   * * *
   
    На окраине галактики произошло чудо, которое всё-таки было далеко не рядовым чудом, и на которое обратили внимание.
    Так называемая Драконья Планета вдруг обратилась в огненного дракона, размерами с эту планету. Дракон взмахнул крыльями, и стремительно полетел прочь от планеты, в глубины космоса, прочь от галактики.
    Мартинсона, который незадолго до этого отправился на Драконью планету считали погибшим. Но никто не мог предположить, что этот дракон, этот Вечный дракон, и есть Мартинсон.
    И Мартинсона вскоре забыли. Ведь он жил слишком мало, и не успел сделать ничего особенного.

КОНЕЦ.
03.02.04